Детские и юношеские организации в России в начале XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Сейку, Елена Юрьевна

Диссертация и автореферат на тему «Детские и юношеские организации в России в начале XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 371870
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Сейку, Елена Юрьевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
262

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сейку, Елена Юрьевна

Введение.

Обзор литературы.

Обзор источников.

Глава 1. История создания и деятельности «потешных».

§ 1. История создания «потешных».

§ 2. Деятельность «потешных» организаций.

Глава 2. Русские скауты.

§1. Возникновение скаутского движения в России.

§2. Идеология и принципы создания русской скаутской системы.

Глава 3. Деятельность московских обществ «Сетлемент» и «Детский труд и отдых».

§ 1. История создания обществ «Сетлемент» и «Детский труд и отдых».

§ 2. Практическая деятельность и воспитательная система.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Детские и юношеские организации в России в начале XX века"

С конца XIX в. в связи с завершением промышленного переворота и развитием капиталистических отношений в России усиленно протекал процесс урбанизации. Увеличение количества фабрик и заводов привлекало в города все новых жителей (с 1897 по 1913 гг. городское население увеличилось на 70%). Крестьяне уходили в город, который не был готов к такому наплыву, а, следовательно, возникали социальные проблемы, неустроенность, неудобство, что создавало почву для конфликтов, проявившихся, в том числе, и в 1905 - 1907 годах. Изменение структуры городского населения, увеличение доли рабочих и полупролетарской массы явилось причиной появления многих новых социальных проблем, одной из которых стала проблема детства. В среде рабочих, в отличие от других социальных групп, дети зачастую были предоставлены сами себе, поскольку родителям либо некогда было заниматься ими1, либо они не видели в этом никакой необходимости, перенося в город деревенские традиции. В этих условиях вопросы, связанные с воспитанием подрастающего поколения, приобрели особую значимость для общества.

На рубеже веков в Российской империи появляются разнообразные организации, ставившие своей целью именно работу с детьми. Так, например, в 1894 г. в Петербурге Фребелевским обществом был открыт бесплатный детский сад для малоимущих. Вскоре подобные учреждения стали возникать и в других крупных городах, главным образом на средства благотворительности. В начале XX в. начали создаваться и детские площадки, где в хорошую погоду устраивались игры, рассчитанные на большое количество участников. Увеличилось число детских периодических изданий. Однако все подобные мероприятия были рассчитаны в основном на детей самого младшего возраста. Что же касается детей постарше и

1 Как писал один из основателей «Сетлемента» С.Т. Шацкий: «[.] обстановка, в которой проистекает жизнь огромного большинства городских детей, безотрадна, а иногда и прямо ужасна. Уже не говоря о том, что матери и отцы, занятые с утра до вечера, видят в детях только помеху, не имеют времени подумать о них и часто переносят своё ожесточение жизнью на детей, не говоря о бедности, грубости и грязи этой жизни [.].» (Шацкий С.Т. Новая общественно-педагогпческая работа для «детей - работников будущего» / Педагогические сочинения. Т. 1. М., 1962. С. 275.) подростков, то значительную часть времени они проводили в учебных заведениях, после чего были предоставлены сами себе. Перед обществом встала серьезная задача: увести подростков с улицы, где они слишком рано приобщались к негативным сторонам взрослой жизни.

Следует уточнить употребление терминов «дети» и «молодёжь» в настоящей работе. В отличие от современного смыслового наполнения и употребления этих терминов, в начале XX века их употребление носило довольно размытый характер. В рассматриваемых нами документах эти понятия чаще всего используются практически как синонимы, особенно в отношении подростков. Так, например, в «Положении о внешкольной подготовке русской молодёжи к военной службе» речь идёт о «молодых людях» не старше 15 лет (ст. 2). Согласно действовавшему в начале XX века русскому гражданскому законодательству, в несовершеннолетии различали два возраста: малолетство (до 17 лет) и несовершеннолетие (от 17 до 21 года). С наступлением 17-летнего возраста связывались прекращение опеки и учреждение попечительства2.

Система начального и среднего образования, сложившаяся ещё в 1860— 1870-х гг., с точки зрения просвещённой части общества обладала рядом недостатков и требовала реформирования. Одной из проблем было разнообразие существовавших начальных и средних учебных заведений и, зачастую, отсутствие преемственности между начальной и средней школой3.

В начале XX века система начального образования состояла из одноклассных начальных училищ с трёх- или четырёхлетним курсом

2 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. 6А. Петербург, 1892.

Что же касается уголовного права, до 10 лет длился возраст безусловной невменяемости (дети не подвергались никакому наказанию); периодом условной вменяемости считался возраст от 10 до 14 лет (наказанию не подвергались дети от 10 до 14 лет, если суд признавал, что преступление «учинено ими без разумения»); и, наконец, период от 14 до 21 года подразделялся на 2 возрастных периода: от 14 до 17 (период отдачи в исправительные заведения) и от 17 до 21 года (период смягченной ответственности). (Там же.)

3 По мнению С.Т. Шацкого, «можно прийти в ужас от той нецелесообразности, которой окружены они [дети - Е.С.] в условиях школьного образования. Дети кончают городскую школу в возрасте около 12 лет. С 15 лет они поступают на выучку какому-нибудь мастерству. И вот получается три года вынужденного безделья, шатания по улицам [.]. Школьная грамота почти забывается, и, таким образом, все затраты на начальные школы являются почти бесполезными.» (Шацкий С.Т. Новая общественно-педагогическая работа для «детей - работников будущего» / Педагогические сочинения. Т. 1. М., 1962. С. 275.) обучения, двухклассных начальных училищ с пятилетним курсом4 и высших начальных училищ по положению 1912 года с четырьмя классами. В учебном отношении начальные училища находились в ведении Министерства народного просвещения, а церковноприходскими школами (одноклассные с трехлетним и двухклассные с четырехлетним курсом обучения) ведал Синод.

Основными типами средних учебных заведений были гимназии, классические и реальные, и прогимназии5 (мужские и женские), реальные и технические училища6. В начале XX века продолжали развиваться и восьмиклассные коммерческие училища, которые появились в 90-х годах XIX века и учреждались общественными организациями или частными лицами.

Современники отмечали также существенные недостатки принципов преподавания и учебных программ. В педагогических изданиях того времени' отмечалось, что «одна из основных, самых главных пружин современной педагогической практики и, отчасти, теории есть борьба двух педагогик: 1 прогрессивной, которая есть [.] педагогика творческая, созидательная, и ) консервативной, которая стремится быть направительной и оберегающей, но 1 часто является просто ограничительной, задерживающей» . Отношения между учениками и учителями часто строились на страхе наказания, а не на взаимном доверии и уважении. У гимназистов даже была выработана целая система, как проучиться на хорошие отметки, приложив минимум усилий.

Кроме того, распределение учебного времени, по мнению современников, оставляло желать лучшего. Так, в классической гимназии с двумя древними языками на изучение языков (главным образом, грамматических форм и экстемпоралий) по учебному плану отводилось 65% учебного времени, на математику и Закон Божий - 12%, а на все остальные

4 В двухклассных училищах, курс которых продолжался обычно 5 лет (иногда 6 лет), первые 3 (или 4) года считались первым классом, а последние 2 года —вторым классом,

5 Прогимназии, как мужские, так и женские, имели четырёх или шестилетний курс обучения и имели облегченные по сравнению с классическими гимназиями программы обучения.

6 Все перечисленные средние учебные заведения принимали в первый класс детей 9-10 лет по вступительному экзамену (Закон Божий, русский язык, арифметика).

7 Современные педагогические течения. Сост. П.Ф. Каптерев и А.Ф. Музыченко. М., 1913. С. 8. 5 предметы (естествознание, географию, историю и другие) - 23%.8 Получалось, что в среднем образовании главным было изучение древних языков, общеобразовательные же предметы отодвигались на второй план, соответственно и выпускники этих заведений вряд ли обладали хоть сколько-нибудь значительными познаниями и широким кругозором.

Многим современникам было понятно, что обучение в школах не должно было ограничиваться только «умственным образованием». Актуальность приобрела и проблема физического развития подрастающего поколения, его приобщение к спорту. Государство также осознавало эту проблему, но механизмы его деятельности были слишком неповоротливы: разработка и принятие необходимых законов сильно отставали от общественных потребностей, а зачастую и отходили на второй план. Ещё в 1888 году военный министр П.С. Ванновский предложил ввести в школах курс гимнастики, для того чтобы физически подготовить русскую молодежь к солдатской службе, и в 1889 г. Министерство народного просвещения ' начало разработку рекомендаций для новых программ и инструкций по гимнастике9. Задачу подготовки министерство сформулировало как «создание физически и морально здоровой молодежи, подготовленной к службе в рядах защитников престола и Отечества». Были приняты программы гимнастических упражнений и инструкции по строевой подготовке, но сразу же остро встал вопрос о нехватке учителей по гимнастике и отсутствии средств на их подготовку. Учебным заведениям рекомендовалось обращаться для финансирования преподавания к местным органам самоуправления — земствам и городским думам. В качестве инструкторов по гимнастике или учителей, готовивших этих инструкторов, предполагалось использовать отставных и запасных офицеров. Как отмечает Д. Райт, в провинции, и особенно в сельской местности, было слишком мало такого рода военных, у органов местного самоуправления не было средств

8 Тебиев Б.К. На рубеже веков. С. 38.

9 Райт Д. Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи / Последняя война императорской России. Сб. ст. под ред. О.Р. Айрапетова. М., 2002. С. 46. 6 для поддержки этой программы. Она была введена в незначительном количестве школ, но проблемы с инструкторами и «общее отсутствие интереса к ней в конце концов похоронили программу. В конце 1890-х она существовала только на бумаге»10.

В циркуляре министра народного просвещения Н.П. Боголепова (18981901) от 8 июля 1899 года отмечены наиболее явные недостатки средних учебных заведений. В нём указывается на «отчуждённость от семьи и бюрократический характер средней школы [.]; на невнимание к личным особенностям учащихся и пренебрежение воспитанием нравственным и физическим [.]; на несогласованность программ между собою и с учебным временем и на значительное наполнение их требованиями второстепенными или даже излишними; на [.] слабое ознакомление с окружающей природой [.]»п. В 1899 году Боголепов создал комиссию по подготовке реформы средней школы, однако ни ему, ни последующим министрам народного просвещения не удалось в силу разных причин привнести существенные изменения в существовавшую систему.

Не менее важная проблема заключалась и в том, что учебные заведения посещали далеко не все дети Империи. Ещё в конце XIX века усилилось движение за расширение сети просветительных учреждений, курсов и школ, за введение всеобщего обучения детей и повышение грамотности народа12. Различные общественные организации, а также земства создавали комиссии, занимавшиеся вопросами начального образования. В течение последнего десятилетия XIX века земские расходы на народное образование увеличились более чем вдвое. Земства удлинили сроки обучения до 3-4 лет в сельских школах, а некоторые открыли двухклассные училища с пяти-, шестилетним сроком обучения. Правительство усиливало поддержку церковноприходским школам, в результате чего сеть таких школ значительно

10 Райт Д. Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи / Последняя война императорской России. Сб. ст. под ред. О.Р. Айрапетова. М., 2002. С. 47.

11 Цит. по: Современные педагогические течения. С. 58.

12 По переписи 1897 года, среди мужчин грамотных было 35,8%, среди женщин - 12,4%. Более 100 миллионов человек были неграмотны. увеличилась. Согласно данным однодневной школьной переписи 18 января 1911 г., всего было зарегистрировано 100.295 начальных училищ для детей возраста от 8 до 12 лет. Из них Министерства народного просвещения -59682, ведомства православного исповедания - 37922, прочих ведомств -2691. В день переписи в школах присутствовало 6.180.510 человек учащихся. Это означало, что в 1911 г. начальную школу посещало лишь около 43% всех

13 детей . К концу 1914 г. в России насчитывалось уже 123.745 начальных 9 учебных заведений, принадлежавших различным ведомствам - 80801 ведомства Министерства народного просвещения, 40530 ведомства православного исповедания и 2414 других ведомств. Процент детей в возрасте от 8 до 11 лет, посещавших начальную школу, составлял по стране 30,1% (в городах - 46,6%, в сельской местности - 28,3%)14. В целом по России к 1 января 1914 г. из 8.902.621 учащихся в начальных и низших учебных заведениях обучалось около 82% всех учащихся, в средних общеобразовательных и специальных учебных заведениях - около 6%, в специальных средних и низших школах - 3,2%, в различных частных, национально-религиозных и т.п. учебных заведениях — около 7%, в высших учебных заведениях - 0,8%, остальные, около 1%, не распределены по категориям заведений15. По сведениям Б.Н. Миронова, численность учащихся начальных и средних общеобразовательных школ в 1914 году составила 59 человек на 1000 человек населения16.

Из вышеперечисленного следует, что, хотя в рассматриваемый период существовало множество видов начальных и средних учебных заведений, принадлежавших разным ведомствам, лишь около половины всех детей Империи были охвачены системой образования. Несмотря на то, что вопрос о введении всеобщего образования неоднократно поднимался, работа в этом

13 Россия 1913 год. Статистико-документальныи справочник. СПб., 1995. (Из «Объяснительной записки к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1911 год» (СПб., 1912)).

14 Россия 1913 год. Статистико-документальныи справочник. СПб., 1995.

15 Статистический ежегодник России на 1915 г. Пг., 1916. Отд. 1. С. 144.

16 Миронов Б.Н. Социальная истории России периода Империи (18 — начало 20 в.) Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Том 1. СПб., 2003. С. 265. 8 направлении даже к началу Первой мировой войны была далека от завершения. Программы учебных заведений часто включали лишь самый минимальный набор учебных дисциплин, а воспитанию детей, как нравственному, так и физическому, уделялось недостаточное внимание. В такой ситуации проблема внешкольного воспитания приобретала огромное значение17.

Наиболее остро эта проблема стояла в городах, поскольку, с одной стороны, именно там концентрировались учебные заведения (со всеми их недостатками), а с другой - высокая, по сравнению с деревней, плотность населения и значительная доля в нём рабочих, выходцев из деревни и представителей городских низов, вызывали бытовую неустроенность этих 1 людей, чьи дети зачастую не были охвачены системой образования. Кроме того, именно в городе концентрировались и представители образованных слоев общества, находившихся на государственной службе. Детский вопрос, наряду с рабочим, аграрным, национальным и т.д., напрямую связан с урбанизацией и развитием капитализма. Проблема детей и молодёжи — это проблема города, определённый срез, без которого общая картина жизни города не будет полной.

В начале XX века в жизни Российской империи происходили значительные потрясения в области внешней и внутренней политики. Русско-японская война 1904-1905 гг., помимо прочего, продемонстрировала определенную как физическую, так и моральную слабость контингента новобранцев. Революция 1905-1907 гг. вскрыла сходные проблемы

17 Активные деятели «потешного» движения на эту тему писали: «Оторванные от семьи, проводя большую часть свободного времени без всякого надзора, наши школьники «долбили» свои книжки, изощряли память в заучивании часто никому не нужных и бесполезных сведений, но зато быстро теряли и те скудные семена нравственности, которые были заложены в них в родительском доме. Последствия этой системы не замедлили сказаться. Выросшая вне нравственных принципов, наша так называемая интеллигентная молодежь, без веры и надежды в груди и без любви в сухом и очерствевшем сердце, без начертанных впереди идеалов, напоминала собой сухой и колеблемый ветром тростник, легко вырываемый из почвы при малейшем натиске бури. Неудивительно, что в'дни революции и мятежных подвигов некоторой части русского общества, в не так давно минувшие годы, эта молодежь с успехом пополняла ее кадры, безумно ломая свою судьбу или, в лучшем случае, карьеру. То же наблюдалось и в деревне, где взрослая молодежь, не получившая также до этого в народной школе никакого нравственного воспитания, старалась не отставать от своих интеллигентствующих собратьев. Ныне во всех государствах уже установился прочно взгляд, что школа, помимо насаждения знаний, должна также и воспитывать. К этому взгляду пора перейти и нам.» (Назимов С.И., Яцко И.В. Русское потешное войско. М., 1911. С. 32.) определенная часть молодежи участвовала- в антиправительственных выступлениях, происходивших по всей стране и затронувших, в частности, и воинские части. Сами выступления удалось подавить, в частности, при помощи войск, оставшихся верными присяге. Всё это вместе взятое заставило задуматься о необходимости воспитания молодёжи. После революции и издания Манифеста 17 октября, когда населению были дарованы гражданские права и свободы, отменена цензура, происходит оживление общественной и политической жизни, на повестку дня выносятся новые важные темы, и среди них - внимание к проблемам детства. Общество задаётся вопросом, каким вырастет новое поколение, что необходимо ему

1Я передать, какие качества и нравственные принципы воспитать .

Таким образом, сложилось положение, когда этой проблемой пришлось заниматься самому обществу, поскольку откладывать эту работу было уже невозможно. Примечательно, что в обсуждение этих вопросов и поиски путей их решения включились не только специалисты-педагоги, но и люди других профессий, охваченные стремлением, не дожидаясь помощи государства, сделать что-то для подрастающего поколения.

Попытки привлечь детей и молодежь к каким-либо полезным и развивающим занятиям предпринимали, естественно и в первую очередь, представители образованной части общества - педагоги и работники Министерства народного просвещения, учителя, врачи, офицерство и военное духовенство. Различные мировоззрения этих социальных групп обусловили возникновение разных подходов в работе с детьми и молодёжью. Можно выделить следующие направления этой работы: политическое, академическое (студенческие организации), националистическое,

18 «Смута, охватившая всю Россию, не осталась без влияния на молодежь. [.] Сходки, борьба с полицией, шествия с красными флагами и пение революционных песен вытеснили из школ науку, и школы забастовали. [.] Свобода слова была перетолкована в свободу печатать всевозможную пошлость и мерзость. Молодежь, жадно глотавшая эту литературу, проповедовавшую разврат как новое откровение, от политических сходок перешла к сходкам с целью разгула и оргий. [.] Нравственная распущенность, умственная отсталость, физическое ослабление, нервная расхлябанность и, наконец, повальные самоубийства подрастающего поколения - все это заставило русское общество встрепенуться и забить тревогу: "Отечество в опасности! Каких мы дадим ему в будущем граждан?"» {Назаров A.M. Потешные. Роль их в прошлом и задачи в будущем. Исторический очерк. Одесса, 1911. С. 5.)

10 религиозное, культурно-просветительное, спортивное и военно-патриотическое.

Многим общественным организациям, работавшим в этих направлениях, оказывалась поддержка со стороны государственных органов, а также общественности, купцов, предпринимателей. Вряд ли можно говорить о существовании какой-либо чётко оформленной государственной политики, но, тем не менее, очевидно, что государство было заинтересовано в воспитательной деятельности многих из этих организаций, в особенности тех, которые развивали в детях патриотизм и верноподданнические чувства, обуславливавшие стабильность социальной жизни.

Из всех перечисленных типов организаций на воспитательную работу именно с детьми и подростками были ориентированы представители культурно-просветительного и военно-патриотического направлений. Они работали с достаточно узкой возрастной категорией (исключительно с детьми и подростками), стараясь привить детям полезные, с их точки зрения, навыки и умения, в известной степени удовлетворить потребности детей в личностном развитии, воспитать в них качества, необходимые для жизни в обществе. Работа данных организаций отличалась известным демократизмом, так как их руководители старались охватить максимально широкий круг детей, часто без различия их социальной принадлежности. Все остальные были рассчитаны на широкие (в возрастном отношении) слои населения и рассматривали молодёжь лишь как одну из категорий, приобщаемых к тем или иным идеям и видам деятельности.

Многие проблемы, с которыми столкнулись оба направления, оказались весьма похожи, поэтому интересен их анализ на конкретных примерах без попытки охватить всё многообразие существовавших на тот момент в России обществ, союзов и т.п.

Обзор литературы.

Проблеме детства в условиях бурно развивающегося города начала XX века посвящена обширная литература. В первую очередь следует выделить публикации, содержащие анализ существовавшей в конце XIX - начале XX вв. в России системы образования, педагогических взглядов, а также воссоздающие общую картину жизни подростков.

Первые работы по этой теме начали появляться в России с конца XIX в., среди них труды В.П. Вахтерова, Н.Х. Весселя, Г.А. Фальборка, Н.В. Чехова19, а также справочные издания Г.А. Фальборка и В.И. Чарнолуского, содержащие сводный материал о законодательной базе функционирования образовательных учреждений, а также богатые статистические сведения о системе народного образования20.

В этот же период публикуются и труды по истории педагогики, в которых отразились взгляды современников на состояние педагогики в России.

Известный русский педагог П.Ф. Каптерев в своём труде «История педагогики»21 подметил два источника развития педагогических идей в России: собственные «наблюдения и размышления» и заимствования идей западно-европейской педагогики. Кроме того, он указывал на огромную роль образования в воспитании гражданина. Педагогика, при этом, должна быть не делом отдельных слоёв и классов, а делом всего общества.

Для изучения общей атмосферы в области педагогики и школьного образования несомненный интерес имеет работа П.Ф. Каптерева и А.Ф. Музыченко «Современные педагогические течения», появившаяся в 1913 году **. Работа состоит из двух частей — теоретической и практической. В первой, представляющей для нас наибольший интерес, рассказывается об

19 Вахтеров В.П. Всеобщее обучение. М., 1897; Вессель Н.Х. Очерки об общем образовании и системе народного образования в России / сост. В.Я. Струминский. М., 1959; Фальборк Г.А. Всеобщее образование в России. М., 1908; Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века. М., 1912.

20 Фапьборк Г.А., Чарнолуский В.И. Настольная книга по народному образованию. В 4т. СПб., 1899-1911; Начальное народное образование в России. Под ред. Фальборка Г.А., Чарнолуского В.И. В 4т. СПб., 19001905.

21 Каптерев П. Ф. История русской педагогики. СПб., 1909.

22 Современные педагогические течения. Сост. Каптерев П.Ф. и Музыченко А.Ф. М., 1913.

12 основных достижениях педагогической мысли того времени. Авторы — современники событий, они рассматривают их с точки зрения образованной части общества, акцентируя внимание на том, что казалось им тогда, в начале XX века, наиболее существенным. Это, во-первых, анализ основного содержания «новой русской педагогики», которая, с их точки зрения, заключалась в борьбе консервативно-правительственной и общественно-прогрессивной ветвей. Они отмечают, что правительство вместе с бюрократическим правительствующим классом не желают распространения народного образования, боясь просвещённого народа вследствие крайней неблагоустроенности всей государственной жизни. Во-вторых, они анализируют недостатки системы образования с точки зрения самих детей, отмечая, что, особенно с 1905 - 1906 годов, наиболее распространённой причиной недовольства школьников системой является несоблюдение требования уважения личности учащегося со стороны школьной администрации.

В советский период изучение дореволюционной системы образования и педагогических течений продолжилось. Среди работ 1930-х - 50-х годов следует выделить книги Н.А. Константинова, Е.Н. Медынского, В.Я. Струминского, Ш.И. Ганелина, М.Ф. Шабаевой . Для исследований этого периода характерен классовый подход к теме, стремление максимально подчеркнуть недостатки «реакционной» царской системы образования, противопоставляя её советской системе. В «Истории педагогики» Н.А. Константинова и др., например, содержится информация о системе образования, его развитии, оценки авторов выдержаны в том же ключе критики действий царского правительства. Вкратце охарактеризована с классовых позиций деятельность выдающихся представителей педагогики (в частности, К.Д. Ушинского, В.П. Вахтерова, П.Ф. Каптерева). В работах

23 См., например: Гаиелин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России II половины XIX в. М., 1954; Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы. (Гимназии и реальные училища с конца XIX в. до Февральской революции 1917 г.). М., 1947; Константинов Н.А., Струмннский В.Я. Очерки по истории начального образования в России. М., 1953; Константинов Н.А., Медынский Е.Н., Шабаева М.Ф. История педагогики. М., 1955; Медынский Е.Н. История русской педагогики. М., 1938.

13 написанных в 1970-е - 80-е гг. (Л.П. Буслаевой, С.Ф. Егорова, Э.Д. Днепрова, А.В. Жураковского, А.В. Ососкова, Ф.Г. Паначина24) в основном сохраняются те же подходы и оценки дореволюционной системы образования. Из работ конца советского периода следует отметить коллективную монографию «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР конца XIX - начала XX веков» под редакцией тт 25

Э.Д. Днепрова . В этой книге авторы, руководствуясь классовым подходом, анализируют ситуацию, сложившуюся на рубеже веков в Российской империи.

В последние годы исследование состояния образовательной системы рубежа XIX - - XX веков продолжается, причём некоторые авторы продолжают следовать сложившимся традициям в её оценке, другие же предлагают новые подходы к изучению проблемы, новые концепции, зачастую диаметрально противоположные тем, что содержались в работах предыдущего периода.

Монография Б.К. Тебиева «На рубеже веков. Правительственная политика в области образования и общественно-педагогическое движение в

26

России конца XIX - начала XX веков» во многом следует сложившейся ранее концепции. Автор обращает внимание на недостатки существовавшей системы начального и среднего образования (ограниченность учебных программ, формализм преподавания), указывая, что «.классическая гимназия предстает как усовершенствованная казарма, учреждение, далекое от задач подлинного образования и воспитания юношества, пропитанное мертвенно-бездушным формализмом». Новая демократическая педагогика

24 См., например: Буслаева Л. П. История развития просвещения и школ народов СССР с X века по октябрь 1917 года. Горький, 1974; Днепров Э.Д. Советская литература по истории школы и педагогики дореволюционной России. 1918-1977. Библиографический указатель. М., 1979; ЕгоровС.Ф. Теория образования в педагогике России начала XX века. М., 1987; Жураковский Г. Е. Из истории просвещения в дореволюционной России. М., 1978; Ососков А. В. Начальное образование в дореволюционной России. 1861 -1917. М., 1982; Паначин Ф.Г. Педагогическое образование в СССР. Важнейшие этапы истории и современное состояние. М., 1975.

25 Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР конца XIX - начала XX веков. Под ред. Днепрова Э.Д. М., 1991.

26 Тебиев Б.К. На рубеже веков. Правительственная политика в области образования и общественно-педагогическое движение в России конца XIX - начала XX веков. М., 1996.

14 боролась за отказ от старых методов обучения, делая акцент на созидании, творчестве и трудовом воспитании. Общественно-педагогическое движение в России, по мнению автора, приобрело некоторую специфику, которая выражалась в его особом социальном статусе: оно стало составной частью общедемократического движения в стране.

В работе «Педагогические течения в начале XX века»27 В.Д. Бим-Бад исследует философско-психологические и методологические аспекты как отечественной, так и мировой педагогики. В частности, автор уделяет некоторое внимание теоретическим основам педагогики С.Т. Шацкого, которого относит к опытническому течению «неоруссоистского» направления. Скаутское движение отнесено В.Д. Бим-Бадом к «тоталитаристскому» направлению, преемниками и конкурентами скаутов он называет пионерию и Гитлер-югенд. Характерными чертами этого направления автор считает всестороннюю милитаризацию (военная подготовка и направленность на борьбу с врагами), подчинение воле вождей, коллективистский дух.

Литература по истории детских и молодёжных организаций в России начала появляться ещё в начале XX века. Поскольку эти работы создавались одновременно с процессом становления этих организаций, они были посвящены, главным образом, практическим вопросам их деятельности. Например, книга довольно известного в начале XX века педагогического деятеля В.И. Чарнолуского «Союзы молодёжи и общества самообразования» посвящена проблемам юридического оформления такого рода организаций. Проанализировав существующее законодательство, автор приходит к выводу, что оно явно противоречит и букве, и духу Манифеста 17 октября. Далее он, сосредоточив своё внимание на организации сельских обществ самообразования, приводит возможные проекты уставов. Однако для исследуемой темы интерес представляет именно первая часть работы.

27 Бим-Бад В.Д. Педагогические течения в начале XX века. М., 1998.

28 Чарнолуский В.И. Союзы молодёжи и общества самообразования. СПб., 1908.

В советское время вопросы детского движения частично затрагивались в работах по истории педагогики, отдельные же исследования, главным образом, касались пионерской организации и комсомола. В современной литературе вопросы истории детских организаций в России рассматриваются в ряде обзорных работ29.

В.И. Соколов в монографии, посвященной истории молодёжного движения в дореволюционной и современной России и СССР30, проанализировав состав юношеских организаций в начале XX в., выделил несколько их типов: политические, корпоративные (академические), националистические, религиозные, культурно-просветительные и спортивно-патриотические. Единственной культурно-просветительной организацией, упомянутой автором, является общество «Сетлемент». К спортивно-патриотическому направлению автор отнес организацию скаутов, отметив её «зрелость и массовость». В.И. Соколов рассматривает политические партии, профессиональные союзы и молодёжные организации как демократические институты «нарождающегося гражданского общества» и отмечает, что самодержавие не смогло увидеть в них «мощного потенциала для последующего развития России, что и явилось одной из главных причин его падения и безвозвратной гибели».

В монографии М.В. Богуславского «Детское движение в России: между о t прошлым и будущим» особое внимание уделено теоретическим основам изучения истории детского движения и показана эволюция педагогических идей деятелей этого движения. Детские объединения автор разделил на четыре базовые модели: индивидуалистической направленности, клубной и профильной направленности, социальной направленности (они ставят своей

29 См., например: Дружинин В. В. Детское движение в России. М., 2004; Соколова Э. С. Дети и детские организации России в XX веке. М., 2006; Трухачева Т. В. ТИМ. Теория, история, методика детского движения. [М.], [199-?]; Кудинов В.А. Общественные движения и организации детей и молодежи в России в XX веке: диссертация . доктора исторических наук: 07.00.01. Кострома, 1994; Кудинов В.А, Лейкин А.Я. Юная Россия История молодежного и детского движения в России в XX веке. СПб, 1998; Кудинов В.А. Детское и молодежное движение в России в XX веке. Кострома, 2000.

30 Соколов В.И. История молодежного движения России (СССР) со второй половины XIX до XXI вв. Рязань, 2002.

31 Богуславский М.В. Детское движение в России: между прошлым и будущим. Тверь, 2007.

16 целью подготовку будущего гражданина, работника, семьянина и т.д.), религиозной и экзистенциональной направленности. Автор также проанализировал типологию лидерства внутри организаций, выделив авторитарный стиль лидерства (классический пример - скаутские организации) и «педоцентрический» («детоцентрический»), при котором нет заранее установленных правил, они вырабатываются совместным творчеством детей и взрослых. Анализируя процесс выдвижения лидеров детских объединений (который был спонтанным и стихийным) с 1900-х - до начала гражданской войны, М.В. Богуславский выделил несколько типов лидера: 1) военный (с выраженной «державно-патриотической» направленностью, например основатель русского скаутизма О.И. Пантюхов); 2) фантазёр, мечтатель, романтик (активный деятель скаутского движения И.Н. Жуков); 3) «свой парень» (ещё не взрослый, но уже не подросток, всеобщий любимец, например, скаутмастер Н. Фатьянов). Отдельное внимание Богуславский уделил методологии истории детского движения (дав определение истории детского движения, её предмета, цели, функций и методов), проанализировал подходы к её изучению. В работе также рассмотрены основные периоды развития теории и практики детского движения. Анализируя теорию и практику детского движения начала XX века, Богуславский особое внимание уделил скаутизму, выделив в нём патриотическую доминанту (представлена деятельностью О.И. Пантюхова и А.К. Анохина), противопоставляя ей общечеловеческую альтернативу (связана с деятельностью И.Н. Жукова). Автор аналитически подошёл^ к описанию работы первого съезда по скаутизму, подметив неоднородность понимания целей, задач и методов движения его лидерами в России. На основании материалов съезда им выявлены три точки зрения на скаутизм: средство «военной помощи государству»; физическое и нравственное воспитание в сочетании с общественно-значимым трудом; «рыцарское» движение, способ воспитания гражданских и общечеловеческих качеств. Богуславский также выделил «основные доминанты» русского скаутизма: религиозность, верноподданность и патриотизм в сочетании с гуманизмом, нравственными идеалами добра, чести, служения людям». Среди других форм детских объединений, существовавших в России до 1917 г., автор выделил артели учащихся, опыты школьной кооперации, деятельность «майских союзов» (создавались для охраны животных), а также клубы, среди которых автор назвал созданный в феврале 1916 г. в Рязани «Дом юношества». Автор пришёл к выводу, что в России к 1917 г. «сложились основные типы детских и юношеских организаций, которые могли выступать как объект для последующего научно-педагогического осмысления». Монография М.В. Богуславского представляет ценность именно как теоретическое осмысление истории детских организаций в значительной мере с точки зрения педагогики. Собственно история их деятельности не являлась предметом рассмотрения данной работы.

Из публикаций, посвящённых социальной истории России, наибольший интерес для настоящего исследования представляет работа Б.Н. Миронова «Социальная история России периода Империи (XVII — начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства» , в которой с привлечением большого статистического материала анализируются социальные процессы, происходившие в русском обществе на рубеже XIX - XX веков. Особенно важны в данном контексте характеристика процессов, происходивших в русских городах, социального состава учащихся городских учебных заведений, статистические сведения о состоянии народного образования, уровне грамотности.

Помимо общих работ по истории педагогики и детского движения существуют и исследования, посвященные истории отдельных детских организаций.

32 Миронов Б.Н. Социальная истории России периода Империи (XVIII - начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 2003. Т. 1-2.

О «потешных» начали писать уже их современники. Стоит выделить работу A.M. Назарова «Потешные. Роль их в прошлом и задачи в будущем. Исторический очерк» , в которой автор сначала рассказывает об истории «потешных» Петра I, а потом о возрождении этого движения в начале XX века, предлагает свою программу занятий с «потешными».

С середины 1990-х годов начали появляться работы, основанные на архивных материалах.

В статье А.В. Шарова «"Потешные", юные разведчики и другие»34 на основании документов Военного министерства из фондов РГВИА кратко изложена история создания «потешных» рот в России, работы комиссии JI.B. Леша, разработки программ обучения. К сожалению, объём и формат журнальной статьи не позволил автору подробно исследовать предмет и дать ссылки на архивные документы.

Истории «потешных» посвящена отдельная глава в монографии Ю.В. Кудряшова «Российское скаутское движение»35. История движения в ней изложена в основном по материалам периодической печати и содержит отдельные неточности. Кроме того, автор слишком явно противопоставляет «потешных» скаутам, рассматривая первых как казенно-бюрократический вариант работы с детьми, сведшийся в итоге к «игре в солдатики». Кудряшов выделил 10 причин гибели «потешного» движения: неудачное название (вызывало ассоциацию с давно ушедшими временами); движение свелось к «вахтпарадности», якобы воспитывавшей в детях «потребность к повиновению» («не сумев выработать какой-то особой воспитательной формы, внедрили идею в готовый казарменный шаблон»); национальная и религиозная ограниченность (в ряды движения принимались только православные (исключение делалось для мусульман на

33 Назаров A.M. Потешные. Роль их в прошлом и задачи в будущем. Исторический очерк. Одесса, 1911.

34 Шаров А.В. «Потешные», юные разведчики и другие // Военные знания. 1992. №1. С. 12-14.

35 Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение. Архангельск, 1997. С. 83-105. национальных окраинах), русские подданные и не допускались евреи и немцы; детей воспитывали в духе «превосходства русской нации»); бедность форм и методов работы с детьми (в основном, беседы и парады); возрастные рамки, в соответствии с которыми в движение привлекались дети и подростки от 8 до 20 лет, которые не могли заниматься по одинаковым программам; отсутствие подготовленных кадров для руководства отрядами (автор сделал важный вывод о том, что в деле подготовки детей государство могло рассчитывать лишь на две категории служащих — офицеров и учителей, правда, вслед за этим следует спорный постулат: «Следовательно, отряды «потешных» могли стать лишь филиалом воинской части или учебного заведения»); взвинчивание» «националистических» и «милитаристских» настроений в детской среде вызвало общественный протест; движение «потешных» развивалось, в основном, в городах, что противоречило высочайшей воле; для руководителей движения оно стало источником материальных благ, «кормушкой», и довольно быстро сошло на нет после того, как к движению охладели «сильные мира сего», и, соответственно, прекратилась раздача наград, чинов и т.п.; государство не оказывало финансовой поддержки отрядам, а частный капитал также не пожелал принять на себя расходы «на очевидную пустышку».

Выделение некоторых из этих причин достаточно спорно: название «скаут», в отличие от «потешного», вообще ни о чем не говорило русскому человеку; вопрос о национальной и религиозной ограниченности не однозначен и будет затронут в соответствующей главе; обвинения же в милитаризме, национализме, а также, в некоторых случаях, и корыстолюбии во многом взяты из периодической печати либерального толка и далеко не всегда имели под собой основания.

В статье американского исследователя Дональда Райта «Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодёжи. 1906-1914»36 на архивном материале исследуется вопрос подготовки молодежи к военной службе с точки зрения готовности армии к Первой мировой войне. Автор подробно рассматривает предысторию вопроса, описывает попытки государства ввести преподавание гимнастики в средних учебных заведениях, предпринимавшиеся с конца XIX в., инициатором которых выступило Военное министерство, обращавшее внимание на плохую физическую и общую подготовку новобранцев. Этот вопрос обострился после русско-японской войны, в ходе которой также возникли (особенно в сравнении с победившей японской стороной) претензии к качеству «человеческого материала» в войсках. История создания «потешных» описана Д. Райтом на основании документов из фондов РГИА и РГВИА, а также с привлечением периодики. Он останавливается на проблемах, возникших в связи с введением подготовки к военной службе в учебных заведениях (недостаток инструкторов, проблемы их подготовки), рассматривает историю формирования «потешных» рот в различных частях Империи, выделяет принципы их формирования и работу различных ведомств по их созданию, анализирует программы подготовки. При описании процесса создания «потешных» организаций автор основное внимание уделяет деятельности энтузиастов «потешного» дела (С.И. Назимова), деятельность же государственных органов по организации движения освещена слабее. Так, в статье упомянута только работа комиссии П.Г. Дебольского (существовала при Министерстве народного просвещения), работа же межведомственной комиссии JI.B. Леша осталась за рамками исследования. Также не анализируется в статье и главный результат деятельности комиссии

36 Райт Д. Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи / Последняя война императорской России. Сб. ст. под ред. О.Р. Айрапетова. М., 2002. С. 43-64. издание «Положения о внешкольной подготовке русской молодежи к военной службе». В статье приведены интересные сведения о национальном составе и численности «потешных». Среди методов патриотического воспитания Д. Райт выделил беседы с детьми, проводившиеся в учебных заведениях, рассказал о привлечении детей к юбилейным торжествам 191237

1913 гг. , рассматривая участие «потешных» отрядов в них в качестве одного из методов патриотического воспитания. Среди причин затухания «потешного» движения Райт на первое место ставит недовольство «правительственных верхов» методами подготовки «потешных», он отмечает начавшиеся с 1912 г. попытки государства вести работу исключительно в рамки школьной системы и монополизировать контроль и координацию этого движения. Автором освещена в общих чертах и деятельность В.Н. Воейкова. В заключение Д. Райт указывает, что начавшаяся в 1914 г. война «была в меньшей степени проверкой духа и мастерства солдат, чем проверкой политической стабильности воюющих наций, их экономического потенциала и социального единства». По мнению Райта, правительству удалось улучшить качество подготовки определенного числа солдат (хотя Д. Райт делает справедливую оговорку о невозможности определить точно процент молодежи, прошедшей такую подготовку), но в целом империя осталась не подготовленной к войне.

В статье С.П. Полякова «О подготовке российской молодёжи к военной службе в конце XIX - начале XX века»38 с привлечением документов Министерства народного просвещения дан обзор и краткий анализ деятельности «потешных» и скаутских организаций в контексте подготовки молодежи к военной службе, в этой же связи описана деятельность В.Н. Воейкова.

37 Об этом см. также: Райт Д. Русская армия и столетний юбилей войны 1812 года. / Русский сборник: исследования по истории России. Ред.- сост. Колеров М. А., Айрапетов О. Р., Чейсти Пол. Т. 4. М., 2007. С. 141-156.

38 Поляков С.П. О подготовке российской молодёжи к военной службе в конце XIX - начале XX века // Военно-исторический журнал. 2008. № 8. С. 50-55. См. также: Поляков С.П. Концептуальные положения педагогической системы подготовки молодежи к военной службе в России. М., 2008.

В последнее время в периодической печати появляется много статей о практической деятельности «потешных», основанных на материалах местных

39 архивов и местной периодическои печати . В них содержатся интересные сведения о формировании отрядов на местах, их подготовке к поездке на высочайшие смотры, описания занятий с детьми, а также анализ социального состава «потешных» и проблем, возникших при формировании дружин.

Писать о скаутском движении стали практически с момента его появления в России. Однако вначале это были не столько попытки исследовать его, сколько дать ему ту или иную оценку. Подавляющее большинство работ периода 1920 - начала 1930-х годов содержат резкую критику движения. Затем в течение долгих десятилетий о скаутах вообще не писали. Вновь интерес к ним появляется только с середины 1980-х. Этот факт, несомненно, объясняется запрещением скаутинга как движения. В годы перестройки публикации о скаутинге начинают появляться в основном в периодической печати, в частности, в журнале «Вожатый» (официальном органе ЦК ВЛКСМ и ЦС ВПО им. В.И. Ленина). Возможно, этот всплеск внимания к скаутам объяснялся попытками вдохнуть новую жизнь в излишне формализованную пионерскую организацию.

В середине 1920-х — начале 1930-х годов с резкой критикой скаутинга выступили, например, А. Смирнов и B.C. Ханчин. В своей книге «Скаутизм без маски»40 А. Смирнов (бывший руководитель «Центрального информационного бюро связи для скаутских организаций средней полосы РСФСР» из Орла, впрочем, к тому моменту уже давно порвавший со скаутами) пишет о 3-м международном скаутском слёте Джембори, состоявшемся в Англии в 1929 году. Автор даёт крайне негативный отзыв о

39

См., например: Ватник Н.С. Серьёзность «потешных рот»: становление военного обучения учащихся Центральной России в начале XX века. http://ww\v.stjag.ru/article.php?nid=30989; Верхоглядов В. Потешный парад на высочайшем уровне // Карелия. 27.11.1999. №74 (590); Гончаренко Р. «Потешные» из Забайкалья в Петербурге // Забайкальская магистраль. 04.10.2007; Ищенко О.В. «Потешные» в Сибири (отражение вопроса на страницах либеральной печати начала XX в.) / Словцовские чтения - 2002. Материалы докладов и сообщений Всероссийской научно-практической краеведческой конференции. Тюмень, 2002. С. 83-84; Левченко А. Харьковские «потешные» // Вечерний Харьков. 28.11.2007; Степченков Л.Л. «Потешные роты» в Смоленской губернии И Военно-исторический журнал. 2006. № 3. С. 69-70.

40 Смирнов А. Скаутизм без маски. М., 1930. скаутской организации в целом (как уже уничтоженной к тому времени отечественной, так и мировой).

Столь же непримиримую позицию занимает и B.C. Ханчин в работе «О скаутизме».41 Основная цель написания книги — рассказать о скаутах пионерским вожатым, которые «мало знают . о буржуазных детских группах, о мировой организации скаутов, готовящей душителей рабочего движения.». Автор однозначно осуждает скаутов, оценивает их организацию как исключительно буржуазную по характеру. Однако он отмечает, что скаутская система воспитания очень удачная, и пионерской организации имеет смысл перенять некоторые приёмы работы с детьми, которые он достаточно подробно анализирует.

Однако не только большевики однозначно негативно относились к организации «юных разведчиков». Во враждебном им лагере также находились ярые противники движения. Среди них, например, Н.С. Трубецкой, изложивший свои взгляды в «Записке о скаутизме»42. Не принимая ни в каком виде скаутское движение, он, в свою очередь, выдвигал несколько неожиданное обвинение: «скаутизм есть масонство, применённое к детскому возрасту, масонский питомник». По его мнению, для русских детей единственно возможной является православная организация под эгидой Церкви.

За последние годы появилось несколько серьёзных работ по истории скаутского движения, в том числе и ряд кандидатских диссертаций43.

41 Ханчин B.C. О скаутизме. Б.м., 1925.

42 Трубецкой Н.С. Записка о скаутизме // Русский вестник. 1992. № 35.

43 См., например: Кузнецова Т.Н. Создание и деятельность российского движения скаутов (1910-1923 гг.): Автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.01. Саратов, 1993; Валгаева И.А. Становление и развитие взаимоотношений взрослых и детей в общественных объединениях: На прим. деятельности рос. скаутов: диссертация . канд. пед. наук : 13.00.01. М., 1994; Подтынная Е.А. Движение русских скаутов: история, теория, практика 1909 - 1923. Автореферат дне. . канд. пед. наук: 13.00.04. М., 1995; Пупкова Е.П. Становление и развитие российского движения скаутов 1909 - 1939 гг. Автореферат дис. . канд. нет. наук. Воронеж, 1996; ФурсМ.В. История движения российских скаутов 1909 - 1923 гг. Автореферат дис. . канд. ист. наук. М., 1996; Ярмолъчук А.В. Скаутское общественное движение в России в XX веке: история и современность: диссертация . канд. ист. наук: 07.00.02. М., 2004; Карасев А.К. Социально-философский анализ сущности и содержания идеологии скаутизма: диссертация . канд. философ, наук: 09.00.11. Архангельск, 2007; Савченко А.П. Социальное воспитание детей и подростков по системе «скаутинг»: на примере «Организации российских юных разведчиков»: диссертация . канд. пед. наук: 13.00.01. Архангельск, 2007.

Одна из капитальных работ по истории русского скаутинга — монография Ю.В. Кудряшова «Российское скаутское движение»44, написанная на основе защищенной докторской диссертации. Исследование проведено с привлечением широкой источниковой базы, архивных документов, литературы, исследований и материалов периодической печати, в том числе и хранящихся за рубежом. Автор анализирует историю возникновения скаутского движения, взгляды Р. Баден-Пауэлла и его систему воспитания, истоки русского скаутизма и историю разработки его основных теоретических положений, судьбу русских скаутов после революции в Советской России и за рубежом, а также их деятельность в наши дни. Из всех существующих работ по этой теме, монография Ю.В. Кудряшова на сегодняшний день представляется наиболее полной по охвату источников и степени разработки темы. Однако, несмотря на все очевидные достоинства работы, в ней есть и некоторые недостатки. Например, автор практически не использует материалы, оставленные теми скаутами и скаутмастерами, которые сочувственно отнеслись к приходу к власти большевиков. Возможно, что такая позиция автора связана с тем, что он сам принимает активное участие в жизни современных скаутов, что может делать его не совсем объективным. Ю.В. Кудряшов также явно противопоставляет друг другу скаутов и «потешных» (им посвящена глава монографии, о чем говорилось выше), опираясь при этом на оценки (не всегда объективные) деятелей русского скаутского движения.

Работа В.А. Кудинова и А.В. Ярмольчука представляет собой еще одну попытку проследить историю русских скаутов на протяжении всего XX в.45

Попытки рассказать о скаутинге широким массам делают и сами участники движения. Например, сибирский скаутмастер Анна Шободоева выпустила книгу «Российское скаутское движение: история, теория, практика»46. Это практическое пособие для желающих организовать свой

44 Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение. Архангельск, 1997.

45 Кудинов В.А., Ярмольчук А.В. История скаутского движения в России в XX в. М., 2004.

46 Шободоева А. Российское скаутское движение: история, теория, практика. Омск, 1995.

25 скаутский отряд, а также рассказ о современных скаутах для всех интересующихся. В начале книги автор совершает краткий экскурс к истокам создания скаутинга в Англии и в России, играющий, главным образом, вспомогательную роль.

Как уже отмечалось выше, с конца 1980-х - начала 90-х годов повысился интерес к скаутам в изданиях периодической печати. Одним из первых был В.А. Кудинов, опубликовавший на страницах «Вожатого» статью «Суть и оболочка: первая публикация документов о возникновении движения скаутмастеров, 1922»47. В ней приводится ряд документов, характеризующий отношения скаутов и комсомольцев в начале 1920-х, в их числе, например, Декларация московских скаутмастеров и некоторые другие документы. Автор в этой борьбе полностью становится на сторону комсомола.

В 1990 году в журнале «Наука и жизнь» появляется статья «История

48 скаутского движения в России 1909-1922» . Это краткое изложение публикации американского исследователя русского скаутинга Дж. Райордана из журнала «History today» (1988). Статья Райордана грешит фактическими неточностями, однако на тот момент она являлась чуть ли не единственным историческим исследованием на эту тему.

С началом возрождения отечественного скаутинга появляются публикации, авторы которых пытаются пересмотреть сложившиеся стереотипы. В качестве примера можно привести статью М. Богуславского «Русские скауты: кто они?»49. Автор предпринял попытку проанализировать историю русских скаутов до революции, их законы, обычаи и т.д. Однако ему также не удалось избежать некоторых довольно серьёзных фактических ошибок: например, автор путает О.И. Пантюхова и одного из организаторов «потешных» С.И. Назимова.

47 Кудинов В.А. Суть и оболочка: первая публикация документов о возникновении движения скаутмастеров, 1922. // Вожатый. 1989. № 6.

48 История скаутского движения в России 1909-1922 // Наука и жизнь. 1990. № 10.

49 Богуславский М. Русские скауты: кто они? // Воспитание школьников. 1991. № 5.

Отдельно хотелось бы выделить статьи, опубликованные в журнале «Библиография». Это целая серия материалов, посвященных проблемам библиографии скаутского движения. Начало ей положила Н.В. Зеленова-Чешихина в статье «Крутые тропы скаутов»50. Прежде всего, следует отметить, что автор сама была скаутом. В своей статье она даёт краткий обзор истории зарождения русского скаутского движения. После него Н.В. Зеленова-Чешихина публикует обработанную ей библиографию русского скаутизма, которую составил другой бывший скаут B.C. Зотов. В неё вошла значительная часть материалов, выходивших с начала века до 1992 года. Причём в библиографию включены публикации и по «потешному» движению тоже. Основной недостаток этой работы — отсутствие системы в библиографическом списке. Именно этот недочёт, а также смешение литературы о скаутах и «потешных», отмечает Р.В. Полочанинов в статье «О библиографии русского скаутского движения»51, помещённой в одном из следующих номеров журнала. Из материалов этого же журнала несомненный интерес представляет статья И.А. Иоффе и В.А. Уколовой «Новые дороги скаутов»52. Это обзор фонда Петроградского информационного скаут-бюро, сделанный сотрудниками ЦХДМО.

Кроме «Библиографии», материалы о скаутах помещали на своих страницах и журналы «Отечественная история» (статья Г. Крайнова «Скауты в России» ) и «Родина» (статьи П. Паламарчука «Скауты, разведчики, витязи. Задолго до «Зарницы»»54 и Р. Полочанинова «Школа чести и доблести»55).

Статья Г. Крайнова посвящена главным образом периоду 1917 — начала 1920-х годов, сам автор настроен в защиту скаутов и против комсомольской организации. П. Паламарчук очень коротко рассказывает о зарождении скаутинга, о его конфронтации с комсомолом. В основном это статья о

50 Зеленова-Чешихина Н.В. Крутые тропы скаутов // Библиография. 1993. № 1.

51 Полочанинов Р. О библиографии русского скаутского движения // Библиография. 1994. № 2.

52 Иоффе И.А., Уколова В.А. Новые дороги скаутов // Библиография. 1994. № 2.

53 Крайнов Г. Скауты в России//Отечественная история. 1993. № 5.

54 Паламарчук П. Скауты, разведчики, витязи. Задолго до «Зарницы» // Родина. 1995. № 7.

55 Полочанинов Р. Школа чести и доблести // Там же. современной организации. Р. Полочанинов, в свою очередь, подробно рассказывает об истории скаутов в эмиграции (он сам стал скаутом, живя в эмиграции в Сербии).

Р.В. Полочанинову же принадлежит статья «К истории юных разведчиков - русских скаутов», опубликованная в журнале «Новый 56 часовой» , в которой он предпринял попытку, руководствуясь только документально подтверждающимися фактами, изложить историю скаутинга в России.

В журналах педагогического и спортивного направлений в 1990-х появилось значительное число публикаций, в той или иной степени затрагивающих историю отечественного скаутинга. Таковы, например, следующие статьи: Г.И. Грибановой «Скаутизм как воспитательная система»57, В. Беляева «Беседы у скаутского костра»58, С. Пономарёва «Где трудно дышится, где горе слышится. Скауты в России»,59 а также В. Александровой «Юные разведчики в Москве: организации первых отрядов скаутов в 1909-1910 годах»60.

Г.И. Грибанова, вкратце изложив историю русского скаутинга, переходит к анализу заложенной в нём воспитательной системы. В целом она приходит к выводу о её несомненных достоинствах, которые следовало бы принимать во внимание современным педагогам.

В статьях В. Беляева и С. Пономарёва также присутствует краткий исторический очерк скаутского движения (С. Пономарёв крайне негативно отзывается о пионерской организации). Следует отметить, что в первой статье большее внимание уделяется истории скаутов в эмиграции, во второй же речь идёт главным образом о современных скаутских отрядах. Обе статьи грешат некоторыми фактическими неточностями.

56 Полочанинов Р. К истории юных разведчиков - русских скаутов // Новый часовой. 1995. № 3.

57 Грибанова Г.И. Скаутизм как воспитательная система // Педагогика. 1992. № 5-6.

58 Беляев В. Беседы у скаутского костра // Спортивная жизнь в России. 1994. № 4-5.

59 Пономарёв С. Где трудно дышится, где горе слышится. Скауты в России // Спортивная жизнь в России. 1995. № 7.

60 Александрова В. Юные разведчики в Москве: организации первых отрядов скаутов в 1909-1910 годах // Классный руководитель. 1997. № 6.

В целом при анализе работ по истории русского скаутского движения следует отметить, что, к сожалению, некоторые авторы (Р.В. Полочанинов, С. Пономарёв и др.), стремясь продемонстрировать свои политические пристрастия (в основном, сводящиеся к обвинениям в адрес советского строя и, соответственно, комсомольской и пионерской организаций), отступают от научной объективности при анализе как скаутского метода воспитания, так и истории этого движения в России.

Следует признать, что деятельность обществ «Сетлемент» и «Детский труд и отдых» с исторической точки зрения изучена недостаточно. Непосредственно этому посвящена только статья В.И. Малинина «К истории московского общества "Сетлемент"»61, в которой рассматривается деятельность общества в контексте революции 1905 г., автор настаивает на политической ориентированности общества, указывая на отсутствие в программе религиозного воспитания и отрицательное отношение его деятелей к партии «октябристов» и Союзу русского народа.

В ряде обзорных публикаций по истории дошкольного и внешкольного ff) воспитания «Сетлемент» упоминается как один из примеров . Несколько работ посвящено лично С.Т. Шацкому, изложению его педагогических взглядов . В этих работах рассматривается деятельность общества с точки зрения развития педагогических идей и их практического применения, изучается вклад Шацкого в отечественную педагогику.

При работе над данной темой использовалась также справочная - литература: универсальные и отраслевые энциклопедии64 (для уточнения реалий русской общественной жизни конца XIX — начала XX вв., устройства

61 Советская педагогика. 1985. №4.

62 См., например: Соколов В.И. История молодежного движения России (СССР) со второй половины XIX до XXI вв. Рязань, 2002. С. 46-47; Белая К, ВолобуеваЛ. Листая страницы истории. Из истории дошкольного воспитания в Москве // Дошкольное образование. 2004. №16; Луцкий В.К. История астрономических общественных организации в СССР (1888-1941 гг.). М., 1982.

63 См., например: Беляев В.И. Становление и развитие инновационной концепции С.Т. Шацкого. М., 1999; Малинин Г.А., Фрадкин ФА. Воспитательная система С.Т. Шацкого. М., 1993; Богуславский М. Его ждал Большой театр, но он выбрал школу // Лидеры образования. 2005. №8-9; и др.

64 Большая энциклопедия. Под ред. С.Н. Южакова. СПб., 1900—1907; Военная энциклопедия. Изд. И.Д. Сытина. СПб., 1911-1915; Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон. СПб., 1890— 1907. и функционирования институтов образования, армии, толкования отдельных терминов), списки офицеров русской армии65 (в целях уточнения имен, отчеств и должностей упоминаемых в документах офицеров).

Несмотря на то, что каждый из рассмотренных в работе вопросов освещался в литературе, очевидно, что некоторые проблемы остаются изученными не в полной мере. Специальных монографических исследований, посвященных движению «потешных» и обществу «Сетлемент», на сегодняшний день не существует, их деятельность обычно рассматривается в работах, посвященных истории военно-патриотического воспитания, подготовки молодежи к военной службе или общей истории молодежных организаций, а также в специальных статьях. В научный оборот введен определенный круг источников по истории «потешных» и «Сетлемента», однако проработка этого комплекса и степень полноты использования документальных источников недостаточны. Исследование истории «потешного» движения страдает неполнотой (в частности, отдельного внимания заслуживает деятельность государственных органов и общественности по организации движения), вокруг него сложился определенный комплекс представлений, не всегда подтвержденных источниками (например, история создания первого отряда «потешных» А.А. Луцкевичем, представление о национальном составе «потешных»). Сами «потешные» некоторыми авторами рассматриваются в негативном свете (без достаточно подробного рассмотрения реальных проблем, возникших перед движением), при этом игнорируется тот опыт, который был накоплен при их создании и использован впоследствии. Относительно общества «Сетлемент» господствует версия о политических причинах его закрытия, которые на основании источников представляются несколько в ином свете. Наиболее исследована в литературе история скаутских организаций в России, которой посвящено несколько монографий,

65 Общий список офицерским чинам Русской императорской армии. СПб, 1910. Составлен по 1 января 1910 г. диссертаций и целый ряд статей, основанных на документальных материалах. Некоторым недостатком этих изданий является лишь тот факт, что выводы их авторов находятся в тесной связи с их личной деятельностью в качестве руководителей современных скаутских организаций.

Практически не исследованы в литературе вопросы об общем и различном в методах и формах работы с детьми представителей культурно-просветительного и военно-патриотического направлений, об общих и специфических проблемах, с которыми им приходилось сталкиваться в своей повседневной деятельности и при взаимодействии с органами государственной власти.

Целью настоящей работы является: установить масштабы деятельности рассматриваемых детских организаций, принципы взаимодействия с государственными структурами и общественными институтами; сделать выводы о месте военно-патриотического и культурно-просветительского направлений в общественной воспитательной работе, об их жизнеспособности в историческом контексте изучаемого периода; на примере рассматриваемых организаций понять, какие воспитательные задачи ставили перед собой государственные органы и различные общественные круги и какими средствами они пытались решить эти задачи; обобщить накопленный рассмотренными организациями опыт и сделать выводы о перспективности применения этого опыта в изменившихся исторических условиях.

Достижение данной цели предполагает постановку и решение следующих задач: выявление и существенное расширение источниковой базы; анализ собранного материала, его структурирование и обобщение; проверка и уточнение на основании источников сведений, содержащихся в существующей литературе; прослеживание истории создания рассматриваемых организаций; выявление и сравнение основных принципов их работы; исследование источников их финансирования, анализ и сопоставление их методов и подходов к воспитанию и обучению детей; оценка практической значимости и достигнутых результатов; освещение реакции общества на эти начинания.

Настоящее исследование существенно дополняет существующие работы по истории «потешных», скаутов, «Сетлемента», поскольку оно основано на архивных материалах, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Во многих аспектах впервые достаточно подробно воссоздаётся история создания и функционирования рассматриваемых организаций. В частности, в настоящей работе детально по документам военного ведомства прослежена деятельность по организации «потешного» движения, в ходе этого удалось широко и комплексно рассмотреть данную проблему. Предпринята попытка проследить процесс выработки теории русского скаутинга, сравнить основные теоретические положения русского и английского скаутизма, история скаутского движения дополнена некоторыми подробностями из ранее не использовавшихся в научных , работах воспоминаний В.А. Шнейдерова. История обществ «Сетлемент» и «Детский труд и отдых» также серьёзно дополнена и уточнена, проведён анализ финансовых документов обществ, на основании архивных документов прослежена история закрытия властями «Сетлемента».

Впервые предпринята попытка комплексно проанализировать на примере отдельных аспектов внешкольной педагогической деятельности некоторые подходы к работе с подрастающим поколением в России начала XX века, а также провести сравнительный анализ и сделать обобщение результатов реализации идей двух направлений этой работы.

Хронологические рамки исследования охватывают начало XX века, 1900 - 1917 годы, история скаутов в России рассматривается до момента запрета движения в начале 1920-х годов.

Обзор источников.

Источники, использованные для изучения истории создания и деятельности рассмотренных в работе общественных движений и организаций по работе с детьми, достаточно разнообразны. Для получения наиболее полной картины были привлечены как архивные, так и опубликованные материалы. Среди них: законодательные документы, различного рода делопроизводственные документы министерств и ведомств, а также самих организаций, возникшие в ходе их деятельности (записки, доклады, отчёты и т.д.), периодическая печать, документы личного происхождения и публицистика. В настоящем разделе в рамках каждого типа источники сгруппированы тематически в зависимости от их использования для исследования деятельности той или иной организации.

Необходимо оговорить некоторую специфику источниковой базы по этой теме: ряд работ современников рассматриваемых организаций можно рассматривать и как источники для изучения их истории и деятельности, и как их первую историографию. В эту категорию попадают книги, написанные непосредственными участниками событий, главным образом, в качестве пособий или справочников (например, работы С.И. Назимова о «потешных», С.Т. Шацкого о «Сетлементе»).

• 1) Законодательные акты.

Деятельность всех рассматриваемых в работе организаций регламентировалась соответствующими законодательными актами. В «Полном собрании законов Российской империи» (собрание 3-е) были опубликованы «Временные правила об обществах и союзах», принятые именным высочайшим указом Сенату от 4 марта 1906 года66, на основании которых действовали все образовывавшиеся общества содействия детским организациям (организациям «потешных», скаутов, общество «Сетлемент»). Согласно этим правилам обществом считалось «соединение нескольких лиц» для достижения определённой цели, исключающей получение прибыли, а

66 Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3. Т. XXVI. №27479.

33 союзом считались соединение нескольких обществ. Согласно статье 3, министр внутренних дел имел право в любой момент закрыть общество или союз, если его деятельность признавалась «угрожающей общественному спокойствию и безопасности». На «общества, образованные с разрешения учебного начальства, учащимися в учебных заведениях из своей среды» эти правила не распространялись. Создавать и участвовать в деятельности обществ не могли несовершеннолетние, а также учащиеся низших и средних учебных заведений. Военнослужащие могли участвовать в создании обществ на условиях, оговоренных в высочайшем повелении 16 декабря 1905 года.

На основании статьи 13 образовывались губернские или областные по делам об обществах присутствия, которые ведали вопросами открытия, регистрации, запрещения и закрытия обществ. В Санкт-Петербурге, Москве, Одессе и некоторых других городах были образованы особые городские по делам об обществах присутствия. Для образования общества необходимо было представить письменное заявление губернатору или градоначальнику. Если в течение двух недель с момента получения заявления просителям не сообщалось об отказе «с точным указанием оснований этого отказа», общество могло начинать свою деятельность. Если губернатор или градоначальник находил препятствия к открытию общества, он передавал заявление на рассмотрение губернского или городского присутствия.

Общества должны были быть зарегистрированы на основании особого устава. Согласно статье 21 в уставе общества должны были быть указаны: а) название общества, его цель, район и способы его деятельности: б) имена, отчества, фамилии, звания и места жительства его учредителей: в) порядок вступления и выбытия членов; г) размер членских взносов и порядок уплаты их; д) состав правления, способы его образования и пополнения и предметы его ведения, а также место его нахождения; е) время и порядок созыва общего собрания членов и предметы его ведения; ж) порядок ведения отчетности и з) порядок изменения устава. Проект устава общества вносился по распоряжению губернатора или градоначальника в губернское или городское по делам об обществах присутствие. Присутствие рассматривало проект и разрешало регистрацию либо отказывало в ней.

Обществам, которые были зарегистрированы в установленном порядке на основании особого устава, предоставлялось право приобретать и отчуждать недвижимое имущество, образовывать капиталы, заключать договоры, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде. Кроме того, обществам дозволялось, в соответствии с целями общества, открытие отдельных учреждений и предприятий и устройство чтений, спектаклей, концертов, базаров, сбора пожертвований и т.п.

Закрывались общества на основании определения губернского или городского по делам об обществах присутствия. Решение о закрытии могло быть обжаловано организаторами или представителями общества в двухнедельный со времени объявления им сего определения срок, в Первый департамент Правительствующего Сената. Жалобы должны были подаваться в губернское или городское по делам об обществах присутствие и представляться губернатором, с объяснениями присутствия, в Правительствующий Сенат, где все дела об обществах разрешались окончательно.

Работа «потешных» организаций, кроме того, регламентировалась Высочайше утверждённым «Положением о внешкольной подготовке русской молодёжи к военной службе» . Это положение подробно рассмотрено в главе 1.

2) Делопроизводственные материалы.

Особую ценность для изучения истории «потешных» представляют документы, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА).

Материалы по организации «потешных» отрядов проходили через органы Военного министерства, занимавшиеся вопросами подготовки и

67 Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3. Т. XXXI. №35668.

35 службы войск. Большая часть документальных материалов, использованных в данной работе, была обнаружена в фондах Главного штаба Военного министерства68 и Главного управления Генерального штаба (ГУГШ)69. В Главном штабе разработкой данного вопроса занимался отдел по устройству и службе войск. В документах фонда Главного штаба обнаружена собственноручная записка Николая II (любое исследование по истории «потешных» начинается с цитирования этого документа без ссылки на архивные фонды), положившая начало движению «потешных», а также переписка с различными ведомствами по этому вопросу, доклады военного министра императору с резолюциями Николая II, сведения об организации А.А. Луцкевичем первого отряда «потешных» в городе Бахмуте и о вызове его на высочайший смотр, письма Луцкевича военному министру, материалы о разработке программ занятий с «потешными», один из вариантов учебника для «потешных», фотографические материалы.

В ходе военных реформ в 1905 г. было образовано Главное управление Генерального штаба (ГУГШ) как самостоятельное ведомство, подчиненное Совету Государственной обороны. В 1909 г. ГУГШ стало структурной частью военного министерства. Среди прочих функций, в задачи ГУГШ вошла разработка вопросов организации, службы и образования войск, комплектования армии, подготовки и проведения мобилизации. Одной из структурных частей ГУГШ был отдел по устройству и службе войск (ранее также входивший в состав Главного штаба), через который, в основном, и проходили документы по организации «потешных» дружин. В фонде ГУГШ отложился комплекс документов, связанных с деятельностью Особой межведомственной комиссии для разработки вопроса о физическом воспитании молодёжи и обучении её военному строю под председательством

68 РГВИА. Ф. 400. Оп. 3. д. 3436,4604,4664,4707.

69 РГВИА. Ф. 2000. генерал-лейтенанта JI.В. Леша , а также документы о подготовке и проведении смотров «потешных» дружин в 1911 и 1912 гг.71.

Несомненный интерес представляет личный фонд Владимира Николаевича Воейкова72. В.Н. Воейков — генерал-майор Свиты е.и.в., с 1913 года дворцовый комендант и главнонаблюдающий за физическим развитием народонаселения Российской империи. В фонде всего пять дел, связанных с деятельностью Воейкова в качестве главнонаблюдающего. Прежде всего, в них освещаются вопросы развития спорта в Империи. Среди материалов, отложившихся в фонде, находятся: копия телеграммы участников 1-го съезда по скаутизму Николаю II с выражением верноподданнических чувств (31 декабря 1915 года), а также «Основания и общая программа деятельности главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи и деятельности состоящих при нём учреждений» (май 1914- года) и всеподданнейшие доклады В.Н. Воейкова, в том числе доклад о состоянии физической и допризывной подготовки, о необходимости «мобилизации спорта» (октябрь 1915 года). Эти документы полезны при освещении вопросов, касающихся системы школьного образования (например, включения занятий спортом в обязательную программу), а также проблем постановки физического развития подрастающего поколения в целом.

Ценность хранящихся в РГВИА источников заключается еще и в том, что в делах содержатся документы не только Военного министерства, но и других министерств и ведомств (в частности, Министерства внутренних дел, Святейшего Синода, Министерства народного просвещения и др.), присылавших в ГУГШ необходимые для работы межведомственной комиссии сведения, а также высказывавших свою точку зрения по рассматриваемым комиссией вопросам. В этих документах содержится богатейший фактический материал по истории «потешных», значительная часть этих источников до сих пор не введена в научный оборот.

70 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 794 - 800.

71 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 1001 - 1004.

72 РГВИА. Ф. 61.

Послужные списки офицеров русской армии, хранящиеся в коллекции

73

РГВИА , позволяют привлечь вспомогательный материал для характеристики основателей и активных деятелей «потешного» и скаутского движений (например, биография Г.А. Захарченко).

В материалах фонда канцелярии попечителя Московского учебного округа74, хранящегося в Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ), содержатся сведения о формировании при средних учебных заведениях «потешных» рот, о преподавании гимнастики и т.п. В нём отложились также: переписка с директорами народных училищ и средних учебных заведений по вопросам введения в программу обучения военному строю и о формировании при училищах «потешных» рот; программы занятий с «потешной ротой»; отчеты директоров казенных и частных учебных заведений о постановке физических упражнений и военного строя и об участии «потешных» в высочайшем смотре75.

В фонде московской первой мужской гимназии Министерства

76 народного просвещения сохранилась переписка с попечителем Московского учебного округа, Московским обществом содействия физическому развитию, начальником штаба Московского военного округа об организации роты «потешных» из учеников гимназии и о введении обучения

77 военному строю .

Одним из наиболее ценных опубликованных источников изучения процесса формирования концепции русского скаутинга является книга «Скаутизм в России. Труды первого съезда по скаутизму 26 — 30 декабря 1915 года в Петрограде». В ней собраны тексты всех докладов, зачитанных на съезде, обзоры состоявшихся после них обменов мнениями. Следует отметить, что эти доклады были посвящены очень широкому кругу вопросов - от выработки программы морального и физического воспитания до

73 РГВИА. Ф. 409.

74 ЦИАМ. Ф. 459.

75 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 3. Д. 6254, 6255, 6259, 6649, 7085, 7886.

76 ЦИАМ. Ф. 371.

77 ЦИАМ. Ф. 371. On. 1. Д. 836, 864, 948.

78 Скаутизм в России. Труды первого съезда по скаутизму 26-30 декабря 1915 года в Петрограде. Пг., 1916.

38 организационных проблем. Несомненный интерес представляют резолюции, принятые съездом. Издание снабжено очень ценными приложениями, в которых содержатся тексты торжественного обещания, скаутских законов, обычаев, заповедей и т.д., принятых съездом. В качестве приложения даётся и проект устава для вновь создаваемых обществ содействия мальчикам-разведчикам, выработанный на основе утвержденного министром внутренних дел «Нормального устава обществ по физическому развитию и спорту».

Об отношении к скаутской организации учебного начальства можно узнать из материалов фонда московской первой мужской гимназии Министерства народного просвещения79, хранящегося в ЦИАМ, где отложились письма попечителя московского учебного округа А. Тихомирова от 3 апреля (адресованное директору московской I мужской гимназии) и 15 мая 1915 года (копия циркуляра, направленного начальникам средних мужских учебных заведений Москвы и окрестностей и директору народных училищ Московской губернии) с просьбой не препятствовать желающим вступить в скауты. К первому письму прилагается проспект с основными сведениями о Московском обществе «Русский скаут»80.

Интересная и важная информация о послереволюционном периоде

П | деятельности скаутов в России содержится в фондах ЦК ВЛКСМ Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ, бывший ЦХДМО82). В фонде ЦК ВЛКСМ отложились документы, характеризующие отношение Союза коммунистической молодёжи к скаутским организациям. Несомненный интерес представляет, например, обзор «Работа РКСМ среди детей за 5 лет», составленный В. Роговым к пятилетию организации83. Одна из основных тем, затронутых в отчёте — борьба комсомольцев с ещё сохранившимися скаутскими организациями.

79 ЦИАМ. Ф. 371.

80 ЦИАМ. Ф.371.0п. 1.Д 1028.

81 РГАСПИ. Ф. 1

82 Центр хранения документов молодёжных организаций.

83 РГАСПИ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 98. Л. 1-12.

Несмотря на резко негативное отношение автора к скаутам вообще, он признает полезным сотрудничество с «передовыми и революционно настроенными» скаутмастерами, заимствование из скаутинга его лучших воспитательных методов (длительную игру, отрядную систему, необходимую внешность и атрибутику) для создания детской коммунистической организации.

Об отношении РКСМ к скаутмастерам, перешедшим на сторону красных, красноречиво говорит письмо ЦК РКСМ, посвящённое

84

И.Н. Жукову . Основная его мысль — нужно использовать его опыт скаутмастера, не давая излишней свободы и держа под пристальным контролем. В другом циркуляре ЦК РКСМ85, вновь касающемся возможности использования старых, опытных скаутмастеров в детском коммунистическом движении, в очередной раз подчёркивается необходимость тщательного за ними наблюдения.

В этом же фонде находится очень важный документ, характеризующий точку зрения второй стороны — Декларация скаутмастеров г. Москвы по вопросу о создании детского движения в РСФСР86. В ней московские скаутмастера во главе с Николаем Фатьяновым предлагают РКСМ сотрудничество в этой сфере, провозглашая своей целью создание детского движения, которое «станет надёжным фундаментом для строительства нового трудового общества».

Для изучения послереволюционной истории скаутинга очень важен сборник «Молодёжное движение в России (1917—1928) Документы и пп материалы» . Это публикация, подготовленная сотрудниками ЦХДМО главным образом на основе хранящихся в архиве фондов. В сборник вошли документы, связанные с историей борьбы РКСМ с детскими некоммунистическими организациями. Некоторые из них публикуются впервые. Для изучения скаутского движения особый интерес представляют

84 РГАСПИ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 98. Л. 23.

85 РГАСПИ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 98. Л. 25-27.

86 РГАСПИ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 98. Л. 29-32об.

87 Молодёжное движение в России (1917-1928). Документы и материалы. М., 1993.

40 следующие документы: «из резолюции II съезда РКСМ "О физическом воспитании и скаутизме"» октября 1919 года (док. №50), циркулярное письмо ЦК РКСМ о скаутских организациях от 25 августа 1922 года (док. №54), выписка из протокола Бюро ЦК РКСМ от 17 ноября 1922 года (док. №59). Они дают представление об отношении РКСМ к скаутам и скаутмастерам, а также о некоторых методах борьбы с ними.

Документы, характеризующие как создание и развитие русского скаутинга, так и его современное состояние, содержатся в книге Ю.В. Кудряшова «История, теория и практика скаутинга. Программы: документы и материалы»88. Это публикация различных документов дореволюционных и современных скаутских организаций, отечественных и зарубежных, а также выдержки из некоторых работ основателей русского скаутского движения. Подборка, сделанная автором, даёт представление, в основном, о том, как шла выработка принципов организации скаутского движения и в меньшей степени главных теоретических положений.

Для изучения деятельности обществ «Сетлемент» и «Детский труд и отдых» особую ценность представляют документы этих обществ, хранящиеся в Научном архиве Российской академии образования (НА РАО) в фонде Первой опытной станции по народному образованию Наркомпроса РСФСР89.

Первая опытная станция по народному образованию Наркомпроса РСФСР (1919-1932) была создана на основе учреждений общества «Детский труд и отдых» в Москве и колонии «Бодрая жизнь» в Калужской области. Соответственно в Опытной станции было два отделения: городское (оно включало детский сад, школу и выставку, отражавшую опыт детских садов и школ) и деревенского (включало детские сады, школы первой ступени, школу второй ступени и школу-колонию «Бодрая жизнь», бюро по изучению края, педагогические курсы и педагогический центр). Всё время её

88 Кудряшов Ю.В. История, теория и практика скаутинга. Программы: Документы и материалы. Архангельск, 1993.

89 НА РАО. Ф. 1. существования возглавлял станцию С.Т. Шацкий. В мае 1932 года Первая Опытная станция Наркомпроса была реорганизована в систему учреждений Центральной лаборатории Наркомпроса.

Среди материалов, отложившихся в этом фонде: уставы, доклады о работе и протоколы заседаний, финансовые отчеты, деловая переписка обществ «Сетлемент»90 и «Детский труд и отдых»91, архив одного из основателей «Сетлемента» А.У. Зеленко92.

В фонде Департамента полиции МВД (1880-1917)93, хранящемся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), среди материалов 4-го делопроизводства сохранилось дело «О московском обществе "Сетлемент"»94. В этом деле, касающемся закрытия общества в 1908 году, в частности, отложились переписка об обществе 4-го департамента с московским градоначальником, вырезки из газет, посвященные обществу, а так же материалы самого общества (например, краткий отчёт правления общества за 1907 год).

В фонде канцелярии попечителя Московского учебного округа95, хранящемся в Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ) сохранились материалы об открытии школы и детского сада JI.K. Шпегер96, о расследовании действий и цели общества «Сетлемент»97.

3) Материалы личного происхождения (воспоминания и дневники).

Не меньшую ценность для изучения истории рассматриваемых организаций представляют источники личного происхождения.

Интересные сведения о зарождении «потешных» и деятельности А.А. Луцкевича содержатся в воспоминаниях министра народного

90 НА РАО. Ф. 1. On. 1. д. 4.

91 НА РАО. Ф. 1. On. 1. д. 6, 7, 9, 16.

92 НА РАО. Ф. 1. On. 1. Д. 58, 60.

93 ГАРФ. Ф. 102.

94 ГАРФ. Ф. 102. On. 117. Д. 147.

95 ЦИАМ. Ф. 459.

96 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 4. Д. 4547, 4636,4889.

97 ЦИАМ. Ф. 459. Оп. 4. Д. 5369. просвещения (1908-1910 гг.) А.Н.Шварца, написанных в 1911 году98. Следует отметить, что Шварц считал себя обиженным императором, в том числе и в связи с историей о «потешных»: «Ко мне он [Николай II - Е.С.] относился всё время очень хорошо. [.] И, тем не менее, он ни минуты не задумался при случае сделать мне большую неприятность в деле так называемых "потешных"»99. Вообще, Шварц весьма нелестно характеризовал императора, как человека равнодушного и безучастного к делу, неискреннего. Негативно оценивали «потешное» движение в своих воспоминаниях военный министр России в 1905-1909 гг. А.Ф. Редигер100, а также граф С.Ю. Витте101. Интересно, что в воспоминаниях военного министра (1909-1915) В.А. Сухомлинова102 эта тема вообще не затрагивается. Оценку движения современниками, не занимавшими высоких государственных постов (в целом также скорее отрицательную), -можно найти в воспоминаниях Б. Павлова «Первые четырнадцать лет. Посвящается памяти алексеевцев»103.

В опубликованных дневниках императора Николая II встречаются упоминания о смотрах «потешным», проходивших в его присутствии в 1913

104 году .

Особый интерес представляют, несомненно, воспоминания основателя русского скаутизма О.И. Пантюхова105 «О днях былых»106, а также «Из краткого очерка истории скаутов на территории России, написанного к 60

98 Шварц А.Н. Моя переписка со Столыпиным. Мои воспоминания о государе. М., 1994.

99 Шварц А.Н. Ук. соч. С. 61.

100 Редигер А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра. Т.2. М., 1999.

101 Витте С.Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. Т. 2. Берлин, 1922.

102 Сухомлинов В.А. Воспоминания. Минск, 2005.

103 Павлов Б. Первые четырнадцать лет. Посвящается памяти алексеевцев. Б.м., 1997.

IW Дневники императора Николая II. М., 1991.

105 Олег Иванович Панпохов (1882-1973) родился в Киеве в семье известного медика и антрополога И.И. Пантюхова. Затем семья переехала в Тифлис, где после окончания гимназии О. Пантюхов поступил в кадетский корпус. По окончании Павловского военного училища он был направлен для прохождения службы в 1-й лейб-гвардии его величества стрелковый батальон. С началом первой мировой войны О.И. Пантюхов отправился на фронт. Осенью 1917 ода он бежал из Москвы на юг, участвовал в гражданской войне на стороне белых. В 1920 году он покинул Россию, и первое время жил на Принкипо. Осенью 1922 года О. Пантюхов отправился в Америку, а после окончания второй мировой войны вернулся в Европу. Умер О.И. Пантюхов во Франции.

106 Пантюхов О. О днях былых. Семенная хроника Пантюховых. NJ, 1969. тилетию ОРЮР» . Его увлечение скаутингом началось в 1909 году, когда он собрал свой собственный скаутский отряд из мальчишек в Царском Селе. В дальнейшем он активно участвовал в популяризации скаутинга в России, а на съезде скаутских работников, состоявшемся в Новочеркасске в 1919 году,

О. Пантюхов был избран Старшим Скаутом России. Живя в эмиграции, он продолжал активно заниматься скаутингом, организовывал отряды для детей эмигрантов и объединил их в Национальную Организацию Русских Скаутов

НОРС, которая, претерпев ряд трансформаций, существует и сейчас под названием Организация Российских Юных Разведчиков, ОРЮР).

В своих мемуарах основатель русского скаутинга довольно подробно рассказывает о том, как создавался первый отряд, с какими трудностями ему пришлось столкнуться. Из него мы также узнаём, как создавались первая форма, эмблема (интересен тот факт, что значительную роль в этом сыграла

Н.М. Пантюхова: именно она придумала первую скаутскую эмблему мальчик под деревом», а также первое отрядное знамя). О.И. Пантюхов вспоминает о своих встречах с Николаем II и создателем скаутинга генералом Р. Баден-Пауэллом. Он также рассказывает, как создавались первые скаутские отряды в других городах, о неудачной, с его точки зрения, официальной организации «потешных». Помимо этого, интересны его воспоминания о скаутской деятельности в эмиграции.

Свои воспоминания оставили и другие приверженцы скаутинга. Часть из них собрана, как и очерк Пантюхова, в «Сборнике исторических очерков

108 и осйователей скаутского движения и участников событий» . Данный сборник составлен современными скаут-лидерами на основе, главным образом, рукописных материалов, некоторые из которых публикуются впервые. Следует отметить, что в «Сборнике» представлена только одна сторона: свидетельства, оставленные, например, скаутами и скаутмастерами, сотрудничавшими с комсомолом, в него не вошли.

107 Пантюхов О.И. «Из краткого очерка истории скаутов на территории России, написанного к 60-тилетию ОРЮР» // Сборник исторических очерков основателей скаутского движения и участников событий. М., 1998.

108 Сборник исторических очерков основателей скаутского движения и участников событий. М.,1998.

44

Среди материалов, составивших сборник, . находится автобиографический очерк B.C. Зотова109 «Из истории скаутского движения в России 1909—1926 года (Воспоминания и размышления)»110. Его воспоминания охватывающие основные этапы становления русского скаутинга, представляют собой ещё и попытку проанализировать его педагогическую ценность. Однако наибольший интерес они представляют всё-таки как свидетельство участника. Довольно значительная их часть посвящена деятельности Московского общества «Русский скаут» (МОРС), в дружине которого состоял В. Зотов. Он рассказывает о принципах организации отрядов, входивших в МОРС, об отношениях между скаутами и скаутмастерами дружины. Несомненно, сведения, предлагаемые автором, нуждаются в дополнительной проверке, в сопоставлении с другими источниками. Тем не менее, они являются очень ценным материалом по истории скаутинга. Следует отметить непримиримую позицию автора по отношению к комсомолу и советской власти вообще, которая видна довольно отчётливо, несмотря на время написания воспоминаний.

Сходную точку зрения разделял и Г.В. Радецкий-Микулич111, автор очерка «Исторические пути развития нашего движения в 1909-1918 годах»112. О нём самом известно немного: был старшим скаутмастером, эмигрировал, продолжал активную скаутскую деятельности и работал в эмиграции, будучи в 1920 - 30-е годы одним из лидеров НОРС в Азии (на территории Китая). Г.В. Радецкий-Микулич много рассказывает о создании

109 Владимир Семёнович Зотов (1904-1978) родился в Москве, в семье интеллигентов. Среднее образование получил в коммерческом училище. В феврале 1918 года вступил в отряд «Синего волка» МОРС, впоследствии стал скаутмастером. Окончил историко-филологический факультет МГУ. С 1922 года работал в скаутском подполье. В. Зотов был арестован ОГПУ осенью 1925 года, в 1926 году вместе с другими осуждёнными скаутами был отправлен по этапу в Соловецкий лагерь. В число реабилитированных в 1964 году он не попал. Участвовал в ВОВ, после «оттепели» работал учёным секретарём в доме-музее К.Э. Циолковского. В начале 70-х годов В. Зотов написал «в стол» несколько автобиографических скаутских очерков, основываясь на личных воспоминаниях и переписке с друзьями юности, а также на материалах периодической печати начала века. (Сб. исторических очерков. С.69-70.)

110 Зотов B.C. Из истории скаутского движения в России 1909-1926 года (Воспоминания и размышления) // Сборник исторических очерков .

111 Биографии И.Н. Жукова, Г.В. Радецкого-Микулича составлены по материалам: Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение.

112 Радецкий-Микулич Г.В. Исторические пути развития нашего движения в 1909-1918 годах // Сб. исторических очерков.

Московского и Петроградского обществ содействия, о киевских скаутах

A.К. Анохина. Кроме того, он довольно подробно говорит о втором съезде по скаутизму, но так как восстанавливать события приходилось, главным образом, по памяти, то не всегда удавалось сделать это точно. Он также останавливается на деятельности скаутов в годы первой мировой войны.

Большое значение для изучения истории скаутского движения накануне и после Октябрьской революции 1917 года имеет фонд

113

B.А. Шнейдерова , находящийся в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ)114. В скаутский отряд В.Шнейдеров вступил в 1916 году. В 1918-ом он создал собственный отряд красных скаутов со штаб-квартирой в Камергерском переулке. Этот отряд поступил в ведение московского военного округа в качестве группы самокатчиков-связистов. В 1920 году В. Шнейдеров вступил в комсомол, и отошёл от скаутского движения.

В фонде В. Шнейдерова в РГАЛИ содержатся воспоминания о скаутском движении, в котором он принимал самое непосредственное участие115. Этот фонд представляет особый интерес, потому что в работах современных исследователей скаутинга не фигурирует. Кроме того, его воспоминания интересны и тем, что В. Шнейдеров принял советскую власть, и поэтому его точка зрения и система изложения принципиально отличаются от взгляда на все эти события других участников движения, оставивших мемуары. Помимо этого, в фонде находится и глава о красных скаутах, написанная специально для книги «Пламя первых костров» (М., 1972), выпущенной к очередному юбилею пионерской организации.

113 Владимир Адольфович Шнейдеров (1900-1973) родился в Петербурге в семье инженера. Окончил Московское реальное училище Бажанова, затем поступил в Коммерческий институт, но не закончил его в связи с начавшейся революцией, в которой принимал участие на стороне большевиков. С начала 20-х он занимался съёмкой документальных фильмов, а с середины 30-х годов увлёкся художественным кинематографом. После ВОВ В. Шнейдеров работал на телевидении. Один из самых известных его проектов - это создание в 1958 году «Клуба кинопутешествий» при Доме союзов ВЦСПС, а в 1960 году -«Телевизионного клуба кинопутешествий» (одной из самых популярных передач советского телевидения). Лауреат ряда государственных премий, в 1969 году ему присвоено звание народного артиста РСФСР. Умер В. Шнейдеров в Москве.

114 РГАЛИ. Ф. 3050.

115 РГАЛИ. Ф. 3050. On. 1. Д. 128.

Воспоминания В. Шнейдерова, озаглавленные «Очерк по истории русских скаутов за период 1916 - 1920 гг.», были написаны в 1955 году.

Следует отметить, что это не воспоминания в чистом виде, а ещё и попытка сравнения скаутской и пионерской организаций, причём далеко не в пользу последней. В. Шнейдеров на конкретных примерах показывает, что пионерская организация с годами утратила нечто очень важное, став слишком символичной, а потому безжизненной, не увлекающей детей, не дающей им практических навыков.

Помимо этого очерка в фонде отложилось значительное количество различных черновиков и версий текста, как рукописных, так и машинописных. Они во многом дополняют друг друга. Следует, однако, оговорить, что все эти записи не лишены фактических ошибок, неточностей, причём иногда сам автор отмечает, что не помнит всех имён и дат, может что-то перепутать. Необходимо, поэтому, проводить сравнительный анализ, используя воспоминания других участников событий и привлекая дополнительные материалы. Впрочем, это замечание справедливо для воспоминаний как вида источников вообще.

Особняком среди воспоминаний участников скаутского движения стоит книга Э.Т. Кренкеля116 «"RAEM"- мои позывные»117. Дело в том, что он, как и В. Шнейдеров, в 1917 году встал на сторону большевиков. Отсюда и специфическая точка зрения на скаутинг в целом.

В скаутский отряд Э. Кренкель вступил в Москве ещё до революции (в

МОРС). Затем примкнул к отряду красных скаутов В.А. Шнейдерова. В

1969-1971 годах он написал воспоминания в содружестве с журналистом из

118 журнала «Искусство кино» Михаилом Арлазоровым . О скаутской организации пишет в духе времени - «буржуазная детская организация»,

116 Эрнст Теодорович Кренкель (1903-1971) известный советский полярник, с 1924 года радист полярных станций (в 1937-1938 «СП-1») и арктических экспедицийСибиряков», «Челюскин» и др.). Впервые осуществил в 1927 году радиосвязь на коротких волнах, установил мировой рекорд дальней радиосвязи между Землёй Франца-Иосифа и Антарктидой. С 1969 года был директором НИИ гидрометеорологического приборостроения. (БСЭ. М., 1973. Т. 13. Стб. 1143-1144.)

117 Кренкель Э. Т. «"RAEM" - мои позывные». М., 1973.

118 Кренкель Э.Т. Ук. соч. С.5. однако в тоже время отмечает, что «руководитель. отрядов, бухгалтер Бессонов, был славным человеком. Он искренне хотел как-то по-хорошему занять мальчишек»119. Э.Кренкель коротко обрисовывает организацию отрядов, рассказывает о скаутмастерах, подробно останавливается на деятельности самокатчиков-связистов В. Шнейдерова. В целом о жизни в отряде и о руководителях скаутского движения у него остались самые тёплые воспоминания. Этот факт не может не привлечь внимание: и Э. Кренкель, и В. Шнейдеров, несмотря на то, что они считали скаутинг буржуазной системой, тем не менее на всю жизнь сохранили добрую память о своей жизни в скаутском отряде. Очевидно, было в этой организации что-то, что глубоко затрагивало чувства его участников, оставляло неизгладимый след в их памяти.

4) Публицистика.

Помимо воспоминаний, для изучения истории детского движения представляет интерес и литература, вышедшая из-под пера его активных деятелей и носящая обзорный, либо прикладной характер. В эту группу можно отнести печатные работы по истории создания детских организаций, написанные их основателями, отчеты о деятельности некоторых из них, всевозможные практические руководства.

Для изучения программы «потешного» движения большую ценность представляет книга С.И. Назимова120 и И.В. Яцко121 «Русское потешное

119 Там же. С. 45.

120 Семён Иванович Назимов (1870-?) происходил из потомственных дворян Тверской губернии. Окончил первый кадетский корпус, второе военное Константиновское училище в 1891 году и произведён в подпоручики в 138-й пехотный Волховский полк. В J 892 году прикомандирован к лейб-гвардии Семёновскому полку, а в 1893 году переведён в этот полк. Поручик с 1895 года, штабс-капитан с 1900. Сотрудник Санкт-Петербургского археологического института с мая 1901 года. Капитан с 1904 года, полковник с б декабря 1910 года. (РГВИА. Ф. 409. On. 1. Д. 40712. П/с №6575 (1911г.))

121 Иван Васильевич Яцко (1880-?) происходил из крестьян Минской губернии. Образование домашнее. Окончил Виленское пехотное юнкерское училище (1902), Николаевскую академию Генерального штаба (1909). Службу начал в 1899 году. Подпрапорщик с 1902 года в 108-м пехотном Саратовском полку, в том же году произведён в подпоручики. В 1905 году переведён на службу в 148-й пехотный Каспийский полк. Участник русско-японской войны. Награждён орденом Св. Анны 4-й степени «за храбрость». Поручик с 1906 года, с 1909 года штабс-капитан. (РГВИА. Ф. 409. Оп. 2. Д. 28612. Л. 260-268. П/с №326-598 (1909г.))

122 войско» . Это работа двух активных деятелей «потешного» движения. В неё включены историческая справка, основные теоретические положения и примерная программа подготовки детей. В том же ключе написана и работа В. Ф. Эксе «Виленское потешное войско» .

Также отдельные организации публиковали материалы, посвящённые их деятельности, в частности очерки и отчёты124, рассказы о лагерных сборах

125 и экскурсиях . Особую гордость руководителей и участников «потешных» отрядов вызывало приглашение на высочайший смотр, участию в котором

10A были посвящены отдельные публикации . Деятели «потешного» движения на местах разрабатывали учебные и методические пособия для работы с

127 детьми .

Несомненное значение для изучения системы скаутинг, как с точки зрения её развития и становления, так и как воспитательной системы, имеют работы, написанные лидерами отечественного скаутского движения. Помимо этого, для сравнения с оригинальной системой Р. Баден-Пауэлла и отечественным движением «потешных», были привлечены соответствующие издания.

122 Назимов С.И., Яг\ко И.В. Русское потешное войско. М., 1911.

123 Эксе В. Ф. Виленское потешное войско, или Государево дело, изложенное воинским языком законов и дающее ответы на все вопросы устройства и обучения войска по английской системе, но в духе российском. Вильна, 1911.

124 См., например: Исторический очерк первого в Одессе Потешного батальона при Одесском союзе русских людей. Одесса, 1911; Луцкевич А. А. Бахмутские «потешные». Бахмут, 1912; Положение о семеновских потешных, состоящих при Первой Российской Сергиевской школе трезвости. СПб., 1910.

125 См., например: Кочубинский А. В. Отчет об устройстве общеобразовательной экскурсии учащихся Николаевско-Новороссийского одноклассного мужского приходского училища н в то же время потешных Байрамческой потешной роты Аккерманского уездного воинского начальника. Аккерман, [1913]; Первый опыт лагеря потешных Николаевской железных дорог в 1912 году. СПб., [1913].

126 См., например: Васильев А. В. Поездка в С.-Петербург на высочайший смотр сводной роты потешных Дирекции народных училищ Казанской губернии в 1912 г. Казань, 1913; Потешные Юго-Западных железных дорог: В память первого высочайшего смотра 1 сентября 1911 г. в г. Киеве. Киев, [1912]; Тихонравов Р. И. Потловская "Потешная дружина" и поездка ее в С.-Петербург на высочайший смотр государя императора, бывший 28 июля 1911 года. Сердобск, 1911.

127 См., например: Акулинии В. П. Учебник для народных школ и потешных рот: "Юный воин": В учеб. помещены все сведения, знание которых желательно для молодого поколения: Все сведения заимствованы из учеб. для молодых солдат пехоты: "Наш русский солдат" . Одесса, 1912; Иванов Н. П. Подвижные игры в школах и «потешных» войсках русской молодежи. СПб., 1911; Кавтарадзе П. А. «Потешные» и воспитание в народной школе. СПб., 1911; Любич-Кошуров И. А. Потешная рота: Повесть [для детей]. М., 1911; Макуев Е. Ф. Потешный гимнаст, строевик и разведчик: Руководство для учителей гимнастики и военного строя во всех учебных заведениях с приложением инструкции учебного лагерного сбора. Екатеринослав, 1911; Наставление для обучения гимнастике и строевому образованию потешных рот. Одесса, 1910; Памятка «потешного». Сост. А.Е. Рябченко. СПб., 1911.

В качестве источника по теории и практике английского скаутинга была использована работа основателя движения Р. Баден-Пауэлла «Scouting for boys» («Скаутинг для мальчиков»)128 и «Scouting and Youth Movements» («Скаутинг и молодёжное движение»)129. В этих книгах освещаются все основные положения, характеризующие систему скаутинг. Здесь приведены законы английских скаутов, основные теоретические и практические положения скаутской системы воспитания молодёжи. Рассказывается об основных принципах организации (начиная с патруля и заканчивая общегосударственной системой). Именно эти работы послужили источником для сравнительного анализа отечественной и английской скаутских систем, для выяснения специфики русского скаутинга.

В свою очередь для анализа концепции русских скаутмастеров, в дополнение к представленным выше группам источников, были привлечены их работы, написанные как справочные пособия для современников.

Работа М. Васильевского «Скаутинг. Служба юных разведчиков, её

11П цели и устройство» представляет собой справочное пособие, написанное, видимо, в расчёте на детей. Однако оно вряд ли могло бы привлечь их. Следует отметить, что это едва ли не самое неудачное издание такого рода. Помимо прочего, книга содержит ряд ошибок: например, вместо обещанных десяти скаутских законов приводится лишь девять.

Большой интерес представляет публикация О. Пантюхова «В гостях у бой-скаутов» . Это путевые заметки, рассказ о поездке по Голландии и Англии, предпринятой в 1912 году. Он побывал в лагерях скаутов этих стран, которые произвели на него очень приятное впечатление. О.И. Пантюхов отмечает царившую там дружескую и весёлую атмосферу, особенно подчёркивает равенство и взаимное уважение в отношениях скаутов и скаутмастеров, когда руководители оказываются старшими товарищами, к

128 Baden-Powell К Scouting for boys. 1954.

129 Baden-Powell R. Scouting and Youth Movements. New York, 1931.

130 Васильевский M. Скаутинг. Служба юных разведчиков, её цели и устройство. Пг.-М., [1914].

131 Пантюхов О.И. В гостях у бой-скаутов // Военный сборник. 1912. № 4. Вышла также и отдельной брошюрой: Пантюхов О.И. В гостях у бой-скаутов. СПб., 1912.

50 которым можно запросто обратиться за помощью и советом. Во время этой поездки, как и при встрече с Р. Баден-Пауэллом, О. Пантюхов обращает внимание на «то обстоятельство, что все, кому приходилось работать над делом подготовки бой-скаутов, встречаются друг с другом, как старые знакомые, понимают один другого с полуслова и беседуют с таким увлечением, будто продолжают обсуждать только что прерванный, увлекательный разговор»132.

Изучая историю русского скаутинга, невозможно обойти вниманием работу одного из самых ярких его представителей, автора отечественной редакции скаутского закона, обычаев и т.д. И.Н. Жукова133 «Русский скаутизм. Краткие сведения о русской организации юных разведчиков»134. В зарождавшемся скаутском движении он принял самое горячее участие, стал одним из основных его идеологов, скаутом был его сын. И. .Жуков участвовал в работе 1-го и 2-го съездов по скаутизму, был секретарём Петроградского общества содействия мальчикам разведчикам. В начале 20-х годов в Чите он продолжал работать со скаутами, организовывал новые отряды. В конце 1921 года отправился в поездку в Москву и в Петроград, где встречался со скаутмастерами. Активно пытался сотрудничать с РКСМ, а затем и с пионерской организацией. Постепенно И. Жуков оказался не у дел, так как, с одной стороны, отошёл от традиционного скаутинга, а с другой, в комсомольской и пионерской среде ему также не очень доверяли.

И.Н. Жуков выпустил ряд книг по скаутингу, пособия для скаутмастеров по работе с волчатами и птенчиками и ряд других (наиболее плодотворен в этом смысле период после 1917 года, когда он вернулся в

132 Там же. С. 82.

133 Иннокентии Николаевич Жуков (1875-1948) - родился в семье управляющего Горно-Зерентуйским рудником (Забайкалье). Учился он в Читинской гимназии, затем в Санкт-Петербургском университете. По окончании учёбы И. Жуков работал учителем географии. Именно в этот период он всерьёз увлёкся скульптурой (интерес к художественной деятельности проявился у него ещё в школе). В 1912-1914 годах был на стажировке в Европе. Как скульптор И.Н. Жуков имел довольно широкую известность и признание профессионалов. В августе 1917 года из-за финансовых проблем семейство Жуковых отправилось в Читу. В годы ВОВ был в эвакуации. Затем вернулся в Москву.

134 Жуков И.Н. Русский скаутизм. Краткие сведения о русской организации юных разведчиков. Пг., 1916.

10С

Читу) . Именно ему принадлежит одно из наиболее удачных изданий книги

Р. Баден-Пауэлла «Скаутинг для мальчиков» . И.Н.Жуков осуществил авторизированную обработку книги. Законы и основные принципы организации он дал в соответствии с отечественными реалиями, в редакции, принятой съездами по скаутизму. Кроме того, им были переработаны и некоторые «беседы у костра». Таким образом, эта книга оказывается не простым переводом первоисточника, а версией, адаптированной к нуждам 1 русского скаутинга.

В своей книге «Русский скаутизм» И.Н. Жуков даёт краткий исторический очерк скаутской организации, рассказывает о целях и задачах скаутизма в России. Помимо этого, основываясь на решениях первого съезда, он приводит законы, обычаи юных разведчиков (автором большинства является он сам) и т.д. Из его книги мы также узнаём об основных принципах формирования отрядов, об организации патронирующих обществ и многие другие небезынтересные справочные сведения.

Одна из лучших работ по скаутингу, наряду с книгами И. Жукова, — «Бой-скауты. Руководство самовоспитания молодёжи по системе «скаутинг» сэра Р. Баден-Пауэлла применительно к условиям русской жизни и природы»,137 написанная В.А. Поповым и B.C. Преображенским. В этой книге есть разделы, освещающие и теоретические вопросы (биография Баден-Пауэлла, очерки, посвященные проблемам религиозного, нравственного воспитания скаутов), и содержащие практические советы для скаутов (как правильно разбить лагерь, рекомендации по изучению способов оказания первой помощи, затронуты вопросы личной гигиены, заботы о своём здоровье).

135 Например, Жуков И.Н. Стаи волчат и птенчиков. Чита, б. г.

136 Баден-Пауэлл Р. Юный разведчик. Руководство по скаутизму для занятий в организациях русских скаутов. 4-е изд. Пг., 1918.

137 Попов В.А., Преображенский B.C. Бой-скауты. Руководство самовоспитания молодёжи по системе «скаутинг» сэра Р. Баден-Пауэлла применительно к условиям русской жизни и природы. M., 1917.

Для темы работы особый интерес имеет отложившаяся в фонде Петроградского информационного скаут-бюро138 (РГАСПИ) «Справочная и записная книжка русского скаута» О.Д. Петрова (Пг., б.д.). Фонд представляет значительный интерес для изучения истории русского скаутинга. Бюро было создано в 1920 году в Петрограде тремя скаутами во главе со скаутмастером Г. Баумом. Их основной целью было установить тесные отношения со всеми скаутскими организациями, информировать петроградские организации о провинциальных скаутских группах. Бюро ежемесячно издавало бюллетени, собрало библиотеку скаутской литературы139. К сожалению, в связи с бурными событиями начала 1990-х годов значительная часть этого фонда была утеряна, но тем большую ценность представляют сохранившиеся материалы. В книге О.Д. Петрова содержится информация, полезная для каждого желающего вступить в скаутский отряд, или уже в него вступившего. Здесь есть законы скаутов (в редакции 2-го съезда), обычаи и т.д., а также сведения о форме, основные песни, полезная информация по устройству лагеря и многое другое.

Несомненный интерес для изучения истории создания общества «Сетлемент» и его деятельности представляют работы одного из его главных организаторов С.Т. Шацкого140. С.Т. Шацкий в деталях повествует о том, как создавался «Сетлемент», об успехах и неудачах в работе с детьми. В книге «Дети — работники будущего»141 объединены несколько статей, в том числе

138 РГАСПИ. Ф. 18.

139 Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение. С. 183.

140 Станислав Теофилович Шацкий (1878-1934) - видный педагог; окончил Московский университет и Сельскохозяйственный институт, также учился в консерватории. С 1905 г. начал вести практическую педагогическую работу. Один из организаторов детской трудовой колонии, детских клубов на окраинах Москвы, экспериментального детского сада и школы, политехнических курсов для рабочей молодежи. Все эти учреждения объединились в общество «Сетлемент», которое вскоре было закрыто. С 1908 г. Шацкий участвовал в организованном после закрытия «Сетлемента» педагогическом обществе «Детский труд и отдых». В 1914—1916 гг. организовал ряд курсов для руководителей дошкольных и внешкольных учреждений при университете Шанявского. В 1917 г. - заведующий отделом народного образования при Московской городской управе. В 1919 г. руководимая Шацким колония «Бодрая жизнь» была реорганизована в «Первую опытную станцию по народному образованию». В 1921 г. он вошел в первый состав членов ГУС Наркомпроса, и вся последующая работа Шацкого протекала в Наркомпросе. С 1931 г. Шацкий — директор Московской консерватории.

141 Дети - работники будущего. Первая книга московского общества «Сетлемент». М., 1908. самого Шацкого (о создании общества) и А.У. Зеленко142 (об американских сетлементах). Интересен также очерк С.Т. Шацкого «Новая общественно-педагогическая работа для «детей — работников будущего»143, охватывающий весь период деятельности «Сетлемента». Эти публикации имели своей целью рассказать об обществе, привлечь к нему внимание.

Кроме того, нами использована одна из работ JI.K. Шлегер144. Ей принадлежит выступление «Шацкий и дошкольное дело» на траурном заседании Центральной педагогической лаборатории Наркомпроса145. В этом выступлении Шлегер рассказывает, как зародилась идея создания «Сетлемента». Несомненная ценность данных источников заключается в том, что написаны они главными действующими лицами описываемых событий и, несмотря на неизбежную субъективность оценок, достаточно полно раскрывают историю создания общества.

5) Периодика.

Потешное» движение довольно активно обсуждалось в печати: существовал журнал «Потешный», различные по своей направленности статьи появлялись в центральных и местных органах. Некоторые из них, в частности, статьи из газет «Санкт-Петербургские ведомости», «Русское

142 Александр Устинович Зеленко (1871-1953) - в 1894 г. окончил ПИГИ. С конца XIX в. работал в Москве. Организовал вместе с И.А. Фоминым первые женские архитектурные курсы. В 1903-1904 гг. совершил кругосветное путешествие, изучал методику воспитательной работы. Накопленный опыт Зеленко использовал в педагогической деятельности и архитектурном творчестве. В 1907 г. для основанного совместно с С.Т. Шацким благотворительного общества «Сетлемент» выстроил детский клуб в Вадковском переулке, который сохранился по настоящее время. После революции вел исследовательскую работу по планировке городов.

143 Шацкий С. Т. Новая общественно-педагогическая работа для «детей - работников будущего». Краткий очерк возникновения и трехлетней деятельности московского «Сетлемента» с 1905 по 1908 год // Педагогические сочинения. Т. 1. М., 1962. ш Луиза Карловна Шлегер (1863-1942) - работала в области дошкольного воспитания и начального обучения. В 1882-1903 гг. преподавала в начальной школе. Одна из инициаторов создания просветительского общества «Сетлемент». В 1905-1918 гг. руководила созданным при обществе первым народным детским садом в Москве (в 1919 г. вошёл в состав 1-й Опытной станции Наркомпроса). С 1907 г. работала в организованной ею совместно с ЕЛ. Фортунатовой экспериментальной начальной школе. Шлегер проводила в дошкольном воспитании следующий принцип: опираясь на научный анализ поведения ребенка, создать обстановку, в которой дети чувствовали бы себя свободно и радостно и находили отклик на свои запросы. С 1918 г. Шлегер работала над проблемами создания системы дошкольного воспитания на основе принципов единства семейного и общественного, дошкольного н школьного воспитания, изучения психофизиологических особенностей ребёнка и окружающей его среды и др.

145 Шлегер Л.К. Шацкий и дошкольное дело // С.Т. Шацкий. 1878-1934. М., 1935. слово», «Речь» заинтересовали Военное министерство (вырезки из газет хранятся в его фондах), так как содержали, в частности, критику и неприятие «потешного» движения. Анализ этих публикаций позволяет представить отношение определенных слоев общества к движению.

Среди всей дореволюционной периодической печати, пожалуй, наибольшее внимание скаутам уделял педагогический журнал «Русская школа». Так, в 1915 и 1916 годах в нём появился целый ряд публикаций, посвящённых скаутскому движению как в России, так и за рубежом (в частности, в Германии). С. Левитин, один из постоянных авторов, публикующихся в журнале, в серии статей «Милитаризация юношества в Германии и других странах Европы»146 затронул и русский скаутинг, правда, вскользь, обещая впоследствии остановиться на этом вопросе более подробно. Он обвиняет скаутинг вообще в милитаристически окрашенной подготовке молодёжи. Левитин отмечает, что главные пункты программы скаутинга - спорт и «охота за добрым делом» — отнюдь не исчерпывают её. В основе его милитаристические цели, лишь отходящие на второй план в мирное время. Говоря же о русском скаутизме, автор обвиняет его активных деятелей в слепом подражании Европе, отсутствии всякой критики, с чем сложно согласиться.

Интересна дискуссия, завязавшаяся на страницах «Русской школы» между авторами следующих статей: С. С-кий «Скауты или потешные?» и А. Михайлова «Скауты не потешные».147 С. С-кий сразу подчёркивает, что мнения разделились: одни считают, что занятия скаутингом полезны, они отвлекают детей от улицы, а другие - что это возрождение «потешных», милитаризованное движение, воспитывающее мальчиков в духе «псевдо-ура-патриотизма»148. Сам автор принадлежит ко второй группе. Нельзя сказать,

146 Русская школа. 1915. № 2, 3, 7-8.

147 Русская школа. 1916. № 5-6 и № 10-11.

148 Говоря о милитаризме, следует уточнить, что понималось под этим термином в начале XX века. Согласно энциклопедическому словарю Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, «так называется приспособление если не всех, то многих функций государства, как в военное, так в особенности в мирное время, к цели достижения военного преобладания или, по крайней мере, могущества» (т. XIX. Спб., 1896. С. 293). «Милитаризм -переразвитие военного элемента в строе государственной и национальной жизни. Развитие военного

55 что он вообще не видит в скаутинге положительных сторон, тем не менее недостатков он находит гораздо больше. Основное обвинение, предъявляемое им этому движению, звучит так — «Русский скаут» есть военная организация. Свою концепцию автор строит на основании ранних работ О.И. Пантюхова и А.К. Анохина. Однако довольно очевидно, что они уже несколько устарели, а А.К. Анохин на первом съезде по скаутизму сам признал свою книгу неудачной. В заключение автор приводит основные, на его взгляд, отрицательные черты скаутинга. Среди них он, например, признаёт неудовлетворительной «систему отличий, наград и наказаний», сравнивая её с военной.

В качестве ответа на эту публикацию в том же журнале вскоре появляется статья А. Михайловой «Скауты не "потешные"»149. Она отмечает, что не стоит смешивать понятия «скаут» и «потешный», так как это совершенно разные вещи. Что же касается обвинений в том, что это военная организация (в том числе и по терминологии и т.д.), то «мы обязаны пропагандой скаутизма военным. и поэтому вполне понятно, что военные термины нашли место в первых русских руководствах по скаутизму. . Теперь уже не только военные, но педагоги и родители принимают активное участие в интересах русского скаутизма».

Помимо «Русской школы», внимание к скаутам, а, точнее, скаутской литературе проявили авторы журнала, посвященного детской литературе «Что и как читать детям».150 В одном из номеров журнала за 1915 год помещена статья Ю. Межинской «Книги о "юных разведчиках"». В ней автор, вкратце рассказав читателю, кто такие юные разведчики, анализирует следующие работы по скаутингу: М.П.Васильевского «Скаутинг .», О.И. Пантюхова «Бой-скауты», Р. Баден-Пауэлла «Юный разведчик» (Пг., 1910) и его же «Разведчик» (перевод с польского издания). В результате она элемента в известных пределах обусловливается теми внешними опасностями, которыми окружена страна, но если его развивают сверх меры, то это уже и будет М., который затем становится сам себе довлеющей целью и ложится тяжёлым бременем на всех остальных сторонах национальной жизни» (Большая энциклопедия. Под редакцией C.H. Южакова. Спб., 1903. Т. 13. С. 155).

149 Русская школа. 1916. № 10-11.

150 Что и как читать детям. 1915. № 5-6. приходит к выводу, что наиболее удачными являются работы О. Пантюхова и Р. Баден-Пауэлла. Правда, что касается последней, Ю. Межинская находит в ней ряд недостатков, связанных с отмеченной ею «примитивностью моральных воззрений Баден-Пауэлла» В качестве конкретных неудачных моментов автор приводит способы иллюстрирования примерами некоторых положений (например, о том, что для преодоления боязни вида крови и трупов Баден-Пауэлл советует мальчикам посещать бойни).

Время от времени краткие заметки о скаутском движении появлялись и в различных газетах. Так, например, сообщения в петроградской газете «Новое время» о проведении 1-го съезда по скаутизму151. В этих заметках рассказывается о работе съезда, излагаются основные положения зачитанных докладов.

Практическая деятельность скаутских отрядов таюке отражена в материалах их периодических изданий. Наиболее интересными из них представляются листок «Будь готов», журналы «Ученик» и «Вестник скаута».

Скаутский листок «Будь готов» выходил на страницах популярного журнала «Вокруг света». Его редактором был довольно известный журналист В.А. Попов, ставший одним из активнейших деятелей отечественного скаутинга (московский скаутмастер, руководитель яхт-клубовского отряда). В листке, а также на страницах самого журнала, печатались материалы, касавшиеся жизни московских скаутов. Интересен тот факт, что при редакции журнала «Вокруг света» были созданы музей и библиотека по скаутизму.

С сентября 1910 года в Петербурге стал издаваться еженедельный детский журнал «Ученик». Его редактором и издателем был В.Г. Янчевецкий152, первым организовавший в столице отряд «юных

151 Новое время. 1915. 28 дек., 29 дек.

152 Василии Григорьевич Яичевецкии (В. Ян) (1875-1954). Занимался изданием журнала для детей «Ученик» до сер. 1913 года, когда уехал в Константинополь. Вернулся в Россию в 1918 году. Занимался литературной деятельностью под псевдонимом В. Ян, стал лауреатом Сталинской литературной премии. Известен историческими романами «Чингиз-хан» (1939), «Батый» (1941) и др.

57 разведчиков». Большая часть материалов журнала присылалась самими читателями. В нём были разделы, посвящённые спорту, природе, различным увлечениям, в том числе и специальный раздел «юный разведчик». Сам В.Г. Янчевецкий писал материалы о разведчиках, в которых рассказывал о них ребятам, предлагал записываться в отряды. Кроме того, в журнале печатались разведческие новости, отчёты о походах и т.п. Периодически в нём появлялись и заметки О.И. Пантюхова. С началом Первой мировой войны издание прекратилось.

Уже после октябрьской революции, в годы НЭПа, когда произошло некоторое оживление скаутского движения, в Архангельске стал выходить «Вестник скаута» под редакцией местного скаутмастера В. Ясинского153. На свет появилось всего девять выпусков: шесть в 1921 году и три в 1922. Следует отметить, что первые шесть номеров вышли в виде журнала, а остальные три, видимо, в связи со сложным материальным положением, в виде газеты. В журнале печатались материалы, присылаемые читателями, о жизни ещё сохранившихся по стране скаутских отрядов. Особый интерес представляют редакционные статьи, в которых предпринята попытки сформулировать основные теоретические положения нового «освобождённого» скаутинга. Кроме того, в «Вестнике скаута» были напечатаны «Декларация» старшего друга скаутов И.Н. Жукова и его же статья «Текущий момент в скаут-организации», в которых он предлагал скаутмастерам и комсомольцам постараться найти общий язык.

При рассмотрении отношений скаутинга с комсомолом невозможно обойти вниманием статью Н.К. Крупской «РКСМ и бой-скаутизм» (1921)154. Целью её написания была попытка показать комсомольцам все преимущества скаутского метода, которые они могли бы использовать в своей практике. Н.К. Крупская, конечно, ни в коем случае не принимала

153 Нам удалось ознакомиться только с №7-9 за 1922 год, которые сохранились в РГАСПИ (Ф. 18).

154 Крупская Н.К РКСМ и бой-скаутизм // Вожатый. 1989. № 1-2. скаутинг, но она смогла разглядеть его несомненные достоинства как системы работы с подростками.

В ходе работы над темой было проведено выявление источников в фондах государственных архивов и библиотек, их систематизация и анализ позволили с достаточной полнотой изучить историю создания и практические аспекты деятельности рассматриваемых в работе детских организаций в указанный период.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Сейку, Елена Юрьевна

Результаты исследования позволяют сделать определённые выводы.

В начале XX столетия стало очевидно, что система начального и среднего образования не отвечала ожиданиям и запросам русского общества. Помимо недостаточного уровня образования выпускников, школу обвиняли и в том, что она не уделяет должного внимания воспитанию учеников. По окончании занятий дети зачастую оказывались предоставлены сами себе, а, значит, во многом и неконтролируемому негативному влиянию улицы. Поскольку государственные учреждения не справлялись с воспитанием, эту задачу нужно было взять на себя общественным организациям и отдельным энтузиастам.

На этом факте следует заострить внимание: действительно, в начале XX века происходит качественное изменение в отношении к проблемам детства. Впервые встаёт вопрос о необходимости помочь семье и школе растить новое поколение. Начало XX века оказалось богато событиями (русско-японская война, революция 1905-1907 годов, Первая мировая война), которые заставили задуматься о многих вопросах, в том и числе и о том, каким вырастет новое поколение, во что оно будет верить. Для того чтобы вырастить из детей достойных граждан, верных и преданных родной стране, а также обладающих высокими нравственными принципами, нужно было начинать воспитывать в них эти качества с детства. Приходит понимание важности участия в этом сложном процессе не только родителей, но всего общества в целом. Впервые предпринимаются попытки создания общественных организаций, которые будут заниматься именно этим.

Созданием детских организаций занимались представители образованных слоёв, прежде всего - офицеры и интеллигенция. В их взаимодействии проявлялись характерные для того времени проблемы — взаимное противопоставление «прогрессивных» (интеллигенция) и «консервативных» (офицерство) кругов. Они по-разному понимали цели работы с детьми. Создатели «потешного» движения, главным образом, люди военные, своей целью считали воспитание физически развитого новобранца-патриота. Представители интеллигенции, помимо этого, ставили задачу воспитания образованного культурного человека, имеющего навыки самостоятельной жизни в коллективе.

Общество опередило государство в ответе на вызов времени. Государственные структуры сначала с энтузиазмом восприняли этот порыв (сам император налагал одобрительные резолюции на рапорты о создании «потешных дружин»). Однако для государства интерес представляли, в первую очередь, те направления работы с молодёжью, которые могли принести непосредственную практическую пользу и не вызывали сомнений в политической благонадёжности. В дополнение к этому министерства и ведомства старались избежать более или менее крупных финансовых затрат.

Различные цели, которые ставили перед собой организаторы работы с детьми, обусловили применение различных методов воспитания.

Исходя из своих целей, деятели «потешного» движения применяли военные методы, взяв за основу военную иерархию и военные уставы: обучение строю, гимнастике, строгой дисциплине, беседы на патриотические темы, детям не предоставлялось почти никакой свободы и инициативы, в то время как чёткой и развёрнутой воспитательной программы так и не было выработано. Это движение подверглось критике со стороны «прогрессивных» кругов, обвинениям в солдафонстве, «вахт-парадности», а также в шовинизме.

В «Сетлементе» и «Детском труде и отдыхе» работали педагоги, считавшие своей главной целью всестороннее развитие личности, соответственно, и методы работы применялись совершенно иные: они пытались научить детей самоуправлению, расширить их кругозор, дать элементарные навыки жизни в обществе, однако массовая неразвитость, неподготовленность детей к этому на первом этапе создавала серьёзные трудности. Идеология обществ вызвала непонимание и неприятие со стороны монархических организаций, что привлекло внимание Департамента полиции и привело к закрытию «Сетлемента», хотя проведённое расследование не выявило его связи с какой-либо партией. Политические обвинения дополнились националистической риторикой (необоснованные подозрения в еврейском происхождении большинства сотрудников организации).

Место скаутской организации с точки зрения их целей и методов работы представляется где-то между двумя предыдущими. Целью скаутмастеров было вырастить достойных граждан своей страны, патриотов, в которых высокие моральные устои органично сочетались бы со здоровым образом жизни и отсутствием вредных привычек. Скаутский метод в большой степени основан на самостоятельности, но есть и дисциплина, и субординация. Энтузиасты скаутинга старательно подчёркивали немилитаристский характер своей организации. Одной из важных именно для них проблем стал вопрос о соотношении иностранного и русского в идеологии и принципах деятельности. Многие разделяли мнение, что

97 „ перенимать у иноземцев даже такие пустяки, как палки, не стоит» . В истории формирования скаутских дружин в Финляндии во всей остроте проявился национальный вопрос. Социально-политические проблемы также оказали влияние на движение: после начала войны лидерство в движении постепенно переходит от офицерства к интеллигенции, что сказывается на решениях второго съезда по скаутизму.

В зависимости от заявленных целей и выбранного метода рассматриваемые организации столкнулись с разными трудностями, которые отражали нерешённые проблемы общества в целом. Прежде всего, помня о событиях 1905-1907 годов, родители не доверяли общественным организациям, они боялись отпускать туда детей, предпочитая, чтобы в свободное от школы время ребёнок лучше был на улице, нежели ходил в какие-то «клубы». С другой стороны, отмечалось желание родителей научить детей какому-либо делу, имеющему практическое значение (ремеслу и т.п.). Кроме того, организаторы детского движения не могли не взаимодействовать

97 Назимов С.И., Яцко И.В. Русское потешное войско. С. 40.

249 тем или иным образом с органами государственной власти. Причём, ведомства либо слишком поддерживали и опекали, либо наоборот не помогали совсем. Следует отметить стремление со стороны государственных институтов поставить работу детских организаций под более или менее жесткий контроль из-за боязни «воспитания революционеров». Ещё одна группа проблем — социальная. Попытки охватить большое количество детей (особенно в массовом движении «потешных») наталкивались на социальные «перегородки» и неразвитость демократических структур (следствие феодальной во многом структуры общества), в результате возникали отдельные «очаги» воспитания, группировавшиеся вокруг воинских частей, учебных заведений или отдельных энтузиастов. И, наконец, материальные проблемы: любую организацию нужно на что-то содержать, и в этом обойтись без помощи со стороны было очень сложно. Организаторам приходилось либо пытаться получать какие-то субсидии от государства, либо обходиться собственными средствами (как правило, ограниченными), либо находить меценатов, либо, в крайнем случае, пробовать собирать деньги с родителей.

У движения «потешных» вне школы (а, значит, и без государственной поддержки) было мало шансов на успех, и оно быстро сошло на нет. Скаутские организации пытались создать единый координирующий центр, не связанный с министерствами и ведомствами, но война и революция не позволили закончить этот процесс. Деятельность С.Т. Шацкого же вообще не вышла за рамки Москвы, он смог найти частные средства, однако всё равно столкнулся со стремлением государства поставить его деятельность под контроль. Существуя независимо и разобщено все детские организации обречены были иметь локальный характер и действовать сами по себе.

Наработанный каждым из рассмотренных представителей военно-патриотического и культурно-просветительского направлений опыт работы с детьми не пропал даром. Созданные для «потешных» программы и принципы организации движения были осмыслены В.Н. Воейковым при разработке и реализации программы «мобилизации спорта», которая в свою очередь получила развитие уже в советское время, в частности, в виде школьного курса «начальной военной подготовки». Ошибки «потешных» были учтены деятелями скаутского движения. В свою очередь, скаутский опыт был взят за основу при создании пионерской организации. Собственно русские скауты продолжили своё существование в эмиграции, в том числе под личным руководством О.И. Пантюхова. После 1990-х годов началось возрождение русского скаутского движения на Родине. Один из главных создателей «Сетлемента» С.Т. Шацкий продолжил свою педагогическую деятельность и после революции, «Детский труд и отдых» и летняя колония «Бодрая жизнь» были преобразованы в первую образовательную станцию при Наркомпросе, его опыт стал основой концепции «трудовой школы».

Заключение.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сейку, Елена Юрьевна, 2009 год

1. Источники.1. Архивные фонды. ГАРФ

2. Фонд 102 (Департамент полиции Министерства внутренних дел. 1880-1917). Оп. 117. Д. 147.1. НА РАО

3. Фонд 1 (Первая опытная станция по народному образованию Наркомпроса РСФСР).

4. On. 1. Д. 4, 6, 7, 9, 16, 58, 60. РГАЛИ

5. Фонд 3050 (В.А. Шнейдеров). On. 1. Д. 128.1. РГАСПИ

6. Фонд 1 (ЦК ВЖСМ). Оп. 5. Д. 1а. Оп. 23. Д. 98.

7. Фонд 18 (Петроградское информационное скаут-бюро). Оп. 1.Д. 18.1. РГВИА

8. Фонд 61 (В.Н. Воейков). On. 1. Д. 1-5.

9. Фонд 400. (Главный штаб). Оп. 3. Д. 3436, 4604, 4664, 4707.

10. Фонд 409. (Послужные списки офицеров русской армии. Коллекция.)

11. Фонд 1396. (Штаб Туркестанского военного округа). Оп. 2. Д. 392.

12. Фонд 2000. (Главное управление Генерального штаба) Оп. 2. Д. 794-800, 1001-1004.1. ЦИАМ

13. Фонд 371 (Первая мужская гимназия Министерства народного просвещения). On. 1. Д. 836, 864, 948.

14. Фонд 459 (Канцелярия попечителя Московского учебного округа). Оп. 3. Д. 6254, 6255, 6259, 6649, 7085, 7886. Оп. 4. Д. 4547, 4636, 4889, 5369.1. Опубликованные материалы.

15. Baden-Powell R. Scouting for boys. 1954.

16. Baden-Powell R. Scouting and Youth Movements. New York, 1931.

17. Акулинин В.П. Учебник для народных школ и потешных рот: "Юный воин": В учеб. помещены все сведения, знание которых желательно для молодого поколения : Все сведения заимствованы из учеб. для молодых солдат пехоты: "Наш русский солдат" . Одесса, 1912.

18. Баден-Пауэлл Р. Юный разведчик. Руководство по скаутизму для занятий в организациях русских скаутов. 4-е изд. Пг., 1918.

19. Будь готов! Вестник скаутского движения в России и за границей. // Вокруг света. М. 1916. № 1-5.

20. Васильев А.В. Поездка в С.-Петербург на высочайший смотр сводной роты потешных Дирекции народных училищ Казанской губернии в 1912 г. Казань, 1913.

21. Васильевский М. Скаутинг. Служба юных разведчиков, её цели и устройство. Пг. —М., 1914.

22. Вестник скаута. Архангельск. 1921. №1-6. 1922. № 7-9.

23. Витте С.Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. Т. 2. Берлин, 1922.

24. Дети работники будущего. Первая книга московского общества «Сетлемент». М., 1908.

25. Дневники императора Николая II. М., 1991.

26. Жуков И.Н. Русский скаутизм. Краткие сведения о русской организации юных разведчиков. Пг., 1916.

27. Жуков И.Н. Стаи волчат и птенчиков. Чита, Б.Г.

28. Зотов B.C. Из истории скаутского движения в России 1909-1926 года (Воспоминания и размышления)// Сборник исторических очерков основателей скаутского движения и участников событий. М., 1998.

29. Иванов Н.П. Подвижные игры в школах и «потешных» войсках русской молодежи. СПб., 1911.

30. Исторический очерк первого в Одессе Потешного батальона при Одесском союзе русских людей. Одесса, 1911.

31. Кавтарадзе П.А. «Потешные» и воспитание в народной школе. СПб., 1911.

32. Кренкель Э.Т. ««RAEM» мои позывные». М., 1973.

33. Крупская Н.К. РКСМ и бой-скаутизм // Вожатый. 1989. № 1-2.

34. Кудряшов Ю.В. История, теория и практика скаутинга. Программы: Документы и материалы. Архангельск, 1993.

35. Луцкевич А.А. Бахмутские «потешные». Бахмут, 1912.

36. Любич-Кошуров И. А. Потешная рота: Повесть для детей. М., 1911.

37. Макуев Е. Ф. Потешный гимнаст, строевик и разведчик: Руководство для учителей гимнастики и военного строя во всех учебных заведениях с приложением инструкции учебного лагерного сбора. Екатеринослав, 1911.

38. Молодёжное движение в России (1917—1928) Документы и материалы. Вып. 1.М., 1993.

39. Назимов С.И., Яцко Н.В. Русское потешное войско. М.,1911.

40. Наставление для обучения гимнастике и строевому образованию потешных рот. Одесса, 1910.

41. Павлов Б. Первые четырнадцать лет. Посвящается памяти алексеевцев. Б.м., 1997.

42. Памятка «потешного». Сост. А.Е. Рябченко. СПб., 1911.

43. Пантюхов О. О днях былых. Семейная хроника Пантюховых. NJ, 1969.

44. Пантюхов О.И. В гостях у бой-скаутов // Военный сборник. Спб. 1912. №4.

45. Пантюхов О.И. Из краткого очерка истории скаутов на территории России, написанного к 60-тилетию ОРЮР // Сборник исторических очерков основателей скаутского движения и участников событий. М., 1998.

46. Первый опыт лагеря потешных Николаевской железных дорог в 1912 году. Санкт-Петербург, 1913.

47. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3. Т. XXVI, XXXI.

48. Положение о семеновских потешных, состоящих при Первой Российской Сергиевской школе трезвости. СПб., 1910.

49. Попов В.А., Преображенский B.C. Бой-скауты. Руководство самовоспитания молодёжи по системе «скаутинг» сэра Р. Баден-Пауэлла применительно к условиям русской жизни и природы. М., 1917.

50. Потешные Юго-Западных железных дорог: В память первого высочайшего смотра 1 сентября 1911 г. в г. Киеве. Киев, 1912.

51. Радецкий-Микулич Г.В. Исторические пути развития нашего движения в 1909-1918 годах // Сборник исторических очерков основателей скаутского движения и участников событий. М., 1998.

52. Редигер А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра. Т.2.М., 1999.

53. С.Т. Шацкий. 1878 1934. М., 1935.

54. Скаутизм в России. Труды первого съезда по скаутизму 26-30 декабря 1915 года в Петрограде. Пг., 1916.

55. Строевой пехотный устав. Высочайше утверждён 6 апреля 1908 г. СПб., 1908.

56. Сухомлинов В.А. Воспоминания. Минск, 2005.

57. Тихонравов Р.И. Потловская "Потешная дружина" и поездка ее в С.Петербург на высочайший смотр государя императора, бывший 28 июля 1911 года. Сердобск, 1911.

58. Устав строевой пехотной службы. СПб., 1900.

59. Учебник для рядовых пехоты. Составлен по перечню знаний, обязательных для рядовых пехоты. Составил Н.И.Г. СПб., 1911.47. Ученик. Пг. 1910 -1914.

60. Шацкий С.Т. Педагогические сочинения. Т. 1. М., 1962.

61. Шварц А.Н. Моя переписка со Столыпиным. Мои воспоминания о государе. М., 1994.

62. Эксе В.Ф. Виленское потешное войско, или Государево дело, изложенное воинским языком законов и дающее ответы на все вопросы устройства и обучения войска по английской системе, но в духе российском Вильна, 1911.1. Литература.

63. Александрова В. Юные разведчики в Москве: организации первых отрядов скаутов в1909-1910 годах/ЛСлассный руководитель. 1997. N° 6.

64. Белая К., Волобуева Л. Листая страницы истории. Из истории дошкольного воспитания в Москве // Дошкольное образование. 2004. №16.

65. Беляев В. Беседы у скаутского костра // Спортивная жизнь в России. 1994. № 4-5.

66. Беляев В.И. Становление и развитие инновационной концепции С.Т. Шацкого. М., 1999.

67. Бим-Бад В.Д. Педагогические течения в начале XX века. М., 1998.

68. Богуславский М. Его ждал Большой театр, но он выбрал школу // Лидеры образования. 2005. №8-9.

69. Богуславский М. Русские скауты: кто они? // Воспитание школьников.1991. №5.

70. Богуславский М.В. Детское движение в России: между прошлым и будущим. Тверь, 2007.

71. Буслаева Л. П. История развития просвещения и школ народов СССР с X века по октябрь 1917 года. Горький, 1974.

72. Валгаева И.А. Становление и развитие взаимоотношений взрослых и детей в общественных объединениях: На прим. деятельности рос. скаутов: диссертация . канд. пед. наук : 13.00.01. М., 1994.

73. Ватник Н.С. Серьёзность «потешных рот»: становление военного обучения учащихся Центральной России в начале XX века. http://www.stjag.ru/article.php?nid=30989.

74. Вахтеров В.П. Всеобщее обучение. М., 1897

75. Верхоглядов В. Потешный парад на высочайшем уровне // Карелия. 27.11.1999. №74(590).

76. Вессель Н.Х. Очерки об общем образовании и системе народного образования в России / сост. В.Я. Струминский. М., 1959

77. Ганелин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России II половины XIX в. М., 1954.

78. Гончаренко Р. «Потешные» из Забайкалья в Петербурге // Забайкальская магистраль. 04.10.2007.

79. Грибанова Г.И. Скаутизм как воспитательная система// Педагогика.1992. № 5-6.

80. Днепров Э.Д. Советская литература по истории школы и педагогики дореволюционной России. 1918-1977. Библиографический указатель. М., 1979.

81. Дружинин В. В. Детское движение в России. М., 2004.

82. Егоров С. Ф. Теория образования в педагогике России начала XX века. М., 1987.

83. Жураковский Г. Е. Из истории просвещения в дореволюционной России. М., 1978.

84. Зеленова-Чешихина Н.В. Крутые тропы скаутов // Библиография. 1993. № 1.

85. Иоффе И.А., Уколова В.А. Новые дороги скаутов // Библиография. 1994. №2.

86. История скаутского движения в России 1909-1922 // Наука и жизнь. 1990. № 10.

87. Ищенко О.В. «Потешные» в Сибири (отражение вопроса на страницах либеральной печати начала XX в.) // Словцовские чтения — 2002. Материалы докладов и сообщений Всероссийской научно-практической краеведческой конференции. Тюмень, 2002. С. 83-84.

88. Каптерев П. Ф. История русской педагогики. СПб., 1909.

89. Карасев А.К. Социально-философский анализ сущности и содержания идеологии скаутизма: диссертация . канд. философ, наук: 09.00.11. Архангельск, 2007.

90. Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы. (Гимназии и реальные училища с конца XIX в. до Февральской революции 1917 г.). М., 1947.

91. Константинов Н.А., Медынский Е.Н., Шабаева М.Ф. История педагогики. М., 1955.

92. Константинов Н.А., Струминский В.Я. Очерки по истории начального образования в России. М., 1953.

93. Крайнов Г. Скауты в России // Отечественная история. 1993. №5.

94. Кудинов В.А, Лейкин А.Я. Юная Россия История молодежного и детского движения в России в XX веке. СПб, 1998.

95. Кудинов В.А. Детское и молодежное движение в России в XX веке. Кострома, 2000.

96. Кудинов В.А. Общественные движения и организации детей и молодежи в России в XX веке: диссертация . доктора исторических наук: 07.00.01. Кострома, 1994.

97. Кудинов В.А. Суть и оболочка: первая публикация документов о возникновении движения скаутмастеров, 1922 // Вожатый. 1989. № 6.

98. Кудинов В.А., Ярмольчук А.В. История скаутского движения в России в XX в. М., 2004.

99. Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение. Архангельск, 1997.

100. Кузнецова Т.И. Создание и деятельность российского движения скаутов (1910-1923 гг.): Автореф. дис. . канд. ист. наук: 07.00.01. Саратов, 1993.

101. Левитин С. Милитаризация юношества в Германии и других странах Европы // Русская школа. 1915. № 2, 3, 7-8.

102. Левченко А. Харьковские «потешные» // Вечерний Харьков. 28.11.2007.

103. Луцкий В.К. История астрономических общественных организаций в СССР (1888-1941 гг.) М., 1982.

104. Малинин Г.А., Фрадкин Ф.А. Воспитательная система С.Т. Шацкого. М., 1993.

105. Медынский Е.Н. История русской педагогики. М., 1938.

106. Межинская Ю. Книги о «юных разведчиках» // Что и как читать детям. 1915. №5-6.

107. Миронов Б.Н. Социальная истории России периода Империи (XVIII -начало XX в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб., 2003. Т. 1—2.

108. Михайлова А. Скауты не потешные // Русская школа. 1916. №10-11.

109. Назаров A.M. Потешные. Роль их в прошлом и задачи в будущем. Исторический очерк. Одесса, 1911.

110. Начальное народное образование в России. Под ред. Фальборка Г.А., Чарнолуского В.И. В 4т. СПб., 1900-1905.

111. Новое время. 1915. 28 дек., 29 дек.

112. Общий список офицерским чинам Русской императорской армии. СПб, 1910. Составлен по 1 января 1910 г.

113. Ососков А. В. Начальное образование в дореволюционной России. 1861 -1917. М., 1982.

114. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР конца XIX начала XX веков. Под ред. Днепрова Э.Д. М., 1991.

115. Паламарчук П. Скауты, разведчики, витязи. Задолго до «Зарницы» // Родина. 1995. № 7.

116. Паначин Ф.Г. Педагогическое образование в СССР. Важнейшие этапы истории и современное состояние. М., 1975.

117. Пантюхов О.И. О днях былых. Семейная хроника Пантюховых. NJ, 1969.

118. Подтынная Е.А. Движение русских скаутов: история, теория, практика 1909 1923. Автореферат дис. . канд. пед. наук: 13.00.04. М., 1995.

119. Полочанинов Р. К истории юных разведчиков русских скаутов // Новый часовой. 1995. № 3.

120. Полочанинов Р. О библиографии русского скаутского движения/УБиблиография. 1994. № 2.

121. Полочанинов Р. Школа чести и доблести // Родина. 1995. № 7.

122. Поляков С.П. Концептуальные положения педагогической системы подготовки молодежи к военной службе в России. М., 2008.

123. Поляков С.П. О подготовке российской молодёжи к военной службе в конце XIX — начале XX века // Военно-исторический журнал. 2008. № 8. С. 50-55.

124. Пономарёв С. Где трудно дышится, где горе слышится. Скауты в России // Спортивная жизнь в России. 1995. № 7.

125. Пупкова Е.П. Становление и развитие российского движения скаутов 1909-1939 гг. Автореферат дис. . канд. ист. наук. Воронеж, 1996.

126. Райт Д. Подготовка граждан: царский режим и военное обучение молодежи / Последняя война императорской России. Сб. ст. под ред. О.Р. Айрапетова. М., 2002. С. 43-64.

127. Райт Д. Русская армия и столетний юбилей войны 1812 года. / Русский сборник: исследования по истории России. Ред.- сост. Колеров М. А., Айрапетов О. Р., Чейсти Пол. Т. 4. М., 2007. С. 141 156.

128. Савченко А.П. Социальное воспитание детей и подростков по системе «скаутинг»: на примере «Организации российских юных разведчиков»: диссертация . канд. пед. наук: 13.00.01. Архангельск, 2007.

129. С-кий С. «Скауты» или «потешные»? // Русская школа. 1916. №5-6

130. Смирнов А. Скаутизм без маски. М., 1930

131. Современные педагогические течения. Сост. Каптерев П.Ф. и Музыченко А.Ф. М., 1913

132. Соколов В.И. История молодежного движения России (СССР) со второй половины XIX до XXI вв. Рязань, 2002.

133. Соколова Э. С. Дети и детские организации России в XX веке. М., 2006.

134. Степченков Л.Л. «Потешные роты» в Смоленской губернии // Военно-исторический журнал. 2006. № 3. С. 69-70.

135. Тебиев Б.К. На рубеже веков. Правительственная политика в области образования и общественно-педагогическое движение в России конца XIX — начала XX веков. М., 1996.

136. Трубецкой Н.С. Записка о скаутизме/ТРусский вестник. 1992. № 35.

137. Трухачева Т. В. ТИМ. Теория, история, методика детского движения. М., [199-?].

138. Фальборк Г.А. Всеобщее образование в России. М., 1908

139. Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Настольная книга по народному образованию. В 4т. СПб., 1899-1911

140. Фуре М.В. История движения российских скаутов 1909 1923 гг. Автореферат дис. . канд. ист. наук. М., 1996.

141. Ханчин B.C. О скаутизме. Б.м., 1925.

142. Чарнолуский В.И. Союзы молодёжи и общества самообразования. Спб., 1908.

143. Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века. М.,

144. Шаров А.В. «Потешные», юные разведчики и другие // Военные знания. 1992. №1. С. 12-14.

145. Шободоева А. Российское скаутское движение: история, теория, практика. Омск, 1995.

146. Ярмольчук А.В. Скаутское общественное движение в России в XX веке: история и современность: диссертация . канд. ист. наук: 07.00.02. М.,

147. Справочно-энциклопедическая литература.

148. Большая энциклопедия. Под ред. С.Н. Южакова. СПб., 1900—1907.

149. Военная энциклопедия. Изд. И.Д. Сытина. СПб., 1911-1915.

150. Общий список офицерским чинам Русской императорской армии. СПб, 1910. Составлен по 1 января 1910 г.

151. Энциклопедический словарь. Изд. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. СПб., 18901912.2004.1907.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 371870