Феномен цивилизации в философском наследии А. Тойнби тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.13, кандидат философских наук Голенок, Геннадий Васильевич

Диссертация и автореферат на тему «Феномен цивилизации в философском наследии А. Тойнби». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 198251
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Голенок, Геннадий Васильевич
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.13
Специальность: 
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры
Количество cтраниц: 
191

Оглавление диссертации кандидат философских наук Голенок, Геннадий Васильевич

Введение.

Глава I. Понятие «цивилизации» в философии истории.

Параграф 1. Понятие «цивилизации» в философии истории.

Параграф 2. Концептуальные подходы к феномену «цивилизация».22 Параграф 3. Культурно-исторические типы. Циклическое развитие культур.

Глава И. Понятие цивилизации в наследии А. Тойнби.

Параграф 1. Равноправие цивилизаций.

Параграф 2. Теория локальных цивилизаций.

Параграф 3. Процесс формирования цивилизаций.

Параграф 4. Функционирование и развитие цивилизаций.

Параграф 5. Антропологические аспекты цивилизации.

Параграф 6. Межцивилизационное взаимодействие.

Параграф 7. Критический анализ концепции А. Тойнби.

Глава III. Цивилизационная модель Тойнби в современных философских размежеваниях.

Параграф 1. Концепция многовариантности истории.

Параграф 2. Цивилизационная модель Тойнби в современном либеральном сознании.

Параграф 3. Оценка тойнбианской цивилизационной модели в неоконсервативном сознании.

Параграф 4. Неорадикальное сознание в поисках цивилизационной модели.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Феномен цивилизации в философском наследии А. Тойнби"

Философы и социологи, занимающиеся проблемами будущего, не случайно пишут о начинающемся в наше время «конфликте цивилизаций»1. Именно цившшзационныс, исторические особенности мировых сверхкультур начинают сейчас играть все большую роль на международной арене. И конкретная экономическая конфигурация какого-либо крупного государственного образования, и его политика, и его военная мощь представляют лишь технологическое выражение особенностей данной культуры. Победы и поражения зарождаются вовсе не на заводах, выпускающих пушки, танки и самолеты, они зарождаются, прежде всего, в культурном самосознании нации.

Актуальность избранной темы обусловлена также возрастающей «пассионарностью» исламского мира. Для исламской цивилизации, возникшей почти на семьсот лет позже нации христианской, сейчас, если следовать европейской хронологической шкале, наступает XV век. (На самом деле XVI век или даже XVII - учитывая взаимное влияние сверхкультур и общее ускорение исторического развития). Видимо, в мире ислама сейчас начинается «осевое время». Это период пассионарности, период осознания себя новой вселенской общностью, отличающейся от других, период «подросткового», то есть жадного и стремительного, освоения мира. Период, когда кажется несомненным, что мир можно легко и просто преобразовать и установить в нем законы, несущие равноправие и справедливость. В Европе аналогичный период образовал Возрождение. Возрождение же сделало европейскую цивилизацию экстравертной и привело к экспансии, которая продолжалась вплоть до XXI века.

Злободневность исследования связана с особым витком научно-технического прогресса. Следующий цивилизационный прорыв будет

1 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? \\ Полис. Политические исследования, 1994, №1 совершен именно в этом технологическом направлении. Понятие «информационного общества» появляется в начале 60-х годов почти одновременно в США и Японии как попытка понять новую роль знания в прогрессе человечества. Не производство, а развитие знания и основанных на нем технологий начинает рассматриваться как фактор, определяющий все стороны развития общества и его культуры.

В 80-е годы крупнейший японский социолог Й. Масуда в книге «Информационное общество как постиндустриальное общество» (1983) пишет о возникновении нового типа общества, где практически все аспекты развития личности: образование, профессиональный рост, экономическая деятельность, реализация политической активности, сфера досуга и т.п. будут осуществляться в информационной сфере. Если компьютеры «обучатся», они будут иметь тысячи и десятки тысяч баз знания. Если работа биокомпьютера с той же самой информационно-обрабатывающей способностью, как у лобной доли, объединена со способностью лобной доли, информация и знание подобного типа будут взрывоподобно множиться. Виртуальная жизнь в сети Интернет, считает Й. Масуда, станет не только нормой, но естественным и необходимым способом существования человека. При анализе информационного общества Й. Масуда делает акцент на рассмотрение информации, с одной стороны, как экономической категории (самовозрастание информационной стоимости), с другой стороны, как общественного блага, трансформирующего в прогрессивном направлении всс сферы социокультурной жизни2.

Вторым фундаментальным подходом к анализу информационного общества является его анализ в рамках концепций постиндустриализма. С точки зрения Д. Белла, более точным для обозначения нового общества, формирующегося в конце прошлого столетия, будет термин «постиндустриальное». «. Мне задавали вопрос, почему я назвал эту

См.: Маринко Г. «Человек сведущий» \\ Философия человека: традиции и современность. Вып.2. М., 1991, с. 139-164 гипотетическую концепцию «постуиндустриальным обществом», а не обществом знания, или информационным обществом, или обществом профессионалов, хотя каждый из этих терминов описывает значимые черты нарождающегося состояния. В это время я, безусловно, находился под влиянием Р. Дарендорфа, в свое время писавшего в своей работе «Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе», У. Ростоу, предложившего в «Ступенях экономического роста» понятие «постзрелой» экономики. Смысл идеи был (и остается) в том, что мы являемся свидетелями масшабного исторического изменения западных обществ, в ходе которого старые общественные отношения (основанные на собственности), властные структуры (сконцентированные на узких элитах) и буржуазная культура, базирующаяся на принципах экономии и отложенного удовлетворения быстрой эрозии отмирают»3.

Среди основных черт постиндустриального общества Белл назвал следующие:

1. В экономическом секторе: переход от производства товаров к расширению сферы услуг.

2. В структуре занятости: доминирование профессионального и технического класса.

3. Осевой принцип общества: центральное место теоретических знаний как источника нововведений и формулирования политики.

4. Будущая ориентация: особая роль технологии и технологических оценок.

5. Принятие решений: создание новой «интеллектуальной технологии».

Актуальность темы диссертации обусловлена, прежде всего, поисками новых культурно-цивилизационных стандартов. Культурфилософские интуиции современных философов поставили вопрос о радикальной критике всей нашей цивилизации. Нарастание шизоидных и шизофренических

3 Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999, LXXXVI-CXLIV тенденций показывает, что невроз нашей культуры отчасти состоит в том, что степень безопасности человека определяется материальным достатком. Дикие животные в природе чувствуют себя безопасно, но у них нет богатств. Похоже, иметь то и другое - «безопасность» и «благоденствие» невозможно. Материальные потребности - огромная сила, которая держит человека в «контакте» с повседневной реальностью.

Актуальность проведенного исследования в том, что в современной философии активно обсуждаются проблемы философии истории. Популярной оказывается мысль о том, что история нуждается в разного рода альтернативах. Трудно смириться с мыслью, что история мчится по заранее проложенным рельсам. Можно ли уйти от «приговоренности»? Выход есть, и он, оказывается, предельно прост: прогнозов должно быть много. Сонм провозвестий трудно воплотить в действительность, и потому это единственная возможность вернуть истории желаемую альтернативность.

Множество противоречащих друг другу «сценариев», «моделей», «прогнозов» создает впечатление, будто история чревата вулканическими сдвигами. Компьютер взял на себя функции оракула. Просматриваются различные варианты «штурма будущего». Философы подчас убеждают друг друга: историю можно пригласить в любое приключение идиллического или авантюрного свойства.

Не просматривается ли здесь другая крайность? Нередко исторический процесс описывается как вереница случайностей. Он представляется подобным броуновскому движению. В итоге рождается чувство страха перед диктатом случая, который то и дело грозит вовлечь человечество в катастрофу. Сама история выглядит несчастной, истомившейся жертвой «самоорганизующихся прогнозов».

Идея многообразия социально-исторических путей развития человечества содержит в себе немало продуктивных и значимых ходов мысли. Развертывание всемирной истории предполагает не стирание цивилизационных и культурных особенностей, а сохранение этого своеобразия. Идея открытости истории, ее многовариантности несовместима с жестким представлением о неукоснительном схождении всех культурных матриц в некую усредненную точку, символизирующую магистральный путь развития всего человечества. Навязывание всем народам единого технического или, скажем, информационного цивилизационного уклада существенно обеднило бы многообразие культур. Разумеется, современный мир движется к информационной цивилизации. Но как она будет выглядеть? Не возникнут и другие проекты будущего? Все ли страны будут вовлечены в данный процесс? Эти вопросы волнуют едва ли не всех современных философов.

Объектом исследования служит понятие цивилизации в философском наследии А. Тойнби.

Предметом исследования можно назвать рассмотрение той роли, когорую играет понятие «цивилизации» в современной философии истории.

Цель исследования - дать критический анализ того понимания «цивилизации», которое дано А. Тойнби, в свете современной социальной динамики и развертывания философско-исторического комплекса знаний.

Задачи исследования:

- проанализировать специфическое понимание «цивилизации» в философском наследии А. Тойнби;

- раскрыть особенности современного историософского мышления;

- показать место тойнбианской концепции цивилизации в современном социальном мышлении;

- обозначить роль современных концепций «цивилизации» в историческом развитии человечества;

- определить особенности концепции А. Тойнби в современных философских дискуссиях о цивилизационном пути развития.

Научная новизна:

1. В диссертации впервые в отечественной философии ставится вопрос о необходимости самостоятельной сферы гуманитарного знания - теории цивилизации (цивилиологии). Сегодня изучением множественности культур и единства культурно-исторического процесса занимается культурология. Что касается проблемы цивилизации, то она становится лишь фрагментом культурофилософского знания. Между тем цивилизация как феномен заслуживает разностороннего и глубокого постижения.

2. В исследовании сделана попытка рассмотреть концепцию А. Тойнби на широком историко-философском фоне, выделяя либеральные, консервативные и радикальные версии истории. Такой подход позволил раскрыть оттенки тойнбианской концепции, а также показать ее роль в современных философских размежеваниях.

3. Автор выявил основные практические следствия, которые возникают сегодня в ходе философской рефлексии истории. Философия истории представлена в диссертации широким спектром течений и проблем. Отмечено, что цивилизации в наши дни выступают главным препятствиям на путях глобализации мира.

Степень изученности проблемы

Феномен цивилизации исследовали довольно большое число авторов, среди них можно назвать известные имена: Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера, П. Сорокина, среди российских авторов следует указать, прежде всего, на В.Ф. Агеева, П.С. Гуревича, А.ГТ. Огурцова, Ю.Н. Солонина, Г.Д. Чеснокова и других. При достаточно большом совпадении по содержанию авторы применяют разные термины, стараясь показать при этом схожие процессы формирования и функционирования цивилизаций. П. Сорокин называет их «культурные суперсистемы», Шпенглер - «Hochkultur» (высокие культуры, или общества с высокоразвитой культурой), В.Ф. Агеев - «базовые культуры». Однако основа у них одна — культура. Именно она выступает основой цивилизации и цементирует ее содержание, давая возможность авторам рассматривать отдельные элементы культур, получая при этом различные варианты цивилизаций или национальные по форме культуры. Что очень важно отметить? Цивилизация всегда имеет более больший объем, чем, скажем, культура небольшой страны. «Каждая цивилизация, - пишет П.С. Гуревич, - это образ особого человечества на отдельной земле»4.

Одним из первых исследователей наследия Тойнби стал в отечественной литературе Г.Д. Чесноков. Он подверг критике концепцию «локальных цивилизаций», которая разрабатывалась А. Тойнби на протяжении более чем тридцати лет. По мнению Г.Д. Чеснокова, «идея локальной обособленности культур сложилась у Тойнби под влиянием изучения истории ранних цивилизаций, когда контакты между народами разных стран были в значительной степени затруднены. Действительно, история рабовладельческого, а отчасти и феодального общества, дает такое многообразие форм политического устройства и форм отправления религиозных культов у разных народов, такие поистине неповторимые образцы достижений в области науки и искусства, что все это может породить представление об отсутствии единой линии в развитии стран и народов»5. Идеологическая заангажированность не позволила Г.Д. Чеснокову дать развернутое представление о концепции А. Тойнби.

В трудах А.А. Инина, М.А. Кисселя, Н.И. Киященко, А.П. Огурцова, О.А. Сергеевой и других философов освещены различные аспекты цивилизационной концепции А. Тойнби.

Из наиболее известных западных трудов, связанных с именем А. Тойнби и анализом самого феномена цивилизации можно назвать работу Р.У.

4 Гуревич П.С. Культурология. М., 1996, с. 82

5 Чесноков В.Д. От концепций исторического круговорота к теориям «постиндустриального общества». М., 1978, с. 14

Уэскотта «Перечень цивилизаций»6. Преподаватель Университета в Дрю (США) Р. Уэскотт, обращаясь к проблеме «систематизации цивилизаций», прежде всего, отмечает, что сравнительным изучением цивилизаций (по терминологии автора «историологией») увлечено пока еще слишком мало историков, что свидетельствует о явной недооценке этой отрасли исторической науки. Уэскотт называет тех ученых, которые занимались систематизацией цивилизаций: Д.А. Гобино (1853), Н.Я. Данилевский (1867), О. Шпенглер (1918), Ф. Конечный (1935), А. Тойнби (1939-1961), Ф. Бэгби (1958), Р. Кулборн (1959), К. Куигли (1961), Дж. П. Седжвик (1962), О.Ф. Андерле (1963).

Каждый из этих ученых предлагал свою систематизацию и свои названия отдельных цивилизаций. Сравнительный терминологический анализ показывает большой разнобой как в обозначениях одних и тех же цивилизаций, так и в предлагаемых исследователями перечнях.

Впрочем, почти все «историологи» признают, что, для того, чтобы отнести ту или иную культуру к цивилизации, необходимо наличие четырех признаков: земледелие или скотоводство (как средство добывания пищи), города, письменность и выплавка металлов. В крайнем случае, Уэскотт допускает наличие хотя бы двух последних признаков. Если строго придерживаться этого принципа, то, по мнению Р. Уэскотта, придется исключить из списка цивилизаций многие из тех культур, которые называют А. Тойнби, Д.А. Гобино, Ф. Конечный, Ф. Бэгби.

Те же культуры, которые Р. Уэскотт признает цивилизациями, можно, по его мнению, расположить и систематизировать по принципу шкалы «культурной жизнеспособности», которая выглядит следующим образом:

1. Существующая цивилизация: например, западная;

2. Находящаяся в процессе становления цивилизация: например, русская;

6 Wescott R.W. The enumeration of civilizations . - «History and theory», P., 1970, v. 9, № 1, p. 28-85

3. Умирающая цивилизация: например, индийская;

4. Мертвая цивилизация: например египетская;

5. Уничтоженная цивилизация: например перуанская;

6. Недоразвившаяся цивилизация: например, несторианская (с. 69).

Однако подобная классификация с таксономической точки зрения не является оптимальной. Сравнительную «историологию», считает автор, следует разрабатывать по образу и подобию сравнительной анатомии и сравнительной филологии. В связи с этим Р. Уэскотт предлагает иерархию последовательно включаемых категорий, построенную на основе методов субклассификации по типу системы К. Линнея. В такой иерархии на высшем уровне располагается единственная и всеохватывающая категория, например, «Мировая цивилизация» аналогично «Биотелу» в биологии или «Языку» в лингвистике. Ниже на втором уровне размещается относительно небольшое количество категорий — например «Китайская цивилизация», «Индийская цивилизация» или «Западная цивилизация» (аналогично таким классам, как «Растения» или «Животные» или «Индоевропейские языки» или «Урало-альтайские языки»).

На третьем уровне располагаются единицы, входящие в категории второго уровня. Так «Западная цивилизация» включает в себя «Британскую цивилизацию», «Испанскую цивилизацию», «Французскую цивилизацию» и такое дробление идет до самого нижнего уровня, количество категорий в котором может быть очень велико. В зоологии, например, их более миллиона.

Пользуясь подобной структурой, можно, полагает автор, устранить все противоречия между системами десяти вышеуказанных «исггориологических таксономистов». Например, «Римскую цивилизацию» Д.А. Гобино можно наряду с «Греческой цивилизацией» включить в «Эллинистическую цивилизацию» О. Шпенглера. Находясь на двух различных уровнях, они будут являться частями одной органически связанной системы, ни в чем не противореча друг другу. «Персидскую цивилизацию» Н.Я. Данилевского наряду с «Сирийской цивилизацией» можно рассматривать как составные части «Левантийской цивилизации», а не искать между ними противоречия. В этом, подчеркивает Уэскотт, заключается немалое преимущество иерархической классификации перед однолинейной системой.

Далее Р. Уэскотт пытается выяснить, сколько уровней должна содержать иерархия и как лучше назвать каждый уровень. По его мнению, оптимальным количеством является пять уровней цивилизации. К примеру, если взять культуру города Флоренции, то она будет принадлежать последовательно пяти различным уровням цивилизаций, каждый из которых включает в себя: 1) мировая цивилизация; 2) западная цивилизация; 3) итальянская цивилизация; 4) тосканская цивилизация; 5) флорентийская цивилизация.

Назвать эти пять уровней можно следующим образом: 1) глобальный; 2) континентальный; 3) национальный; 4) областной; 5) местный.

Однако лучше было бы подобрать терминологию, свободную от географического и политического оттенков. Можно было бы использовать таксономическую терминологию биологов: 1) класс; 2) отряд; 3) семейство; 4) род; 5) вид. Но эти термины имеют явно зоологический характер. Поэтому больше подходят следующие названия: 1) максимальный; 2) больший; 3) промежуточный; 4) меньший; 5) минимальный.

С учетом вышеприведенной иерархии и терминологии, «мировая цивилизация» располагается на глобальном, максимальной уровне (класс); «западная цивилизация» - на континентальном, большем уровне (отряд); «итальянская цивилизация» - на национальном уровне (семейство); «тосканская цивилизация» - на областном, меньшем уровне (род); «флорентийская цивилизация» - на местном, минимальном уровне (вид).

Может возникнуть естественный вопрос: «Сколько же все-таки в действительности цивилизаций?» На него, очевидно, следует ответить контрвопросом - «Какой уровень вы имеете в виду?» - и давать ответы в зависимости от названного собеседником уровня.

По мнению Уэскотта, на глобальном, максимальном уровне наиболее удачную классификацию составил Коллингвуд, на континентальном, большем - Шпенглер, а Тойнби и семь остальных «историологов» - на последующих, более низких уровнях.

Проблемы философии истории, будущего развития человечества затрагивают практически все наиболее известные зарубежные и отечественные исследователи, в том числе М. Кастельс, И. Валлерстайн, Дж. Стиглиц и У. Бек, 3. Бжезинский и Н. Хомский, Дж. Сорос и Ж. Бове, коменданте Маркое и Ж. Атали, П. Друкер и Дж. Кьеза, Э. Ласло и Ф. Майор, А.Г. Дилигенский и Ю.А. Красин, А.Д. Никипелов и А.В. Бузгалин, М.И. Войейков и Н.М. Римашевская, А.И. Уткин и М.Г. Делягин, B.JI. Иноземцев и В.Г. Федотова, В.П. Култыгин и А.С. Панарин, В.К. Левашов и И.Б. Орлова, Г.К. Ашин и В.Ж. Келле, В.А. Коптюг и Н.Н. Моисеев. Однако большинство из тех, кто писал (и пишет) о глобализации, как показывает анализ, касаются в основном экономических, политических или демографических аспекгов данной проблемы. Их интересует, прежде всего, какие изменения происходят в современной, по выражению Валлерстайна, «мир-экономике»; какие трансформации в стремительно глобализирующемся мире совершаются с государствами-нациями; какое влияние оказывают транснациональные корпорации на процесс развития структур гражданского общества и темпы формирования демократических институтов; насколько разрешимы противоречия между странами «золотого миллиарда» и странами, осуществляющими догоняющую модернизацию; как процесс глобализации сказывается на состоянии экономики стран - членов «глобального клуба»; какую роль играют международные финансовые организации, в частности МВФ, Европейский банк реконструкции и развития и другие, в современном мире. Между тем, по справедливому замечанию А.И. Шендрика, «вопросов же, связанных с воздействием глобализации на процесс развития как мировой культуры, так и культур отдельных наций и народов, они касаются постольку, поскольку практически не акцентируют на них свое внимание»7.

Однако в наши дни появилось множество новых цивилизационных концепций, которые заставляют нас обратиться к трудам А. Тойнби. Представляются малоизученными проблемы, связанные с истолкованием самого феномена цивилизации, а также поиск новых путей общественной динамики и роли циклических концепций в этом процессе. Требуют большего внимания проблемы социокультурных последствий глобализации, трансформации, которые происходят в базовых ценностях культур обществ, совершающих переход от индустриальной стадии развития к постиндустриальной, а от нее, к информационной; о нарастании процессов культурной экспансии; об опасностях, подстерегающих национальные культуры в мире, где доминирующими являются принципы унификации и экономической эффективности.

Методология и теоретические основы исследования

К методологическим аспектам относится попытка использовать герменевтическую интерпретацию полученного материала. В контексте работы применены генетический, сравнительный, структурный, структурно-функциональный и иные методы философского анализа.

Положения, выносимые на защиту:

1. В диссертации разработан метод «макроисторического исследования», то есть изучения крупных социальных и культурных феноменов, существующих в виде целостностей. Н.Я. Данилевский определял их как культурно-исторические типы, О. Шпенглер - как развитые культуры (Hochkulturen), А. Тойнби - как цивилизации, П. Сорокин как социальные и культурные суперсистемы. Эти целостности не совпадают ни с

7 Шендрик А.И. Глобализация в системе культурных координат \\ Знание, понимание, умение. Журнал Московского гуманитарного университета. М., 2004, № 1, с. 60 нацией, ни с какой-либо социальной группой. Они выходят за пределы географических или расовых границ. Однако, подобно глубинным течениям, они определяют характер всех более мелких социальных образований и являются подлинными целостными единствами в потоке социальных и культурных феноменов.

2. Сложность проблематики, связанной с изучением цивилизаций, заключается в необходимости сочетать данные специальных наук с изучением рассматриваемого явления как некой целостности. Проблема цивилизации ставит новые актуальные задачи: анализ сущности кризисов, переживаемых отдельными культурами, в частности западноевропейской культурой; будущее западного мира; отношение современного человека к религии, технике, науке; взаимоотношения Востока и Запада. История в глазах современных людей - уже не чередование событий, определяющих судьбы крупных целостных образований, моделью которых может служить античная культура. Цивилизация, таким образом, становится важной категорией философии культуры и социальной философии.

3. Понятие цивилизации еще не до конца определилось, но нет сомнения в том, что «цивилизация» является основным феноменом исторического развития, по словам А. Тойнби, «интеллигибельной единицей исследования». Немецкому термину «Hochkultur», введенному О. Шпенглером, соответствует английский и французский термин «civilization», тогда как у Шпенглера понятие «цивилизация» означает последнюю стадию развития культуры, ее упадок. Поэтому в современной философии понятие «цивилизация» применяется не в шпенглеровском значении, а так, как он используется во Франции и Англии, в качестве слова, равнозначного культуре.

4. А. Тойнби указывал, что выделение таких фрагментов действительности, как «цивилизация», является вынужденным следствием несовершенства человеческого интеллекта. На самом деле действительность едина и неделима, но познать ее в той мере, в какой это доступно человеку, мы можем только путем искусственного ее дробления на отдельные фрагменты. Выбор изолированной единицы исследования имеет чрезвычайно важное значение. Цивилизация в качестве такого объекта исследования больше соответствует цели изучения современной философии истории, нежели, например, нация или государство.

5. В морфологическом изучении культур можно выделить два направления. К одному из них следует отнести Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера и А. Тойнби, к другому — американского антрополога Ф. Нортропа, А. Крёбера и Питирима Сорокина. Отличие второго направления заключается в том, что его сторонники стремятся найти в потоке мировых явлений не отдельные строго очерченные системы, а объединяющие их «культурные суперсистемы», и именно их считают культурными целостностями, которые играют роль определенных символов. Между обоими направлениями есть ряд точек соприкосновения. Выводы, к которым пришли представители обоих направлений, весьма близки. Те и другие признают наличие сравнительно небольшого числа культур, не совпадающих ни с нациями, ни с государствами и различных по своему характеру. Каждая такая культура является целостностью, холистическим единством, в котором части и целое взаимосвязаны и взаимообусловлены, хотя реальность целого не соответствует сумме реальностей отдельных частей.

6. Изучение проблемы цивилизации имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Только понимание процесса развития этих целостностей позволяет правильно оценить ход социального и культурного развития человечества Такое осмысление особенно важно в условиях, когда тойнбианской концепции цивилизации противостоят другие концептуальные модели, в том числе неолиберальные и неорадикальные. Переосмысление концепции А. Тойнби происходит в условиях острых философских размежеваний.

Научная и практическая значимость исследования

Материалы диссертации могут быть использованы для разработки курса философии истории, философии культуры. Они способны стать теоретическим источником в разработке учебных программ и в подготовке спецкурсов по культурологии и социальной философии. Практическая значимость диссертации связана с возможностью использования ее результатов в политической практике.

Апробация результатов исследования

Вопросы, касающиеся различных аспектов диссертационного исследования, неоднократно становились темой выступлений на семинарах и конференциях:

- Круглый стол «Проблемы философии истории» (М., 2000);

- Доклад «Философия истории: современные аспекты» (январь 2005 г.) в Московском государственном университете технологий и управления.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Общий объем диссертации - 191 стр.

Заключение диссертации по теме "Религиоведение, философская антропология, и философия культуры", Голенок, Геннадий Васильевич

Заключение

Центральным в концепции Тойнби является понятие цивилизации, замкнутого общества, которое характеризуется набором определенных признаков. Шкала критериев, позволяющих классифицировать цивилизации, у Тойнби весьма подвижна, но два из них остаются стабильными. Это, во-первых, религия и формы ее организации и, во-вторых, территориальный признак - степень удаленности общества от того места, где оно первоначально возникло. В соответствии с этими критериями он выделяет 21 цивилизацию, в числе которых египетская, андская, китайская, минойская, шумерская, майянская, индская, эллинская, западная, православная христианская (в России), дальневосточная (в Корее и Японии), иранская, арабская, индуистская, вавилонская.

Тойнби предполагал, что более детальный анализ вскроет значительно меньшее число полностью независимых цивилизаций - около десяти. Из выделенных цивилизаций семь - живые общества, а остальные четырнадцать - мертвые, при этом большинство живых цивилизаций клонится теперь к упадку и разложению. Помимо цивилизаций, в какой-то мере продвинувшихся по дороге развития, Тойнби выделяет четыре неродившиеся (в их числе скандинавская), а также особый класс задержанных, которые родились, но были остановлены в своем развитии после рождения (в их числе полинезийцы, эскимосы, кочевники, спартанцы и др.). Цивилизация развивается, когда внешняя среда не является ни слишком благоприятной, ни чересчур неблагоприятной и в обществе имеется творческое меньшинство, способное повести за собою других. Рост цивилизации состоит в прогрессирующем внутреннем ее самоопределении и в переходе от более грубой к более тонкой религии и культуре.

Анализ показал, что позицию Тойнби можно охарактеризовать как культурный плюрализм — убеждение, что человеческая история представляет собой совокупность дискретных единиц социальной организации цивилизации»), каждая из которых проходит свой уникальный путь и имеет своеобразную систему ценностей, вокруг которых складывается вся ее жизнь.

Концепция Тойнби поражает грандиозностью своего замысла -охватить всю человеческую историю и описать все появившиеся в ее ходе цивилизации. Чрезвычайно богатая деталями и верными наблюдениями, касающимися отдельных цивилизаций и их сравнения, концепция завершается, однако, превозносением мировых религий и констатацией того, что история — это божественная творческая сила в движении.

Противоречивое впечатление, которое оставляет данная концепция, вызвано ее открытым религиозным характером. Религии кладутся Тойнби в основу классификации цивилизаций, из-за чего возникает неясность самого понятия цивилизации, в развитии которой религия не играет заметной роли и искусственность предлагаемой им классификации. Когда Тойнби переходит к современной западной цивилизации, где религия не была столь значимой, он не может найти ясных характеристик и оценивает ее как регресс относительно высших религий.

Чтобы как-то приспособить постхристианский капитализм к своему истолкованию истории, Тойнби высказывает не очень убедительное предположение, что капитализм со временем станет для христианства и трех других высших религий (мусульманства, буддизма и иудаизма) объединяющим началом и будет способствовать сближению их высших ценностей и веры. Капитализм, не укладывающийся в общую схему, обвиняется в идолопоклонстве наиболее порочного вида — в поклонении человека самому себе: «Современный западный ренессанс племенной религии эллинистического мира представляет собой чистое идолопоклонство». О тоталитаризме (в его коммунистическом и национал-социалистическом вариантах), современником которых Тойнби был, он даже не упоминает, как если бы такого явления вообще не существовало. Тоталитаризм, будучи воинственно атеистическим по самой своей природе, еще хуже укладывается в намечаемую Тойнби схему истории, чем капитализм.

Тойнби почти ничего не говорит об истории XX века и даже события XIX века затрагиваются им мимоходом. Всемирная история оказывается без своей центральной главы, посвященной Новейшей истории. Это «бегство в прошлое», стремление сделать центром своего исследования в первую очередь давно отошедшие в историю цивилизации является непосредственным следствием религиозного характера воззрений Тойнби.

Механизм развития цивилизаций, предлагаемый Тойнби, не кажется универсальным и ясным. Особенно туманной является трактовка периодов надлома и разложения цивилизации. Творческое меньшинство, ранее способное отвечать на вызовы природной и человеческой среды, вдруг утрачивает свою энергию и силу и начинает в резких формах противостоять всему остальному обществу. Непонятно, почему это происходит в случае каждой из цивилизаций. Само представление о творческом меньшинстве, ведущем за собою все общество, напоминает романтическую теорию творческого гения. Механизм развития общества определяется, очевидно, не столько взаимными отношениями элиты и остального населения, сколько взаимодействием материальной и духовной культур данного общества, взятых во всей их полноте. Введенный им критерий роста цивилизации, состоящий в «прогрессе самоопределения», явно перекликается с гегелевской идеей растущего «самосознания свободы».

Тойнби разбивает историю на локальные, почти не взаимодействующие друг с другом цивилизации, что делает проблематичным обсуждение вопроса о едином человечестве и единой человеческой истории. Ответ на этот вопрос опять-таки определяется религиозной позицией исследователя: единство человечества возможно только в рамках единения земного и небесного миров. Такое объединение представляет собой, однако, не земной путь человечества, и трудно сказать, в каком смысле такой путь мог бы быть историей.

В конечных выводах своего исследования Тойнби восстанавливает, хотя и в ослабленной форме, идею единства мировой истории. Мировая цивилизация является не предпосылкой, а результатом исторического процесса. Одной из сторон современной истории является «вестернизация», то есть проникновение западной науки, технологии и основанного на них индустриализма во все мировые сообщества. Положительно оценивая эти процессы, Тойнби отмечает и их отрицательные стороны, например экологические и политические проблемы, рожденные соперничеством «свердержав». Он подчеркивает гуманитарную обязанность развитых стран оказывать помощь «миллиардам голодных».

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Голенок, Геннадий Васильевич, 2005 год

1. Гемпель К. Мотивы и «охватывающие» законы в историческом объяснении \\

2. Философия и методология истории. М., 1977

3. Гердер И.Г. Избранные сочинения. М.-Л., 1959

4. Гете И.В. Избранные философские сочинения. М., 1964

5. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 1990

6. Гречко П.К. Концептуальные модели истории. М., 1995

7. Григорян Б.Т. Философия и философия истории \\ Философия и ценностныеформы сознания. М., 1978

8. Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическаясоциология. СПб., 1996

9. Губман Б.Л. Смысл истории. М., 1991

10. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. Л., 1990

11. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1992

12. Гумилев Л.Н., Конец и вновь начало. М., 1994

13. Гумилев Л.Н. От Руси к России. М., 1992

14. Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. М., 1993

15. Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы. М., 1972 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М., 1972

16. Гуревич П.С. Философия. М., 2004 Гуревич П.С. Психология. М., 2005 Данилевский Н.А. Россия и Европа. М., 1991 Декарт Р. Избранные произведения. М., 1950

17. Дрей У. Еще раз к вопросу об объяснении действий людей в исторической науке \\ Философия и методология истории. М., 1977 Дугин А. Основы геополитики. М., 1997

18. Ерасов Б.С. Цивилизационная теория и евразийские исследования \\ Цивилизации и культуры. Вып.2. М., 1995

19. Завитневич В.З. Русские славянофилы и их значении в деле уяснения идей народности и самобытности. Киев, 1915 Ильенков Э.В. Диалектическая логика. М., 1984

20. Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм. М., 1996

21. Ионин А.А. Философия истории. М., 1999

22. Ионин Л.Г. Основания социокультурного анализа. М., 1995

23. Кантор К.М. История против прогресса. М., 1992

24. Кара-Мурза А.А. Между «империей» и «смутой». М., 1996

25. Кареев Н.И. Теория культурно-исторических типов \\ Собр. соч., т. 2. СПб.,1912

26. Карсавин Л.П. Философия истории. Берлин, 1923

27. Клягин Н.В. Происхождение цивилизации (Социально-философский аспект). М., 1996

28. Клягин Н.В. Человек в истории. М., 1999

29. Ковалевский М.М. в истории российской социологии и общественной мысли: Сб. СПб, 1996

30. Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. М., 1997

31. Конрад Н.И. Избранные труды. М., 1974

32. Кун Т. Структура научных революций. М., 1975

33. Кун Т. Объективность, ценностные суждения и выбор теории \\ Современная философия науки. М., 1996

34. Мелкумова Е., Мельников Г. Устойчивость систем и феномен человека \\ Культура и экология. М., 1997

35. Милюков П.Н. Разложение славянофильства \\ Милюков П.Н. Из истории русской интеллигенции. СПб, 1902 Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М., 1990 МомджянК.Х. Социум. Общество. История. М., 1994

36. Мчедлова М.М. Вопросы цивилизации во французском обществознании. М., 1996

37. Никифирова А.Л. Философия науки и методология. М., 1998 Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992, Т. Поппер К. Нищета историцизма. М., 1993

38. Рашковский Е.Б. Востоковедная проблематика и культурно-исторические концепции А.Дж. Тойнби. М., 1976

39. Сорокин П.А. Социологические теории современности. М., 1992

40. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992

41. Степин B.C. Философская антропология и философия науки. М., 1992

42. Степин B.C. Философская мысль в динамике культуры \\ Эпоха перемен и сценарии будущего. М., 1996

43. Страхов Н.Н. О книге Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» \\ Данилевский

44. Н.Я. Россия и Европа. М., 1991

45. Тойнби А. Дж. Постижение истории. М.-СПб, 1996

46. Тойнби А. Дж. Роль религии в цивилизационном устроении общества \\

47. Сравнительное изучение цивилизаций. М., 1998

48. Тойнби А.Дж. Цивилизация перед судом истории. СПб, 1996

49. Трубецкой Н.С. О государственном строе и форме правления \\ История.1. Культура. Язык. М., 1995

50. Федотова В.Г. Модернизация другой Европы. М., 1997

51. Философия и цивилизация. Материалы Всероссийской конференции 30-31 октября 1997 \\ Сб. СП б, 1997

52. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций \\ Полис, 1994, № 1

53. Цивилизационная модель» международных отношений и её импликации

54. Научная дискуссия в редакции «Полиса») // Полис, 1995, № 1

55. Шилз Э. Власть и ценности \\ Сравнительное изучение цивилизаций. М., 1998

56. Цивилизация перед судом истории. М.-Спб., 1996

57. Эйзенштадт 111. Революция и преобразование обществ. М., 1990

58. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 19941. Change and Habit. L. 1966

59. Mankind and Mother Earth. L., 1978

60. A Study of History. V. 1-12, L, 1934-1961

61. The Toynbee- Ikeda Dialogue: Man Himself Must Choose. Tokio. T.Y., 1976

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 198251