Этноконфессиональная политика Российской империи в отношении еврейского населения XIX - начала XX вв. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Комолятова, Анастасия Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Этноконфессиональная политика Российской империи в отношении еврейского населения XIX - начала XX вв.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 376538
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Комолятова, Анастасия Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Архангельск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
219

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Комолятова, Анастасия Николаевна

Введение

Глава 1. Теоретико-концептуальные аспекты изучения этноконфессиональной политики Российской империи XIX - начала XX вв.

§ 1. Этноконфессиональная политика Российской империи: понятийно-терминологический аппарат.

§ 2. Русификация в контексте вероисповедной политики и зарождения национальных движений второй половины XIX - начала XX вв.

Глава II. Инкорпорация еврейского населения в структуру Российской империи XIX — начала XX вв.

§ 1. Формирование политики в отношении еврейского населения в первой половине XIX в.

§ 2. История вхождения евреев в структуру российского общества во второй половине XIX — начале XX вв.

Глава 3. Еврейские общины на территории Европейского Севера Российской империи: формы инкорпорации в общественную структур и сохранения религиозной идентичности (30-е гг. XIX - начало XX вв.)

§ 1. Миссионерская деятельность в отношении военнослужащих евреев на Европейском Севере России 30-х - 50-х гг. XIX в.

§ 2. Сословно-профессиональная деятельность еврейских обществ на территории Европейского Севера России в контексте процессов инкорпорации в пореформенный период.

§ 3. Община как основной институт поддержания еврейской идентичности на территории Европейского Севера России (30-е гг. XIX - начало XX вв.).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Этноконфессиональная политика Российской империи в отношении еврейского населения XIX - начала XX вв."

Актуальность темы исследования обусловлена необходимостью исторического осмысления динамики этноконфессиональных процессов в современной России. Благоприятное развитие этноконфессиональных процессов является значимым показателем стабильности развития государства. Современная ситуация требует построения новых политических моделей взаимодействия государства с этническими и религиозными группами. Эта необходимость подтверждается ростом религиозных организаций, культурных центров этнических меньшинств и т.п. Регистрация многочисленных религиозных объединений является следствием возрождения интереса к конфессиональной принадлежности в современной России. Обострение межэтнических конфликтов на территории Российской Федерации также заставляет исследователей обращаться к историческому опыту их разрешения, в том числе в рамках Российской империи. 1

В России происходит рост этнического самосознания. Так называемое «этническое возрождение»1 свойственно и для других стран современного мирового сообщества. Этническая идентификация в условиях глобализации и унификации служит сохранению социокультурной специфики той или иной этнической группы. После распада СССР начинается переосмысление понятия «национализм». От понимания 'национализма как этнонационализма исследователи переходят к его осмыслению в категориях гражданской нации. Необходимость формирования российской нации актуализируется в исследованиях журнала «АЬ Imperio», специализирующегося на исследовании теории и практики национализма в его имперском, советском и современном контекстах.

Российская нация осмысляется как политическая и социально-культурная реальность; причем этническое многообразие не противоречит ее

1 См.: Тишков В.А. Этническое и религиозное многообразие - основа стабильности и развития российского общества. Статьи и интервью. М., 2008; Он же. Забыть о нации (пост-националистическое понимание национализма) // Вопросы философии. - 1998. - № 9. - С. 3-29; Абдулатипов Р.Г Российская нация. Этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях. - М., 2006. единству. Общая история, культурные, бытовые, языковые и поведенческие модели делают российскую нацию гражданской общностью. Этноконфес-сиональная политика, ориентированная на включение этнических меньшинств, является временным явлением в жизни Российского государства, свойственным империи. Потому что уже в советский период, точнее с 1950-х гг., определяется направленность на формирование новой «советской нации» на основе гражданской идентичности. Аналогичные же процессы нацие-строительства продолжаются и в современной России.

Исторический опыт этноконфессиональной политики Российской империи является значимым в этом контексте, поскольку позволяет проанализировать включение этнических и религиозных групп в имперское пространство. Анализ исторического опыта формирования межэтнических отношений в Российском многонациональном и поликонфессиональном государстве невозможен без обращения к истории еврейского народа. Практическая актуальность избранной темы связана с возрастанием межэтнической напряженности, ксенофобии в современном российском обществе, которые часто получают выражение в обострении «еврейского вопроса». Научная актуальность изучения истории включения; евреев в пространство Российской империи обуславливается уникальным опытом адаптации еврейского населения к условиям принимающего российского пространства. Поскольку сохранение традиционных институтов, религиозного стержня и относительной замкнутости сопутствовало активному включению еврейского населения в экономические, общественные и социальные структуры империи.

Еврейские общины регионов Российской империи отличались различным уровнем экономического и социокультурного развития, поэтому обладали определенной спецификой включения в структуру региона. В этом контексте интерес представляет обращение к истории еврейских общин на территории Европейского Севера Россйи XIX - начала XX вв.

Таким образом, актуальность исследования выбранной темы обусловлена как необходимостью поиска современных политических моделей построения гражданского общества в контексте процессов нациестроительства в России, так и формированием толерантности в многонациональном российском пространстве.

Особую значимость приобретает исследование механизмов сохранения этнической и религиозной идентичности в процессе модернизации России. Выявление региональных особенностей функционирования институтов еврейской общины в рамках Европейского Севера становится возможным при сопоставлении с историей еврейства в социополитическом и этнокультурном пространстве Российской империи в целом.

Степень разработанности проблемы в отечественной историографии может быть представлена анализом двух исследовательских уровней. Первый уровень связан с изучением целей, мероприятий, эффективности эт-ноконфессиональной политики Российской империи в отношении нерусского населения. Вследствие того, что первая глава данного исследования посвящена теоретико-концептуальным основаниям этноконфессиональной политики Российской империи, в историографическом разделе мы лишь кратко остановимся на основных проблемных вопросах, решаемых в историографии. Второе направление связано с; изучением правового, социокультурного и экономического положения еврейства в Российской империи.

Основное внимание при рассмотрении первого уровня уделено постсоветскому периоду развития российской историографии, поскольку именно в современный период данная проблематика исследовалась наиболее интенсивно. Появление разнообразных исследований, посвященных изучению этноконфессиональной политики Российской империи в контексте национальных движений нерусских народов, датируется второй половиной 1990-х гг.

Разработка вопроса о характере взаимоотношений государственных институтов Российской империи с нерусским населением является основой многих исследований; большая их часть делится на две оппозиционных группы. Историки первой группы при изучении этноконфессиональной политики Российской империи концентрируют свое внимание на государственных институтах и властных структурах, и отводят минимальное место изучению этнической истории отдельных народов. Исследования второй группы, написанные в рамках национальной истории, имеют тенденцию к рассмотрению собственной нации вне общеимперского контекста; основу подобных исследований составляют идеи борьбы периферии с метрополией за национальное самоопределение. Так, на постсоветском пространстве происходит переписывание истории в соответствии с канонами национальной историографии, что связано с процессами создания государственности. Следует отметить, что в последние годы в российской историографии наметилась явная тенденция к рассмотрению всего комплекса вопросов, связанных с положением этнических и конфессиональных меньшинств в контексте общеимперских историко-правовых, социокультурных и экономических особенностей2. Вследствие того, что политика империи была направлена, в первую очередь, на определенные этноконфессиональные группы, российская историография напрямую связана с изучением национальных окраин. Внимание исследователей сосредоточено на решении таких проблемных вопросов, как изучение роли этнополитического фактора в распаде Российской империи3, организации управления территорией государства с учетом этнических и конфессиональных особенностей, политики самодержавия в отношении «инородцев» и окраин4. С середины 1990-х гг. появляются также

2 Миллер А.И. Империя Романовых и национализм. Эссе по методологии исторического исследования. - М., 2008; Западные окраины Российской империи. -М., 2007 и др.

3 Дякин B.C. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX в.) // Вопросы истории. — 1995. -№ 9. - С. 130-142; Он же. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (начало XX в.) // Вопросы истории. — 1996. - № 11 / 12. - С. 39-52; Он же. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX-начало XX вв.). СПб., 1998 и др.

4 Трепавлов В.В. Формирование системы отношений между центром и окраинами в России (XVI - XX вв.) // Россия в XX в. Проблемы национальных отношений. - М., 1999. - С. 115-120; Слокум Д.А. Кто и когда были «инородцами»? Эволюция категории «чужие» в Российской империи // Российская империя в зарубежной историографии. Работы последних лет: Антология. - М., 2005. - С. 502-518; Миронов Б.Н. Социальная история Россия периода империи (XVIII - начало XX вв.): В 2 т. Т. 1. - СПб., 2000. и др. Чепелкин М.А., Дьяконова Н.М. Исторический очерк формирования государства границ Российской империи (2-я половина XVII - начало XX вв.). - М., 1992; Алаев Л.Б. Империя: феномен или этап развития // Вопросы истории. -2000. -№4. - С. 147-156 и др. обобщающие исследования, посвященные- широкому спектру вопросов, связанных с этноконфессиональной политикой Российской империи5.

Исследователи активно изучают положение отдельных этнических групп в Российской империи6. Истории разных народов посвящены тематические номера журнала «Родина». Вновь происходит обращение к у русскому вопросу» в Российской империи . Историками подчеркивается важность определения места русского народа в этноконфессиональной структуре империи; поскольку именно «русский вопрос» «отражал процессы, связанные как с процессом модернизации страны, так и с традиционными для любой империи взаимоотношениями, центра и окраин («метрополии и колоний»), соответственно, между имперскимдержавным») и другими этносами. От успешного • решения этих взаимосвязанных друг с другом вопросов во многом зависела судьба империи как таковой»8. Среди, изучаемых вопросов важное 1 место принадлежит рассмотрению межэтнического взаимодействия в рамках империи, от которого зависит крепость государства9. Многие историки постсоветского периода обращают

5 Национальная политика России: история и современность: Монография / Отв. ред. В.А. Михайлов. — М., 1997; Национальные окраины Российской империи. Становление и развитие системы управления: Коллективная монография / Отв. ред. С.Г. Агаджанов, В.В. Трепавлов. - М., 1998; Никулин А.И. Национальная политика России: история и современность. - М., 1993; Гатагова Л. Межэтнические конфликты // Российская многонациональная цивилизация. Единство и противоречия: Мат. конф. / Отв. ред.

B.В. Трепавлов. - М., 2003. - С. 213-264 и др.

6 См.: Билунов Д.Б. Правительственная политика России в отношении римско-католической церкви (60-е гг. XIX в.) // Вестник Московского университета. - Сер.8. - «История». - 1996. - № 4. - С. 19—43; Лиценбергер •О.А. Римско-католическая церковь в России: История и правовое положение. - Саратов, 2001; Горизонтов Л.Е. Парадоксы имперской политики: поляки в России и русские в Польше (XIX - начало XX вв.). - М., 1999; Ланда Р.Г. Ислам в истории России. — М;, 1995; М., 2001; Миллер А.И. «Украинский вопрос» в политике властей и русском общественном мнении (вторая половина XIX в.). - СПб., 2000; Тихонов А.К. Католики, мусульмане и иудеи Российской империи в последней четверти XVIII - начале XX вв. - СПб., 2008 и др.

7 См. Бахтурина А. «Национальный вопрос» в Российской империи в постсоветской историографии // Русский национализм: Социальный и культурный контекст: Сборник статей / Сост. М. Ларюэль. - М., 2008.

C. 105-129.

8 См.: Вдовин А.И., Зорин В.Ю., Никонов A.B. Русский народ в национальной политике XX в. - М., 1998; Коцюбинский Д.А. Русский национализм в начале XX столетия. - M., 2001 и др.

9 Булдаков В.П. Кризис империи и динамика межэтнических конфликтов в России (1917 - 1918 гг.) // VI World Congress for central and East European Studies. 29 July - 3 August, 2000. - Tampere. Finland. - P. 75; Гатагова Л. Межэтнические конфликты // Российская многонациональная цивилизация. Единство и противоречия: Мат. конф. / Отв. ред. В.В. Трепавлов. -М., 2003. - С. 213-264 и др. внимание на фактор модернизации в росте национальных движений и распаде Российской империи 10.

Поиском моделей, определяющих способы и степень инкорпорации того или иного сегмента в империю, предпринимают исследователи в рамках «новой имперской истории»11. Научный потенциал этого направления связан с исследованием национальных историй в рамках общеимперского контекста, что позволяет не только реконструировать фактографический материал, но и выявить теоретические, концептуальные основания и модели изучения истории Российской империи. Таким образом, «империя предстает как исследовательская ситуация, а не структура, проблема, диагноз»12.

Характерной чертой постсоветской историографии в изучении истории Российской империи является терминологическая неопределенность. Поиск новых исследовательских моделей изучения имперской этноконфессиональ-ной политики обуславливает постепенное сближение исторических и социально-политических наук. В силу своей тематической широты, эта проблематика исследуется многими представителями гуманитарного и обществоведческого знания: историками, политологами, этнологами, социологами и т.п.13 В частности, особое значение в выработке понятийно-категориального аппарата изучения этноконфессиональной политики Российской империи приобретает взаимодействие исторических и политологических наук. Так, коллективный сборник «Пространство власти: исторический опыт и вызовы совре

10 Гавров С.Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. - М., 2004; Зайнетдинов Ш.Р. Социальная структура в процессах модернизации российского общества (рубеж XIX - XX вв. - 1930-х гг.). - Уфа, 2000; Красильщиков В.А. Модернизация и Россия на пороге XXI в. // Вопросы философии. - 1993. - № 7. - С. 40-56; Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. - М., 1998 и др.

11 См.: Новая имперская история постсоветского пространства: Сборник статей (Библиотека журнала «ЛЬ imperio») / Под. ред. Анисимова. - Казань, 2004.

12 Там же. - С. 26. i

13 Губогло М. Может ли двуглавый орел летать с одним крылом? Размышления о законодательстве в сфере этногосударственных отношений. - М., 2000;s Доронченков А.И. Межнациональные отношения и национальная политика в России: актуальные проблемы. — М., 1995; Дробижева Л.М. Национализм, этническое самосознание и конфликты в трансформирующемся обществе: основные подходы к изучению // Национальное сознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х годов. - М., 1994; Тишков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики в России. - М., 1996; Аманжолова Д.А. Историография изучения национальной политики // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет. - М., 1996. - С. 308-331; Кадырметова H.H. Этноконфессиональная политика российского правительства в XIX в. по отношению к нерусским народам Среднего Поволжья: историко-политический анализ: Автореф. дне. . канд. ист. наук. - Казань, 2004 и др. менности»14 является результатом междисциплинарного проекта «Власть и общество в политическом и этноконфессиональном пространстве России: история и современность». Среди рассматриваемых авторами проблемных вопросов основное место занимают следующие: организация политико-административного пространства России XIX - XX вв., этноконфессиональ-ная идентичность и. российский менталитет, взаимодействие социально-экономических, политических, этноконфессиональных, географических, исторических условий в функционировании общегосударственного и регионального пространства, этнополитические и региональные факторы в российской политическом процессе и т.'п.

Второй уровень представлен изучением истории еврейства Российской империи в отечественной историографии. Российскую историографию истории еврейства Российской империи'можно подразделить на три периода: дореволюционный (1880-х гг. — 1917 г.), советский (1917 г. — 1980-е гг.), постсоветский (с начала 1990-х гг.). 1

Начало первого периода характеризуется возрастанием общественного и научного интереса к еврейской истории, этнографии, литературе. 1880-е гг. - время зарождения русско-еврейской историографии. Появляется ряд исследований, связанных с широким спектром вопросов пребывания еврейского населения в Российской империи. До этого времени работы носили преимущественно публицистический характер. Многочисленные труды, связанные с положением еврейства в правовом пространстве Российской империи, исследуют законодательные акты и нормативные документы15. Значимость подобных исследований определяется включением законов, циркуляров, актов в тематические сборники. Разноплановые исследования в качестве своих объ

14 Пространство власти: исторический опыт России и вызовы современности: Сборник статей / Под ред. Б.В. Ананьича, С.И. Барзилова-М., 2001.

15 Гессен И.В., Фридштейн В.Е. Сборник законов о евреях с разъяснениями по определениям Правительствующего Сената и циркулярам министерств. - СПб., 1904; Леванда В. Полный хронологический сборник законов и положений, касающихся евреев, от Уложения Алексея Михайловича до настоящего времени, 1649-1873. - СПб., 1874; Мыш М.И. Руководство к русским законам о евреях. - СПб., 1904; Оршанский И. Русское законодательство о евреях. - СПб., 1872; Гимпельсон Я.И. Законы о евреях. Систематический обзор действующих законоположений о евреях. - СПб., 1914-1915 и др. ектов рассматривали социоправовое положение российского еврейства , ди

17 намику его движения и расселения , сословно-профессиональную структу

18 19 ру , идейно-политические движения , рост культурно-просветительских ор ганизаций20 и многое другое. Развитие русско-еврейской историографии в конце XIX — начале XX вв., в период обострения «еврейского вопроса» в российском обществе, обусловило как многочисленные антисемитские21, так и

29 защитные публикации .

Центральными фигурами отечественной историографии еврейства Российской империи являлись Ю.И. Гессен и С.М. Дубнов, разработавшим два концептуальных направления в данной сфере. Ю.И. Гессен привлекал в свои исследования, как русские, так и еврейские группы источников, что позволило ему выявить специфику формирования политики в отношении еврейского населения империи. Он исследовал экономическое и правовое положение ев

16 Бикерман И.М. Черта еврейской оседлости. - СПб., 1911; Вишняк М.В. Положение евреев в России. - М., 1917; Гинзбург Л.С. Евреи в России. - СПб, 1906; Он же. Евреи в отечественном Сионе. — СПб., 1912; Зайденман Л. Правовое положение евреев в России. - СПб., 1906, 1907; Усов М.Л. Евреи в армии. - СПб., 1911 и др.

17 Биншток В.И. Материалы по естественному движению евреев в европейской России за 40 лет (1867-1906 гг.). - Пг., 1915; Форнберг К. Еврейская эмиграция: Опыт статистического исследования. - Киев, 1908 и др.

18 Бланк P.M. Роль еврейского населения в экономической жизни России. - СПб., 1908; Бруцкус Б.Д. Профессиональный состав еврейского населения России: По материалам Первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. — СПб., 1908; Оршанский И.Г. Сборник материалов об экономическом положении евреев в России. Т.1-2. - СПб., 1904; Евреи в России: очерки экономического и общественного быта русских евреев. - СПб., 1877; Гепштейн С.К. Экономическая структура еврейского населения России. - СПб., 1906; Никитин B.H. Евреи-земледельцы. 1807-1887. - СПб., 1887; Он же. Еврейские поселения северо и юго-западных губерний (1835-1890). - СПб., 1894; Бруцкус Б.Д. Еврейские земледельческие колонии. - СПб., 1909 и др.

19 Горвиц М. Современные идейные течения в еврейства. — СПб., 1908; Оршанский И.Г. Пережитое: Сборник, посвященный общественной и культурной истории евреев в России. Т. 1-2. - СПб., 1908-1910; Слиозберг Г.Б. Обследование положения евреев. - СПб., 1907; Он же. Политический характер еврейского вопроса. - СПб., 1907; Кровавый навет в России. — М., 1912 и др.

20 Толстой И.И. Факты и мысли. — СПб., 1907; Брамсон Л.М. К истории начального образования евреев в России. - СПб., 1896; Марек П.С. Очерки по истории просвещения евреев в России (Два воспитания). - М., 1909 и др.

21 Аракин Я. Еврейский вопрос. - СПб., 1912; Васильев Б.А. Религиозные убийства евреев. - СПб., 1906; Гиляров-Платонов П.П. Еврейский вопрос в России: на основании статей и писем. - СПб., 1906; Кельберин И.П. Национализм и космополитизм в еврействе. — Немиров, 1905; Пятковский А.П. Государство в государстве (к истории еврейского вопроса в России и в Западной Европе). Сб. ст. - СПб., 1901; Розанов Н.П. Будущность еврейского народа в свете Откровения. - М., 1901; Шульгин В.В. Что нам в них не нравится. Об антисемитизме в России. - М., 1992 и др.

22 Хвольсон Д.А. О некоторых средневековых обвинениях против евреев. - СПб., 1880; Львов-Рогалевский В.Л. Гонители еврейского народа в России: исторический очерк. — М., 1917; Толстой И.И. Антисемитизм в России и другие статьи по еврейскому вопросу. - Пг., 1917 и др. реев в России . С.М. Дубнов разработал периодизацию истории еврейского народа. Основу его научных изысканий составляло изучение внутренней жизни еврейской общины, ее социально-экономическое и культурное развитие. Дубнов утверждал связь между историческими судьбами российского и европейского еврейства. Им также были созданы обобщающие труды по российской и всемирной истории евреев24. Он явился одним из создателей Исто-рико-этнографической комиссии для распространения просвещения между евреями в 1892 г., (позднее - Еврейское историко-этнографическое общество); а также редактором журнала «Еврейская старина» - издания по истории российского еврейства.

Таким образом, в дореволюционный период исследователи и публицисты постоянно обращались к решению «еврейского вопроса». Это обусловливалось как очевидной разницей в гражданском положении российского и западноевропейского еврейства, так1 и спецификой положения еврейского населения в пределах Российской империи. Научная ценность исследований данного этапа подтверждается активным использованием современными историками результатов работы дореволюционных исследователей.

В первое десятилетие после революционных событий 1917 г. еврейская

25 историография в России развивалась динамично . Это было связано с расширением источниковой базы исследований и снятием тематических ограничений в области исторических исследований. В Москве с разрешения А.В. Луначарского были созданы недолго просуществовавшие три архивных и библиографическая комиссии . Однако, после 1925 г. эти и подобные изда

23 Гессен Ю.И. История еврейского народа в России. В 2 т. Репринтное переиздание 1925-1926 гг. - М.Иерусалим. 1993; Он же. Закон и жизнь. Как создавались ограничительные законы о жительстве евреев в России. - СПб., 1911 и др.

24 Дубнов С.М. Об изучении истории русских евреев и об учреждении русско-еврейского исторического общества. - СПб., 1891. Он же. Что такое еврейская история? Опыт философской характеристики // Восход. 1893. Кн. 10-12. Он же. Новейшая история еврейского народа. Т.1. (1789 - 1881 гг.). - СПб., 1914 и др.

25 Берлин И. Исторические судьбы еврейского народа на территории русского государства. Пг., 1919; Бухбиндер Н.А. История еврейского рабочего движения в России. - Л., 1925; Гинзбург С. Минувшее: Исторические очерки, статьи и характеристики. -,Пг., 1923; Дубнов С.М. Евреи в царствование Николая II (1894 - 1914 гг.). — Пг., 1923; Лесков Н.С. Несколько замечаний по еврейскому вопросу. - Пг., 1919.

26 Деятельность архивных комиссий была связана с несколькими направлениями исследования: обвинениями евреев в ритуальных убийствах, погромами конца XIX - начала XX вв. и историей еврейского образования. ния фактически были упразднены (за небольшим исключением27). В советский период историография еврейства в Российской империи фактически существовала с 1917 по 1930-е гг. В 1940-е — 1970-е гг. исследование еврейской истории негласно было запрещено. Исключение составляли работы, но

9 К сившие обличительный антисионистский характер .

Третий этап историографии, начавшийся в начале 1990-х гг., продолжается до сих пор, характеризуется неизменным интересом историков к изучению еврейства Российской империи. Разноплановость и тематическое разнообразие исследований достигается выявлением и анализом новых групп источников. Для современного периода характерна преемственность дореволюционной историографии, что проявляется в заимствовании тем, фактографического материала, концептуального его осмысления. Так, историки вновь обращаются к положению еврейского населения в правовом, социокультурном, экономическом пространстве Российской империи. Уделяется внимание

29 участию евреев в революционном движении в России , а также и ныне актуальной проблеме антисемитизма30. Появляются источниковедческие, исто

31 риографические, а также энциклопедические издания и обобщающие исследования по истории евреев в Российской империи32.

Характерной чертой постсоветской историографии стали многочисленные региональные исследования, посвященные еврейской истории в отI

27 Н-р: Геймикман Т.Б. История общественного движения евреев в Польше и России. - М., Л., 1930.

28 Иванов Ю. Осторожно, сионизм! — М., 1969; Шестак Ю.И. Борьба большевистской партии против национализма и оппортунизма БУНДА. — М., 1980 и др.

29 Соблазн социализма. Революция в России и евреи: Сборник / Под ред. А.С. Солженицина - Вып. 12. — М., - Париж. 1995; Будницкий О.В. Мировой кризис 1914-1920 годов и судьба восточноевропейского еврейства. — М., 2005; Евреи и русская революция. Материалы и исследования: Сборник / Ред.-сост. Будницкий О.В. - М., 1999 и др.

30 Дудаков Ю.С. Парадоксы и причуды антисемитизма и филосемитизма в России. — М., 2000 и др.

31 История евреев в России. Проблемы источниковедения и историографии. СПб., 1993; Евреи в России. Историографические очерки. Вторая половина XIX - XX вв. М., 1994; Краткая еврейская энциклопедия. Иерусалим, 1994. Т. 1-7 и др.

32 Книга о русском еврействе от 1860-х годов до революции 1917 г: Сборник статей / Под ред. Я.Г. Фрумкина. - М., Иерусалим, Минск, 2000; Евреи в Российский империи XVIII - XIX вв. Сборник трудов еврейских историков. М., Иерусалим, 1995; Фильцер А. Еврейская традиция в Российской империи и Советском Союзе. - М., 1993 и др. дельных губерниях империи . Необходимо отметить, что они носят как публицистический, так и научно-академический характер.

Обращаясь к историографии еврейства на Европейском Севере России, следует отметить, что степень изученности данной тематики крайне слаба. На данный момент не существует обобщающего труда по еврейской истории региона. Значительный вклад в разработку данной проблематики внесли работы М.В. Пулькина, изучающего спектр вопросов, связанных с социально-экономическими и культурными особенностями жизни еврейского населения, а также процессами его адаптации к условиям Европейского Севера Росод сии '. История еврейских общин Архангельской губернии XIX - начала XX

1 3 5 вв. рассматривается в книге Л.И. Левина ; Олонецкой губернии - в работе Д.

3 6

Генделева . В исследовании дореволюционных авторов Берлинраута Л.А. и

17

Раскина М.С. на примере Вологды рассматривается социально-экономический состав и культурно-общественный уровень еврейского населения внутренних губерний Российской империи. Познавательная и научная

33 Анисимов И.Ш. Кавказские евреи-горцы. - М., 2002; Гончаров Ю.М. Городская семья Сибири по второй половине XIX - начале XX в. - Барнаул, 2002; Кальмина Л.В. Еврейская община в Западном Забайкалье (60-е годы XIX века — февраль 1917 г.). — Улан-Удэ, 1998; История горских евреев Северного Кавказа в документах (1829-1917 гг.). - Нальчик, 1999; Отерштейн T.M. Евреи Таганрога. - Таганрог, 1999; Романова В.В. Евреи на Дальнем Востоке России (II половина XIX - I четверть XX вв.). - Хабаровск, 2000; Пудалов Б.М. Евреи в Нижнем Новгороде: XIX - начало XX вв. — Н.Н., 1998; Гессен В.Ю. К истории Санкт-Петербургской еврейской религиозной общины. От первых евреев до XX в. — СПб., 2000; Евреи в Даугав-пилсе: Ист. очерки. — Даугавпилс, 1993; Евреи Нижнего Новгорода. - Н.Н., 1993; Гройсман А.Г. Евреи в Якутии. Ч. 1: Община. - Якутск, 1995; Ципперштейн С. Евреи Одессы: История культуры, 1794-1881. - М., Иерусалим, 1995; Мучник Ю.М. Из истории евреев в досоветской Сибири (по материалам Томской губернии): Очерки. - Томск, 1997; Кальмина Л.В., Курас Л.В. Еврейская община в Западном Забайкалье (60-е годы XIX века - февраль 1917 года). - Улан-Удэ, 19(99; Орехова H.A. Еврейская община города Красноярска: Краткая хроника (начало XIX — первая четверть XX вв.). - Красноярск, 2001 и др.

34 Пулькин М.В. Евреи в архангельской ссылке. Проблемы адаптации (конец XIX - начало XX в.) // Вестник-Карельского филиала Северо-Западной академии государственной службы: Сб. науч. статен. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. С. 367-375; Он же. Евреи на Европейском Севере: стратегии адаптации // Диаспоры. Независимый научный журнал. - 2008. - № 2. С. 244—264; Оп же. Еврейское население Европейского Севера в конце XIX - начале XX в.: стратегии адаптации // Мнноритетные этнические группы в России в эпоху перемен: стратегии и способы адаптации: Сборник / Под ред. П.В. Крылова. - СПб., 2008. С. 7-26; Он же. Еврейское население Европейского Севера: проблемы социального конструирования (конец XIX-начало XX в.) // Антропологический форум. - 2008. - № 9. - С. 279-298; Он же. Иудаизм на Европейском Севере России в XIX - начале XX в. // Толерантность: искусство жить вместе: Материалы конф. - Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. - С. 135-145; Иудаистские общины на Европейском Севере России в конце XIX - начале XX в.: опыт становления // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. Научный журнал. — 2008. - № 2. - С. 51-61. Евреи на Европейском Севере России: проблема адаптации (конец XIX - начало XX в.) // Российская история. - 2009. — № 3. — С. 240 - 247.

35 Левин Л.И. В Архангельске жили евреи. - Архангельск, 2008.

36 Генделев Д. Из истории еврейской общины Петрозаводска. - Петрозаводск, 2002.

37 Берлинраут Л.А., Раскнн М.С. Еврейское население города Вологды. Опыт статистического обследования, экономического, правового и культурного состояния еврейского населения внутренних губерний России. -Вологда, 1911. , ценность данных исследований заключается в анализе различных вопросов жизнедеятельности еврейского населения губерний Европейского Севера России.

Для осмысления регионального социокультурного пространства в его историческом и этническом измерениях значимое место имеют работы В.И. Коротаева, разрабатывающие проблемы демографии, модернизации и соци

-J о альной экологии на Русском Севере XIX - начала XX вв. ; работы В. И. Гол-дина, П.С. Журавлева, Ю. Ф. Лукина, В. К. Мокшина, С.И. Шубина, A.M. Тамицкого в области северной регионалистики и истории39. Для решения задач диссертации существенное значение имеют работы И.Л. Жеребцова, связанные с вопросами этнической географии и демографии Европейского Севера России40.

Таким образом, исследование еврейства Российской империи в отечественной исторической мысли насчитывает долгую историографическую традицию, связанную с изучением и анализом различных вопросов политического, социально-экономического и культурного характера.

Современная зарубежная историография Российской империи как по-лиэтничного государства начала новый этап своего развития в 1980-е гг., в связи с политическим кризисом в СССР, который поставил перед исследователями вопрос о крепости гетерогенного российского и советского государственного пространства. Таким образом, распад СССР вызвал рост интереса к сущности Российской империи. До этого времени в зарубежной историо

38 Коротаев В.И. Русский Север в конце XIX - первой трети XX века. Проблемы модернизации и социальной экологии. — Архангельск, 1998.

39 Северное регионоведение в современной регионологии: Монография / Отв. ред. Ю.Ф. Лукин. -Архангельск, 2005; Регионализация и глобализация: общественные процессы в России и на Европейском Севере в XX -XXI вв.: Сборник научных статей /|Отв. ред. С.И. Шубин. - Архангельск, 2007; Голдин В. И. Государственность, этничность и религиозные процессы на Севере / Региональная политика и проблемы развития Европейского Севера: взгляд из XX в XXI вв.: Сборник статей по материалам конф. / Отв. ред. С. И. Шубин. - Архангельск. - С. 60-64; Журавлёв П. С. Теоретико-методологические аспекты исследования регионализма // XVI международные Ломоносовские научные чтения: Сборник научных трудов. -Архангельск, 2004. - С. 177-187; Лукин Ю. Ф. История, экология, экономика в меняющейся России: взгляд из Архангельска. — Архангельск, 2001; Шубин С. И. Северный вектор политики России. Проблемы и перспективы. - Архангельск, 2006 и др.

40 Этнодемографичеекая ситуация в Коми крае (конец XIX в. - 1980-е гг.): Докл. на заседании президиума Коми науч. центра УрО РАН. - Сыктывкар, 1993; Он же. Коми край в XVIII - середине XIX века: территория и население. - Сыктывкар, 1998. графии были работы, посвященные истории отдельных этнических групп, но не существовало единого обобщающего исследования. Новый этап в зарубежной историографии конца XX - начала XXI вв. связан с разработкой концептуальных оснований истории империи в России на локальном, региональном материале, а также с формированием понятийного аппарата подобных исследований41.

Одним из направлений изучения этноконфессиональной политики Российской империи в зарубежной историографии является исследование истории включения еврейского населения в имперское пространство. Зарубежная историография еврейства Российской империи первоначально развивалась благодаря историкам-эмигрантам из СССР42, а позже превратилась в отдельную отрасль исторической науки. Исследования были связаны с политикой Российской империи в «еврейском вопросе»43, правовым и экономическим положением еврейского населения Российской империи44, погромным45 и революционным46 движениями конца XIX в. Спецификой зарубежной историографии является изучение исторического пути российского еврейства как отклонения от западной модели инкорпорации евреев в Европе. Невозможность эмансипации российских евреев по западному образцу обосновывается зарубежными авторами исходя из политических особенностей самодержавного

41 Rusification in the Baltic Provinces and Finland, 1855-1914. - Princeton, 1981; Kappeler A. Russland als Vielvolkerreich: Enstehung, Geshichte, Zerfall. - Munchen, 1992; Hosking G. Russia, People and Empire, 1552 -1917. - London, 1997; Brubaker R. Beyond identity // Theory and society. - 2000. - Vol. 29. - P. 1-47; Geraci R. Ethnic Minorities, Anthropology and Russian National Identity on Trial: The Multan Case, 1892-1896 // The Russian Review. - 2000. - Vol. 59. - P. 530-534.

42 Бромберг Я.А. Запад, Россия и еврейство (опыт пересмотра еврейского вопроса). [Б.м.], 1931; Родичев Ф.И. Большевики и евреи. - Лозанна, 1921; Гинзбург Ш. Исторические труды: В 3 т. - Ныо-Йорк, 1937, 1938; Барон С. Евреи России в царский и советский периоды. - [Б.м.], 1917 и др.

43 Frankel J. Prophecy and Politics. Socialism, Nationalism and Russian Jews, 1862 - 1917. - Cambridge, 1981. Greenberry L. The Jews in Russia: The Struggle for Emancipation. 2 vols. - New Haven, 1944, 1951; Rogger H. Jewish Policies and Right-Wing Politics in Imperial Russia. - London, 1986; Gabriela Safran. Rewriting the Jew. Assimilation Narratives in the Russian Empire. - Stanford. 2000; Klier J. Russia Gathers Her Jews in Russia: The Origin of the «Jewish question» in Russia, 1772 - 1825. - De Kalb, 1986; Stanislawski M. Tsar Nicholas I and the Jews: The Transformation of Jewish Society in Russia, 1825 - 1855. - Philadelphia, 1983.

44 Klier J. Russia Gathers Her Jews in Russia: The Origin of the «Jewish question» in Russia, 1772-1825. - De Kalb, 1986; Stanislawski M. Tsar Nicholas I and the Jews: The Transformation of Jewish Society in Russia, 1825-ап 1855.-Philadelphia, 1983.

45 Aronson J. M. Russian Bureaucratic attitudes towards the Jews, 1881-1894. Ph. D. Dissertation. - Northernwest University, 1975; Berk S. Year of Crisis, year of slope: Russian Jewry and the Pogroms of the 1881-1882. -Westport, 1985.

46 Haberer E. Jews and Revolution in Nineteenth Century Russia. - Cambridge, 1995. устройства и относительной экономической отсталости Российской империи. В зарубежной исторической мысли также выделяются характерные особенности российского еврейства, такие как изолированность, традиционность, следование религиозному законодательству, замкнутость, изолированность47.

Следовательно, важность зарубежных исследований истории евреев Российской империи определяется разработкой новых методологических направлений, анализом различных сфер еврейской жизни, сопоставлением исторических путей восточноевропейского и западноевропейского еврейства.

Таким образом, изучение истории еврейского народа в Российской империи получило развитие с конца XIX в. и продолжается до сих пор. Исследователи разрабатывают многие аспекты еврейской истории в России на общеимперском и региональном уровнях. Интерес к региональной истории еврейства в рамках общеимперского контекста обуславливает появление исследований о пребывании евреев вне черты постоянной оседлости.

Представленный историографический обзор позволяет сделать вывод о научной значимости комплекса трудов, как посвященных изучению основ этноконфессиональной политики, так и связанных с еврейской инкорпорацией в пространство Российской империи. Тем не менее, концептуальное осмысление процесса включения еврейского населения в структуру империи не получило комплексной научной разработки. Также история еврейских общин Европейского Севера России не являлась до сих пор предметом обобщающих исторических исследований.

Источниковая база исследования представлена несколькими видами источников. Важнейшей группой источников являются законодательные акты. Изучение стратегии государственной политики строится на привлечении законодательных актов, включенных в Полное Собрание Законов Российской империи (ПСЗРИ), правовых и тематических сборников законов. Сборники узаконений появляются уже в конце XIX в. Они включали в себя

47 Fishman D. Russia's First Modern Jews. The Jews of Shklov. - New York, London, 1995; Nathans B. Beyond the Pale. The Jewish Encounter with Late Imperial Russia. - Berkely, 2002; Feldman D. Was Modernity Good for the Jews? // Modernity, Culture and "the Jew". - Cambridge, 1998. - P. 171-187; Assimilation and Community: the Jews in Nineteenth-Century Europe. - Cambridge, 1992. нормативные документы, указы, примечания и комментарии правоведов48. В результате революционных событий 1917 г. открываются новые документы, что позволило исследователям опубликовать ранее неизвестные материалы49. С 1930-х гг., в соответствии с идеологической заданностью, исследования по истории еврейского народа в Российской империи, в том числе и источниковедческие, перестали публиковаться. В' постсоветский период источниковедение истории евреев Российской империи продолжает развиваться, что обуславливает издание большого комплекса архивных документов50. Значимый вклад в формировании источниковой базы по истории еврейского народа в России внесли составители пятитомного сборника «Архив еврейской истории». Сборники включают архивные документы, их исследования, воспоминания, затрагивающие различные тематические области еврейской истории в Российской империи51. В сравнении с дореволюционными изданиями'подобного характера,, современные архивные издания характеризуются следующим: расширяется тематическое поле публикуемых материалов; издаются материалы из архивохранилищ стран СНГ, Балтии', США, Европы, связанные с историей российского» еврейства. Таким образом, материалы этих сборников отличаются фактографической подробностью и достоверностью, поэтому используются большинством современных историков в качестве аутентичной источниковой базы.

Второй группой источников явились делопроизводственные материалы. Использование этого вида источников обусловлено изучением региональной специфики правоприменения законов о евреях. Большая часть архивных документов вводится в научный оборот впервые. Это материалы I

48 Гессен Ю. Сборник законов о евреях с разъяснениями. - СПб., 1904; Леванда В. Полный хронологический сборник законов и положений, касающийся евреев, от Уложения Алексея Михайловича до настоящего времени, 1649-1873. - СПб., 1874; Левин Э.Б. Сборник ограничительных законов и постановлений о евреях по 1 июля 1902 года. - СПб., 1902; Мыш М.И. Руководство к русским законам о евреях. - СПб., 1904 и др.

49 Материалы для истории антиеврейских погромов в России. В 2 т. — М., 1919, 1923; Казенные еврейские училища в России. - Пг., 1920. i0 Эльяшевич Д.А. Документальные материалы по истории евреев в архивах СНГ и стран Балтии. - СПб., 1994; Дейч Г.М. Архивные документы по истории евреев в России в XIX - начале XX вв. - М., 1993; Меламед Е.И. Архивная иудаика. - СПб., 2002 и др.

51 Архив еврейской истории: Сборник / Под ред. O.B. Будницкого. - М., Т. 1-5. 2004, 2005, 2006, 2007, 2009. фондов Государственного Архива Архангельской области (ГААО)52, Госу

53 дарственного Архива Вологодской области (ГАВО) и Национального Архива Республики Карелия (НАРК)54. Следует отметить, что большая часть материалов исследования относится к фондам ГААО. Наибольшую значимость в контексте исследования имели материалы таких фондов указанных архивов, как: губернские правления, городские управы, канцелярии губернаторов, духовные консистории, городские полицейские управления.

Материалы фондов губернских правлений в контексте исследования представляют наибольший интерес, так как представленные в нем дела охватывают практически все аспекты исследуемой темы. Документы данных фондов можно подразделить на следующие группы:

1. Дела, посвященные праву на жительство вне черты постоянной еврейской оседлости и связанными с ним вопросами о выселении «неправильно» проживающих в губерниях Европейского Севера евреях. Это прошения евреев о разрешении им проживания в городе, справки, ремесленные свидетельства, удостоверения об образовании, паспортных книжках, выписки из законов, циркуляров Российской Империи, касающиеся «обывателей иудейского вероисповедания».

2. Дела о принятии евреями христианского вероисповедания (православного и евангелическо-лютеранского) и сменой в соответствии с этим их социально-правового статуса.

3. Дела о назначении должностных лиц еврейских молитвенных обществ (общественном раввине, меламеде, резаке, старосте и т.п.). Это, в первую оче

52 «Канцелярия Архангельского губернатора» (Ф. 1), «Канцелярия Архангельского Военного Губернатора» (Ф. 2), «Архангельское губернское правление» (Ф. 4.), «Архангельское губернское по городским делам присутствие» (Ф. 7), «Архангельская губернская строительная и дорожная комиссия» (Ф. 14), «Архангельская духовная консистория» (Ф. 29), «Городское полицейское управление» (Ф. 39), «Архангельская городская дума» (Ф. 49), «Архангельская городская управа» (Ф. 50), «Архангельское губернское жандармское управление» (Ф. 1323).

53 «Вологодская ремесленная управа» (Ф. 4), «Вологодское губернское правление» (Ф. 14), «Вологодская городская управа» (Ф. 130), «Канцелярия Вологодского губернатора» (Ф. 18), «Вологодское губернское жандармское управление» (Ф. 108), «Вологодский полицмейстер» (Ф. 129), «Директор народных училищ Вологодской губернии» (Ф. 438), «Вологодская духовная консистория» (Ф. 496).

54 «Канцелярия Олонецкого губернатора» (Ф. 1), «Олонецкое губернское правление» (Ф. 2), «Олонецкая духовная консистория» (Ф. 25), «Олонецкий губернский статистический комитет» (Ф. 27), «Петрозаводская городская управа» (Ф. 62), «Петрозаводское городское полицейское управление» (Ф. 325). редь, справки и резолюции о политической благонадежности тех или иных лиц иудейского вероисповедания, материалы из жизни общины.

Материалы фондов губернских полицмейстеров представлены большей частью циркулярами Департамента полиции губернаторам, утверждавшие ограничения еврейского населения в праве жительства и занятий. И во многих из этих циркуляров приводились данные по исполнению этих требований на практике. Эти материалы содержат следующие сведения:

1. Сведения о выборах раввина: прошения о назначении на должность казенного раввина, прилагаемые аттестаты о высшем образовании.

2. Финансовые документы общины.'

3. Списки еврейского населения, проживающего в губернских уездах.

4. Документы, касающиеся выселяемых лиц еврейского происхождения из внутренних районов Российской Империи (постановления, акты о выселении).

Материалы фондов городских управ включают метрические книги еврейских общин, дела об их правильном заполнении и проверках, общинные документы. В фондах строительных отделений при губернских правлениях содержатся материалы, связанные с описанием архитектурных планов, проектов, а также разрешений на строительство еврейских молитвенных домов. Дела о переходе еврейского населения в православное вероисповедание содержат фонды духовных консисторйй.

Поскольку в исследовании особое место занимает изучение положения военнослужащих еврейского- исповедания на Европейском Севере, то важность представляют материалы фонда «Канцелярии Архангельского Военного Губернатора», в котором представлены документы по двум временным периодам: с 1797 - 1820 гг., 1830 - 1857 гг. Среди документов данного фонда наибольший интерес для темы исследования представляют дела, посвященные Архангельскому полубатальону военных кантонистов:

1. Рапорты командира полубатальона военных кантонистов губернатору по различным вопросам, связанным с бытом еврейских кантонистов; статистические ведомости об их количестве.

2. Переписки различных инстанций по усилению миссионерской деятельности в полубатальоне, об укреплении обратившихся в православие кантонистах-евреях в началах христианства.

3. Жалобы еврейских солдат на принудительное крещение в полубатальоне и следственные дела с этим связанные.

Данные группы документов позволили провести обзор положения кантонистов иудейского вероисповедания в Архангельском полубатальоне, а также выявить анализ причин и факторов принятия ими православного вероисповедания. Таким образом, используемые делопроизводственные материалы являются значимым видом источников, поскольку позволяют реконструировать историю еврейства на Европейском Севере России в контексте общероссийского уровня.

Самостоятельным видом источников являются статистические и справочные издания, содержащие материалы переписей населения, списки населенных пунктов, таблицы демографических обзоров губерний, отчеты губернаторов. Большое значение для исследования имеют материалы «Памятных книжек», «Обзоров», «Адрес календарей». Эти материалы позволяют проследить динамику численности, сословную и конфессиональную принадлежность еврейского населения в регионе. Наиболее полный и точный анализ социально-демографической структуры еврейского населения Европейского Севера России был проведен по материалам Всероссийской переписи населения Российской империи 1897 г., сведения для которой собирались Центральным статистическим комитетом МВД. Статистические и справочные издания являются значимым источником по изучению жизнедеятельности еврейских общин в регионе.

Ценная информация была получена в ходе изучения периодической печати, представленной публикациями центральных и северных журналов и газет. В их числе: «Еврейский мир», «Еврейская старина», «Губернские ведомости», «Епархиальные ведомости». Эти издания представляют собой массовые исторические источники, отражающие важнейшие аспекты жизни еврейской диаспоры XIX — начала XX вв. Материалы таких журналов как «Еврейский мир» и «Еврейская жизнь», издаваемые российскими евреями, представляют особый интерес в контексте исследования. Они издавались на русском языке и были нацелены на процесс аккультурации, на просвещение еврейских масс. Журнальные материалы затрагивают спектр вопросов, связанных с экономическим, социокультурным положением еврейского населения в империи; содержат публикации по аккультурационным процессам в среде российского еврейства. Так, в одной из статей, по материалам Всероссийской переписи 1897 г., посредством анализа языковых факторов, дается характеристика еврейской аккультурации в российское пространство55. Что касается региональной периодической печати Европейского Севера России, то наибольшее количество информации было получено из «Олонецких губернских ведомостей» (далее ОГВ)56. Уникальность этих материалов заключается в том, что в научный оборот введена лишь их незначительная часть. ОГВ представляют собой массовый источник, отражающий важнейшие аспекты жизни еврейской общины Олонецкой губернии конца XIX — начала XX вв. Материалы ОГВ, относящиеся к изучаемой проблематике, можно подразделить на две части. Первая часть публиковалась в официальной части газеты. Она представлена нормативными актами, законами, указами, постановлениями, отражающими юридические и правовые стороны жизни еврейства Российской империи57. Материалы, публикуемые в неофициальной части газеты содержат значительное количество статей, связанных с еврейской общинной жизнью Петрозаводска. Материалы ОГВ представляют ценность не только

55 См.: Гольдберг Б. О родном языке у евреев в России // Еврейская жизнь. - 1905. -№ 4 - 6. - С. 70-86.

56 «Олонецкие губернские ведомости» - периодическое издание, выходившее с 1838 по 1917 гг.

57 Высочайшие Повеления о применении Именного Высочайшего Указа 11 августа 1904 г. относительно некоторых изменений в действующих постановлениях о правах жительства евреев // ОГВ. - 1905 г. -№ 89. - С. 1; О временном воспрещении совершения от имени и в пользу евреев, в губерниях не входящих в черту общей еврейской оседлости, всякаго рода крепостных актов // ОГВ. - 1903. — № 54. — С. 1; Разъяснительное постановление святейшего синода от 23 мая - 6 июня 1903 г. за № 2375. По вопросу об окрещении детей, остающихся в иудействе // ОГВ. - 1904. -№ 13. - С. 1 и т.п. фактографической насыщенностью, но и благодаря передаче настроений, бытующих в еврейской среде Европейского Севера конца XIX - начала XX вв. В частности, это касается вопросов об аккультурации евреев в социокультурное пространство региона58. Таким образом, периодическая печать, вследствие обилия фактографического материала и размышлений современников, является важным источником в контексте исследования.

Источники личного происхождения позволили проследить личностные особенности оценки и восприятия исторических судеб российского еврейства как империи в целом, так и Европейского Севера, в частности. Этот вид источников представлен мемуарной литературой, дневниковыми записями, воспоминаниями современников. Специфика создания документов личного происхождения накладывает отпечаток и на содержательную часть источника. Документы личного происхождения ценны тем, что передают не только фактические свидетельства современников, но и транслируют оценочные суждения, эмоциональный фон и духовную атмосферу рассматриваемой действительности. Во многих исследованиях, посвященных истории еврейства Российской империи привлекаются источники личного происхождения, в силу того, что они содержат описание'широкого спектра вопросов, связанных с социокультурными особенностями жизни российских евреев59. Особое место среди источников личного происхождения занимают дневники. Их спецификой является то, что события фиксируются сразу же после их происшествия. Рассматриваемый в данном исследовании дневник принадлежит перу члена архангельской еврейской общины С.И. Вайгера, который он вел в период с 1888 по 1916 гг. Этот источник не опубликован. Материалы дневника позволили во многом реконструировать экономическое и социокультурное положение еврейства на Европейском Севере в конце XIX - начале XX вв., определить способы поддержания еврейской идентичности в общинных институ

58 Из жизни Олонецких евреев // ОГВ. - 1897. -№ 43 - С. 2; Из жизни местных евреев // ОГВ. - 1902. -№ 28 - С. 3; Два слова о евреях // Он же. - 1904. - № 20. - С. 2 и др.

59 См.: Евреи в России XIX в.: общественно-политическая литература: Сборник / Сост. В. Кельнер. - М., 2000. (Паперна Л. Из николаевской эпохи. Ковнер А. Из записок еврея. Слиозберг Г. Дела давно минувших дней); Венгерова П. Воспоминания. Мир еврейской женщины в России XIX в. - М., 2005. тах провинциальных городов, а также рассмотреть взаимоотношения евреев с коренным населением региона. Большая часть сведений, приводимых в дневнике С.И. Вайгера подтверждается материалами Государственного Архива Архангельской области, что повышает информативный потенциал и достоверность этого источника.

Еще одним источником личного происхождения являются воспоминания кантониста Архангельского полубатальона — И. Ицковича60, опубликованные в журнале «Еврейская старина». Изучение этих воспоминаний дает возможность анализа значимости миссионерской деятельности в этнокон-фессиональной политике Российской империи, как в общероссийском, так и региональном контекстах. Таким образом, значимость источников личного происхождения определяется, во-первых, наличием фактических данных, а, во-вторых, возможностью посмотреть на процессы включения в российское пространство «еврейскими глазами».

Важно отметить, что, во-первых, официальных документов, формулировавших принципы этноконфессиональной политики Российской империи в целом, не существовало. В, во-вторых, эта политика формулировалась всегда применительно к конкретным этно'конфессиональным группам на том или ином этапе61. Поэтому анализ вышеприведенных групп источников позволил изучить историческое положение и' определить эффективность политики по инкорпорации еврейского населения в структуру империи как на общероссийском, так и на региональном уровнях.

Объект исследования: этноконфессиональная политика Российской империи XIX - начала XX вв.

Предмет исследования еврейское население Европейского Севера в этноконфессиональной политике Российской империи XIX - начала XX вв.

Цель исследования: определить степень эффективности включения еврейского населения в российское пространство в этноконфессиональной

60 Ицкович И. Воспоминания Архангельского кантониста// Еврейская старина. - 1912. - Вып. 2. - С. 54-65.

61 Дякин B.C. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX в.) // Вопросы истории. - 1995. -№9.-С. 140. политике Российской империи XIX — начала XX вв. на территории Европейского Севера в общеимперском контексте. Задачи исследования:

1. разработать теоретико-методологические основы и понятийно-терминологический аппарат исследования этноконфессиональной политики Российской империи;

2. установить роль конфессионального фактора в формировании политики Российской империи в «еврейском вопросе»;

3. исследовать сословно-профессиональную структуру и складывание общинных институтов еврейских обществ на территории Европейского Севера Российской империи;

4. выявить особенности правоприменения общероссийского законодательства о евреях на примере трех губерний Европейского Севера России;

5. определить этапы включения еврейского населения в правовое и социокультурное пространство Российской империи на общероссийском и региональном уровнях. 1

Хронологические рамки исследования ограничены XIX - началом XX вв. Этот период характеризуется сменой этапов этноконфессиональной политики Российской империи в отношении еврейского населения при сохранении, однако, единой ее стратегии. Нижняя временная граница - начало XIX в. это период начала складывания стратегии инкорпорации в отношении еврейского населения. Верхняя временная граница - начало XX в., а точнее 1905 г., связана с Указом 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости»62, который юридически уравнял права нерусского населения с православным; что означало законодательное изменение стратегии этноконфессиональной политики.

Территориальные рамки исследования подразделяются на широкие, которые определяются территорией Российской империи, и узкие - вклю

62 ПСЗРИ. Собрание III. Т. XXV. Отд.1. № 21126. - СПб., 1908. С. 258-262. чающие Европейский Север России в составе трех губерний — Архангельской, Олонецкой и Вологодской. Исследование включения еврейского населения в общественную структуру на общеимперском уровне позволяет выявить специфику процессов инкорпорации на Европейском Севере России, а также определить степень эффективности этноконфессиональной политики в «еврейском вопросе».

Научная новизна исследования: обуславливается концептуальным осмыслением истории еврейского народа в контексте этноконфессиональной политики Российской империи, построенном на привлечении широкого круга источников. Осуществлено теоретико-методологическое исследование динамики включения еврейства в пространство Российской империи, исходя из сущностных особенностей российского имперского контекста. Разработан категориально-понятийный аппарат исследования, в том числе определены такие процессы как русификация, ассимиляция и аккультурация, используемые для анализа процессов вхождения еврейского населения в структуру Российской империи в исторической динамике. Сформирована источниковая база по истории еврейства на Европейском Севере. Реконструирована история еврейских общин на территории трех губерний Европейского Севера: Архангельской, Вологодской и Олокецкой. Установлена взаимосвязь модер-низационных процессов в российском обществе в целом, и в его еврейской составляющей, в частности. Выявлена специфика инкорпорации еврейского населения в пространство Российской империи на общероссийском и региональном уровнях.

Теоретическая значимость исследования связана с разработкой теоретико-концептуальных оснований этноконфессиональной политики Российской империи в отношении еврейского населения, а также с формированием понятийно-категориального аппарата и его использованием в рамках методологии исследования. Включение евреев в структуру империи рассматривается исходя из активной позиции этнического меньшинства во взаимодействии с государственными институтами. Изучение предмета исследования под таким углом зрения позволяет отойти от традиционной трактовки этноконфессиональной политики Российской империи как изначально русификаторской и выявить широкий спектр взаимодействия российских государственных и общественных структур с еврейством на различных исторических этапах.

Практическая значимость исследования: Материалы, выводы и обобщения диссертационного исследования могут быть использованы при создании научных работ по истории России XIX — начала XX вв., Европейского Севера, а также в разработке спецкурсов и спецсеминаров по истории еврейских общин как в России в целом, так и на территории Архангельской, Вологодской областей и Республики Карелия.

Методологическая основа исследования представлена несколькими составляющими. Основой методологической базы является модернизацион-ная парадигма. В соответствии с ней инкорпорация еврейского населения в пространство Российской империи рассматривается в контексте модерниза-ционных процессов как в российском правовом, экономическом и социокультурном пространстве, так и в 1 среде российского еврейства. Подобная трактовка модернизационной парадигмы позволяет, во-первых, выделить этапы в рассматриваемом периоде, характеризующие включение еврейского населения в российское пространство, исходя из специфики российской модернизации, во-вторых, проанализировать степень соответствия модерниза-ционных процессов в российском пространстве в целом, и в еврейской среде, в частности; и, в-третьих, определить эффективность стратегии имперской этноконфессиональной политики в отношении евреев на разных этапах ее реализации. Междисциплинарный подход обуславливает использование концепции «диалога культур», применяемой в российском имперском поликонфессиональном и полиэтничном контекстах. Вследствие того, что исследование посвящено проблемам инкорпорации еврейского населения в имперское пространство, то в нем затрагиваются вопросы построения этнокультурных связей между российским обществом и его еврейской составляющей. В центре исследования находится структура отношений между еврейством, государственным институтами и русским населением империи, рассматриваемая в различных аспектах экономического, административного, социокультурного взаимодействия. В этом взаимодействии участвует множество субъектов — государство, его органы и институты, национальные сообщества, политические и общественные организации. Концепция диалога культур обязывает отказаться от «объект-субъектного» подхода в пользу «субъект-субъектного». Последний предполагает отход от концентрации внимания на одном субъекте, что характерно для российской историографии при изучении национального вопроса в имперском контексте. В структуре исследования прослеживается логика поведения всех субъектов этноконфессиональных отношений в рамках империи.

В исследовании применялись специально-исторические методы - конкретно-исторический, историко-проблемный, историко-типологический, ис-торико-системный, а также общенаучные - структурный и функциональный анализ. Использование историко-проблемного метода обусловлено постановкой и решением комплекса вопросов, связанных с процессами инкорпорации еврейского населения в российское общество. С помощью историко-типологического метода удалось сформулировать типологическое представление о северной еврейской общине, в сравнении с общиной черты оседлости. Общенаучные методы, такие как структурный и функциональный анализы, позволили рассмотреть еврейскую общину как целостную систему с комплексным учетом, как ее собственных основных черт, так и места и роли в жизни северной провинции второй половины XIX — начала XX вв. Важнейшим методом здесь является структурный анализ, т. е. выявление характера, взаимосвязи институтов еврейской самоорганизации и их свойств.

Таким образом, методология исследования основ этноконфессиональной политики в отношении еврейского населения включает в себя междисциплинарные, общенаучные и специально-исторические методы и подходы.

Апробация результатов исследования: Основные научные результаты и выводы исследования отражены в докладах автора, представленных на 8 международных, российских и областных конференциях. Наиболее значимые из них: российская конференция «Стратегии этнического поведения минори-тетных групп в современной России» (Петрозаводск, 2007), Тринадцатая международная молодежная конференции по иудаике Центра научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер» (Москва, 2008), межрегиональная конференция «От губернии до области: 300 лет Архангелогородской губернии» (Архангельск, 2008), российская конференция «Проблемы интерпретации исторических источников» (Архангельск, 2009). Основные положения исследования изложены в 8 работах автора, в том числе в 3 статьях, опубликованных в ведущих научных журналах и изданиях в соответствии с перечнем ВАК Министерства образования РФ. Общий объем публикаций по материалам диссертации составил 3,3 п. л.

Структура диссертации: В основе диссертации находится проблемно-исторический подход. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложений, списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Комолятова, Анастасия Николаевна

Заключение

Основополагающими особенностями российского имперского механизма являлись крепость вертикальных политических связей, в ущерб горизонтальным; а также самодержавная форма правления, поддерживающая сакральный характер императорской власти, что обусловило традиционалистский характер российского общества. Поэтому характерной чертой российской истории являлось ограниченное усвоение инокультурных элементов в целях поддержания крепости имперской системы. Заимствование же западных образцов относилось преимущественно к сфере производства, промышленности, технологий; и практически не касалось социокультурных сторон российской жизни. Это отражалось и на характере этноконфессиональной политики Российском империи. Особенность протекания процессов модернизации Российской империи во многом определила специфику взаимодействия государства с этническими и конфессиональными группами и повлияла на их инкорпорацию в имперское пространство. Этноконфессиональная конфигурация Российской империи определяла правовые формы, позволяющие включать новые этнические группы с сохранением первенствующего положения РПЦ и статусных преимуществ русского языка. Это достигалось посредством ограничения духовной деятельности этих групп совместно с предоставлением РПЦ исключительного права миссионерской деятельности.

Анализ мероприятий по включению еврейства в российское сообщество в этноконфессиональной политике, а также изучение реакции на них еврейского населения осуществлялись при учете активной роли еврейского меньшинства в этих процессах. Постепенное включение еврейского народа в имперское правовое и социокультурное пространство происходило посредством оформления законодательной базы. Этноконфессиональную политику Российской империи XIX — начала XX вв. в отношении еврейского населения можно разделить на три основных периода:

1. начало XIX в. - первая половина 1850-х гг.

2. вторая половина 1850-х- 1870-е гг.

3. 1881 - 1905 гг.

При единой стратегии, в разные периоды эта политика отличалась методами реализации.

В первый период, после окончательного раздела Речи Посполитой и резкого увеличения еврейского населения Российской империи возникла необходимость выработки комплексной законодательной системы. В начале царствования Александра I преобладал курс на включение еврейского населения в структуру империи посредством дарования привилегий. Но уже во второй половине правления и весь период царствования Николая I процессы инкорпорации были напрямую связаны с усилением миссионерской деятельности. Немаловажным фактором в складывании политики в «еврейском вопросе» являлась охрана экономических интересов коренного населения. Российское еврейство в первой половине XIX в. оставалось изолированной группой, имеющей собственные общинные институты, базирующиеся на религиозном законе. Разработка основных законодательных актов в этот период не имела изначально дискриминационных оснований; она была направлена на модернизацию еврейской жизни в основных ее аспектах. Отмена кагала и внедрение светского системного образования преследовали цель преобразования российских евреев, по аналогии с западноевропейскими, в умеренную в религиозном отношении группу, занимающуюся «полезными» видами деятельности. Эти мероприятия большей частью еврейского населения воспринимались отрицательно, поскольку были нацелены на изменения традиционных структур еврейского общества. Стремление правительства и общества ассимилировать еврейство начинается с 1840-х гг. и уже тогда находит отклик в определенных слоях еврейского населения. В первой половине XIX в. в российском еврействе постепенно зарождаются два слоя — буржуазия и интеллигенция, устремления которых были связаны с вхождением в общеимперскую культуру. Приобретение высшего образования или повышение экономического статуса определенной частью еврейского населения трансформируют корпоративные, общинно-религиозные связи в еврейской среде, обуславливая постепенный отрыв и отождествление с нееврейским большинством. Также анализ законодательных положений позволяет считать обоснованным, что в первой четверти XIX в. правительство преследовало цели общей аккультурации еврейского населения, но уже во второй четверти XIX в. законодательные мероприятия, (в первую очередь это прослеживается в языковой сфере), были нацелены уже непосредственно на русификацию. Поэтому можно говорить о том, что вторая четверть XIX в. — начало русификаторской линии в этноконфессиональной политике.

Второй период — реформы второй половины 1850-х - 1860-х гг. — стал для евреев временем более активного, в сравнении с первой половиной XIX в., включения в социокультурную и экономическую жизнь Российской империи. Потому что с середины XIX в. евреи превращаются из замкнутой изолированной группы в динамично развивающееся образование, активно входящее в российский социум. Реформы Александра II затронули многие сферы, в том числе и экономическую политику. Российская империя переходила от сельскохозяйственной экономики к капиталистической индустриализации. Еврейство, зависевшее от традиционной экономики, вынуждено было искать . новые источники доходов, что вызвало перестройку его сословно-профессиональной структуры. Административные преобразования вызвали разложение традиционных институтов еврейского самоуправления, которые формально были упразднены Положением 1844 г. Евреи, получившие возможность оторваться от общины и поместного хозяйства, начали искать ниши в новых экономических структурах - появляется прослойка еврейских рабочих и буржуазии. В результате реформ большое число евреев покинули черту постоянной оседлости и поселились во внутренних губерниях империи.

Третий период характеризуется социокультурной модернизацией российского еврейства, которая предопределила подъем социальной мобильности и желание евреев включиться в российское общество, чему способствовала общеимперская экономическая модернизация. Но российское общество было не готово к быстрому и полному включению евреев в большинство экономических и социальных областей. Распространение националистических идей в Российской империи обусловило как возрождение еврейского национального движения, так и его отрицания с русских националистических позиций. Невозможность инкорпорации в общественную структуру образованных, лишенных религиозной традиционности, в массе своей молодых евреев, их неприятие значительной частью российского общества, приводила их на путь революционного движения. Участие евреев в данных движениях представляется попыткой вхождения в российское общество иным, отличным от правительственного, путем.

Таким образом, на протяжении всего периода XIX — начала XX вв. российское правительство, следуя стратегии включения еврейского населения в общество, осуществляло ряд тактических мероприятий. Их реализация напрямую зависела от самого еврейского общества, первоначально являвшегося изолированной сословной группой, обладающей правовым статусом инородцев. Великие реформы предопределили изменения как в законодательстве по «еврейскому вопросу», так и в отношении значительной части еврейства к правительственному курсу. Последующая правительственная сегрегация в отношении евреев не смогла вернуть их в территориальные пределы черты оседлости; таким образом, новообретенная еврейская «открытость» российскому обществу обратилась в сторону социализма и сионизма. Аккультура-ционные и ассимиляционные тенденции были свойственны купцам, ремесленникам, выпускникам российских светских учебных заведений, в меньшей степени военнослужащим еврейского исповедания. Но с конца 1870-х гг. в российском обществе начинают развиваться антисемитские идеи, обусловившие в конечном итоге, как сегрегационные проявления в правительственном курсе, так и общественное отторжение евреев.

Обращаясь к особенностям процесса ассимиляции еврейского населения Российской империи, следует отметить, что факторами, препятствующими ассимиляционным тенденциям являлись экономическая дифференциация еврейства, прочное религиозно-этическое начало иудаизма, зарождающееся национальное движение. Процессы еврейской ассимиляции были тесно связаны с аккультурацией, начавшейся с высших слоев еврейского общества, которые при непосредственном контакте с российской и польской элитой, постепенно заимствовали их культурные образцы.

Неоднозначен вопрос об исторической роли крещения еврейского населения. Евреи, принявшие православие, отторгались еврейской средой, но при этом зачастую не принимались христианской. К тому же, крещение не означало обязательного и полного отказа от еврейской традиции. Таким образом, представляется, что российское еврейство XIX — начала XX вв. было скорее аккультурированным, нежели ассимилированным. Следует, однако, отметить, что степень аккультурации отдельных слоев еврейского населения в разные периоды была неодинаковой.

Особую важность в понимании включения еврейского населения в пространство империи имеет анализ модернизационных процессов в их среде. С середины XIX в. Российская империя приходит к неравномерной, скачкообразной модернизации, управляемой государственной бюрократией. Российская модернизация догоняющей модели в разные периоды времени меняла темп, в зависимости от правительственного курса, то замедляя, то ускоряя его. В социальной стратификации возникают новые группы пролетариата и буржуазии, иные формы взаимодействия между этническими и религиозными группами и государственными группами. Еврейское население во второй половине XIX - начале XX вв. наиболее активно включается в слои интеллигенции.

Выявление основных мероприятий российской политики в отношении еврейского населения на общеимперском уровне, позволило определить специфику включения еврейских общин в пространство Европейского Севера. Исследование истории еврейских общин Архангельской, Вологодской и Олонецкой губерний с 30-х гг. XIX в. до начала XX в. стало возможным благодаря изучению правоприменения общероссийского законодательства о евреях на региональном уровне.

Евреи появились на Европейском Севере России после введения рекрутской повинности для еврейского населения в 1827 г. В соответствии с законодательством, военнослужащие евреи имели возможность отправлять требы в гарнизонах вне черты еврейской оседлости. Общинные учреждения, создаваемые военнослужащими первоначально представляли собой «солдатские» молельни, т.е. молитвенные дома, основанные нижними чинами губернских и гарнизонных батальонов. Основой русификации военнослужащих иудейского вероисповедания являлась миссионерская деятельность, направленная преимущественно на малолетних рекрутов — кантонистов. Механизмы обращения в православие показаны на примере деятельности Архангельского полубатальона военных кантонистов. Включение еврейских детей в русскую армейскую среду представляется противоречивым процессом. Принимая в расчет существовавшие особенности отбывания евреями воинской повинности и отношение к ним армейской бюрократии, следует отметить тот факт, что, в сравнении с другими сферами инкорпорации в дореформенный период, военная служба являлась значимым фактором в сближении еврейства с русским обществом.

В пореформенный период эмиграция из черты оседлости во внутренние губернии началась первоначально в незначительных размерах, охватывая преимущественно николаевских солдат. Но, уже начиная 1870-х гг., в связи с изданием закона 1865 г. о разрешении ремесленникам и купцам 1 гильдии проживания во внутренних губерниях, приток евреев в губернии Европейского Севера увеличивается. В связи с появлением представителей иных со-словно-профессиональных категорий еврейского населения, возникают синагоги, а с ними и институты еврейского духовного и хозяйственного правления.

Инкорпорация евреев в рассматриваемом регионе в 1860-х гг. реализовалась в нескольких сферах, и, фактически, была связана с профессиональной занятостью. Анализ общеимперской и региональной сословно-профессиональной деятельности еврейского населения убеждает, что евреи были больше заняты в легкой и пищевой промышленности, в частности в прядильном и ткацком производствах, изготовлении готового платья. Их занятость в этих сферах была выгодна властям Российской империи. Но когда Россия встала на путь капитализации, участие евреев в самых прибыльных отраслях экономики представлялось властным структурам неприемлемым.

В ходе обращения к истории еврейства Европейского Севера России, основополагающим является определение роли общинных институтов в контексте вопроса о сохранении евреями религиозной и этнической идентичности в инонациональных условиях. В рамках Западных губерний Российской империи, т.е. в черте оседлости, евреи имели больше возможностей для поддержания традиционного образа жизни. Проживание во внутренних губерниях Российской империи, заставляло евреев включаться в местный уклад, искать свое место в социальной структуре и экономике, воспринимать языковые и культурные модели окружающих. Основополагающим свойством общинной жизни являлась корпоративность, выполняющая функцию консолидации еврейского населения, различного по своей сословно-профессиональной принадлежности. В губерниях Европейского Севера соблюдение традиций влекло за собой ряд трудностей. В первую очередь, это было связано с разнообразными социально-экономическими и религиозно-культурными ограничениями. После 1870-х гг. еврейские общины составляли лица, приписанные к городским сословиям (преимущественно к числу мещан), отставные и бессрочноотпускные солдаты, небольшое число ремесленников, живущих по временным паспортам, а также нижние чины. Будучи малочисленными и не имея средств для содержания раввина, общества доверяли исполнение обрядов, обладающим необходимыми теоретическими знаниями и практическими навыками в отправлении религиозных треб. Весьма распространенной была практика приглашения раввина из соседних губерний, однако, зачастую она себя не оправдывала. Потому что до 1880-х гг. казенных раввинов на Европейском Севере не было.

Вследствие этого, законодательное оформление еврейских молитвенных обществ в регионе произошло в 1870-х — 1890-х гг. Схема создания молитвенного общества во всех трех губерниях была единой (как, впрочем, и во многих других внутренних губерниях). Солдатская казарменная молельня 1830-x-l 850-х гг. постепенно, по мере реформирования еврейского законодательства, трансформировалась в молитвенное общество, состоявшее в основном из ремесленников, бессрочноотпускных и отставных солдат, представлявших торгово-мещанское сословие и небольшого количества купцов. В 1890-x-l 900-х гг. еврейское общество отстраивало синагогу в отдельном доме, организовывало хозяйственное и духовное правления, т.е. налаживало нормальное исполнение религиозных треб.

Рассмотрение исторических периодов складывания законодательства в «еврейском вопросе», а также этапов формирования еврейских общин на территории Архангельской, Олонецкой и Вологодской губерний, позволили определить исторические особенности включения еврейского населения в структуру Российской империи на общероссийском и региональном уровнях. Основополагающей чертой большей части еврейского населения являлось совмещение следования еврейскому религиозному закону с включением в социально-экономическую структуру региона. В процессе взаимодействия с коренным населением и иными этническими группами, еврейское население в массе своей, не теряло приверженности традиционным институтам, с одной стороны, а, с другой, эффективно входило в торгово-промышленные сословия Европейского Севера. Данное заключение соответствует общероссийской действительности — евреи, сохраняя традиционные, в основе своей замкнутые, институты, успешно инкорпорировались в различные сферы российского общества.

Таким образом, процессы русификации в еврейской среде общеимперского и регионального уровней были выражены преимущественно в аккультурации. Процесс аккультурации осуществлялся посредством освоения русского языка и грамотности, и более массовое развитие получил в конце XIX — начале XX вв. Представляется, что процент ассимилированного еврейства в северных губерниях был небольшим, в сравнении с общероссийским уровнем в этот же период. Хотя явно прослеживаются тенденции постепенного обрусения в еврейской среде на Европейском Севере России в конце XIX — начале XX вв.

Обращаясь к вопросу о реализации миссионерской деятельности, как на общеимперском, так и на региональном уровнях, следует отметить, что в течение XIX в. частота крещений менялась. В первой половине XIX в. миссионерская деятельность осуществлялась наиболее активно в военной сфере. Перемена политического курса при Александре II понизила число крещеных, а при Александре III оно несколько возросло. В 1860-х — 1870-х гг. обращения в православие не были столь массовыми, как в дореформенный период. Это было связано с тем, что в период реформаторской деятельности русификация определялась главным образом аккультурационными процессами, пришедшими на смену миссионерской деятельности 1830-х — 1850-х гг. в этноконфессиональной политике. Тем более что в период реформ либерализации политики в отношении еврейского населения предоставила евреям иные сферы инкорпорации. С конца 1870-х гг. до начала XX в. совмещение явных сегрегационных тенденций с ассимиляционными не вызывало массовых переходов в православие. Поскольку нарастание секуляризации в контексте модернизационных процессов в Российской империи приводило к смещению приоритетов, как в правительственной стратегии, так и в еврейской среде. Поэтому в конце XIX — начале XX вв. власть хоть и стремилась русифицировать евреев посредством ассимиляции, но религиозная составляющая не имела такого важного значения в этом процессе, как прежде. Тем не менее, в пореформенный период переход в православие все еще означал перемену социально-правового статуса и обуславливал значительное число крещений.

В основе исследования находится следующая гипотеза: политика российской власти по включению еврейского населения в пространство империи была недостаточно эффективна. В выделенные нами периоды этноконфессиональной политики, степень ее эффективности была различной. Поскольку основные цели этой политики — включение евреев в структуру общества, формирование «полезных» слоев еврейского населения, его модернизация, а также русификация, не были достигнуты к началу XX в. Эта гипотеза была обоснована анализом конкретных мероприятий правительства «в еврейском вопросе» и подтверждена.

Большая часть законодательных актов по еврейскому вопросу имела название и назначение «временных» правил или мер. Российское еврейство являлось многослойным образованием. Одна его часть фактически не включалась в жизнь империи, пребывая в географических и социокультурных пределах черты оседлости; а другая его часть активно аккультурировалась в российское общество. Субъектами еврейской инкорпорации являлись определенные слои русского населения. Евреи не растворялись в этих слоях, а создавали подобные им, сохраняя свою обособленность. История евреев в Российской империи это воплощение двух противоположных начал — прогрессивного и традиционного. Из этого вытекает такая важная сущностная черта российского еврейства как маргинальность. Взаимовлияние прогрессивного и традиционного начал в еврейской истории Российской империи на протяжении XIX - начала XX вв. осуществлялось в различных формах. В период с начала XIX в. до конца 1870-х гг. они в основном противодействовали друг другу. Прогрессисты видели в русификации основу будущей эмансипации евреев в Российской империи (по западному образцу), тогда как традиционная часть еврейского общества (ортодоксия) стояла на позициях сохранения религиозно-культурной самобытности. Период с 1880-х гг., ознаменовавший начало сегрегационной политики в отношении еврейского населения империи, обусловил соединение прогрессивного и традиционного начал в едином националистическом движении российского еврейства.

Этноконфессиональная политика в отношении еврейского населения может быть квалифицирована в качестве показателя модернизированности имперской системы. Противоречивость еврейской истории в Российской империи заключалась в резкой смене ее этапов, связанных с модернизацией — первоначальный изоляционизм, последующая социальная и экономическая мобилизация, позднейшая сегрегация. Этот вариант модернизации еврейского населения можно представить как официальный, управляемый правительством. Евреи, не пожелавшие русифицироваться, проходили иной путь модернизации — через борьбу за политические права с существующим самодержавным строем или включаясь в построение националистического движения.

Прерывистый характер российской модернизации обусловил неорганичный характер процессов включения еврейского населения в российское пространство, которые проявлялись в смене просвещено-абсолютистских и сегрегационных стратегий в этноконфессиональной политике.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Комолятова, Анастасия Николаевна, 2009 год

1. Источники Архивные документы

2. Государственный Архив Архангельской области

3. Ф. 1. «Канцелярия Архангельского губернатора».

4. Оп. 4. Т. 1. Д. 256, 337, 808, 866, 1353, 1502, 1521, 1863, 1866, 2049,2120, 2127, 2235, 2332, 2538, 2545, 2558, 2620, 2625, 2655, 2774.

5. Оп. 4. Т. 3. Д. 499, 802, 819, 820, 826, 829, 831, 834, 837, 838, 851, 855,867, 873, 875, 943, 973, 1126, 1165, 1178, 1308, 1328, 1607, 3257, 3258.1. Оп. 5. Д. 435, 1820.1. Оп. 7. Д. 28, 368.1. Оп. 9. Д. 337.

6. Оп. 10. Д. 316, 451,456, 570. Оп. 12. Д. 68.

7. Ф.2. «Канцелярия Архангельского Военного Губернатора». On. 1.Т. 1. Д. 1193, 1290.

8. On. 1. Т. 2. Д. 1290, 1624, 1626, 1723, 1805, 1923, 2086, 2087, 2095, 2088,2243, 2244, 2438.

9. On. 1.Т. 3. Д. 2518, 2882.

10. Оп. 10. Т.1. Д. 41, 146, 156, 190, 191, 192, 193, 227.

11. On. 10. T.2. Д. 185, 398, 1818, 1923, 2050, 2721. On. 11. Д. 363, 402, 403, 451, 678.

12. On. 12. T.l. Д. 196, 383, 565, 874, 900, 954, 955, 987, 1009, 1018, 1065,1066, 1112, 1150, 1151, 1153, 1235.1. On. 12. Т. 3. Д. 33, 45.

13. On. 13. Т. 1. Д. 139, 145, 203, 319.1. On. 13. Т. 4. Д. 87.1. On. 14. Т. 1.Д. 27, 295.

14. On. 16. Т. 2. Д. 403,406. On. 16. Т. 3. Д. 56.

15. On. 17. Т. 1. Д. 68, 69, 920, 921, 922-927, 1157, 1541.1. Т.2. Д. 187.1. On. 18. Т. 1. Д. 51.1. On. 20. Т. 1. Д. 29, 52.

16. On. 21. Т. 1. Д. 839, 1101, 1156, 1184, 1185, 1189, 1261, 1236, 1389, 1397, 1401, 1402, 1405, 1449, 1428, 1430, 1432, 1435, 1436, 1439, 1440, 1441, 1443, 1444, 1460, 1506, 1542, 1560, 1564, 1632, 1661, 1815. On. 21. Т. 3. Д. 3569.

17. On. 22. Т. 3. Д. 2909, 2919, 3377, 3572, 3661, 3811, 3812, 3813,,3815, 3844,4108,4114,4124. On. 25. Д. 331, 341, 475, 573, 667. Ф. 7 «Архангельское губернское по городским делам присутствие».

18. On. 1. Д. 286, Д. 1619. Ф.14. «Архангельская губернская строительная и дорожная комиссия».

19. On. 1. Д. 741. Ф. 29. «Архангельская духовная консистория». Оп. 3. Т.1. Д. 132, 1022, 1397, 1683, 1736. Оп. 4. Т.2. Д. 2643. Ф. 37. «Архангельский полицмейстер». On. 1.Т. 1. Д. 3367. On. 1.Т. 2. Д. 2535. Ф. 39. «Городское полицейское управление».

20. On. 1. Д. 290, 342,373,383,437,484,586, 921з,921е,921г, 925,930,930а, 939. Ф. 50. «Архангельская городская управа».

21. On. 1. Д. 598, 599, 679, 1081, 1100, 1122, 1138, 1140, 1219, 1249, 1300,1375, 1491, 1549.

22. Оп. 2. Д. 499, 1010, 1568.1. Оп. 4. Д. 26.1. Оп. 5. Д. 386.1. Оп. 6. Д. 1.

23. Ф. 75. «Строительное отделение Архангельского губернского правления». Оп. 1.Д 2781, 3265.

24. Государственный Архив Вологодской области

25. Ф. 14. «Вологодское губернское правление».

26. On. 1. Д. 6349. Ф. 18. «Канцелярия Вологодского губернатора». Оп. 2. Д. 330, 1824, 2789.

27. Ф. 130. «Вологодская городская управа».

28. On. 1. Д. 421, 423, 426, 505, 596, 686, 757, 758, 779, 825, 830, 839, 844, 1000, 1001, 1002, 1062, 1086,1132,1155,1167,1193,1230,1244,1245,1251. Ф. 180 «Вологодское губернское жандармское управление». On. 1. Д. 4105, 4325, 4850, 4898, 4921, 4945, 5180.

29. Национальный Архив Республики Карелия

30. Ф. 1. «Канцелярия Олонецкого губернатора».

31. On. 1. Д. 16/16, 46/194, 96/53, 99/51. Ф. 2. «Олонецкое губернское правление». Оп. 2. Д. 1/16. Оп. 4. Д. 15/318.

32. Оп. 5. Д. 10/75, 10/275, 10/278, 11/307, 12/324. Оп. 11. Д. 1/3. Оп. 18. Д. 10/10. Оп. 21. Д. 35/466, 45/466. Ф. 27. «Олонецкий губернский статистический комитет»

33. Оп. 2. Д. 55/798. Ф. 325. «Петрозаводское городское полицейское управление» On. 1. Д. 3/3, 5/10, 7/3, 10/1, 14/15. Оп. 2. Д. 6/76, 9/124, 14/195. Оп. 5. Д. 11/307.

34. Законодательные акты и распорядительные документы

35. Высочайше утвержденное положение «Об устройстве евреев», 9 декабря 1804 г. // ПСЗРИ. Собрание I. Отделение 1. Т. XXVIII. № 21547. СПб., 1830.-С. 731-737.

36. Высочайше утвержденное положение «О гражданском устройстве евреев», 13 апреля 1835 г. // ПСЗРИ. Собрание I. Отделение I. Т.Х. № 8954. -СПб., 1835.-С. 308-323.

37. Высочайше утвержденное положение «О подчинении Евреев в городах и уездах общему управлению, с уничтожением Еврейских кагалов» 19 декабря 1844 г. // ПСЗРИ. Собрание II. Т. XIX. Отделение I. № 18546. -СПб., 1845.-С. 887-890.

38. Гессен И.В. Фридштейн В.Е. Сборник законов о евреях с разъяснениями по определениям Правительствующего Сената и циркулярам министерств. СПб.: Кн. маг. Мартынова, 1904. - 422 с.

39. Леванда В. Полный хронологический сборник законов и положений, касающихся евреев, от Уложения Алексея Михайловича до настоящего времени. 1649 1873 гг. - СПб., 1874. - 1098 с.

40. Ю.Левин Е.Б. Сборник ограничительных законов и постановлений о евреях. -СПб., 1902.-511 с.

41. П.Мыш М.И. Руководство к русским законам о евреях. Изд. четвертое. -СПб.: Типография А. Банкова, 1914. 510 с.

42. Общая записка Высшей комиссии для пересмотра действующих о евреях в Империи законов (1883 1888). - СПб., 1889. - 97 с.

43. Оршанский И. Русское законодательство о евреях. Очерки и исследования.-СПб., 1877.-456 с.

44. Сборник материалов об экономическом положении евреев в России: В 2 т. — СПб.: Издание Еврейского колонизационного общества, 1904. Т.1. —411 е.; Т. 2.-305 с.

45. Сборник узаконений, касающихся евреев: составлен по распоряжению министра внутренних дел, в департаменте полиции исполнительной. — СПб., 1872.-264 с.

46. Свод законов Российской империи, издания 1857 г. Т. XXI: Уставы духовных дел иностранных исповеданий. — СПб., 1857. — С. 197—201.

47. Эльяшевич Д. А. Документальные материалы по истории евреев в архивах СНГ и стран Балтии. СПб.: Акрополь, 1994. - 136 с.

48. Статистические, справочные издания

49. Краткая еврейская энциклопедия. — Иерусалим, 1994. Т. 1—7.

50. Памятная книжка Архангельской губернии на 1862 год. Архангельск: Изд. Арх. губ. тип., 1862. — 286 с.

51. Памятная книжка Архангельской губернии на 1863 год. — Архангельск: Изд. Арх. губ. тип., 1863. — 270 с.

52. Памятная книжка Архангельской губернии на 1865 год. — Архангельск: Изд. Арх. губ. тип., 1865. 75 с.

53. Памятная книжка Вологодской губернии на 1863 год. — Вологда: Изд. Во-лог. губерн. стат. ком., 1863. — 170 с.

54. Памятная книжка Олонецкой губернии на 1857 год. СПб.: Изд. ред.

55. Олонец. губ. ведомостей, 1858. 258 с. I 24.Памятная книжка Олонецкой губернии на 1867 год. - Петрозаводск: Изд.

56. Олонец. губерн. стат. ком. Губерн. Тип., 1867. -232 с. 25.Справочная книжка и календарь Архангельской губернии. / Сост.: Н. Е. Ермилов. - Архангельск: Изд. Арх. губ. тип., 1888. - 132 с.

57. Документы личного происхождения

58. Венгерова П. Воспоминания. Мир еврейской женщины в России XIX в. Серия: Современная западная русистика. — СПб: Академический проект, 2005. 272 с.

59. Витте С.Ю. Избранные воспоминания, 1849-1911 гг.-М:Мысль, 1991.-708с.

60. Воспоминания Архангельского кантониста // Еврейская старина. 1912. — Вып. 2.-С. 54-65.

61. Дневник С.И. Вайгера (неопубликованный источник). 1881 1916 гг.

62. Евреи в России XIX в.: общественно-политическая литература: Сборник / Сост. В. Кельнер. — М.: Новое литературное обозрение. 2000. 557 с.31 .Курлов П.Г. Гибель императорской России. — М.: Современник, 1991.-255 с.1. Периодические издания

63. Газета «Архангельские губернские ведомости»: 1901 — 1904 гг.

64. Газета «Архангельские епархиальные ведомости»: 1888-1891 гг.

65. Газета «Вологодская жизнь»: 1908 — 1909 гг.

66. Газета «Вологодские губернские ведомости»: 1894— 1900 гг.

67. Газета «Олонецкие губернские ведомости»: 1897 — 1910 гг.

68. Газета «Олонецкие епархиальные ведомости»: 1898 — 1899 гг.

69. Журнал «Еврейская жизнь»: 1905 г. / Под ред. М.Д. Рывкина, И.В. Сорина.

70. СПБ.: Изд-во Общества распространения просвещения между евреями.1905. № 1-12.

71. Журнал «Еврейская старина» / Под ред. С.М. Дубнова. СПб.: Изд-во Общества распространения просвещения между евреями. № 1. 1909; № 2, 5. 1912; №7. 1914.

72. Журнал «Еврейский мир»: 1910 г./ Под ред. С.А. Троцкой, Г.М. Португало-ва. СПб.: Изд-во газеты «Еврейский мир», 1910. № 1-2, 4-6, 9.2041. Литература

73. Алаев Л.Б. Империя: феномен или этап развития // Вопросы истории. 2000.-№4.-С. 147-156.

74. Аманжолова Д.А. Историография изучения национальной политики // Исторические исследования в России. Тенденции последних лет: Сборник статей / Под ред. Г.А. Бордюгова М.: АИРО-ХХ, 1996. - С. 308-332.

75. Балибар Э., Валлерстайн И. Раса, нация, класс. Двусмысленные идентичности. М., 2003. - 267 с.

76. Батаева Т.В. Национальные диаспоры в России и за рубежом в XIX — XX вв. // Отечественная история. -2002. — № 2. — С. 175-178.

77. Бахтурина А. «Национальный вопрос» в Российской империи в постсоветской историографии // Русский национализм: Социальный и культурный контекст: Сборник статей / Сост. М. Ларюэль. — М.: Новое литературное обозрение, 2008. С. 105-129.

78. Бейзер М. Евреи в Петербурге. — Иерусалим: Биб-ка Алия, 1990.-170 с.

79. Берлин И. Исторические судьбы еврейского народа на территории русского государства. — Пг., 1919. — 200 с.

80. Бикерман И.М. Черта еврейской оседлости. — СПб.: Разум, 1882. 90 с.

81. Боровой С .Я. Еврейская земледельческая колонизация в старой России: политика, идеология, хозяйство, быт. По архивным материалам. М., 1928.-200 с.

82. Брамсон Л.М. К истории начального образования евреев в России. СПб., 1896.-76 с.

83. Бруцкус Б.Д. Еврейские земледельческие поселения Екатеринославской губернии. СПб., 1913. - 96 с.

84. Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми (1917 — 1920). — М.: Российская политическая энциклопедия, 2005. — 552 с.

85. Бухбиндер Н. История еврейского рабочего движения в России: По неизданным архивным материалам. — JL, 1925. — 388 с.

86. Вайнштейн Е.В. Действующее законодательство о евреях: (По своду законов с разъяснениями). — Киев, 1911. — 480 с.

87. Вишленкова Е.А. Заботясь о душах подданных: религиозная политика России первой четверти XIX века. Саратов: Изд. Саратовского ун-та, 2002. - 444 с.

88. Вишневский А.Г. Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР. -М/.ОГИ, 1998.-430 с.

89. Гавров С.Н. Модернизация во имя империи. Социокультурные аспекты модернизационных процессов в России. М.: Едиториал УРСС, 2004. - 352 с.

90. Генделев Д. Из истории еврейской общины Петрозаводска: Очерк. -Петрозаводск: Евр. религ. община, 2002. 55 с.

91. Гессен Ю. Евреи в России: Очерки общественной, правовой и экономической жизни русских евреев. СПб.: Типография А.Г. Розена, 1906. 471 с.

92. Гиляров-Платонов Н.П. Еврейский вопрос в России. — СПб.: Изд-во Победоносцева, 1906. 56 с.

93. Гинзбург С.М. Минувшее: Исторические очерки, статьи и характеристики. -Пг., 1923.-207 с.

94. Гончарок М. Век воли: Русский анархизм и евреи (XIX XX вв.). -Иерусалим: Мишмерет Шалом, 1996. - 124 с.

95. Гражданская идентичность и сфера гражданской деятельности в Российский империи. Вторая половина XIX — начало XX вв.: Сборник / Отв. ред. Б. Пиетров-Эннкер, Г.Н. Ульянова. -М.: РОССПЭН, 2007. 302 с.

96. Даймонт М. Евреи, Бог, история. Иерусалим: Б-ка Алия, 1989. — 340 с.

97. Дейч Г.М. Архивные документы по истории евреев в России в XIX — начале XX вв. М.: Благовест, 1993. - 132 с.

98. Джадж Э. Пасха в Кишиневе: Анатомия погрома / Перевод с английского. -Кишинев, 1998. -200 с.

99. Дякин B.C. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX в.) // Вопросы истории. 1995. - № 9. - С. 130-142.

100. Дякин B.C. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (начало XX в.) // Вопросы истории. 1996. - № 11 / 12. - С. 39-52.

101. Дякин B.C. Национальный вопрос во внутренней политике царизма (XIX -начало XX вв.). СПб.: «ЛИСС», 1998. - 1042 с.

102. Евреи в России: История и культура: Сборник научных трудов / Отв. ред. Д. А. Эльяшевич. СПб., 1998.-214 с.

103. Евреи в Российской империи XVIII XIX веков: Сборник трудов еврейских историков / Сост. А. Локшин. — М. — Иерусалим: Мосты культуры, 1995.-687 с.

104. Евреи и русская революция: Материалы и исследования / Ред.-сост. О. В. Будницкий.М-Иерусалим: Мосты культуры, 1998. 480 с.

105. Желтова В.П. Правовое положение евреев в Российской империи // Призвание историка. Проблемы духовной и политической истории России: Сборник статей / Отв. ред. В.В. Журавлев. М.:РОССПЭН, 2001.-С. 75-98.

106. Западные окраины Российской империи: Сборник / Под. ред. М.Д. Дол-билова, А.И. Миллера. — М.: Новое литературное обозрение, 2006. 608 с.69.3ельцер А. Погром в Балте // Вестник Еврейского университета в Москве. 1996. - № 3(13). - С. 40-63.

107. Исторические судьбы евреев в России и СССР: Начало диалога: Сборник статей / Отв. ред. И. Крупник. М., 1992. - 336 с.

108. История евреев в России. Проблемы источниковедения и историографии: Сборник научных трудов / Отв. ред. Д. А. Эльяшевич. — СПб.: Петерб. евр. ун-т, 1993.- 180 с.

109. Каппелер А. Россия многонациональная империя. Возникновение. Развитие. Распад. — М.: Прогресс-Традиция, 1996. — 344 с.

110. Клиер Дж. Д. Россия собирает своих евреев. Происхождение еврейского вопроса в России: 1772 — 1825 гг. — М. — Иерусалим: Мосты культуры, 2000.-325 с.

111. Книга о русском еврействе: от 1860-х годов до революции 1917 г.: Сборник статей / Ред. Я.Г. Фрумкин, Г.Я. Аронсова. — М. Иерусалим: Мосты культуры, 2002. - 600 с.

112. Коротаев В.И. Русский Север в конце XIX — начале XX века. Проблемы модернизации и социальной экологии. — Архангельск: Изд-во Поморского гос. ун-та, 1998. 192 с.

113. Красильщиков В.А. Модернизация и Россия на пороге XXI века // Вопросы философии. -1993. № 7.

114. Левин Л.И. В Архангельске жили евреи. — Архангельск: Правда Севера, 2008.- 159 с.

115. Локшин А.Е. Парадигма кризиса в зарубежной историографии российского еврейства // Материалы IV региональной научно-практической конференции «Евреи Сибири и Дальнего Востока: история и современность». Красноярск: Кларетианум, 2003. - С. 3—7.

116. Меламед Е.И. Архивная иудаика. СПб.: Изд-во ПИИ, 2002. - 83 с.

117. Миллер А.И. Империя Романовых и национализм. Эссе по методологии исторического исследования. М., Новое литературное обозрение, 2008. — 268 с.

118. Милякова Л. К вопросу об историческом значении слова «погром» в русском языке // Диаспоры. 2001. - № 2 - 3. - С. 273-278.

119. Миндлин А.Б. Правительственные комитеты, комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX начале XX века // Вопросы истории. -2000.-№8.-С. 43-61.

120. Натане Б. За чертой: евреи, русские и «еврейский вопрос» в Петербурге // Вестник еврейского университета в Москве. — 1994. — № 2. — С. 18—32.

121. Нахманович В. Прорыв за черту: (История принятия закона о праве повсеместного жительства евреев — купцов 1-й гильдии) // Вестник Еврейского университета в Москве. — 1997. — № 1(14). — С. 16-40.

122. Нахманович В. Политика С.Ю. Витте по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории. 2004. - № 4. - С. 120-135.

123. Национализм в мировой истории: Сборник статей / Под ред. В.А. Тишко-ва, В.А. Шнирельмана. — М.: Наука, 2007. — 600 с.

124. Национальная политика России: история и современность: Монография / Отв. ред. В.А. Михайлов. М.: Русский мир, 1997. — 680 с.

125. Национальные окраины Российской империи. Становление и развитие системы управления: Коллективная монография / Отв. ред. С.Г. Агаджа-нов, В.В. Трепавлов. М.: Славянский диалог, 1998. - 416 с.

126. Никитин В. Н. Евреи-земледельцы: Историческое, законодательное, административное и бытовое положение колоний со времени их возникновения до наших дней (1807-1887). СПб., 1887. - 692 с.

127. Никулин А.И. Национальная политика России: история и современность. -М., 1993;

128. Паин Э. Между империей и нацией: модернистский проект и его традиционалистская альтернатива в национальной политике России. М.: Новое издательство, 2004. - 248 с.

129. Пасманик Д. Сионизм // Формы национального движения в современных государствах Авслро-Венгрии, России, Германии. СПб., 1910.—С. 701—725.

130. Петрищев А. Кантонисты особого разряда // Еврейская летопись. — Пг, 1923.-Сб. 2.-С. 55-72.

131. Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии: 1827 — 1914 гг. — М., Новое литературное обозрение, 2003. 564 с.

132. Пространство власти: исторический опыт России и вызовы современности: Сборник статей / Под ред. Б.В. Ананьича, С.И. Барзилова. М.: Моск. обществ, науч. фонд, 2001. — 513 с.

133. Пулькин М.В. Евреи в архангельской ссылке. Проблемы адаптации (конец XIX — начало XX вв.) // Вестник Карельского филиала Северо-Западной академии государственной службы: Сборник научных статей. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. С. 367-375.

134. Пулькин М.В. Евреи на Европейском Севере: стратегии адаптации // Диаспоры. 2008. - № 2. - С. 244-264.

135. Пулькин М.В. Евреи на Европейском Севере России: проблема адаптации (конец XIX начало XX в.) // Российская история. - № 3. - 2009. - С. 240-247.

136. Рахманова Н. Еврейский вопрос в политике В. В. Плеве // Вестник Еврейского университета в Москве. 1995. - № 1(8). — С. 83-103.

137. Российская империя в зарубежной историографии. Работы последних лет: Антология. Сост. П. Верт, П.С. Кабытов, А.И. Миллер. М.: Новое издательство, 2005. — 696 с.

138. Россия в XX веке: Проблемы национальных отношений: Сборник научных статей / Отв. ред. А.Н. Сахаров. В.А. Михайлов. ИРИ РАН. М.: Наука, 1999.-451 с.

139. Россия и евреи: Сборник статей / Под ред. Ш. Этингера. Иерусалим, 1993.-314 с.

140. Смит Э. Национализм и модернизм. М.: Праксис, 2004. — 495 с.

141. Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795 — 1995). 4.1. М.: Русский путь, 2001. - 512 с. 4.2. -М.: Русский путь, 2002. - 512 с.

142. Сэмюеле Р. По тропам еврейской истории. — Иерусалим: Биб-ка Алия, 1993.-368 с.

143. Тайна Израиля: «Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX — первой половины XX вв.: Сборник / Сост. В. Ф. Байков. — СПб.: София, 1993.-500 с.

144. Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Этнографическое обозрение. 2000. - № 2. - С. 43 - 64.

145. Тишков В.А. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии. — М.: Наука, 2003. — 544 с.

146. Флинк Э. Феномен антисемитизма: Еврейский вопрос в царской России и Советском Союзе (1872-1992 гг.): Историко-публицистические очерки. -М.: Логос, 2001.-268 с.

147. ПЗ.Форнберг К. (Розенберг И. X.). Еврейская эмиграция: Опыт статистического исследования. — Киев, 1908. — 94 с.

148. Фукс Б. Еврейский народ и эмиграция в Палестину.-Киев, 1918.-18с.

149. Эльяшевич Д. А. Источниковедение истории евреев в России. (К постановке вопроса) // История евреев в России. Проблемы источниковедения и историографии. СПб., 1993. - С. 27-53.

150. Эльяшевич Д. А. Правительственная политика и еврейская печать в России: 1797 1917 гг. (Очерки цензурной истории). - М. - Иерусалим, 1998. -750 с.

151. Юхнева Н. «Мы были . мы жили» (О расселении евреев-ашкеназов в России) // Вестник Еврейского университета в Москве. 1992.-№ 1.-С. 75-82.

152. Юхнева Н. Между традиционализмом и ассимиляцией (о феномене русского еврейства) // Диаспоры. 1999. - № 1. — С. 160-179.

153. Anderson В. Imagined Communities. Reflections on the Origins and Spread of Nationalism. London: Verso, 2006. - 240 pp.

154. Armstrong J.A. Mobilized and Proletarian Diasporas // The American Political Science Review. 1976. Vol. 70. P. 393-408.

155. Assimilation and Community: the Jews in Nineteenth-Century Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 1992. 384 pp.

156. Baron S.W. The Russian Jewunder Tsars and Soviets. N.Y., 1987.-468 pp.

157. Feldman D. Was Modernity Good for the Jews? // Modernity, Culture and "the Jew" / Edited by B. Cheyette and L. Marcus Publisher. — Cambridge: Polity Press, 1998.-P. 171-187.

158. Fishman D. Russia's First Modern Jews. The Jews of Shklov. N.Y.: New York University Press, 1995. — 198 pp.

159. Frankel J. Prophecy and Politics. Socialism, Nationalism and Russian Jews, 1862 1917. - Cambridge: Cambridge University Press, 1981.-488pp.

160. Geraci R. Ethnic Minorities, Anthropology and Russian National Identity on Trial: The Multan Case, 1892 1896 // The Russian Review. - 2000. Vol. 59. -P. 530-534.

161. Haberer E. Jews and Revolution in Nineteenth Century Russia. Cambridge: Cambridge University Press, 1995. - 275 pp.

162. Hosking G. Russia, People and Empire, 1552 — 1917. London: Fontana press. - 548 pp.

163. Klier J. Russia Gathers Her Jews in Russia: The Origin of the «Jewish questions in Russia, 1772 1825. De Kalb: Northern Illinois University Press, 1986-543 pp.

164. Levitats I. The Jewish Community in Russia: 1772 1844. -N.Y.: Columbia University Press, 1943. - 300 pp.

165. Mendelsohn E. Class Struggle in the Pale: The Formative Years of the Jewish Workers' Movement in Tsarist Russia. Cambridge: Cambridge University Press, 1970.- 192 pp.

166. Nathans В. Beyond the Pale. The Jewish Encounter with Late Imperial Russia. Berkely: University of California Press, 2002. — 426 pp.

167. Rogger H. Jewish Policies and Right-Wing Politics in Imperial Russia. — Oxford: Macmillan, in association with St. Anthony's College, 1986. 323 pp.

168. Safran G. Rewriting the Jew. Assimilation Narratives in the Russian Empire. Stanford: Stanford University Press, 2000. - 296 pp.

169. Stanislawski M. Tsar Nicholas I and the Jews: The Transformation of Jewish Society in Russia, 1825-1855. Philadelphia: Jewish Publication Society of America, 1983. - 246 pp.

170. Thaden E. Rusification in the Baltic Provinces and Finland, 1855-1914. -Princeton: Princeton University Press, 1981. 284 pp.

171. Weeks T.R. Nation and State in Late Imperial Russia. Nationalism and Rusification on the Western Frontier, 1863-1914. — DeKalb: Northern Illinois University Press, 1996. 297 pp.

172. Veidlinger J.Jewish Public Culture in the Late Russian Empire. Bloomington Indiana University Press, 2009. - 382 pp.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 376538