Деятельность лагерей специального назначения НКВД СССР в 1941 - 1946 годах тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Шевченко, Владимир Вячеславович

Диссертация и автореферат на тему «Деятельность лагерей специального назначения НКВД СССР в 1941 - 1946 годах». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 418583
Год: 
2010
Автор научной работы: 
Шевченко, Владимир Вячеславович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Волгоград
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
223

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Шевченко, Владимир Вячеславович

Введение.

Глава 1. Формирование и эволюция системы спецлагерей.

1.1. Система спецлагерей в контексте политики государства по отношению к военнопленным.

1.2. Численность и состав спецконтингента.

Глава 2. Положение спецконтингента в лагерях.

2.1. Режим спецлагерей и правовой статус спецконтингента.

2.2. Продовольственное, материальное и санитарное обеспечение спецконтингента.

Глава 3. Основные аспекты функционирования лагерей.

3.1. Организация проверки бывших военнопленных.

3.2. Использование труда спецконтингента

3.3. Положение спецконтингента после прохождения проверки.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Деятельность лагерей специального назначения НКВД СССР в 1941 - 1946 годах"

Великая Отечественная война — из тех редких исторических событий, память о которых не стирается со временем. Более того, в современных условиях память о Великой Отечественной войне становится одной из основ национальной идентичности как в России, так и в странах бывшего СССР.

Для жителей России Великая Отечественная война - главное событие отечественной истории, относительно которого существует общественный консенсус. «Ни одно из других событий с этим не может быть сопоставлено, - отмечают социологи. - В списке важнейших событий, которые определили судьбу страны в XX веке, победу в Великой Отечественной войне в среднем называли 78% опрошенных. Причем значимость Победы за последние годы только выросла. Если в 1996 году на вопрос: «Что лично у вас вызывает наибольшую гордость в нашей истории?» - так отвечали 44% опрошенных (самая большая группа ответов), то в 2003 г. таких было уже 87%». В 2007 году этот показатель возрос до 94% \

Резко возросший интерес к проблемам отечественной военной истории вообще и истории Великой Отечественной войны в частности заставляет читателя пристальнее вглядываться в содержание трудов отечественных историков, критичнее относиться к приводимым в них оценкам и объяснениям. Трудно не заметить, что в значительной части работ присутствует достаточно большое количество мифологических образов,

1 Дюков А., Исаев А., Холмогоров Е. Опорная конструкция национального самосознания// http://novchronic.ru/1312.htm стереотипов, презумпций и выводов. Мифологемы, возникшие в научных трудах и освященные их авторитетом, переносятся затем в сферу массовой культуры, в кино, телевидение, популярную литературу и т. д.

Одной из наиболее мифологизированных проблем в отечественной историографии является судьба бывших советских военнослужащих, вернувшихся на Родину из немецкого плена в годы Великой Отечественной войны. Не случайно М.И. Семиряга писал о необходимости форсирования Л процесса изучения послевоенной судьбы военнопленных . Хотя с момента выхода его работы прошло уже 10 лет, но и сегодня фактически каждый, аспект данной проблемы является дискуссионным и актуальным для отечественной историографии. Это позволяет нам говорить и об актуальности одной из составляющих данного вопроса - проблеме специальных или проверочно-фильтрационных лагерей.

Актуальность изучения данного вопроса обуславливается в первую очередь тем, что оно позволяет дать характеристику существовавшей политической системы в целом и её эффективности в условиях кризисной ситуации. Формирование новой национальной идентичности требует максимальной демифологизации собственной истории и отказа от сложившихся стереотипов.

Отдельного внимания заслуживает обращение некоторых общественно-политических деятелей и правозащитников в связи с относительно недавними событиями в Чечне к вопросам, связанным с проверочно-фильтрационными лагерями. Исторические параллели всегда опасны. Так, спецлагеря, которые в годы Великой Отечественной осуществляли «выявление среди бывших военнослужащих Красной Армии,

2 Семиряга М.И. Проблемы публикации исторических источников по истории Великой Отечественной войны (1941-1945)//Проблемы публикации документов по истории России: материалы Всероссийской научно-практической конференции научных и архивных работников. Москва, 1-2 июня 1999 г. М., 2001. С. 325-331. находившихся в плену или в окружении противника, изменников Родины, о шпионов и диверсантов» не имеют ничего общего с якобы, созданными во время контртеррористической операции органами по проверке населения Чечни. Однако такие параллели проводятся в статьях, посвященных сравнительно недавним событиям! И хотя» документальное подтверждение фактам, приводящимся в подобных статьях, как правило, отсутствует, они, тем не менее, влияют на общественное мнение. При этом извращаются, исторические факты, оказывая влияние не только на общественное мнение относительно- современных событий, но и на массовое историческое сознание.

Не последнюю роль при.этом играет упоминание «сталинских времен», в отношении которых сложилось огромное количество стереотипов. Данные стереотипы касаются и фильтрационных лагерей. В качестве примера можно привести часто встречающееся как в отечественной, так и в зарубежной литературе утверждение, что практически каждый человек, попавший в плен во время Великой Отечественной войны, был по освобождении отправлен в фильтрационный лагерь, а затем репрессирован5. Безусловно, подобная категоричность заставляет всерьез задуматься над степенью разработанности данной проблемы в < литературе: При этом мы? видим, что фильтрационным I лагерям отводится фактически ключевая- роль в политике советского государства по отношению к военнопленным.

Доклад о работе управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных по лагерям специального назначения за время Великой Отечественной войны//РГВА. Ф. 1/п, Оп. 23а, Д.2,Л. 118.

4См. например, Ковалев С. Человечность фильтруется за ненадобностью// "Общая газета". - N9. - 2 марта 2000.; Осенчук С. Факты из фильтрационного лагеря// http://wwvv.gazeta.ru/2001/02/23/faktyizffljt.shtml; Цыганок А. На войне как на Borme//http://www.tsiganok.ru/publications/esmi/doc/80/

5См. например. Ковалев С. Указ. Соч.; Беляков Л.П. Горькая судьба репатриированных военнопленных//Репресспрованные геологи. М.-СП6.Д999., Jacob G. Hornberger, Repatriation — The Dark Side of World War ПУ/ Freedom Daily. - №4. - 1995.// http://www.fff.org/freedom/0295a.asp.

Таким образом, изучение данного вопроса представляется актуальным как с научной точки зрения, так и с социально-политической. Первая связана с недостаточной разработанностью данной проблемы в науке, существованием внутри нее огромного количества мифологем, стереотипов и неосвещенных моментов. Вторая же с необходимостью формирования адекватной национальной идентичности в условиях современности. Кроме того, данная тема имеет значение и для изучения исторических схем» управления в кризисных ситуациях, без опоры на которые не могут быть созданы полноценные современные концепции преодоления кризисных состояний. При этом приоритетную роль играет отказ от стереотипов и максимально объективное изучение вопроса на основании не доступных ранеедокументов.

Прежде всего, необходимо определить особенности использования термина «спецконтингент» по отношению к составу спецлагерей. Безусловно, что термин «спецконтингент НКВД» в разное время включал в себя различные категории контингента НКВД: спецпоселенцы, сотрудники «шарашек» и т.д. В 1941-1946 годах под этим термином чаще всего фигурировал переменный состав спецлагерей. Термин же «бывшие военнослужащие», встречающийся в документах полностью отражает специфику переменного состава спецлагерей только до выхода директивы НКВД и НКГБ СССР №494/94 от 11 сентября 1943 года, поскольку не включает гражданских лиц также содержавшихся в спецлагерях.

Кроме того, существенным представляется момент с уточнением наименования данных учреждений во избежание дальнейшей путаницы. С момента своего создания в декабре 1941 года и до февраля 1945 года они носили наименование «спецлагерей». Согласно приказу №00100 от 20 февраля 1945 года данные учреждения были переименованы в «проверочно-фильтрационные лагеря»6.

Объектом данного исследования являются организационно-распорядительные, хозяйственные и правовые аспекты политики Советского государства в отношении бывших военнопленных и перемещённых лиц, направленные на удовлетворение потребностей фронта и тыла в условиях военного времени.

Предметом исследования являются специальные (фильтрационные) лагеря, а также положение содержавшихся в них различных категорий бывших военнослужащих РККА и гражданских лиц (спецконтингента).

Хронологические рамки работы охватывают период с конца 1941 года по январь 1946 года. В качестве нижней границы принимается приказ о создании спецлагерей как точка оформления системы проверки бывших военнослужащих. Верхняя граница - прекращение деятельности ПФЛ, как органа, осуществлявшего проверку бывших военнопленных, и передача их в систему ГУЛАГа.

Географические рамки работы обусловлены размещением спецлагерей по территории1 СССР. Основной упор в работе делается на материалы по лагерям Сталинградской области, что вызвано тем, что именно на примере Сталинграда достаточно ярко прослеживаются изменения различных тенденций в функционировании спецлагерей, являющиеся типичными для всей страны в целом.

Историография проблемы. Отечественную историографию хронологически можно разделить на два этапа, обусловленных политической и социальной обстановкой в стране: с конца 1940-х до конца 1980-х гг. и с начала 1990-х гг. до настоящего времени. Так, в начале 1990-х многие оценки сменились на координально противоположные. Подход бПриказ НКВД №00100 от 20 февраля 1945 г//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1а. Д.135. Л.172 Об. исследователей к бывшим военнопленным не был однозначным как до распада СССР, так и после него.

Работы, касающиеся судьбы бывших военнопленных можно разделить на три группы, основываясь на их основной проблематике: работы посвященные репатриации, деятельности органов государственной безопасности и проблемам коллаборационизма. Однако, данное разделение является условным, поскольку по ряду моментов эти работы перекликаются друг с другом. •

Впервые проблемы, связанные с судьбой бывших военнопленных, были подняты в результате работы комиссии под председательством Маршала Советского Союза Г. К. Жукова в 1956 году.

Начало хрущевской "оттепели" дало бывшим военнопленным возможность публиковать свои воспоминания о времени пребывания в плену.

Тогда же стали появляться первые монографии и статьи по данной у проблеме . Однако, во-первых, они не опирались на архивные материалы, которые были в то время засекречены, а, во-вторых, не касались вопроса послевоенной судьбы репатриантов.

Позднее было создано несколько обобщающих трудов по проблемам судьбы советских военнопленных и остарбайтеров. Однако в них послевоенная жизнь была освещена далеко не полно8. Главным образом это объясняется политической и идеологической обстановкой в СССР в то время. В советской историографии того периода вплоть до конца 1980-х гг.

7 См., например- Бродский Е.А. Живые борются. М., 1965; Немецко-фашистский оккупационный режим (1941-1944). М.Д965; Судебный процесс по делу верховного главнокомандования гитлеровского вермахта: приговор пятого американского военного трибунала, вынесенный в Нюрнберге 28 октября 1948 года. М.,1964; Бродский Е.А. Во имя победы над фашизмом. М., 1970 и др.

8 Против общего врага. Советские люди во французском движении сопротивления. М., 1972; Полторак А.И., Савинский Л.И. Вооруженные конфликты и международное право. М., 1976; Алексеев Н.С. Злодеяния и возмездие. М., 1986. существовала одна официальная^ версия/добровольной' репатриации бывших военнопленных, жаждущих вернуться на родину из. фашистской неволи9. Отступления; от. данной точки зрения были невозможны; не только из-за: идеологических установок, но; и из-за закрытости источников. Вместе с тем, нельзя отрицать! значение накопленного' в "данный период материала^ для воссоздания- реальной, картины репатриации; хотя! бы потому, что факты добровольного возвращения на Родину были массовыми и ими также нельзя пренебрегать. До; конца 1980-х - начала 90-х гг. вышло несколько монографий; снабженных документами; по общим5 проблемам; Второй? мировой; войны. В частности, в 1993 г. была опубликована монография Е.А. Бродского, одну из глав. - которой он посвятил судьбам, советских военнопленных в последний период войны и в первые недели после освобождения из; плена, осветив^ эту проблему несколько шйре; чем- в предыдущих работах10. Исследователь подчеркивает,, что многих солдат и офицеров, бывших в плену, несправедливо отправляли после: войны- уже в советские лагеря-. При этом Е.А. Бродский, отмечает, что большая часть направленных; после; прохождения;проверки: в действующие воинские части советских военнослужащихбыланастроена патриотически;

Перемены в жизни страны . начала 90-х годов; имели; двоякие последствия для изучаемого нами вопроса; С одной5 стороны, с в этот период отечественная наука получила;; возможность заниматься; проблемами* репатриации более полно. С другой/несмотря на то, что к части архивных документов исследователям доступ стал открытым; тема» не получила должного освещения ни в научной литературе, ни в прессе, что вызвано как экономическими, так и , идеологическими причинами. В частности

9 Васильев В. По поводу одной фалыпивки//Международная жизнь.- 1978. -№ 8. С. 124128. .

10 Бродский Е.А. Забвению не подлежит. М., 1993. начавшееся формирование постсоветской идентичности повлекло за собой отказ от некоторых положений советской идеологии и изменение оценок в отдельных случаях на прямо противоположные. Более того, форсированное разрушение старых исторической и социальных парадигм вело ютому, что, в той или иной мере, в работах проявляется направленность на критику советского прошлого. Главным достоинством работ данного периода, на наш взгляд, стал широкий круг поднимаемых вопросов, закрытых ранее.

В 1990-е гг. выходит ряд статей по отдельным вопросам репатриации: методам ее проведения, численности репатриируемых, их правовом положении, медицинском обслуживании и трудовом использовании. Данные моменты рассматривались в статьях A.C. Емелина, Л.Г. Ивашова, Г.П. Драгунова, В.Н. Земскова, А.Ф. Катусева, В.Б. Конасова, В.Г. Оппокова, П.М. Поляна, Л.Г. Решина, М.И. Семиряги, А.Б. Суслова, A.B. Трещук и A.A. Шевякова11.

С середины 1990-х гг. начинают появляться крупные научные труды, освещающие общие проблемы репатриации. Так, в данный период вышли две

Емелин А., Ивашов Л.Г. Нравственные и правовые вопросы плена в отечественной истории//ВИЖ. - 1992. - № 1. С. 44-49; Земсков В.Н. ГУЛАГ (историко-социологический аспект)//СОЦИС. - 1991. - №6. С. 47-57; Он же. К вопросу о репатриации советских граждан. 1944-1959 гг. // История СССР. - 1990. - № 4. С. 26-41; Он же. Некоторые проблемы репатриации советских лиц перемещенных лиц//Россия XXI. -1995. - № 5-6. С. 183-192; Он же. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (Статистико-географический аспект)//История СССР. - 1991. - № 5. С. 151165; Он же. Рождение "второй эмиграции" (1944-1952)//Социологические исследования. - 1991. - № 4. С. 3-24; Катусев А.Ф., Оппоков В.Г. Движение, которого не было: история власовского предательства//ВИЖ. - 1991. - № 7. С. 12-20; Полян П.М. «OST»bi - жертвы двух диктатур/ТРодина. - 1994. - № 2. С. 51-57; Он же. Насильственная миграция и география населения//Мир России. - 1999. - № 4. С. 102-113; Он же. Советские граждане в Рейхе: сколько их было?//СОЦИС. - 2002. - № 5. С. 95-100; Решин Л.Г. Воинствующая некомпетентность//ВИЖ. - 1992. - С. 51-58; Он же. Коллаборационисты и жертвы режима.//3намя. - 1994. - № 8. С. 158-179; Он же. Надежды маленький оркестрик // Родина. - 1993. - № 4. С. 99-101; Семиряга М.И. Военнопленные - изменники Родины или жертвы войны? Размышления плена: история и современность. Мат-лы Междунар. научно-практической конфер. В 2-х ч. Вологда, 1997; Он же. Судьбы советских военнопленных/УВопросы истории. - 1995. -№4. С. 19-33; Суслов А.Б. Спецконтингент советского тоталитарного общества: некоторые особенности социального и правового статуса (на примере Пермской области)//Права человека в России: прошлое и настоящее: Сборник докладов и материалов научно-практической конференции. -Пермь, 1995; Шевяков A.A. "Тайны" послевоенной репатриации//СОЦИС. - 1993. - № 8. С. 3-11. крупные монографии М.И. Семиряги. В одной из них освещается процесс

12 репатриации освобождаемых военнопленных и "восточных рабочих" . Автор поднимает один из самых дискуссионных вопросов - численность военнопленных Второй мировой войны. В связи с этим он приводит данные зарубежных историков о количестве наших соотечественников, попавших в плен в период Великой Отечественной войны, сравнивает с советскими данными и указывает неточность зарубежных. Так, по его мнению, часть данных, приводимых зарубежными историками относительно численности попавших в плен во время той или иной операции, превышает общую численность красноармейцев, участвовавших в последней. Кроме того, исследователь описывает трудности, с которыми столкнулись советские власти в первые недели и месяцы репатриации из-за огромного числа прибывших на сборно-пересыльные лагеря. М.И. Семиряга показывает и настроения в среде репатриантов, отмечает, что часть из них, в силу

1 о объективных и субъективных причин не желала возвращаться на Родину .

В другой своей работе историк освещает проблему коллаборационизма в годы Второй мировой войны14. Он подробно исследует истоки, предпосылки и причины возникновения этого явления. Данная работа имеет огромное значение для российской науки, так как автор поднял вопрос о позиции И.В. Сталина и его окружения по отношению к советским военнопленным. По его мнению, парадокс состоял в том, что советское руководство относилось более гуманно к военнопленным противника, нежели к собственным гражданам, вернувшимся из плена. М.И Семиряга утверждает, что советское правительство в отношении своих же

1 "7 Семиряга М.И. Как мы управляли Германией. М., 1995. п Там же. С. 274.

14 Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. М, 2000. граждан грубо нарушало один из древнейших международных принципов -принцип восстановления человека в правах после плена15.

Оценивая работы Семиряги, стоит отметить, что- ряд его положений, касающихся как численности военнопленных, так и причин коллаборационизма могут быть приняты полностью. Вместе с тем, некоторые аспекты его точки зрения по вопросу судьбы бывших военнопленных, вернувшихся на Родину, в частности приведенный выше тезис, нуждаются в уточнении, поскольку базируется на довольно узком круге источников, доступных автору на момент написания монографии.

Общую картину репатриации советских граждан показывает П.М. Полян. Он исследует правовое положение внутренних перемещенных лиц и репатриантов и заявляет о необходимости реабилитации этой части населения Советского Союза16. Проблеме географии репатриации посвящена диссертация П.М. Поляна. В ней он приводит в систему потоки репатриируемых граждан, выделяет районы расселения их на территории Советского Союза, анализирует половозрастную структуру. Исследователь затрагивает также и идеологическую сторону репатриации, описывает методы ее проведения, транспортировку советских граждан из Германии и других европейских стран17.

Некоторым недостатком работ П. Поляна представляется их политическая окраска, впрочем, как уже было упомянуто выше, это характерно для значительной части трудов 90-х годов. Кроме того, проведение репатриации > советских граждан рассматривается в его работах без связи с другими параллельно происходившими процессами, например

15 Там же. С. 352.

16 Полян П.М. Жертвы двух диктатур, остарбайтеры и военнопленные в Третьем Рейхе и их репатриация. М., 1996.

17 Полян П.М. География, принудительных миграций в СССР/РАН, Ин-т географии: Дис.докт. ист. наук. М, 1998. розыском военных преступников, в результате чего даются не вполне корректные оценки деятельности спецлагерей.

У Павла Поляна часто можно встретить тезис о том, что репатриируемые советские граждане априори объявлялись «врагами народа» и попадали в ГУЛАГ18. Однако, если полностью принять тезис о «врагах народа», тогда не вполне ясен сам смысл существования таких учреждений как фильтрационные лагеря, функции которых заключались, еще раз подчеркну, в проверке репатриируемых. Определенная же подозрительность советских властей, думается, волне объяснима, учитывая, например, достаточно масштабное власовское движение.

В своей работе, вышедшей« в 1995 году, коснулся судьбы бывших военнопленных и В.Ф. Некрасов19. Он упоминает о проверке в период с 1941 по 1944 года, приводя сведения о численности спецконтингента в данный период существования ПФЛ.

Почти одновременно ту же проблему поднимает и А.В.Меженько в . "Военно-историческом журнале" . В целом работа Меженько, не смотря на небольшой объем, представляется весьма взвешенной. Он приводит цифры общей численности спецконтингента, но уделяет явно недостаточно внимания процессу его проверю!. Фактически автор рассматривает лишь, период 1942-1944 годов. При этом он не делает никаких различий между деятельностью спецлагерей в 1942-1943 и в 1944-1945 годах. Его интересуют только военнопленные. Хотя автор детально не рассматривает многих аспектов деятельности спецлагерей, ограничиваясь только вопросами движения спецконтингента, данная работа является для нас весьма ценной,

18 Например: Полян П. «OST»bi - жертвы двух диктатур//Родина. - 1994. - №2. С. 56.

19Некрасов В.Ф. Тринадцать "железных" наркомов. М.,1995.

Меженько A.B. Военнопленные возвращались в строй.//Военно-исторический журнал — 1997 - №5. поскольку являлась одной из первых, в которых в какой-либо мере была поднята проблема спецпроверки в 1942-1943 годах.

В 1995 году поднимается вопрос о трудовом использовании репатриируемых граждан, в том числе и бывших военнопленных. Впервые данный вопрос был поднят Г.Г. Вербицким и В.Н. Земсковым во время полемики на страницах журнала «Россия XXI век»21. Содержание данной дискуссии заключалась в основном, как в масштабах репатриации, так и в масштабах и сути репрессий. Одним из поднимаемых вопросов стал вопрос о принудительном трудовом; использовании и распределении репатриантов после прохождения спецпроверки.

В 1997 году публикует своё сообщение, посвященное вопросу использования труда спецконтингента Т.А. Савина . Необходимо отметить, автор является сотрудником Государственного архива Волгоградской области, поэтому ее целью было скорее не проанализировать документы, а привлечь к ним внимание исследователей. Кроме того впервые был поднят вопрос как о применение труда, так и об общем положении спецконтингента в Сталинградской области.

В 1999 г. появилась коллективная работа группы ученых «Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн. 4. Народ и война». В одной из ее глав исследуются правовые аспекты плена и послевоенной судьбы советских военнопленных . Особое внимание

21 Земсков В.Н. Насильственная репатриация или счастливое возвращение//Россия XXI век. - 1995. - № 5. С. 7-15; Вербицкий Г.Г. Судьбы россиян - остовцы и военнопленные// Россия XXI век. - 1996. - № 6. С.12-16. Савина Т. А. Документы управления проверочно-фильтрационного лагерного отделения № 0108 об использовании на восстановлении г. Сталинграда спецконтингента в 19431945 гг.//Окончание войны в Сталинграде и Кельне. Материалы научной конференции. Волгоград, 1997.

23 Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн. 4. Народ и война. М., 1999. С. 234-278. е. уделяется правовому по^ржению военнопленных граждан во время пребывания их в концлагерях противника и после репатриации в Советский Союз. В работе предпринимаются попытки анализа причин создания института фильтрации, однако в полной мере данный момент не рассмотрен. Например, не рассматриваются причины выбора формы проведения фильтрации.

Рассекречивание значительного объема документов, хранящихся в местных архивах, привело к тому, что во второй половине 1990-х - начале 2000-х годов был защищен ряд диссертаций, касающихся в той или иной мере проблем, связанных с пребыванием бывших военнопленных в СССР, основанных на локальном материале24. Деятельность спецлагерей в данных работах представлена только в связи с каким-либо отдельным аспектом. Так, например, P.C. Бикметов, рассматривая применение труда спецконтингента лагерей в угольной промышленности Кузбасса, практически не касается вопросов спецпроверки, что вполне объяснимо особенностью основных источников.

Относительно полную картину репатриации советских граждан пытается представить в своих работах А.Ф. Бичехвост^ . Его исследования носят целостный и достаточно комплексный характер.

24 Дембицкий Н.П. Советские военнопленные в годы Великой Отечественной войны. Дис. канд ист. наук. М., 1996., Безбородова И.В. Управление по делам военнопленных и интернированных НКВД-МВД СССР, 1939-1953 гг. : Дис. канд. ист. наук. М„ 1997., Говоров И.В. Репатриация на Северо-Западе РСФСР 1944-49, Дис. канд. ист. наук.' СПб., 1998., Бикметов P.C. Под конвоем в шахту: спецконтингент в угольной промышленности Кузбасса (начало 1930-х - середина 1950-х гг.): Дис. канд. ист. наук. Кемерово, 2000., Вертилецкая Е.В. Репатрианты в Свердловской области в 1943 - начале 1950-х гг., Дис. канд. ист. наук. Екатеринбург, 2004., Альбов В. Ю. Советские пленные второй мировой войны. По архивным материалам Нижегородской области : Дис. канд. ист. наук. Н.Новгород, 2004.

25 См. Бичехвост А. Ф. Репатриация советских и иностранных граждан: внутриполитические и международные аспекты, 1944-1953 гг. Дис.докт.ист. наук. М, 1996., Он же. К истории создания специальных и проверочно-фильтрационных лагерей для советских военнопленных и организации в них «государственной проверки»//Военно-исторические исследования в Поволжье. Саратов. 2006 г.С. 256-280.

Ценным является привлечение исследователем источников лично,ср происхождения, в частности воспоминаний отца, проходившего проверку в Подольском спецлагере. Хотя, отчасти это оказало влияние на подход автора к проблемам правового и бытового положения спецконтингента, в то же время это позволило автору рассмотреть данные вопросы с точки зрения ч лица, проходившего проверку, а не только в моментах, отраженных в документах.

26

В конце 1990-х - начале 2000-х появляются статьи Л.П.Белякова и И.

97

Кузнецова . Авторы вновь возвращаются к данным и оценкам, приводимым в работах начала 90-х годов, выявляя только негативные моменты, как в процессе репатриации, так в деятельности спецлагерей. Ведущим в данных работах является эмоциональный аспект, и, по сути, они не содержат каких либо принципиально новых данных или оценок.

ОЙ

В 2003 году выходит монография А.Б. Суслова . Эта обобщающая работа подготовлена при поддержке Пермского областного отделения общества "Мемориал" и посвящена не только бывшим советским военнослужащим, проходившим фильтрацию, но и другим категориям спецконтингента (заключенные ИТЛ, спецпереселенцы, военнопленные и т.д.). К недостаткам данного исследования можно отнести то, что автор не выделяет периодов деятельности спецлагерей, что ведет к определенной статичности его выводов. Так же как и Т. А. Савина автор рассматривает деятельность фильтрационных лагерей в основном на локальном материале. Им приводится ряд цифр, касающихся численности пермских спецлагерей. Достаточно большое внимание А. Б. Суслов уделяет правовому статусу

2бБеляков Л.П. Горькая судьба репатриированных военнопленных //Репрессированные геологи. М.-СП6.Д999.

27Кузнецов И. В. Война после войны//Абажур - 2002 - №16-18.

28Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.): Монография. Екатеринбург-Пермь, 2003. спецконтингента, приходя к выведу, что хотя формально этот статус был различен, реальное положение всех категории мало отличалось, и было весьма и весьма тяжелым. Автор утверждает, что бывшие военнослужащие находились в гораздо худших условиях, чем заключенные ИТ Л29.

Вывод А. Б. Суслова представляется несколько спорным. Во-первых ещё раз стоит оговориться, что свою работу он строит в основном на местных источниках, и, как следствие, не учитывает специфику других регионов. Реальное же положение спецконтингента, проходящего фильтрацию, могло зависеть от географического положения лагеря. Так, например, Т. А. Савина со ссылкой на источник утверждает, что в Сталинграде спецконтингент порою выводился на работу даже без конвоя . Во-вторых А.Б. Суслов не учитывает то, что в спецлагерях на момент развертывания их в Пермском крае содержались отнюдь не только бывшие военнослужащие, а потому экстраполяция выводов на всю данную категорию является некорректной.

Как полную противоположность большинству ранее упомянутых

О А статей необходимо отметить работы И. Пыхалова . В первую очередь его труды интересны тем, что он весьма аргументировано дает противоположенную оценку многим фактам, тщательно анализируя ранее упомянутых авторов, в частности работы Некрасова и Меженько. Кроме того, интерес представляют данные Пыхалова о численности, составе и движении спецконтингента в 1944-1945 годах, поскольку тут он обращается к ранее не опубликованным архивным данным. К особенностям его работы мы можем отнести резкий тон в моментах критики других исследователей,

29Там же. С. 173.

30Савина Т.А. Указ соч. С. 98.

Пыхалов И. В. Военнопленные// Дуэль - 1998 - №12; Он же. Правда и ложь о советских вoeннoплeнныx//http://www.geocities.conl/CapitoЩill/Parliament/7231/р1сп.Ыт#12; Он же. Великая Оболганная война. М., 2005. особенно относящихся к обществу «Мемориал». Вместе с тем, его аргументация представляется весьма убедительной.

Зарубежная историография изначально освещала проблему репатриации советских граждан весьма тенденциозно и однобоко, показывая исключительно мрачные ее стороны. При этом авторы упорно следуют этой тенденции, сформировавшейся еще в период «холодной войны». Работы зарубежных историков носят скорее публицистический и отчасти художественный характер. К таким можно отнести книги Й.А.

Дугаса, Н. Беттела и Н.Д. Толстого, посвященные судьбе репатриантов .

Книга Николаса Беттела «Последняя тайна» появилась еще в 1974 году. Бетелл не имел доступа ко всем материалам, его исследование публицистично и не содержит сведений об источниках, откуда была им почерпнута информация.

Первой же действительно научной работой можно назвать книгу графа Н. Д. Толстого-Милославского "Жертвы Ялты"34. Эта работа впервые увидела свет за границей, в Лондоне, где была издана в 1977 году на английском языке. Появление книги стало возможным вследствие того, что в 1967 г. британское правительство сократило до тридцати лет с момента событий срок хранения в тайне государственных документов. В результате Н. Д. Толстому-Милославскому удалось использовать документы по 1947 год и описать британскую политику в отношении советских пленных, вследствие которой около миллиона с четвертью человек были репатриированы британцами в СССР.

Толстой-Милославский дает в своей работе ценнейшие сведения о составе спецконтингента. Он делит всех репатриируемых (читай: спецконтингент фильтрационных лагерей) на четыре категории. Дугас И.А. Вычеркнутые из памяти. Париж, 1994; Толстой Н. Жертвы Ял I ы. ИМКА-пресс, 1988; Бетгел Н. Последняя тайна. М., 1991.

33 Беттел Н. Последняя тайна. М., 1992.

34 Толстой-Милославский Н. Д. Жертвы Ялты. М., 1996.

1. Вывезенные на принудительные работы в Германию жители оккупированных земель.

2. Военнопленные, захваченные германскими войсками за годы войны с СССР.

3. Беженцы.

4. Те, кто решил сражаться против Красной армии или помогать немцам в борьбе с нею.

По каждой из категорий автор приводит достаточно конкретные цифры. Кроме того, исследование содержит большое количество личных свидетельств репатриантов, собранных автором.

Определенный интерес к данной проблеме на западе существует и в настоящее время. В частности, эту тему затронули Энтони Бивор в работе

Off О /Г

Падение Берлина» " и Кристиан Штрайт . Они упоминают о проверке бывших военнопленных в Советском Союзе, хотя новых или подробных данных (по сравнению с отечественными исследователями) и не приводят,

ОТ утверждая только что «многие из них были объявлены «врагами народа»» .

Вторую группу составляют работы, посвященные истории органов государственной безопасности. Сразу надо оговориться, что деятельности по проверке бывших военнопленных касается только их небольшая часть. В основном это исследования, вышедшие сравнительно недавно. В большинстве своем работа с бывшими военнопленными интересует авторов данной группы только с точки зрения выявления вражеской агентуры. Ни условия содержания, ни трудове использование спецконтингента, ни какие-либо другие вопросы авторами, как правило, не затрагиваются. Главной ценностью подобных работ является то, что они дают возможность создать

35Beevor A. Berlin - the downfall 1945//www.antonybeevor.com/berlin

3бШтрайт К. Советские военнопленные в Германии//Вторая мировая война: Взгляд из Германии: Сборник статей. М., 2005.

37 Там же. С. 167. представление как о контрразведывательной деятельности в целом, так и об оперативно-проверочной работе, в частности.

В последние годы данной тематикой активно занимается «Общество изучения истории отечественных спецслужб». Авторы трудов, выпущенных при содействии данного общества, зачастую сами являются бывшими сотрудниками спецслужб (как, например О. Хлобустов), поэтому особенности подобной деятельности им хорошо знакомы. С одной стороны, это является большим плюсом, хотя с другой, ведет к некоторой однобокости работ. Как указывает В. Чернявский, непосредственное отношение к рассматриваемым вопросам позволяет исследователям изучать их гораздо глубже, чем «гражданским» историкам, некоторое недопонимание фактов

3 о которыми ведет к мифологизации истории .

Вопросы деятельности спецлагерей начинают подниматься в исследованиях данной группы только во второй половине 1990-х годов по мере рассекречивания документов местных архивов.

Изучению пенитенциарной системы советского государства, с момента его создания до начала 1960-х гг., посвящена монография A.C. оп ч

Смыкалина . Исследователь рассматривает судьбы советских военнопленных после их освобождения. Он указывает на то, что в системе пенитенциарных учреждений СССР появляется новая категория лагерей - спецлагеря для военнопленных и интернированных, а также "особые" лагеря для советских военнослужащих, побывавших в плену и в окружении. Вместе с тем, он отмечает справедливость части репрессий в среде бывших «окруженцев» и военнопленных. Автор поднимает вопрос об использовании западными

38Чернявский В. Разведка: Вымысел и правда. Как создается мифотворчество о деятельности специальных служб. М., 2004. С. 16.

39 Смыкалин A.C. Колонии и тюрьмы в Советской России. Екатеринбург, 1997. спецслужбами советских репатриантов для решения своих разведывательных задач.

А. Кокурин и Н. Петров в своих работах приводят цифры общей численности спецконтингента в рассматриваемый период, однако уделяют

40 мало внимания процессу его проверки и трудового использования . Фактически авторы не отмечают никаких особенностей и различий в функционировании спецлагерей в 1942-1943 и в 1944-1945 годах. Об этом f говорит то, что данный вопрос практически целиком рассматривается в четвертой статье цикла.

Затрагивает тему спецлагерей в своей работе В. В. Коровин41. Он упоминает спецлагеря среди других звеньев системы розыска вражеской агентуры, приводя общие данные об оперативной работе.

В 2005 году вышло несколько работ, посвященных участию органов госбезопасности в Великой Отечественной войне. Отдельного внимания заслуживают работы В. Абрамова42 и С. Чертопруда43. Обе работы затрагивают тему проверочно-фильтрационных лагерей, воспроизводя точку зрения И. Пыхалова. Интерес же представляют данные о подготовке кадров НКВД, в том числе и для спецлагерей, приводимые в этих работах.

Третья группа - работы, посвященные проблемам коллаборационизма. Это направление в историографии также появилось сравнительно недавно. Как уже упоминалось ранее, в фильтрационных лагерях содержались и те наши соотечественники, кто решил сражаться с оружием в руках против

40Кокурин А., Петров Н. НКВД-НКГБ-Смерш: структура, функции, кадры.//Свободная мысль. 1997, №№ 6-10; Они же. Лубянка. ВЧК - ОГПУ - НКВД - НКГБ - МГБ - МВД -КГБ 1917—1960. Справочник. М., 1997.

41Коровин В. В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М.,1998.

42Абрамов В. СМЕРШ. Советская военная контрразведка против разведки Третьего рейха. М., 2005.

43Чертопруд С. НКВД-НКГБ в годы Великой Отечественной Войны. М., 2005.

Советской Армии. Сюда относятся как белые эмигранты, так и многие перебежчики, вошедшие в ряды Русской Освободительной Армии в годы Великой Отечественной. На этом аспекте, кстати, не акцентируют внимание ни Земсков, ни Полян, которых больше интересует судьба так называемых остарбайтеров. Вместе с тем историография участия белой эмиграции во Второй Мировой войне в общем, и во власовском движении, в частности, достаточно обширна и является темой отдельного исследования. Однако, учитывая вышеупомянутое обстоятельство, представляется целесообразным обратить внимание хотя бы на несколько работ, посвященных этой тематике.

Видимо, одной из первых, касавшихся данного вопроса в бывшем Советском Союзе, вышла работа Е. И. Зюзина44. После же был издан целый ряд исследований, касающихся данной тематики (работы Е. Андреевой45, H.A. Кирсанова и С.И. Дробязко46, Цурганова Ю.47, Пережогина В.48 и др.

Кроме того, в 1997 году вышла работа Т. Ибатуллина, посвященная непосредственно проблемам возникновения коллаборационистских настроений среди военнопленных49.

Хотя в своих работах авторы данной группы, как правило, и не касаются фильтрационных лагерей непосредственно, они рассматривают одну из групп спецконтингента. Вскользь эти работы касаются послевоенной судьбы многих власовцев, старост, бойцов национальных формирований вермахта и СС и т.д. Безусловно, что данные, приводимые исследователями, например, информация об организации и численности Власовского

443юзин Е.И. Малоизвестные страницы войны. М., 1991.

45Андреева Е. Генерал Власов и Русское освободительное движение. М., 1993.

4бКирсанов H.A., Дробязко С.И. Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: национальные и добровольческие формирования по разные стороны фронта// Отечественная история. - 2001. - № 6. С. 60-75.

47Цурганов Ю. С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во второй мировой войне. М., 2001.

Пережогин В. А. Вопросы коллаборационизма//Война и общество, 1941-1945: в 2-х кн. М., 2004. Кн. 2. С. 293-305.

49 Ибатуллин Т. Военный плен: причины, последствия. СПб., 1997. движения, были использованы в нашей работе для решения проблем состава спецконтингента фильтрационных лагерей.

В историографии существуют различные мнения на отдельные аспекты проблемы репатриации. Это отчасти объясняется тем, что основные источники по данной проблеме вплоть до начала 1990-х гг. оставались засекреченными. Прежде всего эти разночтения можно проследить в отношении сведений статистического характера: численности бывших военнопленных, их социального и национального состава. Вопрос, о численности попавших в плен в 1941-первой половине 1942 гг. советских граждан является сложным потому, что учет их не велся. Практически не изученными остаются вопросы размещения репатриантов на> территории Советского Союза и внутри регионов страны, трудового использования и социального статуса репатриируемых граждан. Хотя в последнее время постепенно отечественные исследователи начинают работать в этом направлении.

Широкое1 освещение получил вопрос о правовом положении перемещенных лиц после их возвращения в Советский Союз. Ряд исследователей пишет о результатах проверки и фильтрации, однако сам данный процесс рассматривается весьма поверхностно и статично. Малоизучен режим и условия содержания людей в проверочно-фильтрационных лагерях.

Подводя итог вышесказанному, мы можем констатировать, что работы, охватывающие все стороны деятельности проверочно-фильтрационных лагерей во всех основных аспектах их деятельности на всем протяжении их существования, на сегодняшний день отсутствуют.

Цель работы. Определить место и значение спецлагерей и спецконтингента в комплексе мер по обеспечению государственной безопасности и потребностей экономики Советского Союза в 1941-1946 годах.

Задачи исследования:

- проследить эволюцию отношения: государства к военнослужащим; попавшим в плен;

- выявить причины создания и основные этапы развития' системы-специальных (фильтрационных) лагерей;

- определить основные функции» спецлагерей, проследить изменения в их соотношении; '.

- проанализировать эволюцию;, количественного и качественного состава спецконтингента;

- охарактеризовать основные особенности правового статуса и бытового положения спецконтингента;

- уточнить специфику организации и способов специальной проверки;

- определить особенности использования труда спецконтингента; оценить степень его эффективности; показать распределение бывшего спецконтингента после освобождения из спецлагерей.

Методология и методика исследования. Методологическую базу нашего исследования составляют основополагающие принципы1 научного познания и, прежде всего, принципы, историзма, и объективности., Соблюдение принципа объективности позволяет нам раскрыть процесс и особенности деятельности проверочно-фильтрационных лагерей вне зависимости от современной политической коньюктуры, и сложившихся мифов. Методологические требования принципа историзма обусловили изучение феномена проверочно-фильтрационных лагерей во всех его аспектах в конкретно-исторических условиях возникновения и развития: Исходя из методологического принципа системности подхода, основные тенденции в деятельности проверочно-фильтрационных лагерей и их соотношение рассматриваются как система взаимосвязанных элементов и их причин. Требования принципа объективности обусловили рассмотрения феномена специальных лагерей во всей его многогранности и противоречивости, и, следовательно, предопределили обращение к максимально возможному кругу источников по данной- теме с учетом специфики их происхождения.

При работе над диссертацией использовались классические методы исторического исследования: историко-системный, историко-генетический, историко-типологический и историко-сравнительный. Важную роль в анализе данных источников сыграли количественные методы. В работе применяются, в качестве общеисторических, функциональный и сравнительный методы анализа. Использование совокупности всех методов исследования позволило обеспечить комплексный подход к решению поставленных задач.

Источниковая база работы.

Говоря об источниках, сразу надо отметить, что количество опубликованных источников по данной теме относительно невелико. Объясняется это тем, что источники были в основном засекречены. Большинство из них стало доступно только к середине 90-х годов.

Довольно большой массив документов был собран комиссией под председательством Маршала Советского Союза Р. К. Жукова в 1956 году. Часть этих документов была опубликована в журнале «Родина»50, часть - на сайте данного журнала. Эти материалы легли в основу очень многих работ. Однако вряд ли можно основывать исследование только на этих материалах, учитывая, что комиссия выполняла своеобразный «политический заказ».

50После плена//Родина. - 2004. - №7. С.68-74.

Комиссия опиралась на ряд документов, соответствующим образом обрабатывая материалы первоисточников (личных дел бывших военнопленных, следственной документации и т.д.), что позволяет условно отнести результаты работы к историческим исследованиям. Вместе с тем, данные результаты были во многом предопределены политической обстановкой в стране, что подтверждается расплывчатостью формулировок в докладе Жукова. В частности, Жуков утверждает, что наряду с разоблачением «некоторого» числа лиц, действительно совершивших преступления, в результате «фильтрации» и незаконных, провокационных методов следствия, было • репрессировано «большое» количество военнослужащих, честно выполнявших свой долг51. При этом конкретные цифры не называются, и создается впечатление, что военные преступления совершили лишь единицы, хотя численность, к примеру, только власовцев наталкивает на несколько другие выводы. Весьма ценным является то, что в материалах работы комиссии фигурируют дела конкретных людей, однако можно допустить, что эти дела также были отобраны. Однако даже при этом они позволяют нам говорить об ошибках, допущенных при определении степени вины отдельных лиц при прохождении спецпроверки.

При подготовке диссертационного исследования был использован комплекс опубликованных и неопубликованных архивных документов, охватывающих период с 1939 по 1953 гг. В указанном комплексе документов выделяются следующие группы.

Первую группу составили организационно-распорядительные документы органов государственно-партийной власти - постановления и распоряжения Совета Народных Комиссаров СССР, Совета Министров СССР, Государственного комитета Обороны СССР. В разнообразном документальном комплексе нашла отражение государственная политика в отношении военнопленных.

5'Доклад Г. К. Жукова членам ЦК КПСС//Родина. - 2004. - №7. С.69.

Вторая группа - документы центральных органов НКВД/МВД СССР. Среди документов данной группы мы можем выделить два основных вида документов, привлеченных нами. Первое - это актовый материал, включающий в себя различные приказы, директивы и распоряжения, касающиеся деятельности спецлагерей. Второе - отчеты и донесения администрации спецлагерей в центральные органы НКВД/МВД как в целом о работе, так и по конкретным вопросам. Этот комплекс документов позволил провести исследование развития системы спецлагерей в целом, организации содержания и снабжения спецконтингента, определить их место и значение в комплексе мер по обеспечению государственной безопасности и потребностей экономики страны.

С середины 90-х выходит целый ряд сборников документов, относящихся к данной группе. Необходимо отметить сборник- «Военнопленные в СССР. 1939 - 1956 гг.: Документы и материалы», отражающий деятельность УПВИ

52 в целом . Ценность материалов данного сборника для нашего исследования заключается не только в том, что он содержит материалы директивного характера, касающиеся в том числе и порядка трудового использования спецконтингента, но и позволяющие провести сравнительный анализ условий с содержания бывших военнослужащих и пленных солдат противника.

В это же время начинают выходить сборники, отражающие деятельность органов государственной безопасности. Значительный массив документов был опубликован исследователями «Общества изучения отечественных спецслужб» . Сведения, содержащиеся в опубликованных документах Военнопленные в СССР. 1939 - 1956 гг.: Документы и материалы/Под ред. М.М.Загорулько. Волгоград, 2003. и т.д.

53 Сталинградская эпопея: Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. М., «Звонница-МГ», 2000; Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВДКГБ. 1917-1960. Справочник. М., 1997; Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне.М. 2003 и т.д. используются нами как при анализе организации спецпроверки, так и при оценке деятельности спецлагерей. Вместе с тем документов, относящихся непосредственно к спецлагерям, опубликовано крайне малр. В связи с этим большое значение приобретает исследованиенеопубликованных источников. В. работе были использованы документы федеральных и региональных государственных архивов., Среди; них Государственный архив Российской Федерации: - ГАРФ, Российский государственный военный архив - PFBA, Государственный; архив

Волгоградской: области - FABO, Центр документации новейшей истории: • . • . 1 -Волгоградской области - ЦДНИВО, материалы ИЦ ГУВД Волгоградской области.- , ■

Заслуживают особого внимания: фонд PFBA 1/п «Центральный аппарат ГУПВИ НКВД-МВД СССР» и фонд ГАРФ - Р-9408 «Отдел проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР (1945-1946)». В данных фондах собраны, приказы, циркуляры, и инструкции НКВД и НКГБ СССР по вопросам работы со спецпереселенцами и репатриантами и деятельности специальных и* проверочно-фильтрационных: лагерей. Есть также сведения о материальном обеспечении лагерей; начислении зарплаты спецконтингенту и его использовании в промышленности страны, а также информация5 о дислокации проверочно-фильтрационных лагерей: и сборно-пересыльных пунктов, о численности и составе спецконтингента; по лагерям^ Материалы первого из вышеназванных фондов были, привлечены для решения: вопросов, относящихся, к периоду до середины 1944 года;: материалы второго для рассмотрения позднейшего развития системы спецлагерей.

Третья группа - внутрилагерная документация: делопроизводственная документация лагерных отделений, лагерей, спецгоспиталей, акты проверок, i

28 указания и приказы начальника лагеря по подразделениям и отчеты об их выполнении и т.д. Документы данной группы позволили проанализировать обозначенные в предыдущей группе вопросы непосредственно на уровне отдельных лагерей, Опираясь на данные источники мы рассмотрели вопросы особенностей организации труда спецконтингента в различных отраслях промышленности, особенности распределения переменного состава по лагерям по лагерям.

Для решения задач, связанных непосредственно с спецконтингентом в Сталинграде, был привлечен фонд 1128 Государственного архива Волгоградской области «Документы проверочно-фильтрационного лагерного отделения № 0108». Документы эти до сих пор малоиспользуемые.

Вышеупомянутый фонд содержит различные источники, связанные с социально-правовым статусом спецконтингента в целом: приказы, отчеты, справки, акты проверок и т.д. и» т.п. Кроме того, весьма ценными представляются документы о трудовом использовании спецконтингента, в том числе и при восстановлении Сталинграда. Данная информация содержится в большом количестве различных директив, приказов и указаний, а также отчетов об их исполнении.

Среди документов, относящихся к лагерю 0108, встречается ряд документов, относящихся и к другим лагерям. В основном это приказы по управлению в целом, либо по нескольким лагерям, включая и 0108. Интересно то, что большинство копий директив о наложении взысканий) на руководство какого-либо лагеря, рассылались практически по всем остальным лагерям. Таким образом, при анализе данных источников можно получить довольно-таки полную картину деятельности фильтрационных лагерей в целом примерно с конца 1942 года.

В Государственном архиве Волгоградской области хранится также такой источник как учетные карточки военнослужащих, содержащие как личные данные, так и данные, касающиеся воинской специальности, обстоятельствах пленения или окружения и1 т.д54. Тщательное изучение данного источника-позволило нам более полно восстановить особенности состава спецконтингента той или иной группы, например при- проведенном нами анализе качественного, состава военнослужащих, подвергшихся каким-либо репрессиям.

Четвертая группа - документы хозяйственных организации, котораые использовали труд спецконтингента и их переписка со спецлагерями, обеспечивающие нас информацией как о трудоиспользовании спецконтингента, так и о снабжении лагерей.

Пятая группа - обращения бывших военнослужащих к наркому и т.д., как правило, с просьбой об освобождении или ускорении проверки. Поскольку в письмах содержатся сведения по условиям содержания в спецлагере и отдельных аспектах трудового использования, данные источники были использованы > для уточнения некоторых моментов, связанных как с использованием труда спецконтингента, так и с его содержанием. И хотя- уровень субъективности в них чрезвычайно высок, однако полностью отказываться от них в исследовании нельзя, так как они позволяют нам оценить деятельность спецлагерей с точки зрения переменного состава, а так же раскрыть, например, факты нарушений порядка содержания' в спецлагерях, не отраженные в официальных документах.

Шестая группа - мемуары. Значительным массивом являются опубликованные воспоминания бывших военнослужащих. Однако время массового появления подобных источников относится к периоду начала 1990-х гг. до настоящего времени. Кроме того, подобные воспоминания при

54 ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 46-52. публикации, как правило, отбирались в соответствии с общей политической и исторической коньюктурой. В- диссертационной работе в качестве дополнительного источника при анализе вопросов, связанных с прохождением спецпроверки военнопленными, были использованы мемуары и воспоминания опубликованные под эгидой общества «Мемориал», в частности, в сборнике «Сквозь две войны, сквозь два архипелага»55.

Так же были привлечены воспоминания военачальников, сотрудников отдела репатриации и сотрудников государственной безопасности. Необходимо выделить книгу советского офицера А.И. Брюханова - его воспоминания о работе миссии по репатриации советских граждан2, воспоминания командующего 21-й армией М.И. Чистякова56, а также недавно вышедшие воспоминания бывших сотрудников СМЕРШ О. Ивановского и В. Баранова57.

Таким образом, в работе использовался* значительный массив документов, в основном ранее неопубликованных, которые обеспечивают достижение цели и решение задач исследования.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые предпринимается попытка установить место специальных (фильтрационных) лагерей в системе мер по обеспечению потребностей'действующей армии и экономики страны в людских ресурсах.

При этом впервые деятельность спецлагерей показана на всем протяжении их существования. В контексте эволюции отношения руководства СССР к военнослужащим, попавшим в плен накануне и в ходе

55 Сквозь две войны, сквозь два архипелага.:Воспоминания советских военнопленных и остовцев/ Сост. Полян П., Поболь Н., М., 2007.

56 Чистяков М.И. Земля пахла порохом. М., 1979.

57Ивановский О.Г. Записки офицера СМЕРШа. М. 2008; Баранов В. Будни фронтового контрразведчика. М., 2008.

Великой Отечественной войны, определены причины, приведшие к созданию специальных (фильтрационных) лагерей.

Выявлены связанные с развитием ситуации на фронтах изменения в формировании переменного состава, роста его неоднородности, связанного с появлением новых категорий спецконтингента после 1943 года. Уточнена специфика правовых и бытовых аспектов положения этих категорий.

Для уточнения статуса переменного состава предпринимаются попытки сравнения положения спецконтингента не только с военнопленными и заключенными, но и с бойцами регулярных и запасных частей Красной Армии, а также вольнонаемными рабочими военных предприятий.

Спецлагеря рассматриваются не только как звено в системе органов репатриации, но как самостоятельное явление, что дает возможность проанализировать аспекты их функционирования, ранее выпадавшие из поля зрения исследователей. Так, впервые детально анализируются не только итоги, но и процедура, методы и структура специальной проверки. Одновременно подробно анализируется организация, особенности и результаты использования труда спецконтингента. Осуществлена попытка определения приоритетной функции фильтрационных лагерей, факторов, повлекших её изменение в 1943 году, и последствий этой трансформации.

В научный оборот вводится ряд новых источников, ранее не привлекавшихся исследователями. Кроме того, представлены сводные данные по составу, численности, размещению, материально-бытовому положению и трудовому использованию спецконтингента как по Сталинградской области, так и в целом по стране на всем протяжении существования специальных (фильтрационных) лагерей.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы могут быть использованы как для написания работ по истории органов государственной безопасности, так и для работ по проблеме спецконтингента НКВД в 1940-1950-е гг. Кроме того, полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы при разработке проблем истории Великой Отечественной войны, а также послевоенного десятилетия. Материалы диссертации могут использоваться при составлении как общих лекционных курсов по отечественной истории, так и курсов по истории Волгоградской области XX века.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Шевченко, Владимир Вячеславович

Заключение.

Политика руководства Советского Союза по отношению к собственным гражданам, попавшим в плен в годы Великой Отечественной войны, претерпела серьёзную эволюцию.

Начало войны показало несостоятельность не только прежней военной доктрины, но и сложившейся практики ограничения в правах военнослужащих, попавших в плен к противнику. Однако инерционный механизм политики по отношению к этой категории военнослужащих и особенности первого этапа войны (преобладание оборонительных действий) привели к тому, что отход от данной установки намечается только в конце 1941 года. Первым шагом в этом направлении стало создание специальных (фильтрационных) лагерей в декабре 1941 года для проверки лиц, бежавших или освобождённых из плена, а таюке вышедших из окружения. Уже сам факт признания необходимости проведения проверки по сути являлся отказом от априорного отношения ко всем бывшим военнопленным как к изменникам, нарушившим присягу.

Необходимость спецпроверки диктовалась как активной деятельностью разведорганов противника, так и невысоким моральным состоянием части военнослужащих. Использование изолированных учреждений (лагерей) как формы организации фильтрации в сложившейся обстановке представляется вполне целесообразным. Вместе с тем роль, отводившаяся спецлагерям в политике руководства страны по отношению к военнопленным, не была статичной, отражая динамику общей политики руководства страны по отношению к бывшим военнопленным, вызванную изменениями обстановки на фронтах.

Стратегический перелом ходе войны, окончательно оформившийся летом 1943 года, привел к началу нового этапа в деятельности специальных (фильтрационных) лагерей. Переход Красной Армии в наступление и освобождение оккупированных противником территорий повлекли за собой освобождение из плена значительного количества советских военнослужащих. Соответственно, встал вопрос о целесообразности направления всех их без исключения для проверки в специальные лагеря. Кроме того, возникла проблема установления степени виновности лиц, сотрудничавших с противником, а так же проверки лиц призывного возраста, включая бывших военнослужащих, оказавшихся на территории, оккупированной противником. Оба этих фактора привели в сентябре 1943 г. к выходу директивы НКВД № 494/94. С этого момента в лагерях содержатся лишь лица, в отношении которых имелись какие-либо подозрения, либо те, чья вина не вызывала сомнений, и вопрос заключался лишь в её тяжести.

По мере освобождения советских территорий в спецлагеря помимо бывших военнослужащих начали поступать различные пособники •оккупантов, именовавшиеся в документах «второй учетной категорией». Если доля последней в составе спецконтингента в конце 1943 года была незначительна, то по состоянию на 1945 год она превысила 30%.

С изменением качественного состава контингента фильтрационных лагерей происходит и изменение их места в расширившейся и усложнившейся системе спецпроверки: спецлагеря становятся заключительным звеном при принятии окончательного решения о дальнейшей судьбе проходивших проверку.

После 1943 г. происходит и смена приоритетной функции спецлагерей. Изначально единственной функцией спецлагерей являлась проверка бывших военнопленных и окруженцев на предмет выявления лиц, пошедших на сотрудничество с разведывательными органами противника. Темпы и глубина проверки диктовались потребностями Красной Армии в людских ресурсах при ведении оборонительных действий первого периода войны.

С середины 1942 года происходят изменения в характере деятельности спецлагерей: начинается всё более активное применение труда бывших военнослужащих. В результате, к середине 1943 года именно обеспечение рабочей силой объектов экономики страны выходит на первый план в деятельности спецлагерей, спецпроверка перестает быть приоритетной функцией.

Свидетельством изменения приоритетной функции является смена факторов, определявших движение спецконтингента. Ввод в строй ранее эвакуированных на Восток предприятий, начало восстановления разрушенных в ходе войны промышленных и социальных объектов сопровождались увеличением числа запросов в адрес руководства спецлагерей об отправке квалифицированных рабочих, техников, инженеров и других специалистов в распоряжение хозяйственных органов. Бывшие военнослужащие во всё возрастающих масштабах задерживаются в лагерях после окончания проверки. Исключением были лишь официально признанные «непригодными к труду».

Всё это в совокупности позволяет утверждать, что основным фактором, определяющим движение спецконтингента, с середины 1943 г. являлась его ценность в первую очередь как рабочей силы.

Приоритетом той или иной функции определялась в различные периоды также система развертывания и комплектования лагерей переменным составом.

Изначально они развертывались в непосредственной близости от линии фронта с целью оптимизации сроков спецпроверки для скорейшей отправки бывших военнослужащих на фронт за счет сокращения времени на транспортировку. Именно эти обстоятельства доминировали в процессе массового развертывания лагерей в первой половине 1942 года. При этом общая численность переменного состава лагерей в течение всего года колебалась незначительно.

С 1943 года спецлагеря организуются уже в первую очередь в соответствии с требованиями экономики страны, в том числе и на конкретных промышленных объектах. Увеличение времени проверки (в том числе и за счёт искусственного затягивания) в совокупности с изменением состава спецконтингента привело к постоянному росту численности переменного состава специальных лагерей.

Анализ основных характеристик правового статуса контингента специальных лагерей позволяет сделать вывод о серьёзных различиях в положении разных категорий. На протяжении 1942-1943 годов он гораздо ближе к статусу военнослужащих, нежели заключенных ИТЛ. Права и обязанности спецконтингента регламентируются Уставом РККА и не отличаются от прав и обязанностей военнослужащих. Сходство усиливается 1 тем, что многие мероприятия, касающиеся физического ограничения свободы, на практике не были осуществлены в полной мере. С появлением новых категорий спецконтингента появляются и различия в их статусе. Так, если «первая учетная категория» по-прежнему руководствовалась в повседневной жизни требованиями Устава РККА, то «вторая учетная группа» содержалась уже в соответствии с инструкциями, фактически приравнивавшими ее к заключенным ИТЛ. Именно нахождением в спецлагерях различных пособников оккупантов можно объяснить некоторое ужесточение режима в 1945 году.

Важнейшим отличием было наличие в спецлагере воинской субординации с обращением, предусмотренным уставом РККА, которое формально свидетельствовало об отсутствии «приниженного» положения спецконтингента из числа бывших военнослужащих. Оно обозначало признание социального и юридического равенства спецконтингента как с персоналом спецлагерей, так и с прочими советскими гражданами.

Анализируя бытовое положение спецконтингента, можно констатировать, что оно было значительно лучше, чем у других категорий лиц, находившихся в ведении НКВД. В целом в спецлагерях были созданы максимально возможные условия пребывания.

Продовольственное обеспечение лагерей было на достаточно высоком уровне. Изначально оно не отличалось от снабжения тыловых частей, однако позднее оно было тесно увязано с выполнением спецконтингентом производственных норм. Уровень продовольственного снабжения спецконтингента при этом определялся не учетной категорией, а характером выполняемых работ, и вместе с дополнительным трудовым пайком был вполне сопоставим с нормами, определёнными для бойцов действующей армии.

Сложнее обстояло с вещевым довольствием. Здесь зачастую складывалась критическая ситуация, обусловленная как объективными факторами, так и нежеланием руководства хозорганов, за которыми был закреплен спецконтингент, расходовать свои ресурсы. Существовавшие между учётными категориями различия в материальном обеспечении были незначительны.

Таким образом, если изначально бытовое положение контингента спецлагерей определялось абсолютным преобладанием военнослужащих, проходивших проверку перед возвращением в боевые части, то впоследствии условия создавались в первую очередь для повышения эффективности труда спецконтингента.

При определении форм и способов использования труда лиц, проходивших проверку, определяющим фактором выступал, как и в случае со спецпроверкой, относительно небольшой срок пребывания в лагере, что определяло круг работ, к которым мог привлекаться спецконтингент. Главным образом это были профессии, не требующие длительного освоения. В результате особо востребованным и эффективным оказался труд спецконтингента в добывающей промышленности. Квалифицированная часть спецконтингента работала в основном по своей гражданской специальности, если та была востребована в лагере или на обслуживаемом объекте.

Немаловажным стимулом для повышения производительности труда было получение теми, кто перевыполнял нормы, дополнительного денежного довольствия и продовольственного обеспечения, превосходящего в отдельных случаях аналогичные в РККА. На это же были нацелены и меры по смягчению режима спецлагерей для проверяемых, значительно перевыполнявших производственные нормы.

В целом специальные (фильтрационные) лагеря справились с задачей обеспечения предприятий рабочей силой, поскольку производительность труда спецконтингента оказалась относительно более высокой в сравнении, например, с эффективностью труда военнопленных. Более того, в качестве следствия всё более рациональной организации труда, учитывавшей профессиональные навыки и умения проверяемых, достаточно отчётливо проявилась тенденция к постоянному росту производительности труда спецконтингента. Вместе с тем сложности со снабжением, связанные с состоянием экономики страны, просчёты в организации производства, нарушения техники безопасности (как руководством объектов, так и самим спецконтингентом) не позволили достичь полной экономической отдачи.

Анализ методов и форм специальной проверки в фильтрационных лагерях показал, что возникновение целого ряда сложностей так же связано с ограниченными сроками нахождения спецконтингента в лагере. Время непосредственной проверки каждого отдельного военнослужащего было весьма сжатым. Расчёты показывают, что по состоянию на 1943 год оно для лиц первой учётной категории в среднем не превышало одного часа за всё время пребывания в фильтрационном лагере.

Дефицит времени и постоянная ротация состава лагерей отражались и на недостаточном развитии внутрилагерной агентурной сети среди бывших военнослужащих. Основная работа по проверке бывших военнослужащих строилась на внелагерных источниках, сведения которых зачастую не отличались точностью, а иногда поступали уже после убытия проверяемого из лагеря.

Проверочная работа среди находившихся в спецлагерях пособников оккупантов имела меньше препятствий в связи с лучшей организацией оперативно-агентурной работы среди данной категории лиц, многие из которых стремились облегчить свою участь сотрудничеством.

В 1943 году было принято решение о передаче специальной проверки от органов НКВД армейской контрразведке СМЕРШ. Это было связано с передачей всей контрразведывательной деятельности (к которой относилось и выявление шпионов, диверсантов и военных преступников) в руки армейских органов. Однако существенного влияния на методы и способы оперативной работы в спецлагерях эта передача не оказала.

Особую роль в системе органов, контролировавших деятельность спецлагерей, играли органы прокурорского надзора. Они составляли ядро государственного механизма, целью которого являлась минимизация числа ошибок в отношении проверяемых. Это позволяет говорить о том, что государство было реально заинтересованно в объективных результатах проверки, а не в наказании как можно большего числа собственных граждан за мнимые или же реальные преступления. Анализируя результаты спецпроверки, можно заключить, что подавляющее большинство бывших военнослужащих, вышедших из окружения, проходили её вполне успешно. На протяжении 1942 года рядовые, сержанты и офицеры после завершения проверочных действий как правило передавались в ведение военных комиссариатов, решавших вопрос о направлении их в конкретные части. В последующие годы эта практика претерпела изменения: вместо действующей армии многие прошедшие проверку получают предписания на промышленные предприятия и другие объекты народного хозяйства. Несмотря на то, что это могло происходить вопреки желанию бывших военнослужащих, актом репрессий, очевидно, это считаться не может, являясь специфической формой трудовой мобилизации.

Доля представителей первой учетной категории спедконтингента, в отношении которых по итогам проверки были приняты решения о принятии репрессивных мер, на протяжении всего периода существования спецлагерей оставалась примерно на одном уровне, составляя около 15% от общего числа подвергшихся проверке. Основной формой наказания для военнослужащих было направление в штрафные подразделения.

В отношении второй учётной категории репрессии применялись значительно чаще - до 40% было арестовано по результатам проверки в спецлагерях, что вполне объяснимо особенностями контингента, относящегося к данной группе (лица, обвинённые в пособничестве оккупантам). Соответственно, наибольшая доля арестов пришлась на период 1944-45 годов. Остальные бывшие военнослужащие или гражданские лица, подозрения в отношении которых не нашли подтверждения или их проступки сочтены незначительными, также отправлялись. по окончании проверки в постоянные кадры промышленности.

Таким образом, вся система специальных (фильтрационных) лагерей после 1943 года была ориентирована главным образом на удовлетворение (хотя бы частично) потребностей различных предприятий и учреждений в кадрах, в особенности - квалифицированных. При этом в качестве рабочей силы использовались как лица, проходящие проверку, так и те, кто её уже прошёл и был направлен в «постоянные кадры». Кроме того, часть бывшего спецконтингента передавалась в систему ГУЛАГа, позволяя решить проблему с охраной лагерей.

Вместе с тем, не только бывшие военнослужащие, но и гражданские лица, относившиеся к спецконтингенту, после окончания проверки не получали права на свободное передвижение. Причину введения данных ограничений (вопреки распространенной точке зрения о политических мотивах) следует искать в сфере жёстких дисциплинарных мер в условиях военного времени, отвечавших потребностям экономики страны.

В целом, можно утверждать, что специальные (фильтрационные) лагеря не только занимали одну из ключевых позиций в системе выявления военных преступников, но и сыграли значительную роль в обеспечении рабочей силой отдельных отраслей промышленности. При этом правовой и социальный статус спецконтингента был уникален и малосопоставим со статусом заключенного.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Шевченко, Владимир Вячеславович, 2010 год

1. Источники.1. Опубликованные источники.

2. Актовый и делопроизводственный материал.

3. Директива НКВД и НКГБ СССР №494/94 от 11 сентября 1943 года//Дюков А.Р. Советские репрессии против прибалтийских коллаборационистов Гитлера: Новые документы//Русский сборник: Исследования по истории России. М., 2007. Т.5. С.343.

4. Директива НКВД СССР №33881/св от 16 декабря 1941 года // Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сборник документов. М., 2000. Т. 2. Кн.2. С. 220.

5. Доклад Г. К. Жукова членам ЦК КПСС//Родина. 2004. - №7. С.69.

6. Заключение консультанта Матлицкого по проекту постановления ЦИК и СНК СССР «Положение о военнопленных»//Военнопленные в СССР. 1939-1956. Документы и материалы/Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская/Под ред. М.М.Загорулько. М., 2000. С.64.

7. Инструкция по организации розыска агентуры противника. Утверждена ГУКР НКО «СМЕРШ» 9 сентября 1943 года.//Абрамов В. СМЕРШ. Советская военная контрразведка против разведки Третьего-рейха. М., 2005. С. 313.

8. Народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 г.//Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г.М., 1997. Т. 13 С. 278.

9. Ю.Постановление СНК СССР №1798-800с об утверждении положения о военнопленных»//Военнопленные в СССР. С.65.

10. Приказ НКВД СССР №001683 от 12 декабря 1941 года/Юрганы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сборник документов. М., 2000. Т. 2. Кн.2. С. 414.

11. Протокол допроса от 3 ноября 1942 года военнопленного солдата 7 роты 67011L1371ПД Вольдемара ЗоммераУ/Сталинградская эпопея: Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. М., «Звонница-МГ», 2000. С. 126.

12. Руководство для бойца пехоты. Управление Боевой Подготовки РККА. 1940 г. М., Воениздат. 1940.

13. Судебный процесс по делу верховного главнокомандования гитлеровского вермахта: приговор пятого американского военного . трибунала, вынесенный в Нюрнберге 28 октября 1948 года. М: Издательство "Прогресс", 1964.

14. Уголовный кодекс РСФСР редакции 1926 г. с изменениями и дополнениями до 1 июля 1927 г . М.: Юриздат, 1927.

15. Уголовный кодекс РСФСР. С изменениями на 15 ноября 1940 г. Официальный текст с приложением постатейно-систематизированных материалов. М., 1940.1. Мемуары.

16. Андреев Г.И. Возвращение. Из воспоминаний бывшего репатрианта//

17. Ленинградская панорама -1991 №2. С.22-26.

18. Баранов В. Будни фронтового контрразведчика. М.: Эксмо, 2008. - 228 с.

19. Девятаев М.П. Побег из ада. Казань: Татар, кн. изд-во, 2000. - 192 с.

20. Дервенец А. Сквозь две войны, записки солдатаУ/Сквозь две войны, сквозь два архипелага.¡Воспоминания советских военнопленных и остовцев/ Сост. Полян П., Поболь Н., М., 2007. С. 42 -176.

21. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. 6-е изд.: В 3 т. М., 1985.

22. Ивановский О.Г. Записки офицера СМЕРШа.- М. 2008. 255 с.

23. Судоплатов П. А. Спецоперации. М., 2006. - 682 с.

24. Хинштейн А. Смерч по имени СМЕРШ беседа с генералом Л. Ивановым.//\ллл/мл FSB.ru/history/autors/ hinshtein4.html

25. Чистяков М.И. Земля пахла порохом. М., 1979. - 349 с. Ю.Шелленберг В. Мемуары / Пер. с нем. - М.: "Прометей", 1991. - 222 с.

26. Неопубликованные источники.

27. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ):

28. Акт о проверке состояния снабжения ПФЛпродовольствием//ГАРФ. Ф. 9408:-0п. 1.Д.26.Л.38.

29. Директива НКВД №002336/а от 18 февраля 1945 Г.//ТАРФ: Ф. 9401. Оп. 1.Д.1.Л. 1-7.

30. Директива НКВД СССР№0032/4 от 24 октября 1944 г.//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 7. Л.28-29:

31. Директива НКВД СССР №543/15//ГАРФ. Ф. 9408. Оп:1. Д. 56. Л.58.

32. Директива НКВД СССР №768/8 от 14 января, 1943 Г.//ГАРФ. Ф. 9408. Оп. 1. Д.16., Л. 117.

33. Директива отдела спецлагерей НКВД,СССР №001461//РАРФ Ф. 9408. Оп. 1'. Д.2. Л. 88.

34. Доклад начальника-спецлагеря №0305 о работе за 3 квартал-1944' года//ГАРФ. Ф. 9408. Оп. 1. Д.5. Л.б0-69.

35. Доклад начальника спецлагеря №283 о работе за*четвертый квартал 1944 г.//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1. Д.2012. Л.119.

36. Доклад о деятельности отдела проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР за 1945 год//ГАРФ. Ф. 9408. Оп. 1. Д. 20. Л:80-92.

37. Ю.'Доклад о работе отдела проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР за 1 полугодие 1945 года//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 7. Л. 91-111. И.Доклад Уполномоченного по делам.репатриации о работе за 1945 год/ЛГАРФ. Ф. 9526. Оп. 1. Д. 63. Л. 47-63.

38. Докладная записка заместителя начальника.отдела спецлагерей НКВД. СССР по вопросам трудиспользования спецконтингента//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 32. Л.30-32.

39. Докладная записка начальнику отдела спецлагерей НКВД СССР «О техническом состояний лагерей» по результатам проведенной проверки//ГАРФ. Ф. 9408. Оп. 1. Д.6. Л.21-23об.

40. Докладная записка по вопросам трудиспользования спецконтингента.//ГАРФ. Ф. 9408. Оп. 1а. Д. 71. JT. 32-34.

41. Донесение начальника отдела спецлагерей по вопросам использования труда спецконтингента в 4 квартале 1944 года//.//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 26. JI.71.

42. Донесение начальника спецлагеря № 048 о мерах по повышению производительности труда спецконтингента //ГАРФ. Ф.9401. Оп.1. Д.2012. Л.168-169.

43. Донесение о передаче спецконтингента, успешно прошедшего проверку в постоянные кадры промышленных предприятий в 4 квартале 1944 года//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 7. Л.20-24.

44. Инструкция о порядке содержания спецконтингентов НКВД СССР//ГАРФ Ф.9408 Оп.1. Д.2. Л.56-58.

45. Инструкция о порядке учета спецконтингентов//ГАРФ. Ф.9408. Оп. 1. Д.7. Л. 28-30.

46. Отчет о деятельности Отдела спецлагерей НКВД СССР за 1944 год/ТГАРФ. Ф. 9408. On.lc. Д.13. Л.1-32.

47. Отчет о проверке санитарного состояния спецлагерей от 19 сентября 1943 г.//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1. Д.2012. Л.77-81.

48. Отчет о работе по предотвращению побегов отдела спецлагерей НКВД СССР за 4 квартал 1944 г. //ГАРФ. Ф.9408. Оп. 1. Д.56. Л. 15-17.

49. Отчет о работе спецлагеря №153 за 1 квартал 1944 года.//ГАРФ. Ф.9408. Оп1. Д.55. Л. 50-58.24.0тчет о работе Тульского спецлагеря №0308 за 4 кавртал 1944 года//ГАРФ Ф. 9408. Оп.1. Д.18. Л.30-43.

50. Отчет отдела проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР о работе за 1 полугодие 1945 Г.//ТАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 18. Л. 78-99.

51. Отчет отдела спецлагерей НКВД СССР о результатах мер поповышению производительности труда спецконтингента//ГАРФ. Ф. 9408. On.lc. Д.13. Л.40-41.

52. Отчетный доклад о работе Отдела проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР// ГАРФ. Ф.9401. Оп.1. Д.2012. Л.98-124.

53. Предписание отдела спецлагерей НКВД СССР начальнику лагеря №205 об исправлении нарушений санитарных требований//ГАРФ. Ф. 9408 ГАРФ Ф.9408. Оп. 1. Д.78. Л. 86.

54. Предписание УПВИ НКВД начальнику лагеря №0108 от 15 февраля 1944 года//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 7. Л.64.

55. Приказ №04356//ГАРФ. Ф.9408. Оп.1а. Д.118. Л.236.31 .Приказ НКВД № 001897 от 23 августа 1942 Г.//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1а. ' Д.114. Л.173-174.

56. Приказ НКВД № № 0075//ГАРФ. Ф. 9526. Оп. 1. Д. 63. Л. 58.

57. Приказ НКВД №000234 от 16 июня 1945 Г.//ГАРФ. Ф.9408 Оп.1. Д.16. Л.63.

58. Приказ НКВД №00100 от 20 февраля 1945 г//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1а. Д.135. Л.172 Об.

59. Приказ НКВД №004216 от 12 декабря 1944 Г.//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1 Д.1. Л. 93.

60. Приказ НКВД №248 от 16 сентября 1944 Г.//ГАРФ. Ф.9408. Оп. 1. Д.2. Л. 108.

61. Приказ 1ЖВД СССР № 001465 от 11 июля 1942 Г.//ТАРФ. Ф.9401. Оп.1а.Д113. Л. 148-149.

62. Приказ НКВД СССР № 00504 от 19 марта 1943 г///ГАРФ. Ф.9401. Оп.1 а. Д133. Л.192.

63. Приказ НКВД СССР № 00512 от 23 марта 1943 Г.//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1а. Д.133. Л.197.

64. Приказ НКВД СССР № 00602 от 25'марта 1943 Г.//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1а. Д. 132. Л.213.

65. Приказ НКВД СССР № 00686 от 10 июня 1944 г. //ГАРФ. Ф.9401. ОпЛа. Д.160. Л.30.

66. Приказ НКВД СССР №531211//ГАРФ. Ф.9408. Оп.1. Д. 41. Л. 73.

67. Приказ отдела спецлагерей НКВД СССР №711 от 4 февраля 1945 Г.//ГАРФ. Ф.9408. Оп.1. Д.30. Л.64.

68. Распоряжение Начальника отдела Спецлагерей №2417 от 18 октября 1944 года//ГАРФ. Ф.9408. Оп.1. Д.2. Л.56.

69. Решение ГКО № 1069сс от 27 декабря 1941 Г.//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 53. Л. 29.

70. Сведения о движении спецконтингента за 1 полугодие 1945 года//ГАРФ. Ф. 9408. Оп.1. Д. 16. Л. 70-73.

71. Сведения о составе спецконтингента проверчно-фильтрационных лагерей за 1945 г./ЛГАРФ Ф. 9408. Оп.1. Д. 7. Л.103-110.

72. Служебная записка исполняющего обязанности начальника ОКР СМЕРШ Люберецкого лагеря «О мерах по предотвращению возможных случаев саботажа»//ГАРФ. Ф. 9401. Оп.1а. Д. 113. Л.98.

73. Справка о деятельности проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР за 2 квартал 1945 Г.//ГАРФ Ф.9401. Оп.1. Д.983. Л.4-22.

74. Справка о деятельности лагерей специального назначения НКВД СССР за 1 квартал 1944 Г.//ГАРФ. Ф. 9526. Оп.1. Д. 58. Л. 56-62.

75. Справка о деятельности проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР за 1945 год//ГАРФ. Ф. 9526. Оп.1. Д. 63. Л.52-58.

76. Справка о санитарно-техническом состоянии спецлагерей по состоянию на 5 августа 1944 г//ГАРФ. Ф.9408. Оп. 1. Д. 19. Л 31.

77. Справка о состоянии обеспечения лагерей вещевым довольствием от 4 ноября 1945 Г.//ГАРФ. Ф.9401. Оп.1. Д.98. Л.91.

78. Справка отдела проверочно-фильтрационных лагерей НКВД СССР о причинах смертности в лагерях в 1945 году//ГАРФ. Ф.9408. Оп.1. Д.7. Л.116-118.

79. Российский Государственный Военный Архив (РГБА)

80. Временная инструкция о порядке содержания в специальных лагерях НКВД бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и в окружении противника://РГВА. Ф. 1/п, Оп. 37а. Д.2. JI. 8-11.

81. Доклад о работе лагерей специального назначения за 1942 г.// ФЛп. ОпЛи. Д.2. Л.60-73.

82. Доклад о работе управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных по лагерям специального назначения за время Великой Отечественной войны//РГВА. Ф. 1/п, Оп. 23а, Д.2, JI. 118 — 141.

83. Докладная записка начальника Кировобадского спецлагеря №240 о бедственном положении с продовольствием//РГВА. Ф. 1/п: Оп. 23. Д. 14. Л. 183.

84. Норма №4 «суточного довольствия'красноармейцев караульных частей и тыловых учреждений, не входящих в состав Действующей Армии»//РГВА. Ф. 1/п. Оп. 23а. Д.2. Л. 143.

85. Норма суточного довольствия кадрового состава лагерей//РГВА. Ф. 1/п. Оп. 23а. Д.2. Л. 144.'

86. Отчет о работе Подольского спецлагеря №0174 за 1943 год//РГВА. Ф. 1п, Оп. 37а, Д. 2. Л. 79-91.

87. Отчет о работе УПВИ НКВД по лагерям специального назначения за Г квартал 1943 г.// РГВА. ФЛп. Оп.1и. Д.9. Л. 26-34.

88. Отчет о работе УПВИ НКВД по лагерям специального назначения за 2 квартал 1943 г.//РГВА. ФЛп. Оп.1и>. Д.9. Л. 37-49.

89. Отчет о работе шахтинского спецлагеря №048 за 1943 год//РГВА. Ф. 1п, Оп.-37а,Д. 2. Л. 60-69.

90. Отчет УПВИ НКВД о развертывании лагерей специального назначения//РГВА. ФЛп. Оп.7а. Д.2. Л.40-42.

91. Отчет УПВИ НКВД СССР о трудовом использовании спецконтингента за 1943 год.//РГВА. Ф. 1/п. Оп. 23а. Д.14. Л. 112-122.

92. Приказ НКВД №0019351//РГВ А. Ф. 1/п. Оп. 32. Д.14. Л. 18.

93. Приказ НКВД СССР № 001078 от 26 июня 1943// РГВА. Ф.1п. Оп.5е. Д.2. Л.60-61.

94. Приказ НКВД СССР №001673 от 17 ноября 1942 Г.//РГВА Оп.7а. Д.2. Л.43 Ф.1п. Оп.1и. Д.12. Л.22.

95. Приказ НКВД СССР №001735 от 28 декабря 1941 Г.//РГВА. Ф.1п. Оп.37а. Д.2. Л. 1-3.

96. Приказ НКВД СССР №001735 от 28 декабря 1941г //РГВА. Ф. 1/п. Оп. 37а. Д.2. Л. 9.

97. Сведения о составе спецконтингента, содержащегося в лагерях специального назначения УПВИ НКВД СССР за 1943 год//РГВА. Ф. 1/п, Оп. 23а, Д. 16, Л. 88-90.

98. Справка к отчетному докладу о работе управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных по лагерям специального назначения за время Великой Отечественной войны.//РГВА. Ф. 1п, Оп. 23а, Д. 2, Л. 142.

99. Справка к отчетному докладу УПВИ НКВД СССР по спецлагерям НКВД за время с начала войны до передачи их в ведение отдела спецлагерей НКВД СССР//РГВА. Ф. 1/п. Оп. 23а. Д.2. Л. 150.

100. Справка о движении переменного состава лагерей специального назначения за 1943 г///РГВА. Ф.1п. Оп.1и. Д.9. Л.79-81.

101. Справка о составе и наличии переменного состава в лагерях специального назначения во 2 квартале 1942 года// РГВА. Ф.1п. Оп.1и. Д. 16. Л. 24-26.

102. Справка об использовании труда переменного состава лагерей специального назначения в 1943 Г.//РГВА. Ф.1п. Оп.1и. Д.4. Л.86-89.

103. Государственный Архив Волгоградской области (ГАВО)

104. Акт о проверке лагерного отделения при заводе №221 от 23 октября 1943 года//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д.5. Л. 128.

105. Акт о проверке спецлагеря №0108 от 22 октября 1943 года//ГАВО. Ф.1128. Оп. 1. Д.5. Л. 127

106. Директива УПВИ НКВД СССР №28/2/20353 от 7 августа 1943 года.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 1. Л. 37.

107. Директивное письмо НКВД СССР с дополнениями к приказу №494/94//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д.З. Л.З.

108. Доклад начальника проверочно-фильтрационного лагеря № 0108 в управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных о политико-моральном состоянии спецконтингента//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 16. Л. 2-5.

109. Доклад начальника спецлагеря № 0108 о состоянии и работе лагеря за второй квартал 1943 Г.//ТАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 17. Л. 1-9.

110. Доклад начальника спецлагеря №0108 о работе за четвертый квартал1943 Г.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 17. Л. 20-27.

111. Доклад начальника спецлагеря №0108 о работе за четвертый квартал1944 г.// ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 17. Л. 59 65.

112. Доклад о работе спецлагеря №0108 за 1943 год//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 16. Л. 1-19.

113. Докладная записка начальника Особого отдела спецлагеря №0108 начальнику УНКВД по Сталинградской области//ГАВО. Ф.1128. Оп. 1. ДАЛ. 15.

114. Докладная записка начальника спецлагеря №0108 ГУПВИ НКВД СССР//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 19. Л. 2.

115. Докладная записка начальника спецлагеря №0108 заместителю Наркома НКВД СССР т. Чернышеву о работе по состоянию на 1 августа 1944 г.//ГАВО. Ф. 1128. On. 1. Д. 51.Л: 53-55

116. Донесение начальника спецлагеря № 0108 в отдел спецлагерей НКВД СССР о совместной работе на объектах стройотдела УНКВД по Сталинградской области спецконтингента с немецкими военнопленными.//ГАВО. Ф. 1128. On. 1. Д. 51. Л. 66.

117. Донесение начальника спецлагеря № 0108 в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных о мерах поощрения спецконтингента, перевыполняющего производственные нормы//ГАВО. Ф. 1128. On. 1. Д. 51. Л. 10-11.

118. Донесение начальника спецлагеря № 0108 в Управление НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных о трудовом использовании спецконтингента за январь 1944 Г.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 55. Л. 1-3.

119. Донесение начальника спецлагеря № 0108 начальнику управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных т. Петрову о выделении спецконтингента на строительство УНКВД//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1.Д. 55. Л. 4.

120. Донесение начальника спецлагеря №0108 в Управление по делам о военнопленных и интернированных об обеспечении лагеря конвоем //ГABO. Ф. 1128. On. 1. Д. 55. Л. 17.

121. Донесение начальника спецлагеря №0108 УПВИ НКВД «О возможности расширения лагеря»//ГABO. Ф.1128. On 1. Д.18. Л.88.

122. Записка заместителя Наркома НКВД СССР Круглова начальнику спецлагеря № 0108 с предложением срочно начать работу по организации и его комплектованию//ГАВО. Ф. 1128. On. 1. Д. 5. Л. 159.

123. Заявление Акимцева Н. М. спецконтингента проверочнофильтрационного лагеря № 0108 начальнику ГУЛАГа НКВД СССР с просьбой об отправке на фронт//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 18. Л. 203 21.3аявление Дремковой И.Н. в отдел спецлагерей СССР//ГАВО. Ф. 1128.

124. Оп. 1. Д. 18. Л. 278. 22.0бращение начальника спецлагеря №0108 в отдел спецлагерей НКВД СССР с просьбой дать распоряжение о передаче в постоянные кадры Сталинградский "Союззаготтранс" 20 шоферов//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 55. Л. 144

125. Опись входящих документов канцелярии спецлагеря №ОЮ8//ГАВО. Ф.1128. Оп. 1. Д. 5. Л. 96. 24.0твет на запрос начальника лагеря №0108 от 23.06.1943 Г.//ГАВО.

126. Ф.1128. Оп. 1.Д.2. Л.64. 25.Ответ на запрос начальника лагеря №0108 от 27.06.1943 г// ГАВО.

127. Ф.1128. Оп. 1. Д.2. Л.66. 26,Отчет начальника Управления лагеря №0108 о проведениимероприятий по подготовке лагеря к зимнему периоду/Л"ABO. Ф.1128. Оп.1. Д.2. Л. 19.

128. Отчет о работе спецлагеря №0108 за 4 квартал 1944 Г.//ТАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 17. Л. 4.

129. Почтотелеграмма УПВИ НКВД «О несвоевременной подготовке некоторых спецлагерей»//ГАВО. Ф.1128. Оп. 1. Д.2. Л. 48.

130. Почтотелеграмма УПВИ НКВД от 18 ноября 1943 года «О результатах проверки некоторых лагерей»//ГАВО. Ф.1128. Оп 1. Д.З. Л. 49.

131. Предписание военного прокурора Сталинградской Области начальнику лагеря №ОЮ8//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 3. Л. 97.

132. Предписание начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных руководству спецлагеря №0108 «Оликвидации нарушений при использовании спецконтингента на восстановительных работах»//ГABO. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 7. JI. 16.

133. Предписание начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных руководству спецлагеря №01080 об изоляции спецконтингента от вольнонаемных рабочих//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 5. Л. 103.

134. Предписание начальника Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных руководству спецлагеря № 0108 «О ликвидации нарушений при использовании спецконтингента на восстановительных работах».//ГABO. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 7. Л. 1606

135. Предупреждение начальника Управления НКВД Сталинградской области Прошина директору завода №221 0 нарушении администрацией договора в части обеспечения спецконтингента одеждой и обувью от 27 апреля 1944 года.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 8. Л. 25.

136. Приказ № 001308 НКВД СССР "Об организации лаготделения в составе Бекетовского спецлагеря №0108'7/ГABO. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 40. Л. 40-42.

137. Приказ начальника лагеря №0108 № 9 от 20 июля 1943 года//ГАВО. Ф.1128. Оп. 1. Д.16. Л. 28.

138. Приказ начальника спецлагеря №0108 № 14 от 11 ноября 1943 Г.//ТАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 6. Л. 39.

139. Приказ НКВД №004677 от 18 февраля 1943//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 1. Л. 42.

140. Приказ НКВД СССР № 004568 от 14 января 1943 года//ГАВО. Ф.1128. Оп. 1. Д.2. Л. 29.

141. Приказ НКВД СССР №001218 от 23 июля 1943 года с объявлением штатной численности автотранспорта и конского состава для лагерей военнопленных и спецконтингента//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 4. Л. 1619.

142. Приказ НКВД СССР №0058 от 3 февраля 1945 г. «О расформровании спецлагеря № ОЮ8»//ГАВО. Ф.1128. Оп.1. Д. 48. Л. 381.

143. Приказ НКВД СССР №00675 от 6 апреля 1943 г.// ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 40. Л. 69-71.

144. Просьба начальника спецлагеря № 0108 в УНКВД по Сталинградской области о выделении палаток для размещения конвоя.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1.Д. 10. Л. 46.

145. Разъяснения Управления НКВД СССР по делам о военнопленных и интернированных о порядке оформления и направления спецконтингента в лагеря для прохождения фильтрации от 23 декабря 1943 года//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 3. Л. 2.

146. Распоряжение № 28/КУ16783 начальника Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных о направлении в отдел кадров Управления специалистов, занятых до войны в рыбной промышленности//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 1. Л. 41.

147. Сведения о спецконтингенте спецлагеря НКВД №0108 по состоянию на 4 октября 1943 Г.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 18.Л. 23

148. Сведения о спецконтингенте спецлагеря НКВД №0108 по состоянию на 5 апреля 1944 Г.//ГАВО. Ф. 1128. Оп. 1. Д.18.Л. 58.1. Литература.1. Статьи и монографии.

149. Абрамов В. СМЕРШ. Советская военная контрразведка против разведки Третьего рейха. М.: Эксмо, 2005.- 576 с.

150. Алексеев Н.С. Злодеяния и возмездие. М.: Юридическая литература, 1986.-400 с.

151. Андреева Е. Генерал Власов и Русское освободительное движение. -М.: 1993.-318 с.

152. Беляков Л.П. Горькая судьба репатриированных военнопленных //Репрессированные геологи. М.-СПб.: ВСЕГЕИ, 1999. 452 с.

153. Беттел Н. Последняя тайна. М.: 1992. 382с.

154. Бичехвост А.Ф. К истории создания специальных и проверочно-фильтрационных лагерей для советских военнопленных и организации в них «государственной проверки» //Военно-Исторические исследования в Поволжье. Саратов: «Научная книга». 2006 г . С. 256280.

155. Бичехвост А.Ф. К истории создания и функционирования специальных лагерей для советских военнопленных // История пенитенциарной системы России в XX веке. Сборршк материалов международного научного семинара. Вологда: ВИПЭ ФСИН России, 2007. - С. 62-73

156. Бродский Е.А. Во имя победы над фашизмом. М, Наука, 1970. - 587 с.

157. Бродский Е.А. Живые борются. М., 1965 - 612 с.

158. Ш.Бродский Е.А. Забвению не подлежит. М.: Мысль, 1993 - 413 с.

159. Будко A.A., Грибовская Г.А. Когда опустели фашистские концлагеря Европы: медицинское обслуживание репатриантов Второй Мировой войны//Военно-исторический журнал. 2001.- № 3. С. 36-40.

160. Васильев В. По поводу одной фальшивки // Международная жизнь. -1978. № 8. С. 124-128.

161. Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн. 4. Народ и война. М: Наука, 1999. - 366 с.

162. Великая Отечественная Война. Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1985. - 832 с.

163. Владовец Л. 17-я графа или что ожидало вернувшихся из фашистского плена// Советский воин. 1993. - № 6. С. 12-14.

164. Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. Политический портрет

165. И.В.Сталина. В 2-х книгах. М.: 1989.

166. Галицкий В. П. Финские военнопленные в лагерях НКВД (1939-1953). -М.: Издательский дом «Грааль», 1997. 248 с.

167. Греков Н.В. Деятельность контрразведки «СМЕРШ» по присечению измены и дезертирства в войсках во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.//ВИЖ № 2 - 2006. С. 45.

168. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.- 692 с.

169. Гуркин В.В. О людских потерях на советско-германском фронте в 1941-1945 гг . // Новая и новейшая история. 1992. - № 3. С. 219-224.

170. Дембицкий Н. П. Судьба пленных// Война и общество, 1941-1945. Кн. вторая. М.: Наука, 2004. - 608 с.

171. Дугас И.А. Вычеркнутые из памяти, Париж, 1994.

172. Дюков А. Р. За что сражались советские люди. М.: Яуза, Эксмо, 2007.- 574 с.

173. Едемский П.И. Воины из бывших заключенных // Вопросы истории. 1995. №5-6.

174. Емелин А., Ивашов Л.Г. Нравственные и правовые вопросы плена в отечественной истории //Военно-исторический журнал. 1992. - № 1. С. 44-49

175. ЗЗ.Зюзин Е.И. Малоизвестные страницы войны. М: 1991. - 321 с.

176. Ибатуллин Т. Военный плен: причины, последствия. СПб.: 1997. - 131 с.

177. Ивашов Л.Г., Емелин A.C. Нравственные и правовые проблемы плена в отечественной истории // Военно-исторический журнал. 1992. - № 1-2. С. 44 - 49.

178. Исаев A.B. Котлы 41-го. История ВОВ, которую мы не знали. М.: Яуза, Эксмо, 2006. - 400 с.

179. История Великой Отечественной войны. 1941-1945. В 6 т. М.: Воениздат. 1960-1965.

180. История Второй Мировой войны. 1939-1945. В 12 т. М.: Воениздат. 1973-1982.

181. Катусев А.Ф., Оппоков В.Г. Движение, которого не было: история власовского предательства/ЛЗоенно-исторический журнал. 1991. - №7. С.12-20;

182. Кирсанов H.A., Дробязко С.И. Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: национальные и добровольческие формирования по разные стороны фронта// Отечественная история 2001 - № 6. С. 60-75.

183. Ковалев С. Человечность фильтруется за ненадобностью// "Общая газета" N9 - 2 марта 2000.

184. Кокурин А., Петров Н. НКВД-НКГБ-Смерш: структура, функции, кадры. // Свободная мысль.- 1997. №№ 6-10.

185. Кокурин А., Петров Н. Лубянка. ВЧК ОГПУ - НКВД - НКГБ - МТБ -МВД - КГБ 1917—1960 Справочник. - М.: Демократия, 1997 - 348 с.

186. Колесник А.Н. Генерал Власов предатель или герой? - М.: Техинвест, 1991. - 175 с.

187. Конасов В.Б. Терещук A.B. К истории советских и немецких военнопленных.//Новая и новейшая история. 1996. - №5. С. 54-72.

188. Коровин В. В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. М.: Эксмо, 1998. - 312 с.

189. Кузнецов И. В. Война после войны//Абажур. 2002 - №16-18.

190. Лужеренко В. К. Плен: трагедия миллионов // Великая Отечественная война, 1941-1945: Военно-исторические очерки. М.: Наука, 1999. С. 168-204. V

191. Мадер Ю. Абвер: щит и меч Третьего рейха. Ростов н/Д: Феникс, 1999.-314 с.

192. Меженько A.B. Военнопленные возвращались в строй. // Военно-исторический журнал 1997 - №5 С.32-36.

193. Моруков Ю. Н. Статистика ГУЛАГа мифы и реальность.// Отечественные спецслужбы накануне и в годы Великой отечественной войны. Материалы исторических чтений на Лубянке 2000г. М., 2001.

194. Мурманцева В. С. Советские женщины в Великой Отечественной войне. М.: Мысль, 1974. - 272 с.

195. Некрасов В.Ф. Тринадцать "железных" наркомов. М.: Версты, 1995. -412 с.

196. Немецко-фашистский оккупационный режим (1941-1944). М.: Политиздат, 1965 - 264с.

197. Носырева Л., Назарова Т. «Пойдем на Голгофу, мой брат. »//Родина -1995 №12. С. .99-106.

198. Пережогин В. А. Вопросы коллаборационизма//Война и общество, 1941-1945: в 2-х кн. М., 2004. Книга 2. С. 293-305.

199. Пережогин В.А. Из окружения и плена в партизаны // Отечественная история. 2000. № 3. С. 45-53.

200. Поздин С. В плену на родной земле/Ютчий край 1994 - №2.

201. Полторак А.И. Нюрнбергский эпилог. М.: Воениздат, 1983. - 560 с.

202. Полторак А.И., Савинский Л.И. Вооруженные конфликты и международное право. М, 1976 - 582 с.

203. Полян П.М. Советские граждане в Рейхе: сколько их было? // СОЦИС. -2002.-№5. С. 95-100;

204. Полян П.М. «08Т»Ы жертвы двух диктатур // Родина. - 1994. - № 2. С. 51-57;

205. Полян П.М. Жертвы двух диктатур, остарбайтеры и военнопленные в Третьем Рейхе и их репатриация. М.: Изд-во «Ваш Выбор ЦИРЗ», 1996.-442 с.

206. Полян П.М. Насильственная миграция и география населения//Мир России. 1999. - № 4. С. 102-113;

207. Попов А.Б. Пленные большой войны: иностранные военнопленные в СССР в 1941-1945 гг. Ростов н/Д: Изд-во Ростовского университета, 2003.-286 с.

208. Против общего врага. Советские люди во французском движении сопротивления. М.: Наука, 1972. - 395 с.

209. Пыхалов И. Великая Оболганная война. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. 480 с.

210. Пыхалов И. Военнопленные// Дуэль 1998 - №12.

211. Пыхалов И. Правда и ложь о советских BoeHHonjieHHbix//http://www.geocities.com/CapitolHill/Parliament/7231/ple n.htm#t2

212. Рапопорт В.Н., Геллер Ю.А. Измена Родине. М.: РИК «Стрелец», 1995.-464 с.

213. Решин Л.Г. . Коллаборационисты и жертвы режима. // Знамя. 1994. -№ 8. С. 158-179;

214. Решин Л.Г. Воинствующая некомпетентнос ть // Военно-исторический журнал. 1992. - №2. С. 51-58;

215. Решин Л.Г. Надежды маленький оркестрик // Родина. 1993. - № 4. С. 99-101;

216. Ржешевский O.A. Война и дипломатия. Документы, комментарии. М.: Наука, 1997. - 288 с.

217. Сальников В.П., Степашин C.B., Янгол Н.Г. Органы внутренних дел Северо-Запада России в годы Великой Отечественной войны. Спб.: Издательство «Лань», Спб Университет МВД России, 1999. - 374 с.

218. Самсонов A.M. Вторая Мировая война. Очерк важнейших событий. -М., 1985. 640 с.

219. Самсонов A.M. Сталинградская Битва. М., 1989. - 629 с.

220. Семиряга М.И. Как мы управляли Германией. М.: РОССПЭН, 1995. -400 с.

221. Семиряга М.И. Коллаборационизм. Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. М.: РОССПЭН, 2000. - 863 с.

222. Семиряга М.И. Судьбы советских военнопленных // Вопросы истории. 1995. - № 4. С. 19-33;

223. Сидоров С. Г. Труд военнопленных в СССР, 1939-1956. Волгоград: Издательство ВолГУ, 2001. - 508 с.

224. Смыкалин A.C. Колонии и тюрьмы в Советской России. -Екатеринбург: Издательство УрГЮА, 1997. 368 с.

225. Смыслов О.С. Генерал Абакумов. М.: Вече, 2005. - 448 с.

226. Советские военнопленные: бухгалтерия по-фашистски // Военно-исторический журнал. 1989. - № 9. С. 24-32.

227. Степаков В.Н. Нарком СМЕРШа. СПб.: Издательский дом «Нева», 2003. - 192 с.

228. Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.): Монография. Екатеринбург-Пермь: Изтательство УрГУ., 2003. — 424 с.

229. Сухарев А.Я. Советские юристы в годы Великой Отечественной войны//Лубянка. Вып З.М 2006.

230. Типпельскирх К. История Второй Мировой войны. М. 2003. - 609 с.

231. Толстой-Милославский Н. Д. Жертвы Ялты. М.: Русский путь, 1996. -524 с.

232. Фролов Д. Д. По разные стороны колючей проволоки//Советско-финляндская война 1939-1940. В 2 т. Т. II/ Сост.: П.В. Петров, В.Н. Степаков. СПб.: Полигон, 2003.

233. Хинштейн А. Смерч по имени СМЕРШ //www.FSB.ru/history/ autorsMnshtein4.html

234. Хлобустов О.' Госбезопасность от Александра 1 до Путина. М.: Яуза, Эксмо, 2005. - 480 с.

235. Христофоров B.C. Архивные документы Федерльной службы безопасности Российской Федерации о советских военнопленных/Ютечественные архивы. 2001. - №6 с. 11-16.

236. Цурганов Ю. С. Неудавшийся реванш. Белая эмиграция во второй мировой войне. М.: Интрада, 2001. - 364 с.

237. Чернявский В. Разведка: Вымысел и правда. Как создается мифотворчество о деятельности специальных служб. М.,2004. - 368 с.

238. Черон Ф.Я. Немецкий плен и советское освобождение.//Наше недавнее. Париж, 1987. — 294 с.

239. Чертопруд С. НКВД-НКГБ в годы Великой Отечественной Войны. М.: Яуза, Эсмо, 2005-416 с.

240. Чуев С. Проклятые солдаты. Предатели на стороне Ш рейха. -М.: Эксмо, 2004.-571 с.

241. Шабаев А.А. Потери офицерского состава Красной Армии в Великой Отечественной войне // Военно-исторический архив. 1998. -№3.

242. Шаповал Ю.Война известная и неизвестная/ТВоенная история -2002. №3-4. с 22-28.

243. Шевяков А.А. "Тайны" послевоенной репатриации // СОЦИС. 1993. №8. С. 3-11.

244. Штрайт К. Они нам не товарищи: Вермахт и советские военнопленные, 1941-1945 гг./ Пер. с нем. М., 1991 -486 с.

245. Штрайт К. Советские военнопленные в Герман ии//Вторая мировая война: Взгляд из Германии: Сборник статей. М., 2005. С.

246. Литература на иностранных языках.

247. Barbara Hately-Broad, Bob Moore. Prisoners of War, Prisoners of Peace.

248. Captivity, Homecoming and Memory in World War II. Sheffield, 2005.

249. Jacob G. Hornberger, Repatriation — The Dark Side of World War II// Freedom Daily, №4, 1995.

250. Liddel Hart B. History of the Second World War. Cassell1.ndon, 1970.

251. Russell D. Buhite. Soviet-American Relations and the Repatriation of

252. Prisoners of War, 1945//Historian.Vol.35 Issue 3, P.384 397.1. Рукописи диссертаций.

253. Альбов В. Ю. Советские пленные второй мировой войны. По архивным материалам Нижегородской области : Дис. канд. ист. наук: Н.Новгород, 2004.

254. Безбородова И. В. Управление по делам военнопленных и интернированных НКВД-МВД СССР, 1939-1953 гг.: Дис. канд. ист. наук :, М, 1997. ;

255. Бикметов Р. С. Под конвоем в шахту: спецконтингент в угольной промышленности Кузбасса (начало 1930-х середина 1950-х гг.): Дис. канд. ист. Наук - Кемерово, 2000.

256. Бичехвост А. Ф. Репатриация советских и иностранных граждан: внутриполитические и международные аспекты, 1944-1953 гг. Дис.докт.ист. наук. М, 1996.

257. Вертилецкая Е.В. Репатрианты в Свердловской области в 1943 начале 1950-х гг., Дис. канд. ист. Наук, Екатеринбург, 2004

258. Говоров И.В. Репатриация на Северо-Западе РСФСР 1944-49, Дис. канд. ист. наук :СПб, 1998

259. Дембицкий Н.П. Советские военнопленные в годы Великой Отечественной войны. Дис. канд. ист. наук. М, 1996.

260. Полян П.М. География принудительных миграций в СССР / РАН, Инт географии: Дис.докт. ист. наук. М, 1998.

261. Перечень специальных и проверочно-фильтрационных лагерей НКВД.лагеря Наименование лагери И место его дислокации Обслуживаемый фронт или объекты работ Приказ и дата формирования Приказ и дата ликвидации Примечания

262. Архбумстрой Значится в числе действующих на 09.04.1943

263. Воркутлаг НКВД Коми АССР Добыча угля, шахтное строительство № 00996 от 16.06.1943

264. Каменск-Шахтинский Ростовский области №001156 от 05.07.1942 Перепрофилирован в лагерь-распределитель военнопленных для Южного и Северо-Кавказского фронтов

265. Камышинский Сталинградской области Строительство ж.д. Камышин Иловля №001465 от 11.07.1942

266. Караязский Грузинской ССР Северо-Кавказский, Южный и Закавказский № 001897 от 23.08.1942 г.

267. Старобельский Вороши-ловградской области Южный фронт № 001735 от 28.12.1941

268. Тамбовский Тамбовской области Брянский и Юго-Западные фронты № 001735 от 28.12.1941

269. Хобский Грузинской ССР Северо-Кавказский, Южный и Закавказский №001897 от 23.08.1942 г.

270. Красногорский Московской области 11.041942 №001156 от 05.07.1942 Перепрофилирован в лагерь-распределитель военнопленных для Западного и Калининского фронтов

271. Шахтинский Ростовской области Комбинат «Ростовуголь» № 00780 от 28.04.1943 Передан в ведение ГУЛАГа по приказу №0149 от 19.07.1944

272. Фроловский (НовоАннинский) Южный фронт № 001735 от 28.12.1941 № 0095 от 20.01.1943 г. Перепрофилирован в лагерь-распределитель военнопленных для Донского фронта

273. Побережный Калининской области Приемно- распределительный Есть на 02-04.1944 г.

274. Грязовецкий Вологодской области Карельский, Ленинградский, Волховский и Северо-Западный фронты № 001735 от 28.12.1941 № 00398 от 01.03.1943 Реорганизован в офицерский лагерем для военнопленных

275. Тагильский Свердловской области Тагилстрое НКВД (строительство черной металлургии) Значится в числе действующих на 01.03.1944 г.

276. Череповецкий Вологодской области Карельский, Ленинградский, Волховский и Северо-Западный фронты №001735 от 28.12.1941 №001156 от 05.06.1942 г. Перепрофилирован в лагерь-распределитель военнопленных для Карельского и Волховского фронтов

277. Суздальский Ивановской (Владимирской) области Западный и Килишшский фронты № 001735 от 28.12.1941 № 00398 от 01.03.1943 Реорганизован в офицерский лагерь для военнопленных

278. Южский Ивановской области Западный и Килишшский фронты № 001735 от 28.12.1941 № 00398 от 01.03.1943 Реорганизован в лагереь для военнопленных

279. Подольский Московской области Брянский и Юго-западные фронты №001735 от 28.12.1941 Передан в ведение ГУЛАГа по приказу №0149 от 19.07.1944

280. Краснодарский Краснодарского края № 00504 от 19.03.19430209 Ветлужский Горьковской области Система Унжлага № 00602 от 25.03.1943 № 001455 от 28.08.1943

281. Кировобадский Азербайджанской ССР Северо-Кавказский, Южный и Закавказский № 001897 от 23.08.1942 г.

282. Петровский Сталинской области Донецкий угольный бассейн Есть на 01-04.1944 г.

283. Котлубанский Чкалов-ской области Значится в числе действующих на 01.08.1943 г.

284. Бежицкий Брянской области Паровозостроительные заводы Значится в числе действующих на 02.04.1944 г.

285. Урюпинский Сталинградской области № 00398 от 01.03.1943258 Калачский Декабрь 1942

286. Харьковский Харьковской области ХТЗ Значится в числе действующих на 02.04.1944 г.

287. Георгиевский Ставропольского края Майкопнефть Значится в числе действующих на 04.06.1943 г.

288. Острогожский Воронежской области Брянский и Юго-Западные фронты № 001735 от 28.12.1941 №001156 от 05.06.1942 г. Перепрофилирован в лагерь-распределитель военнопленных для Юго-Западного фронта

289. Боровичский Новгородской области №001156 от 05.07.1942 Перепрофилирован в лагерь-распределитель военнопленных для Северо-Западного и Ленинградского фронтов

290. Саратовский Значится в числе действующих на 27.03.1942

291. Гороховецкий Значится в числе действующих на 27.03.1942

292. Усманьский (Османский?) Значится в числе действующих на 27.03.1942

293. Радинский Значится в числе действующих на 27.03.1942

294. Абинский Значится в числе действующих на 27.03.1942

295. Валуйский Значится в числе действующих на 27.03.1942

296. Кемеровский Угольная промышленность Значится в числе действующих на 06.01.1945

297. Тквибульский Угольная промышленность № 0028733 от 16.08.1944

298. Сольвычегодский Торфоразработки, строительство №001341 от 11.01.1945 Передан в ведение ГУЛАГа СССР в 1946 г.0331 Кутаисский Значится в числе действующих в октябре 1945

299. Ворошиловградский (Старобельский?) строительство Значится в числе действующих на 06.01.1945

300. К?) Керченский Закавказский фронт Значится в числе действующих на 10.04.19420322 Джалала-Абадский Промышлеш ю сть

301. Калининский Производство Значится в числе действующих на 06.01.19450330 Байкальский Иркутской области Ст. Байкал № 001075 от 21.09.1945 Спецконтингент переведен на строительство БАМ ГУЛЖДС НКВД СССР на ст. Тайшет

302. Распределение спецлагерей по территории СССР по состоянию на март 1942 года.91. Пчэей1. К ГОЛЫ!-.fM ИИКЦГ1. Коч У1. ПОИСКАН'1. ССР1. ЛВИЛЫНОС1. ГРЧ0 г.1. Ношчр О* и $»>»*>

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 418583