Философия Дэвида Льюиса: сознание и возможные миры тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.03, кандидат философских наук Веретенников, Андрей Анатольевич

Диссертация и автореферат на тему «Философия Дэвида Льюиса: сознание и возможные миры». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 278147
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Веретенников, Андрей Анатольевич
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.03
Специальность: 
История философии
Количество cтраниц: 
176

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Философия Дэвида Льюиса: сознание и возможные миры"

Дэвид Льюис является философом, предложившим наиболее полную онтологическую интерпретацию для понятия возможного мира, названную им «модальным реализмом». Поэтому выбор данной фигуры в качестве ключевой для диссертационного исследования очевиден. С другой стороны, историческое исследование какой-либо из фигур в аналитической философии второй половины XX века будет явно неполным без описания систематического контекста, позволившего разрабатывать какую-либо философскую доктрину.

Поэтому, помимо описания общего контекста и взглядов самого Д. Льюиса представляется необходимым задействовать как минимум одну фигуру-антагониста, автора конкурирующей программы. В качестве такого философа для данного исследования был выбран С. Крипке, автор самой ранней критики «модального реализма». Рассмотрению этих тем посвящены первые две главы диссертации.

Помимо философии языка, анализ с помощью понятия возможного мира часто применяется в области философии сознания. В силу того, что Д. Льюис является автором одной из исследовательских программ в области философии сознания -теоретического функционализма. Так как место теоретического функционализма в философии сознания является также неясным без описания контекста, изложение взглядов Д. Льюиса предваряется общим описанием конкурирующих программ в философии сознания. Функционализм Д. Льюиса представляет собой онтологически нейтральную доктрину, то есть, не предполагает вывода о том, что именно является основой реальности, одна, две или большее количество субстанций. Несмотря на это, американский философ Льюис принадлежит к школе т.н. «австралийского материализма», представители которой четко позиционировали себя как монистических материалистов. Поэтому для более четкого представления о систематическом месте материализма в общей картине философии сознания был выбран один из сторонников дуализма. Это опять же С. Крипке, сформулировавший один из ведущих модальных аргументов против материализма в философии сознания. Рассмотрению данной проблематики посвящена третья глава диссертации.

В силу того, что Д. Льюис не ограничивался темами философии языка, онтологии и философии сознания, в Заключении дается краткий очерк некоторых разработок данного мыслителя в области современной эпистемологии, философии математики и дается краткая характеристика его метода.

Степень разработанности проблематики.

В отечественной литературе существует два типа работ, связанных с проблематикой диссертации. Во-первых, это монографии и статьи по истории англо-американской философии и аналитической философии в узком смысле. Среди современных авторов этих работ которых можно указать А.Ф. Грязнова, C.B. Никоненко, Н.С. Юлину, Д.И. Дубровского, Г.Д. Левина, Е.Е. Ледникова, В.В. Васильева, Л.Б. Макееву, В.Н. Поруса, А.Л. Никифорова, Т.А. Дмитриева, М.С. Козловой, А.З. Черняка и М.А. Лебедева, В.А. Суровцева, В.А. Ладова, B.C. Шрамко, П.С. Куслия1. Работы этих авторов в целом задают некоторый контекст для изучения аналитической философии в целом и в них затронуты темы, сопряженные с проблематикой данного исследования, но в них эксплицитно не описывается проблематика диссертации.

Второй тип исследований - это работы логиков и философов-логиков, в которых предоставлены систематические исследования или изложение проблематики возможности и необходимости. Это работы A.A. Ивина, Е.А. Сидоренко, Е.Д. Смирновой, В.Л. Васюкова, В.В.

1 Грязное А.Ф. Аналитическая философия. M., 2005; Никоненко С.В. Английская философия XX века. СПб., 2003.; Д.И. Дубровский Проблема идеального. М., 2000, Философия сознания, М.; 2007; Юлина Н.С. Проблема метафизики в американской философии XX века. М., 1978, Очерки по философии в США. XX век. М., 1999, Теология и философия в религиозной мысли США XX века, М., 1986, Головоломки проблемы сознания. М., 2004, Философский натурализм. М., 2007; Левин Г.Д. Проблема универсалий. Современный взгляд. М., 2005; Ледников Е.Е. Критический анализ номиналистических и платонистических тенденций в современной логике. Киев, 1973; Макеева Л.Б. Философия X. Патнема, М., 1999, Рудольф Карнап. // Философы XX века. Книга первая, М., 2004; Порус В.Н. Проблемы рациональности. М., 1999; Никифоров АЛ. От формальной логики к истории науки: критический анализ буржуазной методологии науки. М., 1983, История и философия науки, М., 2004; Дмитриев Т.А. Нельсон Гудмен, Ушлард Куайн. II Философы XX века. Книга вторая, M., 2004; Козлова М.С. Бертран Рассел. // Философы XX века. Книга вторая, М., 2004; Черняк А.З., Лебедев М.А. Онтологические проблемы референции, М., 2000; Лебедев M.B., В.А. Суровцев, В.А. Ладов, B.C. Шрамко Аналитическая философия, М., 2007; Куслий П.С. О термине proposition в работе Б. Рассела «On Denoting». II Логос, №15, M., 2004, Язык и онтологическая относительность. II Эпистемология и философия науки. Т. XII, №2, М., 2007.

Петрова2. Данные исследования характеризуются широким применением логического аппарата, но не являются работами по истории философии. Проблематика, связанная с аналитической метафизикой и онтологией, затрагивается в систематическом ключе, для обоснования, подтверждения или опровержения каких-либо тезисов. Однако, изложения взглядов Д. Льюиса в них нет. Таким образом, данное диссертационное исследование является, насколько это известно автору, первой историко-систематической работой на русском языке, посвященной проблематике возможности и необходимости и изложению в этом контексте взглядов самого яркого представителя аналитической метафизики конца XX века - Д. Льюиса.

С другой стороны, в англоязычной аналитической литературе, как основной для диссертационного исследования, статьи и книги по проблематике возможности и необходимости и возможным мирам насчитывают сотни наименований. Однако, на настоящий день, спустя пять лет со смерти Д. Льюиса, ему посвящены всего три работы. Это книга Дэниела Нолана «Дэвид Льюис»3, являющаяся систематическим изложением философии Льюиса (вкупе с имплицитными размышлениями автора) для студентов англоязычных университетов. Данная работа лишена каких-либо историко-философских отсылок и поэтому представляет для настоящего исследования лишь ограниченный интерес. Другой работой является сборник под редакцией Фрэнка Джексона и Грэхэма Приста «Льюисианские темы»4, собравший аналитические статьи «в духе» Льюиса известных современных аналитических философов на темы от

2 Ивин A.A. Импликации и модальности. М., 2004; Сидоренко Е.А. Логика, парадоксы, возможные миры. М., 2002.; Смирнова Е.Д. Логика и философия. М., 1996; Васюков В.Л. Квантовая логика. М., 2005, Категорная логика. М., 2005; Петров В.В. Философские аспекты референции // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 13. М., 1982.

3 Nolan D. David Lewis. (Philosophy Now). Montreal & Kingston. Ithaca, 2005. См. также Веретенников A.A. Историческое описание и систематическая реконструкция. Рецензия на книгу Nolan D. David Lewis. // Эпистемология и философия науки. T. X, № 1, М., 2007. интенциональности до философии физики. С точки зрения настоящего исследования этот сборник, несомненно, крайне интересный и влиятельный, также представляет лишь ограниченный интерес. Еще одна работа5 - попытка систематического изложения философии Д. Люиса под редакцией Герхарда Прейера - представляет собой просто систематическое обсуждение важнейших тем в философии Льюиса, и не имеет отношения к историко-философскому исследованию в силу самой тематической направленности сборника. Единственный историко-систематический обзор тематики, связанной с философией модальности Д. Льюиса можно обнаружить лишь в книге Грега Фитча «Сол Крипке»6, в одной из глав которой автор показывает дискуссионный контекст 60-70-х годов XX века по проблемам модальности на примере Д. Льюиса. Однако, критический контекст работы, в которой Льюис показан в качестве пропонента крайне абсурдной точки зрения, ответом на которую является позиция Сола Крипке, также не позволяет в полной мере использовать ресурсы этой, в других отношениях прекрасно написанной книги, для настоящего диссертационного исследования.

Таким образом, даже в англоязычной литературе наблюдается определенный вакуум, недостаток, работ, посвященных историко-систематическому анализу проблематики философии модальности вообще и философии Д. Льюиса, в частности.

Место Д.К. Льюиса в истории аналитической философии.

Дэвид Келлог Льюис - американский философ, представитель аналитической философии последней трети XX века. Льюис является одним из самых известных авторов, работавших в области

4 Jackson F., Priest G. (eds.) Lewisian Themes. The Philosophy of David K. Lewis. Oxford, 2004.

5 Gerhard P., Frank S. (eds.) Reality and Humean Supervenience: Essays on the Philosophy of David Lewis, Rowman & Littlefield, 2001.

6 Fitch G.W. Saul Kripke. Montreal & Kingston. Ithaca, 2004. аналитической метафизики, эпистемологии и философии сознания в конце XX века. Значение Льюиса для аналитической философии в целом чрезвычайно велико. Методика работы Льюиса представляет собой сочетание нескольких типов анализа, среди которых можно выделить классический концептуальный анализ, редуктивный анализ по методу Рамсея-Льюиса, анализ средствами разработанной им «теории двойников» - экстенсиональной переформулировки основных положений модальной логики. Парадоксальные взгляды Льюиса в области модальной метафизики не принимаются сегодня практически ни одним из работающих философов, но его метод был взят на вооружение очень многими. Достаточно сказать, что для того, чтобы отделить метод Льюиса от его метафизики («подлинного модального реализма») была построена особая метафизика (как способ объяснения) - «модальный фикционализм». Он является, по признанию одного из своих рецензентов и оппонентов, человеком, который был готов следовать за доказательством, куда бы оно ни повело. По-видимому, именно в силу этого обстоятельства он стал п философом, которого часто сравнивают с Алексиусом Мейнонгом . Яркий, художественный стиль изложения сделал Льюиса одним из наиболее читаемых авторов в жанре «классической» аналитической философии, традиционно отличающейся сухостью изложения. Согласно Льюису, философское объяснение является в первую очередь метафизическим, то есть философы говорят не только о том, что есть, но и о том, что может быть, и о том, что существует всегда и везде. Льюиса иногда характеризуют как последнего «систематического философа» старой школы аналитической философии, в том смысле, в котором его философские взгляды формировали единую картину мира и определяли место человека в

7 Linski В., Zalta Е. Is Lewis a Meinongiari? // Australasian Journal of Philosophy. 69\4, 1991. нем. Таким «систематическим философом» классического периода аналитической философии середины XX века был, например, Бертран Рассел. Взгляды Льюиса обладают особым единством, так как для решения классических проблем и для постановки новых, начиная с социальной философии и заканчивая философией сознания, Льюис основывался на разработках в области философской логики и взгляда на мир, в котором существуют только индивиды и их агрегаты. Именно проблемы являлись тем, от чего всегда отталкивался мыслитель, а совокупность решений этих проблем представляет собой «философскую систему» в смысле, типичном для аналитической философии XX века. Тем не менее, все решения философских проблем Льюисом основываются на общем фундаменте. Льюис является мыслителем, разработки которого затрагивают практически все области философского исследования. Это метафизика и онтология, эпистемология, философия языка, философия науки, философия логики, философия действия и сознания, философия математики, социальная философия и этика. Пожалуй, единственными областями, в которые Льюис не внес фундаментальный вклад, являются философская эстетика и история философии.

Метафизика модальности сделала Льюиса одним из самых знаменитых аналитических философов. Благодаря письменным работам и устным выступлениям одного из влиятельнейших американских философов Сола Крипке эта дисциплина понимается в современной аналитической философии как учение о границах возможного и необходимого. Метафизика модальности связана с онтологией Льюиса (как учением о том, что существует в действительности, именно такую интерпретацию придал этому термину Уиллард Куайн в середине XX века), и базируется (как и у Крипке) на разработках в области семантики модальной логики. В историко-философской литературе она называется «подлинный модальный реализм» или «крайний модальный реализм» (для того, чтобы отделить ее от более «мягких» версий). Можно описать эту концепцию как теорию о том, что существует в действительности, где находятся границы этой действительности и что находится за ними. Действительность представляет собой нашу вселенную - наш мир, один из возможных, мир «актуализировавшихся» возможностей. Помимо нашего мира в ней существуют мириады возможных миров, каузально замкнутых и настолько отличных друг от друга «недостижимых ни на каком логико-философском миролете» (Род Гирл), что ни один индивид не может принадлежать сразу к двум мирам. Семантика модальной логики, центральная для взглядов Льюиса в области метафизики, также не вполне обычна. Во-первых, она является редуктивной, то есть, в ней модальные термины редуцируются к другим, экстенсиональным, или истинностно-функциональным и индексальным терминам. Это такие термины, как «часть», «мы», пространственно-временные термины, и так далее. Льюис определяет высказывания как классы миров, а свойства как классы индивидов. Льюис всецело принимает принцип «бритвы Оккама» - «сущности не нужно умножать без необходимости», и он сумел сделать очень многое имеющимися в наличии средствами, то есть средствами экстенсионального языка без модальностей. Несмотря на кажущуюся парадоксальность и контринтуитивность, его семантика показала широчайшие возможности своего применения для решения различных классов классических «школьных» философских проблем, таких как проблемы научного объяснения, контрфактических высказываний, каузальности, различных проблем, связанных с понятием ментального содержания и психофизической проблемой и так далее. Даже его каузальный функционализм» в области философии сознания во многом основан на взглядах Льюиса в области семантики и онтологии.

Данное исследование разбито на две неравнозначных части, одна из которых посвящена метафизике модальности, связанной с проблемами философии логики, философии науки и философии языка, другая -философии сознания Льюиса. В силу этого за его пределами остается довольно большая часть наследия философа. Поэтому представляется разумным в Заключении предоставить краткое описание некоторых из его разработок и более общих взглядов в области философии логики, философии математики, а также социальной философии и этики. Однако, этим не исчерпывается тематика, затронутая в Заключении. Основной темой данной части работы является особая методологическая программа, предложенная Д. Льюисом.

Дэвид Льюис является признанным авторитетом в области семантики и философии модальной логики. Он впервые разработал экстенсиональный язык первого порядка, содержащий в качестве примитивных терминов только предикаты типа «х есть возможный мир» или <а является двойником у». Льюис представил «теорию двойников» (counterpart theory) как оригинальную семантику для квантифицированной модальной логики, из которой вывел многие замечательные следствия. Теория двойников Льюиса задается восемью аксиомами, причем существует метод перевода предложений квантифицированной модальной логики в язык этой теории так, чтобы модальные термины редуцировались к примитивным терминам, не содержащим модальных операторов. Иными словами, он показал, что в случае введения в теорию, содержащую отношение двойников, формальных ограничений, эта теория будет содержать в себе все предложения квантифицированной модальной логики. При этом, несмотря на то, что его экстенсиональный язык будет содержать все предложения квантифицированной модальной логики, обратное не будет верно. Таким образом, он построил более богатый язык, нежели язык модальной логики. Этот язык, как показал Льюис в своей второй книге «Контрфактические высказывания», будет даже более богатым, чем наш обыденный, разговорный язык. Это значит, что некоторые предложения языка Льюиса не могут быть переведены в естественный язык. В своей первой книге «Конвенция: философское исследование», посвященной исследованию конвенциональной природы языка, пользуясь своими более ранними разработками в области семантики модальной логики, Льюис представил анализ речевого поведения людей в различных ситуациях, требующих принятия решений. Этот анализ до сих пор признан в качестве одного из фундаментальных результатов в области теории игр и теории рационального выбора. Формальный стиль работ Льюиса до середины семидесятых годов XX века отражает специфику стилистики «зрелого» периода развития аналитической философии. Начиная с семидесятых годов Льюис все меньше использует формальную символику в своих статьях, причем он не прекращает выдвигать теории, которые легко можно представить в формальном виде. Неформальный стиль, не требующий введения символики, не означает в то же время, что от читателя не требуется знания формализмов, скорее, Льюис пытался сделать свои результаты более доступными для широкого круга философов, непосредственно не интересующихся приложениями формальной логики. Это отражало тенденцию в аналитической философии к упрощению текстов, выражавшуюся в удалении из них формальных выкладок. Вполне вероятно, что эта тенденция привела на настоящий момент к тому, что философская логика, оставаясь вполне респектабельной дисциплиной, вытеснена на периферию интересов большинства аналитических философов.

Дэвид Келлог Льюис родился в Оберлине, Огайо 28 сентября 1941 года. Четырнадцатого октября 2001 года он умер от диабета, прожив 60 лет. Он получил степень бакалавра в Свартмор Колледже (Swartmore College) в 1962 году, защитил докторскую диссертацию под руководством Уилларда ван Ормана Куайна в 1967 году. Куайн для Льюиса оказался таким образом не просто «духовным отцом», каковым он был для многих поколений аналитических философов в Америке, но и «доктор-фатером», человеком, который непосредственно направлял его развитие как исследователя. Неслучайно и то, что Куайн написал предисловие к первой книге Льюиса «Конвенция: философское исследование» - Льюис оказался самым способным учеником Куайна, пошедшим гораздо дальше своего учителя. Четыре года Льюис работал преподавателем в Калифорнийском университете в Лос Анжелесе, после чего в 1970 году был приглашен в Принстонский университет, где и работал всю оставшуюся жизнь до 2001 года.

Интересы Льюиса затрагивали практически все области философского исследования. «Он занимался логикой, философией науки, метафизикой, этикой, эпистемологией, политической философией» -говорил Пол Бенассераф, коллега Льюиса по Принстону на протяжении 30 лет - «Глубина его мышления, широта интересов, оригинальность идей и тщательность, с которой он их представлял, были в равной мере потрясающими, к тому же он обладал прекрасным литературным талантом». Льюис славился в кругу друзей как большой поклонник Австралии, железнодорожных поездов и древних компьютеров 80-х годов. Как говорил Дэвид Чалмерс, его ученик и оппонент, он использовал настолько устарелый компьютер с пятидюймовыми дискетами «размером с маленькую пиццу», что ни один более-менее современный компьютер не мог их прочитать. (Как нетрудно догадаться, это были 5-дюймовые дискеты.)

Его первая книга «Конвенция: философское исследование» вышла в 1969 году, когда ему было 28 лет, с предисловием Куайна и являлась переработкой его диссертации, посвященной философии языка и действия. Она принесла ему Machette Prize in Philosophy, всеамериканскую премию за лучшую книгу в области академической философии для философов младше 40 лет. В 1973 году он опубликовал книгу «Контрфактические высказывания», в которой он анализирует контрфактические высказывания - высказывания о том, что могло бы быть, лежащие в центре многих дискуссий в области философии науки8, в 1986 году - книгу под названием «О множественности миров», в которой он предоставил свои основные аргументы в пользу модального реализма в систематической форме, в 1991 году - книгу «Части классов», представляющую собой новую оригинальную попытку обоснования математики с использованием средств мереологии. На протяжении восьмидесятых годов начали выходить сборники его статей под названием «Философские работы», их было издано два тома. Следующие три тома сборников его статей уже были тематически связанны не по разделам, а в рамках целой книги, так что их можно рассматривать как цельные монографии. Это книги «Работы по метафизике и эпистемологии», «Работы по философской логике» и «Работы по этике и социальной философии»9. Последней незаконченной работой, над которой он работал перед смертью, была обширная статья по философии физики «Как много

8 Например, это высказывания в сослагательном наклонении: «если бы я вчера пошел в кафе, то я не пошел бы на лекцию». Однако, как показал Льюис, контрфактические высказывания не исчерпываются только высказываниями в сослагательном наклонении.

9 Lewis, David Kellog. Convention: A Philosophical Study. Camb., 1969; Counterfactuals. Camb., 1973; Philosophical Papers. New York, vol. 1., 1983; Philosophical Papers. New York, vol. 2., 1986; On the Plurality ofWorlds. Oxford, 1986; Parts ofClasses. Oxford, 1991; Papers in Philosophical Logic. Camb., жизней у кота Шредингера?». В 1991 году Принстонским университетом ему была присуждена премия за выдающийся вклад в гуманитарные науки Behrman Award. В 1996 году ему было присвоено звание почетного профессора Университета Мельбурна. Льюис прочитал несколько почетных курсов лекций: это Hager ström Lectures, the Howison Lectures, the Whitehead Lectures, the John Locke Lectures и the Jack Smart Lectures.

Теоретико-методологическая новация Льюиса состоит в том, что он применил к проблемам необходимости и возможности современные когнитивные инструменты, в том числе средства модальной логики, в результате чего они приобрели новый содержательный смысл. Сегодня понятие «возможный мир» является одним из широко используемых теоретических инструментов в аналитической философии языка, философия сознания, аналитической метафизике, логике и теориях искусственного интеллекта. Оно обозначает некое положение дел, которое, не впадая в логическое противоречие, можно помыслить существующим, в отличие, скажем, от идеи круглого квадрата. Творческая новация Льюиса состоит не просто в том, что он применил этот инструмент к фундаментальным философским проблемам, таким как проблема сознания, проблемы онтологии и метафизики, но в том, что на основании своей работы с проблемами он создал особую метафизику. На русский язык название, которое Льюис дал этой метафизике, переводится довольно неуклюже - «супервенция (или супервентность) Юма». Построенная при помощи эпистемологического инструментария анализа модальностей, эта метафизика включает в себя решение как стандартных для аналитической философии проблем существования объектов, реализма и антиреализма, истины, модуса существования свойств, времени,

1998; Papers in Metaphysics and Epistemology. Camb., 1999; Papers in Ethics and Social Philosophy. природы абстракций, природы причинно-следственных связей, соотношения части и целого так и традиционных философских проблем.

Среди других философских проблем, к которым он применил неординарные подходы, можно назвать проблемы философии сознания, в частности, отношение духа и тела, проблему «ментальной каузальности», проблемы оснований математики, соотношения достоверного и вероятностного знания, конвенциональной природа фрагментов естественных языков, поведение агентов в рамках теории игр и др. Льюис много занимался техническими проблемами аналитической философии, в частности, философскими проблемами семантики модальной логики. Его считают одним из инициаторов (наряду с С. Крипке, Р. Монтегю, Я. Хинтиккой, А. Прайором, А. Плантингой) новой версии «метафизики модальности», в своей, отличающейся от концепций упомянутых философов, ее разновидности, которую он назвал «модальный реализм». Он использовал следствия из широкого метафизического воззрения «модального реализма» при обсуждении проблем онтологии, эпистемологии и философии языка. Можно сказать, что философы следующего поколения, использующие модальные понятия возможности и необходимости применительно к традиционным философским проблемам, а также к специфическим техническим проблемам аналитической философии, находятся в отношении прямой исторической преемственности к философским разработкам Льюиса. Сам вектор обсуждения проблематики модальностей, неразрывно связанный с понятием семантики возможных миров и зависит от принятия или непринятия его позиции. В этом смысле, его теоретические новации можно отнести к фундаментальным для

СатЬ., 2000. современной философии. Дэниел Деннет, например, оценил его теорию возможных миров как наиболее логически обоснованную и использовал ее при доказательстве возможности свободы в мире детерминизма.

Концепция сознания, предложенная Льюисом, также считается весомым вкладом в философскую мысль XX века. В первый период Льюис был сторонником монистического материализма (теории тождества духовного и телесного), позднее он склонился к нейтралистской концепции, которую называют «каузально-теоретическим функционализмом». В 60-70-х годах функционализм (в разных его вариантах) занял доминирующее положение в англоязычной философии сознания, а предложенная Льюисом материалистическая версия функционализма была одним из сильных конкурентов среди других версий. У его концепции сознания были как непримиримые оппоненты, так и адепты, принимающие или модифицирующие его видение решения проблемы духа и тела.

Поскольку аналитическая философия развивается в непрерывных дискуссиях, а появление любой оригинальной концепции порождает альтернативные концепции, диссертант счел необходимым задействовать как минимум одну фигуру-антагониста, имеющую альтернативную исследовательскую программу. В качестве такой фигуры был выбран Сол Крипке, известный американский философ-аналитик, автор книги «Именование и необходимость» (1980), которая, как и предварявшие ее публикацию лекции 1970 года, вызвали в свое время широкий резонанс. Он одним из первых сформулировал контраргументы против «модального реализма» Льюиса. Суть этих аргументов и ответная реакция на них Льюиса рассматривается в первой и второй главах диссертации.

В отличие от многих аналитических философов Льюис отнюдь не относился к метафизике отрицательно. Для него метафизика, как и ранее для K.P. Поппера, представляет собой широкий взгляд на мир, в рамках которого мы формулируем к окружающему свои вопросы. В то же время, в отличие от Поппера, для Льюиса метафизика является еще и технической философской дисциплиной, центром всякой цельной философской системы, тем пространством, в рамках которого возможна постановка и ответы на «последние» вопросы всякой философии. Для Льюиса во многом справедлив такой куайнианский взгляд, согласно которому, если метафизика в качестве цельного мировосприятия предваряет построение теорий, объясняющих мир, то в той же мере можно сказать и о теориях, выбирая некоторую совокупность которых, мы выбираем соответствующую им и лежащую в их основе метафизику. Конечной целью всякой деятельности философа в таком случае является традиционное для западной философии объяснение мира и места в нем человека.

Задачи исследования.

Основными задачами данного диссертационного исследования являются:

1) Историко-систематическое описание особого типа понимания модальности, характерного для аналитической философии XX века, и представленного работами Д. Льюиса, а также У. Куайна, Н. Гудмена, С. Крипке;

2) Определение специфики того вклада, который внес Льюис в развитие теории модальности, оценка его общей теоретико-методологической установки «модального реализма», концепции «двойников» и «контрфактических высказываний».

Эта специфика определяется в сопоставлении с альтернативными взглядами на эти проблемы С. Крипке;

3) Оценка специфики подхода Льюиса к феномену сознания и определение места его концепции каузально-теоретического функционализма в рамках общего функционалистского направления англоязычной философии сознания. В связи с этим анализируются сильные и слабые стороны его аргументов, направленных против дуализма;

4) Анализ общей программы систематической философии -«юмианской мозаики» Льюиса — на примере его разработок проблематики модальности и философии сознания; показ особенностей его методологического инструментария -оригинально переработанной концепции мереологии (или «мегефологии») — и оценка ее практической значимости для решения ряда проблем современной философии.

5) Показ многообразия современной аналитической философии, изменчивости ее проблемного поля, наличие в ней противоборствующих теорий и постоянной трансформации ее когнитивных средств.

При решении этих задач диссертант использовал разные исследовательские приемы.

1) Метод историко-философской дескрипции: систематическое описание этапов творческой деятельности Д. Льюиса; логика смены тематики его работ и концептуальных установок (от «логически» ориентированной аналитической философии середины XX века к более «мягкой» ее версии конца XX века); воспроизведение последовательности его аргументов, логически вытекающих один из другого, благодаря чему фрагментарные объяснения складывается в общую картину;

2) Метод сравнительного анализа — для сопоставления альтернативных философских позиций; взгляды Льюиса сопоставлены с взглядами его главного оппонента С. Крипке, а также с концепциями историков идей А. Лавджоя и Р. Коллингвуда.

3) Теоретико-проблемный метод — для выявления содержания проблемы сознания и смысла, который Льюис вкладывает в отношение его версии функционализма к разработанной им метафизике модальности.

4) Культурологический — для описания контекста аналитической философии и онтологии культуры, в рамках которой Льюис ставит и обсуждает логические, эпистемологические и метафизические вопросы.

Новизна и научная ценность данного исследования заключается в первую очередь в том, что это первый в отечественной мысли опыт целостного анализа взглядов одного из классиков аналитической философии - Д. Льюиса. В ходе выполнения работы был введен в научный оборот неизвестный и непереведенный ранее на русский язык материал. Он важен для отечественных историков философии не только с точки зрения ликвидации пробелов в знании аналитической философии, а еще шире, философской мысли США XX века, но и в теоретическом отношении.

Диссертантом проведена работа по воссозданию генезиса проблематики, связанной с модальностью в рамках аналитической философии. Данная работа проведена с привлечением материала из истории модальной логики в ее философском аспекте. Показано, каким образом чисто логическая проблематика середины XX века перешла к концу века в область философского исследования. Обрисованы некоторые аспекты соотношения между семантикой модальной логики и «метафизики модальности» в XX веке.

На основе реконструкции и анализа концепций Льюиса диссертантом определена специфика его общей теории, использующей понятие «возможный мир». Показано, что данная теория представляет собой метафизику в классическом смысле, метафизику как науку о последних основаниях бытия.

Сделан вывод, что «модальный реализм» Льюиса, как особая онтологическая теория, в отличие от различных версий «модального ирреализма», выделенных Льюисом, представляет собой результат применения теории к решению проблем аналитической философии и классической западной философской традиции. Принятие этого общего взгляда является результатом принятия показавших свою применимость методов и подходов в философской практике решения проблем.

Показана специфика «модального реализма» Льюиса как крайней версии номиналистического и эмпиристского подходов как к проблеме универсалий, так и к проблеме существования объектов и их свойств и объективности времени. Показано, что «модальный реализм» не является обозначением разновидности классического платонизма или его современных вариантов K.P. Поппера, Р. Доукинса и Д. Деннета. Прилагательное «реализм» означает лишь принятие точки зрения на природу «возможных миров», согласно которой эти объекты существуют независимо от актуального мира и в той же мере, что и он. Позиция «модального реалиста» предполагает «уравнивание в правах» возможных миров и нашего, актуального мира. Мир, в котором мы находимся, обладает точно таким же онтологическим статусом, как и любой другой возможный мир. Для обоснования этого положения Льюис разработал особую теорию объяснения модальных понятий -«теорию двойников», в которой модальные понятия «возможность» и «необходимость» сводятся к отношениям между объектами. Это позволило Льюису утверждать о возможности «экстенсиональной» редукции языка, в котором используются модальности. Для онтологической позиции Льюиса это означает, что каждый «возможный мир» является каузально замкнутым образованием, их пересечение невозможно.

Показана специфика используемых Льюисом когнитивных инструментов, в отличие от когнитивных инструментов Н. Гудмена, С. Крипке и других философов, занимавшихся сходной проблематикой. Основное их отличие можно объяснить по аналогии с проблематикой оснований математики. Принятие теории множеств в том или ином ее варианте оказывается плодотворным для решения многочисленных задач в области обоснования математики. Принятие позиции «модального реалиста» позволило Льюису разрешить ряд классических проблем аналитической философии. Отдельные контринтуитивные следствия перевешиваются количеством философских проблем, которые разрешаются в рамках позиции «модального реализма». Напротив, оппоненты Льюиса, стремясь к интуитивно непротиворечивому пониманию модальности, лишают себя возможностей обширного философского инструментария, находящегося в распоряжении Льюиса.

В диссертации прослежена эволюция философии сознания Льюиса — от теории тождества телесного и ментального к позиции, именуемой «каузально-теоретическим функционализмом». Выявлен смысл этой версии функционализма, который состоит в том, что функция понимается как все, что совершает некоторую «работу», в результате чего можно говорить о функциях «свойств» объекта. Понимание функции как «работы», производимой при наличии некоторых свойств у объекта, связывает понятие «функция» с понятием «каузальность». Онтологическая нейтральность такой версии функционализма неоднократно подчеркивалась различными исследователями, что не помешало трактовать Льюису свою позицию как «материализм».

Показано применение понятия «возможного мира» к объяснению феномена сознания и выявлены модальные аргументы, которые он выдвигает в защиту материалистического монизма против дуализма, прежде всего дуализма С. Крипке, по-иному толкующего модальные аргументы. Дана оценка значимости идей Льюиса для философских и логических исследований.

Заключение диссертации по теме "История философии", Веретенников, Андрей Анатольевич

Заключение.

Дэвид Льюис оставил свой след во всех основных областях аналитической философии, причем основным его вкладом являются теория модального реализма и каузально-теоретический функционализм. Однако, его интересы были значительно шире. Льюис представляет собой фигуру, по обширности интересов подобную Бертрану Расселу, и систематическая философская позиция Льюиса является тому примером. Представляется разумным в заключении осветить две позиции Д. Льюиса - в области философии математики и в области эпистемологии. В области философии математики Льюис разработал оригинальную концепцию оснований математики, основанную на переработке мереологии С. Лесневского. В области эпистемологии Льюис является одним из авторов концепции «релайабилизма». В то же время он заложил основания для эпистемологического контекстуализма.

1. Философия математики.

Некогда традиционная для философов область занятости сегодня является довольно маргинальной сферой, в которой работает все меньше аналитиков. Именно в силу того, что специалистов по основаниям математики в философской среде в настоящее время остается все меньше, вклад Льюиса в эту область до сих пор остался не вполне оцененным всем мировым философским сообществом. Для сравнения можно упомянуть реакцию на работы по основаниям математики начала-середины века, от Рассела и Уайтхеда до Брауэра, Куайна и Патнема. Каждая из таких работ имела широчайший резонанс в философском сообществе. Последняя книга Дэвида Льюиса «Части классов» (1991) не содержит в основном тексте математической или логической символики, но в рамках развития проблематики оснований математики в конце XX века он сумел предоставить единственную альтернативу известной «теории категорий». Интерес Льюиса к основаниям математики длился всю жизнь, начиная от ранней статьи «Holes» и заканчивая фундаментальной монографией 1991 года, причем изменения в свою систему оснований математики Льюис вносил до конца.

Льюис использовал в области аксиоматически заданных оснований математики модифицированную версию мереологии - теории части и целого, разрабатывавшейся в формальном виде выдающимся польским логиком, членом Львовско-Варшавской школы Станиславом Лесневским. Эта теория разрабатывалась для того, чтобы избежать знаменитого самореференциального парадокса Рассела в области оснований математики. Парадокс заключается в том, что невозможно ответить ни утвердительно, ни отрицательно на вопрос, содержит ли само себя в качестве своего элемента множество всех множеств, не содержащих самих себя в качестве своего собственного элемента. Мереология Лесневского - это теория множеств, отличающаяся от обычной теории множеств тем, что множества понимаются в ней не в дистрибутивном смысле (принадлежащие к.) а в собирательном. Элемент дистрибутивного множества принадлежит к этому множеству тогда, когда он выполняет некоторое условие, то есть, обладает определенным свойством. Элемент мереологического множества является частью агрегата, частью некоторой «целостности». Мереологическое множество людей, находящихся в этой комнате, состоит из всех людей как объектов, находящихся в комнате и из множеств всех множеств (образованных социальными и прочими связями между людьми), образованных из людей в комнате. Множество из одного элемента (человек в комнате один) будет тождественно этому элементу, соответственно и два равномощных множества (обладающие одинаковым количеством элементов) будут тождественны друг другу (что противоречит традиционному представлению о количественном тождестве). Отношение «быть элементом» (<е1етеЫкоо(1) в отличие от дистрибутивных (традиционных) множеств, для мереологических множеств является транзитивным. То есть, если человек принадлежит к мереологическому множеству людей, а множество людей принадлежит к мереологическому множеству животных, то человек принадлежит мереологическому множеству животных. Для дистрибутивных множеств все наоборот: если человек принадлежит множеству людей, а множество людей принадлежит множеству животных, тогда человек не принадлежит множеству животных в силу того, что элементами множества животных являются множества «люди», «собаки», «кошки» и т.д., то есть отношение «быть элементом» не является транзитивным. Для оригинального разработчика мереологии, Лесневского, пустого множества не существует, что противоречит традиционной теории множеств, в которой произведение множеств понимается как их общая часть. Произведение неперекрещивающихся множеств (например, людей и планет Солнечной системы) понимается как пустое множество. Антиномия Рассела (самореференциальный парадокс с отрицанием) в рамках мереологической теории множеств не может возникнуть, так как каждое множество содержит себя в качестве собственного элемента.

Версия мереологии Льюиса не является радикально новой, многие фрагменты разрабатывались другими исследователями одновременно с Льюисом. Новизна ее заключается в том, что она предусматривает некоторые инновации в рамках классического подхода к мереологической» теории множеств, которые помогают Льюису справиться с проблемами, возникавшими перед классической мерелогией и даже сделать дополнительные, далеко идущие выводы.

Льюис назвал свою систему оснований математики (вместе с философской частью, говорящей о структуре реальности) не просто «мереологией», а «мегефологией» (megethology). Это вполне закономерно, так как и автор первой формальной системы мереологии С. Лесневский помещал ее в качестве части наряду с другими частями - прототетикой и онтологией в общую систему научной философии. Однако, здесь вопрос не только в ином названии - мегефология является расширением мереологии при помощи введения в формальный язык мереологии операции квантификации. Собственно, как теория отношения между частью и целым, мереология целиком зависит от определения отношения «быть частью», которое также описывает отношение между множеством и его подмножествами. «Атомарные множества» составляют в своей совокупности множества в полном смысле. Множества в полном смысле строятся при помощи отношения «быть частью» из таких атомарных множеств, которые называются «синглетоны» (singletons) - «единичные множества» или множества, состоящие из одного элемента. Единичные множества Льюиса второго порядка также могут состоять из атомарных, не подлежащих дальнейшему разложению индивидов. Мереология в общем смысле требует только две аксиомы: транзитивность отношения «быть частью» и существования единственной «смеси» (fusion) любого финитного числа индивидов. Это позволило Льюису изменить понимание «нулевого множества» с того множества, которому не принадлежит ни один элемент на множество, которым может быть любой индивид. Следствием из этого является то, что наиболее подходящим пониманием нулевого множества будет мереологическая смесь всех индивидов, действительных и возможных.

2. Итоги исследования.

Дэвиду Льюису принадлежат значительные результаты во многих областях философского исследования, начиная от эпистемологии и заканчивая этикой, но прежде всего он известен своими исследованиями в области философии модальностей, метафизики, философии логики и философии сознания. Философская логика и метафизика всегда занимали центральное место в общей системе философии, которую старался разработать Льюис. Основой этой системы служит онтология «научного материализма», в интерпретации Льюиса - точки зрения, согласно которой в мире существуют только индивиды (объекты), их агрегаты и отношения между ними. Все, что находится в мире, является физическими объектами, которые описываются естественными науками. Наука может ошибаться в каких-либо деталях, но в целом она дает истинную картину мира. Эта точка зрения Льюиса носит черты «научного реализма». Материализм Льюиса проявляется в том, что он полагает картину мира, предлагаемую физическими науками, полной, то есть, все взаимодействия в мире сводятся к фундаментальным физическим взаимодействиям. Объекты, составляющие мир, предполагаются существующими вне зависимости от нас, причем они обладают некоторыми свойствами, не зависящими от нашего выделения их в группы или нашего приписывания этим предметам свойств. Только объекты, собираемые из точек пространства-времени, обладают подлинными свойствами, а эти свойства описываются естественными науками. В силу этого, «в конечном итоге» естественные науки описывают весь универсум. «Искусственные» свойства не являются свойствами, проявляющимся на уровне точечных «объектов», а «надстраиваются» над ними.

Одной из важнейших черт философии Дэвида Льюиса является утверждение о буквальном существовании «возможных миров». В то же время, Льюис оказался автором цельной картины мира, которая конструируется из простых сущностей. В ней учтены и развиты результаты философии науки, так как многое в его деятельности относится именно к ней, но в целом его философия представляет собой систему в самом полном смысле этого слова. Методология Льюиса является редуктивной: он сводит сложные объекты и отношения к простым. Самой важной ее чертой является использование понятия «возможный мир» или «ограниченная модальность». Например, объясняя закон природы как наше утверждение о существовании необходимой связи между явлениями, мы должны сводить понятие «необходимости» к понятию «происходящее во всех возможных мирах, где законы природы такие же, как в нашем». Так Льюис избавляется от неясных понятий в пользу более ясных. Использование им понятия «возможный мир» сам Льюис объясняет так: оно настолько же полезно в философии, как и понятие «множество» (также не лишенное контринтуитивности и противоречий) - в математике.

Льюис пытается построить онтологию на минимальном основании: показать, как из простых объектов получаются сложные и как они существуют во времени. Базовыми в онтологии Льюиса являются объекты - точки четырехмерного пространства-времени, из которых в конечном итоге конструируются объекты обыденного опыта. Для точек пространства-времени наиболее фундаментальными являются пространственно-временные отношения: «быть одновременно на расстоянии метра друг от друга». Льюис называет свою точку зрения супервенцией Юма», где каждый объект нашего опыта представляет собой собрание из отдельных «мельчайших» частиц - положений пространственно-временных точек. Наш опыт не может изменяться, если неизменной остается основа - агрегаты пространственно-временных точек - это описание отношения «супервенции». В то же время, в онтологии Льюиса пространство-время настолько же реально, насколько реальны его точки и состоящие из них объекты - так он избегает многих проблем, могущих возникнуть, если строить онтологию только из объектов или только из пространственно-временных отношений. Для того, чтобы объекты были такими, какими мы их знаем, Льюис вводит помимо пространственно-временного отношения, мереологическое отношение часть-целое. Согласно Льюису, «целое» может быть образовано из любых частей, и эти «целые» и являются объектами нашего обыденного опыта. Два объекта пересекаются, если они обладают общими частями, объединение некоторых объектов есть объект, все части которого пересекаются по крайней мере с одним из соседних объектов. Рука является частью человека, биосферы, солнечной системы галактики. Звено самолетов является частью эскадрильи, полка, военно-воздушных сил и т. д. Объектами для нас являются только те «целые», которые заслуживают нашего внимания и, таким образом, с точки зрения Льюиса, его теория совпадает с точкой зрения «здравого смысла», не является контринтуитивной. В отношении проблемы существования объектов во времени Льюиса также придерживается разновидности реалистической точки зрения. Он отрицает две противоположные концепции, презентизм, сторонники которого утверждают, что будущего и прошлого в строгом смысле слова не существует, а существует только настоящее, и отрицающую презентизм точку зрения, эндурантизм (епсШгапйзт), согласно которой объекты непрерывно существуют во времени, причем в каждый момент времени вещь является одной и той же - целиком находится в разных моментах времени. Точка зрения Льюиса заключается в том, что объекты не являются непрерывными во времени. В каждый момент времени объект представляет собой часть общего объекта, его временной срез, из которого мы, руководствуясь здравым смыслом, формируем некое протяженное во времени целое. Это целое состоит из множества частей, наподобие червя, каждое кольцо которого является темпоральным срезом. В отличие от эндурантизма, с точки зрения которого объекты как бы скользят вдоль «оси» времени, для Льюиса время «разрезает» объекты на их временные срезы, на части. Здравый смысл формирует объект нашего обыденного опыта из частей согласно принципу имманентной каузальности: каждый временной срез причинно обусловливает возникновения будущего среза, до тех пор, конечно, пока не вмешивается третья сила и объект не перестает существовать. Для теории Льюиса прошлое не является фиксированным в жестком смысле: путешественник во времени (путешествие во времени с такой точки зрения не является логически невозможным) не может изменить прошлое настолько, чтобы изменить настоящее. Если он производит действие в прошлом, например, появляется там на машине времени в месте, которое до этого было пустым, то он просто «занимает» это место. Каузальная цепочка, которая привела бы к изменениям в будущем, уже существует до того, как путешественник отправился в прошлое.

Как уже было сказано, в области «философии модальностей», как центральной для всякой аналитической метафизики, там, где нужно описывать понятия «необходимо» и «возможно», Льюис придерживался редуктивной точки зрения. Может возникнуть резонный вопрос, ведь сводя «необходимость» к «истинно в возможном мире», мы заменяем одно неясное понятие другим. Но Льюис показывает, что «возможный мир» является логически непротиворечивым понятием, к которому сводится не только необходимость, но с помощью которого объясняется и многие другие философские понятия и стоящие за ними проблемы. Одновременно с этим, он придерживается реалистической точки зрения по отношению к тем объектам (или собраниям объектов) с помощью которых он объясняет понятия «необходимо» и «возможно». Эти объекты, «возможные миры», не являются чем-то, что конструируется нами из обычных объектов, находящихся у нас под рукой. Объекты, из которых они состоят, находятся слишком далеко в «логическом» пространстве и мы не можем заменить их на те, которые нас окружают. Но они существуют в том же самом смысле слова «существование», что и обычные, знакомые нам объекты. Такая точка зрения называется «модальный реализм». Каждый объект, существующий в каком-либо возможном мире, существует только в нем, и нигде больше. Это значит, что возможные миры Льюиса не пересекаются между собой. Мы не можем достичь другого возможного мира ни на каком логическом «миролете». Льюис аргументирует против трех альтернативных теорий возможных миров, которые он называет «эрзац-терии». Это теория возможных миров как абстрактных положений дел (Крипке), как полных описаний (Гудмен), и как «картин мира» или «положений дел» истинных в некоем другом, «магическом» смысле, нежели обычные высказывания о положениях дел. Все три теории предлагали объяснения истинности таких контрфактических предложений, как «если бы здесь взорвалась атомная бомба, то я бы погиб» через описание возможных состояний «меня» в том или ином мире. В качестве альтернативы Льюис вводит теорию «двойников», согласно которой истинность контрфактического высказывания зависит от того, случилось ли с «двойником» меня в каком-либо мире при прочих равных такое событие. Отношение «достижимости» между мирами, прославившее Сола Крипке (одного из основных оппонентов Льюиса) он заменяет на отношение «сходства». Контрфактическое высказывание истинно, если в мире, наиболее схожем с нашим, такое событие произошло. Оно ложно, если при всех прочих равных, такое событие не произошло. Произошло оно или нет, мы узнаем из анализа контрфактического высказывания.

Льюис также знаменит как один из ранних сторонников материализма в философии сознания. Он придерживался особой точки зрения на психические процессы, которая называется «теория тождества по типу» (type-identity theory). В отличие от обычной теории тождества (token identity theory), в которой с состояниями мозга отождествляются только отдельные состояния психики, «теория тождества по типу» более строга. Стандартная теория тождества предполагает что, несмотря на то, что «отдельные» (token) состояния мозга тождественны состояниям психики, те же состояния психики могут быть тождественны и иным состояниям мозга. Этот тезис называется тезисом «множественной реализации» и ведет к функционализму в философии сознания (психические состояния как функции мозга), который означает, что одинаковые состояния психики могут возникать у разных существ (с разным биохимическим составом мозга) и даже у электронных устройств (представим себе, например, сложный электронный мозг). Льюис более строг в отношении состояний мозга и одновременно более мягок в объяснении состояний веры во что-либо, не отклоняясь здесь от точки зрения здравого смысла. Вера во что-либо (belief) может быть объяснена в рамках физикалистской картины мира, где существуют только физические состояния пи помощи той роли, которую она играет в поведении людей. Эта точка зрения Льюиса получила название «функционализм каузальной роли» или «каузально-торетический функционализм». Для сведения верований к той роли, которую они выполняют в поведении людей, Льюис использует процедуру, получившую название «метод Рамсея-Льюиса» (здесь Льюис обращается к наследию британского философа Фрэнка Рамсея). Метод Рамсея («рамсификация») в философии математики имел своим результатом сведение сложной теории типов Рассела к более простой теории типов. Метод Рамсея-Льюиса заключается в перенесении анализа контрфактических высказываний на анализ «предложений мнения». Нужно отметить, что анализ «предложений мнения» всегда был большой проблемой для теоретиков тождества -они либо объяснялись через диспозиции (установки, предрасположенности), либо оставались за рамками объяснения.

Философия Д. Льюиса представляет собой один из наиболее ярких переходов от логической проблематики к проблематике философской. Развитие семантики модальной логики, в которое внесли свою лепту и работы Льюиса, позволило ему перейти от проблематики логической к проблематике философской в рамках самой фундаментальной дисциплины - метафизике. Философия Льюиса представляет собой пример того, как метафизика основывается на решении теоретических проблем в философской логике.

Метафизика модальности Д. Льюиса - «модальный реализм» не является платонизмом в понимании модальности, а наоборот, представляет собой разновидность номинализма. Именно четко выраженная номиналистическая позиция, в совокупности с мереологическим пониманием соотношения части и целого, позволила

Льюису плодотворно использовать свои идеи в области семантики модальной логики для построения метафизики.

Теоретический», или «каузальный» функционализм Д. Льюиса представляет собой разновидность монизма в философии сознания и является онтологически нейтральным по отношению к вопросу о том, что составляет последнюю основу реальности - материя или дух. Использование Льюисом термина «материализм» применительно к своим философским взглядам является лишь данью времени, философской моде и естественнонаучной традиции, в рамках которой он был воспитан.

Каузальный функционализм вписывается систему «супервенции Юма» и «модального реализма», таким образом, являясь частью общей философской системы. Поэтому, хотя и с некоторыми оговорками, можно говорить об особой философской системе Д. Льюиса, рисующей в аналитических терминах общую картину реальности, того что существует, что может и не может быть. Философия Льюиса предстает и в качестве особой «картины мира», генетически связанной с философским натурализмом и физикализмом. Именно развитие аналитической философии и логики позволило построить такую систему, и именно аналитическое наследие обусловило двойственность в возможном понимании философии Льюиса.

Данная двойственность связана с диалектической проблемой, суть которой состоит в том, что, с одной стороны, теории и методы определяют результат - в данном случае, метафизику, а с другой стороны, общеметафизические воззрения предопределяют выбор инструментария. В случае философии Льюиса, общеметафизическим воззрением являлся номинализм, а инструментарием - разработанные им теории, одновременно основывающиеся и являющиеся результатами анализа оснований семантики модальной логики и проблематики соотношения части и целого.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Веретенников, Андрей Анатольевич, 2007 год

1.Gerhard P., Frank S. (eds.) Reality and Humean Supervenience: Essays on the Philosophy of David Lewis. Rowman & Littlefield, 2001;

2. Jackson F., Priest G. (eds.) Lewisian Themes. The Philosophy of David K. Lewis. Oxford, 2004;

3. Nolan D. David Lewis. (Philosophy Now). Montreal & Kingston. Ithaca, 2005;

4. Литература по теме диссертации.

5. Quine, W.V.O. From the Logical Point of View. Camb. Mass., 1953;

6. Goodman, N. Fact, Fiction, and Forecast, Atlantic Highlands, NJ: Athlone Press, 1954;

7. Prior, Arthur A. Time and modality: Being the John Locke lectures for 1955-6 delivered in the University of Oxford (John Locke lectures 1955). Clarendon Press, 1957;

8. Carnap, R. Introduction to Symbolic Logic. Dover. NY, 1958;

9. Quine, W.V.O. Word and Object. Camb. Mass., 1960;

10. Rescher, Nicholas, (ed.) Studies in Logical Theory, Oxford: Blackwell, 1968;

11. Caton, С. (ed.) Philosophy and Ordinary Language, Atlanta, Urbana, London, 1970;

12. Linsky, Leonard. Reference and Modality (Readings in Philosophy Series). Oxford U.P., 1971;

13. Leblanc, Hugues. Truth, Syntax and Modality. North Holland, 1973;

14. Montague, R. Formal Philosophy, Yale U.P., 1974;

15. Hintikka, Jaakko. The Intentions of Intentionality and Other New Models for Modalities. Springer, 1975;

16. Rescher, N. A theory of possibility: A constructivistic and conceptualistic account of possible individuals and possible worlds. University of Pittsburgh Press, 1975;

17. Rorty, A. 0. (ed.) The Identities of Persons, Berkeley, CA: University of California Press, 1976;

18. Reichenbach, Hans. Laws, Modalities, and Counterfactuals // оигинальное название "Nomological Statements and Admissible Operations" (Studies in the Logic of Science, Vol. 4). University of California Press, 1977;

19. Plantinga, A. The Nature of Necessity, New York: Clarendon Press, 1989, первое изд. (Clarendon Library of Logic and Philosophy). Oxford University Press, 1979;

20. Loux, Michael J. (Ed.). The Possible and the Actual: Readings in the Metaphysics of Modality. Cornell University Press, 1979;

21. Bradley Raymond, Swartz Norman. Possible Worlds: An Introduction to Logic and Its Philosophy. Hackett Pub Co Inc, 1979;

22. Jeffrey, R. C. (ed.) Studies in Inductive Logic and Probability, vol. II, Berkeley, CA: University of California Press, 1980;

23. Brody, B.A. Identity and Essence, Princeton, NJ: Princeton University Press, 1980;

24. Kripke, Saul A. Naming and Necessity. Camb. MA, 1980;

25. Eikmeyer Hans-Jurgen, Rieser Hannes (Eds.). Words, Worlds, and Contexts: New Approaches in Word Semantics. Walter de Gruyter, 1981;

26. Harper, W. L., Stalnaker, R. and Pearce, G. (eds). IFS: Conditionals, Belief, Decision, Chance, and Time, Dordrecht and Boston, MA: Reidel, 1981;

27. Stalnaker, R. Inquiry, Cambridge, MA: Bradford Books, 1984;

28. Holt, John E. Instuctor's Manual to accompany Informal Logic Possible Worlds and Imagination. McGraw-Hill Book Company, 1984;

29. Nolt, John Eric. Informal Logic: Possible Worlds and Imagination. McGraw-Hill Companies, 1984;

30. Mates, B. The Philosophy of Leibniz: Metaphysics and Language, New York: Oxford U.P., 1986;

31. Stalnaker Robert C. Inquiry. The MIT Press, 1987;

32. Cresswell, M.J. Semantical Essays, Possible Worlds and their Rivals (Studies in Linguistics and Philosophy). Springer, 1988;

33. Armstrong, D.M. A Combinatorial Theory of Possibility, Cambridge: Cambridge U.P., 1989;

34. Sanford, D.H. If P then Q: Conditionals and the Foundations of Reasoning, London and New York: Routledge, 1989;

35. Porter, Peter. Possible Worlds. Oxford University Press, 1989;

36. Williamson, T. Identity and Discrimination, Oxford: Blackwell, 1990;

37. Jackson, Frank, (ed.) Conditionals: Oxford Readings in Philosophy, Oxford: Oxford University Press, 1991;

38. Engel, P. The Norm of Truth. Toronto Univ. Press. Buffalo, 1991;

39. Noonan, H. W. (ed.) Identity, Aldershot: Dartmouth, 1993;

40. Guttenplan, S. (ed.) A Companion to Philosophy of Mind, Oxford: Blackwell, 1994;

41. Marcus, Ruth Barcan. Modalities: Philosophical Essays. Oxford University Press (reprint edition), 1995;

42. Cirincione, Janine, Ferraro Michael. Possible worlds. Allentown Art Museum, 1999;

43. Mohanty, J.N. Logic, Truth and the Modalities: from a Phenomenological Perspective. Springer, 1999;

44. Tymieniecka, A-T. (Ed.) The Phenomenological Realism of the Possible Worlds: The 'A Priori', Activity and Passivity of Consciousness, Phenomenology and Nature (Analecta Husserliana). Springer, 1999;

45. Dolezel, Lubomir. Heterocosmica: Fiction and Possible Worlds (Parallax: Re-visions of Culture and Society). The Johns Hopkins University Press, 2000;

46. Chakravarti, Sitansu S. Modality Reference and Sense: An Essay in the Philosophy of Language. Munshirm Manoharlal Pub Pvt Ltd, 2001;

47. Wiggins, D. Sameness and Substance Renewed, Camb. U.P. London, 2001;

48. McLeod, Stephen K. Modality and Anti-Metaphysics (Ashgate New Critical Thinking in Philosophy). Ashgate Pub Ltd, 2001;

49. Nolan, Daniel. Topics in the Philosophy of Possible Worlds (Studies in Philosophy). Routledge, 2002;

50. Divers, John. Possible Worlds. Routledge, 2002;

51. Jacuette Dale (ed.) Philosophy of Logic. An Anthology. Blackwell, 2002;

52. Stalnaker, R. Ways a World Might Be: Metaphysical and Anti-Metaphysical Essays, New York: Oxford U.P., 2003;

53. Girle, Rod. Possible Worlds. McGill-Queen's U.P., 2003;

54. Plantinga, A. Essays in the Metaphysics of Modality. Oxford University Press, 2003;

55. Sider, Theodore. Four-Dimensionalism: An Ontology of Persistence and Time (Mind Association Occasional Series). Oxford U.P., 2003;

56. Inwagen, Peter Van. Ontology, Identity, and Modality (Cambridge Studies in Philosophy). Cambridge U.P., 2003;

57. Melia, Joseph. Modality (Central Problems of Philosophy). McGill-Queen's U.P., 2004;

58. Fine, Kit. Modality and Tense: Philosophical Papers. Oxford U.P., 2005;

59. Kalderon, Mark Eli (Ed.). Fictionalism in Metaphysics. Oxford U.P., 2005;

60. Arregui, Anna. On the Accessibility of Possible Worlds: The Role of Tense and Aspect. BookSurge Publishing, 2005;

61. Benovsky, Jiri. Persistance Through Time, and Across Possible Worlds. (Epistemische Studien). Ontos Verlag, 2006;

62. MacBride, Fraser (Ed.). Identity and Modality (Mind Association Occasional Series). Oxford U.P., 2006;

63. Ronen, Ruth. Possible Worlds in Literary Theory (Literature, Culture, Theory). Cambridge U.P., 2006;

64. Dummett, Michael. Thought and Reality (Lines of Thought). Oxford U.P., USA, 2006;

65. Hawthorne, John. Metaphysical Essays. Oxford University Press, 2006.

66. Zimmerman, Dean (ed.) Oxford Studies in Metaphysics: Volume 2 (Oxford Studies in Metaphysics). Oxford U.P., 2006.

67. Bigaj, Tomasz. Non-Locality and Possible Worlds: A Counterfactual Perspective on Quantum Entanglement. Ontos Verlag, 2007;

68. Loux, Michael (Ed.) Metaphysics: Contemporary Readings (Routledge Contemporary Readings in Philosophy). Routledge, 2007;

69. Kripke, S.A. 'Outline of a Theory of TruthJournal of Philosophy 72 (19): 690-716. 1975;

70. Kripke, S.A. 'Speaker's Reference and Semantic Reference', Midwest Studies in Philosophy 2: 255-76. 1977;

71. Kripke, S.A. 'A Puzzle About Belief, in Margalit A. (ed.) Meaning and Use, Dordrecht: Reidel, 239-83. 1979;

72. Литература на русском языке.

73. Крнпке С.А. Семантический анализ модальной логики, части 1-Й // в кн.: Фейс Р. Модальная логика. М., 1974;

74. Крипке С.А. Неразрешимость одноместного модального исчисления предикатов // в кн.: Фейс Р. Модальная логика. М., 1974;

75. Крипке С.А. Теорема полноты в модальной логике // в кн.: Фейс Р. Модальная логика. М., 1974;

76. Крипке С.А. Семантическое рассмотрение модальной логики // Семантика модальных и интенсиональных логик. М., 1981;

77. Лейбниц Г.В. Сочинения в четырех томах. Т. 1. М., 1982;

78. Крипке С.А. Загадка контекстов мнения // Новое в зарубежной лингвистике. М., 1986. Вып. XVIII. С. 194-241;

79. Марголис Дж. Личность и сознание. Перспективы нередуктивного материализма. М., 1986.

80. Карнап Р. Значение и необходимость. Исследование по семантике и модальной логике. Биробиджан., 2000;

81. Аналитическая философия: становление и развитие. (Антология). Под. ред. А.Ф. Грязнова. М., 1997;

82. Куайн У.В.О. Слово и объект. М., 2001;

83. Дэвидсон Д. Истина и интерпретация. М., 2003;

84. Карнап Р. Философские основания физики. М., 2003;

85. Куайн У.В.О. С точки зрения логики. Томск., 2004;

86. Ледников Е.Е. Критический анализ номиналистических и платонистических тенденций в современной логике. Киев, 1973;

87. Юлина Н.С. Проблема метафизики в американской философии XX века. М., 1976;

88. Никифоров А.Л. От формальной логики к истории науки: критический анализ буржуазной методологии науки. М., 1983;

89. Смирнова Е.Д. Логика и философия. М., 1996;

90. Макеева Л.Б. Философия X. Патнема, М., 1999;

91. Юлина Н.С. Очерки по философии в США. XX век. М., 1999;

92. Порус В.Н. Проблемы рациональности. М., 1999;

93. Дубровский Д.И. Проблема идеального. М., 2000;

94. Черняк А.З., Лебедев М.А. Онтологические проблемы референции. М., 2000;

95. Сидоренко Е.А. Логика, парадоксы, возможные миры. М., 2002.;

96. Никоненко C.B. Английская философия XX века. СПб., 2003.;

97. Юлина Н.С. Головоломки проблемы сознания. М., 2004;

98. Никифоров A.JI. История и философия науки. М., 2004;

99. Ивин A.A. Импликации и модальности. М., 2004;

100. Грязнов А.Ф. Аналитическая философия. М., 2005;

101. Васюков B.JI. Квантовая логика. М., 2005;

102. Левин Г.Д. Проблема универсалий. Современный взгляд. М., 2005;

103. Аналитическая философия. / Колл. авторов. Под. ред. М.В. Лебедева, А.З. Черняка. М., 2006;

104. Вильянуэва Э. Что такое психологические свойства? Метафизика психологии. М., 2006;

105. Юлина Н.С. Философский натурализм. М., 2007;

106. Дубровский Д.И. Философия сознания, М., 2007;

107. Никоненко С.В. Аналитическая философия. СПб., 2007.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 278147