Древнейшие земледельцы и скотоводы Предкавказья :Майкопско-новосвободненская общность, проблемы внутренней типологии и символики погребальной практики тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.06, доктор исторических наук Кореневский, Сергей Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Древнейшие земледельцы и скотоводы Предкавказья :Майкопско-новосвободненская общность, проблемы внутренней типологии и символики погребальной практики». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 132865
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Кореневский, Сергей Николаевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.06
Специальность: 
Археология
Количество cтраниц: 
363

Оглавление диссертации доктор исторических наук Кореневский, Сергей Николаевич

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМ ИЗУЧЕНИЯ МАЙКОПСКО-НОВОСВОБОДНЕНСКОЙ ОБЩНОСТИ

Развитие источниковедческой базы 13 Историография основных проблем в интерпретации памятников майкопско-новосвободненской общности

ГЛАВА 2. БЫТОВЫЕ И ПОГРЕБАЛЬНЫЕ ПАМЯТНИКИ

Поселения 32 Погребальные памятники

Погребения с вещами майкопско-новосвободненской общности и не типичными чертами майкопской погребальной практики

ГЛАВА 3 КЕРАМИКА И КАМЕННЫЕ СОСУДЫ МАЙКОПСКО-НОВОСВОБОДНЕНСКОЙ ОБЩНОСТИ (КАТАЛОГ ФОРМ)

Вводные замечания к разделу

Каталог форм майкопской керамики и каменных сосудов

ГЛАВА 4.СПЕЦИАЛБНЫЕ ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ

МАЙКОПСКОЙ ПОСУДЫ И ГЛИНЯНЫХ КОНУСОВ

Специализация форм керамики

Особенности стилей декора майкопской керамики

Знаковая система меток гончаров

Металлическая посуда

Глиняные конусы, плоско-вогнутые кирпичи и иные приставки к очагам

ГЛАВА 5. ОРУЖИЕ, ОРУДИЯ И УКРАШЕНИЯ

В ПОГРЕБАЛЬНОМ ОБРЯДЕ.

Предметы военно-охотничьего снаряжения

Инструменты деревообработки

Земледельческие инструменты и комплексное орудие

Прочие инструменты

Изделия неясного или сакрального значения

Украшения костюма и декор вещей благородными металлами

ГЛАВА 6. ЛОКАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МАЙКОПСКО-НОВОСВОБОДНЕНСКОЙ

ОБЩНОСТИ.

Галюгаевско-серегинский вариант (ГСМ)

Псекупский вариант (ПМ)

Долинский вариант (ДМ) 107 Новосвободненская погребальная группа (ИГР)

Общекубанские погребальные комплексы неопределенно-видовой принадлежности

Памятники с майкопской керамикой в горной зоне инар.Псыбе

ГЛАВА 7. СТАДИАЛЬНАЯ ХРОНОЛОГИЯ ПАМЯТНИКОВ МАЙКОПСКО-НОВОСОВБДНЕНСКОЙ ОБЩНОСТИ И КЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ТОГО ВРЕМЕНИ.

Глалюгаевско-серегинский вариант

Новосвобдненская группа

Долинский вариант

Псекупский вариант

Климатические условия в эпоху майкопско-новосвободненской общности

ГЛАВА 8. ПРОБЛЕМА ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНОГО ТИПА

ГЛАВА 9. ПОГРЕБАЛЬНАЯ ПРАКТИКА ПЛЕМЕН

МАЙКОПСКО-НОВОСВОБОДНЕНСКОЙ ОБЩНОСТИ,

КАК ИСТОЧНИК ОТРАЖЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ культовый аспект).

Вводные замечания к исследованию проблемы

Символика могильного пространства и места в нем погребенного

Символизм очистительных обрядов

Комплекс страха перед умершим

Символика гробниц новосвободненской группы

Символика гробниц на Терке долинского варианта

Охра в обрядах и отражение магии отдельных частей тела

Символика курганной насыпи

Особое ритуальное отношение к отдельным предметам

Символика благородных металлов и полудрагоценных камней

Символика ритуальной сцены медведь и дерево на серебряном кубке

Символика изображений на сосуде из Сунженского могильника

ГЛАВА 10. ПОГРЕБАЛЬНАЯ ПРАКТИКА ПЛЕМЕН

МАЙКОПСКО-НОВОСВОБОДНЕНСКОЙ ОБЩНОСТИ,

КАК ИСТОЧНИК ОТРАЖЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ

ОТНОШЕНИЙ (социальный аспект)

ГЛАВА 11. ОБЩЕСТВО МАЙКОПСКИХ ПЛЕМЕН археологические источники и теория этнологов)

ГЛАВА 12. ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМНЫЕ И ДИСКУССИОННЫЕ ВОПРОСЫ В ИЗУЧЕНИИ МАЙКОПСКО-НОВОСВОБОДНЕНСКОЙ ОБЩНОСТИ.

Особенности локализации майкопских племен

Дискуссионная проблема майкопской миграции с юга

Возможные пути миграции майкопских племен в Предкавказье

Открытая проблема сложения комплекса маталлообработки бронзы, ювелирных изделий и источников получения полудрагоценных камней 187 К вопросу о наследии племенами майкопско-новосвободненской общности элементов культуры местного предкавказского населения

Проблема степной восточно-европейской периферии майкопско-новосвободненской общности 191 Спорные вопросы об этносе носителей майкопско-новосвободненской общности 195 Данные антропологии

Экологические причины исчезновения племен майкопско-новосвободненской общности 197 ЗКЛЮЧЕНИЕ

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Древнейшие земледельцы и скотоводы Предкавказья :Майкопско-новосвободненская общность, проблемы внутренней типологии и символики погребальной практики"

Предлагаемое исследование посвящено древностям майкопской культуры или по другой терминологии майкопско-новосвободненской общности (MHO) (Кореневский С.Н.,1989,с.58,59). Всемирную известность ее памятники получили уже в конце XIX века после открытия Н.И.Веселовским в Адыгее Большого Майкопского кургана и новосвободненских гробниц (1897, 1898 годы).

Основной ареал майкопско-новосвободненской общности охватывает равнины и предгорья Предкавказья, занимая Закубанье, верхнее Прикубанье, Терские наклонные равнины Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Чечни. В западном Предкавказье майкопские памятники, как правило, не переходят далеко на правый берег р.Бейсуг. В степях центрального Предкавказья самая северная находка майкопского погребения связана с рекой Чограй в Ставропольском крае. На юго-востоке следы майкопских захоронений обнаружены у с.Бачи-Юрт в Чечне. Карта ареала майкопско-новосвободненской общности на современном этапе изучения опубликована Р.М.Мунчаевым (Мунчаев P.M., 1994, с. 171, карта 3). Наша сводка отличается от нее лишь некоторыми деталями (рис. 1).

Основная территория памятников майкопско-новосвободненской общности связана с предгорными и степными долинами рек Предкавказья. Их ареал протянулся практически параллельно Главному Кавказскому хребту по диагонали градусной сетки, примерно, от 43 градуса на Чеченской равнине до 46 градуса в Прикубанье. Протяженность ареала памятников майкопско-новосвободненской общности в основном достигает 750 км по линии юго-восток, северо-запад при относительной небольшой ширине в среднем около 150 км. Надо полагать у майкопских племен были веские причины к такой зональной локализации, связанные с их образом жизни.

Изучение памятников майкопско-новосвободненской общности длится уже сто лет. Накопление новых материалов идет медленно. В количественном отношении курганы с ее могилами существенно уступают захоронениям эпохи среднего бронзового века, но превосходят по числу находок древнейшие курганы домай-копского периода в Предкавказье. На равнинах Кубани и Терека курганный обряд стал широко распространенным только в эпоху майкопской культуры.

Майкопская культура долго воспринималась в основном по не многочисленным, но ярким погребальным памятникам. Качественные изменения произошли лишь в 80-годы. Они были связаны с резким увеличением объема информации о поселениях майкопцев. Появились новые подходы в определениях, какие поселения относятся к майкопской культуре, а какие нет. Поэтому одной из задач работы является стремление обобщить и систематизировать сведения, которые получила археология после скачка в накоплении источников в последние 15-20 лет.

Интерпретация древностей майкопско-новосвободненской общности всегда отличалась обилием альтернативных точек зрения. Возникавшие дискуссии, в определенной степени, стимулировались редкостью памятников майкопско-новосвободненской общности, неординарностью комплексов. В целом возможно выделить 4 этапа в ее исследовании.

Первый этап - это первичное накопление материалов круга памятников Майкопского кургана и новосвободненских гробниц. Он начался в конце XIX века и закончился в начале 30-х годов XX века. В это время подобные находки были сосредоточены в основном в Закубанье. Главный итог первого этапа связан с отнесением их к начальной фазе медно-бронзового века (Городцов В.А., 1910) и появлением понятия «больших кубанских курганов» (Tallgren A.M., 1911)

В ранний период накопления источников в свет выходят интересные наблюдения Б.В.Фармаковского (Фармаковский Б.В., 1914) над художественными особенностями сокровищ Майкопского кургана, позже удивительное по компетенции наблюдение М.И.Ростовцева о синхронизации Майкопского кургана с предцина-стическим временем в Месопотамии, в основном изложенное им в исследовании по датировке клада из Астрабада, а так же в других статьях (Rostovzev М., 1920, р. 19; 1920а, р. 1-37; 1922, р. 17-34). В это время утверждается тезис о связях комплексов Майкопского кургана и новосвобдненских гробниц с югом.

Уже на первом этапе исследования памятники круга Майкопского кургана привлекают внимание крупных зарубежных специалистов. Они включаются в работу М. Эберта (Ebert М., 1921, р.51 - 55). Постоянно находятся в поле зрения А.М.Тальгрена (Tallgren A.M., 1926; 1929;1933).

Второй этап изучения рассматриваемой нами темы в России прежде всего связан со становлением взглядов А.А.Иессена. «Раннекубанская» группа в это время рассматривается, главным образом, как явление Западного Предкавказья. Она подразделяется на ранний и поздний этапы. В итоге датируется им второй половиной III тыс. до н.э. (Иессен A.A., 1935; 1950; 1962). Делаются первые открытия майкопских курганов и поселений на Тереке. К концу 50-х годов памятники круга Майкопского кургана и Новосвободненских гробниц получают название майкопской культуры и рассматриваются не в рамках энеолита, а как явление эпохи раннего бронзового века. (Крупнов Е.И., 1957).

За рубежом в это время о древностях Майкопского кургана и новосвободненских гробниц пишут Г.Чайлд (Child G., 1936), Ф.Ганчар (Hancar F. 1937, р.242 -252), К.Шеффер (Schaeffer С., 1948), М.Гимбутас (Gimbutas М.1956.). Ж.Десаье (Deshayes J. 1960). Находки из этих курганов Закубанья непременно присутствуют в наиболее крупных обобщающих работах по археологии Европы, как например, в исследованиях Г.Чайлда (Чайлд Г. 1952) и С.Пиггота (Piggot S., 1965, р.81,82).

Третий этап изучения начался с отнесением в конце 50-х, 60-х годах к майкопским древностям селищ с накольчатой жемчужной керамикой (типа Мешоко,

Ясенова Поляна, Замок и других). Наиболее четко эти взгляды формулирует А.А.Формозов (Формозов A.A., 1965). В конце 50-х - 70-х годов памятники майкопской культуры в массовом порядке открываются на Тереке. Р.М.Мунчаев приходит к выводу о том, что на крайнем юго-востоке своего ареала на территории современной республики Ингушетия, майкопские племена вступают в соприкосновение с населением куро-аракской культуры, в результате чего возникают синкретические поселения, как например, Луговое. Но все же территория Западного Предкавказья рассматривается многими учеными как центр формирования май-копско-новосвободненской общности, откуда ее племена могли переселяться на восток (Марковин В.И., 1978, с.316).

Обобщающим трудом на этом этапе исследования становится монография Р.М.Мунчаева 1975 года (МунчаевР.М.,1975). Ее большая ценность заключается в суммировании источников по рассматриваемой теме, накопившихся к началу 70-х годов. Р.М.Мунчаев закладывает основы подхода к майкопской культуре, как сложному явлению, сочетающем элементы пришлого и аборигенного населения. Отмечается особая близость майкопских древностей памятникам Северной Месопотамии (Мунчаев P.M., 1975, с.375). Майкопская культура по-прежнему определяется в рамках второй половины III тыс. до н.э. и, следовательно, синхронизируется только с поздней фазой куро-аракской культуры, так как уже в работе 1970 г. К.Х.Кушнарева и Т.Н.Чубинишвили датировали ранний и средний период куро-аракской культуры в рамках первой половины III тыс. до н.э. (Кушнарева К.Х., Чубинишвили Т.Н., 1970, с.62). Майкопская культура сохраняет деление на два этапа ранний и поздний.

В зарубежной печати в 70-90-х годах интерес в к майкопской культуре нисколько не снизился. Из наиболее значимых и обобщающих работ на эту тему, на мой взгляд, можно назвать исследование Ф.Бетанкура (Betancourt F., 1970), посвященное поискам аналогий бронзовым орудиям Майкопского кургана на Крите и в Эгее, а так же цикл работ М.Гимбутас, итог которых подведен в одной из ее последних публикаций (Gimbutas М., 1991., р.369-371). М.Гимбутас предложила совершенно новую трактовку интересующих нас древностей раннего бронзового века Предкавказья, интерпретируя их как северо-понтийскую майкопскую культуру (The North Pontic Maikop Culture), включающую на ранней фазе своего развития памятники типа Михайловка 1 на Днепре. В связи с такой трактовкой материалов майкопской культуры, а так же с различными мнениями ученых о влияниях центрально-европейских племен на формирование новосвободненской группы в Предкавказье были опубликованы две крупных статьи А.Хойслера, в которых он очень сдержанно относится к таким построениям (Hausler А., 1985; 1994).

Важным моментом в исследовании памятников майкопской культуры становятся материалы, полученные при раскопках восточно-анатолийского поселения Арслан-Тепе (Малатия). А.Пальмиери еще в 1967 году сопоставила материалы этого поселения с древностями майкопской культуры (Ра1гшеп А., 1967, р. 153). Но зарубежные публикации Арслан-Тепе по объективным причинам того времени еще трудно доступны в России.

После выхода в свет работы Р.М.Мунчаева в конце 70-х годов намечается постепенный переход к позициям четвертого этапа исследования майкопской культуры. Прежде всего он связан с открытиями в 1979 году А.Д.Резепкиным новых новосвободненских гробниц, вводом в научный оборот полной сводки раскопок майкопских курганов в Кабардино-Балкарии (Археологические исследования .1984), началом возврата к датировкам М.И.Ростовцевым Майкопского кургана временем протописьменного периода Месопотамии (Андреева М.В., 1977). Помимо южных связей майкопской культуры, активно обсуждается поставленный ранее вопрос о контактах майкопского населения с центрально-европейскими культурами и культурами энеолита Подунавья.

Важное значение для становления четвертого этапа изучения майкопской культуры имела международная конференция в 1991 г. в Новороссийске «Майкопский феномен в древней истории Кавказа и Восточной Европы». Для многих ее участников стала очевидно проблематичное решение многих вопросов в интерпретации древностей майкопской культуры. Остро встала проблема ее связи с поселениями, на которых встречается накольчатая жемчужная керамика, как например, Мешоко, Ясенова Поляна, Замок, Свободное и им подобных (рис.2, 1,2) (Кореневский С.Н.1998, с.96-145).

В настоящее время четвертый этап изучения памятников майкопской культуры формируется из нескольких основных положений.

Майкопская культура в конце 80-х годов приобрела статус майкопско-новосвободненской общности (Кореневский С.Н.,1989. с.60-62). Суть перехода на это более широкое понятие, чем археологическая культура, преследовал цель подчеркнуть близость всех ее компонентов, избежать теоретических и во многом абстрактных рассуждений на тему о том, что своим своеобразием выделяемая археологическая культура обязана только единому происхождению. Следствием такой посылки является тезис, если различные группы памятников имеют потенциально неодинаковые пути формирования, - то это разные культуры, независимо от степени их сходства между собой.

Древности майкопской культуры датируются не только на основании археологических параллелей, но и с помощью дат радиокарбонного анализа. Поселения с накольчатой жемчужной керамикой исключаются из числа памятников май-копско-новосвободненской общности. Вопросы ее общей периодизации рассматривается на базе поселенческих и погребальных памятников совместно. В исследовании керамического комплекса большое место начала играть методика А.А.Бобринского и изучение состава примесей в тесте майкопской керамики под микроскопом (Бобринский A.A.,1978). Становление и финал рассматриваемой культуры оценивается на фоне данных о климате того времени

Подзаголовок нашей работы безусловно требует разъяснения. Он внесен специально для того, чтсибы показать особенности нашего исследования, так как о майкопской культуре уже писалось много, включая обобщающие монографии и крупные статьи.

Внутренняя типология культуры или общности, в нашем понимании, призвана отражать конкретную сумму знаний, по которым мы можем судить о локальных и хронологических признаках ее памятников. Естественно, такой уровень интерпретации подразумевает систематизацию археологических источников, необходимых для решения поставленных вопросов. От того, как такая работа произведена,- зависит и результат.

Наша работа опирается на исследования предшественников, в том числе на три монографии и ряд статей автора. Поэтому некоторые ее аспекты, подробно освещенные ранее в литературе, изложены сжато, как обобщения. Естественно, предлагаемый труд не претендует на то, что бы решить все вопросы, которые могут возникнуть при интерпретации майкопских древностей. Не будем забывать, что часть данных по проблемам майкопско-новосвободненской общности еще не введена в научный оборот на момент написания рукописи. Накопление сведений о ней продолжается. Кроме того сама майкопско-новосвободненкая общность, - это очень сложное и многокомпонентное явление. Поэтому сейчас нам бы хотелось затронуть только самые насущные проблемы, которые обеспечены материалами.

В связи с тем, что анализ археологических источников в нашей работе затрагивает различные аспекты, для освещения которых требуется определенная очередность (Кореневский С.Н., 1985, с. 147-150), мы располагаем изложение поставленных в работе вопросов в следующем порядке.

Во-первых, прежде всего необходимо рассмотреть проблемы собственно археологического анализа материала. К ним можно отнести следующие.

Создание очерка об этапах изучения майкопской культуры в зависимости от динамики накопления ее источниковедческой базы.

Отражение современных представлений о поселениях майкопско-новосвободненской общности, ее погребальных обрядах, а так же о предметах, находимых в захоронениях.

Безусловно, A.A. Иессеном, А.А.Формозовым, Р.М.Мунчаевым, В.И. Мар-ковиным, А.Д.Резепкиным и другими авторами уже многое сделано в отношении формального анализа и описания типов и категорий костяных, каменных орудий, металлических вещей. Поэтому здесь важнейшей задачей становится разработка классификация или каталога форм керамики племен майкопско-новосвободнен-ской общности. Последняя работа, охватывающая данные поселений и погребений, еще отсутствует.

Проведенный анализ дает возможность подойти к решению вопроса о локальных вариантах майкопско-новосвободненской общности, принимая в равной мере во внимание материалы из бытовых и погребальных памятников.

Важной задачей работы является освещение вопросов хронологии майкоп-ско-новосвободненской общности на основе дат 14С и ее синхронизация с культурами сопредельных территорий, а так же вопрос о ее внутренней хронологии. Опираться ли она на случаи стратиграфии курганов или слоев поселений? Насколько конкретна в зависимости от этого?

Особой задачей является рассмотрение специальных данных о климате эпохи, в которой обитали майкопские племена.

Только после разработки отмеченных выше аспектов мы затрагиваем вопросы другого уровня исследования. Они связанны с различными направлениями в историко-культурной интерпретацией данных археологического анализа источников. Прежде всего такова проблема хозяйственно-культурного типа носителей майкопско-новосвободненской общности, новые сведения о котором несут данные бытовых памятников, открытых в 80-е годы.

Тему о культах,верованиях исследуемой общности мы предлагаем рассмотреть, как проблему символики или знакового смысла погребальной практики майкопцев. Здесь следует сразу оговориться о специфике изложения материала.

Анализ символики или знакового смысла археологического материала как особого ритуального комплекса в захоронении или самого погребального сооружения, - это прежде всего область наших предположений о том, что бы эти источники могли означать для понимания нами культовых верований, мировоззрения древних людей или для отражения ритуалами общественного положения человека. Возможность такого подхода обусловлена тем, что сама по себе погребальная практика тесно связана с религиозными верованиями. В ее ритуалах, как правило, нет случайностей.

Не менее важным нам кажется коснуться вопроса о том, на каком уровне развития общества стояли племена майкопско-новосвободненской общности на основе рассмотрения массового материала.

В связи со спецификой освещения последних проблем мы считаем необходимым привлечь положения исторической этнологи о закономерностях развития предгосударственных обществ и первобытных религий. Эти разделы работы выполнены только как разработка подходов в их решении и гипотез.

В последней главе работы вынесено обсуждение некоторых отдельных, нередко дискуссионных проблем, в том числе, связанных с путями формирования MHO, а так же вопрос о причинах ее появления и исчезновения в Предкавказье и ряд иных. В заключении сжато даны наиболее общие выводы исследования.

В нашем введении нам необходимо оговорить некоторые географические термины, которые мы используем ниже.

Кавказ согласно точке зрения географов относится по природным условиям к Передней Азии, не к Европе. Граница с Европой проходит с севера по Кумо-Маныческой впадине. На Севере Кавказа выделяется степная и предгорная часть, называемая Предкавказьем. Важнейшей горной системой страны является массив хребтов Большого Кавказа. К югу от Большого Кавказа до р.Араке простирается Закавказье (Мильков Ф.Н., Гвоздецкий H.A., 1976, с.347,348).

В Предкавказье рамках Кубанского бассейна мы различаем район верхнего Прикубанья, связанного с верхним течением рек Кубани, Большого Зеленчука, Урупа, примерно, до г. Армавира. Под Закубаньем подразумевается левый берег Кубани, включая степную зону и предгорную часть Адыгеи. Собственно Прику-банье охватывает степной правый берег Кубани от Армавира до низовий реки. Территорию Кубанского бассейна к северу и западу от Армавира мы называем условным термином - среднекубанским районом. В нашем тексте часто употребляется термин Кавминводы - то есть район предгорной долины р.Подкумок, издрев-не чрезвычайно насыщенный археологическими памятниками. Здесь расположены известные города Кисловодск и Пятигорск. Локализация терского бассейна дается согласно понятиям современной физической географии. Так, выделяются наклонные Осетинская, Кабардинская и Чеченская равнины (Мильков Ф.Н., Гвоздецкий H.A., 1976, с.371).

В связи с тем, что в работе в большой количестве используются новые термины, малознакомые в археологической среде этнологические понятия, в разделе Приложения мы приводим специальный словарь.

В заключение вводного раздела мне бы хотелось отметить, что предлагаемая работа создавалась на основе авторских раскопок на поселениях Галюгай1-6, Индустрия, Аликоновское I, при учете данных исследования автором поселения Замок у г.Кисловодска.

Материалы для нее собирались во время работ в фондах фонды Государственного Исторического музея, фондах музеев в г.Нальчике, Черкеске, Майкопе, Краснодаре, Ставрополе, Владикавказе, Грозном, Тбилиси.

Иллюстрации в основном выполненным автором с оригиналов. Рисунки, заимствованные из публикаций коллег, большей частью отмечаются специально.

Отдельные положения исследования не раз обсуждались на различных конференциях в Институте археологии РАН и других научных центрах Северного Кавказа.

Благодарю за возможность использовать материалы их полевых работ: Ю.Б.Серикова, В.С.Бочкарева, А.Д.Резепкина, А.А.Нехаева, В.Л.Ростунова,

В.Я.Кияшко, А.А.Сазонова, О.Г.Жупанина, К.А. Днепровского, А.О. Наглера и многих других.

А так же благодарю же за консультации коллег Н.В.Рындину, Е.А.Спиридонову, А.А.Бобринского, И.А. Гей, Л.Д. Сулержицкого, И.Г.Нарима -нова, Т.А.Ахундова, Л.И. Глонти. К глубокому сожалению, уже только заочно, -А.И. Джавахишвили, любезно познакомившего меня с материалами поселения Бе-риклдееби и позволившего использовать их в моей работе.

При работе над рукописью большую помощь в ее редактировании мне оказали советы и замечания моих коллег в Институте археологии Р.М.Мунчаева, В.И. Марковина В.И. Козенковой, А.Н.Гея, В.И.Мельника, Ю.Б. Цетлина,

Я очень признателен германским коллегам профессору Х.Кюрелясу, профессору Г.Парцингеру за предоставленную мне возможность в процессе подготовки рукописи ознакомиться с литературой в библиотеке Германского Археологического института.

Заключение диссертации по теме "Археология", Кореневский, Сергей Николаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Прошедшие десятилетия 80-90-х годов увеличили и качественно изменили источниковедческую базу изучения эпохи раннего бронзового века Предкавказья. В настоящее время исследование и обобщение материалов по майкопской культуре (или MHO) требует учитывать данные не только погребальных, но и более десятка поселенческих памятников, новых методик в их раскопах и подходов в интерпретации. Всего в работе привлечены данные около 20 майкопских поселений и, примерно, из 150 курганов.

Важным моментом в исследовании материальной культуры племен майкоп-ско-новосвободненской общности в настоящее время становится источниковедческий анализ и систематизация всего накопленного фонда находок. Она требует разработок формальных схем типологии категорий вещей. Поэтому столь большое внимание в настоящей работе уделено классификации керамики, металлических изделий, различных предметов быта, формам погребального обряда.

В настоящем исследовании была впервые предпринята попытка рассмотреть проблему майкопско-новосвободненской общности на современном этапе ее изучения без традиционно относимых к ней селищ с накольчатой жемчужной керамикой типа Мешоко, Свободное, Замок. На этих поселениях типичной круговой керамики майкопской культуры нет, за редкими исключениями.

Основное содержание работы сводится к следующему. В ее главах проведено описание наиболее изученных поселений MHO. Особое внимание уделено исследованию и классификации керамики как из бытовых так и погребальных памятников. Установлено, что для майкопских племен было типичным использование в быту в равной мере круговой и лепной посуды. Круговая керамика фиксируется в массовом количестве на всех известных ее поселениях. Далее в сжатой форме подведены итоги классификации металлических изделий MHO с учетом дополнений, которые внес новый материал.

Главный вывод этого анализа сводится к тому, что в ассортименте майкопских изделий из бронзы, серебра, золота нам трудно уловить импорты из дальних стран, из-за пределов Кавказа. Местная металлообработка майкопцев может предполагаться для самых ранних проявлений их культуры.

Систематизированы оригинальные находки на поселениях из глины (конусы - приставки к очагам). Отмечены уже известные категории вещей из кости и камня. Расширен перечень своеобразных форм майкопских погребальных сооружений, рассмотренный ранее другими исследователями.

Следующее направление в работе связано уже с интерпретацией данных источниковедческого анализа. В общих чертах итог таков.

Памятники майкопской культуры датируются на основе калиброванных дат 14С временем 3950-3650 - 3610-2980 до н.э. ( примерно, вторая четверть ГУ - вторая половина IV- начало III. до н.э. Они соответствуют периоду среднего, позднего Урука в Месопотамии и древнее государства Шумеров. Майкопская культура -это феномен Предкавказья второй половины, конца атлантического периода голоцена. В этой связи примечательно, что даты 14С майкопской культуры позволяют датировать рубеж атлантического и суббореального периодов, столь важный для палеоэкологов (табл.25).

Основной ареал майкопской культуры находится в предгорной и степной зоне Предкавказья от Чечни до Черного моря в рамках градусной сетки, примерно, от 43 градуса на Чеченской равнине до 46 градуса в Прикубанье. В это время здесь господствовали степные ландшафты. Поэтому племена майкопской культуры можно рассматривать в основном как обитателей степей и предгорий. Они не были горским народом.

Поселения майкопской культуры локализованы по долинам рек. Обитание майкопцев в пещерах, гротах - не типичное явление.

Появление майкопской культуры в Предкавказье явилось следствием миграции с юга, как уже отметила М.Гимбутас, из-за пределов Большого Кавказского хребта. Один из путей этой миграции, скорей всего лежал:, через перевалы центральной части Большого Кавказа.

Зона предгорий Южного Кавказа, Муганскя степь в Азербайджане и долина Куры еще в позднем энеолите Кавказа воспринимала пришельцев - носителей -круговой знаковой урукской керамики, которые могли и переселиться в предгорья Предкавказья при сложении здесь благоприятных климатических условий. Поэтому не исключена вероятность, что миграция будущих майкопских племен имела плацдарм на Южном Кавказе. В долины Терека и Кубани пришли племена уже прошедшие адаптацию в среде местного кавказского населения позднего энеолита Закавказья.

Майкопская культура - это прежде всего кавказское, или точнее, Предкав-казское явление. Она достигла своего взлета на основе собственных производств прежде всего в наиболее совершенных технологиях раннего бронзового века, связанных с металлообработкой меди и бронзы, золота и серебра, керамическим производством, камнерезным делом и, вероятно, ткачеством.

Археологические источники более всего выделяют керамическое производство майкопцев и их металлообработку. Всего выделено около 80 типов или разновидностей форм майкопской посуды, из которых более половины связано с формами круговой керамики. На их основании, как наиболее показательного источника, возможно подразделить майкопскую культуру на варианты.

Варианты выделяются при условии близости керамики поселений и погребений. Таковы галюгаевско-серегинский вариант, распространенный на Тереке и Кубани, имеющий свои незначительные локальные особенности здесь и там. До-линский вариант был локализован в бассейне Терека и Кавминводах, Псекупский вариант распространился главным образом в Закубанье. Новосвободненская группа занимала предгорья р.Фарса и его притока р. Псефирь. Пока о поселениях ее носителей почти ничего не известно.

В кубанском бассейне так же отмечаются погребения, керамика из которых недостаточно информативна для отнесения их какому-либо локальному проявлению майкопской культуры в западном Предкавказье.

Галюгаевско-серегинский вариант наиболее отчетливо сохранил черты близкие культурам Среднего Востока. Его круговая керамика отражает наибольшее сходство с урукскими формам посуды, а так же их знаковую маркировку. Все остальные варианты иллюстрируют более местные черты.

Внутренняя хронология майкопской культуры сейчас еще достаточно аморфна. Нет многослойных поселений и стратифицированных курганов с перекрытием могилами одного варианта могил другого. Не хватает дат 14С для ее детального рассмотрения. Однако, по той информации, которой мы располагаем, можно с уверенностью рассматривать галюгаевско - серегинский вариант, как более ранний (отчасти, ранний «майкоп» по А.А.Иессену). Комплексы долинского, псекупского вариантов, новосвободненской группы в ее поздних проявлениях отражают развитый этап майкопской культуры (он же, отчасти, поздний «майкоп», по А.А.Иессену).

Новые материалы и даты 14С показывают, что терский район майкопской культуры ничем в хронологическом отношении не уступал прикубанскому. Возможно ставить вопрос о сосуществовании разных вариантов в какой-то период и о доживании носителей галюгаевско-серегинского варианта на Тереке до времени относительно близкому к финалу эпохи раннего бронзового века.

Хозяйственно - культурный тип племен майкопской культуры был главным образом связан с подвижно-оседлым образом жизни, сочетающим стационар и миграцию. Он базировался на поверхностном мотыжном земледелии и собирательстве, придомном содержании скота. В основном мясном рационе ведущее место принадлежало крупному и мелкому рогатому скоту, менее свинье и лошади. По сравнению с энеолитом резко снизилась доля мяса диких животных и прежде всего оленя.

По всей видимости, большую роль в экономике майкопцев играл даро-обмен внутри общности и с инокультурным населением. В рамках племен MHO производились эффективные и высоко престижные вещи из металла, а так же круговая керамика. Это создавало основу для развития экономического «бигменства».

Майкопская погребальная практика отражает развитый полиритуализм. Она реагировала не только на культовые верования майкопцев, но и на социальные градации в обществе. Ее обрядами и инвентарем выделяются захоронения с майкопской «элиты общества».

Особенностью погребальных традиций майкопцев можно признать высокое насыщение могил предметами военно-охотничьего снаряжения в сочетании с инструментами деревообработки, высокую роль престижной металлической посуды и круговой керамики.

Наиболее насыщены предметами и золотом майкопские захоронения, содержащие металлическую посуду и разнообразное бронзовое оружие. Символизм отдельно взятого плотницкого дела вообще в их обществе никакой роли не играл. Эти особенности майкопской погребальной практики позволяют ставить и решать вопрос о канонизации ей символики особых страт общества, занимающих лидирующее положение. В общих чертах то была военно-охотничья, военно - бигмен-ская символика.

Степень развития культовых верований майкопцев допускает вероятность о том, что в их среде особое место стали занимать культы военно-охотничьей среды. В мифологии сохранялся зооморфизм божеств прежде всего наиболее почитаемых военно-охотничьей средой. Вместе с тем наметился уже и их антропоморфизм.

Ступень развития общества майкопский племен можно оценить как препо-литарную фазу предгосударственного периода и в то же время отметить его сильную военизацию.

Племена майкопской культуры оказали огромное влияние на своих северных соседей, обитателей степной зоны Днепро-Вожского междуречья. Они прежде всего стимулировали новый виток в развитии военного дела степняков и появление у них инструментов тонкой деревообработки. Ощущается так же влияние майкопцев и на развитие престижной символики в погребальной практике степного населения Северного Причерноморья и Степного Поволжья.

Финал майкопской культуры связан отчасти был связан с глобальной экологической катастрофой, которая настала в конце атлантического периода голоцена и начале суббореального периода. Климат в Предкавказье резко изменился в сторону большего похолодания и увлажнения. Пришла пора зим со снегом. Майкопские племена уже не смогли адаптироваться к новым условиям. Их основы хозяйственно-культурного типа были подорваны.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Кореневский, Сергей Николаевич, 2001 год

1. Абибулаев ОА., 1962. Энеолит и бронза на территории Нахичеванской АССР. Баку.

2. Аверкиева Ю.П., 1974. Индейцы Северной Америки. М.

3. Агапов С.А., Васильев И.Б., Пестрикова В.И. 1990., Хвалынский энеолитический могильник. Куйбышев.

4. Александровский А.Л., 1997. Степи Северного Кавказа в голоцене по данным почвоведческих исследований. // Степь и Кавказ (культурные традиции). М. Алиев Намик Гасан Оглы., 1991. Позднеэнеолитические памятники Азербайджана. Автореф. канд. дисс. Л.

5. Андреева М.В., 1977. К вопросу о южных связях майкопской культуры. // СА, 1. Андреева М.В., 1979. Об изображениях на серебряных сосудах из Большого Майкопского кургана. // САД.

6. Андреева М.В., 1985. Отчет о раскопках Петровского отряда Ставропольской но-востроечной экспедиции ИА АНСССР в 1985 году. Архив ИА АНРАН, Р-1, N 13580.

7. Андреева М.В., 1991. Майкопские и куро-аракские сосуды в роли культурных знаков: опыт сравнительного анализа. // Майкопский феномен в древней истории Кавказа и Восточной Европы. Л.

8. Археология УССР.Археология Украинской ССР., 1985, т.1. Киев. Археологические исследования . ,1984. Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик.

9. Археологические исследования в РСФСР., Археологические исследования в РСФСР в 1934-1936 годах 1941. М-Л.

10. Афанасьев А.Н., 1994. Поэтические воззрения древних славян на природу М., Репринт 1865 1869.

11. Бабаева H.H., 1993. Похоронная обрядность таджиков долины Зеравшана // Похоронно-поминальные обряды М.

12. Барынкин П.П., 1992. Энеолит и ранняя бронза Прикаспия. Автореф. канд. дисс. М.

13. Бетрозов Р.Ж., 1982. К древней истории племен центрального Кавказа. Нальчик. Бетрозов Р.Ж., Нагоев А.Х., 1984. Курганы эпохи бронзы у селений Чегем 1, Чегем 11 и Кишпек. // Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик.

14. Бетрозов Р.Ж., 1991. Происхождение и культурные связи адыгов. Нальчик. Батчаев В.М., Кореневский С.Н., 1980. Находка оригинального топора в майкопском погребении у с.Лечинкай. // КСИА, вып. 161.

15. Батчаев В.М., 1984. Погребальные памятники у селений Лечинкай Былым. //Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик.

16. Биджиев Х.Х., 1986. Отчет о раскопках Кардоникского курганного могильника в1986 в Карачаево-Черкесской автономной области.1. Архив ПА РАН, Р-1, 11368.

17. Бикерман Э., 1975. Хронология древнего мира. М.

18. Бочкарев B.C., Трифонов В.А., Бестужев Г.Н., 1982. Отчет Кубанской экспедиции в 1982 году о раскопках курганов в Тимашевском и Кореновск -ом районах Крас-нодрского края. Архив ИА АНРАН. Р-1,№ 9605.

19. Бочкарев В.М., 1988. Отчет о работе Гулькевического отряда Кубанской экспедиции в Гулькевическом районе Краснодарского края в 1988 году. //Архив ИА РАН. Р-1, 13420.

20. Бурков С.Б., 1989. Отчет о раскопках курганов в зоне 2 очереди Ассиновской мелиоративной системы на орошаемых земляхсовхоза «Бамутский» Арчхой Мартановского района ЧИАССР в 1989 г.//Архив И А РАН, Р-1. 14106.

21. Братченко С.H. 1996, До проблеми ранньобронзово1 пдустрт Сх1дно1 Европи. // Древние культуры Восточной Украины. Луганск.

22. Гаджиев М.Г.,1991. Раннеземледельческая культура северо-восточного Кавказа. М.

23. Галанина Л.К., Пиотровский Ю.Ю., 1986. Культуры эпохи бонзы и раннемеотские погребения Келермесского могильника. //Древние памятники культуры на территории СССР. Л.

24. Галибин В.А., 1991. Изделия из цветного и благородного металла эпохи ранней и средней бронзы // Древние культуры Прикубанья М.

25. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В., 1984. Индоевропейский язык и индоевропейские прародины. Тбилиси.

26. Геворкян А.Ц., 1980. Из истории древнейшей металлургии Армянского нагорья. Ереван.

27. Гей А.Н., 1991. Энеолитический слой поселения Мысхако. //Майкопский феномен в древней истории Кавказ и Восточной Европы. Л. Геродот., 1972. История. М.

28. Гиджрати Н.И., Ростунов В.Л., 1993. Памятники эпохи энеолита и ранней бронзы в горах Северной Осетии // Кавказ и цивилизации Востока в древности и средневековье. Владикавказ.

29. Гиджрати Н.И., Наглер А.О., 1983. Отчет о работах в 1983 году в Моздокском районе СО АССР. Архив ИААН РАН. N 11854.

30. Глонти Л.И., Джавахишвили А.И., 1987. Новое данные о многослойном памятнике эпохи энеолита поздней бронзы в Шида Картли Бериклдееби. // КСИА, вып. 192.

31. Горелик М.В.,1993, Оружие древнего Востока М. Городцов В.А., 1910. Бытовая археология. М.

32. Григороев С.А. 1999. Древние индоевропейцы. Опыт исторической реконструкции. Челябинк.

33. Гуляев В.И., 1999. К вопросу о роли золота в погребальных обрядах скифов. //Евразийские древности, 100 лет Б.Н.Гракову: архивные материалы, публикации, статьти. М.

34. Дергачев В.А., Сорокин В.Я. 1986. О зооморфном скипетре из Молдавии и проникновении степных энеолитических племен в Карпато-Дунайские земли. //Известия Академии Наук Молдавской ССР, вып. 1

35. Дергачев В.А., Манзура И.В., 1991. Погребальные комплексы позднего Триполья. Кишенев.

36. Державин В.Л., Тихонов Б.Г., 1980. Новые погребения майкопской культуры в центральном Предкавказье. // КСИА, вып. 161.

37. Дворянинов С.А., 1980. Энеолитические календари на юге европейской части СССР // Северо-западное Причерноморье в эпоху первобытно-общинного строя. Киев.

38. Джавахишвили А.И., Глонти Л.И., 1962. Урбниси 1, Тбилиси. Джавахишвили А.И.,1973. Строительное дело и архитектура поселений Южного Кавказа Y III тыс. до н.э. Тбилиси.

39. Джапаридзе О.М., 1991. Археология Грузии (каменный век и эпоха бронзы). Тбилиси.

40. Днепровский К.А., Яковлев A.A.,1988. Новое поселение эпохи ранней бронзы в Закубанье//Материальная культура Востока. Часть 1. М.

41. Днепровский К.А., 1988 а. Обрядовые группы захоронений финальной ранней бронзы в Чернышевском 1 курганном могильнике. //Древний и средневековый Восток, часть 11, М.

42. Днепровский К.А., 1991. Серегинское поселение эпохи ранней бронзы. //Древности Северного Кавказа и Причерноморья. М.

43. Днепровский К.А., Кореневский С.Н, Эрлих В.Р., 1995. Новые погребения «новосвободненской группы» у станицы Новосвободной в Закубанье // CA, 4.

44. Днепровский К.А., Кореневский С.Н., 1996. Сравнительный анализ керамики Га-люгаевского и Серегинского поселений майкопской культуры. //Историко-археологический альманах, вып.2, Армавир.

45. Долуханов П.М., Тимофеев В.И., 1972. Абсолютная хронология неолита Евразии. // Проблемы абсолютного датирования в археологии. М.

46. Дыбо В.А., 1994. Язык-этнос-археологическая культура. //Язык, культура, этнос. М.

47. Жеребилов С.Е., 1996. Могильник Мухин II новый узел культурно-хронологической и синхронизационной схемы энеолита бронзы Юго-Восточной Европы. //Актуальные проблемы археологии Северного Кавказа. XIX "Крупновские чтения". М.

48. Иессен A.A., 1941. Археологические памятники Кабардино Балкарии. // МИА, вып. 3.

49. Каминская И.В. 1983., Отчет о раскопках курганов в станице Отрадненской От-радненского района Краснодарского края в 1983 году. Архив ИААН СССР. Р-1, N 9245.

50. Каминская И.В., Динков А.Б., 1993. Болыпетегинское поселение в долине реки Уруп. // Древности Кубани и Черноморья. Краснодар.

51. Каминский В.Н., 1990. Отчет о раскопках Владимировской курганной группы в

52. Лабинском районе Краснодарского края в 1990 году. //Архив ИА РАН, 15029.

53. Каминский В.Н., 1991. Отчет о работах Восточно-Закубанской археологическойэкспедиции в бассейне р.Лабы. // Архив ИА РАН, Р-1, 16119.

54. Кашкай М.В., Селимханов И.Р., 1974. Из истории древней металлургии Кавказа.1. Баку.

55. Кияшко В.Я., 1974. Нижнее Подонье в эпоху энеолита и ранней бронзы. Канд. дисс. М. Архив ИА АНСССР, N. 2143.

56. Кияшко В.И., 1988. Энеолитические скипетры из Ростовского областного краеведческого музея // Известия Ростовского областного музея краеведения. Ростов, вып. 5.

57. Кияшко В.Я.,1994. Между камнем и бронзой. (Нижнее Подонье в Y III тысячелетиях до н.э.) Азов.

58. Киквидзе Я.А., 1987. Земледелие и земледельческий культ в древней Грузии. Тбилиси.

59. Ковалева И.Ф., 1991. Погребения с майкопским инвентарем в левобережье Днепра. (к выделению животиловского культурного типа). // Проблемы археологии Поднепровья. Днепропетровск.

60. Козаев П.К., 1989. Отчет об археологических раскопках курганов у реки Сунжа Пригородного района СО АССР в 1989 году.//Архив ИА РАН, Р-1, 11413. Кондрашев A.B., Резепкин А.Д., 1988. Новосвободненске погребение с повозкой. // КСИА, вып. 193.

61. Кореневский С.Н., 1974. О металлических топорах майкопской культуры. // CA, 3.

62. Кореневский С.Н., 1980. О металлических вещах 1 Утевского могильника // Археология восточно европейской степи. Воронеж.

63. Кореневский С.Н., 1981. Втульчатые топоры оружие ближнего боя эпохи средней бронзы Северного Кавказа. // Кавказ и Средняя Азия в древности и средневековье. М.

64. Кореневский С.Н., Петренко В.Г., 1982. Курган майкопской культуры у поселка Иноземцево // СА, 2.

65. Кореневский С.Н., 1984. Новые данные о металлообработке докобанского периода в Кабардино-Балкарии. //Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик.

66. Кореневский С.Н., 1984 а. Геворкян А.Ц. Из истории древнейшей металлургии Армянского нагорья. // СА, 2.

67. Кореневский С.Н., 1985. Некоторые черты метода познания в археологии. // Проблемы хронологии археологических памятников Северного Кавказа. Орджоникидзе.

68. Кореневский С.Н., 1988. Археологические признаки социальной дифференциации в погребальном обряде эпохи энеолита, ранней бронзы Центрального Предкавказья. // Погребальный обряд древнего и средневекового населения Северного Кавказа. Орджоникидзе.

69. Кореневский С.Н., 1988а. К вопросу о месте производства металлических вещей Майкопского кургана. // Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп. Кореневский С.Н.,1988 б. Отчет о работе Предгорной экспедиции в 1988 году. //Архив ИААН РАН. Р-1, № 14135.

70. Кореневский С.Н., 1988 в. Два погребения майкопской культуры из Кисловодска. //КСИА, вып. 193.

71. Кореневский С.Н., 1989. Некоторые проблемы изучения майкопской культуры. // Новое в методике археологических работ на новостройках РСФСР. М. Кореневский С.Н., Петренко В.Г., 1989а. Курганы станицы Воровсколесской. //Древности Ставрополья. М.

72. Кореневский С.Н., 1990. Памятники населения бронзового века центрального Предкавказья. М.

73. Кореневский С.Н., 1990а. Отчет о работе Предгорной экспедиции ИААН СССР в 1990 г. Архив ИААН РАН. Р-1, № 15839.

74. Кореневский С.Н., 1990 б. К дискуссии об этнической интерпретации майкопской культуры. // СА.,4.

75. Кореневский С.Н., 1994. Общие черты предмайкопского периода в Предкавказье. // ХУШ Крупновские чтения. Кислодоводск.

76. Кореневский С.Н., 1995. Галюгай 1 поселение майкопской культуры. М. Кореневский С.Н., 1996. Археология. Эпоха бронзы Кавказа и Средней Азии. Ранняя и средняя бронза Кавказа, (рецензия) // РА, 2.

77. Кореневский С.Н.,1996 а. Проблема стадиального соотношения поселений с на-кольчатой жемчужной керамикой и поселений майкопской культуры ( в свете текущей дискуссии ) // Актуальные проблемы археологии Северного Кавказа. XIX Крупновские чтения, тезисы. М.

78. Кореневский С.Н. 1998. Поселение «Замок» у города Кисловодска (нижний слой). // Материалы по изучению культурного наследия Северного Кавказа. Археология, выпуск 1. Ставрополь.

79. Кореневский С.Н. 1999а. Знаковая керамика Кавказа эпохи энеолита и ранней бронзы. //Древности Северного Кавказа М.

80. Кравцов А.Ю., 1992. Древнейшие погребения в ямах с заплечиками в Приуралье. //Древняя история населения Волго Уральских степей. Оренбург

81. Крадин H.H., 1995. Вождество: современное состояние и проблемы изучения. // Ранние формы политической организации. М., Кременецкий К.В. ,1991. Палеоэкология древнейших земледельцев и скотоводов Русской равнины. М.

82. Кременецкий К.В., 1997. Природная обстановка голоцена на Нижнем Дону и в Калмыкии. //Степь и Кавказ (культурные традиции) М.

83. Кривцова-Гракова O.A., 1955. Степное Повольже и Причерноморье в эпоху поздней бронзы. // МИ А, 46.

84. Кричевский Е.Ю., Круглов А.П., 1941. Неолитическое поселение близь г.Нальчика. // МИА, вып.З.

85. Круглов А.П.,Подгаецкий Г.В., 1941. Долинское поселение у г. Нальчика // МИА, вып.З.

86. Крупнов Е.И. 1957., Древняя история и культура Кабарды. М. Крупнов Е.И., Мерперт Н.Я., 1963. Курганы у станицы Мекенской. //Древности Чечено-Ингушетии. М.

87. Крупнов Е.И., 1964. Древнейшая культура Кавказа и кавказская этническая общность // САД.

88. Крушкол Ю.С., 1962. Отчет об археологическом исследовании территории хут. Рассвет Анапского района Краснодарского края в 1962 году. // Архив ИА РАН. Р-1, 2491.

89. Крушкол Ю.С.,1963. Отчет об археологических исследованиях в Анапском районе Краснодарского края в 1963 году. //Архив ИАРАН Р-1, N2780.

90. Куфтин Б.А., 1949. Материалы к археологии Колхиды. Тбилиси,том. 1 Кушнарева К.Х., Чубинишвили Т.Н., 1970. Древние культуры Южного Кавказа. JI.

91. Кушнарева К.Х. 1997. Ранние комплексные общества Южного Кавказа. // Древние общества Кавказа в эпоху палеометалла. С-Пб. Лемлейн Г.Г., 1947. Техника сверления каменных бус из раскопок на Кавказе. // КСИИМК, вып. XVII.

92. Ловпаче Н.Г., 1986. Майкопская керамика погребений в мегалитах. //XYIII Крупновские чтения по археологии Северного Кавказа Кисловодск.

93. Ловпаче Н.Г., Дитлер П.А., 1988. Псекупское поселение 1 //Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп.

94. Ловпаче Н.Г.,1992. Унакозовские пещеры памятник протомайкопской культуры // XYII Крупновские чтения. Майкоп.

95. Ловпаче Н.Г., 1994. Майкопская керамика в мегалитах // XYII «Крупновские чтения». Кисловодск.

96. Ловпаче Н.Г., 1998. Этническая история западной Черкесии. Майкоп. Магомедов Р.Г., 1991. О комплексах майкопской культуры на территории Дагестана // Горы и равнины северо восточного Кавказа в древности и средние века. Махачкала.

97. Манзура И.В., 1993. Северо-Понтийские степи в период позднего энеолита-ранней бронзы. //The Fourth Millenium B.C. Sofia. Марковин В.И., 1960. Культура племен Северного Кавказа в эпоху бронзы. //МИА, вып.93.

98. Марковин В.И., 1976. Степи и Северный Кавказ: об изучении взаимосвязидревних племен. // Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М.

99. Марковин В.И., 1978. Дольмены западного Кавказа. М.

100. Марковин В.И., 1993. Некоторые общие вопросы в изучении первобытнойархеологии Прикубанья // Вторая Кубанская археологическая конференция.1. Краснодар.

101. Марковин В.И., 1994. О некоторых новых тенденциях в археологичеком изучении древностей Северного Кавказа. // РА, 4.

102. Марковин В.И., 1996. Северный Кавказ: историко археологическое изучение и современность. // РАД

103. Махмудов Ф.А., Мунчаев P.M. Нариманов И.Г., 1968. О древнейшей металлургии Кавказа. // CA, 1968. 4. Марцхулава Г.И., 1973. Самшвилде. Тбилиси.

104. Массон В.М., 1973. Древние гробницы вождей на Кавказе. //Кавказ и Восточная Европа в древности. М.

105. Массон В.М.,1997. Майкопские лидеры ранних комплексных обществ на Северном Кавказе //Древние общества Кавказа в эпоху палометалла. С-Пб. Мерперт Н.Я., 1967. Раскопки в Нижнем Поволжье. //Памятники эпохи бронзы юга Европейской части СССР. Киев.

106. Мизиев И.М., 1984. Два кургана у селений Кишпек и Кызбурун. //Археологические работы на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик. Мид М. 1988. Культура и мир детства. М.

107. Мильков Ф.Н., Гвоздецкий H.A., 1971. Физическая география СССР. М., Мишина Т.Н., 1989. Курганы эпохи бронзы центрального Ставрополья. //Дрености Ставрополья. М. Мифы., 1987. Мифы народов мира. М.

108. Мунчаев P.M., 1961. Древнейшая культура племен северно-восточного Кавказа.//МИА, 100.

109. Мунчаев P.M., Нечитайло А.Л.,1966. Комплексы майкопской культуры в Усть-Джегутинском могильнике. //СА,3.

110. Мунчаев P.M., 1973. Бронзовые псалии майкопской культуры и проблема возникновения коневодства на Северном Кавказе. // Кавказ и Восточная Европа в древности. М.

111. Мунчаев P.M., 1975. Кавказ на заре бронзового века. М.,

112. Мунчаев P.M.,1994. Майкопская культура. //Археология.

113. Эпоха бронзы Кавказа и Средней Азии. Ранняя и Средняя бронза Кавказа М.

114. Нариманов И.Г., 1987. Культура древнейшего земледельческо скотоводческогонаселения Азербайджана. Баку.

115. Нариманов И.Г., 1991. Об энеолите Азербайджана. // Кавказ в системе палеоме-таллических культур Евразии. Тбилиси.

116. Нехаев А.А., 1989. О соотношении бытовых и погребальных комплексов Закуба-нья. //1 Кубанская археологическая конференция. Краснодар. Нехаев A.A., 1992. Домайкопская культура Северного Кавказа. //Археологические вести. С-Пб., вып1.

117. Нечаева Н.Г., Мизиев И.М., 1969. Поселение раннего бронзового века на р. Урух. //Археологические открытия 1968 года М.

118. Нечитайло А.Л., 1978. Верхнее Прикубанье в бронзовом веке. Киев. Нечитайло А.Л., 1991. Связи населения степной Украины и Северного Кавказа в эпоху бронзы. Киев.

119. OAK за 1898 г. С-ПБ 1901 Отчет Археологической комиссии за 1898 г. С-Пб 1901. От начала начал., 1997. От начала начал. Антология шумерийской поэзии. С-Пб. Першиц A.A., Монгайт Л.Л., Алексеев В.П., 1968. История первобытного общества. М.

120. Пхакадзе Г.Г. 1991. Опыт периодизации памятников Западного Закавказья эпохи энеолита и ранней бронзы. // Кавказ в система палеометаллических культур Евразии. Тбилиси.

121. Рассамакин Ю.Б., 1993. Энеолит степного Причерноморья и Приазовья. //The Fourth Millenium B.C. Sofía.

122. Резепкин А.Д., 1980. Отчет майкопского отряда кубанской экспедиции о работах у станицы Новосвободной Майкопского района Краснодарского края. Архив ИААН СССР Р-1. N 8224.

123. Резепкин А.Д., 1987. К интерпретации росписи из гробницы майкопской культуры близ станицы Новосвободной. // КСИА, вып. 192.

124. Резепкин А.Д.,1988. Типология мегалитических гробниц Западного Кавказа // Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп.

125. Резепкин А.Д., 1989. Северо-западный Кавказ в эпоху ранней и средней бронзы. Автореф. канд. дисс. Л.

126. Резепкин А.Д., 1995. Культурно-хронологическая ситуация на Северном Кавказе в эпоху энеолита ранней бронзы.

127. Конвергенция и дивергенция в развитии культур эпохи энеолита -бронзы Средней и Восточной Европы. С-Пб.

128. Рындина Н.В., 1993. Древнейшее металлообрабатывающее производство Восточной Европы. ( Истоки развития в неолите энеолите). Научный доклад, представленный в качестве диссертации на соискание ученной степени доктора исторических наук. М.

129. Рындина Н.В. 1998. Древнейшее металлообрабатывающее производство Юго-Восточной Европы. М.

130. Савенко С.Н.,1986. (Савенко С.Н.,Виноградов В.Б.) Отчет о раскопках курганов на орошаемых землях совхоза Новосельский Арчхой-Мартановского района Чечено-Ингушетии. //Архив РАН, Р-1, 11727.

131. Савченко Е. И., 1977. Отчет о работе Верхнесальского отряда Донской экспедиции в 1977 году. Архив ИА АНСССР Р-1, N 8099.

132. Сазонов A.A., 1991. Отчет о работе Теучежского отряда адыгейской археологической экспедиции при областном краеведческом музее в 1991 году. Архив ИА АН-РАН, Р-1. N 15033,15034.

133. Сафронов В.А.,1982. Хронология, происхождение и определение этнической принадлежности майкопской культуры по археологическим и письменным источникам. //Хронология памятников эпохи бронзы Северного Кавказа. Орджоникидзе.

134. Селимханов И.Р., 1960. Историко-химическое и аналитическое исследованиедревних предметов из медных сплавов. Баку.

135. Семенов Ю.И., 1993. Экономическая этнология М.,

136. Семенов Ю.И., 1993а. Переход от первобытного общества к классовому,пути и варианты развития. // Этнографическое обозрение. М.

137. Сорокина И.А., Орловская Л.Б., 1993. Погребения майкопского времени Общественного 2 могильника в степном Закубанье. //Вестник Шелкового пути. Археологические источники. М.

138. Столяр А.Д., 1964. Поселение Мешоко и проблема двух культур кубанского энеолита // Тезисы докладов научной сессии, посвященной итогам работ Государственного Эрмитажа за 1963 год. Л.

139. Тайсумов Т.А., 1990. Отчет об археологических разведках в округе с.Курчалой

140. Шалинского района ЧИР в 1990 году. // Архив ИА АН РАН, Р-1.

141. Тайсумов Т.А., 1991. Отчет об археологических разведках в Шалинскомрайоне ЧИР в 1991 году. // Архив ИА АН РАН, Р-1.

142. Телегин Д.Я., 1990. Степное Поднепровье и Нижнее Подунавье в неолитеэнеолите. // Каменный век на территории Украины. Киев.

143. Телепн Д.Я., 1991. Вартов1 тисячолггь. Кшв.

144. Тернер В., 1983. Символ и ритуал. М.

145. Тешев М.К., 1986. Гробница Псыбе памятник позднемайкопской ультуры на черноморском побережье. // Новое в археологии Северного Кавказа. М. Токарев С.А., 1990. Ранние формы религии. М.

146. Торосян P.M., 1976. Раннеземледельческое поселение Техута IY тыс. до н.э.// Археологические раскопки в Армении. Ереван.

147. Трейстер М.Ю., 1996. Троянские клады (атрибутация, хронология, исторический контекст). // Сокровища Трои из раскопок Генриха Шлимана М. Трифонов В.А.,1987. Некоторые вопросы переднеазиатских связей майкопской культуры.//КСИА, вып. 192.

148. Трифонов В.А., 1991. Степное Прикубанье в эпоху энеолита средней бронзы. // Древние культуры Прикубанья. Л.

149. Трифонов В.А., 1996. Поправки к абсолютной хронологии культур эпохи энеолита-бронзы Северного Кавказа. // Между Азией и Европой. Кавказ в IY-I тыс. до н.э. С-Пб.

150. Трифонов В.А., 1998. Переднеазиатские прототипы майкопских изображений львов: стиль и хронология. // Эрмитажные чтения памяти Б.Б.Пиотровского. Санкт-Петербург.

151. Шапошникова О.Г., Шарафутдинова И.Р., Фоменко В.Р., Довженко Н.Д., 1980. Археологические памятники Поингулья. Киев.

152. Шапошникова О.Г.,Фоменко В.Р., Довженко Н.Д., 1986. Ямная культурно-историческая область ( Южно-бугский вариант ). Киев.

153. Шевченко A.B., 1993. Материалы по палеоантропологии бронзового века Предкавказья. // Кочевники азово-каспийского междуморья. Орджоникидзе. Шиллинг Е.М., 1949. Кубачинцы и их культура. //Труды Института этнографии. Вып. YIII. М.

154. Шлиман, Петербург, Троя. 1998. С-Пб.

155. Шнирельман В.А., 1980. Происхождение скотоводства. М.

156. Шнирельман В.А., 1994. У истоков войны и мира. // Война и мир в ранней истории человечества. М.

157. Фальк-Ренне Арне, 1986, Путешествие в каменный век. М. Фармаковский Б.В., 1914. Архаический период в России. //MAP, вып.34,С-Пб. Федорова-Давыдова Э.А., 1983. Раскопки курганной группы Шахаевкая 2 на р. Маныче. // Древности Дона. М.

158. Флиттнер Н.Д. 1958. Культура искусство Древнего Двуречья. М. Формозов A.A., 1961. Археологическое обследование пещер в верховьях реки Белой в Краснодарском крае. // Сборник материалов по археологии Адыгеи. Майкоп.

159. Формозов A.A., 1962. О хозяйстве племен майкопской культуры Прикубанья. // КСИА, вып. 88.

160. Чайлд Г., 1952. У истоков европейской цивилизации. М.

161. Черных E.H., 1966. История древнейшей металлургии Восточной Европы. М.

162. Чеченов И.M., 1970. Гробница эпохи ранней бронзы в городе Нальчике. // CA, 2.

163. Чеченов И.М., 1973. Нальчикская подкурганная гробница. Нальчик. Чеченов И.М., 1974. О локальных различиях в памятниках майкопской культуры. // IY Крупновские чтения. Орджоникидзе. Чеченов И.М., 1984. Вторые курганные группы у селений

164. Кишпек и Чегем II. // Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик.

165. Cline W., 1937. Maining and Matallurgy in Negro Africa. // General serial in Antropology. N.5. Manasa.

166. Deshayes J., 1960. Les outils du bronz de L Indus au Danube (IY-II millenarie). Paris. Dolukhanov P., 1994. Environmment and Ethnicity in The Ancient Middle East. Newcastl.

167. Dumitrescu V., 1972, L,Arte Preistorica in Romania fino all'inicio dtll'eta dell ferro. Firenze.

168. Easton D.E., 1976. Towards A Chronology For The Anatolian Early Bronze Age. //

169. Anatolidn Stadis. vol. XXY1.

170. Ebert M., 1926. Sudrussland im Alterum. Bonn

171. Ertem E., 1974. Han Ibrahim sah Karizi. 1971. //Keban Project 1971 Activités. Ankara.

172. Faltings D. 1998. Die Keramik der Lebensmittelproduktion. Ikonographie und Archäologie eines Gebrauchsartikels. //Studen Zur Archäologie und geschichte Altagyptens. Band 14. Heidelberger Orientverlag.

173. Frangipane M., 1983. The Pottry of Period YI a, Metall Objects, Small Finds. // Origini, vol.XII, part 2a

174. Hancar F., 1937., Urgeschichte Kaukasiens von den Anfangen seiner Besiedlung bis in Zeit seiner Frühen Metallurgie. Leipzig

175. Hawk es J. and Woolley L., 1963. Prehistory and the Beginings of Civilization. New York.

176. Häusler A., 1985. Kulturbeziehungen zwischen Ost und Mitteleuropa im Neolithikum? //Zeitschrift Fur mitteldentsche Vorgeschichte, vol.68

177. Häusler A., 1994. Die Majkop Kultur und Mitteleuropa. // Zeitshrift Fur Archäologie. Vol.28-94/2. Heidelerg.

178. Kosay H.Z., Tyrfan K., 1959. Erzerum-Karaz karizi Raporu. // Belleten, vol.XXI11, s.91. Ankara.

179. Kosay H.Z., 1976. Keban Projekt. Pulur Excavations 1968-1970.

180. Korenevskiy S.N., 1996. New settlement Redant near Vlaikavkaz (Late Aeneolithic and

181. Early Bronze Period). // The Caucasus in the Context of World History. Tbilisi.

182. Mallowan M.E.L., 1965. Early Mesopotamia And Iran. New York.

183. Mantzevitch A., 1971. Sur Quelues Objets du Tumulus de Maikop. // Apulum, IX.

184. Maxwell Xyslop K.R. 1971. Western Asiatic Jewellery. London.

185. Munchaev R.M., Merpert N.Y., 1994. Da Hassuna a Accad. Scavi della missione russanella regione di hassake Siria di nord-est, 1988-1992. // Mesopotamia, vol. XXIX.1. Firenze.

186. Nagler A., 1997. Kurgane der Mozdok-Steppe in Nordkaukasien. // Archäologie in Eurasien. Bend 3. Berlin.

187. Palmieri A., 1967. Insedimento del bronzo antico a Gelinciknepe ( Malatia). // Origini, vol 1, Roma.

188. Palmiery A., 1973. Scavi nell'Area Sud-Occidentale di Arslsntepe. // Origini, vol. YII.

189. Pernicka E.,. 1997. Pernicka E., Begemann F., Schmitt-Strecker S., Todorova H.,

190. Kulef I. 1997. Prehistoric cooper in Bulgaria. Its composition and provenace. //Eurasia Antiqua, vol.3. Mainz.

191. Piggot S., 1965. Ancient Europe from the beginnings of Agriculture to Classical Antiquity. Edinburh.

192. Porada E., 1954. The Relative Chronology of Mesopotamia // Chronology in Old World archaeology. London.

193. Possel Gregori, 1981. Combay making. // Expedition, v.23 N.4. Race M. 1987. Pottery Analises, A Sourcebook. London.

194. Ravich I.G. and Ryndina N.V., 1995, Early Copper-Arsenic Alloys and the Problems of their Use in the Bronze Age of the North Caucasus. // Bulletin of the Metals Museum, vol.23. Tokio.

195. Renfrew C., 1984. Beyond a Subsistence Economy. The Evolution of Social Organization in Prehistoric Europe. // Reconstructing Complex Societies.

196. Ed. By Charlotte B. Moore. Supplement to the Bulletin of the American School of Oriental Resarch. № 20.

197. Renfrew C., 1984. Approachs to Social Archaeology. Edinburg.

198. Renfrew C., 1994. Towards a Cognitive Archaeology. //The Ancient mind, Elements of

199. Cognitive Archaeology. Cambridge.

200. Rostovzev M., 1920., The Sumerien Treasure of Astrabad. // The Journal of Egyptan Archaeology, volume YI. London.

201. Rothman M.S. 1994. Evolutionary Typologies and Cultural Complexity. // Chiefdoms and Early States in the Near East. Madison Wisconsin. Ed. By Gil Stein, Mitchell Rothman.

202. Schaeffer C., 1948. Straigrafie Comparee et chronologie de TAsie Occidentale. London.

203. Schmidt A.V., 1929. Die Kurgane der Stanica Konstsntinovskajy // ESA, IY. Helsinki.

204. Stuiver M. and Reimer P.J. 1991. Radiocarbon Calibraition Program. Rev 3.0.3. In Radiocarbon, 35, p. 215-230

205. Tallgren A.M., 1911. Die Kupfer- und Bronzezeit in Nordund Ostrusslsnd. SMIA, XXY. Helsinki.

206. Tallgren A.M., 1926. La Pontide Prescythique Apres L'lntroduction des Metaux. // ESA, II, Helsinki.

207. Tallgren A.M., 1929. Etudes sur le Caucasie du nord. // ESA, IY, Helsinki. Tallgren A.M., 1933. Dolmene of The North Caucasus. //Antiquity, v.YII.

208. Talion F., 1987. Metallurgie susienne I. De la fondation de Suse au XYIII -e avant J.-C. (1,2). Paris.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 132865