Дагестан в кавказской политике России, Ирана и Турции в первой половине XVIII века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, 07.00.02, кандидат исторических наук Сотавов, Халид Надирпашаевич

Диссертация и автореферат на тему «Дагестан в кавказской политике России, Ирана и Турции в первой половине XVIII века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 147582
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Сотавов, Халид Надирпашаевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03, 07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
194

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сотавов, Халид Надирпашаевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ДАГЕСТАН ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ РОССИИ,

ИРАНА И ТУРЦИИ В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII В.

§ 1. Геополитическое положение Дагестана - определяющий фактор кавказской политики противоборствующих держав

§ 2. Дагестан в кавказской политике России и Турции в период упадка сефевидского государства (1707-1721 гг.)

§ 3. Дагестан в годы Каспийского похода Петра I и определения сфер влияния между Россией, Ираном и Турцией (1722-1724)

ГЛАВА II. ДАГЕСТАН В ПОЛИТИКЕ ИРАНА, ТУРЦИИ И РОССИИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII В.

§ 1. Дагестан в системе кавказской политики Турции и России во второй половине 20 - начале 30-х гг.

§ 2. Возвышение Ирана. Особенности проявления кавказской политики Ирана, России и Турции накануне и в годы русско-турецкой войны (1735-1739)

§ 2. Крах завоевательной политики Надир-шаха в Дагестане и его влияние на корректировку кавказской политики России и Турции

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Дагестан в кавказской политике России, Ирана и Турции в первой половине XVIII века"

Актуальность темы исследования. Кардинальному изменению политической карты мира на рубеже XX и XXI столетий сопутствует включение в процесс глобализации таких геополитических территорий, каким является Кавказско-Прикаспийский регион, притягивающий внимание не только традиционно соперничающих за гегемонию России, Ирана и Турции, но и западных держав, в частности США, объявивших эту зону сферой своих жизненных интересов1.

На наш взгляд, для обозначения узловых проблем темы диссертации необходимо отметить геополитическую роль Кавказа в целом и его отдельных частей - Северного Кавказа и составляющего его сердцевину -Дагестана. В первом случае дается представление о притягательной силе Кавказского региона в мировой политике на протяжении истории; во втором - Северный Кавказ и Дагестан проявляют себя как объекты и субъекты, предопределяющие успехи и неудачи кавказской политики противоборствующих сторон.

Общеисторическое значение Кавказа в том, - замечает касательно его положения академик Поляков, - что здесь место встреч цивилизаций . Кавказ всегда находился на одной из главных магистралей истории, и здесь сталкивались, сливались, переплетались потоки с Юга и Севера, Запада и Востока»2. Непосредственное отношение к теме, к ее актуальности имеет вывод Полякова о том, что «роль Северного Кавказа в истории России явно недооценивалась . Северный Кавказ - один из столпов Российской

1 Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М., 1999. С.62-63, 146, 240-241.

2 Поляков Ю.А. Слово о Северном Кавказе//Северный Кавказ: геополитика, история, культура. Материалы Всероссийской конференции. Москва-Ставрополь, 2001. С.6.

Федерации. Невозможно представить Россию без Северного Кавказа и Северный Кавказ вне России»1.

В унисон с этим утверждением прозвучало заявление по ТВ 28.02.2002 года министра иностранных дел РФ Сергея Иванова в связи с планами ввода американского спецназа в Панкисское ущелье Грузии: «события на Кавказе прямо затрагивают национальные интересы России, и Россия не может оставаться в такой ситуации безучастной»2.

Приведенные оценки объясняют интерес к Кавказу правителей различных стран, особенно сопредельных с ним Турции, Ирана и России, придающим исключительное значение выработке и реализации своей кавказской политики. Например, как заметил министр иностранных дел Турции Исмаил Джем в канун 2000 г., важнейшими приоритетами внешней политики Анкары на современном этапе являются Кавказ и Центральная Азия. Заостряя эту мысль в интервью турецкой прессе, премьер-министр Бюллент Эджевит без обиняков заявил, что считает президента Сулеймана Демиреля «отцом Кавказа» .

При этом следует иметь в виду, что прежние и новые претенденты на Кавказ обязательно учитывают геополитические свойства входящих в регион отдельных территорий, особенно Дагестана, расположенного на пересечении Европы и Азии, между Черным морем и Каспием, на главных коммуникациях, ведущих в Закавказье, на Ближний и Средний Восток. Особое значение приобрел Дербентский проход, считающийся «вратами Кавказа», главным «Кавказским коридором», через который с Севера на Юг и с Юга на Север проникали скифы и сарматы, печенеги и половцы, хазары и арабы, монголы и тимуриды, персы и османы, Петр Великий, крымские ханы, «завоеватель Востока» Надир-шах Афшар. Как верно заметил местный

1 Поляков Ю.А. Слово о Северном Кавказ.е//Северный Кавказ. СЛ.

2 Цит. по: Сафрончук В. Опасная грань//Советская Россия, 5.03.2002.

J Джалалян А. Турция бросает вызов России//Независимая газета, 21.01.2000. исследователь Д.-М. Шихалиев: «Дагестан был одним из первых путей всех древних и новейших народов, проходивших чрез Кавказские горы из Азии в Европу и обратно»1.

Сказанное подтверждает, что тема диссертации имеет актуальное значение как с точки зрения научной, так и политической, особенно с учетом того, что современные аспекты кавказской политики соперничающих сторон, уходящие корнями к первой половине XVIII века, возрождаются в системе нынешних международных отношений, крайне осложненных стремлением внутренних и внешних антироссийских сил вытеснить Россию с этого важного геополитического региона.

Хронологические рамки диссертации обусловлены тем, что в длительной борьбе за овладение Кавказом между Ираном, Турцией и Россией первая половина XVIII в. стала важным периодом на пути формирования и приложения активных усилий для реализации основных целей и задач их кавказской политики. Именно в этот период впервые наглядно проявилось ведущее место и роль Дагестана в стратегических действиях противоборствовавших сторон, развернувшихся на территории Кавказского региона вокруг таких кардинальных событий как Каспийский поход Петра I, нашествия османских и крымских феодалов, завоевательные походы Надир-шаха Афшара и других, ставших для Дагестана этапными событиями своего времени. В диссертации ставится цель исследовать следующие вопросы:

• место и роль Дагестана в кавказской политике России, Ирана и Турции, влияние его геополитического положения на формирование и реализацию этой политики;

• стратегические цели России, Ирана и Турции в Кавказско-Прикаспийском регионе, методы и средства их достижения;

1 Шихалиев Д.-М. Рассказ кумыка о кумыках. Махачкала, 1993. С.21.

освободительная борьба народов Дагестана против владычества шахского Ирана и гегемонистических притязаний султанской Турции и ее вассала Крымского ханства, изменение их внешнеполитической ориентации в ходе этой борьбы;

• влияние освободительной борьбы народов Дагестана на кавказскую политику соперничавших держав, изменение форм и методов проведения этой политики в зависимости от соотношения сил в регионе;

• предпосылки и причины, определившие качественный сдвиг во внешнеполитической ориентации народов Дагестана в сторону России, формы и методы их взаимного сотрудничества и поддержки;

антироссийская (русофобская) политика западных держав, поддерживавших Иран и Турцию против народов Кавказа, особенно Дагестана;

• критика фальсификаторских измышлений зарубежных авторов о сущности кавказской политики России, характере российско-кавказских и российско-дагестанских отношений, игнорирования объективных факторов сближения народов Дагестана с Россией.

На основе анализа перечисленных вопросов в диссертации ставится задача их глубокого комплексного и всестороннего освещения на базе достижений отечественной и зарубежной историографии с особым акцентом на источниковую базу проблемы с критической оценкой тенденциозных суждений концептуального характера; теоретическое осмысление и обобщение приведенного в диссертации материала для выработки соответствующих рекомендаций.

Методологической и теоретической основой для изучения и освещения узловых вопросов проблемы диссертации послужили основополагающие принципы и методы исторического исследования, взаимно дополняющие друг друга. Главным из них является метод историзма, предполагающий изучение любого факта или явления истории в конкретных исторических условиях, в строгой взаимосвязи и взаимообусловленности изучаемых событий, их неразрывной связи с прошлым и перспективности в будущем.

Определенное место при изучении различных аспектов темы занял и метод ретроспекции, без применения которого затруднительно воссоздать сложную картину международных отношений изучаемого периода в диалектической взаимосвязи и хронологической последовательности, особенно в свете часто встречающихся разночтений разноязычных источников и литературы. Поэтому разумнее сочетание и комплексное использование преимущественных сторон этих методов дало возможность глубже осветить поставленную в диссертации проблему.

Тема диссертации по своему характеру и содержанию отличается новизной, так как в ней впервые предпринята попытка комплексного изучения и освещения геополитической роли Дагестана в кавказской политике России, Ирана и Турции, имея в виду, что отдельные аспекты этой проблемы затрагивались в ином плане при освещении внешнеполитической истории упомянутых стран. На основе анализа выявленных автором и другими исследователями отечественных и зарубежных архивных источников и других материалов исследуются узловые проблемы диссертации на широком фоне международных событий с охватом прилегающего к Кавказско-Прикаспийскому региону евразийского пространства. Новыми являются и результаты самого исследования, выводы и обобщения автора, полученные в итоге разностороннего и объективного изучения проблемы.

Для достижения поставленной цели и решения намеченных задач в диссертации использованы неидентичные по характеру и различные по содержанию доступные источники и историческая литература. Исследование проводилось на базе материалов Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Центрального государственного архива Республики Дагестан (ЦГА РД), Центрального государственного исторического архива Республики Грузия (ЦГИА РГ) и др.

По самому характеру темы широко привлечены главным образом материалы фондов АВПРИ: 77 «Сношения России с Персией», 89 «Сношения России с Турцией», 103 «Азиатские дела»; РГВИА: «Военно-ученый архив»(ВУА), 20 «Воинская экспедиция военной коллегии»; РТА ДА: 77 «Сношения России с Персией» Оп.77/1,1718. Д.2; «Кабинет Петра 1. Кн.54»; ЦГА РД: 379 «Кизлярский комендантский архив»; ЦГИАРГ: 1452 «Коллекция персидских документов; 1453 «Коллекция турецких документов». Часть материалов аналогичного характера встречается в рукописных фондах академических институтов Дагестана и Грузии.

Сосредоточенные в указанных архивах документы, представляющие дипломатическую переписку российского правительства со своими представителями в Стамбуле, Исфахане, Бахчисарае, Реште, Лондоне, Париже и Стокгольме, ноты, реляции, записки коллегии иностранных дел по кавказским делам, подлинники и переводы фирманов и писем турецких султанов и иранских шахов к владетелям Кавказа, особенно Дагестана, официальные обращения к ним петербургского двора и кавказской администрации дают возможность судить о месте и роли Дагестана в кавказской политике России, Ирана и Турции, об отношении к событиям в регионе западных держав, о подлинных намерениях Англии и Франции в Прикаспийско-Кавказском регионе.

Среди опубликованных документов конкретный материал по теме содержат донесения английских и французских послов в Петербурге и Стамбуле (К.Рондо, де ля Шетарди, де Маньян и др.), сообщавшие своим правительствам о стратегических замыслах правящих кругов Ирана, России и Турции на Кавказе. Они же проливают свет на колониальные цели Англии и Франции в этом регионе, на их стремление ослабить влияние России и усилить здесь свои позиции, поддерживая агрессивные действия иранских, османских и крымских феодалов1. Среди опубликованных материалов оказались также тексты русско-иранских и ирано-турецких договоров, определявших опорные базы и территориальные разграничения между Россией, Ираном и Турцией на Кавказе , документы о взаимоотношениях горских владетелей с Россией, Ираном и Турцией . Ценные материалы о политике иранских шахов и турецких султанов в Дагестане и Закавказье опубликованы в оригиналах и копиях с переводом текстов на грузинский язык4. Наиболее полной публикацией документов послеоктябрьского периода являются материалы о кабардино-русских, русско-дагестанских, грузино-северокавказских отношениях, содержащие многочисленные источники экономического, политического, дипломатического и военного характера5.

Конкретные сведения по отдельным вопросам темы диссертации содержатся в отечественных и зарубежных источниках, составленных участниками, очевидцами и современниками событий. Среди русских источников такого рода выделяются «Журналы» русского посла в Иране

1 Сборник императорского российского исторического общества/Сб.РИО./ СПб., 1891. Т.76; 1897. Т.99.

2 Договоры России с Востоком, политические и торговые. Сост.Т.Д.Юзефович. СПб., 1869; Полное собрание законов Российской империи с 1647 г. (ПСЗ). СПб., 1830. Т.7.

J Акты, собранные Кавказской археоГРаической комиссией (АКАК). Тифлис, 1869. Т.2.

4 Персидские исторические документы в книгохранилищах Грузии. Тбилиси, 1974. Вып.4. Кн. 1.

5 Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Док. и мат. В 2-х т./Сост.Букалова В.М. М., 1957. T.2. -XVIII в.; Русско-дагестанские отношения XVII - первой четверти XVIII в. Док. и мат./Сост. Маршаев Р.Г. Махачкала, 1958; Русско-дагестанские отношения в XVIII - начале XIX в. Сборн.док. Под ред.В.Г.Гаджиева. M., 1988. и др.

А.П. Волынского и члена того же посольства А.И.Лопухина, дающие подробный анализ политической обстановки в Дагестане, прикаспийских областях и Иране, состоянии вооруженных сил и крепостей, сухопутных и водных коммуникаций, внешнеполитической ориентации владетелей и старшин, характеристику деятельности придворных кругов Исфахана и Стамбула1.

Часть русских источников в виде «Описаний», «Известий» и извлечений из «Путешествий» отразили широкий круг вопросов, связанных с подготовкой и проведением похода Петра I, противодействием этому со стороны Турции и западных держав, стратегическими замыслами противоборствовавших сторон, разграничением на Кавказе между Россией и Турцией, освободительной борьбой народов Дагестана и Закавказья против иностранных завоевателей, провалом захватнических походов Надир-шаха. Среди них - сочинения непосредственных участников и очевидцев событий Ф.И.Соймонова, И.Г.Гербера, И.Я.Лерха и др.

Описание» Ф.И. Соймонова отличается не только наличием материала об экспедициях на побережье Каспия и походе Петра I, но и признанием истинных целей российского двора, прикрывавшего эти цели официальной версией «о пользе общих торгов» . В «Известиях» И.Г.Гербера запечатлены важнейшие военно-политические события в Кабарде, Чечне, Дагестане и Закавказье, конфликтные эпизоды русско-турецких «разграничительных» отношений в регионе, яркие характеристики личностей и роли дагестанских владетелей в политических событиях края, их взаимоотношением с Россией, См.: Бушев П.П. Посольство Артемия Волынского в Иран 1715-1718 гг. (по русским архивам). М., 1978; А.И.Лопухин. Журнал путешествия через Дагестан 1718 г.//История, география и этнография Дагестана. XVIII - XIX вв.(далее - ИГЭД). Архивные материалы под ред.М.О.Косвена и Х.-М.Х.Хашаева. М., 1958 и др.

2 Соймонов Ф.И. Описание Каспийского моря и чиненных на оном российских завоеваний, яко часть истории Государя императора Петра Великого//Ежемесячные сочинения об ученых делах. СПб., 1763, январь. C.163.

Ираном, Турцией и Крымом, вмешательство последних в кавказские дела1. Сложное переплетение дипломатических, военных и иных усилий соперничавших держав на Кавказе в 30-40-х гг. отразили записки И.Я.Лерха. Сцены дипломатических переговоров в них чередуются с описанием нашествий османских, крымских и иранских феодалов, удручающей картины отступления разгромленных полчищ Надир-шаха в Дагестане .

Необходимый фактический материал по теме сохранился и в местных кавказских источниках, составленных очевидцами и современниками событий. Ценнейший из них - анонимная «Хроника» важнейших событий на территории Джаро-Белоканского союза сельских общин, оказавшихся преградой на пути завоевательных походов иранских феодалов в Дагестан и гегемонистских устремлений османов на Кавказе. В ней немало страниц, свидетельствующих о поражении иранских завоевателей, вмешательстве Турции и Крыма в кавказские дела, сношениях предводителей союзов с сопредельными странами3.

Из русскоязычных источников XIX века, представляющих интерес по теме диссертации, выделяются труды В.В. Комарова, П.Л.Юдина, П.Г.Буткова и С.М. Броневского. Работа Комарова, составленная в виде материалов для написания истории Петра I, содержит сведения о занятии русскими войсками побережья Каспия, русско-иранских и русско-турецких переговорах и договорах, ирано-турецких войнах 1723-1725 гг.4 Работа Гербер И.Г. Известия о находящихся с западной стороны Каспийского моря между Астраханью и рекою Курою народах и землях и об их состоянии в 1728 г.//Сочинения и переводы к пользе и увеселению служащих. СПб., 1790 (Сокращенный вариант этого труда под названием «Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря в 1728 г.» опубликован в сб. «История, география и этнография Дагестана в XVIII - XIX вв. М., 1958. С.60-120.

2 [Лерх И.Я.] Выписка из путешествия Ионна Лерха, продолжавшегося от 1733 по 1735 год из Москвы до

Астрахани, а оттуда по странам, лежащим на западном берегу Каспийского моря'/Новые ежемесячные сочинения об ученых делах. СПб., 1790. 4.43, 44, 45; Известия о втором путешествии доктора и коллежского советника Лерха в Персию с 1745 по 1747 год//Там же. 4.50, 52, 53, 55, 58, 61, 62 1 Хроника войн Джара в XVIII столетии. Баку, 1931.

4 Комаров В.В. Персидская война 1722-1725 гг. (Материалы для истории царствования Петра Великого)//Русский вестник. М., 1867. Кн.4. Т.68.

Юдина, основанная на донесениях русских резидентов из иранского лагеря за Дербентом, повествует о героической борьбе народов Кавказа против владычества Надир-шаха, ставшей переломной в их внешнеполитической ориентации в сторону России1. Трехтомный труд академика Буткова, представляющий популярное изложение многочисленных документов, извлеченных из государственных и личных архивов, значительно расширяющих данные других источников из области дипломатической и военно-политической истории Кавказа, обуславливает особую ценность этого источника для изучения исследуемой проблемы . Сочинение Броневского, составленное в виде справочника для изучения истории взаимоотношений России с народами Кавказа, Ираном и Грузией от Ивана Грозного до начала XIX в., содержит необходимый фактический материал по теме диссертации, извлеченный из архивных фондов коллегии Министерства иностранных дел3.

Значительный фактический материал по теме диссертации содержится в источниках, составленных иранскими, турецкими и западноевропейскими авторами. Наиболее ранним из таких источников является совместная работа турецких летописцев Сами, Шакира, Субхи и Изза «История», отразившая отдельные страницы русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких отношений, донесения турецких командующих в Стамбул, взаимоотношения дагестанских владетелей с Портой, попытках Ирана и Турции превратить Кавказ в свой стратегический плацдарм, крах завоевательной политики Надир-шаха в Дагестане4. Из всех турецких источников богаче по содержанию работа Ф.Р.Уната «Османские послы и документы посольств»,

1 Юдин П.Л. Россия и Персия в конце 1742 г. (Из писем переводчика В.Братищева к канцлеру А.Черкасскому)//Русский архив. М., 1889. Кн.1. Ч.З.

2 Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. СПб., 1869. 4.1-3.

J Броневский С.М. Исторические выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею, и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне (1810 г.). СПб., 1996.

4 Сами, Шакир, Субхи ве Иззи тарихи. Стамбул, 1198/1783. представляющая анализ посольских дел, составленных представителями Порты в Англии, Франции, России и Швеции с оценкой реакции придворных кругов этих стран к событиям на Кавказе1.

Среди персидских источников изучаемого периода наиболее содержательны написанные в духе панегирика Надир-шаху сочинения известных иранских историков Мирзы Мехди-хана и Мухаммеда Казима. Труд Мехди-хана, известный ранее как «История Надира» («Тарих-е Надири» ), переизданный в 1962 г. под названием «Завоевания Надира» (Джахонгоша-е Надири»3, представляет сжатое изложение военно-политических событий 30-40-х гг. XVIII в., происходивших во время завоевательных походов Надир-шаха на Кавказе, в Иране, Ираке, Афганистане, Средней Азии и, наконец, в Дагестане, где шах потерпел сокрушительное поражение, приписываемое автором жестоким холодам, якобы вынудившим отступить его в Иран.

В отличие от Мирзы Мехди-хана, Мухаммед Казим, написавший свой труд «Мироукрашающая Надирова книга» или «Книга о Надире»4 на базе многочисленных документов, подробно описывает ход военных операций на Кавказе, особенно в Дагестане, признает героизм кавказских пародов, показывает жестокость иранских завоевателей, упадок их военного духа в результате понесенных побед, хотя и пытается оправдать их жестокие деяния.

Непосредственное отношение к теме диссертации имеют материалы европейских источников, написанных на опыте личных наблюдений. «История» польского миссионера Т.Я.Крусинского донесла до нас достоверные сведения о тяжелых последствиях иранского гнета на Кавказе, Unat F.R. Osmanli seferleri ve seferetnameleri. Tamamlayip yayimliyan nrof. B.S. Bajkal. Ankara, 1968.

2 Мирза Мехди-хан Кавкаб-е Астрабади. Тарих-е джахангоша-е Надиршах-е Афшари. Бомбей, 1265/1849.

J Мирза Мехди-хан Астрабади. Джахонгоша-е Надири. Техран, 1341/1962.

4 Мухаммад-Казим. Намэ-йи Аламара-йи Надири. Изд.текста и предисл. Миклухо-Маклая. М., 1960-1963. Т.1-3. стремлении населения Каспийского побережья избавиться от этого гнета при поддержке России'.»Письма» личного врача Надир-шаха француза Ф.Базена отразили наиболее кризисную фазу кавказской политики Ирана в 40-х гг. XVIII в. Представляют интерес сообщения автора о многочисленных сражениях и поражениях на Кавказе иранских войск, численность которых, по его наблюдениям, составляла 150 тысяч человек . В работе английского купца Джонса Ханвея «Историческое описание британской торговли на Каспийском море», неоднократно побывавшем в Иране и на побережье Каспия в 1743-1744 гг., повествуется о событиях в Дагестане и Прикаспийском регионе, о поддержке Англией завоевательных устремлений Надир-шаха на Кавказе, попытках Порты ослабить позиции Ирана и России путем выдвижения самозванных претендентов на иранский престол под видом защиты прав наследников Сефевидской династии .

Историография темы диссертации обширна, разнообразна, сложна по характеру и содержанию и представлена в основном на русском, персидском и турецком языках, хотя заметное место в ней занимают и работы английских, американских и немецких авторов. Исходя из этого, для краткости изложения и понимания сути проблемы в диссертации предпринята попытка рассмотреть сначала труды отечественных, а затем зарубежных авторов, соблюдая по возможности принципы качественности и хронологической последовательности.

При таком подходе солидностью источниковой базы и наличием фактического материала выделяются труды Д.П.Бутурлина (Военная история походов россиян в XVIII столетии. СПб., 1826. 4.1. Т.2. , 4.2. Т.3-4.); И.И.Голикова (Деяния Петра Великого, мудраго преобразователя России,

1 Крусинский ЯЛ. Тарих-и сеййах. Хужум-и афханийан ве инхидат-и бинайи довлет-и Шахан-и Сефевийан. Пер. М.Мутефферика. Стамбул, 1142/1729.

2 Базен Ф. Намеха-йе табиб-е Надершах. Техран, 1340/1961. С. 13, 16-18, 25-26. См.также: Новая история Ирана. Хрестоматия. М„ 1988. С.37.

J Hanway I.A. Historical Account of the British Trade over the Caspian Sea. London, 1762. Fol 1-2. собранные из достоверных источников, расположенных по годам. М., 1838. Т.4.); И.И.Березина (Путешествие по Дагестану и Закавказью. Казань, 1850. Ч.1.); С.М.Соловьева (Петр Великий на Каспийском море//Вестник Европы. СПб., 1868. Кн.З.; его же. История России с древнейших времен. Кн.9. Т. 18. Кн.10. Т.19-20. Кн.11. Т.22. М., 1868, 19631, 1996); Г.В.Мельгунова (Поход Петра Великого в Персию//Русский Вестник. М., 1874. Т. 110.); Н.Ф.Дубровина (История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1886. Т.2.); В.А.Ульяницкого (Русские консульства за границею в XVIII в. М., 1889. 4.1.); В.А. Потто (Два века Терского казачества: 1557-1801. Владикавказ, 1912.); А.-К.А.Бакиханова (Гюлистан и-Ирам: Из истории Дагестана и Ширвана с древнейших времен до 1813 г. Баку, 1926. 1991); Г.Э.Алкадари (Асари Дагестан: Исторические сведения о Дагестане. Махачкала, 1929. 1994) и др. При работе над этими исследованиями учитывалось, что оценки и выводы российских авторов не лишены субъективизма, служили оправданию кавказской политики царизма, «поглощения» им горских народов, пренебрегая их правом на самостоятельное национально-историческое развитие2.

Труды отечественных исследователей последующего периода содержат значительный фактический материал как по отдельным аспектам темы диссертации, так и в целом по изучаемой проблеме, освещают события на широком фоне международных отношений - евразийской политики основных участников противоборства в регионе - России, Ирана, Турции, Англии и Франции. Если исходить из вышеназванных критериев, то сведениями о мероприятиях российского правительства в Прикаспийских областях выделяются труды Е.С.Зевакина (Прикаспийские области в эпоху русской оккупации. Баку, 1929); М.А.Полиектова (Проект хозяйственной

1 Здесь и далее подчеркнутая дата в годах издания означает, что в диссертации использовано это издание (Х.С.)

2 См.: Историография истории СССР. М., 1961. С.27. J эксплуатации оккупированных Россией в XVIII в. прикаспийских областей I

Кавказа. Материалы по истории Грузии и Кавказа. Тифлис, 1935. Вып.5). В отличие от них, В.И.Левиатов 1 и И.П.Петрушевский уделили больше внимания военно-политической истории Азербайджана и Армении, грабительской налоговой политике Надир-шаха в завоеванных странах, особенно притязаниям иранских и османских правителей на Джаро-Белоканские «вольные» общества, попыткам превратить их территории в стратегический плацдарм для наступления на Дагестан1.

Появившиеся во второй половине XX - начале XXI в. труды наших ученых, написанные на солидной источниковой базе с выражением конкретных авторских позиций, охватили широкий круг вопросов истории России, Ирана и Турции, Кавказа и его отдельных частей. Среди них сведениями о Кавказе в целом, Северном Кавказе и Закавказье, взаимоотношениях России с Ираном и Турцией по кавказским делам, Каспийском походе Петра I, нашествиях османских и крымских феодалов, завоевательной политике Надир-шаха, русофобской позиции западных держав выделяются труды В.П.Лысцова (Персидский поход Петра I 17221723 гг., М., 1951); Н.А.Смирнова (Политика России на Кавказе в XVI - XIX веках. М., 1958); А.И.Тамая (К вопросу о провале Дагестанской кампании шаха Надира//Уч.зап. ИИЯЛ ДагФАН СССР, 1958. Т.5); В.Г.Гаджиева (Роль России в истории Дагестана. М., 1965; его же. Разгром Надир-шаха в Дагестане. Махачкала, 1996); О.П.Марковой (Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М., 1966); М.-С.К.Умаханова (Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII в. Махачкала, 1973); Т.Д.Боцвадзе (Народы Северного Кавказа в грузино-русских политических отношениях XVI - XVIII вв. Левиатов В.Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке. Баку, 1948; Петрушевский И.П. Очерки по истории феодальных отношений Азербайджана и Армении в XVI - начале XIX в. М., 1949.

Тбилиси, 1974); А.Н.Козловой (Страница освободительной борьбы народов Дагестана//Страны и народы Востока. М., 1976. Вып. 18; ее же.;/Намэ-йи Аламара-йи Надири» Мухаммад-Казима о первом этапе похода Надир-шаха на Табасаран/Юсвободительная борьба народов Дагестана в эпоху средневековья. Махачкала, 1986); В.С.Бобылева (Внешняя политика России эпохи Петра I. М., 1990); Н.А.Сотавова (Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях XVIII века. От Константинопольского договора до Кючук-Кайнарджийского мира: 1700-1774 гг. М., 1991; его же. Крах «Грозы Вселенной». Махачкала, 2000); М.Р.Гасанова (Каспийский поход Петра I - важный этап в развитии русско-дагестанских взаимоотношений//Научная мысль Кавказа. Ростов на Дону, 1998. № 2); К.С.Гаджиева (Геополитика Кавказа. М., 2001); Е.И.Иноземцевой (Дагестан и Россия в XVIII - первой половине XIX в.: проблемы торгово-экономических взаимоотношений. Махачкала, 2001), коллективные работы по истории внешней политики России1 и образования многонационального Российского государства2 и др.

Наряду с материалами, почерпнутыми из указанных трудов, в диссертации использованы конкретные сведения, содержащиеся в специальных исследованиях по истории Дагестана, Чечни, Северного у

Кавказа, Турции и Ирана . Среди таких исследователей заметно выделяется

1 История внешней политики России. XVIII в. М., 1998.

2 Документальная история образования многонационального государства Российского. Кн.1: Россия и Северный Кавказ в XVI XIX веках. М., 1998.

J Магомедов .P.M. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в XVIII - начале XIX вв. Махачкала. 1957; его же. Даргинцы в дагестанском историческом процессе. Махачкала, 1999; Пигулевская Н.В. и др. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII в. Л., 1958; Рамазанов Х.Х., Шихсаидов А.Р Очерки истории Южного Дагестана. Махачкала, 1964); Касумов P.M. Дагестан и Россия в первой четверти XVIII в. Махачкала, 1997; История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1988; Мейер М.С. Османская империя в XVIII веке. М., 1991; Ахмадов Я.З. История Чечни сдревнейших времен до конца XVIII века. М., 2001. двухтомная работа В.Г. Алиева и М.-С.К. Умаханова, представляющая первое научное исследование в области исторической географии Дагестана1.

Для полноты изучения проблемы использованы также труды, освещающие русско-турецкие и русско-иранские отношения в более широком плане - различных аспектах европейской и восточной политики соперничавших держав. Русско-турецкие отношения первой трети XVIII в., отношения Порты с европейскими державами в указанной плоскости рассматриваются в исследованиях С.Ф.Орешковой, Т.К.Крыловой,

2 3

А.В.Витола , 20 - 30-х гг. - Г.А.Некрасова, Ж.А.Ананяна, Е.Б.Шульмана ; середины столетия - С.А.Тверетиновой и Р.А.Михневой4. Русско-иранские отношения на протяжении XVIII в. с акцентом на анализ общественных отношений в Иране в 30 - 40-х гг. рассмотрены в работах Г.М.Петрова, М.Р.Аруновой и К.З.Ашрафян, Н.Г.Кукановой5. Англо-русское соперничество в бассейне Каспия в русле кавказской политики противоборствующих сторон нашло отражение в исследованиях Л.И.Юнусовой и Р.Ф.Бадербейли6.

1 Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана XVII - начала XIX вв.Махачкала, 1997, 2001. Кн.1-2

2 Орешкова С.Ф. Русско-турецкие отношения в начале XVIII в. М., 1971; Крылова Т.К. Русско-турецкие отношения во время Северной войны/УИсторические записки. 1941. Т. 10; Витол А.В. Османская империя (начало XVIIIb.). М., 1987;его же. Османская империя и международные отношения в 1718-1735 гг.//Османская империя: государство, власть и социально-политическая структура. M., 1990.

J Некрасов Г.А. Восточная проблема в 1725-1735 гг.//Очерки истории СССР. Россия во второй четверти XVIII в. М., 1957; его же. Роль России в европейской международной полиитке в 1725-1735 гг. М., 1976; Ананян Ж.А. Ближне-восточная политика России в 20-х гг. XVIII в.//Россия, Польша и Причерноморье в XVI - XVIII вв. М., 1979; Шульман Е.Б. О позиции России в конфликте с Турцией в 1735-1736 гг.//Балканский исторический сборник. Кишинев, 1973. Т.З.

4 Тверетинова С.А. К истории русско-турецких отношений в Елизаветинское время//Советское востоковедение. 1949. Т.6; Михнева Р.А. Россия и Османская империя в середине XVIIIb. (1739-1756). М., 1985.

5 Петров Г.М. Краткий очерк развития русско-иранских экономических и политических отношений в XVIII в.//Советское востоковедение. 1949. Т.6; АруноваМ.Р., Ашрафян K.3. Государство Надир-шаха Афшара. Очерки общественных отношений в Иране в 30 - 40-х гг. XVIII в. M., 1958; Куканова Н.Г. Очерки истории русско-иранских отношений в XVIII - первой половине XIX в. Саранск, 1977.

6 Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия в первой половине XVIII в. Баку, 1988; ее же. Политика Англии в бассейне Каспийского моря в 30-40-х гг. XVIII века в английской историографии //Историография Ирана нового и новейшего времени. М., 1989; Бадербейли Р.Ф. Отношение западноевропейских дипломатов к Персидскому походу Петра 1//Изв.АН Азерб.ССР. Сер ист.,филос.и права. Баку, 1974. № 4.

Смежные вопросы, касающиеся политики соперничавших держав в Дагестане и Закавказье, освободительной борьбы против владычества Ирана и Турции, отношения России к этому важному фактору освещены в сочинениях А.А.Абдурахманова (Азербайджан во взаимоотношениях России, Турции и Ирана в первой половине XVIII в. Баку, 1964); Г.Г.Пайчадзе (Русско-грузинские отношения в первой половине XVIII в. Тбилиси, 1970); Ф.М.Алиева (Антииранские выступления и борьба против турецкой оккупации в Азербайджане в первой половине XVIII в. Баку, 1975); С.А.Тер-Авакимовой (Армяно-русские отношения в период подготовки персидского похода. Ереван, 1980); Мустаф-задэ Г.Г. (Азербайджан и русско-турецкие отношения в первой трети XVIII в. Баку, 1993) и др.

Существенное значение для освещения отдельных вопросов нашего исследования имеют кандидатские диссертации А.И.Тамая, Р.К.Киласова, С.М.Соловьева, Р.М.Касумова, Н.В.Барышниковой, А.Г.Темирхановой, О.Г.Абакарова, А.Д.Осмаева, Р.М.Умаханова, И.И.Мамаева1 и др. Еще более весомыми в этом плане с тягой на комплексный анализ узловых проблем темы нашей работы выступают докторские диссертации В.Г.Чочиева, Т.Г.Мустаф-заде, Умаханова М.-С.К. Принципиальная критика антинаучных фальсификаций отдельных вопросов темы нашей диссертации в зарубежной

1 Тамай А.И. Провал захватнических планов шаха Надира в Дагестане. М., 1951; Р.К.Киласов. Русско-дагестанские экономические отношения в последней четверти XVII - первой половине XVIII в М., 1971; Соловьев С.М. Критика современной англо-американской историографии истории России эпохи Петрва I. М., 1982; Касумов P.M. Каспийский поход Петра I и русско-дагестанские отношения в первой трети XVIII в. Махачкала, 1999; Н.В.Барышникова. Кавказская политика Петра I. Махачкала, 1999; Темирханова А.Г. Политические и духовные руководители Дагестана в борьбе с нашествием Надир-шаха. Махачкала, 1999; Абакаров О.А. Казикумухское ханство в первой половине XVIII в. в русско-иранских и русско-турецких отношениях. Махачкала, 2000; Осмаев А.Д. Северный Кавказ и Османская империя в первой четверти XVIII в. Грозный, 2000; Умаханов М.Р. Мехтулинское ханство в XVIII - начале XIX в.: социально-экономическое развитие и политическое положение. Махачкала, 2001; Мамаев И.И. Отношения политических образований Нагорного Дагестана с Россией в XVIII - начале XIX в.: Махачкала, 2001. ~ Чочиев В.Г. Международные отношения Ближнего Востока в XVI - XVIII вв. (в свете ирано-турецких мирных договоров. Автореферат докт.дисс. Тбилиси, 1972; Мустаф-заде Т. Азербайджан в 1722 - 1735 гг. и русско-турецкие отношения в Прикаспийском регионе. Автореферат докт.дисс. Баку, 1992; Умаханов М.-С.К. Взаимоотношения народов Дагестана в XVII - начале XIX в. Исследование экономической, политической и культурной интеграции народов. Автореф.докт.дисс.Махачкала, 1994. историографии дана в работах А.П.Новосельцева, Х.-М.Ибрагимбейли, Н.А.Сотавова1 и др.

В исследованиях наших ученых 70-80-х гг. активно обосновывалась историко-теоретическая концепция о прогрессивной роли России в исторических судьбах народов Кавказа . Однако осталась недостаточно изученной политика России, Ирана и Турции на Кавказе как единая взаимосвязанная проблема. Слабо освещены стратегические цели этих стран, методы и средства их достижения, место и роль Кавказского региона в русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких отношениях. В отдельных работах, где затронуты эти вопросы, предпринята попытка субъективной оценки кавказской политики царизма, отрицания ее экспансионистской, колониальной сущности. Примеры тому - статьи М.М.Блиева, В.В. Виноградова и С.Ц.Умарова3, подвергшиеся принципиальной научной критике специалистов4.

Военно-политические события на Кавказе рассматриваемого периода, касающиеся отдельных сюжетов темы диссертации, нашли отражение в работах зарубежных авторов, частично использованных нами с критикой ошибочных концептуальных положений.

Заметным вкладом в турецкую историографию XIX в. явились труды Ахмеда Джевдет-паши «История Джевдета», Ахмеда Расима «Османская

1 Новосельцев А.П. Русско-иранские отношения в XVII - первой половине XVIII века в зарубежной историографии//История СССР. 1960, № 2; Ибрагимбейли Х.-М. Россия и Северный Кавказ в освещении современной буржуазной историографии//История СССР. 1982, № 3; Сотавов Н.А. Кавказская проблема в русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких отношениях XVIII в. (Зарубежная историография) //Научная мысль Кавказа. Ростов на/Дону. 1998, № 2.

2 Вопросы истории исторической науки Северного Кавказа и Дона. Материалы научной сессии по истории исторической науки народов Северного Кавказа и Дона. Грозный, 1978. Вып.1; Вопросы истории исторической науки Северного Кавказа и Дона. Материалы Всероссийской научной конференции. Грозный, 1980. Вып.2; Дагестан в составе России: исторические корни дружбы народов России и Дагестана. Региональная научная конференция. Махачкала, 1887 и др.

J Блиев М.М. Кавказаская война: социальные истоки и сущность//История СССР. 1983, № 2. С.57, 58, 61, 74; Виноградов В.Б., Умаров С.Ц. Вместе - к великой цели (о пропаганде некоторых вопросов истории Чечено-Ингушетии в связи с последствиями добровольного вхождения в состав России. Грозный, 1983. С.10, 17.

4 Ортобаев Б.Х., Тотоев Ф.В. Еще раз о кавказской войне: о ее социальных истоках и сущности//История СССР. 1988, № 4. С.80, 87, 98. история в рисунках и картах», Йозефа фон Хаммера «История Османской империи», отличающиеся наличием конкретного материала и суждениями концептуального характера. Однако А.Джевдет и А.Расим, касаясь кавказской политики противоборствующих сторон, акцентировали внимание на агрессивности политики России на Кавказе на протяжении XVIII в.1 В работе Хаммера, наоборот, описание нашествий османских, крымских и иранских феодалов в Прикаспийско-Кавказский регион чередуется с описанием русско-турецких и ирано-турецких войн на Кавказе, Ближнем и Среднем Востоке .

Отдельные стороны исследуемой проблемы, русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких отношений изучаемого периода затронуты в работах иранских и турецких историков 30-40-х гг. XX в.: Мухаммеда Хекмата «Исследование истории ирано-оттоманских отношений с 1722 по 1747 гг.», Реза Сар дари «Глава из истории дипломатии Ирана. Ирано-русские отношения с XVI в. до 1917 г.», Неджефа Моэззи «История политических связей Ирана со странами мира», Аббаса Экбаля «Подробная история Ирана от завоевания монголов до свержения Каджаров», Кадиржана Кафлы о

Северный Кавказ» и др. Из них конкретный материал по теме с анализом русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких договоров с 1722 по 1747 г. содержит работа М.А.Хекмата4. Концептуальные взгляды этих Расим Ахмед. Расимли харитали османли тарихи. Стамбул, 133/1335 (1914 - 1916). С.355-357; Cevdet Ahmet Pasa.Tarih-I Cevdet. Istanbul, 1966. Cilt.l. Bol.9. S.376.

2 Hammer von losepk.Geschichte des Osmanischen Reiches. Pest, 1830. Bd.4. S.202-205; 1835. Bd. 7. S.447, 450453. Hekmat M.A. Essay sur L'Histoire des relations politiues irano-ottomanes de 1722 a 1747. Paris, 1937; Sardari R. Un Chapitre de L'Histoire diplomatique Iran. Les Traites entre Iran et la Russia depuis le XVI -e siecle jusgua' 1917. Paris. 1941; Мэззи H.X. Тарих-е раввабат-е сийаси-йе Иран ва донья Тегеран, 1365/1946; Экбаль А. Тарих-е мофессол-е аз эстила-йе могул та энгераз-е. Каджари-йе. Тегеран, 1360/1941; Kafli К. §imali Kafkasya. Istanbul, 1942.

4 Хекмат M.A. Указ.соч. С.39, 83, 97. авторов, отличающиеся антироссийской и антисоветской направленностью, ярче выражены в работе К.Кафлы1.

За послевоенный период иранская, турецкая и западноевропейская историография пополнилась новыми исследованиями по истории Ирана, Турции и России. Конкретные сведения о политике упомянутых стран на Кавказе, особенно завоевательных походах Надир-шаха, отложились в работах иранских историков, осветивших последний период правления Сефевидов и подробную историю войн Надир-шаха Афшара: Али Акбара Бина «Политическая и дипломатическая история Ирана. Т. 1. От Гюльнабада до Туркманчая (1722-1829)», Гулам Хусейна Мухтадара «Крупнейшие сражения Надир-шаха», Мухаммеда Хусейна Голдуси «Книга о Надире», Исмаила Доулетшахи «Поход Петра Великого в Иран», Абутораба Сардадвара «Военно-политическая история периода Надир-шаха Афшара» .

Следует отметить, что богатством фактического материала и суждениями концептуального характера среди них отличаются труды военных историков - Г.Х. Мухтадара и А.Т.Сардадвара, в которых центральное место занимает идеализированный образ Надир-шаха как «спасителя нации», «непревзойденного» полководца, «доброго правителя», «общительного и доступного» простому народу, вынудившего русских уйти из Прикаспийских областей и Дагестана. В то же время они признают, что освободительная борьба народов Кавказа, ставшая одной из главных причин крушения военной мощи Ирана, находила поддержку со стороны России,

1 Кафлы К. Указ.соч. С.74, 75, 79, 84-90.

2 Бина А.А. Тарих-е сийаси ва дипломаси-йе Иран. Аз Голнабад та Торкманчай. Техран, 1327/1954; Мухтадар Г.Х. Набардхое бозорг-е Надершах. Техран, 1337/1960; Голдуси М.Х. Надер-наме, Техран, 1338/1960; Доулетшахи И.Лешкеркаши-е Петер-е Кабир ва Иран//Сохан. Техран, 1964. № 8-9; Сардадвар А.Т. Тарих-е незами ва сийаси-йе довране Надершах-е Афшар. Техран, 1354/1975. старавшейся воспользоваться этим для решения кавказской проблемы в своих интересах1.

Среди работ турецких историков послевоенного периода по истории Турции, Дагестана, Кавказа и кавказской проблемы в целом отличаются сочинения Энвера Зия Карала «Османская история», Исмаила Хаккы Узунчаршылы «Османская история», Исмаила Беркока «Кавказ в истории», Шерефеддина Эрела «Дагестан и дагестанцы», Джелала Гекдже «Кавказ и кавказская политика Османской империи» и др. Из них попытку критического осмысления влияния западных держав на кавказскую политику Порты предприняли Э.З. Карал и И.Х. Узунчаршылы, которые, однако, ограничились в основном осуждением политики России в отношении Турции и Крыма . В целом исследования турецких авторов этого периода написаны с националистических антироссийских и антисоветских позиций, наиболее проявившихся в работах И.Беркока и Дж.Гекдже4.

В западной иранистике применительно к теме диссертации особое место занимают работы английского историка Лоуренса Локкарта «Надир-шах. Критическое исследование, целиком основанное на современных источниках» и «Падение Сефевидской династии и афганская оккупация Персии»5, в которых на уровне научных достижений своего времени дан анализ русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких отношений в русле противоборства соперничавших держав за решение кавказской проблемы от Каспийского похода Петра I до краха завоевательной политики Надир-шаха. Примечательно, однако то, что, отмечая антироссийский

1 Мухтадар Г.Х. Указ.соч. Изд. 1-е. С. 1-2, 5, 8, 22, 33, 34, 105-110, 137; Сардадвар А.Г. Указ.соч. С.346, 736, 740, 748-760.

2 Kara! E.Z. Osmanli tarihi. Ankara, 1954. Cilt.6; Uzuncarsili I.H. Osmanli tarihi. Ankara, 1956. Cilt.4; Berkok I.Tarichte Kafkasya. Istanbul, 1958; Erel §.Dagistan ve dagistanli lap. Istanbul, 1961; Gok§e C. Kafkasya ve Osmanli imperatorlugunun Kafkasya siaseti. Istanbul, 1979.

3 Карал Э.З. Указ.соч. С. 15, 16; Узунчаршылы И.Х. Указ.соч. С. 187, 190, 461, 459.

4 Беркок И. Указ.соч. С.353, 355, 361; Гекдже Дж. Указ.соч.30, 31, 32, 33.

5 Lockhart L. Nadir Shah. A critical studu based mainlu upon contenporaru sources. London, 1938 - idemj The Fall of the Safavi Dunastu and Afgan Occupation of Persia. Cambridge, 1958. характер политики западных держав, Локкарт не избежал тенденциозности в оценке политики России в отношении Ирана, приписывая ей агрессивные намерения вопреки наличию определявших характер русско-иранских отношений взаимовыгодных договоров 1723 и 1735 гг.1

Следует отметить, что большинство исследований современной западной зарубежной историографии, касающейся отдельных сторон кавказской проблемы, проникнуто мыслью о стремлении России поглотить не только Кавказ, но и Турцию, Иран, Индию и т.д. Написанные с аналогичных позиций работы Шей Люссиль «Оттоманская империя с 1720 до 1734 гг.», Лавендер Касселс «Борьба за Оттоманскую империю: 1717-1740 гг.», Роухоллоха Рамазани «Внешняя политика Ирана. Национальные приоритеты в мировых делах», Фируза Касем-задэ «Русское продвижение на Кавказ», Аллена Летина «Россия в XVIII в. От Петра Великого до Екатерины Великой», Роберта Олсона «Осада Мосула и оттомано-персидские отношения 1718-1743 гг.» исходят из предпосылки, что наступление Турции на Кавказе и политика поддерживавших ее западных держав были вызваны «русской интервенцией», угрозой существованию Османской империи. Среди упомянутых авторов более последовательно такие идеи проводятся в о работах Л.Касселс, А.Летина, Ф.Касем-заде .

В завершение анализа этой части историографии отметим, что коренные перемены постсоветского периода, сближение российского руководства с Западом сказываются и на оценках западными авторами предшествующих исторических событий, в частности, кавказской политики Lockhart L. The Fall of the Safavi Dunastu . P. 248. / Lucile Shay. The Ottoman Empire from 1720 to 1734. Illinois, 1944; Cassels L. The Struggle for/the Ottoman Empire 1717-1740. London, 1966; Ramazani R.K. The Foreign Policy of Iran. A Developing nation in Word Affairs 1500-1941. Charbatdtesvile, 1966; Kasemzadeh F. Russian Penetration of the Caucasus//Russian Imperiali'alism from Iwan the Great to the Revolution. New Jersey, 1974; LeCin A. Russia in the Eingteenth Centura. From Peter the Great to Catherine the Great. London, 1973; Robert O.W. The Siege Mosul and Ottoman -Persian Relations 1718-1743. Blockinington, 1966. Касселс Л. Указ.соч. C.78, 79, 98; Летин А. Указ.соч. С.93-98; Касем-задэ Ф. Указ.соч. С.243, 246, 253.

России с тенденцией «уравновешивания» роли западных держав с Россией в восточном вопросе. Примеры тому - появившиеся на Западе новые работы «Границы в истории России»1 и «Имперская внешняя политика России»2, в которых содержатся аналогичные сюжеты. Но зарубежная историография в целом в оценке этих вопросов остается субъективной, представляющей Россию в качестве извечного врага народов Кавказа, что обусловливает необходимость критического подхода к материалам и суждениям ее представителей. The Frontier in Russian History//Russian History. Fol.19. № 1-4. Callifornia, 1992.

2 Imperial Russian Foreign Policy. Cambridge. N-Y. Melbourne, 1993.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Сотавов, Халид Надирпашаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В многовековой истории народов Дагестана первая половина XVIII века занимает особое место как по содержанию протекавших в то время процессов, так и по их результативности, оказавшим решающее воздействие на последующие судьбы горских народов.

Анализ приведенных данных, сведений из использованных источников и литературы позволя ет сделать следующие выводы:

Дагестан, расположенный на стыке Европы и Азии, между Черным морем и Каспием, на главных коммуникациях, ведущих ь Закавказье, на Ближний и Средний Восток издавна привлекал внимание различных стран и народов, особенно правителей соседних держав. Дербентский проход, являющийся главным "кавказским коридором", связывал Юго-Восточную Европу с Передней Азией. Выгодное стратегическое положение Дагестана стало главной приманкой для вторжения иноземных завоевателей, стремившихся установить господство над Кавказским перешейком.

Особенно активно за овладение Кавказским регионом, где ведущие позиции занимал Дагестан, боролись правители шахского Ирана, султанской Турции и царской России. Ирано-турецкие войны, продолжавшиеся с начала XVI в., завершились договором 1639 года, по которому Дагестан, Азербайджан, Восточная Армения с Карабахом и Восточная Грузия (Картли и Кахети) попали под власть династии Сефевидов в Иране, а Западная Грузия (Имеретия, Абхазия, Гурия, Менгрелия) и земли Западной Армении отошли под власть правителей Османской империи. С тех пор и до свержения власти Сефевидов на Кавказе в 1721 году в приморской части Дагестана установилось владычество иранских шахов, сочетавшее экономический, политический и социальный гнет иранских завоевателей с религиозным гонением шиитов против суннитов.

С середины XVI века, по мере ослабления Ирана и Османской империи, в эту борьбу включилась и царская Россия, сумевшая усилить свое влияние при Иване Грозном: выйти к Каспию в устье Волги, овладев Астраханью в 1556 году, создать предпосылки для продвижения на Северном Кавказе принятием в подданство Большой Кабарды в 1557 году и строительством крепости Терки на берегу р.Сунжи в Чечне в 1567 году. Но продолжить успешно кавказскую политику она тогда не смогла, занятая борьбой против интервенции шведских и польских феодалов на западе, приобретением выхода к Балтийскому морю на севере и отражением агрессии со стороны Турции и Крыма на юге.

Новая фаза активности кавказской политики царизма наступила в связи с мощными к антииранскими восстаниями 1707-1721 гг. в Дагестане, приведшим и к свержению иранского владычества на Кавказе и ускорившими падение династии Сефевидов в Иране. Вместе с аналогичными выступлениями в Афганистане, Курдистане и арабских странах Персидского залива они изменили соотношение сил на востоке в пользу Османской империи, что ускорило реализацию восточных замыслов Петра I, успевшего к тому времени создать для этого необходимые предпосылки победой над Швецией и обретением выхода к Балтийскому морю.

Значение Дагестана в кавказской политике противоборствовавших сторон заметно возросло. Кавказ и Прикаспийские провинции стали объектом пристального внимания Петербурга и Стамбула, стремившихся захватить инициативу и овладеть этим важным экономическим районом и военно-стратегическим плацдармом.

Обстановка на Кавказе благоприятствовала реализации экспансионистских замыслов османских и российских правителей. По мере усиления антииранских восстаний и ослабления власти Сефевидской династии большинство кавказских владетелей, в том числе и дагестанские феодалы, стали отходить от Ирана и идти на сближение с Россией. В то же время другая их часть заняла колеблющуюся позицию, добиваясь поддержки сначала со стороны Петербурга, а затем Стамбула.

Главным фактором, определившим характер кавказской политики упомянутых стран с начала XVIII века, стала освободительная борьба народов Дагестана и Закавказья против иранского владычества и части кабардинских князей против подрывных действий Порты и нашествий крымских феодалов. Учитывая эти важнейшие внутренние и внешние факторы противоборствовавшие стороны стали выступать в роли покровителей народов Кавказа: российский кабинет - христианских народов Закавказья, султанское правительство - суннитов Дагестана.

Этот акцент в кавказской политике соперничавших держав стал проявляться более активно накануне и во время Каспийского похода Петра I, подписания Петербургского договора 1723 г. и Константинопольского трактата 1724 г. и получил развитие в последующие годы. Подтверждение тому - деятельность правительств и дипломатических ведомств Стамбула и Петербурга в период разграничения сфер влияния России и Турции на Кавказе, стремительного восхождения Надир-шаха к власти, накануне и во время его первых нашествий на Ширван и Дагестан.

Маскируя истинные цели своих правительств, представители российской и османской администраций были вынуждены проводить более умеренную политику, стремясь заручиться поддержкой определенных политических сил и местных феодальных правителей. Под прикрытием политики покровительства им удалось найти опору среди части кавказских и дагестанских владетелей, а также торгово-ремесленных кругов, заинтересованных в расширении торговли и обмена с Россией и Османской империей. Эти круги надеялись, что переход под власть Порты или российского правительства принесет им больше выгоды, чем деспотический режим иранских шахов, который они испытывали в предшествующий период.

Однако уже в это время правящие круги упомянутых стран не раз проявляли захватническую сущность своей политики, хотя она и скрывалась благими намерениями. Российское правительство, как и Порта, неоднократно отклоняло обращение за подданством местных владетелей, чтобы сохранить предлог для проведения выгодной себе политики в случае необходимости. После смерти Петра I петербургский кабинет организовал ряд карательных экспедиций против строптивых горских владетелей, в частности шамхала Адиль-Гирея, завершившихся лишением их владений, титулов и политических прав. В несколько иной форме Порта так же расправилась с обанкротившимся Дауд-беком и вынашивала планы отстранения от власти Сурхай-хана, когда он становился слишком строптивым. Такая же политика османскими и русскими властями проводилась в отношении союза Кюре и жителей других территорий, не желавших подпасть под их владычество.

В то же время, в годы российско-османского разграничения и нашествий крымских феодалов на Дагестан, представители обеих сторон под видом "покровительства" и "помощи" активно склоняли на свою сторону владетелей и старшин, сочетая приемы политики "ласкания" с применением силы, когда это диктовалось их интересами. С этой целью проводилось переселение жителей одной зоны оккупации в другую, чтобы создать опору в лице компактно расположенного единоверного населения. Двойственность , непоследовательность, противоречивость османской и российской политики на Кавказе ослабляли их позиции, создавая разнобой во внешнеполитической ориентации владетелей и старшин, толкая одних в объятия Петербурга, других - в сторону Стамбула, третьих - на сближение с вновь восходящей звездой на иранском небосклоне - Надир Кули-ханом, активно склонявшим перевес сил на востоке в пользу Ирана, добиваясь территориальных уступок со стороны России и Османской империи.

Ввиду указанных причин территориальные приобретения османских и российских правителей на Кавказе оказались непрочными. С начала 30-х гг. военно-политическая обстановка на Кавказе стала складываться в пользу Ирана. По Рештскому договору 1732 года петербургский кабинет обязался вернуть Надиру иранские земли вплоть до места слияния Аракса и Куры. Попытки Порты противодействовать аналогичным требованиям со стороны Надира потерпели провал. В кровопролитных боях 1731-1733 гг. турецкие войска были разгромлены. По Багдадскому договору 1733 года Порта обязалась очистить оккупированные иранские провинции, в том числе часть территории Дагестана и Ширвана, находившиеся под управлением Сурхай-хана.

Багдадский договор был использован Надиром как прецедент для предъявления новых требований к Петербургу о возвращении оставшихся под его властью бывших иранских земель на Кавказе. Однако ни одна из сторон, подписавших упомянутые договоры с Ираном, не собиралась выполнять их до конца. Под прикрытием дипломатических переговоров Петербург и Стамбул старались найти новые возможности для сохранения в этом регионе своего влияния и ослабления позиции другой стороны.

Конкретным выражением новой конфликтной ситуации в регионе стали походы крымских феодалов через Северный Кавказ и Дагестан в Закавказье в 1733 и 1735 гг. и нашествие Надир Кули-хана на Ширван и Дагестан в 1734 и 1735 гг. С тех пор территория Дагестана превратилась в арену острой борьбы между Россией и Турцией с одной стороны, переросшей в русско-турецкую войну 1735-1739 гг., и между Ираном и Турцией - с другой. Не улучшил, а наоборот, ухудшил положение и Гянджинский договор 1735 года, вынудивший Петербург вывести свои войска за р.Сулак, и таким путем устранивший препятствия, стоявшие на пути иранской агрессии на Дагестан.

Анализ обширной дипломатической документации и исторической литературы показывает, что события середины 30-х - первой половины 40-х гг. XVIII века составили особую главу в истории Дагестана. Она началась освободительной борьбой народов Дагестана против эпизодических нашествий Надир Кули-хана в 1734-1735 гг., а с 1741 года переросла в героическую эпопею, направленную против систематических, целенаправленных, широкомасштабных, преследовавших далеко идущие стратегические цели завоевательных походов Надир-шаха Афшара в Дагестан. Именно с этого времени освободительная борьба народов Кавказа против нашествий иранских феодалов стала важным компонентом кавказской политики противоборствовавших сторон, вынуждая их вносить существенные коррективы в проведение этой политики.

Героизм и упорство защитников родной земли в Дагестане, всенародный, массовый характер борьбы, блистательные победы, одержанные горцами над грозным противником, восхитили современников и продолжают вызывать живой интерес многих последующих поколений. Важным итогом политического прозрения народов Дагестана в ходе этой борьбы стало осознание ими необходимости совместных, сплоченных действий для защиты родного края, своей жизни, языка, культуры и религии, уничтожения и изгнания ненавистных завоевателей ради сохранения национальной самобытности будущего своих потомков.

Героическая борьба народов Дагестана обескровила иранскую армию, фактически преградила ее агрессию на Север. Она вышла за рамки узкоместного значения и приобрела международный характер. Поэтому за ней заинтересованно следили не только из столиц соперничавших держав -Петербурга и Стамбула, но и западных стран - Парижа и Лондона, оказывавших Надир-шаху активную поддержку в его агрессивной политике. Хотя в политике указанных и других западных государств отношение к событиям на Кавказе отличалось некоторыми нюансами, в целом их действия были направлены на проведение политики антироссийского "восточного барьера", имевшего явно выраженный русофобский характер. Поэтому решающий перевес в "треугольнике сил" (Россия, Иран, Турция) зависел во многом от политики Англии, Франции, Австрии и других, каждая из которых преследовала собственные цели.

Франция стремилась ограничить возможности участия России в европейских делах за счет создания напряженности в отношениях Петербурга со Стамбулом и Исфаханом. Австрия пыталась использовать спор из-за Кавказа для ослабления турецкого давления на свои границы. Особые интересы преследовала Англия, геополитическое положение которой, как самой могущественной морской державы в мире, подталкивало ее на недопущение продвижения России на Переднеазиатский регион и Средиземноморье путем примирения Порты и шахского двора ради их противостояния кавказской политике России.

Что касается сути кавказской политики правящих кругов Ирана, Турции и Крыма, то она носила прямолинейный, крайне агрессивный характер, направленный на порабощение местного населения. Хотя в политике иранских, османских и крымских правителей элементы "ласкательства" также занимали определенное место, в целом они рассчитывали на многократное военное превосходство, угрозу и шантаж, пытаясь вынудить народы региона подчиниться их деспотической власти. Особенно прославились своей жестокостью иранские шахи, в частности Надир, подвергавшие горцев не только экономическому и политическому насилию, но и массовому физическому истреблению.

Отличительной чертой действий иранских и османских правителей в регионе было настойчивое желание использовать религиозные воззрения местного населения в политических целях. Так, Порта и крымские ханы, добиваясь усиления своего влияния, пытались привлечь на свою сторону мусульман-суннитов, предлагая им свое покровительство. Такой же политики в отношении горцев-шиитов придерживался шахский двор. Однако его старания, равно как и действия его противников-суннитов, не имели большого успеха.

Неоднозначное воздействие на ход завоевательной политики Надир-шаха в Дагестане оказывала позиция соперниц Ирана по борьбе за гегемонию на Кавказе - России и Османской империи. Хотя ирано-турецкие войны, происходившие в это время за пределами Дагестана, оказывали косвенное воздействие на политику шаха и его окружения, они не могли иметь решающего влияния на исход кровопролитных сражений, развернувшихся в Дагестане. В основном же Порта ограничивалась декларацией политики покровительства, выражавшейся в виде жалованных грамот, присвоения титулов, вручения денежных наград и других подарков активным участникам антииранской борьбы, а также выдвижением на кавказскую политическую арену различных самозванцев под видом защиты своих сторонников и мнимых прав "законных" наследников Сефевидов.

Активную поддержку агрессивным замыслам Турции, Крыма и Ирана оказывали западные державы - Англия и Франция, пытавшиеся подорвать позиции России на западе и ослабить ее влияние на Кавказе, Ближнем и Среднем Востоке. Благодаря их стараниям Стамбул превратился в центр активной антироссийской политики1. Русско-турецкая война 1735-1739 гг. была развязана Портой под влиянием западных держав, оказывавших сильное влияние на ее внешнюю политику. Сказанное относится и к Белградскому трактату 1739 года, имевшему антироссийскую направленность.

Иными словами, Порта и Крым постоянно пользовались поддержкой Франции, активно поощрявшей организованные Стамбулом нашествия крымских феодалов через Северный Кавказ и Дагестан в Закавказье в 1733, 1735 гг. В тоже время Англия через Ост-Индскую компанию усиленно поддерживала завоевательную политику Надир-шаха в Дагестане, снабжая его военными судами, оружием, материалами и разведывательной информацией. Функции политических консультантов при правительствах Ирана, Турции и Крыма выполняли западные дипломаты, военных специалистов в действующих армиях - английские и французские офицеры. Политика западных держав в отношении народов Дагестана была враждебной, способствуя сохранению иранского, турецкого и крымского владычества.

На общем фоне ассимиляторской политики Ирана и Турции и активно способствовавшей этому деятельности западных держав политика России на Кавказе, предпочитавшей действовать больше "ласканием", и дипломатией, чем силой, выглядела более предпочтительной, способствуя поражению гегемонистских замыслов иранских, османских, и крымских феодалов. Не случайно ведущей тенденцией взаимоотношений народов Дагестана с Россией в изучаемый период стало нарастающее стремление к

1 Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М., 1966. С.32 сотрудничеству с северным соседом. В конкретных исторических условиях того времени проблема самостоятельного существования и свободного развития народов Дагестана не могла быть решена без избавления от постоянных претензий на владычество соседних восточных деспотий. Эту задачу народы Дагестана вряд ли могли решить собственными силами. Единственным союзником, способным обеспечить такую перспективу, представлялась Россия, обладавшая достаточной военной мощью и политическим авторитетом.

К сказанному в заключении следует добавить, что кавказская политика

России, Ирана и Турции в изучаемый период привлекла внимание не только современников событий, но и исследователей XIX века, довоенной и современной отечественной и зарубежной историографии. При этом большинство представителей современной зарубежной историографии активно распространяют пущенную в оборот Наполеоном Бонапартом и подхваченную Адольфом Гитлером версию о "Завещании Петра Великого", предопределившем, по их мнению, извечную агрессивность политики

России в отношении народов Востока, особенно Кавказа, давно отвергнутую 1 нашими историками .

Как указывалось выше, ошибочные суждения концептуального характера о причинах обострения российско-кавказских отношений в XVIII веке допущены и отдельными современными отечественными историками (М.М.Блиев, В.Б.Виноградов, С.Ц.Умаров и др.). На наш взгляд, принципиальная оценка научной несостоятельности суждений этих авторов

1 Новосельцев А.П. Русско-иранские отношения XVII - первой половины XVIII века в освещении современной буржуазной историографии // История СССР, 1960, №3; Павленко М.И. Три так называемых завещания Петра I // Вопросы истории, 1979, №2; Соловьев Е.А. Критика современной буржуазной англоамериканской историографии истории России эпохи Петра I: Дисс.канд.ист.наук. M., 1982; Данилова Е.Н. "Завещание Петра Великого" // Проблемы методологии и источниковедения внешней политики Росии. М., 1986. дана в статье Б.Х.Ортобаева и Ф.Б.Тотоева, квалифицировавших концепцию Блиева как акцентирующую внимание "на фактах враждебных отношений народов Кавказа к России", не имеющую "сколько-нибудь серьезной источниковой базы"1. Дальнейшее изучение на основе источников и материалов кавказской политики России, Ирана и Турции, взаимоотношений народов Дагестана с Россией и ее геополитическими соперниками в регионе, интерпретация этих проблем с позиций объективной научной методологии в свете нынешних реалий, остается актуальной задачей исторической науки.

Сказанное обретает значение потому, что в условиях современной глобализации геополитическая роль Дагестана для решения кавказской проблемы еще более возросла. Распад СССР, провозглашение самостоятельных государств на территории бывших союзных республик Закавказья и Средней Азии, фактически оторванных от Российской Федерации с нарастающей военно-политической ориентацией на запад, вкорне изменили ситуацию в Прикаспийско-Кавказском регионе, особенно в Дагестане, ставшем южным форпостом России. Поэтому позитивный опыт, обретенный в совместной деятельности бывших республик Кавказа с Россией, особенно Дагестана, и его развитие путем проведения адекватной сложившейся ситуации общероссийской, региональной и в отдельности субъектной национальной политики с учетом местных условий - гарантия упрочения положения не только самой России, но и ее отдельных субъектов, в частности Дагестана.

1 Ортобаев Б.Х., Тотоев Ф.Б. Еще раз о Кавказской войне: о ее социальных истоках и сущности // История СССР, 1988, №4.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сотавов, Халид Надирпашаевич, 2002 год

1. ИСТОЧНИКИ1 .Документы центральных и местных архивов:

2. Архив внешней политики Российской Федерации (АВПРИ) Фонд 77: Сношения с Персией. Оп.77/1,1719. Д.5; 1721. Д.1, 2, 3; 1722. Д.24; 1723. Д.1, 8; 1725. Д.9; 1726. Д.8; 1728. Д.18; 1730. Д.22; 1732. Д.5, 15; 1734. Д.5; 1741. Д.4; 1742. Д. 10; 1743. Д.4.

3. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА) Фонд 20:Воинская экспедиция военной коллегии. Оп.1/47. Ед.хр. 9,129,242. Фонд военно-ученого архива (ВУА). Д. 1540.

4. Российский государственный архив древних актов (РГАДА)

5. Фонд 77: Сношения России с Персией. Оп. 77/1, 1718. Д.2; «Кабинет Петра I.1. Кн.54».

6. Центральный государственный архив республики Дагестан (ЦГА РД^ Фонд 379: Кизлярский комендантский архив. Оп. 1,1729. Ед.хр.4032, 4033; 1741. Д.65.

7. Центральный государственный исторический архив Республики Грузия1. ЩГИАРГ)

8. Фонд 1452: Коллекция персидских документов. Д.1, 22. Фонд 1453: Коллекция турецких документов. Д.23.

9. Опубликованные документы и материалы

10. Броневский С.М. Исторические выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею, и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне (1810 г.). СП:ПВ, 1996.232 с.

11. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год. В 3-х ч. СПб.: изд-во имп.АН, 1869. 4.1. 548 с.

12. Гербер И.Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря в 1728 г.//История, география и этнография Дагестана в XVIII XIX вв. (далее - ИГЭД). Архивные материалы под ред. М.О.Косвена и Х.-М.О. Хашаева. М.: Наука, 1958. С.60-120.

13. Договор между Россией и Персией об уступке в пользу России прикаспийских земель, подписанный 12 октября 1723 г^/Русско-дагестанские отношения XVII первой четверти XVIII вв. Док. и мат. Сост.Р.М. Маршаев. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1958. С.284-287.

14. Договор между Россией и Турцией о захваченных землях и сферах влияния на Кавказе, подписанный 12 июня 1724 г.//Там же. С.297-302.

15. Донесения английских посланников и резидентов при русском дворе (1728-1743 гг.) Сб.РИО: тип.имп.АН, 1889-1897. Т.66. 445 с. Т.76. 545 с. Т.96. 579 с. Т.99. 224 с.

16. Кабардино-русские отношения в XVI XVIII вв. В 2-х т. Документы и материалы.Сост. В.М.Букалова. М.: изд-во АН СССР, 1957. Т.2. XVIII в. 423 с.

17. Лерх И.Я. Известия о втором путешествии доктора и коллежского советника Лерха в Персию от 1745 по 1747 гг. СПб., 1790. 4.50: август. 98 е.; 1791. 4.55: январь. 97 с. 4.58: апрель. 106 с. 4.61: июль. 102 с. 4.62: август. 96 с.

18. Лопухин. А.И. Журнал путешествия через Дагестан 1718 Г.//ИГЭД. С.3-46.

19. Новая история Ирана. Хрестоматия. М.: Наука, 1988. 326 с.

20. Персидские исторические документы в книгохранилищах Грузии. Тбилиси: Мецниереба, 1974. Кн. 1.Вып.4. 127 с.

21. Походный журнал 1722 г. июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь. СПб., 1913. 194 с.

22. Походный журнал 1723 г. Январь. СПб., 1913. 185 с.

23. Протоколы, журналы и указы Верховного тайного Совета (1726-1730 гг.) Под ред. Н.Ф.Дубровина//Сб.РИО. СПб.: тип. Кавказского горского управления, 1886-1887. Т.55. 503 с. Т.56. 558 с.

24. Соймонов Ф.И. Описание Каспийского моря и чиненных на оном российских завоеваний, яко часть истории Государя императора Петра Великого. СПб.: изд-во тип.имп.АН, 1763, 380 с.

25. Трактат, заключенный между российскими и персидскими дворами в лагере при Гяндже, 10 марта 1735 г.//Договоры России с Востоком, политические и торговые. Сост. Т.Д. Юзефович. СПб.: тип.Бакста, 1869. С.200-207.

26. Трактат между российским и турецким двором, заключенный в лагере при Белграде, 18 сентября 1739 г.//Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Т.7. Док. 7.900. С.890-904.

27. Хроника войн Джара в XVIII столетии. Баку: тип.АН Аз.ССР, 1931. 79 с.

28. Юдин А.П. Россия и Персия в конце 1742 г. (По письмам переводчика В.Братищева канцлеру князю А.Черкасскому/УРусский архив, 1889. Кн.1. Ч.З. С.368-392.1.. КНИГИ:

29. Абдурахманов А.А. Азербайджан во взаимоотношениях России, Турции и Ирана в первой половине XVIII в. Баку: изд-во АН Аз.ССР, 1964. 99 с.

30. Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана XVII начала XIX вв. Махачкала: тип.ДНЦ РАН. Кн.1,1999. 393 с. Кн.2. 2001. 286 с,

31. Алиев Ф.М. Антииранские выступления и борьба против турецкой оккупации в Азербайджане в первой половине XVIII века. Баку: Элм, 1975. 231 с.

32. Алкадари М.-Г. Асари Дагестан: исторические сведения о Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1994. 184 с.

33. Арунова М.Р., Ашрафян К.З. Государство Надир-шаха Афшара: очерки общественных отношений в Иране в 30 40-х гг. XVIII в. М.: ИВЛ, 1958. 284 с.

34. Ахмадов Я.З. История Чечни с древнейших времен до конца XVIII века. М.:Мир дому твоему, 2001. 424 с.

35. Бакиханов А.-К.А. Гюлисган-и Ирам: из истории Дагестана и Ширвана с древнейших времен до 1813 г. Баку: Элм, 1991. 304 с.

36. Березин И.И. Путешествие по Дагестану и Закавказью. В 2-х ч. Казань: унив.тип., 1849- 1850. 4.1. 120 с. 4.2. 134 с.

37. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. М.: Международные отношения, 1999. 254 с.

38. Ю.Бобылев B.C. Внешняя политика России эпохи Петра I. М.: изд.-во унив. Дружбы народов. 1990. 166 с.11 .Боцвадзе Т.Д. Народы Северного Кавказа в грузино-русских политических отношениях XVI XVIII вв. Тбилиси: Мецниереба, 1974. 106 с.

39. Бутурлин Д.П. Военная история походов россиян в XVIII столетии. В 2-х ч. СПб.: изд-во имп.АН, 1819 1823. 4.1. Т.1. 322 е.; Чл. Т.2. 740 е.; 4.1. Т.З. 411 с. ; 4.2. Т.4. 154 с.

40. Бушев П.П. Посольство Артемия Волынского в Иран в 1715 1718 гг. (по русским архивам). М.: Наука, 1978. 286 с.

41. Валкшневский К. Преемники Петра/Пер. с франц. Н.Васина. М., 1990. 359 с.

42. Витол А.В. Османская империя (начала XVIII века). М.: Наука, 1987. 135 с.

43. Гаджиев В.Г. Разгром Надир-шаха в Дагестане. Махачкала: ГЖТ МПРД, 1996. 261 с.

44. Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. М.: Наука, 1965. 391 с.

45. Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. М.: Международные отношения, 2001. 462 с.

46. Гаджиева С.Ш. Кумыки. М.: Наука, 1961. 388 с.

47. Иноземцева Е.И. Дагестан и Россия в XVIII первой половине XIX в.: Махачкала: Ч.П. Султанбекова, 2001. 223 с.

48. История внешней политики России. XVIII век. М.: Международные отношения, 1998. 293 с.

49. История Дагестана в 4-х т. М.: Наука, 1961. Т. 1. 431 с.

50. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. (Отв.ред.Б.Б.Пиотровский). М.: Наука, 1988. 544 с.

51. Левиатов В.Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке. Баку: изд-во АН Аз.ССР, 1948. 226 с.

52. Лысцов В.П. Персидский поход Петра I 1722-1723 гг. М.: изд-во МГУ, 1951. 247 с.

53. Мавродии В.В. Экономический рост, внутренняя и внешняя политика царизма в конце XVII первой половине XVIII в. М.: АН СССР, 1957. 68 с.

54. Магомедов .P.M. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в XVIII начале XIX вв. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1957. 407 с.

55. Магомедов P.M. Даргинцы в дагестанском историческом процессе. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1999. 504 с.

56. Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М.: Наука, 1966. 323 с.

57. Мейер М.С. Османская империя в XVIII в. Черты структурного кризиса. М.: Наука, 1991. 257 с.

58. Михнева Р.А. Россия и Османская империя в середине XVIII в. (17391756 гг.) М.: Наука, 1985. 183 с.

59. Неверовский А.А. Краткий взгляд на Северный и Средний Дагестан в топографическом и статистическом отношениях до уничтожения влияния лезгин на Закавказье. СПб.: тип. Учебных заведений, 1848. 42 с.

60. Очерки истории Дагестана. В 2-х т. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1957. Т.1. 475 с.

61. Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. М.:Наука, 1990. 278 с.

62. Петрушевский Л.И. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-XIX вв. Л.: ЛГУ, 1949. 383 с.

63. Потто В.А. Два века терского казачества (1557-1801). В 2-х т. Владикавказ, 1912. Т.1. 116 с; Т.2. 247 с,

64. Потто В.А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях (В 5-ти т.). СПб.: изд-во Березовского, 1885. Т.1. 164 с.

65. Рамазанов Х.Х., Шихсаидов А.Р. Очерки истории Южного Дагестана с древнейших времен до конца XIX в. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1964. 276 с.

66. Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. М.: изд-во социально-экономической литературы, 1958. 343 с.

67. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М.: Мысль, 1963. Кн.9. Т.18. С.345-700; Кн.10.Т.19. С.7-327; Т.20. С.ЗЗ 1-780; Кн.11. Т.22. С.319-598.

68. Сотавов Н.А. Крах «Грозы Вселенной». Махачкала: ГЖТ МПРД, 2000. 219 с.

69. Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях XVIII в. От Константинопольского договора до Кючук-Кайнарджийского мира: 1700-1774 гг. М.: Наука, 1991. 223 с.

70. Ульяницкий В.А. Русские консульства за границей в XVIII веке. В 2-х ч. М.: изд-во имп.АН, 1889. 4.1 678 с.

71. Умаханов М.-С.К. Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII в. Махачкала: Даг.ФАН СССР ИИЯЛ, 1973.251 с.

72. Шихалиев Д.М. Рассказ кумыка о кумыках. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1993. 140 с.

73. Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия в первой половине XVIII в. Баку: Элм, 1988. 159 с.1.I. СТАТЬИ

74. Ашрафян К.З. Падение державы Сефевидов (1502-1722 гг.) Очерки по истории стран Среднего Востока. М.: изд-во МГУ, 1951. С. 198-210.

75. Бадербейли Р.Ф. Отношение западноевропейских дипломатов к Персидскому походу Петра 1//Изв.АН Азерб.ССР. Сер ист.,филос.и права. Баку, 1974. № 4. С.42-51.

76. Блиев М.М. Кавказская война: социальные истоки и сущность//История СССР. 1983, №2. С.54-75.

77. Витол А.В. Османская империя и международные отношения в 17181735 гг.//Османская империя: государство, власть и социально-политическая структура. М., 1990. С.306-316.

78. Гаджиев В.Г. Борьба народов Дагестана против владычества Ирана в начале XVIII в.,//Уч.зап.ИИЯЛ ДФАН СССР. Махачкала, 1963. С.66-95.

79. Гасанов М.Р. Каспийский поход Петра I важный этап в развитии русско-дагестанских отношений//Научная мысль Кавказа. Ростов н/Дону, 1995. №2. С.67-72.

80. Данилова Е.Н. «Завещание « Петра Великого//Проблемы методологии внешней политики России. М.: Наука, 1986. С.213-276.

81. Ибрагимбейли Х.-М. Россия и Северный Кавказ в XVI первой половине XIX в. в освещении современной буржуазной историографии //История СССР. 1982, № 2. С. 185-199.

82. Козлова А.Н. "Наме-йи Аламара-йи Надири" Мухаммад Казима о первом этапе похода Надир-шаха на Дагестан // Освободительная борьба народов Дагестана в эпоху средневековья. Махачкала: ИИЯЛ ДФАН СССР, 1986. С.71-81.

83. Ю.Козлова А.Н. Страница освободительной борьбы народов Дагестана//Страны и народы Востока. М.: Наука, 1976. Вып. 18. С. 125134.

84. Мельгунов Г.В. Поход Петра Великого в Персию//Русский вестник. М., 1874. Т.110. С.5-60.

85. Некрасов Г.А. Восточная проблема в 1725-1735 гг.//Очерки истории СССР. Россия во второй четверги XVIII в. М.: изд-во АН СССР, 1957. С.364-373.

86. Поляков Ю.А. Слово о Северном Кавказе//Северный Кавказ: геополитика, история, культура. Материалы Всероссийской конференции. Москва-Ставрополь, 2001. С.5-10.

87. Сотавов Н.А. Кавказская проблема в русско-иранских, русско-турецких и ирано-турецких отношениях XVIII в. (Зарубежная историография.) //Научная мысль Кавказа. Ростов на /Дону. 1998, № 2. С.77-85.

88. Тамай А.И. К вопросу о провале дагестанкой кампании шаха Надира (1741-1743 гг.) // уч. зап. ИИЯЛ Даг. ФАН СССР. 1958. Т.5. С. 103131.

89. Шульман Е.Б. О позиции России в конфликте с Турцией в 1735-1736 гг. //Балканский исторический сборник. Кишинев: Картя молдовенскя, 1973. Т.З. С.5-61.

90. Юнусова Л.И. Политика Англии в бассейне Каспийского моря в 30-40-х гг. XVIII века в английской историографии //Историография Ирана нового и новейшего времени. М., 1989. С.250-259.1.. ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ:

91. Астрабади М.М. Джахонгоша-е Надири. Техран: эштерат-е энджомен-е аср-е мелли, 1344/1962. 845 с.

92. Базен Ф. Намеха-йе табиб-е Надершах. Техран: чап-е табан, 1340/1961. 81 с.

93. Berkok I.Tarihte Kafkasya. Istanbul: istanbul matbaasi, 1958. 553 c.

94. Бина A.A. Тарих-е сийаси ва диплома-си-йе Иран. Аз Голнабад та Торкманчай. (1722-1829). Техран: энтешерат-е данешгах-е, 1337/1954. Т.1. 333 с.

95. Gokce С. Kafkasya ve Osmanli imperatorlugunun Kafkasya siaseti. Istanbul: has kultiirmis matbaasi, 1979. 235 S.

96. Доулатшахи Исмаил. Лешкаркаши-е Петер-е Кабир ва Иран // Сохан. Техран, 1964. №8-9. С.337-743.

97. Erel Dagistan ve dagistanlilar. Istanbul: istanbul matbaasi, 1961. 264 s.

98. Hammer von Ioseph. Geschichte des Osmanischen Reiches. Von Carlowischen bis zum Belgrader Frieden (1669-1739)Pest: Hartleben, 1831. Bd.7. 913 s.

99. Hekmat M.A. Essay sur L'Histoire des relations politiues irano-ottomanes de 1722 a' 1747. Paris, 1937. 308 s.

100. Hanway J.A. Historical Account of the British Trade over the Caspian Sea. London, 1762. Vol.1. 480 p.

101. Cassels L. The Struggle for the Ottoman Empire 1717-1770. London: Jon Murray, 1966. 197 p.

102. Casemzaden F. Russian Penetration the Caucasus//Russian Imperialism from Iwan the Great to the Rewoluttion. New Jersey: Rutges Uniw. Pres, 1974.239 р.

103. Kafli K. §imali Kafkasya. Istanbul: vakit matbaasi, 1942. 207 s.

104. Letin A. Russia in the Eingteenth Centuru. From Peter the Great to Catherine the Great. London, 1973. 139 p.

105. Lockhart L. Nadir Shah. A critical studu based mainlu upon contenporaru sources. London, 1938 idem: The Fall of the Safavi Dunastu and Afgan Occupation of Persia. Cambridge, 1958. 564 p.

106. Минорский Владимир. Тарихче-йе Надершах. Техран: декаппе мафлис, 1313/1934. 134 с.

107. Мохтодар Голам Хосейн. Набардхое бозорг-е Надершах. Техран: чан-е табан, 1337/1960. 171 с.

108. Мохаммад-Казим. ^Наме-йи Аламара-йи Надири77 /Изд. текста и предисловие Н.Д. Миклухо-Маклая. М., 1960-1966. (В 3-х т.). 513 с.

109. Сами, Шакир, Субхи, ве Иззи тарихи. Истанбул. 1198/1783. 338 с.

110. Сардарвар Абу Тораб. Тарих-е незами ва сийаси-йе довране Надершах-е Афшар. Техран: чапхана-е арташ-е шахиншахи, 1354/1975. 910 с.

111. Unat F.R. Osmanli seferleri ve seferetnameleri. Tamamlayip yayimliyan nrof. B.S. Bajkal. Ankara: tiirk tarih kurumu basimeki, 1968. 222 s .

112. Uzuncar§ili I.H. Osmanli tarihi. Karlofsca anlasmasinden XVIII yiizyilin sonlarina kadar. Ankara. Tiirk tarih kurumu basmeki, 1956. Ciltl. 595 s.

113. Экбаль Аббас. Тарих-е мофессол-е./Иран аз эстила-йе могул та энгераз-е Каджари-йе. Техран: шеркат-е чап-е китаб, 1360/1941. 445.194

114. V. ДИССЕРТАЦИИ И АВТОРЕФЕРАТЫ

115. Барышникова Н.В. Кавказская политика Петра I. Дис. канд. ист. наук. Махачкала, 1999.194 с.

116. Касумов P.M. Каспийский поход Петра I и русско-дагестанские отношения в первой трети XVIII в. Дис. канд. ист. наук. Махачкала, 1999.188 с.

117. Киласов Р.К. Русско-дагестанские экономические отношения в последней четверти XVII первой половине XVIII в. Дис. канд. ист. наук. М., 1971.

118. Мустафаев Т.Т. Азербайджан в 1722-1734 гг. и русско-турецкие отношения в Прикаспийском регионе. Автореферат дис.д-ра ист.наук. Баку, 1992. 47 с.

119. Тамай А.И. Провал захватнических планов шаха Надира в Дагестане. Дис. канд. ист. наук. М., 1951. 153 с.

120. Умаханов М.-С.К. Взаимосвязи народов Дагестана в XVII начале XIX в. Исследование экономической, политической и культурной интеграции народов. Автореф.дис. д-ра ист.наук. Махачкала, 1994. 41 с.

121. Чочиев В.Г. Международные отношения Ближнего Востока в XVI -XVIII вв. (в свете ирано-турецких мирных договоров) Автореф.дис. д-ра ист.наук. Тбилиси, 1972. 55 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 147582