Феномен деструктивности новых религиозных движений тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.13, кандидат философских наук Кузьмин, Александр Валерьевич

Диссертация и автореферат на тему «Феномен деструктивности новых религиозных движений». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 372625
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Кузьмин, Александр Валерьевич
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Белгород
Код cпециальности ВАК: 
09.00.13
Специальность: 
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры
Количество cтраниц: 
204

Оглавление диссертации кандидат философских наук Кузьмин, Александр Валерьевич

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПАРАДИГМАЛЬНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЙ

§1. Категориально-терминологический аппарат и теоретикометодологические подходы в исследованиях феномена сектантства

§2. Критерии и вероучительные основания деструктивности новых религиозных движений

ГЛАВА 2. ВЕРОУЧИТЕЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ДЕСТРУКТИВНОСТИ НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ ДВИЖЕНИЙ

§ 1. Анализ вероучительных оснований деструктивности новых религиозных движений

§2. Проблема институционализации деструктивного сектантства

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Феномен деструктивности новых религиозных движений"

Актуальность темы исследования

Религиозное сознание имеет самое непосредственное отношение ко всем сферам жизнедеятельности человека, в своих разнообразных формах оно демонстрирует непосредственную связь индивида с окружающим миром, природой, социумом, наследует и сама является причиной культурных, социальных, экономических и других систем. Деятельность человека, лежащая в плоскости его религиозных интересов, своей спецификой имеет убежденность индивида в собственной несомненной правоте, н эта убежденность отражается самым практическим образом в его жизни. Такая высокая интенсивность влияния религиозных убеждений на жизнь человека воссоздается не только в его внутриличностных процессах, но и имеет самое действенное выражение в общественной жизни.

В случае, если религиозное учение, которым человек руководствуется, и религиозная организация, последователем которой себя считает индивид, допускает высокую степень деструктивности и содержит в себе элементы потенциального стремления к насилию, адепт данной религиозной системы и все его ближайшее социальное окружение неминуемо испытывает на себе эту деструктивность. Подобного рода феномены религиозного сознания самым наглядным образом демонстрирует религиозное и псевдорелигиозное сектантство, представленное различными формами нетрадиционной религиозности. Сектантское мышление, имеющее своей основой религиозный фанатизм, предполагает вероятность возникновения особого рода насилия, которое по своей опасности превосходит остальные деструктивные действия человека, так как затрагивает его самые глубинные духовные и психологические пласты1.

Опасность сектантского фанатизма возрастает по степени своего воздействия на внешний мир на несколько порядков вследствие процессов глобализации, технического прогресса, развития знаний о психологии и расширения коммуникативных возможностей индивида. Методы агрессивного маркетинга, манипуляция волей как индивида, так и социальных групп, спроектированное воздействие на сферы бизнеса и политики, образования и здравоохранения - это далеко не полный перечень тех областей, где современные секты осуществляют свою деятельность, и поэтому восприятие феномена сектантства ушло далеко от опыта предыдущих поколений. Бывшие когда-то маргинальными группами, современные секты предстают сейчас в качестве' международных корпораций, численность которых сравнима с численностью последователей традиционных религий.

Однако при столь высокой численности последователей, экономической и политической активности, некоторые новые религиозные движения с самого первого дня своего существования продолжают сохранять степень своей деструктивности и, кроме того, начиная с конца 1980-х годов они стали еще одним фактором риска в современной России. Рискогенность современных сект растет по мере их экономического и статистического роста, и понимание причин появления подобного рода рисков является насущной задачей гуманитарной мысли. Актуальность исследования феномена сектантства сейчас более чем очевидна из-за постоянного роста активности сект, неизменно растущей численности адептов этих организаций и появления все большего количества форм нетрадиционной религиозности,

1 Термины «секта», «сектантство» и «новое религиозное движение» употребляются автором как синонимичные понятия, обоснование чему, а равно как история появления и детальное рассмотрение которых, проведено в первом параграфе первой главы диссертационного исследования, однако данные понятия обозначают разные явления, обусловленные различием в организационных характеристиках. а также роста числа преступлений, совершаемых последователями религиозных движений.

Утверждение того, что современное сектантство является источником опасности для общества неоспоримо. Из-за этого, начиная с середины XX столетия, секты стали объектом пристального внимания не только религиоведов. Сформировавшаяся за последние десятилетия так называемая «проблема сект» стала обращать на себя внимание средств массовой информации и правоохранительных структур, политологов и социологов, психиатров и юристов, широкой общественности. В европейских странах, а также в Америке и странах Азии, а теперь уже и в России, за последние два десятилетия был запрещен целый ряд религиозных организаций, допустивших в своей деятельности либо террористические акты, либо политический экстремизм, либо продемонстрировавших всему миру, что членство в них способно причинять вред человеку, его психике, семье и окружающему обществу2. ,

Степень научной разработанности проблемы

Как показывает анализ существующих теоретико-методологических подходов в исследованиях феномена сектантства, все попытки осмысления этой проблемы можно разделить на два основных теоретических направления - конфессиональное и внеконфессиональное.

Первое направление - конфессиональное, самое раннее, берет свое начало в богословской традиции христианской Церкви первых веков, когда осмысление иного религиозного опыта и опыта самой Церкви стало вырисовываться в качестве апологетического богословия, стремящегося защитить членов Церкви от вредных для них еретических учений. Таким образом, апологетика стала являться одним из разделов теологии, посвященной рациональной защите истинности христианского учения. Первые труды, которые по праву считаются основополагающими в

2 За период 1990-х годов были запрещены такие секты, как «Аум Синрике», «Белое Братство», «Ананда Марга», ряд сатанистскнх сект, новые религиозные движения неоязыческой ориентации. исследованиях феномена сектантства, принадлежат святому Иринею Лионскому, который в своей книге «Против ересей» (180-189 гг.) излагает основные логические опровержения против современных ему еретических учений (учение об Зонах, о Христе и Святом Духе, учение о Демиурге, ересь валентиниан). Структура изложения, даже сам стиль, продемонстрированный св. Иринеем, стал впоследствии эталоном подобного рода трудов. В последующем стали появляться творения других апологетов, среди которых наиболее значимыми можно назвать произведения Аристида, Иустина Мученика, Татиана (Тациан), Афинагора, Минуция Феликса, Тертуллиана, более поздние апологеты — Августин, Фома Аквинский и др.3 Также известны «Апологии Аугсбурсгского исповедания» Филиппа Меланхтона, сочинения кардинала Беллармино и многие другие. Более подробное изложение истории апологетической мысли не входит в рамки нашего исследования, однако стоит отметить, что христианская апологетическая мысль оказала несравненное влияние в формировании взгляда на феномен сектантства в светском религиоведении.

Ко второму, внеконфессиональному направлению, в исследованиях сектантства относятся труды Макса Вебера, который одним из первых среди светских ученых обратил пристальное внимание на этот феномен и на ту его особенность, что секты в принципе могут и в значительной степени влияют на формирование мировоззрения современного общества. Макс Вебер1 (1905г.) является родоначальником академического изучения сект благодаря своему исследованию протестантизма в Северной Америке. Вслед за Вебером немецкий исследователь религии Эрнст Трельч (1908г.) также видит необходимость сравнительного анализа понятий «церковь» и «секта», о

Среди которых были и деятели Церкви, которые в последующем в церковной истории стали известны именно как еретики по отношению к Церкви.

4 Вебер М. Избранные произведения. Пер. с нем., Сост., общ. ред. и послесл. Ю.Н. Давыдова, Послесл. П.П. Гайденко. М. Прогресс 1990г. 808с.

Troeltsch Е. Kirche und Sekte. // Soziologische Texte. Band 19. Religionssoziologie. -Neuwied am Rhein und Berlin.: Luchterhand, 1964. —266-277s.; Troeltsch E. Protestantism and Progress. A Historical Study of the Relation of Protestantism to the Modern World. -London & New York.: Williams &Norgate & Putnam's Sons, 1912. -21 Op. но в отличие от Вебера не противопоставляет их, а предлагает лишь отметить их отличительные черты. Церковь представляет собой институциональное образование, направленное на поддержание государственного порядка, который в своем идеале видит стремление к порядку потустороннего плана, то есть стремление к порядку в этом мире непосредственно являет собой необходимую ступень на пути к достижению духовного преображения, секта же ориентирована только на достижение духовного спасения.

Ричард Нпбур* (1929г.) причиной появления сект, ориентированных на христианский опыт, видел недостаточное сосредоточие церкви на духовных вопросах и из-за этого процесс появления сект считал постоянным, закономерным процессом, что в свою очередь приводит к появлению новых церквей. Нибур отмечает, что секты не могут долгое время нести в себе все, присущие только сектантским образованиям характеристики, именно из-за того, что в процессе превращения секты в церковь заметную роль играет процесс социализации детей в данной религиозной традиции, методики их воспитания, образования, сама специфика педагогической деятельности. у

Немного позже Говард Беккер (1932г.) впервые пошел по пути расширения понятийного аппарата в анализе сектантства, выдвинув свою концепцию типов религиозной организации на такие понятия, как «церковь», «деноминация», «секта» и «культ». Именно с Беккера была положена традиция употребления термина «культ», который устоялся в западном учении о сектах до сих пор. Под культом Беккер понимал сравнительно ограниченный по времени своего существования тип религиозной организации, который не стремится к овладению теми характеристиками, которые послужили бы гарантом дальнейшего, долговременного существования этой группы. Беккер видел культ, прежде всего, как тип

6Niebuhr R.H. The Social Sources of Denominationalism. -New York & London.: A Meridian book, 1975.-304s.

7 Becker H. Sociologic als Wissenschaft vora Socialen Handeln. —Wurzburg.: Holzner Verlag, 1959. -402s.; Becker II. Systematic Sociology on the basis of the Beziehungslehre and Gebildelehre of Leopold von Wiese. -New York.: Wiley & Sons, 1932. -772s.; Becker H.S. Personal change in adult life. // Sociometry Vol.27. -40-53s. социальной структуры, принадлежность к которой определяется свободным решением индивида следовать определенным религиозным верованиям и практикам ее характеризующих. Соответственно, цель представителей культа состоит не в укреплении и развитии его структуры, а в достижении персональных экстатических переживаний, психологического чувства облегчения, духовного и телесного исцеления. Следует отметить, что культом здесь называется некая структура, принадлежность к которой определяется добровольным выбором индивида следовать религиозному учению, в последующих же определениях культа акцент проводится именно на том, что индивид вовлекается в культ, лишенный свободы выбора о посредством применения различных методов убеждения .

Все последующие исследователи феномена сектантства увеличивали категориально-терминологический аппарат в этой области путем введения новых терминов, характеризующих типы религиозных организаций. Среди наиболее известных можно отметить имена Пистона Поупа\ Мильтона Йингера10 и Поля Густафсонап. Лишь к середине XX века существующие исследования стали пополняться новыми теоретическими построениями. Связано это было еще и с массовым появлением новых сект, история которых начинается как раз в этот период.

1 ^

На данном этапе Дэвид Мартин " (1962г.) акцентирует внимание на том, что не все религиозные течения, отделившиеся от основной церкви, могут называться сектами. Именно деноминации могут быть теми

8 На это, в частности, указывают рассматриваемые далее такие исследователи, как С. Хассен, Р.Дж. Лифтон и др.

9 Pope L. Millhands & Preachers. A Study of Gastonia. -New Haven & London.: Yale University Press, 1965. -369s.

10 Yinger M.J. A Comparative Study of the Substructures of Religion. // Journal for the Scientific Study of Religion. 1977 Vol. 16:1. -67-86s.; Yinger M.J. Religion in the Struggle for Power. A Study in the Sociology of Religion. -New York.: Russell & Russell, 1961. -275s.; Yinger M.J. The Scientific Study of Religion. -London.: The Macmillan Company, 1970. -593s.

11 Gustafson P. UO-US-PS-PO: a restatement of Troeltsch" s church-sect typology. // Journal for the Scientific Study of Religion, 1967. Vol.6:1. -85-90s.

12 Martin D.A. Church Denomination and Society. // A Sociological Yearbook of Religion in Britain 1972 Vol.5. -184-19Is.; Martin D.A. The Denomination. // Britisch Journal of Sociology 1962 Vol.13:1. —l-14s. образованиями, которые, отделяясь от церкви, не всегда могут претендовать на абсолютность своего вероучения, ибо могут и не претендовать на единственность спасения только для членов своей организации, из-за чего они более, нежели секты и церкви, способны на мирное сосуществование с другими религиозными традициями.

13

Болтон Джонсон (1963г.) предложил единственный критерий классификации всех религиозных организаций по типу приверженности этих образований к тенденциям принятия или полного неприятия окружающего секту мира. Помимо всего прочего Бэнтон отмечает, что все проблемы, конфликтные ситуации, разногласия и степень конфронтации с обществом свидетельствуют о сектантском характере того или иного религиозного движения.

В 1980 году профессора Вашингтонского университета Ричард Старки и Уильям Беинбриджъ выделяют четыре фактора, формирующих напряженность между сектой и обществом: а) различие-неприятие норм, правил и стандартов общества, вера в чужеродные для общества доктрины; б) антагонизм - наличие претензий на собственную исключительность, неповторимость, сильное стремление к спасению внешнего погибающего мира, сочетающееся с боязнью попасть под его влияние; в) отделение — социальная изоляция членов и руководства группы от общения с внешним

13 Johnson В. A Critical Appraisal of the Church-Sect Typology. // American Sociological Rewievv. 1957. Vol.22:1. -88-92s.; Johnson B. Church and Sect Revisited. // Journal for the Scientific Study of Religion, 1971. Vol.10. -124-137s.; Johnson B. On Church and Sect. // American Sociological Rewiew, 1963. Vol.28:4. -P.539-549.; Johnson B. On Founders and Followers: Some Factors in the Development of New Religious Movements. // Sociological Analysis 1992. Vol.53:Supplement. -l-13s.

14 Stark R. Europe's Receptivity to New Religious Movements: Round Two. // Journal for the Scientific Study of Religion, 1993. Vol.32:4. -389-397s.; Stark R. For the Glory of God. How monotheism led to reformations, science, witch-hunts, and the end of slavery. -Princeton & Oxford.: Princeton University Press, 2003. —488s.

15 Stark R., Bainbridge W.S. A Theory of Religion. -New Brunswick & New Jersey.: Rutgers University Press, 1996. -386s.; Stark R., Bainbridge W.S. Networks of Faith: Interpersonal Bonds and Recruitment to Cults and Sects. //American Journal of Sociology 1980. Vol.85:6. -1376-1395s.; Stark R., Bainbridge W.S. Of Churches, Sects, and Cults: Preliminary Concepts for a Theory of Religious Movements. // Journal for the Scientific Study of Religion 1979, Vol. 18:2. -117-133s. миром; г) отвержение - неприятие, недоброжелательное отношение со стороны рядовых членов общества по отношению к группе. Пять лет спустя эти же ученые предложили разграничивать понятия секта и культ по принципу географической распространенности того или иного учения. Предлагая брать за основу конкретную страну при определении статуса религиозной группы, они предлагали называть термином «секта» те организации, которые пережили отделение от традиционной для данной страны религии, «культом» же предлагали называть эти же самые организации, но только в тех странах, где они совершенно не вписываются в религиозную традицию и чужды ей по определению.

В продолжение развития этого видения проблемы в 1972 году Колин Кэмпбэлл6 предложил теорию, которая демонстрировала объяснение столь бурного роста числа новых религий существованием «культовой среды», которая способствует появлению новых типов религиозности. Культ в этой теории определяется как неустойчивая по временным и качественным характеристикам религиозная группа, в которой наблюдается постоянное движение — приход новых и уход прежних адептов. В связи с этим непостоянством, но большим количеством структурных единиц, создается некая среда, которая способствует появлению такого феномена, как «нетрадиционная религиозность». В связи с введением этого понятия Кэмпбэлл говорит о существовании «культовой среды», которая способствует появлению все новых и новых типов культов. Эту среду формируют учения, представления о мире, которые с позиции традиционной религиозности всегда осуждались - вера в магию, гадалок, порчу, сглаз, НЛО, астрологию и проч.

В последующем развитии теоретико-методологических подходов в исследованиях сектантства особое внимание стало уделяться именно

16 Campbell С. Clarifying the cult. // British Journal of Sociology 1977 Vol.28:3. -375-388s.; Campbell C. The Cult, the Cultic Milieu and Secularization. // A Sociological Yearbook of Religion in Britain 1972 Vol.5. -119-136s.; Campbell C. The Secret Religion of the Educated Classes. // Sociological Analysis 1978 Vol.39:2. -146-156s.; Campbell C. Toward a Sociology of Irreligion.-London.: Macmillan, 1971.-171s. феномену насилия, которое допускала та или иная религиозная группа, а порой и ставила возможность совершения насилия в разряд обязательного к исполнению действия. Среди исследователей, наиболее четко разработавших свои теоретические подходы в исследованиях феномена насилия в сектах,

17 18 w известны Маргарет Сингер , Фридрих-Вильгельм Хаак , Фло Конуэи и Джим Зигельман9 и др. Результатом своих исследований эти ученые видели уже конкретные ответные действия представителей государственной власти по отношению к описанным ими многочисленным случаям нарушения прав последователей религиозных движений, которые не могли адекватно реагировать на происходящее с ними в силу того, что, согласно утверждению этих исследователей, в сектах применяются методы психологии и психотерапии, направленные на подавление воли человека. Главной отличительной особенностью сект стали считать их деструктивное воздействие на сознание своих адептов, многочисленные случаи преступлений, совершенных внутри этих групп и причиняющих вред как 1 самим последователям, так и окружающему миру (массовый суицид, многочисленные случаи убийств, террористические акты, случаи финансовых махинаций, торговля оружием, наркотиками, сексуальное и психологическое насилие над несовершеннолетними и другие криминальные преступления).

Вопрос о возможности появления насилия в сектах стал приобретать характерные черты для всех последующих теоретико-методологических подходов. Особенно заслуживающими внимания явились исследования

17 Singer М.Т., Lalich J. Cults in our Midst. - San Francisco.: Jossey-Bass Publishers, 1995. -381s.

18 Haack F-W. Aberglaubc-Magie-Zauberei. -Miinchen.: Miinchener Reihe, 1989. -63s.; Haack F-W. Blut-Mythus und Rasse-Religion. Neugermanische und deutsch-volkische Religiositat. -Miinchen.: Miinchener Reihe, 1983. -66s.; Haack F-W. Das Heimholungswerk der Gabriele Wittek und die Neuoffenbahrungsbewegungen. -Miinchen.: Evangclischer Presscnverband fiir Bayern, 1985.-248s.

19 Conway F. Siegelman J. Holy Terror. The Fundamentalist War on Americans Freedom in Religion, Politics and Our Private Lives. -New York.: Doubleday & Co., 1982. -402s.; Conway F., Siegelman J. Snapping. America?s Epidemic of Sudden Personality Change. -New York.: Stillpoint Press, 1995. ^00s.

20 оj ю

Роберта Джея Лифтона , Маргарет Сгтгер" , Леона Фестингера~~, Курта Левина , Филиппа Зимбардо и Стивена Хассена~ . Являясь представителями психологии, этот ряд ученых сделал огромный вклад в такую область религиоведения, как психология религии, являющейся необходимой частью религиоведческого анализа феномена сектантства26.

При проведении диссертационного исследования учитывался отечественный опыт осмысления проблемы деструктивного сектантства, особенно который начался после того, как известные западным ученым новые религиозные движения сконцентрировали свое внимание на постсоветском пространстве. Среди наиболее значимых исследователей, мнение которых заслуживает пристального внимания, следует упомянуть

20 Lifton R.J. New Religious Movements and Coercive Persuasion Cult Processes, Religious Totalism, and Civil Liberties. // Cults, Culture, and the Law. Perspectives on New Religious Movements. Edited by Thomas Robbins, William C. Shepherd, and James McBride. -California.: Scholars Press Chico, 1985. -59-70s.; Lifton R.J. Thought Reform and the Psychology of Totalism. - London.: Victor Gollancz Ltd., 1961. - 505s.

21 Singer M.T., Lalich J. Cults in our Midst. - San Francisco.: Jossey-Bass Publishers, 1995. -381s.

22 Festinger L., Rieckcn H.W., Schachter S. Unfulfilled Prophecies and Disappointed Messiahs. // Expecting Armageddon. Essential Readings in Failed Prophecy. Ed. by Jon R.Stone. -New York.: Routledge, 2000. -31-54s.; Festinger L., Riecken H.W. Schachter S. When Prophecy Fails. A Social and Psychological Study of a Modern Group that Predicted the Destruction of the World.-New York.: Harper Torchbooks, 1956. -253s.

23 Левин К. Теория поля в социальных науках / [Пер. Е. Сурпина]. - СПб.: Речь. 2000; Левин К. Разрешение социальных конфликтов / [Пер. с англ. И.Ю. Авидон]. - СПб.: Речь, 2000; Левин К. Динамическая психология: Избранные труды / Под общ. ред. Д.А. Леонтьева и ЕЛО. Патясвой; [сост., пер. с нем. и англ. яз. и науч. ред. Д.А. Деонтьева, Е. Ю. Патяевой]. - М.: Смысл, 2001.

21 Зимбардо Ф. Социальное влияние. The psychology of attitude change and social influence / [Пер. с англ. H. Мальгина. А. Федоров]. - СПб.: Питер, 2000; Зимбардо Ф., Андерсен С. Объяснение контроля сознания: экзотические и повседневные манипуляции сознанием // Журнал практического психолога. - 2000. - № 1-2. - С. 8-34.

25 Hassan Steven. Releasing the Bonds: Empowering People to Think for Themselves. -Danbuiy.: Freedom of Mind Press., 2000. - 389s.; Hassan Steven. Sekten: Moderne Sklaven -gesellschaftcn. // Psychologie Heute 1993. - Juni. - S 30-37; Хассен, Стивен. Освобождение от психологического насилия / [Пер. с англ. Е.Волков]. - Нижний Новгород, 2001.

26 Среди зарубежных авторов, помимо названных, следует упомянуть i аких исследователей, как P.L.Berger, M.B.Block, C.Bochinger, A.J.Brose, R.S.Cavan, A.L.Cobb, P.B.Clarke, Y.C.Chao, M.D.Curry, C.D.Cox, Y.C.Chao, L.L.Dawson, R.R.Dynes, S.Schachter, B.Gaustad, C.A.Heatwole, R.D.Hopkins, P.C.Lueas, E.A.Lockley, T.H.Reilly, S.Shimazono, F-L.Weller, B.R.Wilson, J.F.Zygmunt и др. (труды которых приведены в библиографическом списке диссертации).

77 9Q 00 таких авторов, как: Е.К. Агеенкова , Г.Ю. Бакланова" , В.А. Мартинович , Л.И.Григорьева30, А.В.Гурко31, A.J1. Дворкин32, Ф.В.Кондратьев33,

27 Агеенкова Е.К. Горов Н. Церковь Сайентологии. Дианетика. В: Традиционные вероисповедания и новые религиозные движения в Беларуси: Пособие для рук. учреждений образования, педагогов, воспитателей / Сост. А.И.Осипов; Под ред. А.И.Осипова. - Мн.: Беларусь, 2000. - С. 205-210; Агеенкова Е.К. Динамика развишя движения Ныо Эйдж в Беларуси. // Религия и общество — 2: актуальные проблемы современного религиоведения: Сб. науч. Трудов / Под общ. Ред. В.В.Старостенко, О.В.Дьяченко. -Могилев.: МГУ им. А.А. Кулешова, 2007. - С. 162-164.

28 Бакланова Г.Ю. Московская община Церкви Божией Матери Державной: Социологический портрет // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень. - 1998. - №5. - С. 44 - 50; Бакланова Г.Ю. Политические судьбы России в интерпретации духовных лидеров Богородичного движения // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. - 1999. - №1. - С. 44 -52.

29 Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения. - Минск.: БГУ, 2008. -103с.; Мартинович В.А. Возникновение сект. // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе: материалы междунар. Науч. Конф., Гродно, 8-9 декабря 2006г. - Гродно.: ГРГУ им.Я.Купалы, 2007. - С. 237-242; Мартинович В.А. Интеллектуальный тип конверсии. // Религия и общество — 2: актуальные проблемы современного религиоведения: Сб. науч. Трудов / Под общ. Ред. В.В.Старостенко, О.В.Дьяченко. -Могилев.: МГУ им. А.А. Кулешова, 2007. - С. 195-197; Мартинович В.А. Некоторые аспекты конверсии и дефекции в новых религиозных движениях. Дипломная работа. -Мн.: ЕГУ факультет теологии, 2001. - 65с.

30 Григорьева Л.И. Нетрадиционные религии в современной России: Социал. природа и тенденции эволюции: Автореф. дис. канд. фплос. наук / Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ. Кафедра религиоведения. - М., 1994. - 21 е.; Григорьева Л.И. История возникновения, особенности вероучения и культовой практики, методы воздействия на психику религиозного движения «Юсмалос» (Белое Братство) // Религия, церковь в России и за рубежом. - М., 1994. - №2. - С.22 - 30.

31 Гурко А.В. Движение «Харе Кришна» и его последователи в Беларуси В: Традиционные вероисповедания и новые религиозные движения в Беларуси: Пособие для рук. учреждений образования, педагогов, воспитателей / Сост. А.И.Осипов; Под ред. А.И.Осипова. - Мн.: Беларусь, 2000. -С. 232-238; Гурко А.В. Движение вайшнавовХаре Кришна») и его последователи в Беларуси. - Ми.: ИСПИ, 1999. -140 е.: Гурко А.В. Неоязычество в Беларуси. // Беларуская Думка, 1999 №10. - С. 123-131.

32 Дворкин А.Л. 10 вопросов навязчивому незнакомцу или пособие для тех, кто не хочет быть завербованным. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во Моск. Патриархии, 1998. - 48 е.; Дворкин А.Л. Введение в сектоведение: Учеб. пособие к курсу «Сектоведение». -Н.Новгород: Изд-во Братства по имя Св. вел. кн. Александра Невского, 1998. — 457 е.; Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты: Опыг системагическое исследования. -Н.Новгород: Изд-во Братства по имя Св. вел. кн. Александра Невского, 2000. - 693 с.

33 Кондратьев Ф.В. Социально-негативные последствия деятельности культовых новообразований: (Психиатр, аспект) // Миссионер. Обозрение. - Белгород, 1996. - №10. — С. 5-7.

Н.В. Кривельская34, А.И. Осипов, А.И. Хвыля-Олинтер, И.А. Чеснокова, С.В. Чернов, И.Н. Яблоков35 и др.

Среди отечественных и зарубежных специалистов, мнение которых, а также личные советы, комментарии и рекомендации были учтены диссертантом, можно назвать следующих исследователей феномена нетрадиционной религиозности: профессор И.Н. Яблоков, профессор церковной истории A.JI. Дворкин, профессор С.П. Гурин, пастор Т. Гандоу, доцент Е.Н. Волков, О.В. Заев, доктор богословия В.А. Мартинович, Е.О. Мухтаров, протоиерей А. Новопашин, диакон М. Плотников, протоиерей Д. Полохов, П. Свартлинг, священник JI. Семенов, М.В. Степаненко, Д. Таевский, А.В. Ярасов и многие другие. Следует также упомянуть исследователей, сфера научного интереса которых напрямую не касается феномена новых религиозных движений, но мнение которых в значительной степени повлияло на научную позицию диссертанта. Прежде всего, это представители религиоведческой, философской, социологической, психологической и богословской школ Поволжья: профессор В.Н. Белов, доцент Н.Ю. Григорьева, профессор С.П. Гурин, доцент С.А. Данилов, доцент Д.И. Заров, профессор Д.И. Михель, профессор Н.В. Омельченко, доцент М.О. Орлов, доцент Д.В. Петров, асс. О.А. Попова, профессор В.П. Рожков, профессор П.В. Романов, профессор В.Б. Устьянцев.

Объектом диссертационного исследования является вероучение новых религиозных движений. Предметом диссертационного

3 [ Кривельская Н.В. О национальной угрозе России со стороны деструктивных религиозных организаций / Аналитический вестник. Федерал. Собрание Парламент. Рос. Федерации. Гос. Дума. - М., 1996. - Вып. 28. Серия: Оборона и безопасность. - 20 е.; Кривельская Н.В. Изучение общественного мнения населения о деятельности деструктивных религиозных организаций // Миссионер. Обозрение. - Белгород, 1998. -№2. - С. 11-15; Кривельская Н.В. Религиозная среда обитания: оценка угроз и поиск мер защиты. - М.: Изд-во Гос.Думы, 1998. — 172 с.

35 Основы религиоведения Учеб./ Ю.Ф. Борунков, И.Н. Яблоков, |М. П. Новиков], и др.; Под ред. И.Н.Яблокова.- М.: Высш. шк., 1994.- 368 е.; Введение в общее религиоведение: Учебное пособие / Под ред. Проф. И.Н.Яблокова. - М.: Книжный дом «Университет», 2001.-576 с. исследования являются элементы деструктивности новых религиозных движений.

Целью диссертационного исследования является анализ причин появления феномена деструктивности в новых религиозных движениях. Достижение указанной цели предполагает решение ряда исследовательских задач, а именно:

- провести анализ существующих теоретико-методологических подходов в исследованиях феномена сектантства и нетрадиционной религиозности с целью обоснования применения используемого инструментария и категориально-терминологического аппарата при анализе феномена деструктивности новых религиозных движений;

- выявить деструктивную направленность вероучительных источников новых религиозных движений, определить и систематизировать критерии деструктивной секты и, руководствуясь выделенными критериями, определить основные характеристики вероучения, являющиеся причиной появления этой деструкции;

- на основании выработанных критериев деструктивности новых религиозных движений доказать деструктивную направленность вероучения религиозных сект, действующих на территории Поволжья, путем проведения анализа вероучительных источников этих сект и полученного в ходе полевых исследований фактического материала;

- провести анализ практической стороны и результатов деструктивной деятельности религиозных движений, на основании чего обозначить основные перспективы дальнейших исследований феномена деструктивного сектантства с позиции религиоведения и смежных с ним наук.

Теоретико-методологической основой данного исследования является комплексное соединение религиоведческого и антропологического знания, которое дает основание для целостного анализа изучаемой проблемы. Диссертантом использовался структурно-функциональный, каузальный анализ, сравнительно-исторический и текстологический методы, направленные на выявление феномена деструктивности новых религиозных движений.

В исследовании применяется типологический метод в качестве совокупности процедур разделения и дальнейшей группировки изучаемых объектов по выделенным в ходе данного исследования признакам деструктивности новых религиозных движений. В основании типологизации лежали выделенные в ходе исследования критерии деструктивной секты. Инвариантность признаков деструктивности позволяет таким образом относить ту или иную секту к разряду деструктивных. В рамках работы вырабатывается новый методологический инструментарий, направленный на выделение признаков деструктивности новых религиозных движений по принципу обладания ими наиболее значимых с точки зрения автора рискогенных характеристик.

Диссертантом использовался также структурно-функциональный анализ, позволяющий рассматривать изучаемые объекты в качестве систем, что дает возможность систематизировать собранные данные. Результатом данного процесса является выделение характерных для того или иного объекта признаков и свойств. В исследовании применялся каузальный анализ, с помощью которого изучались причинно-следственные отношения внутри религиозных организаций и типы их взаимодействия, что помогает выявлять причины подобного рода взаимодействий и результаты этих процессов. Сравнительно-исторический метод - его применение основывается на убеждении, что в процессе существования сект новые элементы образуются из уже существующих. Данный метод направлен на анализ конкретных элементов вероучения и через них приходит к раскрытию исходной структуры и ее развития (во временном отношении), при этом сравниваются только элементы предположительно общего происхождения.

Представляется важным отметить авторский подход диссертанта, использующего антропоцентристский подход в исследовании феномена сектантства, где делается акцент на изучений феномена нетрадиционной религиозности с точки зрения изменения личностных установок индивида, прохождения им этапов индивидуального восприятия религиозного опыта, на формировании посредством этого опыта его повседневных практик, изменение мировоззрения и других, присущих индивиду, а не организации, характеристиках.

В подготовке материалов исследования, при анализе вероучения и повседневных практик адептов новых религиозных движений диссертантом широко применяется метод включенного наблюдения (в том числе и осуществление долгосрочных проектов), где приоритетным является прочувствование механизмов входа в религиозный опыт на основании непосредственного общения с носителями нетрадиционной религиозности. Также применяются методы соответствующих разделов религиоведческого знания из социологии религии: изучение документов, интервью, проведение фокус-групп по рассматриваемой проблематике, анкетирование. Из психологии религии использовались методы по проведению глубинных интервью, анализ биографических данных.

Научная новизна диссертационного исследования проявляется в авторском аспекте анализа феномена деструктивности новых религиозных движений, а именно: выявлены методологические подходы в исследованиях феномена сектантства и нетрадиционной религиозности и выделен результирующий деструктивный вектор, определяющий направленность их динамики, осуществлен авторский выбор методологических позиций для теоретической разработки категориальных оснований проведения исследования феномена деструктивности новых религиозных движений; выделен ряд уточненных автором базовых категорий феномена деструктивности новых религиозных движений, на основании чего выработан новый методологический инструментарий, направленный на выделение признаков деструктивности новых религиозных движений по принципу обладания ими наиболее значимых рискогенных характеристик;

- на основании выделенных критериев деструктивной секты и характеристик вероучения деструктивной секты доказана деструктивная ориентация вероучений новых религиозных движений, действующих на территории Поволжья; исследованы практическая сторона и результаты деструктивной деятельности религиозных движений, на основании чего обозначены основные перспективы дальнейших исследований феномена деструктивного сектантства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Существующие теоретико-методологические подходы в исследованиях феномена нетрадиционной религиозности в большинстве своем позволяют выделить лишь организационные характеристики деструктивной секты. В результате предпринятой в рамках авторского подхода систематизации возможна выработка категориально-методологического аппарата, способствующего более глубокому анализу феномена деструктивности новых религиозных движений, акцентирующего внимание исследователя на анализе вероучения и процессов восприятия этого вероучения неофитом посредством изучения поэтапного вхождения в опыт нетрадиционной религиозности. Подобного рода акцентирование внимания исследователя на процессе вхождения индивида в религиозный опыт новых религиозных движений обнаруживает более четкие механизмы формирования феномена деструкции.

2. Теоретическое основание изучения ключевых характеристик деструкции представляют анализируемые автором понятия: «ересь», «культ», «деноминация», «инославие», «секта» и «деструктивная секта», обосновывающие выделение таких критериев деструктивной секты как: вовлечение в деструктивную секту, сопряженное с использованием методов манипуляции; членство в деструктивной секте, приводящее к появлению отчуждения индивида от окружающего мира и его прежних социальных связей; осуществляемая внутри деструктивной секты деятельность, связанная с применением насилия по отношению к последователям секты со стороны ее лидеров; психический и физический прессинг, приводящий к нарушению стабильности на уровне индивида, семьи и общества.

3. На основании выделенных критериев деструктивной секты выделяются характеристики вероучения деструктивной секты: вероучительное оправдание применения контроля и манипуляции в отношении неофитов и адептов секты; религиозно трактуемое учение об авторитете лидера секты и его неограниченных властных полномочиях, распространяющихся в рамках жесткой иерархической системы с горизонтальной системой власти; наличие жесткой системы требований и предписаний, необходимых для достижения ожидаемого от членства в секте результата - духовного спасения, очищения, исцеления, обогащения и других целей; непостоянство критериев истины, возможность изменения основополагающих положений и догм вероучения в зависимости от внешних обстоятельств; синкретизм вероучения, основанный на религиозном откровении лидера секты; наличие тайных уровней посвящения в зависимости от статуса адепта в иерархической системе секты; вероучительное оправдание активной деятельности на благо организации; вероучительное обоснование исключительности последователей секты и процесс формирования чувства элитарности среди ее последователей; вероучительное обоснование необходимости применения насилия по отношению к бывшим последователям и критикам секты; наличие в вероучении интенсивных апокалиптических ожиданий; вероучительное обоснование претензий группы на мировое политическое господство.

4. Выделенные критерии деструктивной секты и характеристики вероучения деструктивной секты способствуют доказательству наличия деструкции со стороны секты в отношении индивида, семьи и общества. Отмеченные критерии и характеристики составляют признаки, на основании которых выделены следующие стадии вхождения индивида в деструктивную секту: знакомство человека с сектой и ее вероучением вследствие миссионерской деятельности секты; вхождение индивида в религиозный опыт секты в качестве неофита в результате подготовки к прохождению обряда инициации; стадия выстраивания представлений о вероучении секты и ее требованиях к индивиду; формирование представлений индивида об окружающем мире и оправдание необходимости активной деятельности внутри секты. Практика, методы и результаты деятельности деструктивных сект являются следствием вероучения этих организаций. Именно вероучительные основания являются причиной деструктивности сект, вследствие появления отчуждения и насилия среди ее последователей.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется необходимостью методологического усиления религиоведческого знания в области изучения феномена деструктивного сектантства за счет привлечения новых подходов, где наиболее результативным, с точки зрения диссертанта, является анализ вероучительных оснований отчуждения и насилия в сектах путем выделения критериев деструктивности, учитывающие этапы вхождения индивида в религиозный опыт секты. Полученные результаты исследования позволяют обратиться к выстраиванию комплексной картины изучаемого феномена современного сектантства, учитывающей в качестве обязательного фактора возможность присутствия деструктивной составляющей новых религиозных течений. Разрабатываемые в данном диссертационном исследовании категориальные ряды могут выступать методологической основой прикладных исследований в рамках религиоведения, философии религии, психологии религии, социальной антропологии, психологии и социологии. Материалы данного диссертационного исследования могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской и преподавательской деятельности, а также при разработке учебных программ по истории новых религиозных движений в рамках образовательных программ по специальностям религиоведение, психология, социология, социальная антропология и социальная работа.

Апробация диссертационного исследования

Главные положения, результаты исследования и выводы, содержащиеся в диссертации, прошли апробацию на заседаниях кафедры философии культуры и культурологии СГУ, на кафедре религиоведения и философской антропологии СГУ, на аспирантских семинарах 2006-2009 гг. По основным положениям данного диссертационного исследования автор делал доклады и сообщения, а также принимал участие в разработке итоговых документов, обсуждении докладов и резолюций на следующих конференциях: Международная научно-практическая конференция «Образование и воспитание студентов высшей школы в контексте духовных ценностей русской культуры» (Саратов, 04.03.2006); Всероссийская научная конференция «Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития» (Саратов, 16.03.2006); Четвертые Аскинские чтения «Время. Пространство. Ценности цивилизации» (Саратов, 19.10.2006); международная научно-практическая конференция «Этнический фактор в процессе социальных трансформаций» (Саратов, 14.04.2007); Международный коллоквиум «Историческая память и общество: эпохи, культуры, люди» (Саратов, 19-21.09.2007); Ежегодная региональная научно-практическая конференция «Жизнь: бытийственный, ценностный и антропологический аспекты» (Саратов, 25.12.2007); Межрегиональная научная конференция «Комплексный анализ современных проблем наукн и общества» (Саратов, 2004 год); Международная научно-практическая конференция «Тоталитарные секты и демократическое государство» (Новосибирск, 2004 год); Ежегодная международная научно-практическая конференция «Международные образовательные Рождественские Чтения» (Москва, 2006, 2007, 2008 годы); Ежегодная межрегиональная конференция «Межрегиональные Пименовские Чтения» (Саратов, 2006, 2007 годы), Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы изучения новых религиозных движений и сект» (Рязань, 2008 год), а также отражены в 5 публикациях автора, в том числе 1 статье в рецензируемом журнале, включенном в перечень научных изданий ВАК.

Отдельные выводы и теоретические положения излагались диссертантом в выступлениях и научных докладах на региональных, всероссийских и международных конференциях. Также автор принимал участие в проведении круглых столов, форумов, конференций и заседаний по тематике религиозного экстремизма, проводимых по инициативе Правительства Саратовской области (Саратов) и Аппарата Полномочного Представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе (Москва, Саратов, Ижевск, Нижний Новгород, Уфа), диссертант принимал активное участие в подготовке и проведении религиоведческих экспертиз и экспертных заключений по инициативе органов прокуратуры, судов, правоохранительных структур и религиозных организаций.

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии культуры и культурологии Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Структу ра диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, четырех параграфов, заключения и библиографии.

Заключение диссертации по теме "Религиоведение, философская антропология, и философия культуры", Кузьмин, Александр Валерьевич

Выводы первого параграфа второй главы:

Вероучение деструктивной секты формирует религиозное мировоззрение ее последователей. Религиозная вера — это убежденность субъекта в реальном присутствии религиозного объекта и проявлении его качеств, не воспринимаемых непосредственно. Религиозная деятельность субъекта религиозных отношений - адепта деструктивной секты, будет пониматься таким образом как деятельность, непосредственно связанная с обязанностями, налагаемыми на него, исходя из требований религиозных отношений внутри организации.

Религиозная деятельность сект может быть разделена на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя религиозная деятельность предполагает духовное общение с объектом религиозных отношений в виде молитвенной практики и внутриличностной духовно-психологической деятельности. Внешняя религиозная деятельность предполагает использование внешних атрибутов внутренней религиозной деятельности, проявляемой в виде символики, формы и образа исполнения обрядов, культовой деятельности, религиозных собраний, социальной деятельности, либо мнимой социальной активности, когда деятельность последователей деструктивной секты ими самими воспринимается как социально-значимая, чего на самом деле не происходит, но продолжает трактоваться внутри секты в качестве таковой в религиозных смыслах.

Под религиозным культом деструктивной секты понимается система религиозной деятельности последователей религиозного учения, которая является обязательным составляющим элементом религиозной жизни. Это совокупность действий практически осуществляющих религиозное отношение субъекта к религиозному объекту.

В соответствии с этим dec трукт йен ост ъ религиозной организации определяется характеристиками вероучения, а также формами и методами деятельности секты, которое традиционным большинством в данном обществе осознается как опасное, разрушительное для культуры этого общества, его институтов, учреждений, типа личности, менталитета, традиционной религии, государственной системы и безопасности семьи, индивида.

При этом общество и государство стихийно вырабатывают понимание деструктивного отношения к самим себе, исходя из характеристик традиционной религии и своей культуры, которые присутствуют в данном обществе. Таким образом, в отношении какого бы то ни было общества деструктивным будет считаться то религиозное вероучение, которое объективно ведет к ослаблению, разрушению, деградации национального менталитета, культуры, всей деятельности, направленной на укрепление и развитие общества.

Рассматриваемая деструктивность секты мыслиться как качество религиозной группы, характеризующееся использованием жестких способов контроля над сознанием и поведением адептов, что в перспективе предполагает стремление к полному, абсолютному, тотальному контролю над личностью. Тотальный контроль, таким образом, должен предполагать наличие в вероучении и практике религиозной деятельности требований выраженного стремления осуществить полный контроль со стороны представителей религиозной власти над поведением адептов религиозного учения, его мышлением, эмоциями и информацией, а также над его социальными связями, временем и собственностью.

На основании выделенных критериев рассматриваются конкретные примеры деструкции. Несомненный интерес для подобного рода анализа представляют как зарубежные, так и отечественные секты, появившиеся сравнительно недавно, так и те секты, которые появились давно относительно времени существования большинства рассматриваемых организаций.

На основании выделенных критериев деструктивности сект и изложенного фактологического материала - примеров вероучения сект, образцов формирования мировоззрения адептов, делается вывод, что деструктивная секта своим тоталитарным (всеобъемлющим) влиянием на человека разрушает (привносит деструкцию) на стадии знакомства человека с группой вследствие своей миссионерской деятельности — разрушение первоначальных представлений о вероучении группы. Разрывается связь между информацией для внешних, не принадлежащих секте людей, и для тех, кто является последователем секты. Таким образом человек переживает разрушение своих представлений о мире; на стадии вхождения человека в секту в качестве неофита выстраивается новое представление о мире, семье, себе самом, об общепринятых ценностях и нормах морали, что отражается на разрушении социальных связей индивида; на стадии выстраивания представлений неофита о группе, что приводит к разрушению психики человека, его материального благополучия вследствие принятия мысли о необходимости полного подчинения секте, что используется лидерами для своего личного обогащения и для поддержки сектантских инициатив; на стадии выстраивания мировоззрения адепта секты, что полностью изменяет всего человека, это последняя стадия тоталитарного контроля группы над индивидом с помощью вероучения секты, что приводит к разрушению прежней личности как таковой. Вследствие этого секта получает человека совершенно нового типа, а прежнее социальное окружение для человека перестает играть какой-либо смысл в его жизни. Само социальное окружение полностью его теряет на завершающей стадии выстраивания адепта о представлениях секты на внешний мир вследствие применяемых к адепту санкций и требования со стороны секты, что является деструкцией его личности и социальных связей.

Таким образом происходит деструкция в рассматриваемых сектах на психологическом, социальном, морально-этическом, семейном, профессиональном, экономическом уровнях. Секта, с прохождением этих четырех стадий, полностью разрушает прежнего человека, выстраивая нужный для секты новый, сектантский тип личности.

§2. Проблема инстнтуциализации деструктивного сектантства

Деструктивные секты антиисторичны. В случае присутствия в том или ином религиозном движении признаков деструктивной секты, антиисторизм всегда будет характерной чертой этого движения, так как деструктивность исключают саму возможность исторической саморефлексии вследствие отсутствия критичности мышления по отношению к истинности проповедуемого учения и используемым практикам. Как правило, в вероучительных и других источниках невозможно обнаружить анализа со стороны лидеров и последователей деструктивных сект истории своего существования, а если это и делается, то только для увеличения доверия к учению секты, что всегда сопряжено с намеренным искажением

171 исторических фактов .

Деструктивные секты не способны воспринять свой прошлый опыт с известной долей критики и сделать конструктивные выводы относительно методов своей деятельности. Несомненно, в истории сектоведения были случаи отхода сектантских организаций от своей деструктивности, однако это происходит крайне редко и, как правило, после значительных для данной секты или окружающего мира трагических событий (смерть основателя религиозного движения, попытка массового суицида последователей, предсказанный, но не сбывшийся конец света и проч.).

Вероучение деструктивной секты ориентировано не столько на религиозное переживание, сколько на эмоциональное восприятие своих

171 В качестве примера можно привести историю секты «Свидетелей Иеговы», где непрестанно происходит уход от, казалось бы. основополагающих, догматических вероучительных положений религиозного учения. Вследствие этого секту «Свидетелей Иеговы» со стороны экспертного сообщества Франции признали не религиозной, а коммерческой структурой, указывая на отсутствие в ней жестко фиксированного религиозного вероучения, которое так часто изменяется со стороны лидеров этой организации. доктрин. Примитивность и технологизм вероучения деструктивных сект выносит возможность анализа этого феномена за пределы религиоведения, оставляя это исследовательское поле для более адекватных в данном случае дисциплин - психиатрии, криминалистики и других наук, анализирующих отклонения и патологии в социуме и человеке. Однако деструктивные секты заявляют о себе как о религиозных группах, значит обязанностью религиоведения будет продолжать являться изучение внутренних механизмов организаций, придерживающихся нетрадиционной религиозности. Если ранее та область религиоведения, которая занималась изучением сект, представляла собой некий дисциплинарный раздел, накапливающий богатый материал, демонстрирующий только лишь разнообразие религиозных учений, то теперь сектоведение призвано анализировать все патологии религиозного и псевдорелигиозного сознания, так как очевидная, но не воспринимаемая ранее как обязательная для своего наличия, рискогенность сект, возросла на несколько порядков, стала глобальной172.

Рассмотренные в первом параграфе первой главы теории, объясняющие феномен появления насилия в сектах, исходили из принципа истолкования проблемы с позиций психологии религии, касаясь собственно религиоведческого анализа лишь в тех случаях, когда необходимо было продемонстрировать оправдание насилия с точки зрения вероучения той или иной религиозной организации. Эти подходы акцентируют внимание на том, что применяемые в сектах методы обращения с адептами в сектах наносят непоправимый вред их психическому и физическому здоровью. Если же говорить об опасностях иного порядка, то сектам также «ставится в вину» нарушение законодательства тех стран, где они осуществляют свою религиозную, миссионерскую, политическую, экономическую и иные виды

172 Для подтверждения этого достаточно упомянуть опасение, бытующее па момент написания данного исследования среди американских религиоведов, что в случае прихода к власти в Китае той или иной религиозной секты, активно набирающих там сейчас политическое влияние, никем не контролируемые фанатичные лидеры получат в свои руки не только государственную власть, но и атомное оружие. деятельности, направленные на повышение политического авторитета своей организации, стремясь упрочить свои позиции и приобрести статус институционального образования. Эти действия приводят в свою очередь к тому, что в мире появляются общественные силы, протестующие против подобного рода экспансии деструктивных сект. Они состоят из представителей и сторонников традиционных религий и христианских церквей, а как это видно на примере США, Европы и России, в большинстве случаев эти силы могут представлять средства массовой информации, политические организации, правоохранительные структуры, но чаще это гражданские и общественные инициативы. В ходе выработки подходов, рассматривающих секты в качестве своеобразных образований, содержащих в себе потенциальную опасность и применяющих в своей деятельности прикрытие в виде социально одобряемой деятельностью, маскирующую эту опасность, эти общественные силы стали приписывать сектам черты экстремистских группировок, которые способны воплощать в жизнь не только религиозно трактуемые действия, но и финансовые махинации, совершать террористические акты и иную преступную деятельность. В западной, а теперь уже и отечественной прессе, существует огромное количество журналистских публикаций, раскрывающих преступную деятельность деструктивных сект. Протестующие против безнаказанной деятельности и информирующие общество об опасности сектантства, они получили название антисектантских организаций (соответственно на Западе, в силу терминологических различий, они получили название антикул ьтистов).

Таким образом, именно насилие является отличительной чертой деструктивных сект. Если ранее секты трактовались как опасные с той точки зрения, что ущерб от членства в секте несет сам последователь, принимая на себя религиозный опыт, обедняющий его культурный, моральный и интеллектуальный облик, то теперь секты представляют опасность совершенно на ином уровне. В сектах совершаются убийства, последователи сект совершают самоубийства и проводят террористические акты, лидеры сект активно занимаются коррумпированной политикой и создают свои экономические и информационные системы. Являясь по сути международными корпорациями, деструктивные секты, и это очевидно, еще долгое время будут актуальной проблемой не только религиоведения.

К сожалению, в настоящее время российское законодательство не содержит правовых механизмов выявления, квалификации и судебной оценки подобных действий и преступлений именно как религиозных. Этот факт является свидетельством слабости и беспомощности российского государства и современного общества перед проблемой деструктивного сектантства и выработка четких критериев определения деструктивности религиозных организаций несомненно должны заслуживать самого пристального внимания со стороны религиоведения, изучающего феномен религиозного сознания. Возникновение подобного рода институциональных образований - деструктивных сект и антисектантских движений, является следствием целого ряда причин. Прежде всего это касается самой специфики современного сектантства. Рассмотренные в данном диссертационном исследовании секты в той или иной мере допускали и продолжают допускать насилие по отношению к своим же последователям и, при осуществлении своей миссионерской, экономической и политической деятельности, представляют опасность для общества, в котором существуют.

Рассмотрим конкретные примеры. Секта «Ананда Марга» признается как крайне реакционная и террористическая секта в многочисленных источниках. В 1972 году в Индии правительством этой страны данная религиозная организация была объявлена вне закона в связи со случаями многочисленных убийств своих бывших последователей и причастности к ряду убийств заметных политических деятелей Индии. Поводом официального запрета послужили также ставшие известными данные о причастности руководства этой организации к Центральному разведывательному управлению (ЦРУ) США, что вызвало многочисленные протесты со стороны государственной власти Индии и представителей общественности. «Ананда Марга» перед этим создала в Индии устойчивую международную структуру с достаточно высоким уровнем централизации власти, которую представляли такие политические партии, как PROUT (Progressive Utilization - «Прогрессивное использование»), во главе которой стояло ближайшее окружение лидера организации. Политическая деятельность секты формировалась на убеждении скорейшего прихода так называемого «садвипра радж» («власти просветленных»). PROUT в Индии достигла больших политических успехов, сформировав так называемый Прутистской политический блок и, помимо всего прочего, получила свою известность в качестве террористической организации, известной убийствами своих политических противников. Кроме PROUT лидер «Ананда Марга» Саркар организовал с помощью лидеров секты на местах такие организации, как AMURT (Ananda Marga Universal Relief Team)- «Всемирная команда помощи Ананда Марга», «Ананда Марга Парачак Сангха» («Общество пропаганды пути блаженства»), Р.С.А.Р - Международная НеоГуманистическая Экологическая Ассоциация (Prevention of Cruelty to Animals & Plants- - Предотвращение жестокости по отношению к животным и растениям) и движение «Всемирное возрождение». Активная экстремистская и политическая деятельность «Ананда Марга» послужила, видимо, причиной активного внимания средств массовой информации к этой секте как в Индии, так и в Европе и США.

В печати, в журналистских расследованиях деятельности дочерних политических и религиозных организаций «Ананда Марга» стали появляться многочисленные свидетельства бывших рядовых адептов и бывших лидеров секты, свидетельствующих о многочисленных случаях психологического, физического и сексуального насилия, заказных убийствах и многочисленных нарушениях закона в странах пребывания этой секты. В результате такой скандальной деятельности в 1974 году Индира Ганди еще раз подтвердила запрет на деятельность этой секты на территории Индии. После этого по

Европе прокатилась волна многочисленных случаев публичного

173 самосожжения последователями этой секты .

Деструктивную составляющую российской секты последователей Анастасии отмечают многочисленные источники и свидетельства бывших членов этого движения, акцентирующие внимание на опасности, которую представляет это учение, своим результатом имеющее целью создание эко-поселений, где рядовые адепты лишены адекватного медицинского ухода, живут у антисанитарных условиях, дети не получают образования, лишены медицинского присмотра и где наблюдаются случаи самоубийств и финансовых преступлений с имуществом последователей. В 2007 году в Тульской области создание эко-поселений секты стало причиной тяжких последствий для ее последователей, когда лидеры секты, организовывающие поселение на деньги, пожертвованные незадолго до этого в секту пришедшим туда людьми, допустили размещение этого поселения в радиоактивной зоне. Примечательно, что на одном из судебных процессов, проходивших в связи с обсуждением возможности приписывать себе право на контакты с богиней секты Анастасией другим людям и написания об этом книг, автор книг об Анастасии и лидер этой секты Владимир Мегре выиграл этот судебный процесс, заявив авторское право на создание вымышленного

173 Согласно одному из источников: «Ананда Марга держится на фанатичной дисциплине и беспрекословном повиновении вождю. Чтобы быть принятым в правящую элиту этой секты, послушник должен совершить магический ритуал, сидя на трупе человека и держа в руке череп, что вполне в традициях тантрических сект. Обычно такие церемонии проводятся по ночам в местах захоронения. Организация секты подразделяется на две категории: приверженцев и посвященных, которые позже меняют свое имя и становятся монахами. Монахи, полностью подчиняющие свою жизнь секте, активно вербуют новых приверженцев, организуют курсы йоги и лекции о ней, обучают «истинным чувствам» и техникам медитации. .молодые люди попадают в специальные лагеря, разбросанные в разных местах Европы, Азии и Америки. В них планируется каждая минута: музыка и танцы чередуются с докладами, телесные упражнения с медитациями. Адепты почти не спя г. Когда они спрашивают у монахов о волнующих их проблемах, им советуют больше медитировать». Более подробно см.: Религии и секты в современной России: Краткий справ. / Информ. справ. / Информ.-консультац. центр при Соборе Св.Александра Невского; Редкол.: прот. А. Новопашин и др. - 3-е изд., испр. и доп. - Новосибирск, 1999. - С.159. литературного образа, о чем рядовые последователи, естественно, до сих пор не знают.

Секте «Ашрам Шамбалы» вменяют в вину многочисленные случаи пропажи молодых людей, главным образом, девушек, финансовые махинации, физическое, психологическое и сексуальное насилие над последователями организации. Лидеров движения обвиняют в случаях садизма, сексуального насилия, пропажи людей, а также склоняющих своих последователей к сексуальной близости с лидерами секты, которые находятся состоянии заражения ВИЧ-инфекцией. Известны многочисленные случаи продажи адептами всего своего имущества и квартир с передачей всех денег наставникам секты. Имеет место также физическое насилие над

174 адептами со стороны наставников, или по их указаниям .

Деструктивная составляющая секты «Аум Синрике» стала достоянием гласности после проведенного последователями этой секты ряда террористических актов в Японии. В 1995 году секта произвела газовую атаку в Токио 20 марта 1995 году с употреблением нервнопаралитического газа зарин (12 жертв и 5000 пострадавших) по личному приказу лидера этой секты Секо Асахары. Незадолго до этого, в 1994 году подобный этому террористический акт был осуществлен ими в префектуре Нагано (Япония), где погибло 7 человек. 22 марта 1995 года в одном из зданий секты были обнаружены 50 человек, находящихся в состоянии комы после проведенного опыта по воздействию на них ядовитых газов. Весной 1995 года Останкинский межмуниципальный суд вынес постановление о запрещении на территории Российской Федерации секты «Аум Синрике». 16 мая 1995 года японской полицией был арестован лидер секты Секо Асахара, после

174 26 января 1999 года прокуратурой Новосибирской области возбуждено уголовное дело против секты по статье 239 УК РФ «Организация объединения, посягающего на личность и права граждан». Основанием для возбуждения уголовного дела послужили заявления отчаявшихся родителей, чьи дети стали последователями секты. С началом следствия секта свернула деятельность в Новосибирске и переместила основные центры в Москву и Саратов. Руководители от следствия скрылись. Лидер секты Руднев объявил себя душевно больным и некоторое время находился в психиатрической больнице, после чего также скрылся из поля зрения следствия. чего проводилось следствие по 17 статьям обвинения, в результате Асахара был приговорен к смертной казни. По состоянию на середину 2009 года Асахара продолжает находится в тюрьме в ожидании исполнения приговора, но власти Японии не идут на это, опасаясь случаев массового суицида среди его последователей. После этих событий секта новыми лидерами была переименована в «Алеф», чтобы уйти от скандальной известности «Аум Синрике»175.

Секта «Белое братство» стала известна после попытки совершить массовое самоубийство перед храмом Святой Софии в Киеве путем самосожжения. В результате данные действия секты переросли в массовые беспорядки, в результате которых осенью 1993 года милиция задержала 616 последователей этой секты. После этого* 137 заключенных по указанию лидеров секты объявили сухую голодовку в знак протеста против их задержания. Известны случаи самоубийств адептов, в частности, осенью 1993 года адепт «Белого братства» из Каменец-Подольска бросился под поезд, после того как его выгнали из секты. Были случаи ритуального убийства: в Одессе 27-летний член Братства убил 82-летнюю соседку из-за того, что в нее якобы вселился преследовавший его сатана. На следствии признался, что планировал убийство еще 2-х горожан по сходным мотивам. В

175 На этом преступная деятельность секты не закончилась. В Японии от деятельности секты пострадало большое количество людей. В октябре 1989 года была образована «Ассоциация жертв Аум Синрике» под председательством юриста Сакамото, который в ноябре того же года был похищен вместе с тремя членами его семьи. 4 февраля 1997 года суд Японии приговорил к 17 годам заключения члена секты за убийство и покушения на убийства в 1994, 1995 годах с использованием нервнопаралитического газа. В России, в январе 2002 года, во Владивостоке завершился судебный процесс по делу российских последователей секты Аум Синрике, признанной экстремистской структурой. Лидер российской ячейки секты Дмитрий Сигачев с остальными лидерами был приговорен к различным срокам лишения свободы. Они были признаны виновными в незаконном приобретении, храпении, транспортировке оружия и взрывчатых веществ с целью подготовки и проведения террористических актов в трех японских городах - Токио, Саппоро и Аомори. По данным следствия, молодые люди планировали совершить в Японии серию терактов и захватить заложников, если правительство этой страны откажется освободить из тюрьмы духовного лидера Аум Синрике Секо Асахару. На суде российские члены секты полностью признали свою вину по незаконному приобретению, хранению и транспортировке оружия и взрывчатых веществ с целью организации терактов в Японии. данное время секта «Белое братство» признана экстремистской организацией на территории Украины и России.

Секта «Богородичный центр» известна своими криминальными и

176 экстремистскими действиями . Секта «Международное общество сознания Кришны» по всему миру стала известна как криминальная структура после ряда судебных разбирательств и скандалов внутри руководства этой секты177. Также насилия в этой секте совершалось над детьми, в специальных пгколах-гурукулах, где дети должны были получать религиозное образование. Дети,

176 В отношении одной из дочерних организаций этой секты, «Фонда Новой Святой Руси» было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 143-1 УК РСФСР. На рождество 1992 года ночью адепты секты устроили беспорядки в здании районной библиотеки города Москвы, после пресечения которых силами правоохранительных структур устроили беспорядки в здании мэрии Москвы. 20 июня 1992 года сектанты устроили без разрешения властей отправление культовых обрядов у Соловецкого камня на площади Лубянка в Москве. Обрядовые действия совершал лидер секты Береславский. После этого адепты секты двинулись по улице Никольской на Красную площадь, где устроили беспорядки и драку с сотрудниками милиции, пытавшимися утихомирить сектантов. Адепты попытались проникнуть в мавзолей, но почетный караул заперся изнутри, после чего сектанты совершили обряд «предания Ленина анафеме» в непосредственной близости мавзолея. В 2006 году в Липецке была пресечена деятельность богородпчников по инициативе областного Управления ФСБ. Причиной этого послужило проведение выставки «Соловки — вторая Голгофа. Таинственные помазанники Грааля», в результате посещения которой учениками средней школы города Липецка, среди школьников стали наблюдаться последствия наркотического и гипнотического воздействия в ходе проведения экскурсии. В результате проведенного расследования местные лидеры сеюы были подвергнуты штрафу.

177 В 1984 году состоялось судебное разбирательство по иску семьи Джордж в отношении секты и ее лидеров в США по обвинению в лишении Робин Джордж свободы воли, нанесении морального ущерба, клевете на ее мать и действиях, которые приблизили смерть ее отца, что закончилось вынесением приговора в пользу членов семьи Джордж, признанием их обвинений обоснованными. В 1986 году в городе Нью-Вриндаване (США) адепту местной общины кришнаитов было предъявлено обвинение в убийстве. Подозрение также пало и на руководителя этой общины Бхактипаду и на его ближайших учеников, которым были предъявлены обвинения в совершении еще ряда преступлений. В ходе судебного разбирательства вина некоторых из них была доказана. В конце 1996 года на 20 лет был осужден руководитель общины в Западной Виргинии, «гуру-преемник» Прабхупады за совершение два заказных убийства. В Индии секта кришнаитов известна как ядро крайне националистического экстремистского движения «Вишва Хинду Паришад», члены которого известны погромами мусульман и инородцев. Известны также многочисленные случаи педофилии и насилия над женщинами и малолетними детьми в кришнаитских гурукулах. Лидеры секты неоднократно подвергались за рубежом уголовному преследованию за финансовые махинации, вымогательства, торговлю наркотиками, оружием и убийства. В России 21 марта 2000 года в поселке Тура Эвенкийского района в Сибири кришнаитом было совершено ритуальное убийство православного священника. выросшие с постоянном состоянии стресса, непрекращающегося сексуального насилия, впоследствии стали во всеуслышание говорить об этой проблеме, некоторые из них, не побоявшись преследования со стороны секты, подавали на руководство секты судебные органы, предавали гласности те обстоятельства жизни в гурукулах, свидетелями которых они

178

ЯВЛЯЛИСЬ .

Секта мормонов, помимо своей активной прозелитической деятельности по отношению к основным христианским конфессиям по всему миру, известна многочисленными скандалами и судебными разбирательствами с момента своего появления. Основатель секты Смит еще в XIX веке был обвиняем по факту совершенных им экономических преступлений, махинаций с пожертвованиям и банковскими вкладами. Позже, когда секта стала известна большим числом своих последователей, со стороны руководства секты, Бригамом Янгом, был отдан приказ о массовом уничтожении поселенцев в штате Юта, на территорию которого претендовали мормоны. Позже скандалы с сектой были связаны с культовой практикой секты, которая предполагает крещение и заключение брака с умершими людьми. Скандал разразился, когда достоянием гласности стали сведения о проведенных крещениях в мормонской секте жертв Второй мировой войны, в частности, евреев. Протест был высказан представителями иудейских общин США, обвиняющих мормонскую секту в прозелитизме и

178 Вот одно из таких воспоминаний: «Попытка вновь напомнить о кошмарах гурукулы — это самая жестокая вещь, которую можно сделать подростку. Я пытаюсь забыть все ужасы, которым мы подвергались во имя Бога, физические избиения, психологическое преследование, постоянные изнасилования. Меня изнасиловал тот самый учитель, который также изнасиловал моего брата во Франции, мою сестру по матери заставили пить ее собственную мочу в Далласе, мой отчим перевозил деньги от продажи наркотиков из Лас-Вегаса в Лос-Анджелес. Мою мать заставили выйти замуж против ее воли. Гуру моего младшего брата был убит всемирным лидером санкиртана. И ты хочешь, чтобы я продолжал в том же духе? Или ты просто поместишь меня в список неизбежных потерь.? На самом деле, если ты не знаешь, таких, как я, тысячи по всему миру». Более подробно см.: The Voice of the Second Generation. As it Is. 1993. April-June № 002. P. 3. Весной 2000 г. группа из сорока четырех бывших воспитанников гурукул подала в Техасе иск на 400 млн. долларов против MOCK за моральный и физический ущерб во время их искалеченного детства (см.: Жертвы «Общества сознания Кришны подали в суд на секту // Прозрение. 2000. № 2 (5)). оскорблении^ чувств? верующих иудеев. Скандал разразился с новой силой, когда стало известно о крещении в мормонской секте Гитлера, виновника, Холокоста. В России; после начала 1990-х годов , представители секты -американские: граждане; были многократно обвиняемы в сборе разведывательных данных на территории Российской) Федерации в пользу США, после чего были1 вынуждены покидать, по решению! суда; пределы России. Известны также многочисленные случаи скандалов, где фигурантом выступала секта мормонов, как решившаяся иа крещение и бракосочетание с умершими; людьми, что . также: оскорбляет чувства православных и представителей) других, традиционных, для России, религий.

Секта Раджниша Ошо известна» многочисленными судебными преследованиями и; разбирательствами; связанными; со своей криминальной деятельностью в США; Индии и Европе. Из-за акцентирования] внимания на эсхатологическом учении секты, лидеры сектантов трактовали необходимость послушаниям и выполнения j приказаний ; как необходимые: для спасения во время грядущих катаклизмов- Раджниш; проповедовал свободу сексуальных отношений? и извращений, называя при этом семью и детей излишней обузой: В! частности; скандально известная коммуна в Пуне стала местом; где находящиеся под властью >лидеров секты рядовые последователи обязаны были быть, фактически; рабами; в секте, выполняя самую грязную работу. Так называемая; «коммуна в; Пуне» стала, местом, о котором рассказывали люди; чудом сумевшие оттуда вырваться. Посетители коммуны возвращались с рассказами о сексуальных оргиях, извращениях, о наркомании и торговле- наркотиками, о самоубийствах среди ашрамовцев. Случалось, что сеансы медитаций в раджнишевских ашрамах заканчивались драками и поножовщиной. Многие потеряли здоровье,, испытав на себе, «терапию» Раджниша1,79. ;

179 Как свидетельствует:один из бывших в Пуне сектантов:'«Убийства, изнасилования, таинственные исчезновения людей, угрозы, поджоги, взрывы, брошенные дети «ашрамовцев», просящие милостыню на улицах Пуны, наркотики - все это в порядке вещей. Христиане, работающие в психиатрической больнице Пуны, подтвердят все

- 161

Секта «Радастея», не смотря на свое недавнее появление и начало деятельности, уже стала известна в России многочисленными случаями убийств и самоубийств, совершенными последователями этой секты180.

Саентологическая церковь является, пожалуй, самой скандальной из всех деструктивных сект. Среди криминальных действий саентологов, наиболее известны несколько десятков решений судов и заключений

181 правоохранительных и государственных органов различных стран . сказанное, не забыв упомянуть о высоком уровне психических рассфойств, обусловленных тем, что ашрам забрал в свои руки политическую власть и жаловаться на него некому». Более подробно об этом см.: Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Издание 3-е, переработанное и дополненное. -Нижний Новгород: Издательство «Христианская библиотека», 2007. С. 423.

180 Наиболее известными являются случай убийства семьи Лапиных в Санкт-Петербурге в 2003 году (когда последователь секты Радастея застрелил молодого мужчину и его беременную жену), случаи в Челябинске, где были случаи убийства дегей членов секты и их пропажей, самоубийство сотрудницы ГУИН города Екатеринбурга, являющейся членом секты, случаи самосожжения. Известны случаи массового обращения учащихся общеобразовательных школ, когда классные руководители, используя свое положение и авторитет учителя, проводили активную миссионерскую деятельность среди своих учеников во время уроков. Так, в июле 2004 года около тридцати учеников 5-6 классов общеобразовательной средней школы в городе Заречный стали приверженцами учения Радастеи, подобный же случаи произошел в 2003 году в Свердловской области. 17 ноября 2007 года молодая предпринимательница Ирина Шипулина в Новосибирске покончила жизнь самоубийством, выпрыгнув из окна своего гостиничного номера на 19 этаже, после того, как стала активно изучать вероучение Радастеи и посещать семинары секты. См.: Информация Центра религиоведческих исследований (Саратовское региональное отделение), новостное сообщение Информационно-аналитического сайта по проблеме тоталитарных сект: http://www.anticekta ru/News/2007/07-l 1/17.11.07.html

181 Вот только некоторые из подобных случаев: в США Хаббард во время дела о хищении секретных правительственных документов в 1977 году попадает в список виновных, но не осужденных на тюремное заключение преступников; Хаббард в 1978 году во Франции приговаривается к тюремному заключению и денежному штрафу за мошенничество, но уклоняется от наказания путем бегства из страны; в 1985 году Внутренняя служба расследований США разоблачила финансовые мошенничества Хаббарда; в 1990 году во Франции около 30 саентологов, включая руководителей организации, были арестованы по обвинению в подлогах, заговоре с целью подлога и незаконной медицинской практике; в 1992 году Церковь саентологии и три члена были осуждены в Канаде за шпионскую деятельность; в июле 1996 года греческий суд закрыл греческую саентологическую организацию в Афинах после получения 4200 жалоб. Изучение изъятых при обыске документов показало, что имело место проникновения саентологических агентов в Разведывательное агентство Греции в 1993 году; в 1996 году суд Нью-Йорка (США) отклонил обвинения саентологов в их иске против журнала «Тайм Мэгэзин», цитировавшего критиков, которые утверждали, что саентологическая секта является мафиозной и террористической организацией; в ноябре 1996 года суд города Лион (Франция) признал Жан-Жака Мазье, бывшего главу французского отделения секты, виновным в убийстве Патрика Вика, выбросившегося из окна после требования Мазье

Секта «Свидетелей Иеговы» известна по всему миру своей агрессивной прозелитической деятельностью, убеждением в необходимости для последователей отказываться от почитания государственной власти (флага, герба, отказ от службы в армии и правоохранительных структурах, выборах и собраниях), умышленным причинением вреда здоровью по религиозным мотивам, среди которых наибольшую скандальную известность приобрел отказ иеговистов от медицинской процедуры переливания крови и лечения лекарствами, содержащими компоненты крови. Разжигание межрелигиозной ненависти и вражды, многочисленными случаями разрушения семей из-за

182 членства одного из супругов в секте . В 1997 году Федеральный конституционный суд Германии постановил,, что это объединение должно быть лишено юридического статуса как организация, пропагандирующая среди своих сторонников отказ от активной политической и общественной жизни. За последнее время — в период с 2007 по 2008 годы секта иеговистов стала постоянно фигурировать в скандалах, связанных со случаями выплатить 30000 франков (6000 долл. США) за «очистительную» процедуру (одитинг). Вместе с Мазье осуждены еще 14 лиц, связанных с сектой, по обвинениям от хищений до прямого мошенничества; в октябре 1996 года в Марселе (Франция) три саентолога были приговорены к условному заключению за давление на свидетеля-эксперта в Лионском процессе; в конце 1996 года в серии «Оборона и безопасность» вышел в свет подготовленный экспертами Аналитического управления аппарата Госдумы РФ Аналитический вестник, раскрывающий особую опасность деятельности Церкви саентологии и ее дочерних организаций; в конце 1996 года правительство Германии объявило, что будут введены ограничения в приеме на работу саентологов на должности, связанные с обучением и консультированием. Кроме того, саентология известна своими попытками запугать своих критиков, доведением до самоубийства, причинением вреда психическому и физическому здоровью своих последователей.

182 Среди криминальных действий секты наиболее известные следующие: в 1996 году в Латвии в ночь с 12 на 13 сентября от большой потери крови скончалась в больнице 17-летняя русская последовательница секты свидетели Иеговы. Мать-иеговпстка не разрешила произвести своей дочери переливание крови, так как это запрещается учением секты. В мире зарегистрировано множество случаев гибели последователей этой секты в результате такого отказа. Особенно опасны подобные действия для рожениц 5 июня 1996 года прокуратурой города Сургута возбуждено шесть уголовных дел против адептов секты, обвиняющихся в насилин над личностью и подстрекательстве к гражданскому неповиновению. В 1996 году на Камчатке последовательницы секты для пополнения кассы собственной организации занимаются проституцией, а некоторые последователи -сводничеством. По мнению камчатских медиков, члены этой секты вносят существенный вклад в распространение венерических заболеваний. Также в секте известны случаи насилия над детьми в семьях сектантов, убийств, которые совершались в результате применения физических наказаний в якобы педагогических целях. педофилии в США. «Свидетели Иеговы» были запрещены на территории города Москвы в результате многочисленных обращений граждан с жалобами на действия этой секты в отношении их родственников, запрещающих общаться со своими внуками, детьми, а также из-за случаев причинения вреда психическому и физическому здоровью, материальному благополучию.

Секта «Семья» известна тем, что из-за содержания в своем вероучении предписания относительно сексуальной жизни своих последователей, что явилось причиной многочисленных случаев сексуального насилия над детьми в семьях сектантов. В этой секте также под видом религиозной деятельности практикуется групповой секс, извращения, инцест, нудизм, совращение малолетних, наркомания, из-за чего последователи испытывают невосполнимый урон для своей психике и психики детей, выросших в семьях

183 секты .

Секта «Церковь Объединения» известна своей активной политической деятельностью и многочисленными случаями финансовых махинаций, совершаемых под видом религиозной деятельности. В Корее, Северной Америке, Франции, Германии, России и других странах муниты известны как организация, активно занимающаяся бизнесом за счет средств своих последователей, которые обязаны отдавать все свои сбережения перед обрядами инициации в секте, работают за символическую плату на предприятиях Муна. Секта также известна своими агрессивными методами миссионерской деятельности, в подавляющем большинстве случаев приводящей к прозелитической деятельности. Для распространения своего вероучения сектанты активно используют свое политическое и финансовое

183 Бывшая последовательница секты Кристина Джонс в 1994 году выиграла судебное дело о денежной компенсации за преступления секты, жертвой которых она стала в детстве. По ее рассказам, до того, как она оставила секту в возрасте 12 лет, она уже имела половые отношения как минимум с 25 мужчинами. В 1997 году суд присяжных города Ницца (Франция) приговорил 49-летнего француза, отца семерых детей, принадлежащего к секте, к 19 годам лишения свободы по обвинению в развратных действиях по отношению к трем своим дочерям. И подобного рода случаев встречается достаточно много в практике секты. влияние, вкладывают большие материальные средства в педагогическую деятельность. В России известны случаи внедрения под патронажем сектантов, в массовом порядке учебников, разработанных идеологами секты для младших классов средних образовательных российских школ. При всем при этом секта также известна как религиозная организация, убеждающая своих последователей, как правило, молодых людей студенческого возраста, как можно скорее покинуть по религиозным мотивам свое прежнее место жительства, и жить вместе с остальными последователями на частных квартирах в других городах, для активного занятия семинарами, лекциями и «фандрайзингом» - сбором пожертвований в пользу сектантского движения.

Секта «Церковь последнего завета» также известна своими действиями в отношении молодых людей, убеждая их уходить из семей и, живя в сектантском поселении Тиберкуль, работая на благо своего движения. Тем не менее, известны случаи многочисленных самоубийств, пропажи людей из этого поселения. Кроме того, в свете проповедей лидера секты Виссариона, люди все более становятся подготовленными для совершения массового самоубийства.

Рассмотренная нами в данном исследовании секта Шри Чинмоя также совершала криминальные действия: в Польше отмечены случаи похищения адептами данного культа примерно 20 детей и широкого использования в культовой среде наркотиков; власти Германии и общественность были сильно обеспокоены ростом числа случаев психических отклонений и самоубийств среди поклонников Шри Чинмоя; по свидетельству одной бывшей русской последовательницы гуру Чинмоя, которая провела в секте шесть с половиной лет, заняв там высокое положение, 12 человек из числа ее знакомых, преданных учеников Чинмоя в России, также покончили с собой.

Именно насилие и деструкция являются отличительными чертами деструктивных сект. Если ранее секты трактовались как опасные с той точки зрения, что ущерб от членства в секте нес сам последователь, принимая на себя религиозный опыт, обедняющий его культурный, моральный и интеллектуальный облик, то теперь секты представляют опасность совершенно на ином уровне. Перспективы существования организаций с вероучительным оправданием отчуждения и насилия таковы, что если решению данной проблемы не придать общегосударственный уровень, то последствия от деятельности деструктивных сект могут быть самыми трагическими.

Религиозный смысл, который присутствует в деструктивных действиях последователей сект подразумевает под собой более сильную мотивированность. Перспективы существования организаций с вероучительным оправданием отчуждения и насилия таковы, что если решению данной проблемы не придать общегосударственный уровень, то последствия от деятельности деструктивных сект могут быть самыми трагическими.

Современное общество постепенно осознает необходимость ограничения деятельности деструктивных сект в их миссионерской, политической, экономической и образовательной деятельности. Секты уже не получают формального одобрения и поддержки со стороны общества и государства — средств массовой информации, государственных органов власти и представителей культуры, политики, бизнеса, традиционных религиозных организаций - представителей православной Церкви и других религиозных объединений. Однако необходимо обратить внимание на необходимость разграничения деструктивного сектантства и традиционных религиозных организаций.

В качестве общепринятого понимания традиции в российском обществе касательно духовной культуры, религии, морали, нравственности, традиционные религиозные организаг(ии не позволяют себе использование в религиозных ритуалах и действиях человеческой крови, применение в обрядах и церемониях органов или частей человеческого тела; демонстративное уничтожение, повреждение или символическое осквернение святынь, предметов религиозного назначения, мест ритуального захоронения и символики других религий, национально-государственной символики и мест почитания; отсутствует наличие в вероучительной системе или религиозной практике обоснования и требования осуществления развратных действий и половых извращений для кого бы то ни было, использование в ритуалах порнографии, проституции; проповедь, пропаганда, допущение возможности или действительное применение физического насилия во всех формах как в отношении адептов секты, выходцев из секты, так и в отношении всех иных людей; отсутствует проповедь, пропаганда, допущение возможности или действительное применение психического насилия (внушение, гипноз, формирование на уровне подсознания субъекта деятельностных установок или установок отношения, критический рациональный анализ которых невозможен для субъекта в состоянии ясного сознания); отсутствует наличие в вероучении или религиозной проповеди положения о принципиальной, неизменной ни при каких обстоятельствах неполноценности некоторых категорий людей, полной невозможности для них религиозного «спасения» и потому — отсутствии у них человеческого достоинства в том же понимании, что и у членов секты; наличие препятствования адепту любым способом выйти из организации, порвать с ней, отсутствие отрицания права на общение вне культа, отрицания институтов семьи и государства в обществе, отрицания права каждой личности на частную жизнь (не препятствующую осуществлению этого же права другими людьми), отрицания человеческого достоинства у всех людей, за исключением членов данной религиозной организации. Деструктивная секта, имеющая в своей религиозной деятельности или в своем вероучении и тайных доктринах подобные элементы, должна признаваться преступным сообществом и ее деятельность, равно как и участие в этой деятельности, должны преследоваться по закону. Религиозный смысл,"который присутствует в этих действиях, подразумевает под собой более сильную мотивированность действий, что также должно являться как отягчающее вину обстоятельство. Преступник, совершающий указанные выше действия, руководствуясь религиозными убеждениями, более опасен для общества. Это происходит вследствие особенной силы религиозной мотивации, соподчиняющей себе, как сущность духовной жизни субъекта, все иные мотивации человека. И тогда никакие иные мотивации, могущие в иных условиях задержать или ослабить стремление совершить преступное деяние (страх наказания, осуждения, чувство вины, понятие греха) не только не срабатывают, а иногда усиливают направленность на преступление.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Целью данного диссертационного исследования является изучение феномена деструктивности новых религиозных движений, появление которого основано на вероучительных характеристиках и других практиках организации. Исходя из цели исследования, был выработан категориально-терминологический аппарат и рассмотрены основные теоретико-методологические подходы в исследованиях феномена сектантства с целью дальнейшей подготовки исследовательского инструментария, необходимого для выявления критериев деструктивности религиозных сект.

На основании рассмотренных теоретико-методологических подходов и выбранного категориально-терминологического аппарата были разработаны критерии деструктивности секты, что в дальнейшем позволило проводить глубинный анализ вероучений и религиозных практик для определения степени деструктивности секты.

Руководствуясь выявленными критериями деструктивности сект, был проведен анализ вероучительных практик сект на конкретных примерах. В данном исследовании были рассмотрены секты: «Богородичный Центр» (секта Иоанна Береславского), «Международное Общество Сознания Кришны», «Церковь Иисуса Христа святых последних дней» (секта мормонов), «Общество Сторожевой Башни» (секта «Свидетелей Иеговы»), «Церковь Саентологии» (секта Рона Хаббарда), «Церковь Объединения» (секта Сан Мен Муна — муниты), секта Раджниша Ошо, «Радастея» (секта Евдокии Марченко), секта «Семья» («Дети Бога» Дэвида Берга), «Церковь последнего Завета» (секта Виссариона), «Ананда Марга», секта Анастасии (секта Владимира Мегре), «Ашрам Шамбалы» (секта Константина Руднева), «Аум Синрике», «Белое братство» и секта Шри Чинмоя.

На основании проведенного анализа феномена деструктивности религиозных движений, а также опираясь на фактологический материал, свидетельствующий о деструктивности рассматриваемых религиозных организаций и руководствуясь выбранным исследовательским инструментарием, были обозначены перспективы дальнейших исследовательских инициатив в данной области, рассмотрен феномен деструктивного сектантства в рамках проблемы его дальнейшей институциализации в современном обществе.

Исходя из результатов проведенной исследовательской работы необходимо сделать следующие выводы:

1. Феномен деструктивности религиозных движений приводит к разрушению прежних жизненных установок адепта секты, нарушению его физического и психического здоровья, повышается вероятие асоциального поведения, разрушение его социального, духовного, экономического, физического и семейного благополучия. Деструктивность сект основывается на инициируемых со стороны ее лидеров и адептов процессах, являющихся обязательным условием существования данного религиозного движения, то есть деструктивность секты вытекает из самой ее природы.

2. Причиной появления деструктивности в сектах является формируемое чувство отчуждения у неофита вследствие инициированного со стороны секты прохождения им стадий вхождения в ее религиозный опыт. Вероучение деструктивной секты стремится ко все возрастающему чувству отчуждения индивида и предписывает, либо оправдывает применение психологического и физического давления и насилия по отношению к адептам и внешнему, за пределами секты, миру.

3. Существующая деструкция сект определяется типом организации, ее вероучением, а также степенью включенности индивида в религиозный опыт секты, что характеризуется наличием всеобъемлющего, тоталитарного контроля всех сторон жизнедеятельности индивида со стороны секты. Данный контроль достигается путем приобщения к вероучительным практикам секты через стадии вхождения в религиозный опыт. Стадии вхождения в религиозный опыт деструктивной секты приводят к состоянию отчуждения индивида и возможности применения им насилия на основании вероучения секты.

4. Стадии вхождения в религиозный опыт носят схожий характер во всех рассматриваемых в исследовании религиозных организациях, что говорит о выявленной закономерности процесса достижения всеобъемлющего контроля за всеми сторонами жизнедеятельности неофита в определенного рода организациях. Существующая деструктивность сект проявляется в разрушении психологической целостности индивида, его моральных и нравственных устоев, социальных связей, семейных отношений и прежних личностных установок.

5. Существование деструктивных сект, стремящихся к интституциализации своей деятельности в современном обществе, приводит к многочисленным случаям насилия как по отношению к адептам таких сект, так и по отношению к внешнему, за пределами секты, миру. Подобного рода ситуация должна обязывать к рефлексии феномена деструктивных сект с позиций религиоведческого и смежных с ним областей научного знания, что на данный момент наблюдается не в достаточной мере.

Необходимо также отметить значимость данного исследования, которое определяется необходимостью методологического обновления религиоведческого знания в области изучения феномена современного сектантства за счет привлечения новых подходов, одним из наиболее результативных из которых, с точки зрения диссертанта, является религиозно-антропологический анализ вероучительных оснований насилия в сектах путем выделения критериев деструктивности, основывающихся на этапах вхождения индивида в религиозный опыт секты.

Полученные результаты исследования позволяют обратиться к выстраиванию комплексной картины изучаемого феномена современного сектантства, учитывающей в качестве обязательного фактора возможность присутствия деструктивной составляющей новых религиозных движений. Разрабатываемые в данном диссертационном исследовании категориальные ряды могут выступать методологической основой прикладных исследований в рамках религиоведения, философии религии, психологии религии, социальной антропологии, психологии и социологии. Необходимо также отметить, что материалы данной диссертационной работы могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской и преподавательской деятельности, особенно при разработке учебных программ по истории новых религиозных движений и нетрадиционных религиозных организаций, проведении экспертиз и других исследований.

Деструктивность религиозной секты определяется характеристиками вероучения, а также формами и методами деятельности секты, которое традиционным большинством в данном обществе осознается как опасное, разрушительное для культуры этого общества, его институтов, учреждений, типа личности, менталитета, традиционной религии, государственной системы и безопасности семьи, индивида, самого образа жизни. При этом общество и государство стихийно вырабатывают понимание деструктивного отношения к самим себе, исходя из характеристик традиционной религии и своей культуры, которые присутствуют в данном обществе. Таким образом, в отношении какого бы то ни было общества деструктивным будет считаться то религиозное вероучение, которое объективно ведет к ослаблению, разрушению, деградации национального менталитета, культуры, всей деятельности в этом обществе, направленной на укрепление и развитие.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Кузьмин, Александр Валерьевич, 2009 год

1. Агеенкова Е. К. Истоки идеологии современных культов «нового времени» Текст. / Е. К. Агеенкова // Религия и общество: актуальные проблемы современного религиоведения : сб. науч. тр. / под общ. ред. В. В. Старостенко. Могилев, 2006. - С. 164-166.

2. Агеенкова Е. К. Личность адептов новых религиозных культов Текст. / Е. К. Агеенкова // Психосоциальная адаптация в трансформирующемся обществе: проблемы и перспективы : материалы междунар. конф., 16 окт. 2003 г. Минск, 2003. - С. 7-9.

3. Агеенкова Е. К. Миссия Шри Рам Чандра Текст. / Е. К. Агеенкова // Неокультовые объединения Беларуси. Минск, 1999. - С. 88-89.

4. Агеенкова Е. К. Новые религиозные и неомистические ориентации в современном обществе Текст. / Е. К. Агеенкова // Труды Первого

5. Междунар. конгр. «Демографические проблемы Беларуси» (17-20 марта 1999 г., г. Минск) / под общ. ред. М. Д. Тявловского. Минск, 1999. - С. 163-164.

6. Агеенкова Е. К. Основные характеристики современных направлений движения Нью Эйдж Текст. / Е. К. Агеенкова // Ярь. — 2004. -№2.-С. 7.

7. Агеенкова Е. К. Психологические аспекты проблем распространения культов «Нового времени» Текст. / Е. К. Агеенкова // Медицина и христианство : материалы Респ. науч.-практ. конф. студентов и молодых ученых. Минск , 2007. - С. 8-17.

8. Агеенкова Е. К. Современные оккультно-мистические течения Текст. / Е. К. Агеенкова // Неокультовые объединения Беларуси. — Минск, 1999.-С. 26-33.

9. Агеенкова Е. К. Современные тенденции движения Нью эйдж Текст. / Е. К. Агеенкова // Славянское Вече-2 : материалы междунар. науч.-практ. конф. Минск, 2003. - С. 26-28.

10. Агеенкова Е. К. Социально-психологические аспекты культов «нового времени» Текст. / Е. К. Агеенкова // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе : материалы междунар. науч. конф. Гродно, 2006. - С. 158-161.

11. Агеенкова Е. К. Социально-психологические аспекты распространения неокультов в современном обществе Текст. / Е. К. Агеенкова // Профессиональное образование: проблемы и перспективы : материалы V Петербургской междунар. конф. СПб, 2000. - С. 166-172.

12. Агеенкова Е. К. Социально-психологические аспекты распространения неокультов в современном обществе Текст. / Е. К.

13. Агеенкова // Молодежь и религия на современном этапе. Могилев, 2001. -С. 49-53.

14. Агеенкова Е. К. Социально-психологические аспекты распространения неокультов в современном обществе Текст. / Е. К. Агеенкова // Святая Русь. 2000. - № 3. - С. 56-61.

15. Алексеевский А. О необходимости восстановления понятия «Традиционная религия» в России Текст. / А. Алексеевский, И. Кузьменко // Миссионер, обозрение. Белгород, 1998. - № 6. - С. 5 - 10.

16. Басин Я. Религия и национальное согласие в свете Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организаций» Текст. / Я. Басин. Минск : ГИ «За свободное вероисповедание», 2005. - 32 с.

17. Бакланова Г. Ю. Московская община Церкви Божией Матери Державной : социолог, портр. Текст. / Г. Ю. Бакланова // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М., 1998. - № 5. - С. 44 - 50.

18. Богословский анализ лжеучений «Богородичного центра» Текст. — М. : Изд-во Свято-Владимир. братства, 1992. 32 с.

19. Богословский анализ лжеучений, содержащихся в литературе, издаваемой т. н. «Богородичным центром» Текст. // Воронежские епархиальные ведомости. 1992. - № 7. - С. 18 — 29.

20. Буайе Ж. Ф. Империя Муна Текст. : пер. с фр. / Ж. Ф. Буайе. М. : Политиздат, 1990. - 352 с.

21. Балагушкин Е. Г. Типология новой религиозности Текст. / Е. Г. Балагушкин // Динамика культурных и социальных связей. М., 1992. - С. 74-94.

22. Балагушкин Е. Г. Нетрадиционные религии в современной России : морфолог, анализ Текст. Ч. 1 / Е. Г. Балагушкин. М. : ИФРАН, 1999. - 244 с.

23. Бажан Т. А. Оппозиционная религиозность в России Текст. / Т. А. Бажан. Красноярск : Сибирск. юрид. ин-т МВД России, 2000. - 372 с.

24. Барабанов Е. А. Нетрадиционные культы и армия Текст. / Е. А. Барабанов // Религия, церковь в России и за рубежом. М., 1995. - № 5. - С.64 67.

25. Белик А. А. Новое в религиозной жизни Москвы Текст. / А. А. Белик // Москва : Народы и религии. М., 1997. - 232 с.

26. Берри Г. Д. Во что они верят Текст. : пер. с англ / Г. Д. Берри. М. : Изд. Ассоц. «Духов, возрождение», 1994. - 391 с.

27. Богданов В. А. Особенности сознания и проблемы московской общины учителя Асахары Текст. / В. А. Богданов // Молодежь в условиях социально-экономических реформ. — СПб., 1995. — Вып. 2. — С. 29 — 31.

28. Бросс Ж. Духовные учителя Текст. : пер. с фр. / Ж. Бросс. СПб. : Акад. проект, 1997. - 334 с.

29. Буриковский A. J1. Новые религиозные сообщества Текст. / А. Л. Буриковский // Религия и свободомыслие в культурно- историческом процессе. СПб., 1991. - 183 с.

30. Вавилонская башня : Новое религиозное сознание в современном мире Текст. М. : Изд-во Моск. Подворья Свято-Троицкой Сергиев. Лавры, 1997.-104 с.

31. Варжанский Н. Доброе исповедание. Православный противосектантский катехизис Текст. / Н. Варжанский. М. : Фонд «Благовест» : Подворье Троице-Сергиев. Лавры, 1998. — 350 с.

32. Введение в общее религиоведение Текст. : учебник / под ред. И. Н. Яблокова. М. : Книжн. дом «Университет», 2001. - 576 с.

33. Вербальная нота посольства Федеративной Республики Германии Текст. // Миссионерское обозрение. Белгород, 1996. — № 3. — С. 8.

34. Вопросы научного атеизма Текст. Вып. 38. Мистицизм : Проблемы анализа и критики / Акад. обществ, наук при ЦК КПСС : Ин-т науч. атеизма. -М. : Мысль, 1989.-316 с.

35. Гаврилина А. А. Последствия воздействия деструктивных культов Текст. / А. А. Гаврилина // Медицина и христианство : материалы Респ. науч.-практ. конф. студентов и молодых ученых. Минск, 2007. - С. 102-104.

36. Гандоу Т. Империя «преподобного» Муна Текст. : пер. с нем. / Т. Гандоу. М. ; Клин : Изд-во Братства Святителя Тихона, 1995. — 138 с.

37. Головин В. День Асахары Текст. / В. Головин // Новое время. -1995.-№52.-С. 26-31.

38. Грудницкий И. (протоиер.). Где истинная Церковь? Текст. / протоиерей И. Грудницкий. — Брест, 1996. — 142 с.

39. Григорьева Л. И. Церковь Последнего Завета («Секта Виссариона -Христа Минусинского») Текст. / Л. И. Григорьева // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М., 1998. - № 3. - С. 26-39.

40. Грисбахер Э. Публичное разоблачение Свидетелей Иеговы Текст. / Э. Грисбахер, Д. Грисбахер : пер. с англ. СПб., 1999. - 20 с.

41. Гурко А. В. Движение вайшнавов («Харе Кришна») и его последователи в Беларуси Текст. / А. В. Гурко. Минск. : ИСПИ, 1999. -140 с.

42. Гурко А. В. Неоязычество в Беларуси Текст. / А. В. Гурко // Беларуская Думка- 1999.-№ 10.-С. 123-131.

43. Гурко А: В. Новые религии в Республике Беларусь : энтологическое исследование. Минск : Технология, 2003. - 143 с.

44. Гурко А. В. Новые религии в Республике Беларусь: генезис, эволюция, последователи Текст. / А. В. Гурко. Минск : Минск, ин-т упр., 2006.-276 с.

45. Нарушен алфавитГуидли Р. Э. Энциклопедия ведьм и колдовства Текст. : пер. с англ. / Р. Э. Гуидли. М. : А. Корженевский, 1998. - 672 с.

46. Даценко Р. Н. Современная школа и нетрадиционные культы Текст. / Р. Н. Даценко // Государство, религия, церковь в России и за рубежом.-М„ 1999.-№ 1. С. 103 - 104.

47. Дворкин A. JI. 10 вопросов навязчивому незнакомцу или пособие для тех, кто не хочет быть завербованным Текст. / A. J1. Дворкин. 2-е изд., испр. и доп. - М. : Изд-во Моск. Патриархии, 1998. - 48 с.

48. Дворкин A. JI. Введение в сектоведение Текст. : учеб. пособие к курсу «Сектоведение» / A. JI. Дворкин. — Н. Новгород : Изд-во Братства по имя Св. вел. кн. Александра Невского, 1998. 457 с.

49. Дворкин A. JI. Сектоведение. Тоталитарные секты : опыт систематического исследования Текст. / A. J1. Дворкин. — Н.Новгород : Изд-во Братства по имя Св. вел. кн. Александра Невского, 2000. 693 с.

50. Дворкин A. JI. Типология сектантства и методы антисектантской деятельности Русской Православной Церкви Текст. / A. JI. Дворкин. — Белгород, 1996. 14 с.

51. Дворкин A. JI. Общество Сознания Кришны как секта «Нью-Эйдж» Текст. / А. Л. Дворкин // Альфа и Омега. 1999. - № 2. - С. 251-261.

52. Дворкин А. Л. Тоталитарные формы совершенного кришнаизма Текст. / А. Л. Дворкин // Миссионер, обозрение. Белгород, 1996. - № 2. -С.8-9.

53. Дворкин А. Л. Пророки и боги мормонов Текст. / А. Л. Дворкин. -М. : Рус. правосл. церковь : Изд-во Моск. патриархии, 1999. — 56 с.

54. Дворцов Герман (иеромон.). Лжесвидетели : краткая история Общества Свидетелей Иеговы Текст. / иеромонах Герман Дворцов //

55. Миссионер, обозрение. Белгород, 1999. - № 8. - С. 11-13 ; № 9. - С. 11-13 ; № 10.-С. 11-14 ; № 11.-С. 5-10.

56. Дворцов Герман (иеромон.). Подлинная история Общества Свидетелей Иеговы Текст. : краткий очерк / иеромонах Герман Дворцов. -Иваново : Свято-Благовещенский приход г. Кохмы, 1996. — 48 с.

57. Дезорцев В. В. Ловцы душ человеческих : (секты) Текст. / В. В. Дезорцев. — Уфа : Полигр. комбинат, 1998. — 44 с.

58. Джиамбалво К. Консультирование о выходе. Семейное воздействие : Как помогать близким, попавшим в деструктивный культ Текст.: пер. с англ. / К. Джиамбалво. Н. Новгород, ИНГУ, 1995. - 116 с.

59. Дремова Г. Тайна золотых листов Текст. / Г. Дремова // Наука и религия. 1993.-№ 8.-С. 3-4.

60. Еленский В. Феномен новых религиозных движений. Белое Братство Текст. / В. Еленский // Диа-Логос. Религия и общество. 1997. М., 1997.-С. 211-223.

61. Итоговое заявление Международного христианского семинара «Тоталитарные секты в России» Текст. // Екатеринбург. Епарх. Вести. — 1995.-№ 1 -2.-С. 91-92.

62. Итоговое заявление участников Российской научно-практической конференции «Тоталитарные секты (деструктивные культы) и права человека (Санкт-Петербург, 11-12 янв. 1996 г.) Текст. // Миссионер, обозрение. -Белгород, 1996. № 3. - С. 4 - 6.

63. Итоговый документ круглого стола «Новые религиозные движения и миссия Православной Церкви» Текст. // Миссионер, обозрение. -Белгород, 1995. -№ 1.-С. 5.

64. К оценке масштабов сектантской экспансии на территории России Текст. // Миссионер, обозрение. Белгород, 1997. - № 6. - С. 3-9.

65. Казаков О. Иеговизм : Культ галантерейщика Текст. / О. Казаков. -СПб. : Сатисъ, 1995. 28 с.

66. Казаков О. Плач о мормонах Текст. / О. Казаков — СПб. : Сатисъ, 1994.-23 с.

67. Кайзер Э. П. Ответ «Святым последних дней» (мормоны) Текст. : пер. с англ. / Э. П. Кайзер. СПб. : Андреев и Согласие, 1995. - 55 с.

68. Кантеров И. Я. Новые религии в России и молодежь : (о деятельности религиозных объединений среди молодежи) Текст. / И. Я. Кантеров // Свеча 97. - Архангельск, 1997. - С. 51-67.

69. Карелин Г. «Общество будущего» по-кришнаитски или как оно описано в книгах Шрилы-Прабхупады Текст. Г. Карелин // Миссионер, обозрение. Белгород, 1997. - № 4. - С. 8-11.

70. Кеден Й. и др. Секты, духи, чудо-целители: Помощь в ориентации на рынке смысла жизни: Пер. с нем. / Кедеп Й., Гехенгтес У., Хеммингер X., Шмидт-Дамине Й. Neukirchen-Vluyn: Aussaal Verlag, 1999. - 160 с.

71. Колосовская С. Секта Текст. / С. Колосовская // Смена. 1995. - № 6.-С. 74-85.

72. Кондратьев Ф. В. Социально-негативные последствия деятельности культовых новообразований Текст. : (психиатр, аспект) / Ф. В. Кондратьев // Миссионер, обозрение. — Белгород, 1996. № 10. - С. 5-7.

73. Копысов Д. Ю. Современные нетрадиционные религии Текст. / Д. Ю. Копылов. Ижевск : Удмуртия, 2000. - 135 с.

74. Котов И. В. Деструктивные секты Текст. / И. В. Котов // Нравственное и патриотическое воспитание в традиции Православия : сб. докл. V Свято-Евфросиниевских пед. чтений (3-5 нояб. 1998 г.). Минск, 1999.-С. 103-106.

75. Кривельская Н. В. О национальной угрозе России со стороны деструктивных религиозных организаций Текст. / Н. В. Кривельская. М., 1996. - 20 с. // (Аналитический вестник / Гос. Дума Федер. Собр. Рос. Федерации ; вып. 28. Серия : Оборона и безопасность)

76. Кривельская Н. В. Изучение общественного мнения населения о деятельности деструктивных религиозных организаций Текст. / Н. В. Кривельская // Миссионер, обозрение. — Белгород, 1998. — № 2. — С. 11-15.

77. Кривельская Н. В. Религиозная среда обитания: оценка угроз и поиск мер защиты Текст. / Н. В. Кривельская. М. : Изд-во Гос. Думы, 1998. - 172 с.

78. Кривельская Н. В. Информационное сообщение о разведывательной деятельности в России некоторых иностранных религиозных организаций Текст. / Н. В. Кривельская, А. Алексеевский // Миссионер, обозрение. -Белгород, 1998. № 5. - С. 8-14.

79. Кривельская Н. В. Религиозная экспансия против России Текст. / Н. В. Кривельская. М. : Регионы России, 1998. - 149 с.

80. Кривельская Н. В. К вопросу об основных терминах и определениях в проблеме духовной безопасности России Текст. / Н. В. Кривельская // Миссионер, обозрение. Белгород, 1998. - № 3. - С. 6-10.

81. Кривельская Н. В. Секта : угроза и поиск защиты Текст. / Н. В. Кривельская. — М. : Благовест, 1999. 268 с.

82. Кузнецова Т. Н. Мунизм : вероучение, религиозная практика и образ жизни последователей Сан Мен Муна Текст. / Т. Н. Кузнецова. — 2-е изд. — М. : МАКцентр, 1999. 377 с.

83. Кузнецова Т. Н. Церковь Объединения как ядро Движения Объединения Сан Мен Муна Текст. / Т. Н. Кузнецова // Москва : народы и религии. М., 1997. - С. 185-200.

84. Кудрявцев А. И. О проблемах правового регулирования деятельности иностранных и нетрадиционных организаций в Российской

85. Федерации Текст. / А. И. Кудрявцев // Религия, церковь в России и за рубежом.-М., 1995.-№5.-С. 33-36.

86. Куликов И. Метастазы оккультизма в системе образования Текст. : аналит. исслед. / И. Куликов // Миссионер, обозрение. Белгород, 1999. - № 8. - С. 4-10 ; № 9. - С. 5-10 ; № Ю. - С. 5-10.

87. Кураев А. (диак.). Все ли равно как верить? Текст. : сб. ст. по сравнительному богословию / диакон А. Кураев. М. : Изд-во Братства Святителя Тихона, 1994. - 176 с.

88. Кураев А. (диак.). Оккультизм в православии Текст. / диакон А. Кураев. М. : Фонд «Благовест», 1998. - 382 с.

89. Кураев А. (диак.). Соблазн неоязычества Текст. / диакон А. Кураев. М. : Буква, 1995.- 128 с.

90. Кутузова Н. А. Образ государства в концепциях новых религиозных организаций Текст. / Н. А. Кутузова // Религия и общество: актуальные проблемы современного религиоведения : сб. науч. тр. / под общ. ред. В. В. Старостенко. Могилев, 2006. - С. 179-182.

91. Кутузова Н. А. Религиозно мотивированный политический радикализм : идеологические концепты и организованные формы Текст. / Н.

92. A. Кутузова // Религия и общество — 2 : актуальные проблемы современного религиоведения : сб. науч. тр. / под общ. ред. В. В.Старостенко, О.

93. B.Дьяченко. -Могилев, 2007. С. 191-194.

94. Куртц П. Искушение потусторонним Текст. / П. Куртц. — М. : Акад. проект, 1999. 601 с.

95. Лещинский А. Пшеница и плевелы Текст. / А. Лещинский // Истина и жизнь. 1997. - № 7. - С. 14-17.

96. Лжеучение Свидетелей Иеговы Текст. — Пермь : Изд-во Пермск. епархиальн. упр., 1996. 19 с.

97. Ли Р. Ангелы обмана Текст. : пер. с англ. / Р. Ли, Э. Хиндсон.-М. : Протестант, 1994. 240 с.

98. Лузьянина О. А. Современные группы неоверований Текст. / О. А. Лузьянина // Летняя философская школа «Ьурмистрово 97». — Новосибирск, 1998. - С. 63-65.

99. Лукьянов С. А. Криминальная направленность современного сектанства Текст. / С. А. Лукьянов // Миссионер, обозрение. Белгород, 1996.-№8.-С. 15-16 ;№ 9.-С. 10-11.

100. Макдауэлл Д. Обманщики : Во что верят приверженцы культов. Как они заманивают последователей Текст. / Д. Макдауэлл, Д. Стюарт. М. : Протестант, 1993. - 224 с.

101. Мартинович В. Фемида на службе у сектантов Текст. / В. Мартинович // Белорусская Деловая Газета. 1998. - 29 июня (№ 479). - С. 21.

102. Мартинович В. А. Введение в понятийный аппарат сектоведения Текст. / В. А. Мартинович. Минск. : БГУ, 2008. - 103 с.

103. Мартинович В. А. Возникновение сект Текст. / В. А. Мартинович // Этносоциальные и конфессиональные процессы в современном обществе : материалы Междунар. науч. конф., Гродно, 8-9 дек. 2006 г. Гродно, 2007. - С. 237-242.

104. Мартинович В. А. Вход рубль, выход - два. : к вопросу о реабилитации пострадавших от сект Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. - 2002. - № Ю. - С. 10-11.

105. Мартинович В. А. Выбор за Вами. Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. 2003. - № 20. - С. 14-15.

106. Мартинович В. А. Движение Анастасии Текст. : ч. 1 / В. А. Мартинович // Минские Епархиальные Ведомости. — 2008. — № 1. — С. 75-81.

107. Мартинович В. А. Движение Анастасии Текст. : ч. 2 / В. А. Мартинович // Минские Епархиальные Ведомости. 2008. - № 2. - С. 73-77.

108. Мартинович В. А. Деньги и секты Текст. / В. А. Мартинович // Ступени. 2006. - № 4. - С. 50-52.

109. Мартинович В. А. Еще раз о языках. -Национальных? -«Небесных»! Текст. / В. А. Мартинович // Ступени. 2002. - № 5. - С. 24-25.

110. Мартинович В. А. Интеллектуальный тип конверсии Текст. / В.

111. A. Мартинович // Религия и общество 2: актуальные проблемы современного религиоведения : сб. науч. тр. / под общ. ред. В.

112. B.Старостенко, О. В.Дьяченко. Могилев.: МГУ им. А.А. Кулешова, 2007.1. C. 195-197.

113. Мартинович В. А. К вопросу о православном сектоведении в современном мире Текст. / В. А. Мартинович // Минские Епархиальные Ведомости. 2005. -№3.- С. 55-59.

114. Мартинович В. А. Наш вклад в развитие сектантства на Беларуси Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. 2001. - № 4. — С. 10-11.

115. Мартинович В. А. Некоторые аспекты конверсии и дефекции в новых религиозных движениях Текст. : диплом, работа / В. А. Мартинович. — Минск : ЕГУ факультет теологии. — 2001. 65с.

116. Мартинович В. А. Нетрадиционная религиозность Беларуси как угроза национальной безопасности Текст. / В. А. Мартинович // Идеологические аспекты военной безопасности. 2008. — № 2. — С. 20-26.

117. Мартинович В. А. Нетрадиционная религиозность в Республике Беларусь в 1990-2002 гг. Текст. / В. А. Мартинович //

118. Посткоммунистическая Беларусь в процессе религиозных трансформаций : сб. ст. / под ред. А. В.Данилова. Минск : Адукацыя и Выхаванне, 2002. - С. 54-61.

119. Мартинович В. А. О миссии Церкви и «миссии» секты Текст. / В. А. Мартинович // Ступени. 2002. - № 3. - С. 36-37.

120. Мартинович В. А. О сектах и о том, как им живется в Беларуси Текст. / В. А. Мартинович // Ступени. 2001. - № 4. - С. 28-30.

121. Мартинович В. А. О сущности сектантства Текст. / В. А. Мартинович // Ступени 2002. - № 2. - С. 29-30.

122. Мартинович В. А. Оккультный четверг Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. 2003. - № 13. - С. 8-9.

123. Мартинович В. А. Письма счастья как элемент оккультной среды общества Текст. / В. А. Мартинович // Минские Епархиальные Ведомости. — 2007. -№ 1.-С. 72-76.

124. Мартинович В. А. Потенциальные адепты сект, кто они? Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. 2004. - № 21. - С. 6-7.

125. Мартинович В. А. Проблема индикаторов конверсии Текст. / В. А. Мартинович // Религия и общество: актуальные проблемы современного религиоведения : сб. науч. тр. / под общ. ред. В. В. Старостенко. — Могилев, 2006.-С. 187-190.

126. Мартинович В. А. Проблемы понятийного аппарата академической школы сектоведения Текст. / В. А. Мартинович // Сборник научных работ богословской конференции посвященной 2000-летию Рождества Христова, Жировичи, 6 дек. 2000 г. Жировичи, 2001. - С. 68-79.

127. Мартинович В. А. Сектантство: болезнь лучше предотвратить Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. 2001. — № 2. — С. 20-21.

128. Мартинович В. А. Сектантство в Беларуси Текст. / В. А. Мартинович // Минские Епархиальные Ведомости. 2004. - № 3. - С. 47-50.

129. Мартинович В. А. Сектантство и терроризм Текст. / В. А. Мартинович // Иппокрена. 2007. - № 2. - С. 147-150.

130. Мартинович В. А. Сектоведение в современном мире Текст. / В. А. Мартинович // Романовские чтения-2 : сб. тр. междунар. науч. конф. / под ред. О. В.Дьяченко. Могилев, 2006. - С. 180-181.

131. Мартинович В. А. Секты и молодежь Текст. / В. А. Мартинович // Ступени. -2003. -№ 2. С. 40-41.

132. Мартинович В. А. Угроза сатанизма Текст. / В. А. Мартинович // Минские Епархиальные Ведомости. 1999. — № 1. — С. 32-36.

133. Мартинович В. А. Чем сильнее традиционная религия, тем меньше сект Текст. / В. А. Мартинович // Церковное слово. — 2002. № 16. — С. 12-13.

134. Мартинович В. А. Что за рыба C.A.R.P.? Текст. / В. А. Мартинович // Ступени. 2003. - № 4. - С. 38-40.

135. Мартинович О. Л. Деятельность Движения Объединения Сан Мен Муна в Республике Беларусь Текст. / О. Л. Мартинович // Ступени. — 2001.-№3.-С. 14-16.

136. Мартинович О. JI. Средства массовой информации Движения Объединения Текст. / О. JI. Мартинович // Романовские чтения-2 : сб. тр. междунар. науч. конф. / под ред. О. В. Дьяченко. Могилев, 2006. - С. 181183.

137. Мартиросов Г. А. Религиозное сектантство Текст. / ГА. Мартиросов. Минск : Изд-во Белорус, ун-та, 1961. - 60 с.

138. Масанарес С. В. Воспоминания «Свидетеля Иеговы» Текст. : пер. с фр. / С. В. Масанарес. Тбилиси : Biblioteca Christiana, 1995. - 117 с.

139. Матвеев В. Преданные Кришны кто они? Текст. /В. Матвеев // Наука и религия. - 1990. - № 10. - С. 25 - 28.

140. Матвеев В. Ю. Ведическая традиция в России : Кто такие кришнаиты: новое духовное явление или возрождение традиций? Текст. / В. Ю. Матвеев, И. С. Сидоров, В. С. Яковлев. 2-е изд., с испр. и доп. - М.: Истоки, 1997. - 66 с.

141. Мартин У. Царство культов Текст. : пер. с англ. / У. Мартин. -Спб. : Логос, 1992.-351 с.

142. Медведев М. Ю. Пять дней в Орхусе или православный взгляд на «новую религиозность Текст. / М. Ю. Медведев. Пермь, 1995. - 48 с.

143. Неокульты Текст. : «новые религии» века. — 3-е изд., доп. — Минск : Четыре четверти, 2000. — 238 с.

144. Несслер К. П. Школа Церкви Последнего Завета в Красноярском крае Текст. / К. П. Несслер // Актуальные проблемы социальных наук. —. СПб., 1998. С. 155-157.

145. Нетрадиционные культы в России Текст. // Религия, церковь в России и за рубежом. М., 1995. - № 5. - С. 10.165. «Нетрадиционные религии» в посткоммунистической России Текст. //Вопросы философии. 1996. - № 12.- С. 3-32.

146. Никитин И. П. «Белое Братство Юсмалос» Текст. / И. П. Никитин // Этнографическое обозрение. — 1995. -№ 2. - С. 128-140.

147. Новопащин А. (протоиер.). О чем свидетельствуют «свидетели Иеговы»? Текст. / протоиерей А. Новопашин, В. Мельников; — Новосибирск : Собор во имя Благоверн. кн. Александра Невского : Приход во имя Преп. Серафима Саровского, 1996. 32 с.

148. Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера : справочник Белгород, Изд-во Московской Патриархии, 1997. - 272 с. - (Информационно-аналитический вестник / Миссионер, отд. Моск. Патриархата Рус. правосл. церкви; № 1).

149. Обращение Государственной Думы «К президенту Российской Федерации об опасных последствиях воздействия некоторых религиозиыхорганизаций на здоровье общества, семьи, граждан России» Текст. // Миссионер, обозрение. Белгород, 1999. — № 1.-С. 16-18.

150. Осипов А. И. Тоталитарные секты: технология обмана Текст. / А. И. Осипов. — Минск : Белорусский Экзархат, 2004. — 191 с.

151. Осипов А. И. Тоталитарные секты: технология обмана Текст. / А. И. Осипов. 2-е изд., доп. — Минск : Белорусский Экзархат, 2007. — 224 с.

152. Осипов А. И. Экспансия нетрадиционной духовности Текст. / А. И. Осипов // Осипов А. И. Духовность. Патриотизм. Традиция / А. И. Осипов. -Минск, 2001.-С. 51-79.

153. Основы религиоведения Текст. : учебник / Ю.Ф. Борунков [и др.] ; под ред. И. Н. Яблокова. — М. : Высш. шк., 1994. 368 с.

154. Пилюгина Н. Богородичный центр // Наука и религия. 1991. — №8.-С. 55

155. Полищук Ю. И. Психические нарушения, возникающие у людей, вовлеченных в деструктивные религиозные секты Текст. / Ю. И. Полищук // Религия, церковь в России и за рубежом. М., 1995. - № 5. - С. 67-73.

156. Понятие тоталитарной секты Текст. : (от ред.) // Альфа и Омега. 1994.-№2.-С. 134-137.

157. Порублев Н. И. Культы и мировые религии Текст. / Н. И. Порублев. -М. : Благовестник, 1994. 335 с.

158. Православное учение Церкви и заблуждения иеговистов Текст. -М„ 1998.-64 с.

159. Рагозина JI. Г. Государственно-церковные отношения и правовое положение нетрадиционных конфессий в России : опыт осмысления пробл. Текст. / JI. Г. Рагозина // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. М., 1997. - № 1. - С. 27-31.

160. Радугин А.А. Философия науки : общие проблемы Текст.: учеб. пособие для высш. учеб. заведений / А. А. Радугин, О. А. Радугина. М. : Библионика, 2006. - 320 с.

161. Религии и секты в современной России Текст. : краткий справ. / Информ.-консультац. центр при Соборе Св. Александра Невского ; редкол.: протоиерей А. Новопашин [и др]. — 3-е изд., испр. и доп. — Новосибирск, 1999.- 184 с.

162. Религиозные объединения Российской Федерации Текст. / Аппарат Совета Федерации Федерального Собрания РФ, Аналит. упр. ; сост. Иваненко С. И. ; под ред. Прусака М. М. [и др.] М. : Республика, 1996. -271 с.

163. Религия, свобода совести, государственно-церковные отношения в России Текст. : справочник / отв. ред. и сост. JI. А. Баширов ; рук. авт. колл. Н. А. Трофименко. 2-е изд., доп. и перераб. - М. : Изд-во РАГС, 1997. - 472 с.

164. Рид Д. А. За кулисами Сторожевой Башни : Разоблачение организации «Свидетели Иеговы» Текст. : пер. с англ. / Д. А. Рид. Спб. : Изд-во С.-Петербург, ун-та, 1998. — 164 с.

165. Роббинс P. X. Энциклопедия колдовства и демонологии Текст. : пер. с англ. / P. X. Роббинс. М. : МИФ Локид, 1994. - 560 с.

166. Рогозин П. Лжесвидетели Текст. / П. Рогозин. 2-е изд., испр. -Бм., 1995.-77 с.

167. Российские и зарубежные общественные и религиозные объединения Текст. : справочник. 1993 / Рос. фонд «Русский дом» ; отв. ред. Черемных Г. Г. М.: Бизнес-карта, 1993. - 426 с.

168. Романов Е. Г. Религиозное международное объединение «Ананда Марга» и его деятельность на Дальнем Востоке России Текст. / Е. Г. Романов // Пятая Дальневосточ. конф. историков. — Владивосток, 1998. — С.64-69.

169. Рычкова В. А. Из опыта реабилитационной работы в Комитете защиты семьи и личности Санкт-Петербурга с бывшими последователями деструктивных сект Текст. / В. А. Рычкова // Миссионер, обозрение. -Белгород, 1998. -№ 5. С.15-17.

170. Сборник материалов по вопросам помощи семьям и детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, связанной с оккультно-мистической и религиозной деятельностью граждан и организаций Текст. -СПб., 1997.-53 с.

171. Сединко А. С. О понимании символа прасада в жизни преданного Текст. / А. С. Сединко // Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 1998.-С. 160-162.

172. Седловская А. Н. Московское Общество Сознания Кришны Текст. / А. Н. Седловская, И. М. Семашко // Москва : Народы и религии. -М., 1997.-С. 153-177.

173. Секты против Церкви : (Процесс Дворкина) Текст. М. : Изд-во Моск. Патриархии, 2000. - 736 с.

174. Сейл М. Ау, «АУМ» Текст. / по ст. М. Сейл в «Нью-Йоркер» // Наука и религия. 1996. - № 8. - С. 62-64.

175. Серафим (Роуз) (иеромон.). Будущее России и конец мира. Православное мировоззрение. НЛО в свете Православной Веры Текст. / иеромонах Серафим (Роуз). М., 1992. - 70 с.

176. Серафим (Роуз) (иеромон.). Православие и религия будущего Текст. / иеромонах Серафим (Роуз) — СПб.: О-во свят. Василия Великого, 1997.-223 с.

177. Скворцов 3. Истина посередине : (размышления о так называемых «Харизматических» общинах и церквах) Текст. / 3. Скворцов // Татарстан. 1996. -№ ю. - С. 45-50.

178. Скрипников В. Разоблачение земного рая Свидетелей Иеговы : Христианское спасение — это процесс или состояние? Текст. / В. Скрипников. Армавир, 1997. - 24 с.

179. Славин О. Тайная армия сатаны Текст. : Современные разоблачения масонов, сектантов («Свидетели Иеговы») и др. врагов Христианства : православ. взгляд [Текст] / О. Славин. — М.: Торжество Православия, 2000. 287 с.

180. Современные секты и неоязычество в России Текст. : сб. ст. — М., 1998.- 128 с.

181. Современные секты в России: Вестник Всецерковного Православного Движения. М.: СПб., 1995. - 77 с.

182. Смирнова Н. А. Нетрадиционные религиозные учения г. Волгограда Текст. / Н. А. Смирнов // Сборник трудов молодых ученых и студентов Волгоградского государственного университета. — Волгоград,1997.-С. 23-25.

183. Степанов А. М. Толковые словарь по эзотерике, оккультизму и парапсихологии Текст. / А. М. Степанов. М. : Истоки, 1997. - 336 с.

184. Суслова Т. И. Тоталитарные секты и защита личности Текст. / Т. И. Суслова // Православие и Россия : Прошлое, настоящее, будущее. — Томск,1998.-270 с.

185. Тайные общества и секты : Культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики Текст. / подгот/текста Н. И. Макаровой. Минск : Литература, 1996. - 624 с.

186. Трофимчук Н. А. Нетрадиционные культы в России : особенности вероучений, социальная база и проблемы взаимоотношения с государством Текст. / Н. А. Трофимчук // Религия, церковь в России и за рубежом.-М., 1995.-№5.-С. 11-12.

187. Трофимчук Н. А. Новые религиозные движения : понятия, критерии" Текст. / Н. А. Трофимчук // Религия и политика в современной России. М., 1997. - С. 57-65.

188. Трофимчук Н. А. Человек в нетрадиционных культах : Свобода или тоталитарный контроль? Текст. / Н. А. Трофимчук // Наука, религия, гуманизм : сб. ст. М., 1996. - С. 100-116.

189. Федоров В. Мормоны в России Текст. / В. Федоров // Социум. -1995.-№6.-С. 103-107.

190. Филатов С. Современная Россия и секты Текст. / С. Филатов // Иностр. лит. 1996. - № 8. - С. 201-219.

191. Филимонов Э. Г. Нетрадиционные культы тоталитарной направленности как фактор угрозы безопасности личности и общества Текст. / Э. Г. Филимонов // Религия, церковь в России и за рубежом. М., 1995.-№5.-С. 37-43.

192. Франц Р. Кризис совести Текст. : пер. с англ. / Р. Франц. М. : Триада, 1997.-535 с.

193. Хвыля-Олинтер А. И. Опасные тоталитарные формы религиозных сект Текст. / А. И. Хвыля-Олинтер, С. А. Лукьянов. — М. : Изд-во Свято-Владимир. Братства, 1996. 83 с.

194. Холл М. П. Магия белая и черная Текст. : энцикл. изложение масон, гермет, каббалист. и розенкрейцер, философии / М. П. Холл. -Нальчик • Эльфа, 1997.-430 с.

195. Холмогоров Е. Международный христианский семинар «Тоталитарные секты в России» Текст. / Е. Холмогоров // Альфа и Омега. -1994.-№2.-С. 138-160.

196. Христианство Текст. : крат, слов.-справ. / сост. Касперавичюс М. М. Л.: Нев. проспект, 1991. - 48 с.

197. Шаховской И. (архиеп.). Сектантство в православии и православие в сектантстве Текст. / архиепископ Иоанн Шаховской // Церковное слово. 1994. - № Ю. - С. 8-9.

198. Швечиков А. И. Рай земной : Новая сказка : о религиозной, социально-политической и идеологической доктрине иеговизма Текст. / А. И. Швечиков. СПб. : Кайрос, 1997. - 158 с.

199. Шевкопляс Е. М. От сект к культам : (проблема деструктивных культов в России и актуальность вопроса ее разрешения) Текст. / Е. М. Шевкопляс // Вестник Омского отделения Академии гуманитарных наук. — № 4. Омск, 2000. - С. 204-208.

200. Щипков А. Во что верит Россия : Религиозные процессы в постперестроечной России Текст. : курс лекций / А. Щипков. СПб. : Изд-во Рус. Христиан, ин-та, 1998. - 299 с.

201. Энциклопедия мистицизма Текст. / сост. Дьяков Н. — СПб. : Литера, 1996.-478 с.

202. Яковенко Л. Когда открыты все шлюзы Текст. / Л. Яковенко // Бел ару екая думка. Минск, 1997. - № 11. - С. 119-124.

203. Anti-Cult Movement in Cross-Cultural Perspective Text. / Ed. by Shupe A., Bromley D.G. New York & London : Garland Publishing, 1994. - 274 P

204. Berger P. L. From sect to church : a sociological interpretation of the Baha'i movement Text. : Ph. D dissertation / P. L. Berger ; New School for Social Research, 1954.

205. Block M. B. The New Church in the New World : A Study of Swedenborgianism in America Text. / M. B. Block. — New York : Henry Holt & Co., 1932. 464 p.

206. Bochinger C. „New Age" und moderne Religion : religionswissenschaftliche Analysen Text. / C.Bochinger. Gutersloh : Keiser; Gutersloher Verlagshaus, 1994. - 695s.

207. Brose A. J. Jehovah's Witnesses : recruitment and enculturation in a millennial sect Text. : Ph. D. dissertation / A. J. Brose ; University of California, Riverside, 1982.

208. Cavan R. S. The isolated religious sect Text. : M. A. dissertation / R. S. Cavan ; University of Chicago, 1923.

209. Campbell B. A Typology of Cults Text. / B. A. Campbell // Sociological Analysis. 1978.- Vol. 39, № 3. - P. 228- 240.

210. Campbell C. Clarifying the cult Text. / C. Campbell // British Journal of Sociology. 1977. - Vol. 28, № 3. - P. 375-388.

211. Campbell C. The Cult, the Cultic Milieu and Secularization Text. / C. Campbell // A Sociological Yearbook of Religion in Britain.- 1972. Vol. 5. - P. 119-136. .

212. Cobb A. L. Sect religion and social change in an isolated rural community of Southern Appalachia Text. : Ph. D dissertation / A. L. Cobb ; Boston University, 1965.

213. Clarke P. B. The Ismaili Khojas : sociological study of an islamic sect Text. : Ph. M. dissertation / P. B.Clarke ; University of London, 1974.

214. Chao Y. С. A new taoist sect in North China during the twelfth and thirteenth centuries: Ch'uan-Chen Text. : Ph. D. dissertation / Y. C. Chao ; University of Arizona, 1980.

215. Curry M. D. Jehovah's Witnesses : the effects of millenarianism on the maintenance of a religious sect Text. : Ph. D. dissertation / M. D. Curry ; Florida State University, 1980.

216. Cox C. D. Controversies in Dharma theory : sectarian dialogue on the nature of enduring reality (India) Text. : Ph. D. dissertation / C. D. Cox ; Columbia University, 1983.

217. Chao Y. C. The history of Tsai-Li (Abiding Principle) sect and its educational impact in Taiwan, 1950-1980 Text. : Ed. D dissertation / Y. C. Chao ; University of Houston, 1987.

218. Dawson L. L. Anti-Modernism, Modernism, and Postmodernism : Struggling with the Cultural Significance of New Religious Movements Text. / L. L. Dawson // Sociology of Religion. 1998. -Vol. 59, № 2. - P. 131-156.

219. Dawson L. L. Comprehending Cults : The Sociology of New Religious Movements Text. / L. L. Dawson. — Oxford : Oxford University Press, 1998.-231 p.

220. Dawson L. L. Creating "Cult" Typologies : Some Strategic Considerations Text. / L. L. Dawson // Journal of Contemporary Religion. 1997. -Vol. 12, №3.-P. 363-381.

221. Dawson L. L. New Religions and the Internet : Recruiting in a New Public Space Text. / L. L. Dawson, J. Hennebry // Journal of Contemporary Religion. 1999. - Vol. 14, № 1. - P. 17-39.

222. Dawson L. L. The Cultural Significance of New Religious Movements and Globalization : A Theoretical Prolegomenon Text. / L. L. Dawson // Journal for Scientific Study of Religion. 1998. - Vol. 37, № 4. - P. 580-595.

223. Dynes R. R. Church-sect typology : an empirical study Text. : Ph .D. dissertation / R. R. Dynes ; Ohio State University, 1954.

224. Driedger L. A sect in modem society : The old colony mennonites of Saskatchewan Text.: M. A. dissertation / L. Driedger ; University of Chicago, 1955.

225. Damrell J. D. Improvisational youth groups and the search for identity: a study of an urban religious sect in the youth culture Text. : Ph. D. dissertation / J. D. Damrell; University of California, Davis, 1972.

226. Festinger L. Unfulfilled Prophecies and Disappointed Messiahs Text. / L. Festinger, H. W. Riecken, S. Schachter // Expecting Armageddon : Essential Readings in Failed Prophecy / ed. by Jon R. Stone. New York : Routledge, 2000. -P. 31-54.

227. Festinger L. When Prophecy Fails : A Social and Psychological Study of a Modern Group that Predicted the Destruction of the World Text. / L. Festinger, H. W. Riecken, S. Schachter. New York : Harper Torchbooks, 1956. -253 p.

228. Fry G. D. The doukhobors, 1801-1855: the origins of a successful dissident sect Text. : Ph. D. dissertation / G. D. Fry ; American University (Washington, D.C.), 1977.

229. Graber R. Personal wealth, family size and age as predictors of leaders' affiliations in a sectarian schism Text. : M.S. dissertation / R. Graber ; University of Wisconsin-Milwaukee, 1976.

230. Gaustad B. Religious sectarianism and the state in Mid-Qing China: background to the White Lotus uprising of 1796-1804 Text. : Ph. D. dissertation / B. Gaustad ; University of California at Berkeley, 1994.

231. Graber R. B. The sociocultural differentiation of a religious sect: schisms among the Pennsylvania german mennonites Text. : Ph. D. dissertation / R/B. Graber ; University of Wisconsin-Milwaukee, 1979.

232. Haack F-W. Aberglaube-Magie-Zauberei Text. / Haack F-W. -Munchen : Munchener Reihe, 1989. 63 s.

233. Haack F-W. Blut-Mythus und Rasse-Religion : Neugermanische und deutsch-volkische Religiositat Text. / Haack F-W. Miinchen : Miinchener Reihe, 1983.-66 s.

234. Haack F-W. Das Heimholungswerk der Gabriele Wittek und die Neuoffenbahrungsbewegungen Text. / Haack F-W. Miinchen : Evangelischer Pressenverband fur Bayern, 1985. - 248 s.

235. Haack F-W. "Therapie" als Religions-Ersatz. Die Otto-Muehl-Bewegung Text. / Haack F-W., Diirholt В., Kiinzel-Bohmer J., Roder W. -Augsburg : Maro, 1990. 177 s.

236. Heatwole C. A. Religion in the creation and preservation of sectarian culture areas; a Mennonite example Text. : Ph. D. dissertation / C. A. Heatwole ; Michigan State University, 1974.

237. Hopkins R. D. A comparison of attitudes of clergy and psychologists toward an indigenous Appalachian religious sect Text. : Ed .D. dissertation / R. D. Hopkins Tennessee State University, 2001.

238. Ireton S. The samaritans a jewish sect in Israel. Strategies for survival of an ethno-religious minority in the twenty first century Text. : M. A. dissertation / S. Ireton ; University of Kent at Canterbury, 2002.

239. Imamura R. M. A comparative study of temple and non-temple buddhist ministers of the Jodo Shin sect using Jungian psychological types Text. : Ph. D. dissertation / R. M. Imamura ; University of San Francisco, 1986.

240. Lu P. Y. Chinese traditional sects in modern society Text. : Ph. D. dissertation / P. Y. Lu ; City University of Hong Kong, 2005.

241. Lockley E. A. Spiritualist sect in Nashville Text. : M. A. dissertation / E. A. Lockley ; Fisk University, 1936.

242. Mann W. E. Social conditions underlyng the growth of religious sects in Calgary, Alberta Text. : Ph. D dissertation / W. E. Mann ; University of Toronto, 1953.

243. Marquis L. C. Political thought of protestant churches and sects in the United States, 1928 Text. : Ph. D. dissertation / L. C. Marquis ; University of California, Los Angeles (UCLA), 1959.

244. Martinovich V. Unkonventionelle Religiositat in Weissrussland Text. / V. Martinovich // Materialdienst. 2004. - № 10. - S. 382-388.

245. Martinovich V. Vielfalt der unkonventionellen Religiositat in Weissrussland Text. / V.Martinovich // Sekty jako wyzwanie spoleczne i religijne / pod red. ks. W. Nowaka, ks. S. Ropiaka. Olsztyn : Uniwersytetu Warminsko-Mazurskiego, 2005. - S. 316-327.

246. Mun-Sekte zuruckgewiesen Text. // Glaube in der 2.Welt. 1996. -№ 7/8. - S. 13.

247. McCook M. C. Aliens in the world: sectarians, secularism and the second great awakening Text. : Ph. D. dissertation / M. C. McCook ; Florida State University, 2005.

248. Not Necessarily the New Age. Critical Essays Text. / ed. by Robert Basil. New York : Prometheus Books, 1988. - 395 p.

249. Notz K. J. Neureligionen in Europa Text. / K. J. Notz // Heilige Statten / Hrsg. von Udo Tworuschka. Darmstadt : Wiss. Buchges., 1994. - S. 206-218.

250. Poblete Barth R. Puerto Rican sectarianism and the quest for community Text. : M. A. dissertation / R. Barth Poblete ; Fordham University, 1959.

251. Pritz R. A. The jewish christian sect of the Nazarenes Text. : Ph. D. dissertation / R/ A. Pritz ; Hebrew University, 1981.

252. Piatt W. C. The Liberal Catholic Church: an analysis of a hybrid sect Text. : Ph. D. dissertation / W. C. Piatt; Columbia University, 1982.

253. Pestana С. G. Sectarianism in colonial Massachusetts Text. : Ph. D. dissertation / C. G. Pestana ; University of California, Los Angeles (UCLA), 1987.

254. Perspectives on the New Age Text. / ed. by James R. Lewis, J. Gordon Melton. New York : State University of New York Press, 1992. - 369 p.

255. Purohit T. Formations and genealogies of Ismaili sectarianism in nineteenth century India Text. : Ph. D. dissertation / T. Purohit ; Columbia University, 2007.

256. Rust W. C. The Shin sect of buddhism in America : Its antecedents, beliefs, and present condition Text. : Ph. D. dissertation / W. C. Rust; University of Southern California, 1951.

257. Redekop C. The sectarian black and white world: old colony Mennonites Text. : Ph. D dissertation / C. Redekop ; University of Chicago, 1959.

258. Reilly Т. H. The «Shang-ti Hui» and the transformation of Chinese popular society: the impact of Taiping christian sectarianism Text. : Ph. D. dissertation / Т. H. Reilly ; University of Washington, 1997.

259. Soo K. W. A study of the Yiguan Dao (Unity sect) and its development in Peninsular Malaysia Text. : Ph. D. dissertation / K. W. Soo ; University of British Columbia, 1997.

260. Shimazono S. Asian Religions and Sociology : The Case of New Religion Studies in Japan Text. / S. Shimazono // Sociology and Religions : An Ambiguous Relationship. Louven : Louven University Press, 1999. - P. 183-193.

261. Shimazono S. From Salvation to Spirituality : Popular Religious Movements in Modern Japan Text. / S. Shimazono. Melbourne : Trans Pacific Press, 2004. - 348 p.

262. Shimazono S. New Religions and Christianity Text. / S. Shimazono // Handbook of Christianity in Japan (Handbook of Oriental Studies, vol.10.)? -Leiden : Brill, год? P. 277-294.

263. Singer M. T. Cults in our Midst Text. / M. T. Singer, J. Lalich. San Francisco : Jossey-Bass Publishers, 1995. — 381 p.

264. Stark R. The Rise of Christianity : A Sociologist Reconsiders History Text. / R. Stark. Princeton : Princeton University press, 1996. - 246 p.

265. Stark R. A Theory of Religion Text. / R. Stark, W. S. Bainbridge. -New Brunswick & New Jersey : Rutgers University Press, 1996. 386 p.

266. Stark R. Religion, Deviance, & Social Control Text. / R. Stark, W. S. Bainbridge. New York, London : Routledge, 1997. - 205 p.

267. Van Dyke E. W. Blumenort; a study of persistence in a sect Text. : Ph. D. dissertation / E. W. Van Dyke ; University of Alberta, 1972.

268. Varga I. The Challenge of Modernity : Post-Modernity to the Classical Heritage in Sociology of Religion Text. / I. Varga // Социология. — Минск, 2001. № 1. -С. 25-40.

269. Weller F. L. The changing religious sect : a study of social types Text. : Ph. D. dissertation / F. L. Weller ; University of Chicago, 1945.

270. Wilson B. R. Social aspects of religious sects: a study of some contemporary groups in Great Britain Text. : Ph. D. dissertation / B. R. Wilson ; University of London, 1955.

271. Zygmunt J. F. Jehovah's Witnesses. A study of symbolic and structural elements in the development and institutionalization of a sectarian movement Text. : Ph. D. dissertation / J. F. Zygmunt ; University of Chicago, 1968.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 372625