Демократические транзиты на посткоммунистическом пространстве: взаимообусловленность внутренних и внешних факторов тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.02, кандидат политических наук Королев, Павел Андреевич

Диссертация и автореферат на тему «Демократические транзиты на посткоммунистическом пространстве: взаимообусловленность внутренних и внешних факторов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 478190
Год: 
2013
Автор научной работы: 
Королев, Павел Андреевич
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Тула
Код cпециальности ВАК: 
23.00.02
Специальность: 
Политические институты, процессы и технологии
Количество cтраниц: 
227

Оглавление диссертации кандидат политических наук Королев, Павел Андреевич

Введение.

Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

§1.1 Внутренние и внешние предпосылки демократических транзитов.

§1.2 Симметричные и асимметричные модели взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве.

Глава 2. Варианты демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

§2.1 Специфика демократического транзита в европейских посткоммунистических странах.

§2.2 Альтернативные случаи демократических транзитов в азиатской части посткоммунистического пространства.

Глава 3. Перспективы демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

§3.1 Тенденции взаимообусловленного развития внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

§3.2 Сценарии взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Демократические транзиты на посткоммунистическом пространстве: взаимообусловленность внутренних и внешних факторов"

Актуальность темы диссертации. Демократический транзит на посткоммунистическом пространстве представляет собой уникальный политический процесс, разворачивающийся одновременно в институциональной и социокультурной сферах, сопровождающийся при этом трансформациями в политике, экономике и т.д. Сложность и многофакторность данного явления в полной мере сказывается на инвариативности траекторий трансформаций на всем его протяжении.

В настоящее время можно констатировать наличие государств, как успешно осуществляющих демократический транзит (Чехия, Польша, Словакия, Венгрия, Словения и др.), так и явных аутсайдеров в данном отношении (Туркменистан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Грузия и пр.). При этом преимущественно безуспешно осуществляется демократический транзит в азиатских республиках на фоне в целом результативной демократизации европейских посткоммунистических стран.

На посткоммунистическом пространстве наблюдается определенная детерминированность успешности демократических транзитов взаимообусловленностью внутренних и внешних факторов: подавляющее большинство демократий фиксируется именно в европейской, а авторитарных политических режимов - в азиатской части посткоммунистического пространства, находящихся в зонах влияния НАТО, ЕС, США и ОДКБ, ШОС, РФ соответственно. Одновременно с этим на каждую из стран посткоммунистического пространства воздействует совокупность внутренних факторов, обусловливая многообразие вариантов демократического транзита в его европейской и азиатской частях.

Таким образом, актуализируется необходимость методологической систематизации детерминированного взаимообусловленностью внутренних и внешних факторов процесса демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что тема осуществления демократического транзита на посткоммунистическом пространстве в контексте взаимообусловленности внутренних и внешних факторов является актуальной.

Степень разработанности проблемы. Совокупность исследований, направленных на рассмотрение внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве, можно классифицировать следующим образом.

Первую группу составляют работы, посвященные теоретико-методологическим аспектам исследования демократического транзита (Ванханен Т., Гончаров П.К., Даймонд Л., Карл Т.Д., Круассан А., Мельвиль А.Ю., Меркель В., Скочпол Т., Хантингтон С., Шмиттер Ф.)1.

Во второй группе представлены исследования, анализирующие непосредственно посткоммунистические трансформации (Батанина И.А., Бродовская Е.В., Глинкина С.П., Головаха Е.И., Малинова О.Ю., Мелешкина Е.Ю., Орлик И.И., Панина Н.В., Пшеворский А., Федотова H.H.)2.

В третьей группе исследований рассматриваются вопросы, касающиеся специфики демократического транзита в европейских посткоммунистических странах (Адамский В., Заборовский В., Главачек П., Коровицына Н.В.,

Vanhanen Т Democratization A Comparative Analysis of 170 Countries - London Routledge 2003 302 p Гончаров П К Политический транзит от концепции модернизации к парадигме транзитологии // Вестник МГУ Серия 18 2006 № 2 С 59-78 Даймонд Л Прошла ли "третья волна" демократизации0 [Электронный ресурс] URL http //www polisportal ru/files/F île/puvlication/Starie publikacii Polisa/D/1999- 1-3

Dimond Proshla h 3 volna demokratizacn pdf (дата обращения 15 04 2013), Карл ТЛ, Шмиттер Ф Демократизация концепты постулаты гипотезы (Размышления по поводу применимости транзитологической парадигмы при изучении посткомм} нистических трансформаций) И Полис 2004 № 4 С 627, Мельвиль А Ю Методология "воронки причинности" как промеж\ точный синтез "стр>ктуры и агента" в анализе демократических транзитов // Полис 2002 № 5 С 54-59, Меркель В Круассан А Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях // Полис 2002 № 1 С 6-17, Skocpol Th States and Social Revolutions A Comparative Analysis of France, Russia and China - Cambridge Cambridge Umv Press, 1979 407 p , Хантингтон С Третья вочна Демократизация в конце XX века - Москва РОССПЭН 2003 368 с

Бродовская Е В , Батанина И А Демократический транзит в посткоммунистических странах Диалог Восток -Запад становление и развитие постсоциалистических систем матер Междунар конф , организованной в рамках Международного дискуссионного клуба (Прага 30 октября - 1 ноября 2006 г) // Приложение к журналу "Мир и Согласие" - Москва Домино 2007 С 23-29, Глинкина С П Орлик И И Трансформации на постсоциалистическом пространстве - Санкт-Петерб\ рг Алетейя 2009 352 с Головаха Е И Панина H В Постсоветская аномия особенности выхода из состояния аномической деморализованности в России и на Украине // OHC 2008 № 6 С 510 Малинова О Ю Идеологический плюрализм и трансформация публичной сферы в постсоветской России // Полис 2007 № 1 С 6-21, Мелешкина Е Ю Государственная состоятельность постсоветских территориальных политий // Сравнительная политика 2012 № 1 С 118-132, Пшеворский А Демократия и рынок Политические и экономические реформы в Восточной Европе и Латинской Америке - Москва РОССПЭН, 1999 319 с , Федотова H H СМИ и посткоммунистические преобразования // Полис 2012 № 1 С 186-187

Лактионова Н.Я., Мациевский Ю., Нисневич Ю.А., Сидоренко А., Тарасов И.Н., Уайт С.)3.

Четвертая группа объединяет исследования особенностей демократического транзита в азиатской части посткоммунистического пространства (Болд Р., Дорожкин Ю., Ибраева Г.К., Игбаев Р., Исламов Б.А., Погосян Г.А., Родионов В., Светлов А., Швецова Д.С., Эсенбаев А.)4.

Исследователями отдельно изучаются воздействия внутренних и внешних факторов на демократический транзит в посткоммунистических государствах. При этом не получает достаточного освещения взаимообусловленность внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве. Остается дискуссионным вопрос об их взаимозависимости и взаимообусловленности; в литературе, посвященной исследуемому вопросу, недостаточное внимание уделено типологизации рассматриваемых взаимообусловленных процессов. Исходя из этого, демократический транзит на посткоммунистическом пространстве в контексте взаимообусловленности его внутренних и внешних факторов может быть объектом самостоятельного научного исследования.

Объектом исследования является демократический транзит на посткоммунистическом пространстве.

Адамский В , Заборовский В Динамика структурного конфликта в ходе смены системы Польша в 1980-2000 гг // Социс 2002 № 6 С 50-62, Главачек П Политические партии и общество в современной Беларуси // Полис 2010 №> 2 С 64-74 Коровицына Н В Уроки вестернизации Восточной Европы "Пост-89" Социогуманитарная критика II Социс 2009 № 5 С 30-39 Лактионова Н Я Общество Эстонии проблемы консолидации // СГЗ 2009 № 6 С 298-304 Мациевский Ю Смена транзит или цикл динамика политического режима в Украине в 2004-2010 гг //Полис 2010 № Ъ С 17-37 Нисневич Ю А Постсоветская Россия двадцать лет спустя//Полис 2013 № 1 С 100111 Сидоренко А Югославская трагедия двадцать лет спустя // Власть 2012 № 2 С 130-136, Тарасов II Констит\ ционные основы бикамерализмд в России Польше и Чехии // Власть 2003 № 1 С 59-65 Уайт С Прошлое и будущее тоска по коммунизм} и ее последствия в России, Белоруссии и Украине // Мир России 2007 Т XVI № 2 С 25-47

4 Болд Р Социальные конфликты переходного периода Монголии // Социс 2008 № 4 С 37-43, Дорожкин Ю , Игбаев Р Роль политических традиций в современном политическом режиме Республики Казахстан // Власть 2009 № 10 С 133-137, Ибраева Г К Из опыта поисков национальной идентичности и легитимных структур управления в Кыргызстане II Социс 2008 № 1 С 85-91, Исламов Б А Узбекистан по пути реформ и стратегического партнерства//Внешнеэкономические связи 2004 Т 12 № 12 С 12-17, Погосян Г А Социальные трансформации в Армении // Социс 2005 № 12 77-86 Родионов В Национальная безопасность Монголии в контексте отношений с Россией // Власть 2013 № 2 С 137-140, Светлов В А Грузино-Югоосетинский конфликт Размышления конфликтолога // Полис 2009 № 3 С 65-73, Швецова Д С Политические риски в государствах Центральной Азии // Полис 2008 № 2 С 147-156 Эсенбаев А "Революция тюльпанов" в Кыргызстане и особенности трансформации политической системы попытка осмысления//Власть 2009 N° 3 С 144-147

Предметом исследования выступает содержание взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

Цель исследования состоит в комплексном анализе особенностей, закономерностей и вариантов взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита в посткоммунистических государствах для выявления тенденций развития данного процесса.

Задачи исследования: определение внутренних и внешних предпосылок демократических транзитов; выявление симметричных и асимметричных моделей взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве; установление специфики демократического транзита в европейских посткоммунистических странах; анализ альтернативных случаев демократических транзитов в азиатской части посткоммунистического пространства; выявление тенденций взаимообусловленного развития внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве; определение сценариев взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита.

Гипотеза исследования. Внешние факторы влияют на определение вектора демократического транзита посредством мобилизации или импорта политико-экономических ресурсов и их использования в соответствии с интересами поставляющего их субъекта. Эта ситуация усугубляется тем, что внутренние факторы демократического транзита в посткоммунистическом государстве начинают функционировать и воздействовать на него в соответствии с ожиданиями поддерживающего субъекта вследствие стремления правящей элиты контролируемой страны получить дополнительные преимущества от отношений с контролирующим актором. Из-за незавершенности демократического транзита на посткоммунистическом пространстве, особенно в его постсоветской части, сохраняется внутри- и внешнеполитическая нестабильность, что в перспективе с высокой долей вероятности будет вызывать инверсии демократического транзита.

Теоретико-методологические основы исследования. Исследование базируется на положениях и выводах ведущих отечественных и зарубежных ученых, специализирующихся на изучении внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве. Анализ внутренних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве основан на теории волн демократизации С. Хантингтона, концепции идеалтипических форм демократического транзита Ф. Шмиттера и Т.Л. Карл, типологии переходных политических режимов Л. Даймонда, концепции многомерного статистического анализа политических систем А.Ю. Мельвиля и др. Теоретической базой исследования внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве являются: теория диффузионизма Ф. Ратцеля, теория "Хартленда" X. Дж. Маккиндера, теория "морской мощи" А. Мэхэна, теория "Римленда" Н. Дж. Спайкмена и др. Анализ базировался на совокупности приемов, методов, принципов, применяемых в политической и смежных с ней науках, прежде всего истории и социологии. При проведении исследования были использованы следующие подходы: структурно-функциональный, в рамках которого комплексно анализируются функции внутренних и внешних факторов в структуре изучаемых трансформационных процессов, позволяя исследовать их значимость; системный (подход), способствующий выявлению особенностей взаимодействия внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве, установлению возникающих при этом обратных связей; социокультурный (подход), учитывающий влияние политико-культурных особенностей каждого конкретного посткоммунистического общества на успешность демократического транзита в нем; неоинституциональный (подход), предполагающий анализ как формальных, так и неформальных практик политического взаимодействия, возникающих в процессе взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

В ходе исследования применялись методы типологического, системного и сравнительного анализа. В работе использовались такие эмпирические методы исследования, как ивент-анализ, интент-анализ, традиционный анализ документов, вторичный анализ результатов социально-политических исследований.

Эмпирическая база кандидатской диссертации представлена качественными и количественными социально-политическими исследованиями, выполненными в 2006-2013 гг., часть из которых проведена при непосредственном участии автора:

Политический атлас современности" (2006 г.): дискриминантный анализ. Руководители: А.Ю. Мельвиль, М.В. Ильин, Е.Ю. Мелешкина, М.Г.

Миронюк, Ю.А. Полунин, И.Н. Тимофеев, Я. И. Ваславский. Институт общественного проектирования и МГИМО (Университета) МИД России. Количество проанализированных случаев - 192;

Влияние внутренних и внешних факторов на процесс демократического транзита в современной России" (2009 г.): ивент-анализ. Руководители: Е.В. Бродовская, П.А. Королев, лаборатория социально-политических исследований ТулГУ. Количество проанализированных событий - 30;

Влияние внутренних и внешних факторов на процесс демократического транзита в современной России" (2010 г.): интент-анализ. Руководители: Е.В. Бродовская, П.А. Королев, лаборатория социально-политических исследований ТулГУ. Количество проанализированных источников - 17 (Послания Президента России Федеральному Собранию);

О состоянии свободы в мире" (2011 г.): мониторинг. Руководитель: Уильям Г. Тафт IV, неправительственная организация Freedom House. Количество проанализированных случаев - 192;

Взаимообусловленность внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве" (20112013 гг.): ивент-анализ. Руководители: Е.В. Бродовская, П.А. Королев, лаборатория социально-политических исследований ТулГУ. Количество проанализированных событий - 348;

Индекс демократии" (2012 г.): мониторинг. Руководитель: Ф. Тодд, исследовательская компания The Economist Intelligence Unit. Количество проанализированных случаев - 167;

Индекс Трансформации Бертельсманна" (2012 г.): мониторинг. Руководители: Л. Мон, Б. Мон, Г. Тилен и Й. Дрэгер, Международный фонд Бертельсманна. Количество проанализированных случаев - 119;

Взаимообусловленность внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве" (2013 г.): вторичный анализ данных. Руководители: Е.В. Бродовская, П.А. Королев, лаборатория социально-политических исследований ТулГУ. Количество проанализированных источников - 6 ("Индекс институциональных основ демократии" (2006 г.), "О состоянии свободы в мире" (2011 г.), "Индекс демократии" (2012 г.), "Индекс Трансформации Бертельсманна" (2012 г.), "Индекс государственности" (2006 г.), "Взаимообусловленность внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве" (2011-2013 гг.)).

В целях комплексного освещения проблемы исследования применялись и иные источники информации: фундаментальные работы по исследуемой проблеме, а также публикации в периодических изданиях.

Научная новизна работы состоит в следующем: проанализировано влияние внешнего фактора на демократический транзит в посткоммунистических государствах, выступающего в них ограничителем уровня успешности данного процесса таким образом, что общество, на которое осуществляется воздействие в рамках указанного фактора, не может быть демократичнее влияющего на него; соотнесены формы демократического транзита С. Хантингтона и идеалтипические формы демократического перехода Ф. Шмитерра-Т.Л. Карл применительно к посткоммунистическому пространству, в результате чего было установлено соответствие формы "перестановки" пактированному переходу, элементов формы "замены" и "перестановки" реформистскому переходу, формы "замены" революционному переходу, формы "трансформации" навязанному переходу, что позволило определить их сходства и различия, глубже понять процессуальные особенности, причины и движущие силы демократического транзита на посткоммунистическом пространстве;

- предложены симметричные и асимметричные модели взаимообусловленности внутренних (мобилизация масс, легитимация политического режима и пр.) и внешних (членство в военно-политических блоках, самостоятельность политического руководства государств и др.) факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве для комплексного анализа исследуемых процессов. Свойства симметричности и асимметричности были прослежены в отношении форм, этапов, стратегий осуществления демократического транзита на посткоммунистическом пространстве;

- разработана авторская методика классификации посткоммунистических государств по критерию взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на текущий момент. В соответствии с данной методикой выделены внутренний и внешний показатели, что позволило разделить государства посткоммунистического пространства на демократические, полудемократические, полуавторитарные и авторитарные, а также на включенные, переключающиеся и самостоятельные;

- выделены сценарии взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита посткоммунистических обществ, которые заключаются в достижении государствами, в соответствии с авторской методикой, статуса переключающихся, что позволяет им выйти из сферы влияния других стран и преодолеть ограничения по потенциально возможной степени демократизации, а также в пересмотре форсированных интеграционных отношений и процессов, в том числе в ходе достраивания правого фланга спектра политических сил и прихода к власти его национал-консервативных представителей.

Положения, выносимые на защиту:

1. В диссертации установлено, что причиной и важным условием демократического транзита может являться взаимообусловленность внутренних и внешних факторов, оказывающая влияние на государственное функционирование. Результативность демократического транзита в значительной степени зависит от того, в чьей зоне влияния в дальнейшем окажется государство. Если страна, его осуществляющая, будет находиться в зоне влияния уже устоявшейся демократии, то вероятность его успешности возрастает. В случае, когда она находится под влиянием авторитарного или гибридного государства, шансы на её демократизацию существенно снижаются. Кроме того, ощутимое влияние на успешность демократизации оказывает наличие всех необходимых для этого ресурсов, которые могут приобретаться в обмен на вхождение государства в сферу влияния другой страны при их первоначальном отсутствии. В случае самостоятельной демократизации государства успешность данного процесса будет определяться политической волей его руководства, а также принятыми в обществе политическими традициями.

2. В современной науке наиболее распространены две типологии форм демократического транзита на посткоммунистическом пространстве. Первая из них представлена в работах С. Хантингтона, в которых выделяются три формы демократического транзита: трансформация, замена и перестановка.

При этом первые две являются асимметричными, а последняя - симметричной моделью взаимообусловленного развития внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве. Вторая классификация принадлежит Т.Л. Карл и Ф. Шмиттеру, которые выделили четыре формы демократического перехода: пактированный, навязанный, революционный и реформистский. Из представленных форм лишь пактированный переход теоретически приближается по своим параметрам к симметричному относительно взаимообусловленного развития внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве, что, однако, не гарантирует подобной симметрии на практике; остальные модели являются асимметричными. Кроме того, свойства симметричности и асимметричности взаимообусловленного развития внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве проявляются также в этапах и стратегиях его осуществления.

3. В диссертации разработана и предложена методика анализа взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве.

В соответствии с данной методикой анализируется реализация двух ключевых показателей: внутреннего и внешнего. Для получения объективных результатов представилось необходимым осуществлять их анализ в трех измерениях: явном, латентном и темпоральном, для чего были разработаны принципы и правила их использования.

В рамках внутреннего показателя были предложены следующие переменные: территориальная целостность (эмпирические индикаторы явного измерения: гражданская война, нарушение территориальной целостности; эмпирические индикаторы латентного измерения: дискриминация и ущемление прав и свобод групп граждан, подавление гражданской позиции насильственными и неправовыми методами, осужденными на уровне международного сообщества), а также легитимная передача власти (эмпирические индикаторы явного измерения: силовой захват власти, отсутствие прижизненной смены власти; эмпирические индикаторы латентного измерения: институт преемничества, лимитирование политических оппонентов). Темпоральное измерение использовалось для прояснения спорных ситуаций.

Для внешнего показателя были предложены следующие переменные: отсутствие подчиненного членства в военно-политической организации, автономная риторика политического руководства, отсутствие чужих военных частей и объектов на территории государства.

4. Таким образом, в диссертации выделены двенадцать вариантов взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве: демократический включенный (демократическое государство в сфере чужого влияния), демократический переключающийся (демократическое государство, входящее или выходящее из сферы чужого влияния), демократический самостоятельный (демократическое государство, не входящее в сферу чужого влияния), полудемократический включенный (государство с проблемами в демократическом развитии в сфере чужого влияния), полудемократический переключающийся (государство с проблемами в демократическом развитии, входящее или выходящее из сферы чужого влияния), полудемократический самостоятельный (государство с проблемами в демократическом развитии, не входящее в сферу чужого влияния), полуавторитарный включенный (авторитарное государство с элементами демократического развития в сфере чужого влияния), полуавторитарный переключающийся (авторитарное государство с элементами демократического развития, входящее или выходящее из сферы чужого влияния), полуавторитарный самостоятельный (авторитарное государство с элементами демократического развития, не входящее в сферу чужого влияния), авторитарный включенный (авторитарное государство в сфере чужого влияния), авторитарный переключающийся (авторитарное государство, входящее или выходящее из сферы чужого влияния), авторитарный самостоятельный (авторитарное государство, не входящее в сферу чужого влияния).

5. В диссертации доказывается, что высокий процент демократических и полудемократических государств в европейской части посткоммунистического пространства (45%) прямо пропорционален количеству стран, находящихся в сфере влияния западных демократий (60%). Данные показатели основаны на соотношении приведенных категорий стран к их общему числу на данной территории. При этом к демократическим переключающимся государствам относится Черногория; к демократическим включенным - Словакия, Чехия, Венгрия, Польша, Словения, Румыния, Болгария; к полудемократическим переключающимся - Македония; к полуавторитарным переключающимся -Сербия, Молдавия, Босния и Герцеговина; к полуавторитарным включенным -Литва, Эстония, Латвия, Хорватия и Албания; к авторитарным самостоятельным - Россия; к авторитарным переключающимся - Украина; к авторитарным включенным - Белоруссия. Случаев демократических самостоятельных, полудемократических самостоятельных, полудемократических включенных и полуавторитарных самостоятельных государств в европейской части посткоммунистического пространства выявлено не было. Именно данная территория наиболее разнообразна по результатам демократического транзита. На ней представлены восемь из двенадцати возможных вариантов демократического транзита в исследуемом контексте.

6. В диссертации установлено: высокий процент авторитарных и полуавторитарных государств в азиатской части посткоммунистического пространства (100% от общего числа стран) коррелирует с относительно большим количеством самостоятельных и переключающихся государств (55% от общего числа стран), что позволяет сделать вывод о доминировании авторитарных традиций осуществления власти на данной территории. При этом к полуавторитарным самостоятельным государствам относится Монголия; к авторитарным самостоятельным - Туркмения; к авторитарным переключающимся - Грузия, Узбекистан и Азербайджан; к авторитарным включенным - Армения, Киргизия, Таджикистан и Казахстан. Случаев демократических самостоятельных, демократических переключающихся, демократических включенных, полудемократических самостоятельных, полудемократических переключающихся, полудемократических включенных, полуавторитарных переключающихся и полуавторитарных включенных государств в азиатской части посткоммунистического пространства выявлено не было. Эта территория наиболее гомогенна по результатам демократического транзита в исследуемом контексте. В нем представлены лишь четыре из двенадцати его возможных вариантов. В целом результаты исследования на 38%, 66%, 41%, 55% и 64% совпадают с Индексом демократии стран мира (The Democracy Index) на 2012 год, рейтингом Состояния свободы в мире (Freedom in the World) на 2011 год, Индексом трансформации Бертельсманна на начало 2012 года, Индексом институциональных основ демократии на 2006 год и Индексом государственности на 2006 год соответственно.

7. В диссертации доказывается, что ведущей тенденцией демократического транзита стран Юго-Восточной и Центрально-Восточной Европы, а также примыкающих к ним прибалтийских республик является достраивание там национал-консервативного крыла спектра политических сил. Это позволит им пересмотреть результаты форсированных интеграционных процессов и, возможно, сконцентрироваться на выстраивании региональной идентичности. Для постсоветских государств, за исключением стран Прибалтики, ведущими факторами, определяющими взаимообусловленность внутренних и внешних факторов их демократического транзита, будут являться сила президентской власти и стиль поведения политической элиты. В случае ослабления президентской власти будет возникать возможность перехода государства в сферу влияния НАТО, ЕС, США, и, наоборот, в случае сохранения сильной президентской власти республика будет тяготеть к сфере влияния ОДКБ, ШОС, РФ.

8. Для стран, не входящих в постсоветское пространство, на данный момент можно указать два сценария взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита: первый, менее вероятный, -исключение из интеграционных евро-атлантических процессов и второй -национал-консервативный откат, вызванный приходом к власти политических партий соответствующей ориентации, что приведет к некоторому демократическому отступлению и усилению самостоятельности во внешнеполитической деятельности государств. Для постсоветских республик существует отдельный сценарий достижения подобной цели - нахождение в переключающемся состоянии, что, с одной стороны, может дать частичную поддержку западных демократий без однозначного делегирования им части суверенитета, а с другой стороны, сохраняет возможность для маневрирования во внешнеполитической сфере с целью получения дополнительных выгод в отношениях с претендующими на влияние в них государствами.

Теоретическая и практическая значимость работы. Внесен научный вклад в транзитологию в контексте исследования взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве. Данные, полученные в результате исследования, могут быть использованы в учебных курсах "Сравнительная политология", "Теория политики", "Политическая социология". Разработанные автором рекомендации могут представлять интерес для органов государственной власти посткоммунистических стран.

Тема исследования соответствует паспорту специальности 23.00.02 "Политические институты, процессы и технологии" пункту 10 "Основные концепции политических изменений современности (Бихевиористские и когнитивистские подходы к объяснению политического процесса. Марксистские традиции в объяснении пружин социальных и политических движений. Идеи циклической динамики. Политическое развитие в контексте постмодерна. Теория политического акционизма. Теории политической модернизации. Демократический транзит и т.д.). Концептуальные трактовки мировых политических процессов: современные школы и представления.

Геополитические школы и подходы. Концепция устойчивого развития в контексте политической науки".

Апробация работы. Результаты исследования апробированы автором в следующих формах:

1. Выступления на научно-практических конференциях: XV Всероссийские чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2006); XVII Всероссийские чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2008); Научно-практическая конференция "Демократические реформы в России в конце XX -начале XXI в.: успехи, неудачи и перспективы" (Тула, 2009); XVIII Всероссийские чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2009); Научная конференция "Ломоносовские чтения" (Москва, 2009); Международная молодежная научная конференция XXXV "Гагаринские чтения" (Москва, 2009); Международная научно-практическая конференция "Гражданское общество. Взгляд студенчества" (Тула, 2009); IV молодежная научно-практическая конференция Тульского государственного университета "Молодежные инновации" (Тула, 2010); Научная конференция "Ломоносовские чтения" (Москва, 2010); XIX Международные чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2010); 6-я Всероссийская конференция "Проблемы российского самосознания: философия Льва Толстого" (Тула, 2010); V магистерская научно-техническая конференция (Тула, 2010); Молодежный научный форум "Развитие политической психологии: взгляд молодых исследователей" (Москва, 2010); VI Всероссийская научная конференция "Сорокинские чтения" (Москва, 2010); II Международная научно-практическая конференция "Гражданское общество. Взгляд студенчества" (Тула, 2010); Всероссийская научная конференция "Лингвориторика: теоретические и прикладные аспекты" (Тула, 2010); Научная конференция "Ломоносовские чтения" (Москва, 2011);

XX Международные чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2011); Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием "Формирование толерантности в молодежной среде" (Тула, 2011); VI магистерская научно-техническая конференция (Тула, 2011); VII Всероссийская научная конференция "Сорокинские чтения - 2011" (Москва,

2011); Всероссийская научная конференция "От СССР к РФ: 20 лет - итоги и уроки" (Москва, 2011); VI молодежная научно-практическая конференция Тульского государственного университета "Молодежные инновации" (Тула,

2012); XXI Международные чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2012); III Международная научно-практическая конференция "Гражданское общество. Взгляд студенчества" (Тула, 2012); Научная конференция "Ломоносовские чтения" (Москва, 2012); I Международная конференция "Ценностные приоритеты, стратегии поведения и перспективы развития современной молодежи. Молодежь и социальный компьютинг" (Москва, 2012); VII региональная молодежная научно-практическая конференция Тульского государственного университета "Молодежные инновации" (Тула, 2013); IV Международная научно-практическая конференция "Гражданское общество. Взгляд студенчества" (Тула, 2013); XXII Международные чтения студентов, аспирантов и молодых учёных "XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки" (Тула, 2013); Научная конференция "Ломоносовские чтения" (Москва, 2013).

2. Изложение основных положений и выводов работы в ряде научных статей общим объемом 4,2 п. л.

3. Обсуждение вопросов диссертации на кафедре социологии и политологии Тульского государственного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав (включающих 6 параграфов), заключения общим объемом 227 страниц. Библиография содержит 138 наименований.

Заключение диссертации по теме "Политические институты, процессы и технологии", Королев, Павел Андреевич

Заключение

Ведущими научными концепциями, объясняющими влияние внутренних и внешних факторов на процесс демократического транзита на посткоммунистическом пространстве . являются концепции

Р. Коллинза-Д. Уоллера и Г. Дерлугьяна. Они базируются на том, что как направленность, так и результативность посткоммунистических демократических транзитов могут определяться различными внутренними и внешними факторами.

В данном контексте концепция Р. Коллинза-Д. Уоллера носит более многофакторный характер, т. к. в ней выделяются принципы геополитической динамики, проводится их концептуальная адаптация к реалиям глобализирующегося мира, устанавливаются причины демократических транзитов, а также прослеживается связь между различными внутренними и внешними политическими переменными. Таким образом, создается комплексное видение происходящих политических процессов, что несет в себе значительный объяснительный и прогностический потенциал.

Г. Дерлугьян рассматривает изучаемый процесс с выраженных материалистических позиций. Демократический транзит, по его мнению, во-первых, вызывается потерей материальных благ и ресурсов, а во-вторых, сами материальные ресурсы являются необходимым условием достижения положительных результатов в процессе построения демократии. Внешний фактор в данном случае представляет собой инструментально-средовую составляющую указанного явления. В отличие от концепции Р. Коллинза-Д. Уоллера разработки Г. Дерлугьяна имеют выраженный объяснительный потенциал, указывая на причины успешности демократических транзитов.

Таким образом, следует признать очевидность наличия влияния на процессы демократического транзита на посткоммунистическом пространстве не просто внутренних и внешних факторов, но их взаимообусловленности.

В настоящее время наибольшее распространение получили две концепции, описывающие динамику демократических транзитов и позволяющие проследить взаимообусловленность внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве: формы демократического транзита С. Хантингтона и идеалтипические формы демократических переходов Т.Л. Карл и Ф. Шмиттера.

С. Хантингтон выделяет формы трансформации, замены и перестановки, первые две из которых следует признать асимметричными, а последнюю симметричной моделью взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве.

Т.Л. Карл и Ф. Шмиттер предложили четыре формы демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве: пактированную (доминируют элиты с компромиссными стратегиями), реформистскую (доминируют массы с компромиссными стратегиями), революционную (доминируют массы с силовыми стратегиями) и навязанную (доминируют элиты с силовыми стратегиями). Симметричной моделью взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве в данном случае может являться форма пактированного перехода, остальные формы (навязанного, реформистского и революционного перехода) являются асимметричными.

Кроме того, свойства симметричности и асимметричности взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве могут быть обнаружены у типологий политических режимов, этапов и стратегий осуществления демократического транзита. В частности, Л. Даймонд выделял электоральную и либеральную демократии, псевдодемократию и авторитаризм, которые можно охарактеризовать как нейтральные с точки зрения симметрии состояния политических режимов в изучаемом контексте. 3. Бжезинский выделил три этапа демократического транзита, из которых первые два представляют собой асимметричные, и лишь последний симметричную модель взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве. К. Менгес выделял уже десять стадий демократического транзита, из которых только последняя может быть признана симметричным в исследуемом контексте. А. Пшеворский указал на наличие трех стратегий осуществления политических трансформаций: «шоковой терапии», «плана Маршалла» и социал-демократической, из которых только последняя может быть отнесена к симметричной модели взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве.

Для осуществления комплексного изучения взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов в посткоммунистических государствах была разработана и применена методика, позволяющая достичь заявленной цели. В её рамках было предложено проанализировать реализацию двух ключевых показателей: внутреннего и внешнего. Исходя из сложности и многофакторности взятых параметров, а также для получения объективных результатов, представилось необходимым осуществлять их анализ в трех измерениях: явном, латентном и темпоральном, для чего были разработаны принципы и правила для их использования.

В рамках внутреннего показателя были предложены следующие переменные: территориальная целостность (эмпирические индикаторы явного измерения: гражданская война, территориальная целостность нарушена; эмпирические индикаторы латентного измерения: дискриминация и ущемление прав и свобод групп граждан, подавление гражданской позиции насильственными и неправовыми методами, осужденными на уровне международного сообщества), а также легитимная передача власти (эмпирические индикаторы явного измерения: силовой захват власти, отсутствие прижизненной смены власти; эмпирические индикаторы латентного измерения: институт преемничества, династии руководителей государства, лимитирование политических оппонентов). Темпоральное измерение использовалось для прояснения спорных ситуаций.

В рамках внешнего показателя были предложены следующие переменные: отсутствие подчиненного членства в военно-политической организации, автономная риторика политического руководства, отсутствие чужих военных частей и объектов на территории государства.

При анализе взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов в европейской части посткоммунистического пространства возможно выделить ряд закономерностей. Во-первых, десять из двадцати относящихся к ней стран можно отнести к группам демократических и полудемократических государств. Во-вторых, тринадцать из двадцати стран находятся в сферах влияния других государств, в основном западных демократий. Это позволяет утверждать, что относительно высокий процент успешно демократизирующихся государств в европейской части посткоммунистического пространства прямо пропорционален количеству стран, находящихся в сфере влияния западных демократий. В свою очередь столь высокий показатель стран, находящихся в сфере влияния западных демократий объясняется их географической близостью к последним.

К демократическим переключающимся государствам относится Черногория, к демократическим включенным — Словакия, Чехия, Венгрия, Польша, Словения, Румыния, Болгария, к полудемократическим переключающимся — Македония, к полуавторитарным переключающимся — Сербия, Молдавия, Босния и Герцеговина, к полуавторитарным включенным — Литва, Эстония, Латвия, Хорватия и Албания, к авторитарным самостоятельным — Россия, к авторитарным переключающимся — Украина, авторитарным включенным — Белоруссия.

В азиатской части посткоммунистического пространства прослеживаются несколько иные закономерности. В данном случае все девять стран имеют авторитарные и полуавторитарные политические режимы. При этом только четыре из девяти государств находятся в сферах влияния других стран. Высокий процент авторитарных и полуавторитарных государств здесь коррелирует со значительным количеством самостоятельных и переключающихся государств, что позволяет сделать выводы о доминировании авторитарных традиций осуществления власти на изучаемой территории. В свою очередь низкий показатель демократических и полудемократических стран в азиатской части посткоммунистического пространства объясняется отсутствием в географической близости от него развитых демократий, что усилило влияние на находящиеся здесь страны склонных к авторитаризму КНР, РФ и Ирана.

При этом следует отнести к полуавторитарным самостоятельным государствам Монголию, к авторитарным самостоятельным — Туркменистан, к авторитарным переключающимся — Грузию, Узбекистан и Азербайджан, к авторитарным включенным — Армению, Таджикистан, Киргизию и Казахстан.

В ходе анализа были установлены процентные совпадения его результатов с ведущими мировыми рейтингами и индексами, рассматривающими различные аспекты изучаемой проблематики. В частности, при осуществлении вторичного анализа и сопоставлении результатов Индекса демократии стран мира (The Democracy Index), Состояния свободы в мире (Freedom in the World), Индекса трансформации Бертельсманна, Индекса институциональных основ демократии и авторской альтернативной оценки внутреннего показателя демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве общее совпадение результатов составило 38%, 66%, 41% и 55%) соответственно. При осуществлении вторичного анализа и сопоставлении результатов Индекса государственности и авторской альтернативной оценки внешнего показателя демократических транзитов на посткоммунистическом пространстве общее совпадение результатов составило 64%.

Важной тенденцией демократического развития центрально-восточноевропейских и юго-восточноевропейских стран является достраивание правого крыла спектра политических сил в виде национал-консервативных партий. Это будет способствовать пересмотру результатов форсированной интеграции в рамках Европейского союза и Организации Североатлантического договора, а также возможности создания региональных структур непосредственно на посткоммунистическом пространстве. В условиях возрастающих противоречий между странами-участницами ЕС по поводу будущего единой Европы представляется, что именно региональная интеграция более близких друг к другу в экономическом плане посткоммунистических государств поможет создать последним устойчивый экономический базис с эффектом синергизма. С одной стороны, это экономически эффективнее, чем участвовать в спасении южно-европейских экономик. С другой стороны, позволяет не терять времени в ожидании помощи от западноевропейских партнеров, стимулируя тем самым активную экономическую позицию самих восточноевропейцев. Идеологической основой подобной региональной интеграции может стать общность славянского происхождения подавляющего большинства её потенциальных стран-участниц.

На постсоветском пространстве основными факторами, определяющими демократическое развитие в ближайшем будущем, являются сила президентской власти и степень проявления «европейского стиля» поведения политической элиты. В случае ослабления президентской власти будет возникать возможность свержения существующего в стране политического режима и перехода государства в сферу влияния НАТО, ЕС, США. При этом большое значение будет приобретать второй фактор, т. к. от него будет зависеть доминирующее качество нового политического режима: авторитарность или демократичность. В случае же сохранения сильной президентской власти наиболее вероятно нахождение этого государства в сфере влияния ОДКБ, ШОС, РФ, что, однако, не исключает дальнейшего ослабления влияния последней на постсоветском пространстве.

В качестве основных сценариев взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов в посткоммунистических государствах выступает приобретение ими переключающегося статуса. В восточноевропейских республиках, не входивших в СССР, этому способствует распространение настроений евроскептицизма, что позволит им обратить большее внимание на необходимость развития региональной идентичности. С одной стороны, это с высокой долей вероятности может привести к демократическому откату. С другой стороны, достраивание полноценного правого фланга спектра политических сил, в рамках которого возможно осуществление представленного сценария, является необходимым условием для эффективного функционирования партийной системы, а стало быть, и консолидации демократии. Значительно менее вероятным выглядит выход этих государств из евро-атлантических интеграционных процессов. Перспективы реализации этого варианта существенно зависят от сложности экономического положения в единой Европе.

Для постсоветских республик сценарии взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократических транзитов на посткоммунистическом сводятся к политической воле руководств данных стран, а именно желание и умение местных политических элит приобретать свому государству переключающийся статус. Это позволит им, с одной стороны, получить частичную поддержку западных демократий без однозначного делегирования им части суверенитета, а с другой стороны, сохранить возможность для маневрирования во внешнеполитической деятельности с целью получения собственных выгод в отношениях с претендующими на влияние в них государствами. Однако достижение указанных целей возможно и посредством сохранения государством самостоятельного статуса, но лишь при условии наличия политической воли к этому у правящей элиты и тщательно проработанной внешнеполитической стратегии. Реализуемость подобного сценария доказывает пример Монголии, тяготеющей по ряду политических, социальных, культурных, экономических и географических признаков к постсоветскому пространству.

Выдвинутая в начале исследования гипотеза полностью подтвердилась.

В ходе посткоммунистических трансформаций 62% государств оказались полностью включенными в чужие сферы влияния и еще 27% находятся в переключающемся состоянии. В большинстве случаев эти государства обменивают политические ресурсы на экономические, т. е. дают возможность влияющим на них субъектам пользоваться своей территорией в обмен на финансовую поддержку.

При этом наблюдается следующая закономерность: устанавливаемый в посткоммунистическом государстве политический режим приобретает черты политического режима влияющего государства вследствие желания властной элиты первого получить дополнительные преимущества от отношений со вторым. В частности, это выражается в том, что контролируемое государство по уровню демократизации не может находиться выше контролирующего субъекта. Данная особенность связывается с наличием дополнительного уровня контроля и управления влияющего субъекта.

Тенденции взаимообусловленного развития внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве носят выраженный динамический характер и меняются как во времени, так и в пространстве. В непостсоветских республиках на данный момент они связаны с развитием партийной системы и вариативностью прихода к власти тех или иных политических сил; в постсоветских странах с перманентно меняющимся соотношением силы президентской власти и стиля поведения политической элиты. И в том, и в другом случае тенденции взаимообусловленности внутренних и внешних факторов демократического транзита на посткоммунистическом пространстве и их конкретные проявления на практике могут трансформироваться каждый электоральный цикл, обуславливая тем самым возможности инверсий в ходе демократического транзита.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Королев, Павел Андреевич, 2013 год

1. Бродовская Е.В. Коэволюция институциональных и социокультурных составляющих трансформационного процесса. — Тула: Изд-во ТулГУ, 2009. 227 с.

2. Глинкина С.П., Орлик И.И. Трансформации на постсоциалистическом пространстве. — Санкт-Петербург: Алетейя, 2009. 352 с.

3. Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю 1660-1783. — Санкт-Петербург.: Terra Fantastica, 2002. 634 с.

4. Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономические реформы в Восточной Еврпое и Латинской Америке. — Москва: РОССПЭН, 1999. 319 с.

5. Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце XX века. — Москва: РОССПЭН, 2003. 368 с.

6. Статьи в журналах и сборниках

7. Адамский В., Заборовский В. Динамика структурного конфликта в ходе смены системы: Польша в 1980 — 2000 гг. // Социс. 2002. № 6. С. 50-62.

8. Болд Р. Социальные конфликты переходного периода Монголии // Социс. 2008. №4. С. 37-43.

9. Браницкий А., Саввов Д. Евроскептицизм в Польше: причины, проявления и последствия // Власть. 2011. № 12. С. 152-153.

10. Вахромеев А., Кулешов С. Оборотная сторона советской внешней политики // Власть. 2004. №11. С. 60-64.

11. Главачек П. Политические партии и общество в современной Беларуси // Полис. 2010. №2. С. 64-74.

12. Головаха Е.И., Панина Н.В. Постсоветская аномия: особенности выхода из состояния аномической деморализованное™ в России и на Украине // ОНС. 2008. №6. С. 5-10.

13. Гончаров П.К. Политический транзит: от концепции модернизации к парадигме транзитологии // Вестник МГУ. Серия 18. 2006. №2. С.59-78.

14. Гребениченко С.Ф., Давыдов В.П. Глобализация, интересы России и кризис СНГ // СГЗ. 2005. №5. С. 3-25.

15. Дорожкин Ю., Игбаев Р. Роль политических традиций в современном политическом режиме Республики Казахстан // Власть. 2009. №10. С. 133137.

16. Дуткевич П. Асимметричная власть, ересь и посткоммунизм: несколько мыслей // Политическая экспертиза. 2006. № 4. С. 40-49.

17. Евдотьева М.Г. Политико-культурный и институциональный подходы к политическим изменениям (воспроизводство институтов и политико-культурных ориентаций) // Вестник МГУ. Серия 12. 2006. № 3. С. 107-115.

18. Ибраева Г.К. Из опыта поисков национальной идентичности и легитимных структур управления в Кыргызстане // Социс. 2008. №1. С. 85-91.

19. Исламов Б.А. Узбекистан: по пути реформ и стратегического партнерства// Внешнеэкономические связи. 2004. Т. 12. № 12. С. 12-17.

20. Казанцев A.A., Меркушев В.Н. Россия и постсоветское пространство: перспективы использования «мягкой силы» // Полис. 2008. №2. С. 122-135.

21. Карл T.JI., Шмиттер Ф. Демократизация: концепты, постулаты, гипотезы (Размышления по поводу применимости транзитологической парадигмы при изучении посткоммунистических трансформаций) // Полис. 2004. №4. С. 6-27.

22. Коровицына Н.В. Восточноевропейский путь развития в лицах: «простой» человек и человек «образованный» //Социс. 2003. № 10. С. 120-128.

23. Коровицына Н.В. Уроки вестернизации Восточной Европы «Пост-89». Социогуманитарная критика // Социс. 2009. № 5. С. 30-39.

24. Красин Ю.А. Метаморфозы демократии в изменяющемся мире // Полис. 2006. №4. С. 127-138.

25. Кулагин В.М. Режимный фактор во внешней политике постсоветских государств//Полис. 2004. №1. С. 115-124.

26. Лактионова Н.Я. Общество Эстонии: проблемы консолидации // СГЗ. 2009. №6. С. 298-304.

27. Лебедева Т.П. Либеральная демократия как ориентир для посттоталитарных преобразований // Полис. 2004. №2. С. 76-84.

28. Малинова О.Ю. Идеологический плюрализм и трансформация публичной сферы в постсоветской России // Полис. 2007. №1. С. 6-21.

29. Маркович Д.Ж. Противоречия транзиции постсоциалистических обществ // Социс. 2006. №9. С. 21-27.

30. Мациевский Ю. Смена, транзит или цикл: динамика политического режима в Украине в 2004 — 2010 гг. //Полис. 2010. №5. С. 17-37.

31. Мелешкина Е.Ю. Государственная состоятельность постсоветских территориальных политий // Сравнительная политика. 2012. №1. С. 118132.

32. Мельвиль А.Ю. Методология "воронки причинности" как промежуточный синтез "структуры и агента" в анализе демократических транзитов // Полис. 2002. № 5. С. 54-59.

33. Меркель В., Круассан А. Формальные и неформальные институты в дефектных демократиях//Полис. 2002. № 1. С. 6-17.

34. Мюллер К., Пикель А. Многообразие национализма в посткоммунистической Восточной Европе // Восточноевропейские исследования. 2007. № 6. С. 76-88.

35. Нисневич Ю.А. Постсоветская Россия: двадцать лет спустя // Полис. 2013. №1. С. 100-111.

36. Першина Е. Внешний фактор трансформации навязанных тоталитарных режимов // Власть. 2007. №9. С. 82-85.

37. Погосян Г.А. Социальные трансформации в Армении // Социс. 2005. № 12. С. 77-86.

38. Родионов В. Национальная безопасность Монголии в контексте отношений с Россией // Власть. 2013. №2. С. 137-140.

39. Светлов В.А. Грузино-Югоосегинский конфликт. Размышления конфликтолога // Полис. 2009. №3. С. 65-73.

40. Сидоренко А. Югославская трагедия: двадцать лет спустя // Власть. 2012. №2. С. 130-136.

41. Симонян Р.Х. Реформы в России 1990-х: об аргументах «за» // Социс. 2006. №6. С. 114-122.

42. Станицкис Я. Посткоммунизм — явление тайны // Социс. 2002. № 1. С. 1728.

43. Тарасов И. Конституционные основы бикамерализма в России, Польше и Чехии // Власть. 2003. №1. С. 59-65.

44. Уайт С. Прошлое и будущее: тоска по коммунизму и ее последствия в России, Белоруссии и Украине // Мир России. 2007. Т. XVI. № 2. С. 25-47.

45. Федотова H.H. СМИ и посткоммунистические преобразования // Полис. 2012. №1. С. 186-187.

46. Швецова Д.С. Политические риски в государствах Центральной Азии // Полис. 2008. №.2. С. 147-156.

47. Эсенбаев А. «Революция тюльпанов» в Кыргызстане и особенности трансформации политической системы: попытка осмысления // Власть. 2009. №3. С. 144-147.1. Электронные ресурсы

48. Адилов М. Четыре угрозы режиму президента Назарбаева. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/middle asia/20120127/184128888.html (дата обращения: 15.04.2013).

49. Адоманис М. Словакия и трудности борьбы с коррупцией. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/politic/20120313/188046900.html (дата обращения: 15.04.2013).

50. Айрумян Н. В Армении ничего не изменилось. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/caucasus/20120508/191746783.html (дата обращения: 15.04.2013).

51. Албания снова угроза для региона! Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20110125/165921137.html (дата обращения: 15.04.2013).

52. Армения-Запад, Армения-Россия: давно пора отделить «котлеты» от «мух». Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/caucasus/20111021 /176345163 .html (дата обращения: 15.04.2013).

53. Белобровцев В. Страна всеобщего благополучия реформистов. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/baltic/20120131 /184461766.html (дата обращения: 15.04.2013).

54. Брюнвассер М. Болгария застряла на болезненном переходном этапе. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20091111/156523503 .html (дата обращения: 15.04.2013).

55. Валлерстайн И. Миро-системный анализ. Электронный ресурс. URL: http://www.nsu.ru/filf^ha/papers/geoecon/waller.htm (дата обращения: 15.04.2013).

56. Врубелова Я. Что ждет Словакию? Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20120312/188002221 .html (дата обращения: 15.04.2013).

57. Газ: напряженность между Россией и Туркменистаном. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/inrussia/20090414/248465.html (дата обращения: 15.04.2013).

58. Гунеев С. В Киргизии не осталось проблем кроме Бакиева? Электронный ресурс. URL: http://www.inosmi.ru/sngbaltia/20130313/206928109.html (дата обращения: 15.04.2013).

59. Даймонд Л. Прошла ли «третья волна» демократизации? Электронный ресурс. URL: http://www.polisportal.ru/files/File/puvlication/Stariepublikacii Polisa/D/1999-1-3-Dimond Proshlali3volnademokratizacii.pdf (дата обращения: 15.04.2013).

60. Дерлугьян Г. Крушение советской системы и его потенциальные следствия: банкротство, сегментация, вырождение. Электронный ресурс. URL: http://www.archipelag.ru/authors/derlugyan/?library= 1124 (дата обращения: 15.04.2013).

61. Диков И. Болгария после 11 сентября: 10 лет после присоединения к американской войне с террором. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20110913/1745903 75 .html (дата обращения: 15.04.2013).

62. Дрецун М. Клинтон втягивает Черногорию в преступную организацию. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20110522/169713114.html (дата обращения: 15.04.2013).

63. Загоровская К. Айварс Лембергс: Латвия становится все более тоталитарной. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/baltic/20120608/193273058.html (дата обращения: 15.04.2013).

64. Ишкаускас Ч. Литва и НАТО: путь надежд и сомнений. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/baltic/20120417/190644343 .html (дата обращения: 15.04.2013).

65. Йедличка П. Протесты в Румынии: что уже известно. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20120128/184149959.html (дата обращения: 15.04.2013).

66. Клепо М. 11 заповедей МВФ для хорватского правительства. Электронный ресурс. URL: http://www.inosmi.ru/world/20121004/200373699.html (дата обращения: 15.04.2013).

67. Климончук О. Цензура Януковича более опасна, чем цензура Кучмы. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/ukraine/20120412/190371335.html (дата обращения: 15.04.2013).

68. Клинтон требует большей демократии в Венгрии. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/usa/20110701 /171451547.html (дата обращения: 15.04.2013).

69. Кошевой В. Статья Лукашенко как показатель внешнеполитического курса. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/belorussia/20120112/182798510.html (дата обращения: 15.04.2013).

70. Кравченко В. Дирк Бренгельманн: Украина является ключевым партнером НАТО. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/ukraine/20120605/193139259.html (дата обращения: 15.04.2013).

71. Латса А. Россия альтернативная модель развития. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/russia/20130415/208008542.html (дата обращения: 15.04.2013).

72. Лаучюс В. Грибаускайте снова победит. Электронный ресурс. URL: http://www.inosmi.ru/sngbaltia/20130206/205529065.html (дата обращения: 15.04.2013).

73. Ле Мулек Л.-А. Грузинская модель привлекает новых сторонников. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/caucasus/20120529/192742161 .html (дата обращения: 15.04.2013).

74. Липолд Я. Советская модель по-чешски: строгие власти, покорный народ. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20100113/157514888.html (дата обращения: 15.04.2013).

75. Майкова Г. Императивы постсоветского пространства и Центрально-азиатские реалии. Электронный ресурс. URL: http://www.kreml.org/opinions/96088095 (дата обращения: 15.04.2013).

76. Макаренко Б. Консолидация демократии: «детские болезни» постсоветских государств. Электронный ресурс. URL: http://www.politnauka.org/library/dem/makarenko.php (дата обращения: 15.04.2013).

77. Маккиндер Х.Дж. Географическая ось истории. Электронный ресурс. URL: http://geopolitics.nm.ru/mackinder.html (дата обращения: 15.04.2013).

78. Марсонет М. Албания исламизируется, а ЕС остается наблюдателем. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20120503/191470364.html (дата обращения: 15.04.2013).

79. Мельвиль А Ю., Ильин М.В., Мелешкина Е.Ю., Миронюк М.Г., Полунин Ю.А., Тимофеев H.H., Ваславский Я. И. Политический атлас современности. Электронный ресурс. URL: http://www.politstudies.rU/fulltext/2006/5/pam 1 .zip (дата обращения: 15.04.2013).

80. Менди Ж. Почему Монголия и Северная Корея отдают предпочтение России? Электронный ресурс. URL: http://www.inosmi.ru/politic/20120921 /199563328.html (дата обращения: 15.04.2013).

81. Миркадыров Р. Баку приглашает НАТО в регион. Электронный ресурс. URL: http://www.inosmi.ru/sngbaltia/20130410/207927995.html (дата обращения: 15.04.2013).

82. Митрович М. Хорватия ожидает помощи Америки. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20110421 /168621711 .html (дата обращения: 15.04.2013).

83. Монгренье Ж.С. Ось Россия-Евразия против Запада? Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/politic/20120614/193612597.html (дата обращения: 15.04.2013).

84. ОДКБ Узбекистану уходи и не возвращайся. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/sngbaltia/20121121/202436583 .html (дата обращения: 15.04.2013).

85. Отэ Ф. Венгрия страна забвения. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20091229/157292334.html (дата обращения: 15.04.2013).

86. Паву к О. Грозит ли Латвии потеря суверенитета? Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/baltic/20111227/181456737.html (дата обращения: 15.04.2013).

87. Партемур К. Манас — напрасный труд. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/usa/20110311 /167253858.html (дата обращения: 15.04.2013).

88. Парчевский Н.В. НАТО — инструмент государственного терроризма США. Электронный ресурс. URL: http://topwar.ru/5488-nato-instrument-gosudarstvennogo-terrorizma-ssha.html (дата обращения: 15.04.2013).

89. Пененжек П. Польша в тумане. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20110201 /16614223 8.html (дата обращения: 15.04.2013).

90. Перрье Г. Азербайджан: обилие нефти и дефицит свободы. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/caucasus/20120525/192583596.html (дата обращения: 15.04.2013).

91. Перцген Г. Узбеки отмечают юбилей независимости, невзгоды продолжаются при Каримове. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/middleasia/20110922/174981425.html (дата обращения: 15.04.2013).

92. План действий у Македонии есть, но пользы от него мало. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/world/20080402/240583.html (дата обращения: 15.04.2013).

93. Почти вся Черногория против признания Косово. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20100810/161981328.html (дата обращения: 15.04.2013).

94. Ратцель Ф. Политическая география. Электронный ресурс. URL: http://grachev62.narod.ru/hrest/chapt35.htm (дата обращения: 15.04.2013).

95. Рейтинг стран по уровню политической свободы в 2012 году. Электронный ресурс. URL: http://rating.rbc.ru/article.shtml72012/01 /24/33541863 (дата обращения: 15.04.2013).

96. Самые демократичные страны мира в 2011 году. Электронный ресурс. URL: http://rating.rbc.ru/article.shtm 172011/12/21/33515609 (дата обращения: 15.04.2013).

97. Саркорова А. Таджикистан: исламизм от нищеты и безысходности. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/middle asia/20110126/165992335.html (дата обращения: 15.04.2013).

98. Сейлеханов Е. Демократический транзит. Электронный ресурс. URL: http.7/www.baiterek.kz/index.php?iournal:=34&page=571 (дата обращения: 15.04.2013).

99. Серветтаз Е. Александр Гольц о НАТО, ШОС, Китае, России, Казахстане и космодроме "Байконур". Электронный ресурс. URL: http://inosiTii.ru/ariTiy/20120606/193213558.html (дата обращения: 15.04.2013).

100. Собчик М. Скорее всего, США продолжат осуществление плана ПРО в Польше. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/usa/20120113/182850671 .html (дата обращения: 15.04.2013).

101. Совет Евросоюза утвердил бюджет на 2012 г. Электронный ресурс. URL: http://www.rbc.ua/rus/top/economic/sovet-evrosoyuza-utverdil-byudzhet-na2012-g-30112011165600 (дата обращения: 15.04.2013).

102. Соглашение о порядке формирования и исполнения бюджета Шанхайской организации сотрудничества. Электронный ресурс. URL: http://zakonuz.uzshar.com/7document-l 7324&print (дата обращения: 15.04.2013).

103. Старыш К. Предумышленное убийство государства. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/moldova/20120530/192822898.html (дата обращения: 15.04.2013).

104. Стоянович Д. Балканское упрямство и Гаагский суд. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20111222/180975618.html (дата обращения: 15.04.2013).

105. Тарасов И. Европейское единство: испытание востоком. Электронный ресурс. URL: http://intertrends.ru/thirteen/006.htm (дата обращения: 15.04.2013).

106. Юб.Тедрель А. Минск по-прежнему нарушает права человека. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/belorussia/20120607/193283364.html (дата обращения: 15.04.2013).

107. Transformation Index BTI 2012. Электронный ресурс. URL: http://www.bti-project.org/index/report/ (дата обращения: 15.04.2013).

108. Туркменистан: по-прежнему тюрьма. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/world/20080627/242246.html (дата обращения: 15.04.2013).

109. Убакиви Р. Глупая внешняя политика угрожает безопасности Эстонии. Электронный ресурс. URL: http://inosini.ru/baltic/20120604/193079048.html (дата обращения: 15.04.2013).

110. ПО.Фисун A.A. Мир-системный анализ как теория геоисторических изменений. Электронный ресурс. URL:http://abuss.narod.ru/Biblio/fisun.htm (дата обращения: 15.04.2013).

111. Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. Стратегия реформ и проблемы её выбора. http://society.polbu.ru/tsygankovpolitical/ch62 i.html (дата обращения: 15.04.2013).

112. Чарквиани Н. Саммит НАТО в Чикаго: Грузия станет членом альянса. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/caucasus/20120522/192349566.html (дата обращения: 15.04.2013).

113. Черны А. Сараево: так далеко и так близко. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20120408/190089624.html (дата обращения: 15.04.2013).

114. Четыре задачи для Сербии. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20120114/182920282.html (дата обращения: 15.04.2013).

115. Чингиспутин. Электронный ресурс. URL: http://inosini.ru/world/20080624/242167.html (дата обращения: 15.04.2013).

116. Чобану В. Базарная политика. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/moldova/20120605/193139487.html (дата обращения: 15.04.2013).

117. Шварц С. Новый президент Сербии поддерживает Путина, выступает против НАТО и независимости Косова. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20120607/193 261203 .html (дата обращения: 15.04.2013).

118. Шенкер Т., Барри Э. США и Румыния осуществляют план ПРО. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/usa/20110504/169045859.html (дата обращения: 15.04.2013).

119. Шмиттер Ф. Угрозы и дилеммы демократии. Электронный ресурс. URL: http://www.politnauka.org/library/dem/schinitter.php. (дата обращения: 15.04.2013).

120. Штаб вышел на очередной «Рубеж». Учения ОДКБ планируются на основе прогнозов развития военно-политической обстановки. Электронный ресурс. URL: http://dkb.gov.ru/оsh/azf.htm (дата обращения: 15.04.2013).

121. Штерн В. Теория конвергенции двух факторов. Электронный ресурс. URL: http://psyera.ru/2344/teoriya-konvergencii-dvuh-faktorov (дата обращения: 15.04.2013).

122. Элдер М. Внешние силы расшатывают Таджикистан. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/middle asia/20101129/164568514.html (дата обращения: 15.04.2013).

123. Эстония и Словения: мал золотник, да дорог. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/world/20051017/223038.html (дата обращения: 15.04.2013).

124. Юст И. Чехия: Нам не грозит российское влияние. Электронный ресурс. URL: http://inosmi.ru/europe/20100709/161177003 .html (дата обращения: 15.04.2013).

125. Источники на иностранном языке

126. Brzezinski Z. Grand Failure: The Birth and Death of Communism in the Twentieth Century. —New York: Liberty, 1989. 278 p.

127. Collins R. Does Modern Technology Change the Rules of Geopolitics? // "Journal of Political and Military Sociology". 1981. №9. P. 163-177.

128. Collins R. Long-Term Social Change and the Territorial Power of States // Research in Social Movements, Conflicts, and Change 1978. № 1. P. 1-34.

129. Collins R. Prediction in Macrosociology: The Case of the Soviet Collapse // "American Journal of Sociology". 1995. May. P. 1552-1593.

130. Collins R. The Geopolitical and Economic World-Systems of Kinship-Based and Agrarian-Coercive Societies // "Review". 1992. Vol. 15. № 3. P. 373-388.

131. Collins R., Waller D. What Theories Predicted the State Breakdowns and Revolutions of the Soviet Bloc? // "Research in Social Movements, Conflicts and Change". 1992. № 14. P. 31-47.

132. Fish M.S. Stronger Legislatures, Stronger Democracies // Journal of Democracy. 2006. Vol. 17. № 1. P. 31-38.

133. Krouwel A. Measuring Presidential of Central and East European Countries // Working Papers Political Science. 2003. № 2. P. 67-80.

134. Mann M. The Sources of Social Power. Vol. II: The Rise of Classes and Nation-States, 1760-1914. — Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1993. 264 p.

135. Menges C.C. Transitions from Communism in Russia and Eastern Europe. — New York: Lanham, 1994. 318 p.

136. Skocpol Th. States and Social Revolutions: A Comparative Analysis of France, Russia and China. — Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1979. 407 p.

137. Spykman N. J. Geography and Foreign Policy // American Political Science Review. 1938. Vol. XXXII. № 1 P. 29-43.

138. Vanhanen T. Democratization: A Comparative Analysis of 170 Countries. — London: Routledge, 2003. 302 p.

139. Weber M. Wirtschaft und Gesellschaft: Grundriss der verstehenden Soziologie. Fünfte, revidierte Auflage, besorgt von J. Winckelmann. Studienausgabe. — Tübingen: J. C. B. Mohr (Paul Siebeck), 1972. 357 s.205

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 478190