Эволюция политического и социального строя постсоветской России :1990-е годы тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Разуваева, Наталия Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Эволюция политического и социального строя постсоветской России :1990-е годы». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 256270
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Разуваева, Наталия Николаевна
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
626

Оглавление диссертации доктор исторических наук Разуваева, Наталия Николаевна

Введение.

Глава I Научное осмысление новых политических и социальных процессов постсоветской России. Источники изучения проблемы.

Глава II Эволюция в развитии и функционировании власти в годы правления Президента РФ Б. Ельцина.

§ 1 Изменение конституционного строя России. Конституция 1993 г. и властные возможности главы государства.

§ 2 Многопартийность и общероссийские выборы: эволюция демократических институтов власти.

§ 3 Роль и место парламента в новых политических условиях.

§ 4 Исполнительная власть в России в 1994-1999 гг. проблемы функционирования).

Глава III Процесс приватизации в России. Формирование крупного бизнеса и частного предпринимательства.

§ 1 Характерные черты проведения приватизации в России.

§ 2 Формирование верхушки крупных собственников и предпринимательского слоя.

Глава IV Социальные последствия радикальных преобразований 1990-х годов.

§ 1 Наемные работники в новой социально-экономической ситуации. Положение в трудовых коллективах страны.

§ 2 Социальное расслоение в России. Снижение уровня жизни и рост маргинальных групп.

§ 3 Криминализация общественных отношений. Социально-правовые аспекты жизни российского общества в 1990-е годы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Эволюция политического и социального строя постсоветской России :1990-е годы"

Актуальность темы диссертационного исследования, ее научная ценность определяются значимостью исследуемого периода в истории России, потребностями политического характера, а также неизученностью темы.

Девяностые годы XX века - чрезвычайно сложный период российской истории, определивший новый вектор ее исторического развития на многие десятилетия вперед. В этот период кардинально изменился государственный и общественно-политический строй. Произошло одно из самых драматических событий новейшей истории нашей страны - распад СССР. На авансцену истории вышла Российская Федерации - самостоятельное геополитическое образование и новая политическая реальность. Была ликвидирована система Советов - органов власти, действовавших в стране более 70 лет. Сложились новые органы государственной власти. Сформировались новые политические и властные отношения, олицетворявшиеся в 1990-е годы с президентством Б. Ельцина. Произошла смена экономических основ общества. Масштабная приватизация сделала частную форму собственности преобладающей. Появились мощные финансово-промышленные корпорации и крупные собственники. Сложился предпринимательский слой, стала стремительно расти социально-имущественная поляризация населения и складываться принципиально новая иерархия слоев и групп в обществе. Произошли глубокие изменения в духовно-нравственной жизни страны. Все это означало, что в России в 1990-е годы происходила радикальная социально-политическая трансформация, то есть такие изменения (во многом спонтанные), которые сопровождались коренной ломкой общественных отношений, институтов и политических структур.

Оценивая этот переломный, драматический этап отечественной истории, Президент РФ В.В. Путин в своих последних Посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации выделил самое существенное: «Крушение Советского Союза, - отмечал он, - было крупнейшей геополитической катастрофой. Десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории. . Накопления граждан были обесценены, старые идеалы разрушены. Многие учреждения распущены или реформировались на скорую руку. . Массовая бедность стала восприниматься как норма. И все это происходило на фоне тяжелейшего экономического спада, нестабильных финансов, паралича социальной сферы»1. «Ни власть, ни бизнес не оправдали надежд людей, - подчеркивал В.В. Путин в Послании 2006 г. - Более того, некоторые представители этих сообществ, пренебрегая нормами закона и нравственности, перешли к беспрецедентному обогащению за счет большинства граждан. . Но и бизнесмен с миллиардным состоянием, и чиновник любого ранга должны знать, что государство не будет беспечно взирать на их деятельность, если они извлекают незаконную выгоду из особых отношений друг с другом»2.

Изучение эволюции политического и социального строя России в 1990-е годы, особенностей политических и социальных отношений в такой переломный исторический период имеет огромное научное и политическое значение. Оно дает возможность выявить качественную специфику российского общества на рубеже XXI века, определить степень завершенности или незавершенности социально-политических процессов, вектор, основные социальные силы и тенденции исторического развития Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Парламентская газета. - 2005. - 26 апреля.

2 Послание Президента Российской Федерации В.В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. - 2006. - 11 мая. страны, извлечь необходимый опыт для политической практики.

Изучение истории России конца XX века имеет большое политико-практическое значение. В нашем обществе в настоящее время резко возрос интерес к событиям, связанным с ломкой политических и социально-экономических отношений 1990-х годов, проведением приватизации, стремительным развитием имущественного неравенства. Анализ неоднозначного опыта общественных преобразований 1990-х годов дает возможность скорректировать многие составляющие современного общественного реформирования и многие направления государственной политики. С начала 2000 г. уже были существенно видоизменены политические отношения, выстроенные в предшествующие десятилетия. Произошло значительное усиление центральной федеральной власти, была преодолена тенденция к автоно-мизации регионов, изменились взаимоотношения власти и бизнеса, власти и СМИ и т.д. В результате преобразований взаимоотношения в политической системе стали менее конфликтными.

Вместе с тем, в 2000-е годы не удалось гармонизировать отношения власти и общества, преодолеть недоверие к ней населения. Огромные проблемы остались в социальной сфере. Имущественная поляризация продолжала нарастать. Сохранялась устойчивая бедность трети российских граждан. Развивались теневые процессы во всех сферах жизни. Для того, чтобы общественные отношения стали более гармоничными необходим постоянный анализ особенностей их развития. Обобщение исторического опыта и оценка состояния этих процессов на том или ином этапе в историческом сопоставлении представляется крайне необходимой. Особенно важно в политико-практическом плане изучение этого опыта «по горячим следам», поскольку в условиях незавершенности трансформационных переходных процессов всегда остается возможность их корректировки.

В этой связи тема диссертации исключительно актуальна, поскольку эта фундаментальная научная проблема еще очень мало исследована историками.

Степень изученности проблемы. Сложный, драматический и насыщенный политическими и социально-экономическими катаклизмами этап развития России вызвал большой интерес ученых. Их исследования затронули все основные направления общественного развития 1990-х годов. Крупные работы выпустили ведущие научные центры страны и институты РАН. Авторы большинства из них - политологи, социологи и экономисты. На этом фоне сравнительно малочисленными были работы историков, что объяснялось спецификой исторического анализа. В 1990-е годы - 2000-е годы в исторических публикациях превалировало рассмотрение политической истории постсоветской России. При этом не сложилось сколько-нибудь целостного видения всего круга исследовательских задач по изучению новых процессов, развернувшихся в 1990-е годы. Не изучена внутренняя политика государства и специфика функционирования власти, история приватизации 1990-х годов и процесс деиндустриализации страны в этот период. Не исследованы новые социальные явления этого периода: процесс формирования слоя частных собственников, изменения в положении массовых слоев населения, протестное движение 1990-х годов и др. Между тем, уже сформировалась необходимая научная, обществоведческая база для углубленного исторического анализа по всему кругу важнейших проблем развития страны в 1990-е годы.

Актуальность и научная значимость темы, ее неразработанность в конкретно-историческом аспекте определили цель, задачи, объект и предмет исследования, его хронологические рамки.

Цель и задачи исследования. На основе исторического анализа общественных процессов, развернувшихся в постсоветской России определить важнейшие последствия и результаты эволюции политического и социального строя к концу 1990-х годов.

Главная цель диссертационного исследования предполагает решение следующих конкретных задач:

- рассмотрение характерных черт политической системы России, сложившейся на базе Конституции 1993 г., и специфики деятельности высших властных структур (Главы государства, Правительства РФ, Администрации президента, Госдумы, Совета Федерации);

- изучение в конкретно-исторической ситуации 1990-х годов эволюции отношений между ветвями власти, федеральным центром и руководством регионов, выявление основных тенденций, проблем и противоречий в развитии политических отношений и в деятельности власти;

- анализ важнейших черт и итогов приватизации 1990-х годов;

- изучение особенностей формирования верхушки крупных собственников и других групп предпринимательского слоя;

- рассмотрение изменений, происходивших в развитии трудовых коллективов в 1990-е годы и условий, повлиявших на социальное положение массовых слоев наемных работников и социально-имущественное расслоение в обществе;

- анализ проблем существования наиболее бедных категорий населения, безработных, беженцев и других социально неустроенных групп;

- исследование теневых аспектов общественных отношений в постсоветской России.

Объектом исследования является российское общество в 1990-е годы.

Предмет исследования. Исторические процессы, определившие изменения политического и социального строя постсоветской России, функционирование высших органов власти и политических институтов, трудовые отношения, процессы перераспределения собственности и социального расслоения.

Хронологические рамки исследования охватывают период отечественной истории с 1992 по 1999 гг. В 1992 г. на арену истории вышла Российская Федерация как самостоятельное геополитическое образование, как новое государство со своей собственной внутренней и внешней политикой. Исследуемый в диссертации хронологический период - это цельный по своему историческому содержанию этап. В эти годы в России происходила ломка общественных отношений, институтов и структур. Несмотря на то, что процесс исторической системной трансформации России еще продолжается, и ясной картины нового общества еще не сложилось, можно говорить о промежуточной завершенности и внутренней целостности рассматриваемого нами периода.

Нижняя хронологическая граница этого периода определяется 1992 годом. В 1992 г. начались глубокие экономические преобразования, либерализация экономики и приватизация государственной собственности. Эти процессы положили начало радикальной смене социально-экономических основ общества. С 1992 г. развивалось политическое противостояние между высшими органами власти, закончившееся ликвидацией Верховного Совета РФ и прекращением деятельности Советов на местах. Слом системы политической власти был завершен серией указов Президента Б. Ельцина октября-декабря 1993 г. и принятием Конституции 1993 г., которая стала правовой основой оформления новой политической системы.

Верхняя хронологическая граница исследуемого нами периода определяется 1999 г. К концу 1990-х годов в основном завершились те общественные процессы, которые развернулись с начала 1990-х годов. Произошел процесс раздела гигантской государственной собственности, появились мощные финансово-промышленные корпорации. Сформировался слой собственников. Общество в значительной мере адаптировалось к новым социально-экономическим реалиям. Определились главные социальные последствия процесса приватизации, сложились два основных сегмента общества («богатые» и «бедные»), каждый со своим образом жизни, стереотипом поведения и разными социальными возможностями.

К концу 1990-х годов в основном завершилось становление нового политического строя и новой правящей бюрократии. Властный слой стал почти замкнутым. Уход в декабре 1999 г. Б.Н. Ельцина с поста Президента и избрание главой государства В.В. Путина знаменовали начало изменений во внутривластных и политических отношениях, в партийной системе, в отношениях Центра и регионов, власти и бизнеса. Происходила «мягкая» корректировка социально-регулирующей роли государства. В стране стала складываться иная финансовая и экономическая ситуация. Все это означало, что с концом 1990-х годов завершился некий промежуточный этап российской трансформации. Этот этап перестал быть современностью и стал уже этапом собственно истории.

Научная новизна диссертационного исследования. Диссертация содержит исследование фундаментальной проблемы эволюции политического и социального строя постсоветской России. Новизна исследования обусловлена выбором самой темы, которая практически еще не изучалась применительно к периоду 1990-х годов в конкретно-историческом аспекте.

В работе впервые проанализирована имеющаяся научная литература исторического характера и смежных отраслей обществознания, посвященная изучению новых политических и социальных реалий постсоветской России. Дана оценка сложных дискуссионных вопросов исследования российской трансформации конца XX века.

Новизна диссертационной работы состоит в том, что в ней представлен целостный конкретно-исторический анализ политических и социальных процессов, развернувшихся в постсоветской России, важнейших последствий и результатов эволюции власти и общества к концу 1990-х годов.

Впервые выявлены характерные черты функционирования новой политической системы высших органов власти России, особенности принятия важнейших управленческих решений и кадровой политики, рассмотрена специфика взаимоотношений внутри высшей бюрократии, сделаны выводы о главных тенденциях развития политического строя и политических отношений в 1990-е годы.

В работе впервые проанализированы исторические особенности и социальные итоги российской приватизации 1990-х годов. Совершенно новым сюжетом является исследование источников обогащения и специфики формирования разных групп российского бизнеса, конкретных форм, методов и средств создания слоя сверхбогатых, отношений правящей бюрократии и крупных бизнес-группировок.

Новизной работы является исследование социально-экономических условий развития трудовых коллективов разных отраслей промышленности (машиностроения, ВПК, угольной, текстильной) в 1990-е годы; новых черт трудовых отношений и забастовочного движения в этот период. В историческом аспекте охарактеризованы проблемы беднейшей и социально неустроенной части общества (безработных, беженцев и др.). Впервые системно рассмотрены теневые политические и социальные явления 1990-х годов, проявления и причины криминализации общественных отношений. Выявлены важнейшие результаты и последствия эволюции политического и социального строя России в 1990-е годы. Научное рассмотрение всех этих вопросов обеспечено введением в исследовательский оборот большого массива новой информации и исторических источников.

Методологическая основа исследования. В отечественной исторической науке ныне не существует единой универсальной методологической системы исследования. Активно используются самые разные методологические подходы (формационный, цивилизационный, социокультурный и др.). Используются разные социальные теории. Положенная в основу диссертации методология представляет собой набор принципов исследования и подходов, ранее апробированных и ныне используемых в гуманитарных науках. Для понимания существа противоречий российской общественной системы в 1990-е годы, определения характера изменений в социальных отношениях и социально-экономических условиях постсоветской России использовался формационный подход. Для выявления специфики российской эволюции 1990-х годов, особенностей политической и правовой культуры населения, его адаптации к новым общественным реалиям и для понимания особенностей процесса воссоздания крупной частной собственности формационный подход дополнялся цивилизационным. Каждый из этих подходов обладает собственными достоинствами. Они существенно дополняют друг друга и позволяют охватить разные элементы общественно-политической и социальной жизни в их взаимодействии и взаимосвязи.

В основу методологии исследования были положены принципы историзма, объективности, всестороннего анализа фактов и событий в системе присущих им внутренних связей, логической и хронологической последовательности в соответствующем историческом контексте. Принцип историзма позволил исследовать новые политические и социальные отношения в контексте бурных исторических событий этого периода: череды общенациональных выборов, политических конфликтов, чеченских военных операций, развития забастовочного движения и т.д. Использование этого принципа дало возможность проследить, какие изменения происходили в развитии многопартийности и избирательных кампаний на протяжении 1990-х годов; определить этапы российской приватизации и т.д. Следуя принципу объективности, автор стремился рассматривать научную проблему во всей ее многогранности, независимо от личного отношения к излагаемым фактам, не подгоняя их под заранее заданную схему или концепцию, стараясь исключать идеологическую и любую иную пристрастность в интерпретации и оценках явлений. Системный исторический анализ способствовал изучению политических и социальных отношений как целостных сложноорганизованных явлений. Он позволил всесторонне подойти к рассмотрению общественных процессов 1990-х годов, выявить главные проблемы социального и политического развития. Особое значение имело соблюдение этого принципа при анализе изменений в развитии социальной сферы. Системный исторический анализ дал возможность определить качественные особенности всего периода кризисной общественной эволюции 1990-х годов. Многомерность изучаемых нами процессов политического и социального развития России в 1990-е годы потребовала также привлечение как общенаучных методов исследования (логического, структурно-функционального, методов классификации и систематизации), так и специальных исторических (проблемно-хронологического, сравнительно-исторического, количественного), а также частично методов других наук (статистического, конкретно-социологического анализа, политологического, правового анализа).

В методологическом плане представляется необходимым обратить внимание на следующее.

К настоящему времени научному сообществу не удалось выработать какого-либо целостного научного видения картины социальной реальности переломного времени. Во многом это обуславливалось тем, что не было эффективного теоретико-методологического инструментария анализа посткоммунистических процессов. Ученые активно использовали современные западные теории. Понятийный аппарат и исследовательская интерпретация также во многом формировались за счет западной научной литературы и западной концептуальной и терминологической базы. Они представляли несомненную ценность, но были, на наш взгляд, недостаточно переработаны применительно к новейшей общественной ситуации в России (речь идет, например, о концепциях «номенклатурной революции», «олигархического капитализма» и др.). Некоторые ученые, например академик Т.Н. Заславская, считали, что «фундаментальное решение проблемы может быть достигнуто лишь путем разработки специализированной теории «посткоммунистических процессов»1. Такая теория, по ее мнению, должна быть междисциплинарной, поскольку посткоммунистические изменения затрагивают все сферы жизнедеятельности общества и все стороны общественного сознания.

Постановка всего комплекса теоретико-методологических вопросов, обеспечивающих разработку проблем новейшей российской трансформации может быть осуществлена научным сообществом лишь в процессе масштабных междисциплинарных научно-теоретических и конкретных исследований. Иными словами, поиск научно-теоретического инструментария возможен не столько в рамках собственно исторической науки, сколько в рамках отечественного общест-вознания в целом.

Несмотря на то, что пока не удалось дать убедительного исследо

1 Заславская Т.Н. Социетальная трансформация российского общества. - М., 2003. С. 558. вательского ответа на кардинальный вопрос о социальной направленности и сути сдвигов, происшедших в российском обществе в конце XX века и создать целостную научную картину социальной реальности этого времени, можно констатировать. Российское обществозна-ние в 1990-е годы поставило целый ряд принципиально важных теоретико-методологических вопросов исследования российского общества в новейшее время.

К ним относятся прежде всего следующие вопросы: Каково главное содержание и социальная направленность посткоммунистических общественных процессов? Насколько глубоко изменилось российское общество в 1990-е годы; изменился ли за это время его качественный тип и как именно? Каковы принципиальные результаты постсоветских преобразований в России? На основании каких критериев следует оценивать результаты постсоветских преобразований? Пережила ли Россия в последнем десятилетии XX в. социальную революцию, и если да, то какую? Какие социальные силы определили динамику и результаты преобразования российского общества?

Для осмысления этих проблем и современного исторического опыта России конца XX в. важно найти такую совокупность и такое сочетание теоретических подходов, макро- и микротеорий (исторических, социологических, политологических, экономических), которые бы могли обеспечить создание адекватной целостной научной картины социальной реальности 1990-х годов.

Некоторые ученые убеждены, что немалые возможности для изучения неустойчивых, переходных процессов исторического развития, таких, которые были характерны для России конца XX века, может дать смена методологической парадигмы, расширение методологической сферы обществознания за счет компонентов фундаментальных и естественных наук, в частности применение методов синергетики теория хаоса», - считают некоторые авторы, - поможет изучить сложные динамические системы, претерпевающие резкое изменение состояния в периоды крайней нестабильности)1.

В связи с исследуемой темой надо отметить постановку целого ряда других не менее значимых теоретико-методологических проблем. Например, учеными была поставлена проблема общего и особенного в проведении российских модернизаций; проблема социальной цены реформ в модернизируемых обществах; проблема зависимости преобразований от предшествующей социокультурной организации общества, его цивилизационного «генотипа». Была поставлена проблема изучения «общественного переходного кризиса во всей совокупности его политических, экономических и социокультурных форм, а также проблема генезиса и специфики генезиса российского капитализма конца XX вв. и др.

Одним из важнейших вопросов теоретико-методологического характера является состояние понятийного комплекса, используемого в изучении новейшей российской действительности. Прежде всего отметим, что ученые разных профилей, занимавшиеся осмыслением общественной ситуации конца XX в., описывали общественные процессы с помощью своего научного языка. Отсутствие основополагающих, «сквозных», междисциплинарных понятий, способных адекватно описать посткоммунистическую действительность, негативно сказывалось на глубине и качестве анализа.

Среди понятийного комплекса, используемого в освещении нашей темы, выделим некоторые ключевые понятия.

Прежде всего, это понятие «социальное изменение». Известно,

1 Бородкин Л.И. Надломы цивилизаций в свете исторической синергетики // Россия в XX в.: Сборник. - М., 2003; Баранский В.П. Социальная синергетика как современная философия истории // Общественные науки и современность. - 1999. - № 6; Синергетика: Труды семинара / Под ред. В.Г. Биданова, О.П. Иванова. - М., 1998-2001. Вып. 1-4; Курлов А.Б. Социология перемен. Проблема поиска методологической парадигмы // Социально-гуманитарные знания. - 2002. - № 1; и др. что изменение - это процесс движения, динамики явления, перехода от одного состояния к другому, появления у них новых свойств, функций и отношений. При этом социальное изменение - это переход объекта или явления из одного состояния в другое, это модификация в социальной организации общества, его социальных институтов и социальной структуре, изменение установленных в обществе образцов поведения1.

По своей форме, внутренней сути и влиянию на общество общесоциальная теория различает эволюционные и революционные изменения. Эволюционными социальными изменениями считаются изменения постепенные и частичные, когда старые элементы социальной системы вытесняются накапливающимися новыми элементами постепенно. Революционные социальные изменения происходят относительно быстро и единовременно разрушают все устаревшие элементы системы, заменяя их новыми, сразу же возникающими в системном единстве. Революционные изменения отличаются от эволюционных тем, что это, во-первых, не просто радикальные, а в высшей степени радикальные изменения, означающие коренную ломку социального объекта; во-вторых, они представляют собой не частные, а общие или даже всеобщие изменения; в-третьих, они, как правило, опираются на насилие; в-четвертых, последовательность событий является революционной, если в них присутствует массовое социальное движение. Наконец, важным элементом революционных изменений общесоциальная теория считает прогрессивность изменений, движение к более эффективному решению назревших общественных проблем .

В научной литературе при определении социальных изменений в российском обществе в конце XX в. использовались обычно такие харак

1 Российская социологическая энциклопедия. - М., 1998. С. 145.

2 Социология: основы общей теории. - М., 1996. С. 323. теристики, как «революция», «кризисная эволюция», «кризис», «цепочка кризисов», «реформирование», «модернизация», «трансформация».

Понятие «кризис» определялось в справочной литературе как глубокое расстройство, резкий перелом, период обострения противоречий в процессе развития какой-либо сферы человеческой деятельности1. В классификации кризисов, определенной по сферам жизни общества (экономический, политический, социальный, финансовый, денежно-кредитный, биржевой, аграрный) большинство видов связано с экономикой. Это отражало не только длительно существовавший экономический детерминизм нашего обществознания, но и являлось показателем недостаточной разработанности понятий «кризиса» в идеологии, морально-нравственного кризиса, социального кризиса.

Примечательно, что некоторые отечественные исследователи совершенно справедливо обращали внимание на слабую теоретическую сформированность этого понятия . Словосочетание данного определения («глубокое расстройство», «резкий перелом», «обострение противоречий») весьма расплывчаты и аморфны по содержанию и не имеют четких операционных критериев.

Отметим, что современное обществознание отходит сейчас от трактовки кризиса, как некой аномалии по отношению к системе и ориентирует на изучение кризисов, как органичных этапов в развитии любого общественного строя. Такое понимание кризиса содержится, например, в современной социологии. Кризис трактуется в ней, как объективная вероятностная характеристика социальной системы, являющаяся результатом комплексного взаимодействия3.

Глубина научного анализа постсоветского общественного развития

1 Большая советская энциклопедия. - М., 1973. - Т. 13. С. 425; Экономическая энциклопедия / Гл. ред. Л.И. Абалкин. - М., 1999. С. 346.

2 Маслов Д.В. Историографические и методологические основы исследования советской системы. - Сергиев Посад, 2004. С. 125.

3 Штомика П. Социология социальных изменений. - М., 1996. С. 21. через такие его характеристики, как «кризисное развитие», «кризисная эволюция», «цепочка кризисов», и т.д. будет во многом зависеть от того, насколько будет разработано теоретическое содержание данной категории.

Одним из наиболее активно используемых в современном отечественном обществознании концептов и одним из наиболее употребляемых понятий применительно к истории СССР-России 1980-x-l 990-х годов являлся термин «модернизация». Модернизация общества, как процесс изменения его количественных и качественных характеристик, которое позволяет обществу лучше адаптироваться в преобразующемся мире, является естественным механизмом развития человеческого сообщества. Однако применительно к периоду 1980-1990-х годов термин «модернизация» употреблялся в более узком значении. Под «модернизацией» понималось движение общества в направлении правового государства и гражданского общества с высокоэффективной экономикой1, то есть к современной западной общественной модели развития. Такой подход был базой для утверждения в науке представления о догоняющем типе развития России.

В настоящее время наблюдается определенный отход от такого достаточно упрощенного в методологическом отношении подхода. Характеризуя теорию модернизации, авторы называют в качестве ее важнейших черт: 1) признание модернизационного импульса «снизу», как главного источника модернизации; 2) признание многовариантности процессов модернизации; 3) осознание противоречивости данных процессов; 4) большее внимание к ценностям, традициям, духовной сфере общества; 5) внимание к внешним факторам модернизации . Как видим, это уже определенный отход от весьма прямолинейной трактовки модернизации, как версии демократического транзита.

1 Согрин В.В. Политическая история современной России. - М., 2004. С. 5-6; Кулешов С.В., Меду-шевский А.Н. Россия в системе мировых цивилизаций: Уч. пособие. - М., 2001. С. 16.

2 Штомпка П. Социология социальных изменений. - М., 1996. С. 181-184.

В этой же связи отметим, что появляется и более методологически плодотворное понимание самого термина «модернизация». Так, известный историк В.В. Журавлев определял модернизацию, как «активный, действенный поиск наиболее подходящей для данного социума модели органического развития на пути от его традиционного к современному состоянию, а также концентрацию сил и средств государства и общества на воплощение этой модели в жизнь»1. Такая постановка вопроса означала, что под модернизацией понимается не движение к неким конечным (не всегда ясным) результатам модернизации, а поиск обществом ответов на вызовы времени, поиск способов быть современным обществом.

Пожалуй, самым употребимым термином для обозначения процессов, протекавших в СССР и России с конца 1980-х годов являлось понятие «трансформация». Этот термин характеризует изменение общественных отношений, институтов и структур, а также высокий уровень стихийности, ограниченную управляемость и слабую предсказуемость результатов изменений. Понятие «трансформация» характеризует также относительно мирный эволюционный характер процесса2.

Важнейшим для анализа характера трансформаций является выявление принципиальной цели трансформации, то есть того центрального объекта, на изменение которого направлены преобразования, определение социального механизма трансформационного процесса и социальных сил трансформации.

Трансформация по-разному затрагивает разные слои общественного устройства. Наиболее доступным объектом трансформационного процесса являются институты власти, собственности, гражданского общества, прав и свобод человека. Социальная структура - более глубинный и ме

1 Журавлев В.В. Россия XX века: тип, этапы и механизмы модернизации // Россия в условиях трансформаций. Историко-политологический семинар. - М., 2001. - Вып. 7. С. 6.

2 Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества. - М., 2003. С. 177-179. нее подверженный управлению, реформированию и трансформации слой общественного устройства. Социокультурные характеристики общества (структура доминирующих ценностей, потребностей, целевых ориента-ций, норм и способов поведения) - самый фундаментальный и наименее зависимый от преобразовательных действий власти слой общественного устройства. Считается, что наиболее обоснованно судить о глубине трансформации общества можно по сдвигам в его социокультурных характеристиках.

Принципиально важным для темы нашего исследования является содержание понятий «политическая система» и «социальная система» (идентичные понятиям «политический и социальный строй»).

Понятие системы в философских словарях определяется как «совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство» или как «целостный объект, состоящий из элементов, находящихся во взаимных отношениях»1. Отметим, что в науке понятие «системы» является дискуссионным. Интересной, на наш взгляд, является еще одна дефиниция этого понятия. Система определяется как такая целостная совокупность элементов реальности, взаимодействие которых обуславливает возникновение у этой совокупности новых интегративных качеств, не присущих образующим ее элементам .

Современная справочная литература определяет «политическую систему» как совокупность взаимодействия разных политических субъектов, структур и отношений. Это и аппарат управления, и функционирующие политические институты. Это механизмы принятия политических решений, политико-правовые нормы и политические от Философский словарь / Под ред. И.Т. Трофилова. - М., 1987; Современный философский словарь / Под общ. ред. д.ф.н., проф. В.Е. Кемерова. - М., 1998.

2 Афанасьев В.Г. Системность и общество. - М., 1980. С. 24; Садовский З.Н. Основания общей теории систем. - М., 1974. С. 83-84. ношения и процессы1.

Исследователи используют разные подходы к изучению политической системы общества. При структурно-функциональном походе внимание обычно акцентируется на рассмотрении основных функций системы. При институциональном - политическая система рассматривается как совокупность политических институтов и учреждений, организующих политические процессы. При «элитарном» подходе обращается внимание на раскрытие роли «элит», концентрирующих власть над экономическими ресурсами, управлением и правовой системой. Еще одним подходом рассмотрения политической системы может быть изучение ее в двух срезах: изучение властно-управляющей составляющей политической системы и политических действий людей. Наиболее плодотворным может быть системный подход, предполагающий изучение всех основных подсистем объекта.

В содержание понятия «социальная система» включается совокупность социальных связей, и отношений, складывающихся в той или иной общности . Их характер зависит от таких факторов, как уровень социально-экономического развития страны, особенностей социальной инфраструктуры, характера и типа собственности на предприятиях, правоотношений и правовых норм, уровня правосознания населения, системы нравственных и культурно-духовных ценностей, традиций, господствующих в обществе, образа жизни и национального менталитета.

В связи с характеристикой вышеизложенных дефиниций обратим внимание на такие очень важные в методологическом отношении понятия, как: «ресурсы общественной системы» и «состояние общественной системы». К сожалению, теоретический анализ содержания

1 Социологическая энциклопедия. - М., 2003. - Т. 2. С. 410-413.

2 Социологическая энциклопедия. - М., 2003. - Т. 2. С. 413,467. этих понятий в литературе отсутствует.

Между тем, философская разработка этих дефиниций могла бы помочь выработать исследовательский инструментарий для более системного анализа общественных процессов.

Отметим в заключении весьма распространенное в современном обществознании мнение, что понятийный аппарат даже по целому ряду устоявшихся научных определений нуждается в тщательной дальнейшей теоретической философской разработке.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Автор полагает, что исследование вносит определенный вклад в разработку такой теоретически значимой для отечественного обществоз-нания проблемы, как диалектика трансформационных, переходных состояний в процессе эволюции социальных систем, так как пополняет конкретно-исторические представления по данной проблеме.

Материалы диссертации могут представлять интерес для ученых, исследующих новейший период в истории России; использоваться в процессе преподавания в учебных заведениях курса «История России в новейшее время», а также в учебных заведениях, занятых подготовкой административно-управленческих работников. Идеи и выводы диссертационной работы могут быть полезны государственным органам и практическим работникам системы управления, организующим развитие политической и социальной сферы.

Апробация работы. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре истории ИППК МГУ им. М.В. Ломоносова. Основные положения работы нашли отражение в серии монографий и книг диссертанта, а также в опубликованных статьях, разделах учебных пособий, выступлениях на конференциях и Ломоносовских чтениях в МГУ. Результаты исследования нашли отражение в чтении курса «История России в новейшее время» на историческом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова. На базе диссертационной работы были подготовлены и читаются в Институте переподготовки и повышения квалификации преподавателей социальных и гуманитарных наук МГУ им. М.В.Ломоносова авторские спецкурсы «Эволюция политического и социального строя России (1980-е-2000-е годы); «Богатые и бедные в современной России».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав (9 параграфов), заключения, списка источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Разуваева, Наталия Николаевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Особенностью исторического развития России в 1990-е годы было то, что коренные изменения социального строя происходили «сверху» через механизмы государственной власти. Кризисная эволюция 1990-х годов являлась результатом социального экспериментирования «верхов» по изменению общественных отношений. Уникальным политико-правовым механизмом, с помощью которого сама власть осуществила постепенный слом старого строя и заложила основу для формирования нового общественного строя России была указная практика главы государства, правотворчество Президента Б. Ельцина. За годы его правления вышло более 10 тыс. указов. Указы Б. Ельцина представляли собой отдельную правовую систему, во многом конкурировавшую с законами страны и существовавшую в значительной степени автономно от них. Во исполнение Указа № 1400 от 21 сентября 1993 г. с политической сцены были убраны Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ. Серией последующих указов были ликвидированы органы власти советской политической системы и образованы новые. (Конституция 1993 г. лишь закрепила и завершила этот процесс). Сотни указов Президента, посвященные приватизации, акционированию, продаже предприятий, созданию крупных корпораций и другим вопросам собственности заложили основы для гигантского передела государственной собственности и коренного изменения экономического строя России. Целая серия указов Б. Ельцина радикально меняла другие стороны общественной жизни, экономические, земельные, социально-трудовые отношения, бюджетно-финансовую, жилищную, социальную сферы, политический процесс, государственную службу и т.д. Интенсивное указное правотворчество

Президента Б. Ельцина, никем и ничем не ограниченное и затрагивавшее по своей широте практически все основные сферы и кардинальные вопросы жизни общества, являлось одной из важнейших черт политических отношений и функционирования власти в 1990-е годы. Тот, кто имел возможность лоббировать подготовку и подписание указов Президента (группы интересов или лица), оказывали в 1990-е годы решающее влияние на развитие России. Ход российской трансформации, таким образом, во многом определялся интересами теневых политических и экономических сил, близких к окружению Б. Ельцина и стремившихся разрушить прежнюю общественную систему, чтобы получить власть и собственность.

2. Исследование показало, что к концу 1990-х годов политический строй эволюционировал в сторону традиционной, исторически присущей России политической модели развития.

- Глава государства, Президент Б. Ельцин, имел гипертрофированные почти «монаршие» властные полномочия, огромные исполнительские, законодательные, кадровые, назначенческие возможности. Он активно ими пользовался, издавал тысячи собственных правовых актов, начинал военные действия, менял высших правительственных чиновников, отправлял в отставку правительства, накладывал «вето» на законы и оказывал влияние на всю политическую атмосферу в стране.

- Система принятия важнейших государственных решений становилась все более закрытой и клановой. Судьбоносные общественно-политические и социально-экономические вопросы 1990-х годов (начало военной операции в Чечне, механизмы ваучерной приватизации, проведение залоговых аукционов, дефолт августа 1998 г. и др.) обсуждались узкой группой лиц, решения принимались келейно, в обход необходимых демократических процедур. К концу 1990-х годов «теневая» составляющая деятельности власти резко возросла, расширилось влияние «политического закулисья» и финансово-промышленного лобби в принятии государственных решений, в распределении финансовых потоков и в важнейших кадровых назначениях.

-Управленческая бюрократия играла в рассматриваемый период доминирующую роль в политической жизни страны. Ей удавалось влиять на развитие партийной системы, выборный процесс и участвовать в формировании парламента. Каждый раз незадолго до выборов в Госдуму властвующая бюрократия создавала подконтрольные ей партийные структуры. (В 1993 г. - «Демвыбор России» и «Партия российского единства и согласия»; в 1999 г. - «Наш дом - Россия» и Блок Ивана Рыбкина; в 1999 г. - «Отечество - вся Россия» и «Единство»). Они активно включались в избирательную кампанию, используя административные, финансовые и информационные возможности исполнительной власти, и в результате выборов проводили своих представителей в Государственную Думу. Это означало, что управленческая бюрократия через свои партийные структуры в Госдуме имела в 1990-е годы постоянный контроль над законотворческим процессом и расстановкой политических сил.

- Происходило неуклонное снижение уровня участия населения в политической жизни. С политической сцены к концу рассматриваемого периода было вытеснено большинство профессиональных, женских, молодежных, военных, ветеранских, казачьих, крестьянских, предпринимательских и др. общественно-политических объединений, а также молодых, новых партий идейно-политической направленности. В ходе всех общенациональных парламентских выборов 1993, 1995, 1999 гг. сохранялась устойчивая тенденция игнорирования выборов десятками миллионов избирателей (не участвовало в выборах более трети, а в 1993 г. -44% имевших право голоса).

3. Характерным для эволюции политического строя и внутривласт-ных отношений было нарастание неконсолидированности власти, существование нескольких центров «политического влияния» и конфронтация между ними. Острое противоборство развивалось между Президентом РФ и Государственной Думой РФ. Соперничающие властные команды были внутри внешне единого Правительства РФ. Важнейшим власт ным центром «влияния, все более доминирующим над другими, стала к концу 1990-х годов Администрация Президента РФ. В субъектах РФ к концу 1990-х годов сформировались свои сильные и почти автономные от Москвы центры власти.

Политическая ситуация, сложившаяся вокруг военной операции в Чечне в 1994-1996 гг., финансового кризиса 1998 г., правительственных отставок 1998-1999 гг., парламентских выборов 1999 г., свидетельствовала о сохранении на протяжении всего рассматриваемого периода рассогласованности в действиях властных структур, конфликтности и острых противоречий в правящем слое. Отсутствие консолидированности во власти, ее «разорванность» на несколько центров политического влияния обеспечивали в 1990-е годы все большую «свободу рук» для бюрократии всех уровней.

4. Исследование выявило, что демократические институты были лишь фасадом сложившегося в 1990-е годы политического строя. Не общественные и политические объединения граждан, а бюрократия и подконтрольные ей партийные структуры («партии власти») стали главными действующими лицами публичной политики в этот период. Рядовой избиратель все больше выполнял роль «массовки», участвующей во внутривластной, клановой борьбе разных отрядов правящего слоя за монополию в политической жизни. Ни разу по итогам общенациональных парламентских выборов 1990-х годов не произошло демократического формирования правительственной коалиции победивших партий или корректировки внутриполитического курса. К концу рассматриваемого периода отчетливо выявилось несоответствие между демократической оболочкой политического строя и реальными политическими отношениями и механизмами властвования.

5. Эволюция социального строя постсоветской России была обусловлена самым значительным реформаторским процессом 1990-х годов - приватизацией госсобственности. При проведении приватизации доминировала политическая цель: форсированно создать слой собственников, чтобы сделать реформы и общественный переворот необратимыми. Это определило важнейшие черты приватизации. Она была проведена молниеносно, в крайне сжатые сроки. Государственная собственность продавалась по беспрецедентно низким ценам с тем, чтобы покупатель смог как можно скорее ее забрать. Правовые документы принимались спешно, что ставило под сомнение юридическую чистоту всего приватизационного процесса. Отсутствовал системный контроль за сделками, акционерами, торгами, правилами и процедурами их проведения, а также за последующим соблюдением договоров приватизации. По очень многим вопросам Госкомимущество допускало превышение полномочий. Часто приватизационные сделки носили нерыночный характер экономического сговора.

Главным социальным итогом приватизации стало восстановление системы частной собственности в России и появление разных групп собственников и частного предпринимательства. Другим важнейшим итогом и одновременно трагической стороной российской приватизации стало то, что провозглашенная цель - создание многомиллионного слоя заинтересованных эффективных собственников обернулась прямо противоположным результатом. Произошла потеря собственности всей нации и сосредоточение ее у узкого круга лиц. Основная часть работающих россиян стала классической категорий наемных работников, владеющих своим единственным экономическим ресурсом, своей рабочей силой.

Социальное содержание приватизации определялось ответом на вопрос, кому реально досталась основная государственная собственность. Анализ свидетельствовал, что до 2/3 крупных российских собственников пришло в бизнес из руководства госструктур, органов власти, госбанков, хозяйственных органов и руководства промышленных предприятий, то есть из бывшей хозяйственно-управленческой «номенклатуры». В ходе приватизации крупная собственность досталась также лидерам «теневой экономики» и легализовавшимся представителям криминалитета. Часть новых собственников составили предприимчивые высокообразованные люди с деловой хваткой из неноменклатурных и некриминальных кругов.

Внутриполитическим следствием приватизации было то, что постсоветский политический режим получил возможность опереться на экономически крепкие социальные силы в лице верхушки новых собственников. Кроме того, Б. Ельцину и его соратникам благодаря раздаче собственности удалось быстро привлечь на свою сторону аппарат управления в центре и на местах, бывшую номенклатуру, расколовшуюся на рубеже 1990-х годов на «сторонников союзной власти» и «сторонников демократов». Приватизация породила общий интерес бюрократии к укреплению собственной власти и к сохранению самого Б. Ельцина как главы государства. К концу 1990-х годов сформировался мощный слой чиновничества, который получил возможность в условиях рынка реально распоряжаться госсобственностью, ходом приватизации и ее результатами.

6. Исследование показало, что характерной чертой процесса формирования бизнес-слоя в 1990-е годы было складывание в его среде разных предпринимательских групп, ставших во многом антиподами. Эти антиподы значительно отличались друг от друга источниками и формами появления первоначального капитала и собственности, условиями экономического развития, характером взаимоотношений с правящей бюрократией и многим другим.

Верхушка слоя частных собственников аккумулировала огромные финансовые и материальные средства и выросла почти исключительно за счет присвоения государственной собственности. Она взращивалась «сверху» при активной помощи бюрократии и во многом нерыночными методами. Для нее был характерен неконкурентный тип поведения, стремление опереться на государственные льготы и ресурсы, постоянное лоббирование своих интересов в «верхах», монопольный сговор, внеэкономические методы воздействия на конкурента и пр. Крупный бизнес в значительной своей части был нацелен на посредническую деятельность и внешний рынок. Близость к власти защищала эту часть собственников от разного рода экономических неудач, банкротств и давления криминалитета. Монополистические группы развивались в основном в топливно-энергетическом секторе, экспортоориентированных отраслях, черной и цветной металлургии, торгово-посреднической и кредитно-финансовой сферах.

Другие группы российского бизнеса, широкий предпринимательский слой больше ориентировался на внутренний рынок, а не на вывоз капитала из России. Размеры собственности этой более национально ориентированной части бизнеса представляются нам намного меньшими в основном средний и малый бизнес). Становление этого предпринимательского слоя не было так непосредственно связано с перераспределением государственной собственности и государственных финансов. Сферой его развития являлась сфера производства, выпуск потребительских товаров, сельское хозяйство, а также воспроизводство рабочей силы. Широкий предпринимательский слой не находился под патронажем властных структур. Наоборот, он постоянно оказывался жертвой бюрократического произвола, чрезмерной бюрократической опеки, чиновничьих проверок и поборов. Главными его проблемами был непомерный налоговый пресс и нехватка инвестиций. Эта часть собственников не была защищена от проникновения и действий криминалитета.

7. Анализ позволил выявить основные пути обогащения и формирования верхушки крупных собственников (слоя «сверхбогатых»). 1) В начале 1990-х годов важнейшей формой приобретения очень крупной собственности было преобразование распадающихся союзных министерств и ведомств, а также госбанков, Госснабов, госторгов и других крупных структур союзного значения в коммерческие предприятия. Бывшие министры, замминистры и другие руководители этих госструктур вставали во главе вновь образованных на их базе холдингов, СП, концернов и корпораций, стремительно превращались в их собственников и высших менеджеров и получали гарантированность успешного старта в бизнесе. 2) В соответствии с указами Президента и решениями Правительства российские естественные монополии и крупные компании, остававшиеся под контролем государства были превращены в 1990-е годы в акционерные общества. Высшие руководители этих теперь уже государственно-частных структур («Газпрома», РАО «ЕЭС России», «Роснефти», «Транснефти», «Славнефти», «Росвооружения», «Алмазы Якутии-Саха»,

Сухой», «Энергии», ГК НПЦ им. Хруничева, ОРТ и др.) становились ведущими акционерами этих компаний и оказывались в числе самых богатых и влиятельных представителей бизнес-элиты. 3) Важной формой обогащения начала 1990-х годов было приобретение с помощью властных структур специальных квот, лицензий и кредитов для внешнеторговой, экспортно-импортной деятельности, вывоза сырья, редких металлов, леса, ввоза продуктов питания и других внешнеторговых операций, которые давали в условиях инфляции начала 1990-х годов тысячи процентов прибыли. 4) Одной из главных форм становления в 1993-1996 гг. крупного банковского бизнеса было получение от власти на основе решений Правительства РФ официального статуса «уполномоченного» банка, что обеспечивало уникальное привилегированное положение в банковской сфере и возможность держать на своих счетах многомиллиардные суммы различных государственных структур и бюджетные деньги для выплат зарплаты, накапливая при этом огромные проценты. 5) В 1995-1997 гг. в ходе развернувшегося второго «денежного» этапа приватизации самым значимым механизмом формирования слоя «сверхбогатых» стали официально санкционированные властью залоговые аукционы. Залоговые аукционы 1995-1997 гг. явились уникальным теневым механизмом распределения самых доходных отраслей и предприятий российской экономики в пользу нескольких бизнес-кланов. Отдельные бизнес-кланы получали такие возможности обогащения, как допуск к государственным программам и заказам, списание налоговых задолженностей, поддержку в борьбе за контроль над гигантами российской индустрии, новую сеть банков и средств массовой информации.

8. Формы складывания бизнес-слоя в России в рассматриваемый период, во многом носили искаженный, нерыночный характер. Если для одних групп бизнеса создавались уникальные искусственные условия обогащения, то другие группы бизнеса испытывали на себе мощный бюрократический прессинг, тормозящий его естественное развитие и подталкивающий предпринимателей к теневой деятельности. Искаженные формы складывания бизнес-слоя в 1990-е годы были обусловлены тем, что российский бизнес создавался в немалой степени за счет противоправных способов деятельности (нелегальный вывоз сырья и материалов, нелегальный вывоз капиталов, теневая приватизация, ложные банкротства, финансовые и торгово-посреднические аферы, полузаконные операции с ваучерами и акциями и т.д.) и во многом развивался в субкриминальной общественной среде или на ее границе.

9. Наиболее благоприятным временем для обогащения финансово-промышленных корпораций был период, с осени 1995 г., от начала залоговых аукционов до финансового кризиса августа 1998 г. Нам представляется, что в этот период накопление экономических ресурсов у верхушки бизнес-слоя шло более интенсивно, чем накопление ресурсов, находившихся в распоряжении государства. После кризиса августа 1998 г., в 1998-1999 гг. и в последующем у финансово-промышленных группировок уже не было прежних столь больших возможностей навязывать властным структурам те или иные решения в свою пользу. Характер взаимоотношений власти и крупного бизнеса стал меняться.

10. Одним из главных итогов социальной трансформации 1990-х годов стало ослабление и распад сотен высококвалифицированных и социально сплоченных трудовых коллективов страны и сокращение численности основной производительной силы и основного трудового ресурса общества - индустриальных рабочих кадров. Численность индустриальных рабочих уменьшилась (по разным данным) от 6 до 13 миллионов человек, а в наукоемких отраслях - в 3-4 раза (станкостроение, приборостроение, электроника и др.). Причем это явление не было следствием высоких темпов технического прогресса.

И. Исследование показало, что в процессе эволюции социального строя разные профессиональные отраслевые группы рабочих и служащих, разные категории массовой интеллигенции (инженеры, военные, врачи, учителя, работники науки, культуры, высшей школы), разные группы сельского населения, составлявшие прежде отличающиеся друг от друга по уровню и образу жизни социальные группы, стали в 1990-е годы по основным социальным параметрам как бы единым слоем наемных работников, испытывающим общие тяжелые социальные и материальные проблемы экономического спада.

12. Важнейшей характерной чертой эволюции социального строя постсоветской России было резкое увеличение бедного населения. Бедность, как социальное явление, претерпела в 1990-е годы качественные изменения. По сравнению с предшествующим периодом (1970-1980-е годы) возросли ее масштабы (около трети населения имело доходы ниже величины официального уровня прожиточного минимума, примерно 10% составляло «социальное дно»). Бедность затронула в большей степени жителей городов, причем в трудоспособном возрасте и с достаточным уровнем образования. Бедные слои населения выделялись особым, отличным от всего общества, все более примитивным и архаичным образом жизни, а также опасным социальным поведением (пренебрежением к образованию детей, здоровью семьи, поиском противоправных источников доходов и т.д.).

13. Социальная трансформация 1990-х годов сопровождалась появлением новых разнообразных источников нестабильности, неравенства, несправедливости и конфликтности общественных отношений: 1) для больших масс увольняемых не создавались новые рабочие места; были разрешены увольнения единовременно сотен людей, что затрудняло для них поиск работы; 2) повсеместно распространилась практика принудительного отправления работников в длительный неоплачиваемый отпуск; 3) были обесценены личные сбережения людей, снизился уровень реальной заработной платы; 4) в масштабе всей страны подолгу не выплачивалась заработная плата, пенсии, пособия, довольствия; 5) все отрасли хозяйства и регионы страны охватило забастовочное движение; 6) увеличилось число безработных, безработица стала приобретать затяжной характер; 7) появились сотни тысяч беженцев, переселенцев, нелегальных мигрантов, уволенных в запас и необустроенных военнослужащих, лишенных прописки и работы, бывших заключенных, бомжей, беспризорных и т.д.; 8) произошел рост преступности, окрепли мафиозные группы, втягивающие в сферу своего влияния разные группы и слои общества.

14. Наложившиеся друг на друга процессы обеднения и растущего социального расслоения привели к концу 1990-х годов к возникновению гипертрофированных форм неравенства, то есть к резкой социальной поляризации, к появлению «России богатых» и «России бедных». Эти две России все больше отчуждались друг от друга. У них формировались разные уклады и образы жизни, разная система ценностей и разная мораль. Их обслуживали разные социальные институты.

15. Исследование показало, что в 1990-е годы стала усиливаться теневая составляющая политических и социальных отношений: 1) в политической сфере многие решения принимались узкой группой лиц, скрытно лоббировались и готовились указы Президента РФ, в недрах исполнительной власти и Администрации главы государства перед выборами создавались новые партии, в парламенте организовывалось теневое лоббирование законопроектов, теневой характер приобрела кадровая политика власти и финансирование партий; 2) скрытно от общества шла приватизация, население не знало и не понимало ее механизмов и последствий, приватизационные сделки, как правило, носили характер экономического сговора и теневого распределения собственности среди заранее намеченных лиц или компаний, отдельные бизнес-группы скрытно получали от власти многочисленные льготы и привилегии; 3) повсеместно происходило уклонение от уплаты налогов и сокрытие реальных доходов работников коммерческих предприятий и организаций; 4) массовыми стали невыплаты зарплаты, пенсий и пособий; оплата труда производилась продукцией заводов или продуктами питания; распространилась практика привлечения на работу на основе устных договоренностей, трудовая деятельность тысяч людей нигде и никак не фиксировалась; 5) органы управления и статистики не имели полного представления о реальном количестве богатых, беженцев, переселенцев, нелегальных мигрантов, беспризорных детей и т.д.; 6) выросли масштабы коррупции государственных чиновников. Таким образом, теневые отношения приобрели системный характер и означали усиление «закрытости» общества.

16. Проявившиеся в ходе эволюции политического и социального строя деструктивные процессы свидетельствовали о том, что в 1990-е годы происходила крупномасштабная дезорганизация общественной жизни. В рассматриваемый период вектор исторического развития России фактически стал поворачиваться в сторону цивилизационного регресса. Позитивные изменения в развитии общества наметились только с начала 2000-х годов.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Разуваева, Наталия Николаевна, 2006 год

1. Список использованных источников

2. Официальные документы и материалы

3. Конституция Российской Федерации (принята 12 декабря 1993 г.) Москва, 2000 г.

4. Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. 1992-1994 гг.

5. Собрание Законодательства Российской Федерации. 1994-1999 гг.

6. Сборник договоров и соглашений между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. Москва, 1997 г.

7. Государственная служба. Сборник нормативных документов. Москва, 1999 г.

8. Программа Всероссийского общественно-политического движения "Наш дом Россия". Москва, 1995 г.

9. Материалы второго съезда Всероссийского общественно-политического движения "Наш дом Россия" (первый этап). Москва, 1995 г.

10. Основные положения предвыборной платформы избирательного объединения Общественное объединение "Яблоко". Москва, 1995 г.

11. Второй съезд Коммунистической партии Российской Федерации (документы и материалы). Москва, 1993 г.

12. Доклад МВД Президенту РФ "О состоянии и мерах усиления борьбы с экономической преступностью и коррупцией". Январь 1997г. "Независимая газета" 1997 г. - 17 января.

13. Доклад Генерального прокурора РФ Ю. Скуратова в Совет Федерации "О состоянии законности и правопорядка в РФ и работе органов прокуратуры в 1996 г." 13 февраля 1997 г. "Независимая газета" 1997 г. - 19 февраля.

14. Аналитические документы и материалы

15. Материалы Аналитического управления аппарата Госдумы РФ Статистические характеристики законодательной деятельности Государственной думы РФ второго созыва (1996-1999 гг.) Москва, 2000 г.

16. Доклад Фонда развития парламентаризма в России. Парламентаризм в России. Федеральное Собрание в 1993-1996 гг. Москва, 1996 г.

17. Доклад Фонда развития парламентаризма в России. Парламентаризм в России. Федеральное Собрание в 1996-1999 гг. Москва, 2000 г.

18. Доклад Центра политических технологий (И. Бунин, А. Зудин, Б. Макаренко, К. Рославлев). "Сценарии развития ситуации в России". Август сентябрь 1998 г. - "Независимая Газета" - 1998 г., № 10.

19. Аналитическая справка Федеральной службы занятости "Об основных направлениях процессов высвобождения работников по отраслям народного хозяйства". Человек и труд - 1994 г., № 7.

20. Письмо председателя Госкомимущества В.П. Полеванова Председателю Правительства РФ B.C. Черномырдину от 18 января 1995 г. Полеванов В.П. Технология великого обмана. Москва, 1995 г.

21. Справочно-информационные издания

22. Кто есть кто в России. 1997 г. Справочное издание. Москва, 1997 г.

23. Газукин П., Прибыловский В. Правительство Российской Федерации. Биографический справочник. Москва, 1995 г.

24. Федеральная элита. Кто есть кто в политике и экономике. Биографический словарь справочник. Москва, 1999 г.

25. Федеральная и региональная элита России. Кто есть кто в политике и экономике. Ежегодный биографический справочник. Москва, 2001 г.

26. Самые влиятельные люди России. 2003 г. Институт ситуационного анализа и новых технологий. Москва, 2004 г.

27. Справочно-информационные издания Центра политической информации:

28. Мухин А. Естественные монополии России. Москва, 1998 г.;

29. Блинова О., Мухин А. Империи двух: Лужков, Гусинский. Москва, 1998 г.;

30. Мухин А. Империи четырех: Алекперов, Березовский, Потанин, Ходорковский. Москва, 1998 г.;

31. Блинова О. Империи трех: Смоленский, Фридман, Малкин. Москва, 1998 г.;

32. Кто есть кто в Совете Федераций РФ (сост. А. Глубоцкий, А. Мухин, Н. Тюков). Москва, 1996 г.;

33. Козлов П. Кто есть кто в системе государственных банков России. Москва, 1998 г.;

34. Тюков Н. Исполнительная вертикаль. Справочно-информационное издание. Москва, 1998 г.;

35. Тюков Н. Правительство Российской Федерации. Справочник. Москва, 1998 г.;

36. Тюков Н. Администрация Президента РФ (структуры, организации). Москва, 1998 г.;

37. Мухин А. Олигархи России. Москва, 1999 г.;

38. Партийная элита: Кто есть кто в российских партиях (сост. О. Блинова, А. Запеклый). Москва, 2000 г.;

39. Металлические бароны России. Москва, 2000 г.;

40. Угольная промышленность России. Москва, 2000 г.;

41. Алюминиевые короли. Москва, 2000 г.;

42. Три кита нефтяного комплекса России: ЮКОС, "Тюменская нефтяная компания" и "Лукойл".

43. Современная политическая история России (1985-1998 гг.) т. 2, Лица России. Москва, 2000 г.4. Статистические сборники

44. Госкомстат РФ. Российский статистический ежегодник. Москва, 1994-2001 гг.

45. Госкомстат РФ. Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. Москва, 2000 г.

46. Госкомстат РФ. Труд и занятость в России. Статистический сборник. Москва, 1999 г.

47. Госкомстат РФ. Уровень жизни населения России. Статистический сборник. Москва, 2000 г.

48. Госкомстат РФ. Экономическое положение России. Статистический сборник. Москва, 2000 г.

49. Госкомстат РФ. Регионы России. Официальное издание, тт. 1, 2 Москва, 1998 г.

50. Госкомстат РФ. Малые предприятия. Москва, 2000 г.

51. Федеральная служба государственной статистики. Малое предпринимательство в России. Москва, 2005 г.

52. Преступность и правонарушения (1991-1995 гг.). Статистический сборник МВД РФ. Москва, 1995 г.

53. Результаты социологических обследований

54. Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения ВЦИОМ (Всероссийского центра по изучению общественного мнения). 1993-1997 гг.

55. Социологический мониторинг Российского независимого института социальных и национальных проблем (РНИС и НП). 19932000 гг.

56. Динамические таблицы исследования опубликованы: Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации: мифы и реальность (социологический анализ). Москва, 2001 г.

57. Мониторинг социальных и политических индикаторов Института социально-политических исследований РАН. "Российское общество и радикальные реформы". Москва, 2001 г.

58. Рейтинги: "100 ведущих политиков России", "Самые влиятельные предприниматели России", "Лучшие лоббисты России", "30 ведущих руководителей регионов России". Независимая газета - 1997-1999гг.

59. Литература мемуарного характера

60. Ельцин Б.Н. Записки президента. Москва, 2004 г.

61. Ельцин Б.Н. Президентский марафон. Москва, 2000 г.

62. Болдырев Ю. О бочках меда и ложках дегтя. Москва, 2003 г.

63. Гайдар Е. Дни поражений и побед. Москва, 1996 г.

64. Коржаков А. Борис Ельцин: от рассвета до заката. Москва, 1997 г.

65. Костиков В. Роман с президентом. Москва, 1997 г.

66. Куликов А. Тяжелые звезды. Москва, 2000 г.

67. Ковалев В. Версия министра юстиции. Москва, 2002 г.

68. Приватизация по-российски (под ред. А. Чубайса). Москва, 1999 г.

69. Примаков Е. Восемь месяцев плюс. Москва, 2002 г.

70. Рыжков Н. Десять лет великих потрясений. Москва, 1995 г.

71. Селезнев Г. Вся власть закону (законодательство и традиции указного права в России). Москва, 1997 г.

72. Скуратов Ю. Вариант дракона. Москва, 2000 г.

73. Трошев Г. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. Москва, 2000 г.

74. Федоров Б. 10 безумных лет. Почему в России не состоялись реформы. Москва, 1999 г.

75. Федоров Б. Пытаясь понять Россию. СПб., 2000 г.

76. Филатов С. Совершенно несекретно. Москва, 2000 г.

77. Хакамада И. Особенности национальной политики. Москва, 2002г.

78. Хасбулатов Р. Великая российская трагедия. В 2-х книгах. Москва, 2004 г.

79. Хасбулатов Р. Взорванная жизнь. Москва, 2002 г.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 256270