Этно-социальные истоки культуры цыган России тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.13, кандидат философских наук Сеславинская, Марианна Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Этно-социальные истоки культуры цыган России». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 194479
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Сеславинская, Марианна Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.13
Специальность: 
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры
Количество cтраниц: 
222

Оглавление диссертации кандидат философских наук Сеславинская, Марианна Владимировна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I.

РОМА: ЭТНИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ В ГЕНЕЗИСЕ РОМСКОЙ КУЛЬТУРЫ.

§ 1. Своеобразие процессов этно-социальной стратификации на территории

Индии.

1. Кастообразование в Индии как стратификация этнических групп.

2. Неравномерность общественного развития и неоднородность хозяйственных укладов на территории Северной Индии.

§ 2. Этническая история Северо-Западной Индии и проблема генезиса ранней ромской культуры.

1. Этническая история и сложение хозяйственно-культурного типа групп населения Северо-Западной Индии.

2. Арийское переселение и население Северо-Западной Индии.

3. Сложение культуры основных индоарийских народов Северо-Западной Индии и цыганская культура.

§ 3. Профессиональная специализация цыганских групп и проблема кастообразования в генезисе ромской культуры.

1. Ромские занятия и их связь со скотоводческим хозяйственно-культурным типом.

2. Цыганская музыкальная культура и «кастовое» искусство.

Выводы.

ГЛАВА II

РОМСКАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА И ЦЫГАНСКОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ В СВЯЗИ С ПРОБЛЕМОЙ ГЕНЕЗИСА КУЛЬТУРЫ ПРОТОРОМСКИХ ГРУПП.

§ 1. О генетических связях музыкальной культуры цыган.

§ 2. Музыкальная традиция русских цыган и механизм ее передачи.

1. Сложение российской цыганской музыкальной манеры. Цыганский фольклор.

2. Музыкальная культура профессиональных цыганских исполнителей.

3. Механизм передачи традиции музыкальной культуры у цыган.

4. Выводы.

ГЛАВА III

САМОНАЗВАНИЕ ЦЫГАН И ВЫДЕЛЕНИЕ ПРОТОРОМСКОЙ ОБЩНОСТИ В СВЕТЕ ДАННЫХ ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЫ

И ПРОЦЕССОВ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКИ НА ТЕРРИТОРИИ ИНДИИ.

§ 1. Происхождение самоназвания цыган в свете процессов социокультурной динамики.

1. Об этно-лигвистическом факторе в изучении генезиса культуры проторомских групп.

2. Проблема самоназвания.

3. Этносоциальные и лингвистические факторы сложения самоназвания протоцыганских групп в Северо-Западной Индии.

4. Арийский термин dam.

5. Отражение арийских и индоарийских терминов общественного строя в ромском языке.

6. Динамика социальной терминологии в Индии как отражение процессов социокультурной динамики.

7. Этно-социальная терминология в ромском языке.

8. Выводы.

§ 2. Терминология родства у ромов и ее происхождение.

1. Общая характеристика системы терминологии родства у ромов.

2. Социально-родственный статус. Рефлексы *pot-, *p6ti- в ромском.

3. Обозначения родителей.

4. Обозначения детей.

5. Брат и сестра.

6. Терминология родства у ромов в свете проблемы генезиса ромской культуры.

7. Выводы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Этно-социальные истоки культуры цыган России"

Актуальность темы исследования

Исследования национальных культур, основанные на анализе этнической ментальности и процессов социокультурной динамики, очень актульны в нашу эпоху, эпоху интенсивных межнациональных и межэтнических контактов и конфликтов. Между тем до начала 90-х гг. XX века, когда началась смена парадигмы научного познания в области общественных наук, в российской научной литературе понятию «социальная динамика» отказывалось в статусе научной категории1. Марксистская версия эволюционизма XIX столетия три четверти века табуировала критику многих устаревших положений, вошедших в работы К.Маркса и Ф.Энгельса. В связи с долго сохранявшимся представлением об однолинейном развитии обществ и культур, национальные культуры оценивались по вертикальной оценочной шкале, причем степень «развития» той или иной национальной культуры связывалась с соответствием ее ценностей ценностям коммунистического общества. С этой точки зрения ценности цыганской культуры, закрытой по отношению к нецыганам, всегда представали как «антиобщественные» и «отсталые». В результате изменения национальной политики Советского Союза с конца 30-х годов была свернута начавшая было разворачиваться одна из первых в мире цыганская образовательная программа, были закрыты открытые десятью годами ранее цыганские техникумы и школы. С этого времени и до конца 80-х годов XX века фактически прекратились публикации на тему о цыганах: вышедшие в России научные статьи можно пересчитать по пальцам.

Отсутствие научных исследований, посвященных проблемам национальной культуры и этнопсихологии, так же как и последовательной государственной национальной политики, в частности правительственный указ 1956 года, в одночасье насильственно посадивший на землю этнические группы, до этого не одну сотню лет ведших мобильный образ жизни и выработавших соответствующий уклад и поведенческие стереотипы, привели, в совокупности с экономическими трудностями последних десятилетий, к серьезным социальным последствиям.

Толерантное отношение к другим культурам, на развитие которого в последние годы направлено внимание общественных и научных деятелей в нашей стране, напрямую связано с правильным пониманием исторических и этнопсихологических причин социальных проблем цыган в наши дни. Так, например, процесс этнической экономической маргинализации при определенных условиях является следствием миграций этнических общностей2, следствием деградации их собственного хозяйственно-культурного уклада, а не

1 См., напримар: Философский энциклопедический словарь. М., 1989. С.175.

2 Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., 1998. С.272. свидетельством их изначальной «отсталости» и «неполноценности». Что касается духовной культуры цыган, то ее закрытость позволяла им сохранять закрепленные в обычным праве духовные ценности и нормы межличностных отношений, которые в России XX века начали утрачиваться под влиянием репрессий, вульгарноматериалистической идеологии и гонений на религию.

Указанные социальные проблемы, а также применяемый в исследовании современный культурологический подход определяют актуальность настоящей работы в области генезиса цыганской культуры, основанной на материалах из области ранней истории, социальной, языковой и музыкальной культур, этнопсихологии цыган. Исследования в области реальной цыганской культуры способствуют разрушению мифов, созданных общественным сознанием о цыганах. Эти мифы, являясь порождением бытового сознания, к сожалению, оказывают влияние на политику в отношении цыган во всех областях общественной жизни России.

Социальная значимость работы связана и с разработкой проблематики в сфере межнационального/межэтнического общения, в связи с чем особую значимость приобретает исследование понимания человека в этнической культуре. Кроме того, в связи с ростом национального самосознания цыган в последние десятилетия, с их политической консолидацией, в том числе в России, с развитием международного цыганского общественного движения, возникла необходимость создания письменной цыганской истории. В связи с этим невозможно переоценить социальную значимость научного решения проблемы этно-социального происхождения цыган, что не было сделано за более чем два века существования исследований цыганского языка и культуры в связи со сложностью указанной проблемы и невыделенностью до последнего времени ромологических исследований в отдельную область. О важности решения этой проблемы для национального самосоознания говорит тот факт, что все специалисты по цыганской культуре и языку в той или иной степени касаются в своих работах вопроса происхождения цыганской общности. Перед Министерством науки и образования и Министерством культуры России стоят задачи реализации равного с остальными народами доступа цыган к образованию и реализации права цыганского населения на сохранение и развитие своей культуры и языка, поэтому все новейшие исследования в области социальной, языковой культуры, истории, использующие современные научные подходы, очень актуальны. о

Общественное сознание в период зарождения ромологии определило ее непростой и долгий путь становления как науки. Социальное положение цыган, традиционные гонения на

3 Ромология (от этнонима ром «цыган») - область знаний, занимающаяся цыганской культурой, языком, историей. них в Европе, принявшие особенно жестокий характер в Германии, на родине Ф.Боппа (17911867), одного из основателей сравнительно-исторических индоевропейских исследований, в рамках которых возникла и долгое время развивалась ромология, стали тем интеллектуальным и духовным фоном, который надолго определил положение науки о цыганах, затормозив ее становление как академической дисциплины.

Несмотря на то, что в странах Восточной и Западной Европы, благодаря усилиям ромских организаций, в последние 10-15 лет появились кафедры ромологии и начали активно финансироваться исследования о цыганах, общее количество ромологических работ в разных странах остается небольшим, а многие научные вопросы ромологии - неразработанными. В силу этого каждая новая публикация в любой области ромологии становится объектом пристального внимания ромологов всех направлений. Можно сказать, что если не в области исследований, то, во всяком случае, в области научного интереса ромологов наблюдается значительный синкретизм, связанный с недостатком публикаций в собственной сфере. Для России этот «недостаток» является настоящим научным голодом. Почти все, что авторы могут достать нового из ромологических материалов, они получают из-за рубежа. Недостаток научной среды определяет и недостаток критики научных исследований, что снижает их уровень. Так, Р.Джурич пишет об изучении языка романи: «Исследования языка романи и их результаты редко критически оценивались, а где это делалось - это не было сделано полностью или соответствующим образом (это представляет из себя главную проблему даже сегодня)»4. Эти слова можно отнести к исследованиям в любых сферах ромологии. К этому можно добавить проблему узконаправленности подготовки специалистов, в первую очередь в странах Запада. В частности, в работах лингвистов, которые в большинстве случаев и занимаются проблемами ранней ромской истории и культуры, нередко проявляется недостаток культурологических знаний. Часть исследователей недостаточно хорошо знает собственно ромскую культуру, что связано с национальной средой, во многом определяющей исследовательское поле. Так, ромские языки и традиционная культура, знание которых необходимо специалисту-ромологу, лучше всего сохранились в странах Восточной Европы, включая Балканский регион. Россия, на территории которой проживают представители по крайней мере восьми цыганских этнических групп, в этом смысле -богатейший источник полевых материалов и реальных знаний о цыганской культуре. Отдельную проблему представляет наличие двойного стандарта, который проявляется в научных публикациях. Например, ввиду политизированности науки о цыганах и общественной деятельности самих ромологов, нередко приобретают спекулятивную трактовку такие вопросы, как традиционность мобильного образа жизни, неоднородность

4 Djuric R. The middle voice in the language of the Romanies. 2003. Copyrite. индийских мигрантов ввиду существенных антропологических отличий отдельных цыганских групп от основной массы цыганского населения Европы, правомерность сближения с группами rom/dom современных среднеазиатских групп люли. Все вышесказанное определяет проблемы методологии ромологических исследований, и в частности, в области ранней ромской истории и культуры. С этой точки зрения научная актуальность настоящей работы связана в первую очередь с ее методологическим аспектом, о чем подробнее мы скажем ниже. Все указанные причины, в основе которых лежит главная - недостаток научных публикаций - оставляют нерешенными ряд вопросов генезиса ромской культуры, которые мы затрагиваем в нашей работе.

Таким образом, в социальном плане актуальность темы связана как с социальной значимостью исследований национальных культур в современном обществе, так и с развитием самосознания цыган, с консолидацией различных цыганских этнических групп в единый народ, с необходимостью создания всеобщей ромской истории. В научном плане актуальность связана с использованием современной методологии для изучения процессов генезиса ромской культуры и с нерешенностью ряда научных проблем в этой области.

Степень научной разработанности проблемы

Первые системные ромологические исследования связаны с Г.Дж.К.Рудигером, который доказал индийское происхождение цыган , подтвержденное затем Х.М.Г.Грельманом . Представляется не случайным, что системные основы как ромской лингвистики, так и исторического изучения цыганской культуры были заложены в период создания сравнительно-исторического метода в языкознании7. Именно системные исследования языка романи, начавшиеся с изданного в середине XIX века труда А.Ф.Потта8 и продолженные Г.Асколи9, Ф.Миклошичем10, А.Паспати", Дж.Сэмпсоном12 и Р.Л.Тернером13, позволили определить, что романи - один из новоиндийских языков, близкий к хинди, и проследить основные пути миграции цыган из Индии. Эти работы послужили базой для последующих исследований различных диалектов и культур романи в XX веке. Разделение цыган на этнокультурные

5 Rudiger J.C.Ch. Von der Sprache und Herkunft der Zigeuner aus Indien. Leipzig, 1782.

6 Grellman H. Die Zigeuner. GOttingen: Dietterich 1787.

7 Сравнительно-исторические исследования в области индоевропейских языков начались сравнительно поздно - в начале XIX века.

8 Pott A.F. Die Zigeunerin Europa und Asien. Ethnographisch-linguistische Untersuchung, vornehmlich ihrer Herkunft und Sprache, nach gedruckten und ungedrukten Quellen. 2 Tie. Halle 1844-1845. Nachdruck Leipzig 1964.

9 Ascoli G.Y. Zigeunerisches. Halle, 1865.

10 Miklosich F. Uber die Mundarten und die Wanderungen de Zigeuner Europa's. T. I-XII. Wien, 1872-1880.

11 Paspati A. Etudes sur les Tchingianes ou Bohdmiens de l'Empire Ottoman. Constantinopol, 1870.

12 Sampson J. The dialect of the Gypsies of Wales. Oxford, 1926.

13 Turner R.L. The Position of the Romani in Indo-Arian./Journal of the Gypsy Lore Society (3rd series). Vol.5. Edinburgh, 1926. группы также проводится по принципу диалектного разделения цыганских языков14. То, что системные исследования ромской культуры возникли в области языкознания и в той его части, которая относится к историческому изучению языка романи, представляется важным моментом: ввиду скудости исторических источников по раннему (довизантийскому) периоду ромской истории и их по большей части косвенного характера, именно источники и методы лингвистики до сих пор лежат в основе исследований этого исторического периода. В то же время эта особенность определила и методологическую ограниченность исследований в области генезиса ранней ромской культуры. Так, недостаточно учитываются данные и методы культурологии, что вызывает неточности в трактовке самого лингвистического материала. Например, характер иранских заимствований в романи указывает на то, что они попали в ромский не ранее VII-VIII вв. н.э. Отсутствие же арабских заимствований заставляет часть исследователей сдвигать проход предков цыган через Иран к более раннему сроку. Вместе в тем, при рассмотрении этого вопроса следует учитывать культурные и этнопсихологические факторы, определившие медленное распространение арабского языка в Иране. В частности, только через два поколения после завоеваний Омара (конец первой трети VII в. н.э.) начался постепенный перевод на арабский язык административной сферы завоеванных областей. И то в первую очередь речь шла о переводе налоговых списков, что ранее всего было сделано в 697-698 г. в Ираке (с персидского) и в 700 г. в Сирии (с греческого)15. До VIII века в административно-фискальном аппарате работали прежние представители немусульманского чиновничества16. Этнопсихологический фактор заключается в том, что, по выражению крупнейшего культуролога и лингвиста XX века Э.Сепира, в некоторых языках проявляется «высокая степень сопротивляемости языковому отражению внешнего культурного опыта.»17. Подкрепляя свою позицию примерами, он пишет по этому поводу: «Представляется весьма вероятным, что психологическая позиция самого заимствующего языка в отношении языкового материала в

1 Я значительной мере обусловливает его восприимчивость к чужеродным словам» . Известно в этой связи, что носителям индоевропейских языков чрезвычайно трудно дается восприятие арабского языка. Большую культурную дистанцию между носителями индоарийского и арабского языка отмечал еще Аль-Бируни19.

14 См., например: Черенков JI.H., Гацак В.М. Предисловие./Деметер Р.С., Деметер П.С. Образцы фольклора цыган-кэлдэрарей. М., 1981. С.5.

15 Большаков О.Г. Средневековый город Ближнего Востока. М., 2001. С.41.

16 То же. С.38,40.

17 Сепир Э. Язык. Введение в изучение речи./Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 2002. С. 176.

18 То же. С.175.

19 Бируни абу Рейхан. Индия. М., 1995. С.64-65.

Ценными работами в области цыганской культуры являются исследования конца XIX -начала XX веков, основанные на знании цыганских языков. Это работа Дж.Сэмпсона об английских цыганах Уэллса, А.Паспати о цыганах Азии, Р.А.Макалистера о ближневосточных цыганах. Публикация К.П.Патканова конца XIX века о цыганах-боша и Карачи20, бывшая единственным до последнего времени источником по языку армянских цыган-ломов и сведений, хотя и отрывочных, по их культуре, обнаружила много неточностей в свете публикаций современного автора В.Восканяна, хорошо владеющего языком ломов и знающего их культуру. Этот и другие примеры показывают, что трудно доверять источникам прошлых лет, когда закрытость культуры цыган и невыделенность ромологии в отдельную область академических исследований являлись причиной неточности приводимых источников и неправильной интерпретации материала. Гомологические исследования для академических ученых очень долгое время оставались вопросом неосновного, дополнительного интереса, чем и объясняется не только небольшое количество подлинно научных ромологических работ вплоть до середины XX века, но и незнание многими авторами цыганского языка и культуры. Так, Р.Джурич, специально исследовавший вопрос владения ромским языком лин-гвистами, заложившими основы ромологии, пришел к выводу, что большинство из них поль-зовались чужими текстовыми источниками, а значит, обращались с ними, как с текстами мертвого языка (без знания культурного и лингвистического контекста)21.

Современное понимание связи культуры и языка возникает с развитием научных основ культурологии, прежде всего с появлением в 20-х - 40-х годах XX века работ Э.Сепира и Б.Малиновского. Так, в своей основной работе «Научная теория культуры» (1941 г.) Б.Малиновский писал: «Идеи, мысли и эмоции должны наравне с другими аспектами культуры получать функциональную и формальную трактовку. Функциональный подход позволяет нам определить прагматический контекст данного символа и показать, что в культурной реальности вербальный или другой символический акт становится действительно существующим только благодаря эффекту, который он производит» . К более раннему времени (1933 г.) принадлежит мысль Э.Сепира: «.лексические различия выходят далеко за пределы имен культурных объектов, таких, как наконечник стрелы, кольчуга или канонерка. Они в такой же степени характерны и для ментальной области [выделено мною - С.М.]. В некоторых языках, например, очень трудно выразить разницу, которую мы чувствуем между to kill «убить» и to murder «совершить убийство», по той

20 Патканов К.П. Цыганы. Несколько слов о наречиях закавказских цыган Боша и Карачи. СПб, 1887.

21 Djuric, op. cit.

22 Малиновский Б. Научная теория культуры. М., 1999. С.ЗЗ. простой причине, что правовые нормы, определяющие наше употребление этих слов, не представляются естественными для всех обществ»23.

Развитие теории культуры, социологических методов исследования и связанные с этим изменения в подходах к исследованию языка в 30-40-е годы XX века не привели, однако, к существенным научным «прорывам» в ромологии в предвоенные годы. Причиной этому оставалась не только прямая связь положения науки о цыганах с социальным положением цыган, с их низким образовательным уровнем, но и закрытость цыганской культуры по отношению к нецыганам. До сих пор в ортодоксальной цыганской среде табуируется информация из области обычного права, а самым главным культурным концептом остаетсяся дихотомия «гота - gadje» (« цыгане - нецыгане», или «свои - чужие»). Не случайно в этой связи, что до сих пор почти отсутствуют цыганские словари, составленные не как простые «словники», то есть переводы слов, а филологические версии, включающие идиоматический материал.

Этап становления ромологии как подлинно научной дисциплины начался благодаря усилиям ромских общественных организаций и Международному ромскому движению, которое развернулось в послевоенной Европе. В то же время ввиду позднего развития этой области знаний и недостаточности достоверных источников развитие ромологии во второй половине XX века идет прежде всего в сторону накопления знаний и решения научных вопросов в рамках конкретных дисциплин, таких, как история, этнология, социология, лингвистика. Авторы наиболее значимых работ, изданных за рубежом - Е.Марушиакова и В.Попов, М.Хюбшманнова, Х.Кучуков, В.Восканян, Г.Сарэу, Я.Матрас, Ж.П.Лиежоа, Л.Черенков и С.Лэдэрих. В последние годы появились важнейшие публикации, содержащие достоверный языковой и культурологический материал. Это работы В.Восканяна, Я.Матраса, В.Р.Риши, Г. Цветкова, В.Торопова, П. и Р. Деметер и др. Хотя проблема истоков культуры цыган затрагивается в работах почти всех указанных авторов, она не рассматривается комплексно или же не составляет главный предмет исследования. Непосредственно посвященные проблемам генезиса культуры цыган книга В.Р.Риши (Индия), а также ряд статей Я.Хэнкока (США) и не основаны, к сожалению, на продуманной методологической базе.

В наши дни остается нерешенным ряд вопросов ранней ромской истории: это этносоциальное происхождение предков цыган, время исхода, которое наиболее компетентные ученые датируют V - X веками н.э., степень социального развития общества, часть которого составляли протоцыганские группы, исконность мобильного образа жизни протоцыган и особенности их хозяйственного-культурного уклада. Получение ответов на большую часть

23 Сепир Э. Язык./Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. С.243. этих вопросов усилит источниковедческую базу исследований в области этнопсихологии и межкультурных коммуникаций.

Решение проблемы этно-социальных связей предков цыган представляет определенную трудность, так как, несмотря на очевидную связь названий основных групп цыган с названием низкокастового населения dom, между цыганами и современными индийскими домами имеются существенные различия, прежде всего в антропологии, что отмечалось еще более столетия назад. В связи с этим мнения, которые высказываются по этому вопросу, достаточно противоречивы и в большой мере гипотетичны. В частности, не решен вопрос о количестве волн миграций из Индии, давших начало цыганским группам. Так, если Л.Черенков и С.Лэдэрих говорят о гомогенности языка и об одной большой миграции, Д.Кенрик, а также Я.Хэнкок допускают несколько волн миграций и «смешение» проторомского населения за пределами Индии. Проблема количества волн миграций связана с существованием трех крупных родственных цыганских групп, индоарийский слой языков которых содержит' различия. Это европейские цыгане (рома) и язык романи, наиболее изученный и диалектно разнообразный, ближневосточные цыгане-домы (язык дом£ри) и армянские ломы (язык ломаврён). Несомненно родство всех трех групп языков, но при этом некоторые ученые считают, что язык домари мог относится к отдельному потоку (миграции). Разное происхождение домов и ромов заподозрил в 1907 году А.Колоччи24. Дж.Сэмпсон в 20-х гг. XX века25 писал о том, что отличия языка домари от языка европейских ромов заставляют задуматься над тем, насколько далеко в прошлое можно отодвинуть существование их общности. По мнению Я.Матраса, домари и рома могли находиться в контакте на территории Индии, и возможно, некоторое время после миграции . Что касается языка ломаврен, то он испытал сильную ассимиляцию со стороны армянского языка, что затрудняет лингвистические исследования в области связей культуры носителей ломаврен с культурами других ветвей, в большей степени ограничивая их лексико-фонетическими аспектами27.

В общем можно сказать, что в решении проблемы этно-социальных связей предков цыган обнаруживается недостаточность лингвистических методов исследования, которые в основном продолжают использовать авторы, так как необходимый анализ социальной культуры проторомов требует учета особенностей процессов социо-культурной динамики на территории древней и средневековой Индии. Для примера приведем выдержки из

24 Colocci A. Review of De Goeje (1903)./Journal of the Gypsy Lore Societ. New series. Edinburgh, 1907.

25 Sampson J. The dialect of the Gypsies of Wales. Oxford, 1926.

26 Matras Y.,op. cit. P.55.

27 См., например, материалы о проблеме сравнительно-сопоставительного исслндования романи, ломаврен и домари в: Hancock I. On Romani origins identity: questions for discussion./Gypsies and the Problem of Identities. Transactions of the Swedish Research Institute in Istanbul. № 13. MalmO and Istanbul, 2003. вышеуказанной работы Я.Хэнкока, которая основана на сугубо лингвистическом анализе материала. Автор, пытаясь реконструировать общую картину исхода проторомов и формирования их идентичности, сформулировал три аспекта этих исследований, которые он называет своей основной позицией и над научным обоснованием которых считает необходимым работать: - проторомские группы были с самого начала составными и в момент исхода скорее профессионально, чем этнически определенными;

- несмотря на то, что основные компоненты (истоки языка и культуры ромов) прослеживаются в Индии, рома, в сущности, составляют население, которое приобрело свою идентичность и язык на Западе;

- войдя в Европу из Анатолии, они не были единым народом, но суммой (конгломератом) 28 мелких миграции, происходивших, возможно, в течение двухсот лет» .

Утверждение Я.Хэнкока о «большей профессиональной, чем этнической определенности» предков ромов основано исключительно на анализе данных ромской лексики и трактовке семантики только второго члена бинарной оппозиции ром. «гот —

4Q gadzo» (< индоар. «dom/gajjha») , с помощью которого делается попытка объяснить этимологию самого этнонима dom. Современные значения слов dom и domba в Индии « низкокастовые музыканты» и «низшая каста» не объясняют существования указанной оппозиции. Результаты нашего исследования показывают, что, очевидно, мы имеем дело с диахроническим изменением раннего значения термина dom в самой Индии. Определяющую роль в этом должна была сыграть ситуация сложения ранней государственности, результатом которой явились процессы социальной стратификации полиэтнического населения. Что касается времени формирования этнической самоидентичности, то, судя по тому, что в языке всех трех ветвей цыган присутствует вышеуказанная оппозиция и по тому, что оба составляющих ее элемента мы находим в индоарийском языке, выделение предков современных цыган как общности восходит по времени к существованию общности трех групп, очевидно, еще на территории Индии.

В общем сделанные автором выводы не имеют достаточной культурологической базы исследований, так как интерпретация лексических данных без учета данных социальной культуры не представляется объективной и нередко приводит к ложным выводам.

Вместе с тем вопрос формирования самоидентичости цыган тесным образом связан с вопросом происхождения самоназваний dom/rom/lom и их формирования как этнонимов, в

28 Hancock I., 2003, op.cit.

29 Этимология слова gadio неоднократно рассматривалась в работах различных авторов (Дж.Сэмпсоном, Н.Борецким, С.Костичем), но диапазон трактовки семантики этого слова достаточно широк. Так смысл его может восходить к прилагательным «деревенский», или «домашний», или «городской». исследовании чего необходимо учитывать закономерности развития процессов как социальной культуры, так и культуры языковой. В этой связи, по результатам нашего исследования, до сих пор остается актуальной основанная на выводах лингвистического анализа гипотеза Р.Л.Тернера о связи предков цыган с группами населения Центральной Индии30. Существование низкокастовой категории населения dom в пригималайской зоне Индии дает основание относить формирование протоцыганской общности к индийскому периоду. Вместе с тем, как мы упоминали, соотнесение цыган и современных представителей кастовой группировки dom встречает ряд препятствий, поэтому часть авторов высказывает предположения о родстве цыган с различными этническими общностями и кастовыми группами Индии, при этом некоторые даже высказывают мнение, что в основе совпадения названий цыган и современных индийских домов лежит омофония31. До сих пор продолжает дискутироваться и проблема оседлого или кочевого/полукочевого/мобильного образа жизни предков цыган, решение которой связано с прояснением более общих вопросов их профессионального/кастового и этнического происхождения.

Проблема этно-социального происхождения цыган тесно связана с проблемой происхождения их самоназвания, поскольку способ номинирования общности является проявлением осознания ее социальной и/или этнической природы в языке. Анализ ментальности цыган в сфере межнациональных и межличностных отношений с привлечением анализа значений цыганской социальной лексики показывает, что в цыганской этнической культуре сохраняются рефлексы архаического типа понимания человека как члена собственной этнической общности. Истоки такого понимания восходят ко времени и месту сложения протоцыганской общности, поскольку именно тогда и там находятся начала основной социальной дихотомии у цыган: «гота - gadje». Исследование понимания человека в этнической культуре цыган, этимологии самоназвания rom/dom, а также анализ социокультурной ситуации в средневековой Индии, терминологии ближайшего родства и генетических связей музыкальной и танцевальной культуры цыган, механизма трансляции культуры поможет нам прояснить вопросы их этно-социального происхождения.

Цель исследования — на материалах социальной, музыкальной и языковой культур прояснить этно-социальное происхождение и этно-культурные связи предков цыган в свете формирования самоназвания dom и понимания человека у цыган, а также процессов социокультурной динамики в раннесредневековых обществах Индии.

30 Mirga A., Mruz L. Е thaneskere resarina е Romane Chibakere tar-o vahti kana amare phure sas k-e droma./Horizonto. Romano kulturakoro magazino. Skopje, 2004. №7-8. P. 12.

Для этого нужно решить ряд задач:

- выяснить условия социальной стратификации этнических общностей в раннегосударственых образованиях Индии и рассмотреть этнические процессы в предполагаемых областях исхода в первой половине I тыс. н.э.;

- охарактеризовать уровень социального развития и особенности хозяйствования области исхода в период, предшествовавший миграциям;

- рассмотреть основные занятия цыганских групп в связи с их возможной кастовой специализацией и с ХКТ (хозяйственно-культурным типом) скотоводческих племен, рефлексом образа жизни которых может являться мобильный образ жизни цыган;

- на основе доступных данных проследить генетические связи музыкальной культуры цыган, проанализировать особенности цыганской музыкальной культуры и механизм ее трансляции на материале российских цыган в свете проблемы этно-социального происхождения их предков;

- проанализировать понимание человека в этнической культуре цыган через анализ самоназвания с привлеченим материала по этнопсихологии и языковой культуре;

- на основе опубликованных данных проследить этно-культурные связи категории населения dom в Индии;

- проследить диахронное изменение содержания названия dom, различие его значений в разных частях Индии, а также роль тех языковых процессов, которые могли оказать влияние на семантику названия dom в Индии в древности и средневековье;

- проанализировать диахронные изменения в арийской и индоарийской социальной терминологии, связанные с процессами сложения раннегосударственных образований, а также рефлексы этой лексики в языке романи;

- провести анализ ромской терминологии ближайшего родства и некоторых важнейших терминов социальной организации в сопоставлении с терминологиями индоарийских и автохтоных языков Индии.

Объектом нашего исследования является генезис ромской культуры, а предметом исследования - происхождение культуры и основ понимания человека у цыган в свете процессов социокультурной динамики, происходивших в полиэтнических раннегосударственных образованиях Северо-Западной Индии.

31 De Gila-Kochanowski V. Parlons tsigane. Histoire, culture et langue du peuple tsigane. Paris, 1994. P. 142.

Методологическая основа диссертации.

Метафизикой для нашего исследования явились принципы философской антропологии. Во-первых, в нашем исследовании происхождения этно-социальных истоков и самоназвания цыган важную роль играет анализ понимания человека в культуре цыган. Во-вторых, наше исследование базируется на целостном подходе в восприятии и изучении культуры, который органически связан с целостным пониманием человека в философско-антропологических исследованиях. Осознание целостности этнического культурного комплекса предоставляет новые возможности в решении задач из области истории этнической культуры. В частности, комплексный подход в изучении данных таких областей, как цыганский язык, музыкальная и социальная культура позволяет увидеть в новом свете давно известные научные факты, а анализ понимания человека в этнической культуре через изучение данных социальной и языковой культуры и этнопсихологии — раскрыть ее этно-социальные связи.

К сожалению, в настоящее время отсутствуют философско-антропологические работы, использующие материал цыганской культуры, также нет работ в области генезиса цыганской культуры, основанных на методах комплексного подхода. Поэтому целый ряд задач и вопросов, которые мы определили для себя как промежуточные, никогда не ставился и не решался. В связи с этим мы сами осуществляем эти промежуточные исследования, в некоторых из которых используются специальные методики (например, лингвистический анализ). Решение поставленных нами задач позволит выйти на уровень определения истоков понимания человека у цыган, определения истоков самоназвания и самоидентификации и природы того важнейшего социального противопоставления «гота - gadje», которое и в наши дни является основой ментальности цыган в сфере межкулыурной коммуникации.

В методологическом отношении мы тяготеем к направлению гуманитарных исследований, связанному с комплексным изучением различных областей культуры, которое восходит к отечественным и зарубежным работам конца XIX - начала XX века и получает развитие на протяжении всего XX столетия. Это упомянутые выше работы Б.Малиновского в культурной антропологии и Э.Сепира в лингвистике и культурологии, лежащие в основе современных подходов к анализу культуры и языка как ее части. В качестве одной из первых работ более специализированного направления этих исследований надо указать курс лекций В.О.Ключевского 1880-1890 гг. «Терминология русской истории» . В начальных строках курса автор пишет: «Под терминологией русской истории я разумею изучение бытовых терминов, встречающихся в наших исторических источниках. Мы расположим изучаемые

32 Впервые этот курс был опубликован в России в 1959 г. и переиздан в 1989: Ключевский В.О. Сочинения в 9-ти тт. T.VI. Специальные курсы. М., 1989. С.94-224. нами термины не в алфавитном порядке, а по разрядам обозначаемых ими бытовых явлений. Поэтому сначала изучим термины политического быта, потом юридического и, наконец, экономического»33. Хотя в то время появлялись уже «лингвистико-исторические» труды, (например, вышедшая в 1883 г. книга О.Шрадера «Сравнительное языковедение и первобытная история» (O.Schrader. Sprachvergleichung und Urgeschichte), переведенная в 1886 г. на русский язык34), у В.О.Ключевского более определенно обозначилась линия выделения «культурных концептов», отображаемых в языке. Целый ряд последовавших знаковых работ XX века определил «континуум исследовательского поля в сфере истории культуры», который создается тем, что «смыкаются три исследовательских области - «история духовных ценностей (концептов культуры)», «история слов», «история вещей»35. Пример такого континуума - почти одновременное появление в германском издании «Словаря раннегреческого эпоса» и «Гомеровской археологии»36. «Гомеровская археология» состоит из разделов, каждый из которых посвящен какой-либо теме: «Одежда», «Ехать и скакать», «Кухня и пища», «Сельское хозяйство» и т.д. Такой же «континуум» создается в различных разделах индоевропейской культуры. Так, кроме этимологических словарей по различным индоевропейским языкам: немецкому, готскому, славянскому, древнегреческому, иранскому, прото-индовропейскому, это, труд по истории религий М.Элиаде , многотомный словарь Й.Хоопса по германской культуре, вышедший в 1911-1914 гг. и переизданный в 70-80-х гг. XX века переработанным изданием при участии многих специалистов разных областей истории культуры39.

Крупных работ российских авторов в указанном исследовательском поле меньше, чем зарубежных, что нисколько не умаляет их значимости. Прежде всего, это публикации по славянской культуре. В 1959 г. вышло исследование О.Н.Трубачева «История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя»40, предмет которой актуален и для нашей работы. Под редакцией этого же автора с 1974 по 1992 гг. вышло 19 выпусков «Этимологического словаря славянских языков»41. Последнее лингвистико

33 Ключевский В.О. Терминология русской истории. Ч. I-II. 1885-1886. Рукопись. С. 105.

34 Шрадер О. Сравнительное языковедение и первобытная история. Лингвистико-исторические материалы для исследования индогерманской древности. М., 1886.

35 Степанов Ю. «Слова», «понятия», «вещи». К новому синтезу в науке о культуре./Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. М., 1995.

36 Archaelogia Homerica. Die Denkmaler und das friihgriechische Epos. Im Auftrage des Deutschen Archaologischen Instituts hrsg. Von Freidrich Matz und Hans-GUnter Buchholz. Bde. I-IV. GOttingen. 1967-1990.

37 Цит. по: Степанов Ю. Указ. раб. С. 13.

38 Eliade М. Histoire des croyances et idees religieuses. Vol. 1-3. Paris, 1974-1983.

39 Reallexikon der germanischen Altertumskunde. Von Johannes Hoops. Zweite, vollig neu bearb. Und stark erweiterte Auflage unter Mitwirkund zahlreicher Fachgelehrter. Bde. l-7.Berlin-N.Y., 1973-1989.

40Трубачев O.H. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя. М., 1959.

41 Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический Фонд. Под ред. О.Н.Трубачева. Вып. 1-19. М., 1974-1992. культурологическое исследование О.Трубачева связано с ранней историей арьев42. В 1980-х гг. вышел цикл работ Б.А.Рыбакова о славянской и русской культуре43, в области древнегреческого языка - работы Казанскене В.П., Казанского Н.Н.44 и др., Т.В.Гамкрелидзе и В.В.Иванов выпустили издание по культуре индоевропейцев45, которое стало вторым изданием в этой области, после основного индоевропейского словаря Ю.Покорного (Германия).

Издания подобного типа создали ту научную среду, в которой появилась выдающаяся работа Э.Бенвениста46 «Словарь индоевропейских социальных терминов» (1970 г.)47. Она ценна для нашего исследования тем, что представляет известные нам в индоарийских формах индоевропейские социальные термины в иерархической системе и показывает диахроническое изменение значений этих терминов на примерах индоевропейских языков. При этом автор пишет: «Изучение исторического и социологического аспектов этого процесса мы оставляем другим»48. Но для нашего анализа историко-социологический аспект как раз очень важен, поэтому, используя результаты анализа Э.Бенвениста, мы выясняем возможности подобных изменений значений для интересующих нас терминов, исходя из закономерностей социальной динамики этнических общностей в раннегосударственных образованиях. При этом мы опираемся как на общетеоретическую работу Ж.Баландье «Политическая антропология» (1967)49, так и на последние исследования российских авторов Д.Н.Лелюхина и А.М.Самозванцева в области ранней индийской государственности, содержащие обширный материал по терминологии общественного строя50. При анализе динамики ранних форм социальной организации и терминологии родства мы используем результаты крупнейшего исследования в области традиционной социальной культуры, проведенного Дж.П. Мердоком51, а также работы российских авторов по ранним формам социальной организации52. Кроме этого, при исследовании вопроса о связи цыганских

42 Трубачев О.Н. Indoarica в Северном Причерноморье. М., 1999.

43 Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., 1981; Рыбаков Б.А. Язычество древней Руси. М., 1987; и др.

44 Казанскене В.П., Казанский Н.Н. Предметно-понятийный словрь греческого языка. Крито-микенский период. Л., 1986.

45 Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Сравнительно-исторический и типологический анализ языка и протокультуры. Тт. 1,2. Тбилиси, 1984.

46 Некоторые из указанных выше работ появились позже работы Э.Бенвениста.

41 Benveniste Е. Le vocabulaire des institutions indo-europeennes. Paris, 1970.

48 Бенвенист Э. Указ. раб. C.28.

49 Balandier G. Antropologie politique. Paris, 1967.

50 Лелюхин Д.Н. Концепция идеального царства в «Артхашастре» Каутильи и проблема структуры древнеиндийского государства / Государство в истории общества. М., 2001. Самозванцев A.M. Социально-правовая организация индийского общества в конце I тыс. до н.э. — первой половине I тыс. н.э. / Государство в истории общества. М., 2001.

51 Мердок Дж.П. Социальная структура. М., 2003.

52 Гиренко Н.М. Система терминов родства и система социальных категорйй./Советская этнография. 1974, №6; Гиренко Н.М. К вопросу о соотношении линий семейно-родственных и общинных структур./Ранние формы социальной организации. Спб., 2000. занятий с кастовой специализацией и ХКТ этнических общностей, мы опирались на известную социологическую работу Л.Дюмона об индийской касте и на исследование К.П.Калиновской и Г.Е.Маркова о социальной организации номадов54. В исследовании этнических корней и анализе диахронического изменения значения названия dom на территории Индии большое значение имеют данные и выводы работы И.Пжилуского о древнем населении Панджаба, впервые опубликованные в 1920-ом году55. Эти работы помогают нам создать «континуум исследовательского поля в сфере истории культуры» для решения указанного ряда задач. Поскольку для решения этих задач необходимо обратиться к разным областям исследования, то три главы нашей работы затригивают три культурных поля нашего континуума: культуру социальную, музыкальную и языковую.

Источниковедческая база исследования

Источниками исследования стали полевые материала автора по социальной, музыкальной и языковой культуре цыган, по индийской музыкальной культуре, полевые материалы по цыганскому языку и культуре Г.Н.Цветкова, а также совместные с ним материалы. Это также научные монографии и статьи в области социальной, музыкальной и языковой культур, языковые данные по цыганским, индоарийским и индоевропейским языкам, опубликованные в специальных словарях и исследованиях, в числе которых многотомное издание по языкам Индии Г.Грирсона, имеющее ценность первоисточнка. Кроме этого, это данные средневековых путешественников, посетивших Индию, прежде всего Аль-Беруни и Сюань Цзана, хроники мусульманских завоеваний, основанные на свидетельствах средневековых летописцев, опубликованные в научной литературе данные по социальному и хозяйственному развитию и этнической географии Северной Индии.

Научная новизна исследования

С точки зрения методологии исследований в области генезиса цыганской культуры новизна заключается:

1) в использовании анализа трактовки человека в этнической культуре через изучение данных языка, социальной культуры и этнопсихологии для исследования этносоциальных связей этой этнической культуры;

53 Дюмон Л. Homo hierarchicus. Опыт описания системы каст. Санкт-Петербург, 2001.

54 Калиновская К.П., Марков Г.Е. Общественные отношения и социальная организация номадов. / Ранние формы социальной организации. Спб., 2000.

Przyluski J. Ancient People of the Punjab. The Udumbaras and the Salvas. Calcutta, 1960. в применении метода исследования культуры в континууме исследовательского поля, охватывающего соцальную, языковую и музыкальную культуры, что выразилось в проведении на материале цыганской культуры ряда частных исследований, в том числе: анализе социальной терминологии и терминологии родства у цыган; анализе развития парадигмы значений названия индоар. dom/domba, к которому восходит самоназвание цыган, с применением метода анализа процессов социокультурной динамики у носителей этого названия; анализе этно-культурных истоков цыган с использованием данных из области музыкальной культуры; анализе содержания терминов социальной сферы с использованием данных этнопсихологии; анализе ромских занятий с точки зрения типологии хозяйственно-культурного уклада и профессиональной специализации каст.

С точки зрения достигнутых результатов новизна заключается в том, что: показана связь ранней цыганской культуры со скотоводческим типом хозяйства, с которым связан архетип мобильного образа жизни; на основе анализа ментальности цыган с привлечением анализа данных языковой культуры показано, что в цыганской этнической культуре сохраняются рефлексы архаического типа понимания человека как члена собственной этнической общности; показаны исторические условия сохранения архаического типа ментальности в социальной сфере; определены: связь социальной организации предков цыган с системой родства, высокая степень вероятности существоваеия патронимии у цыган в период исхода, а также наличие условий сохранения патронимии в результате принципа коллективной ответственности этногруппы перед государством, что в свою очередь, явилось условием долгого сохранения принципов традиционной социальной организации и элементов традиционной ментальности у цыган; проведен анализ фольклорной музыкальной культуры цыган России, показано становление двух стилистических направлений музыкальной культуры на основе одного музыкального архетипа, показано, что музыкальность является социально востребованным качеством цыганской культуры, а сама музыкальная культура - частью общего культурного комплекса цыган; на основе анализа музыкальной культуры цыган показаны особенности механизма трансляции традиции музыкальной культуры цыган; на основе данных по этимологии термина dom и анализа процессов социокультурной динамики в Северной Индии определена парадигма семантического развития термина dom, лежащего в основе самоназвания цыган; на основе проведенного структурного анализа ромской терминологии ближайшего родства и некоторых важнейших терминов социальной организации определен классификационный характер терминологии родства у ромов и ее связь с терминологией современных индоарийских языков; на основе того же анализа определена связь культуры предков цыган Европы и населения западной и центральной частей Северной Индии.

В результате проведенных исследований получены дополнительные результаты в сфере истории культуры цыган: уточнена верхняя граница исхода протоцыганских групп из Индии - не позже VIII в. н.э.; выявлены этнокультурные связи предков цыган Европы и групп дравидского и аустроазиатского происхождения; в ходе исследования была раскрыта этимология некоторых терминов языка романи, связанных с социальной культурой цыган; в научный оборот введены материалы по музыкальному фольклору цыган; в научный оборот введены новые материалы по этнопсихологии цыган.

Положения, выносимые на защиту: в цыганской культуре сохраняются рефлексы архаического типа понимания человека как члена собственной этнической общности; элементы традиционной ментальности у цыган в социальной сфере связаны с сохранением принципов традиционной социальной организации; социальная организация предков цыган, как и сейчас, была тесно связана с системой родства, основой которой, вероятнее всего, как и теперь, являлся патронимический род; мобильный хозяйственно-культурный тип цыган является деградацией кочевого/полукочевого скотоводческого хозяйственно-культурного типа; группы предков цыган были интегрированы в общественные отношения раннегосударственных образований; термины ближайшего родства и социальной статусности ромов сформировались в индийский период жизни их предков, связаны с индоарийской культурой и носят классификационный характер; музыкальная культура у цыган является частью общекультурного комплекса;

- механизм передачи традиционной музыкальной культуры у цыган имеет ту же эмпативную основу, что и трансляция социокультурного опыта в первичных группах;

- музыкальность цыганской культуры связана с характером этнической культуры групп, участвовавших в этногенезе предков цыган и является социально востребованным свойством культуры цыган;

- этимология самоназвания предков цыган связана с древнейшим аустро азиатским этнонимом, происхождение самоназвания трех основных ветвей цыган связано с названием населения раннегосударственного образования Удумбара;

- диахроническое изменение семантики термина dom на территории Индии связано с процессами этно-социальной стратификации и социальной динамики населения;

- анализ ромской терминологии родства выявляет возможные этнокультурные связи предков цыган-ромов с гондами;

- результаты анализа терминов топонимики и ономастики, а также анализа терминологии родства у ромов обнаруживают связь предков цыган с населением как прииндской зоны, так и внутренних, центральных областей Северной Индии;

- предполагаемые районы исхода предков цыган - прииндская зона, в частности районы Синдха и Панджаба;

- иранская легенда о лори/лури отражает реальную миграцию индийских групп на запад;

- наиболее вероятная верхняя граница исхода протоцыган из Индии - не позже VIII в н.э.

Теоретическая и практическая значимость работы

Материалы, идеи и выводы диссертации могут представлять интерес для исследователей истории и теории культуры, этнопсихологов, этнологов, социологов, лингвистов, историков, искусствоведов.

Выводы проведенного исследования имеют значение для изысканий в области традиционной культуры, для работ в области теории и практики межкультурных коммуникаций, а также для конкретизации путей и методов исследований в сфере генезиса цыганской культуры. Материалы и результаты работы могут быть использованы для составления учебных пособий по культурологии, этнопсихологии, истории, эстетике, а также при разработке программ по народной музыкальной культуре.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав (семи параграфов), заключения и списка литературы.

Заключение диссертации по теме "Религиоведение, философская антропология, и философия культуры", Сеславинская, Марианна Владимировна

7. Выводы

Очевидно, мы можем согласиться с мыслью, высказанной В.Чатопадая о том, что индоа-рийская терминология родства использовала арийские термины, приложив их к автохтонной системе родственных отношений421. В то же время мы должны оговориться, что в целом ряде случаев речь может идти о контаминации арийских и автохтонных культурных традиций. Это, например, может относиться к обычаям кросс-кузенного брака. В случаях совпадений культурного архетипа взаимовлияние культур должно было происходить видимо, быстрее и глубже. Так, патрилинейный род у многих автохтонных групп мог определить преимущественное заимствование ряда арийских терминов родства и их дальнейшее широкое распространение по территории Северное Индии. По данным Дж.Мердока, изначально протодрави-ды имели социальную структуру ирокезского типа422, что в дальнейшем, при переходе к социальной организации типа дакота с патронимическим счетом родства североиндийских дравидских племен (это согласуется с данными В.Чатопадая о патрилинейном роде у автохтонных групп ко времени прихода арьев), дало возможность сохранения генерационной (возрастной) классификационной терминологии в дравидских обществах, и авункуло-кального брака423, а при определенных условиях - сохранения сходного звучания терминов родства для сестер и кросс-кузин (сестер брата матери)424 (см. об этимологии термина phen). Подобная система родства лежит в основе не только ромской терминологии родства, но и определила сложение терминологии ближайшего родства других индоарийских языков. Как мы видим на примере цыганской социальной культуры, сохранение классификационных черт в терминологии родства может сочетаться с социальной организацией, основой которой является патриархальная семья. Культурный контекст функционирования статусной лексики pativ, pativalo индоарийского происхождения говорит о традиционном существовании

421 Чатопадая, указ. раб. С. 433.

422 Мердок, указ. раб. С.431.

423 То же. С.314,291. Авункулокальный брак - с проживанием сына у дяди по матери, что часто сопровождается женитьбой на дочери дяди мо матери. патрирода у цыган. Мы, очевидно, должны считать культуру предков цыган результатом взаимодействия нескольких культурных комплексов, как арийских, так и индоарийских и неарийских, а не автохтонной культурой, использовавшей индоарийский язык, так как терминология родства предков ромов была основана на терминах индоарийского языка, в том числе включала несколько обозначений ребенка, распространенных в северо-западном регионе (6havo, beato, larko/raklo). Мы можем предполагать этнонимическое (относящееся к обозначению своего ребенка) или нейтральное использование термина raklo (larko) в языке протоцыган. Вероятно, с утерей этнонима luri/lori/Iari в Византии в результате процессов метисации между различными ромскими группами, слово larko /raklo изменило значение. Так, название лури и нури как название цыган-домари еще сохранилось на Ближнем Востоке, а в 1068 г. Георгий Атхонит сообщает о присутствии в Констанстинополе лоров425. Хотя приобретение словом raklo современного этно-социального значения следует относить к периоду после исхода из Индии, сложение подобной терминологии указывает на сохранение социокультурного архетипа, по образцу которого сложилась система этно-социальной терминологии цыган с двумя наборами терминов для обозначения статусно-возрастных различий у своих и у чужих. Это говорит о преемственности в сохранении у ромов традиционной социальной организации, основанной на отношениях родства.

Проведенный анализ подтвердил мнете P. JI.Тернера о связи предков цыган, мигрировавших из прииндской зоны, с населением Центральной Индии. В то же время, возможно, эта связь не является однозначным доказательством миграций предков цыган из Центральной Индии в Северо-Западную. Так, данные о распространении термина dad в языке раджастхан-ских гурджаров могут косвенно указывать на миграцию носителей терминологии родства, родственной ромской, в Центральную Индию, что совпадает с данными исследователей индоарийских языков о распространении периферических языков в Центральной Индии. Анализ терминологии также показал, что автохтонный индийский субстрат культуры ромов имеет отношение к дравидскому населению западных и центральных областей Индии.

424 То же. С.431.

423 Hancock I. Online Document Archive Of the Romani archives and documentation center of the University of Texas. Texas, 2003.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования удалось прояснить ряд аспектов генезиса культуры и ранней истории цыган:

- показана связь занятий предков цыган со скотоводческим ХКТ;

- показаны условия складывания преимущественно скотоводческой специализации экономики зон исхода;

- показана первичность частичной (родовой) специализации на ремесленных занятиях по отношению к групповой и возможность развития групповой специализации предков цыган на некоторых традиционных занятиях после исхода из Индии;

- на основе характеристики общественного развития прииндских районов Индии, основных принципов сложения раннегосударственных образований и анализа исконной цыганской лексики показаны условия сохранения традиционной социальной организации у предков цыган при интегрированности протоцыганских групп в общественные отношения раннегосударственных образований;

- показаны этнические и социальные истоки самоназвания цыган, в том числе роль процессов социокультурной динамики в выделении протоцыганской общности и в развитии семантики названия dom на территории Индии;

- показана возможность этно-территориальной семантики в трактовке оппозиции индоар. *«dom - gajjha» > ром. «rom-gadio», выражающей основной концепт социальной культуры цыган, до сих пор лежащий в основе межкультурной комуникации;

- обнаруживаются рефлексы архаической ментальности в трактовке человека в цыганской культуре как члена собственной этнической общности;

- показана возможность контаминации культурных архетипов (арийского и автохтонного) в сложении самоназвания предков цыган и роль процессов народной этимологии как проявление этой контаминации в ментальности и языковой культуре;

- показано, что традиционная социальная структура ромов основана на отношениях родства, что отражено в ромском языке, где пересекаются социальные термины и термины родства;

- раскрыто индоарийское происхождение ромских терминов ближайшего родства и системы терминологии родства, при этом раскрыт классификационный архетип терминологии родства ромов и его связь с некоторыми принципами терминологии родства дравидских групп Центральной Индии;

- показана высокая степень вероятности существования патрирода у предков цыган на территории Индии;

- обнаруженные различия в терминологии ближайшего родства индоарийского происхождения у ромов, домов и ломов в сопоставлении в различиями в системах терминологии родства у раличных групп индоарьев показывают возможность этно-культурных и диалектных различий между тремя ветвями цыган до исхода из Индии;

- на примере музыкальной культуры российских цыган раскрыт музыкальной характер культуры цыган и его социальная востребованность;

- показано, что музыкальная культура у цыган является частью общекультурного комплекса;

- раскрыт эмпатический по своей природе механизм трансляции музыкальной культуры цыган;

- показаны связи культуры цыган с культурой арьев, индоарьев, автохтонных групп Индии (дравидов и мунда);

- показана связь самоназвания lar/lor с районом Синда в прииндской зоне;

- найдены аргументы в пользу того, что иранская легенда о лори/лури отражает реальную миграцию индийских групп на запад;

- обнаружена связь населения прииндской области Ларкханд (находящегося в одной из наиболее вероятных зон миграций протоцыган) с населением Центральной Индии, что составляет аналогию результатам исследования Р.Л.Тернера, показывающим связь протоцыган с прииндской зоной и с центральными районами Индии;

- определена наиболее вероятная верхняя граница исхода протоцыган из Индии - не позже VIII в н.э.

В общем можно сказать, что три протоцыганские ветви представляли из себя этнические группы индоариев, видимо, различающиеся по своим генетическим и культурным связям и, кроме этого, возможно, расселенные в разных районах Северо-Западной прииндской зоны (о чем говорят некоторые различия в терминах ближайшего родства индоарийского происхождения у ромов, домов и ломов). Подобные предположения высказывались другими исследователями на материалах изучения цыганской лексики. Проторомские группы, сохранявшие основанную на отношениях родства традиционную социальную организацию в форме пат-риродов, входили в раннегосударственное образование/образования, видимо, типа ганы или джанапады. С большой долей уверенности можно говорить о преимущественно скотоводческом хозяйственно-культурном типе этих групп, связанном с традиционным укладом как части автохтонного населения, так и арийских переселенцев различных волн миграций. Со-отнесенеие занятий предков цыган только с автохтонным культурным архетипом не представляется правомерным ввиду того, что скотоводческий тип хозяйствования и военизиро-ванность уклада были харатерными чертами как ряда автохтонных, так и многочисленных арийских групп в северо-западном районе. Способы обработки металла также получили широкое распространение в рассматриваемую эпоху в Северной Индии и в Иране и имели в своей основе как арийско-скифскую, так и автохтонную традицию. При этом близость ХКТ, как правило, является положительным фактором для установления межэтнических экзогамных отношений, то есть для межэтнической метисации, а значит, для контаминации культурных архетипов. Очевидно, можно с уверенностью говорить об аустроазиатском происхождении названия dom/domba, связанного с названием племенного тотема, обозначающего растение. В то же время, ввиду возможности эпонимного распространения этого термина на население Удумбары, территория которой, судя по дошедшим историческим данным, распространялась от Северного Панджаба до местности Кач в Синде, группы носителей этого названия в разных районах могли различаться по культурно-генетическим связям. В общем они, видимо, представляли из себя население одной большой области, имеющее сходные хозяйственно-культурные и языковые характеристики, общий этнический суперстрат и различия в субстратном составе. Различное соотношение субстратных и суперстратных культур, определившее своеобразие в сложении локальных этнических культур в области исхода, может лежать в основе языковых различий трех ветвей цыган. Видимо, правильнее говорить о состоявшей из ряда групп общности dom, имевшей общие социальные, хозяйственно-культурные, языковые и, в определенной степени, этногенетические характеристики.

Что касется социального развития населения районов исхода, то некоторое представление об этом может дать характеристика современного социального положения в пахарском районе: «Межкастовые отношения и общение у пахари и в сфере трудовой деятельности, и в сфере семейно-брачных отношений. более тесные, чем у индуистов на равнинах. Многие ортодоксальные кастовые предписания нарушаются, не возбраняются, например, употребление мясной пищи, стирка белья в высоких кастах. Все это говорит о незавершенном процессе индуизации (кастеизации, санскритизации), о том, что индуизм привнесен сюда в более позднее время, чем в равнинную часть страны»1. Обратим внимание на то, что такие нормы межкастовых отношений, как, например, эндогамия, берут свое начало в межэтнических отношениях, но, в отличие от последних, в кастовой системе они абсолютны (эндогамия этногрупп чаще всего является не абсолютным запретом на межэтнические браки, а предпочтительным выбором невесты в своей этногруппе). Поэтому в обществах, где «не завершены процессы индуизации», отношения между этно-социальными группами теснее и ближе к отношениям межэтническим. Бблыпая дистанция в контактах, определяемая социальным положением, определяемым делением общества на функциональные страты, существует между высшими и изшими слоями, на которые в первую очередь и делится общество типа джанапады. Очевидно, к такому типу государственного образования принадлежала Удумбара, основное население которой носило название dumbara/domba/dom и представляло из себя этнические общности с традиционной социальной структурой, основанной на отношениях родства. Очевидно, традиционная община заключала коллективный договор с государством, посредником в чем являлся глава общины. Преемственность такого типа отношений прослеживается в отношениях между цыганскими группами и государством как в Византии, в Османской Турции, так и в государствах Европы. Очевидно, уже на территории Индии в протоцы-ганских группах существовала по крайней мере частичная (родовая) хозяйственная специализация на некоторых видах деятельности, явившаяся предпосылкой как для их дальнейшей групповой профессиональной специализации, так и для дальнейшей кастовой специализации родственных им групп на территории Индии. Очевидно, в первую очередь это были: обработка металла, изготовление деревянных и плетеных изделий - как результат интеграции в экономику полиэтнического общества при сохранении традиционного ХКТ. К этому же дополнительному типу специализированной деятельности принадлежит музицирование, дрессировка животных и проч. Как мы показали, цыганская культура принадлежит к музыкальному типу, и эта музыкальность оказывалась социально востребованной как на территории Индии, так и за ее пределами. Существование в Европе «немузыкальных» цыганских групп, возможно, является указанием на этническую неоднородность групп мигрантов или на различия, появившиеся между ними в результате процессов социальной стратификации. Современное положение домских групп в Северо-Западой Индии очевидно, является результатом дальнейшего процесса кастеизации с сохранением названия dom только за низшими слоями населения и одновременным прекращением использования этого самоназвания более высокими в социальном отношении слоями. Этот процесс переосмысления названия dom на северо-западе должен быть связан с влиянием нескольких факторов:

1) с распространением брахманизма на территории прииндской зоны, и, как следствие, с социодинамическими процессами и девальвацией названия ее населения (dom/domba/ domar), начавшейся в послекушанскую эпоху (на равнинных частях - примерно с III-IV в н.э., в пригималайской зоне - с VIII в. н.э.);

2) с влиянием положения этнических групп с родственным этнонимическим названием domba из категории млеччха в центральных и восточных областях Северной Индии, с развитием процессов ариизации переходивших в разряд низкокастового населения. Развитие мобильного образа жизни цыган как результат деградации уклада ариизированных племен с охотничье-собирательским типом хозяйства кажется наименее вероятным вариантом происхождения цыганской культуры, так как по антропологическому типу европей Семашко, указ. раб. С. 127. ские цыгане (речь идет о гомогенных группах, не затронутых процессами метисации с местным населением) являются индо-арьями Северо-Западной области Индии (Панджаба) и по

•у ряду характеристик близки индоевропейцам , что говорит о значительном проценте арийской крови в цыганских группах. В то же время нельзя исключать присутствия в составе групп мигрантов и части населения с иной, возможно, автохтонной антропологией, о чем говорит существование относительно немногочисленных европейских цыганских групп, сильно отличающихся от основной массы цыганского населения по своим антропологичеким характеристикам (брахицефалия, низкий рост, сильно курчавые волосы и т.д.). Происхождение уклада большинства цыганских групп должно связываться с деградацией скотоводческого ХКТ в мобильный уклад в связи с потерей традиционных племенных территорий и переходом на ремесленные и обслуживающие виды деятельности. Подобная же по типу деградация скотоводческой культуры в мобильный уклад, наблюдаемая у среднеазиатских групп ка-ра-люли и белуджи, которые представляют собой переселившиеся в последние столетия в Среднюю Азию группы кочевников из Белуджистана, говорит в пользу такого варианта развития цыганской культуры.

Судя по тому, что индуизация наиболее труднодоступных пригималайских областей началась в VIII веке н.э., с чем связано развитие современного значения названия dom в этой области, обозначающего низшую кастовую группировку, начало миграций протоцыганских групп следует относить к периоду не позднее VIII века, лингвистические данные исследования ираниста В.Восканяна говорят в пользу миграции VII-VIII веков.

Система ближайшей терминологии родства ромской ветви цыган указывает на ее связь с населением Центральной Индии и пригималайской зоны, а также с некоторыми современными гурджарскими группами. Возможно, можно говорить о едином субстрате групп населения этих областей, на что указывают результаты исследования И.Пжилуского. Кроме того, данные топонимики и ономастики говорят о связи групп населения Центральной Индии и Синда (называвшихся соответственно 1аг и lari) и о связи групп лари также и с населеним пригималайской зоны. Сведения о распространении в древности в районе Синда и Мадхья-деши групп дравидов, соответствия в образовании терминов, обозначающих мать и отца у ромов, части индоарийских групп и дравидов, а также сведения Дж. Мердока о классификационной терминологии родства у дравидов, архетип которой находит параллели в ромской терминологии родства, говорят о возможных культурно-генетических связях дравидов и индоарийских предков ромов. Отличия в исконных терминах ближайшего родства у ломов и

2 Vlahovid, op. cit. P. 54. домов заставляют предполагать отличия в локализации этих групп в зоне исхода и/или различия в культурно-генетических связях трех цыганских ветвей.

Таким образом, мы прояснили природу общности dom, давшей начало предкам цыган, показали, что протоцыганские группы представляли собой этногруппы индоариев с традиционной социальной организацией, которая с большой степенью вероятности являла собой патрирод. Сохранявшийся на протяжении веков у цыган принцип групповой ответственности перед государствами проживания явился фактором непрерывного сохранения в цыганской культуре как традиционной социальной организации, так и элементов архаической ментальности в социальной сфере. Это прежде всего понимание человека как члена собственной этнической общности и принципы межкультурной коммуникации, основанные на сохранении дихотомии «гота - gaze» («цыгане - нецыгане»). Уточнена верхняя граница исхода предков цыган. Показана высокая степень вероятности скотоводческой природы хозяйственно-культурного типа предков цыган. Анализ процессов социальной динамики и процессов этно-социальной стратификации позволил уточнить причины деградации скотоводческого уклада в мобильный. Анализ терминологии ближайшего родства, данных топонимики и ономастики показал возможные этно-культурные связи индоарийских предков цыган.

Менаду тем ряд вопросов из области ранней цыганской истории не получил однозначного ответа:

1) вопрос о времени и месте потери племенных территорий, который связан с вопросом

2) о времени и месте перехода к мобильному образу жизни и начале процесса специализации на ремесленных занятиях и музицировании, а значит, об уровне интегрированное™ протоцыганских групп в этно-социальное разделение труда в раннегосударственном образовании непосредственно перед их исходом на запад;

3) первые два вопроса могут по-разному решаться в отношении трех цыганских ветвей, так как остаются вопросы об их локализации в зоне исхода, о степени их близости между собой, в том числе о том, в какой степени языковые различия являются отражением этнокультурных различий;

4) вопрос о происхождении двух страт цыганского населения Европы, так называемых «музыкальных» и «ремесленных» групп, чья специализация может восходить как к индийскому, так и к европейскому (византийскому) периодам; с решением этого вопроса связано решение вороса о социокультурной однородности цыганских групп Европы.

Полученные результаты открывают перспективы дальнейших исследований:

1) экстраполяция проблем философии человека на область истории культуры позволяет проводить глубокий анализ ментальности носителей культуры; в этой связи перспективно рассмотрение модусов человеческого существования применительно к этнической культуре;

2) более подробное изучение истории обществ прииндской зоны позволит наполнить более конкретным историческим содержанием найденную парадигму изменения содержания самоназвания dom и, таким образом, получить ответ на ряд вопросов из области истории культуры: степени интегрированности протоцыган в раннегосударственное образование, определить нижнюю границу исхода и проч.;

3) определение природы термина dom позволяет рассмотреть новые возможности трактовки названия gajjha, то есть конкретизировать исторические условия возникновения особенностей цыганской ментальности в области социальных отношений;

4) исследование материала из области терминологии родства у ломов, домов и ромов позволит по-новому осмыслить соотношение культуры трех ветвей цыган, позволит уточнить количество «волн» миграций и возможных зон исхода;

5) введение в научный оборот и исследование тех материалов по танцевальной культуре групп европейских цыган, которые обнаруживают близость к части ближневосточных танцевальных стилей, может быть использовано для изучения генезиса культуры цыганских групп в ранний период пребывания их на Ближнем Востоке, в Малой Азии и Византии.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Сеславинская, Марианна Владимировна, 2005 год

1. Абрамова З.А. Изображения человека в палеолитическом искусстве Евразии. Москва-Ленинград, 1966.

2. Алаев Л.Б. Средневековая Индия. Санкт-Петербург, 2003.

3. Бакленд Р. Цыгане. Тайны жизни и традиции. Москва, 2003.

4. Баландье Ж. Политическая антропология. Москва, 2001.

5. Бархударов А.С. Развитие индоарийских языков и древнеиндийская культурная традиция. Москва, 1988.

6. Барэ дрома. Традиционная музыка русских цыган. Музыкальный альбом. Москва, 2001.

7. Бауров К. Репертуары цыганских хоров старого Петербурга. Санкт-Петербург , 1996.

8. Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов. Москва, 1995.

9. Бенвенист Э. Тохарский и индоевропейский./Тохарские языки. Москва, 1959.

10. Бернштам А.Н. Новые работы по тохарской проблеме./Вестник древней истории, 1947, №2.

11. Бессонов Н.В.Цыгане и пресса./Бессонов Н.В., Решетников Я.А. Цыгане и пресса. Правовая самозащита. Москва, 2003.

12. Бируни абу Рейхан. Индия. Москва, 1995.

13. Большаков О.Г. Средневековый город Ближнего Востока. Москва, 2001.

14. Бонгард-Левин Г.М. Древняя Индия. История и культура. Санкт-Петербург, 2003.

15. Бонгард-Левин Г.М., Ильин Г.Ф. Индия в древности. Москва, 1985.

16. Борецкий-Бергфельд Н. История Румынии Спб., 1909,/История Валахии и Молдавии. История Румынии. Дракула. Подлинная история Влада Цепеша. Репринтное издание. Москва, 2003.

17. Вентцель Т.В. Цыганский язык (севернорусский диалект). Москва, 1964.

18. Вигасин А.А. О развитии эндогамии древнеиндийских варн./Индийская культура и буддизм. Москва, 1972.

19. Вилькинс А.И. Среднеаз1атская богема./Антропологическая выставка. T.III. Москва, 1878-1882.

20. Винников Я.Р. Белуджи Туркменской ССР./Советская этнография. 1952, №1.

21. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Сравнительно-исторический и типологический анализ языка и протокультуры. Тт. 1,2. Тбилиси, 1984.22.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 194479