Эстетические воззрения Сигизмунда Кржижановского :От шекспироведения к философии искусства тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Делекторская, Иоанна Борисовна

Диссертация и автореферат на тему «Эстетические воззрения Сигизмунда Кржижановского :От шекспироведения к философии искусства». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 76952
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Делекторская, Иоанна Борисовна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
159

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Делекторская, Иоанна Борисовна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА

С.КРЖИЖАНОВСКИЙ - "ПЕРЕВОДЧИК" ШЕКСПИРА.

РОЛЬ И МЕСТО ШЕКСПИРОВСКИХ ЦИТАТ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ С.КРЖИЖАНОВСКОГО.

ГЛАВА

ТЕОРИЯ ДРАМЫ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ С.КРЖИЖАНОВСКОГО.

2.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ.

2.2. С.КРЖИЖАНОВСКИЙ О ПРИРОДЕ ТЕАТРАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ. ТЕМА СНА. -АНТИУТОПИЯ КАК ТЕМА ТВОРЧЕСТВА.

2.3. ОТ ПРОБЛЕМЫ СЦЕНИЧЕСКОЙ РЕЧИ К ПРОБЛЕМЕ СВОБОДЫ МЫШЛЕНИЯ

2.4. "ИЗНАШИВАНИЕ СМЫСЛА". - ФИЛОСОФИЯ ГИПЕРБОЛЫ.

ГЛАВА

ПОЭТИКА ЗАГЛАВИЙ АВТОРА "ПОЭТИКИ ЗАГЛАВИЙ".ОТ ЗАГЛАВИЯ К МИРОСОЗЕРЦАНИЮ.

ГЛАВА

СКВОЗНЫЕ" ОБРАЗЫ В ШЕКСПИРОВЕДЕНИИ И В ЛИТЕРАТУРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ С. КРЖИЖАНОВСКОГО.

4.1. ОБРАЗ ГОРОДА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ С. КРЖИЖАНОВСКОГО.

4.2. КНИГА В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВ С. КРЖИЖАНОВСКОГО.

4.3. СЛОВО КАК ОДИН ИЗ КЛЮЧЕВЫХ ОБРАЗОВ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ С. КРЖИЖАНОВСКОГО.

4.4. ПАМЯТЬ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВ С. КРЖИЖАНОВСКОГО.

4.5. ИГРА И СМЕРТЬ В СИСТЕМЕ ОБРАЗОВ С. КРЖИЖАНОВСКОГО.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Эстетические воззрения Сигизмунда Кржижановского :От шекспироведения к философии искусства"

Судьба писателя Сигизмунда Кржижановског о (1887 - 1950) уникальна. При жизни признанный такими авторитетными ценителями, как М. Волошин, А. Грин, А. Таиров, В. Мейерхольд, Е. Ланн, А. Аникст, П. Антокольский, не раз слышавший восторженные похвалы других, не менее знающих людей, он смог издать только одну книгу - теоретическое исследование "Поэтика заглавий" (вышедшее в издательстве "Никитинские субботники" в 1931 году). Трижды проваливались попытки публикации сборников новелл и повестей под разными заглавиями в различных издательствах. А после смерти почти на четыре десятка лет не только тексты, но даже само имя Сигизмунда Кржижановского оказалось неким непостижимым образом вычеркнуто из истории отечественной словесности. На земле еще жили люди, общавшиеся когда-то с Кржижановским, слушавшие в 20-х - 40-х годах его лекции по истории литературы и театра, читавшие в машинописи его сочинения, присутствовавшие на публичных выступлениях Кржижановского у Е. Ф. Никитиной ("Никитинских субботниках") и в других "литературных домах", куда одно время было модно звать "на Кржижановского". И в то же время официальные "истории русской советской литературы" упорно игнорировали факт его существования.

Первая книга новелл и повестей Кржижановского "Воспоминания о будущем" увидела свет лишь в 1989 году. В дальнейшем сборники его произведений публиковались как в России, так и за рубежом - в Германии и во Франции. Несмотря на это, Кржижановский продолжает оставаться автором мало изученным, а для широкой публики - писателем "известным своей неизвестностью".

Несколько более, чем литературному наследию Кржижановского, повезло его литературно-критическим сочинениям. Это и понятно - ведь своим появлением на свет они были обязаны необходимости добывать "хлеб насущный" и невозможностью издать Книгу, а проще говоря, писались в основном "по случаю" и имели конкретного адресата-редакцию. Не следует, однако, думать, что статьи Сигизмунда Кржижановского о творчестве А. Чехова, Э.По, Б.Шоу, А.Островского были элементарной "халтурой", написанной ради куска хлеба. Кржижановский плохо писать не мог, не умел просто в силу своего таланта. Как не мог он порой остановить движение взволновавшей его темы, сочиняя тогда "плюс" к одной "заказной" статье серию "не заказных". Именно так появился среди его сочинений цикл шекспироведческих статей. А. Г. Бовшек, жена писателя, вспоминала: "Предполагалась небольшая, на полчаса, передача по радио о творчестве Шекспира; М. Левидов, согласовавшись с представителями от радио, поручил С. Д. написать очерк. Случилось то, что весьма характерно для творческой практики Кржижановского. Он написал очерк не столько по заданию радио, сколько по внутренней потребности высказаться о том, что в Шекспире было интересно и дорого лично ему. Передача не состоялась, но Левидов заставил автора переделать очерк в статью, отдал ее в редакцию журнала "Литературный критик". Так появились в этом журнале "Шаги Фальстафа", "Контуры шекспировской комедии" и другие работы. С. Д. написал двенадцать работ на шекспировские темы и, сам того не замечая, превратился в шекспироведа. Не было ни одной шекспировской конференции, на которой Кржижановский не выступил бы с докладом, освещающим новые участки в творчестве великого драматурга."1

Работая над статьями о Шекспире, Кржижановский перечитывал и "пере-перечитывал" всего Шекспира, естественно, в оригинале. А в итоге этой работы осталось полтора десятка статей -изданных и неизданных, переизданных и нет. Кржижановскому удается в них, используя так свойственный ему систематический подход, провести уникальный в своем роде культурно-исторический анализ творчества Шекспира, при этом почти не касаясь обстоятельств его частной жизни. Последнее вполне понятно, так как на эту тему уже писали слишком многие - предшественники и современники, а воспроизводить и дополнять чужие темы Кржижановскому было неинтересно. Хватало своих. Необходимо признать, что видимое безразличие к частной жизни Шекспира и концептуальная концентрация на его творческом методе служат гарантами тому, что шекспироведческие сочинения Кржижановского еще долго не потеряют своей актуальности. Можно с уверенностью утверждать, что от того, как в конце концов будет решен вопрос о личности Шекспира, их научная злободневность ни коим образом не зависит. Данное замечание необходимо в связи с появлением в 1997 году книги И. Гилилова "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса" (М.,

1997), автор которой крайне убедительно, опираясь на стройную систему доводов, доказывает, что драматург и поэт Уильям Шекспир - не что иное, как гениальная мистификация, за которой стоят граф и графиня Ретленды - подлинные создатели "шекспировского" наследия.

Литературоведение большого писателя, как известно, дело для отечественной культуры не новое: вспомним, к примеру, пушкинистику А. Ахматовой, статьи О. Мандельштама о Вийоне и Верлене. Диалоги эти замечательны тем, что чтение их помогает лучше понять и ту, и другую стороны, ибо всякий большой художник, о чем бы ни говорил, говорит прежде всего о себе. А уж когда разговор заходит о ком-либо из великих (и любимых) предшественников, тут говорящий, вся его творческая и человеческая личность перед читателем и исследователем - как на ладони.

На протяжении жизни Кржижановского Шекспир был его "вечным спутником". Дело не ограничивалось обычным влиянием классика на современного писателя. Потому что, по мысли Кржижановского, принципиально важной для постижения его мировоззрения, "слово "влияние", которым так любит пользоваться наше литературоведение - не вполне то слово (. . .). Когда человек, стоя у рояля, берет голосом какую-либо ноту, ей отвечают все струны рояля того же гармонического строя." Кржижановский "созвучен" Шекспиру в том, что касается собственно писательского творчества. Основная черта, главная "краска", отличающая его, помимо бесспорного писательского дара - исключительная цельность. Во всех своих творческих проявлениях и при всем многообразии тем Кржижановский более и несомненнее многих -художник одной Темы, имя которой - Globus Intellecktuallis Сигизмунда Кржижановского.

Среди всего литературоведения, а точнее "литературовидения" о

Кржижановского (ибо писатель и вправду не "ведает", но видит, всегда по-своему, своих великих собеседников) "шекспировидение" занимает особое место. Круг проблем, последовательно и разносторонне разбираемых, поражает широтой охвата: история и поэтика, проблемы перевода и психология творчества. Хронологически шекспировская тема как бы пронизывает все литературоведение писателя, занимая в нем явно лидирующее положение как по количеству страниц, так и по степени разработанности применительно к одному автору принципиально важных для Кржижановского общеэстетических идей.

Творческое наследие Кржижановского включает в себя следующие материалы о Шекспире (в хронологическом порядке), послужившие источниками данного диссертационного исследования:

Комедиография Шекспира (1934)4;

Шаги Фальстафа (1934);

Сэр Джон Фальстаф и Дон Кихот (1934 - 1939);

Комедийный сюжет Шекспира (1935);

Контуры шекспировской комедии (1935);

Поэтика шекспировских хроник (1935);

Комедии молодого Шекспира (1935 - 1937);

Шекспировская энциклопедия (справочник для вузовцев, читателей советского издания Шекспира, режиссеров, актеров и молодых шекспироведов). План издания. (1936);

Воображаемый Шекспир (1937);

Забытый Шекспир (1937);

Военные мотивы у Шекспира (1937);

Фрагменты о Шекспире (1939);

Детские персонажи у Шекспира (1940);

Песенки Шекспира (1943);

Концовки шекспировских пьес (1940-е гг.) К сожалению, не сохранилось ни текстов, ни даже конспектов докладов в Шекспировском кабинете ВТО и лекций для режиссеров эвакуированных во время войны в Восточную Сибирь театров, которые могли бы стать ценнейшим материалом для изучения.

Необходимо также сказать и о некоторых программных сочинениях Кржижановского, выходящих за рамки шекспировской тематики, но без которых невозможно исследование его эстетических воззрений.

- В первую очередь это "Философема о театре", рукопись, датируемая 1923-м годом, концептуальная для творчества автора в целом, а не только для его литературоведческой деятельности. Слишком многие идеи, впервые сформулированные в ней, переходя из работы в работу, обретали все большую объемность, чтобы вновь собраться вместе в итоговых, венчающих шекспировский цикл "Фрагментах о Шекспире" (название "Фрагменты", подразумевающее принципиальную незавершенность и незавершимость темы, возможность возвращения к ней, характерно для Кржижановского. Той же природы заглавия еще нескольких его статей из иной литературной области: "Этюды об Островском", "Театральная ремарка. Фрагмент", "Фрагменты о Б.Шоу").

- Статья "Этюды об Островском" (1924) написана почти одновременно с "Философемой о театре", но, в отличие от нее, напечатана (в газете "Семь дней Московского Камерного Театра"5). Здесь были впервые "опробованы" на конкретном драматургическом материале идеи, высказанные в "Философеме о театре" и впоследствии нашедшие отражение в шекспироведении Кржижановского.

- "Поэтика заглавий" (1925 - 1931 )6 - на сегодняшний день классическое исследование на эту тему, не имеющее себе равных как по широте охваченных проблем, так и по глубине философского взгляда на них.

- "Драматургия шахматной доски. На правах парадокса" (1945) -диалог, участники которого объединены шахматной партией и "стремлением отыскать сходные элементы в самораскрытии шахматной и театральной схематик."

Темы и мысли, высказанные в этих работах, перекликаются с идеями и темами из "шекспировских" статей, еще раз указывая на внутреннюю цельность творческого наследия автора при всей его видимой неоднородности.

В диссертации также используются собственно художественные тексты Кржижановского, цитируемые по рукописям в собрании РГАЛИ и по следующим изданиям:

- Кржижановский С. Воспоминания о будущем. М., 1989.

- Кржижановский С. Возвращение Мюнхгаузена. М., 1990.

- Кржижановский С. Сказки для вундеркиндов. М., 1991.

За десять лет, прошедших с момента выхода в свет первой книги новелл и повестей Кржижановского, исследовательских работ о нем появилось сравнительно немного. Всю литературу, посвященную творчеству писателя, можно разделить на три группы:

1. Биографические очерки, предваряющие публикации в периодических изданиях и сборниках сочинений.

2. Рецензии - отклики на книги новелл и повестей Кржижановского.

3. Небольшое количество собственно исследований текстов этого автора.

Первая попытка дать общую характеристику жизни и творчества писателя была сделана В.Перельмутером в предисловии к книге новелл и повестей С.Кржижановского "Воспоминания о будущем". Следует отметить также статьи-предисловия В.Перельмутера к следующим двум книгам С.Кржижановского -"Возвращение Мюнхгаузена" и "Сказки для вундеркиндов", статью Д.Фельдмана "Канонада по канонам", напечатанную в сборнике "Встречи с прошлым" (М., 1990), отзывы М.Гаспарова (Октябрь. -1990. -№ 3), В.Камянова (Новый мир. -1992. -№ 8) и И.Васюченко (Новый мир. -1990. -№ 6) на появление книг Кржижановского. Особого упоминания заслуживает раздел, посвященный образам пространства в творчестве Кржижановского, в книге В.Топорова "Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в области мифопоэтического" (М., 1995), раздел философскомосквоведческого эссе Р. Рахматуллина "Исход" (Новый мир. -2000. -№ 1.), посвященный особенностям восприятия Кржижановским московского пространства, а также статья В.Мильдона "Тринадцатая категория рассудка", разбирающая проблематику образов смерти в русской литературе XX века (Вопросы литературы. -1997. -№ 3). К слову, заглавие позаимствовано автором у одной из новелл Кржижановского. В продолжение изучения проблем, поднятых В. Топоровым и В. Мильдоном, в данной работе будет отведено особое место теме Города и Смерти в системе образов Кржижановского. Будучи включенными в его художественно-эстетическую концепцию, эти, так называемые, "сквозные образы" наряду с другими играют в ней смыслообразующую роль.

Что касается деятельности С.Кржижановского как теоретика искусства, то этот аспект его творчества на сегодняшний день практически не изучен. Некоторые подходы к теме наметил В.Перельмутер в статье "Литературоведение Сигизмунда Кржижановского" и в работе "Судьба берет себе звезды", опубликованной в журнале "Советская драматургия" (1992.- № 2). Впрочем, данные статьи акцентируют внимание прежде всего на биографическом аспекте литературоведения писателя.

Настоящее исследование представляется особенно актуальным в свете современных тенденций в отечественном литературоведении, когда исключительное внимание уделяется изучению истории русской литературы и эстетической мысли первой половины 20-го века. Философия культуры Кржижановского берет начало от философских построений русских символистов. Его поэтика близка А. Белому, А. Грину, М. Булгакову - авторам достаточно глубоко на сегодняшний день изученным. Эстетическая концепция Кржижановского имеет бесспорное право занять подобающее ей место в истории русской эстетической мысли начала 20-го столетия.

С точки зрения новизны в этой связи представляет интерес проведение анализа блока теоретических работ Кржижановского, и в частности - его сочинений, посвященных творчеству Шекспира, определение значимости эстетических идей и философско-культурологических проблем, затронутых в них, для творчества писателя в целом.

В настоящей работе впервые теоретические сочинения Кржижановского и его художественные тексты рассматриваются как единое целое, как мегатекст, объединенный комплексом концептуальных эстетических идей.

Впервые делается попытка реконструкции художественной картины мира С.Кржижановского на основе анализа как теоретических, так и собственно художественных его текстов.

При изучении шекспироведческих работ Кржижановского в контексте его собственно литературной деятельности диссертация ставит себе целью реконструировать философско-культурологическую и философско-эстетическую систему взглядов этого выдающегося писателя и оригинального мыслителя.

В процессе реализации поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи: дается обзор шекспироведческих работ Кржижановского, определяются основные темы, занимавшие его в связи с шекспировским творчеством; делается попытка выявления значения этих работ для литературного творчества Кржижановского в целом; выявляются интертекстуальные и интертематические связи шекспироведческих сочинений Кржижановского в связи с нарисованной им художественной картиной мира; в той же связи выявляются основополагающие темы ("сквозные" темы) и "сквозные" образы творчества Кржижановского (как литературно-критического, так и собственно литературного). Прослеживаются внутренние связи между ними. Определяются их место и роль в творчестве Кржижановского.

При этом используются методы, подсказанные самим Кржижановским и по сути близкие к методам семантического анализа Тартусской школы, но применявшиеся писателем задолго до образования последней. Эти методы заключаются в том, что текст рассматривается как комбинация элементов, каждый из которых, переходя из сочинения в сочинение, не только в той или иной мере отражает внутренний смысл текста, но и характеризует творчество автора в целом. Следовательно, сравнительный анализ отдельных элементов корпуса текстов дает возможность воссоздать художественную картину мира его автора.

Диссертация имеет следующую структуру, обусловленную ее целью и задачами:

1. Так как шекспироведение Сигизмунда Кржижановского - не что иное, как попытка, критически осмыслив, дать русскому читателю "русского", "современного" Шекспира, то его с известной долей условности можно назвать "переводчиком" Шекспира с "берега" одной культуры на "берег" другой. Тем более, что и проблема собственно литературного перевода неизменно привлекала к себе внимание Кржижановского. Ярчайшим примером понятой в широком смысле переводческой деятельности, представляется цитирование Шекспира в повестях и новеллах Кржижановского, где шекспировские цитаты играют всегда смыслообразующую роль, служат своего рода внутритекстовыми эпиграфами. В связи с этим, первая глава данной работы называется "Кржижановский - "переводчик" Шекспира". В ней рассмотрены взгляды автора на проблему литературного перевода, а также проведен анализ шекспировских цитат, включенных в литературные тексты Кржижановского, их функций и целей их использования. Также в первой главе на основе анализа включенных в тексты Кржижановского цитат из Шекспира делается первая попытка наметить дальнейшее движение по пути интертекстуальных связей к выявлению "сквозных" тем и образов творчества писателя.

2. Вторая глава - "Теория драмы в интерпретации С. Кржижановского" - представляет собой обзор основных идей, содержажщихся в шекспироведческих сочинениях Кржижановского. В данном разделе прослеживается движение от системообразующих идей литературной критики автора к установкам, играющим смыслообразующую роль в картине мира С.Кржижановского.

3. Третья глава называется "Поэтика заглавий автора "Поэтики заглавий". В ней разбираются особенности отношения Кржижановского к заглавной строке литературного произведения. Проблема, которой посвящена работа "Поэтика заглавий" и которая была оригинально разработана Кржижановским, в частности, применительно к творчеству Шекспира. Данный раздел включает в себя также анализ заглавий собственных произведений и сборников Сигизмунда Кржижановского, цель которого - продолжение выявления "сквозных" идей и образов его творчества.

4. Четвертая глава представляет собой обобщенный и дополненный перечень "сквозных" образов, выявленных в предыдущих разделах работы, а также дает развернутую характеристику каждому из них.

И, наконец, заключительный раздел диссертации подводит итог проделанной работы, реконструирует на основе полученного в процессе изучения литературно-критического и литературного наследия Кржижановского систему его философско-эстетических воззрени

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Делекторская, Иоанна Борисовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучая шекспироведение Кржижановского в контексте как литературно-критической, так и собственно литературной его деятельности, мы показали, что исследовательские методы, подходы к шекспировскому наследию "работают" у Кржижановского и в тех случаях, когда он обращается к творчеству других классиков (Островского, Пушкина), и когда пишет о теории драмы вцелом. Следовательно, его отдельные теоретические работы могут быть рассмотрены как "разделы", составляющие некий гипертекст, подчиненные единому логическому принципу построения.

Литературно-критические сочинения С.Кржижановского являются важнейшей частью его художественного мира и могут быть поняты адекватно лишь в контексте этого мира.

Кржижановский - переводчик Шекспира, "транскрибирующий" его не только на язык современной ему культуры (в сущности, любой исследователь классической литературы занимается ее "переводом", имея целью сделать классика понятным современникам), но - в глубоко личном плане - превращающий Шекспира в ключевую фигуру той игры, на которой основана его собственная картина мира. Мир Кржижановского наводнен образами культуры. Он одновременно жестко структурирован и крайне демократичен.

Освоение шекспировского наследия ведется Кржижановским в двух направлениях.

Первое: филологическое исследование произведений Шекспира в контексте истории театра, теории и философии драмы. При этом особое внимание уделяется следующим темам:

1. теория жанра;

2. проблема театрального времени;

3. проблема сценической речи;

4. проблема перевода Шекспира на русский язык;

5. проблема заглавия: заглавной строки в произведении, заглавиеобразного имени.

Второе: включение шекспировских цитат в ткань собственных произведений на правах эпиграфа (в большинстве случаев -внутретекстового). Вовлечение Шекспира в игру с образами мировой культуры, пристрастие к которой - одна из особенностей творческого метода Кржижановского.

Несмотря на кажущуюся полярность означенных подходов, оба они, в конечном счете, помогают исследователю постичь особенности картины мира Кржижановского.

Так, анализ его теоретических работ в контексте литературного труда приводит нас, соответственно:

- от проблемы театрального времени через тему сна - к теме антиутопии;

- от проблемы сценической речи к проблеме свободы мышления;

- от проблемы изнашивания формы - к проблемы гиперболы, к философии фантазма. Изучение в свете постулатов "Поэтики заглавий" собственной практики озаглавливания Кржижановского позволяет выявить точки, задающие направление всему его творчества (фантазм, большая Игра, книжность, путешествие).

В то же время анализ шекспировских цитат, включенных в сочинения Кржижановского, обнаруживает характерную для автора особенность восприятия мировой культуры (умение мыслить культуру без временных и географических границ) и искусства (умение видеть в противоположных жанрах лишь различные воплощения игрового начала, мажорная или минорная тональность при этом зависит только от способа комбинирования отдельных приемов). Изучая роль и место шекспировских цитат, мы сталкиваемся с проблемой психологии и природы творчества, занимавшей Кржижановского в течение всей его жизни, с проблемой взаимоотношений фантазма с действительностью, а также обнаруживаем подходы к так называемым "сквозным" образам творчества писателя.

Система сквозных образов у Кржижановского состоит из двух уровней.

1. Совокупность "архи-сюжетов", "архи-тем", используемых в новеллах и повестях:

- тема Антиутопии;

- тема Гулливерства;

- тема о двойнике;

- тема "Реквиема";

- тема "Декамерона" или "Мюнхгаузеана";

2. Глубинный уровень системы сквозных образов: совокупность культурозначимых вещей и понятий, главные из которых - Город, Книга, Слово, Память, Игра, Смерть. Каждый из сквозных образов имеет спасительную и гибельную ипостаси. Система сквозных образов, следовательно, является еще и системой образов-двойников, что роднит ее с карнавальной системой, связывающей смешное и серьезное, игру и смерть, фантазм и повседневность.

Обращение к шекспировским мотивам, импровизации Кржижановского на темы классики - своего рода проявление "тоски по мировой культуре" (О.Мандельштам) в том мире, о котором свидетельствует писатель, где "вечные ценности" как бы не у дел. И где память - единственное средство сохранения "плюс-мира", но не себя в мире и не мира в себе.

В основе картины мира Кржижановского лежат два почти божественных начала - Слово (8рИо1а, "Якоби и Якобы") и Карнавал, Игра (большая игра, "Философема о театре", "Клуб убийц букв") - и "фантазм" - их идеальное соединение. Отсюда внимательнейшее отношение к подбору слов в произведениях Кржижановского, почти поэтическая техника, отсюда и поэтика заглавий автора "Поэтики заглавий", восходящая все к тому же почитанию слова, о котором было заявлено в самом начале литературной деятельности Кржижановского ("Якоби и Якобы"). Слово и Игра существовали когда-то в первозданной цельности, но разбились о реальность. Творчество Кржижановского есть свидетельство о той самой реальности, где указанные начала расколоты" на множество, где слово обессмысливается, книги служат вместилищами пустоты, а игра и фантазм наказаны смертью ("Возвращение Мюнхгаузена", "Клуб убийц букв"). Здесь у каждой вещи есть двойник, тень, стремящаяся занять место оригинала. Молчание - единственно истинное высказывание. Мир, окружающий Кржижановского - "анти-мир", "минус-мир", вытеснивший "плюс-мир", что автоматически превращает "да" в "нет", бытие в небытие, "естей" в "нетов". Мир победившей смерти как метафизического понятия, странным образом поменявшей знаки бытия с плюса на минус и сделавшей для человека физическую смерть единственным способом остаться живым.

Раздвоенность - извечная трагедия Кржижановского и его персонажей как в личностном плане (вечное ощущение собственного несоответствия действительности и одновременно -стремление сохранить свое "я"), так и в плане творчества, глубинных творческих проблем. Отрицая слова и книги, земные слова - как телесную оболочку замысла, божественного бр/го^г и книги, их вместилища, он, тем не менее, не может без них, они -единственное оправдание его существования.

В этом контексте появление на страницах сочинений Кржижановского Гулливера и Мюнхгаузена более чем закономерно. Оба персонажа находятся в состоянии конфликта с окружающим миром. Гулливер во время своих многочисленных путешествий неизменно находится в невольной оппозиции к жителям тех стран, в которые заносит его судьба, несмотря на все старания быть адекватным. То же - и Мюнхгаузен, сочинитель невероятных историй, строящий мир вранья, по определению противоположный миру факта. Два эти персонажа для Кржижановского - синоним темы антиутопии.

Минус-житель" как бы страны победившей утопии, Кржижановский неспроста связывает тему антиутопии с темой сна. На первый взгляд - вопреки логике, согласно которой утопия есть сон, мечта, антиутопия - пробуждение. Явь и сон меняются у него местами, а читателя не оставляет странное чувство, будто автор, очнувшись от сна антиутопии, пробуждается. .в антиутопии.

Сны Кржижановского - не только метафизическое переосмысление реальности. Они, как и положено - грезы о некоем идеале. Состояние сна приближает автора и персонажи к недостижимо идеальному положению вещей ("Обиженное ми-бемоль", "Смерть эльфа"). Моделью идеального мира является театр, наивысшее воплощение которого - театр Шекспира.

Логично предположить, что в "анти-мире" победившей антиутопии театр - единственно возможное воплощение утопии. А поскольку театр Шекспира для Кржижановского - высшее воплощение театральности, то мир Шекспира в системе координат Кржижановского является "плюс-миром". В нем раздвоенность, существование трагического и комического осмысливается не как личная трагедия автора (с чем мы непрерывно сталкиваемся в его повестях и новеллах), а как объективная органическая данность. В нем фантазмы и реальность сосуществуют, не вступая в конфликт, Слово и Игра наличиствуют в своей совершенной ипостаси.

Исследование Шекспира Кржижановским становится не только филологической работой, не только деятельностью с целью дополнительного заработка, но и попыткой изучения идеального мира, безвозвратно потерянного для его собственных персонажей.

Таким образом, наследие Кржижановского есть свидетельство как о "минус-пространстве", так и о "плюс-пространстве". Последнее - не пространство города, не книжное пространство, не пространство памяти индивидуальной или общественной, ведь каждое из названных начал имеет своего антипода и выступает всегда двояко, служа то спасением, то разрушением, но пространство шекспировского театра, еще не забывшего о своих карнавальных истоках.

Разумеется, настоящее диссертационное исследование не исчерпывает всех вопросов, возникающих при знакомстве с литературоведческими работами Сигизмунда Кржижановского, при сопоставлении принципов исследования автором классики с собственными его творческими принципами.

Нуждаются в углубленном изучении кантианские мотивы в творчестве Кржижановского, а также истоки проблемы карнавализации в его сочинениях, восходящей, по всей видимости, к германской философии начала XX в.

Необходимо отметить, что используемый в диссертации компаративистский метод исследования, основанный на сравнении шексироведческих работ Кржижановского с его собственно литературным наследием, хотя и дает вполне весомые результаты в деле воссоздания эстетической картины мира, но не является

132 единственно возможным. Представление об эстетических воззрениях Кржижановского остается неполным без углубленного анализа (также в контексте литературной деятельности автора) его работ, посвященных А.Пушкину, Н.Островскому, А.Чехову, Б.Шоу, Э.По. В данной работе мы, разумеется, отчасти затрагивали эти сочинения, но более внимательное их изучение - дело будущего.

Перечисленные проблемы остались за рамками диссертации по той причине, что изучение их должно быть проведено со всей тщательностью и максимальной глубиной погружения в материал, а следовательно каждая из перечисленных проблем не только может, но и должна стать темой отдельного исследования.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Делекторская, Иоанна Борисовна, 2000 год

1. СБОРНИКИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ С.КРЖИЖАНОВСКОГО

2. Кржижановский С. Воспоминания о будущем: Избранное из неизданного / Сост., вступ. ст. и примеч. В.Г.Перельмутера. М., 1989.-463 с.

3. Кржижановский С. Возвращение Мюнхгаузена: Повести; Новеллы; Воспоминания о Кржижановском / Сост., подгот. текста, вступ. ст., примеч. В. Перельмутера. Л., 1990. -576 с.

4. Кржижановский С. Сказки для вундеркиндов: Повести, рассказы. / Сост., подгот. текста, предисл, примеч. В.Перельмутера. М., 1991. -704 с.

5. Кржижановский С. "Страны, которых нет": Статьи о литературе и театре. Записные тетради. / Сост., подгот. текста, предисл, примеч.

6. B.Перельмутера. М., 1994. -156 с.2. СТАТЬИ С. КРЖИЖАНОВСКОГО

7. Военные мотивы у Шекспира // Советское искусство. 1937. 8 декабря. С. 3.

8. Воображаемый Шекспир // Советское искусство. -1937. -23 августа. -С. 5. Детские персонажи у Шекспира // Детская литература. -1940. -№ 6.1. C. 13-15.

9. Драматургия шахматной доски. РГАЛИ, ф. 2280, оп. 1, ед.хр. 66. Забытый Шекспир // Театр. -1939. -№ 4. -С. 33-43.

10. Комедии молодого Шекспира // Шекспировский сборник. 1967. М., 1968. С. 128-145.

11. Комедийный сюжет Шекспира // Интернациональная литература.1935. -№ 7. -С.101-108.

12. Комедиография Шекспира // Шекспировские чтения. М. 1990. С. 241-295

13. Контуры шекспировской комедии // Литературный критик. -1935. -№ 2. -С.26-50.

14. Сэр Джон Фальстаф и Дон Кихот // Шекспировский сборник. 1967. М., 1968. С.146-158.

15. О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ С. КРЖИЖАНОВСКОГО Васюченко И. Арлекин против Кощея // Новый мир. -1990. -№ 6. -С. 264266.

16. Гаспаров М. Мир Сигизмунда Кржижановского // Октябрь. -1990. -№ 3. -С. 201-203.

17. Камянов В. Красный ферзь под боем // Новый мир. -1992. -№ 8. -С. 239243.

18. Мильдон В. Тринадцатая категория рассудка (Из наблюдений над образами смерти в русской литературе 20-30-х гг. XX века) // Вопросы литературы. -1997. -№ 3. -С. 128-140.

19. Перельмутер В. "Трактат о том, как невыгодно быть талантливым": Предисл. // Кржижановский С. Воспоминания о будущем. С. 3-30. Перельмутер В. Когда не хватает воздуха: Предисл. // Кржижановский С. Возвращение Мюнхгаузена. С. 3-18.

20. Перельмутер В. "Прозеваный гений": Предисл. // Кржижановский С. Сказки для вундеркиндов. С. 3-26.

21. Перельмутер В. "Судьба берет себе звезды" // Современная драматургия. -1992. -№ 2. -С. 180-186.

22. Фельдман Д. "Канонада по канонам" // Встреч с прошлым. М., 1990. С. 67 -75.

23. ДРУГАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

24. Аксенов И. А. Гамлет и другие опыты в содействии отечественнойшекспирологии. М., 1930.-217 с.

25. Аксенов И. А. Кудрявая и простая речь Шекспира //Литературная газета. -1933. -11 сентября. -С. 3.

26. Аксенов И. А. Лица и характеры Шекспира // Театр и драматургия. -1935. -№ 8. -С. 12 18; -№ 9. -С. 43 - 46.

27. Аксенов И. А. Происхождение драмы Шекспира // Интернациональная литература. -1935. -№ 11. -С. 128 136. Аксенов И. А. Шекспир. Статьи. М., 1937. -363 с.

28. Альтман И. Укрепите компас! //Литературный критик. -1934. -№ 1. -С. 212.

29. Аникст А. Шекспир. Ремесло драматурга. М. 1947. -607 с.

30. Антиутопия XX века : Сб. ст. / Сост. В. Бабенко; Послесл. А. Зверева. М.,1989.-384 с.

31. Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1990. -528 с.

32. Белецкий А. И. В мастерской художника слова. // Белецкий А. И. Избранные труды по истории литературы. М., 1964. -478 с. Белый А. Символизм как миропонимание: Сб. ст. / Сост. Л. Сугай. М., 1994. -528 с.

33. Веселова Н., Орлицкий Ю., Скороходов М. Поэтика заглавий. Материалы к библиографии. Тверь. 1997. 176 с.

34. Гальцева Р. , Роднянская И. Помеха человек: Опыт века в зеркале антиутопий // Новый мир. -1988. -№ 12. -С. 217-230.

35. Гилилов И. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса. М., 1997.-460 с.

36. Голубева В. За подлинного Шекспира // Литературная газета. -1940. -10 февраля. -С. 4.

37. Дейч А. Шекспир для детей // Детская литература. -1938. -№ 18 19. -С. 52 Динамов С. Сюжет у Шекспира // Советское искусство. -1935, -11 февраля. -С. 3.

38. Динамов С. Учитесь у Шекспира // Литературная газета. -1934. -29 августа. -С. 3

39. Динамов С. Шекспир и его эпоха // Литературная газета. -1935. -4 декабря -С. 3.

40. Долгополов И. Роман А. Белого "Петербург": Послесл. // Белый А. Петербург. Л., 1981. С. 642-650.

41. Кеменов В. Приземленный Шекспир // Советское искусство. -1936. -23 мая. -С. 4.

42. Кут А. Шекспир, Пушкин и Шоу (классики в Камерном театре) // Советское искусство. -1934. -17 апреля, -С. 3.

43. Лакшин В. "Антиутопия" Евгения Замятина // Знамя. -1988. -№ 4. -С. 126130.

44. Латынина Ю. В ожидании Золотого Века: От сказки к антиутопии // Октябрь. -1989. -№ 6. -С. 177-187.

45. Левидов М. Ю. Три Шексира // Театр и драматургия. -1935. -№ 7. -С. 31 -38.

46. Лозинский М. К переводу "Гамлета": Предисл. // Шекспир В. Трагедия о Гамлете. М.-Л., 1937. С. 7-13.

47. Морозов М. М. Статьи о Шекспире. М., 1964. -310 с.

48. Морозов М.М. Шекспир. М., 1947. -280 с.

49. Морозов М.М. Шекспир, Берне, Шоу. М., 1967. -328 с.

50. Остужев А. О правилах грамматики и о законах театра // Правда. -1940. -19января. -С. 4.

51. Ожегов С. Словарь русского языка. М., -846 с.

52. Пристли Д.-Б. Фальстаф и его окружение // Интернациональная литература. -1935. -№ 3 4. -С. 290 - 299.

53. Роллан Р. Мой Шекспир // Интернациональная литература. -1937. -№ 5. -С. 171-188.

54. Словарь иностранных слов. М., 1982. - 608 с. Смирнов А. А. Творчество Шекспира. Л., 1934. -200 с. Столяров М. Как переводить Шекспира // Советское искусство. -1940. - 9 февраля. -С. 6.

55. Тимина С. Последний роман Андрея Белого: Предисл. // Белый А. Москва. М., 1989. С. 3-21.

56. Чуковский К. Астма у Дездемоны // Театр. -1940. -№ 2. -С. 56.

57. Чуковский К. Единоборство с Шекспиром // Красная новь. -1935. -№ 1. С.34.

58. Чуковский К. Искалеченный Шекспир // Правда. -1939. -25 ноября. -С. 4. Чуковский К. И. Искусство перевода. М.-Л., 1936. 184 с. Шекспир: библиография русских переводов и критической литературы. 1748 -1962. М., 1964. -711 с.

59. Шекспир В. Избранные драмы в новых переводах. М.-Л., 1934. -513 с. Шохина В. На втором перекрестке утопий // Звезда. -1990. -№ 11. -С. 171179.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 76952