Философские и общественно-политические взгляды русских масонов второй половины XVIII- первой четверти ХIХ вв. тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.03, доктор философских наук Аржанухин, Сергей Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Философские и общественно-политические взгляды русских масонов второй половины XVIII- первой четверти ХIХ вв.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 38696
Год: 
1996
Автор научной работы: 
Аржанухин, Сергей Владимирович
Ученая cтепень: 
доктор философских наук
Место защиты диссертации: 
Екатеринбург
Код cпециальности ВАК: 
09.00.03
Специальность: 
История философии
Количество cтраниц: 
398

Оглавление диссертации доктор философских наук Аржанухин, Сергей Владимирович

Введение.

Глава I. Проблемы изучения истории философских и общественно-политических взглядов русских масонов второй половины XVIII - первой четверти XIX вв.

§ 1. Историко-философская проблематика в масоноведческих исследованиях XIX в.

§ 2. Исследования философского и общественно-политического мировоззрения русского масонства в XX в.

§ 3. Этапы истории русского масонства: опыт идейной борьбы и единства.

§ 4. Опыт создания источникового комплекса изучения истории философских и общественно-политических взглядов отечественных каменщиков.

Глава II. Философское мировоззрение русского масонства.

§ l.j Историософская проблематика русского масонства на путях самопознания.

§ 2. Человек в мире: общие идеи и понятия нравственной философии.

§ 3. Масонское учение о свободе воли и самопознании.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Философские и общественно-политические взгляды русских масонов второй половины XVIII- первой четверти ХIХ вв."

Актуальность темы исследования

Актуальность темы проводимого исследования задается координатами трех основных составляющих: "практической", "теоретической" и "аксеологической".

По мере того, как российское общество приобретает черты открытости и преодолевает сложившиеся за долгие годы идеологические штампы, история и теория отечественного масонства становится предметом постоянного пристального внимания со стороны общественного сознания. В настоящее время вряд ли возможно назвать такой массовый общественно-политический, или литературно-публицистический журнал, на страницах которого бы не поднимался вопрос о том, что есть масонство. Средства массовой информации активно используют "масонскую тему". В силу различных причин в обыденном общественном сознании сформировался преимущественно негативный образ масонства. Во многом данное обстоятельство связано с тем, что в периодической печати регулярно появлялись сообщения о западных масонских организациях, которые, используя "различные тайные орудия", активно влияют на общественно- политическую жизнь не только отдельных государств, но и целых регионов, вызывая дестабилизацию общественных процессов. Естественно, что все отрицательные характеристики, вольно или невольно, переносятся и на отечественное масонство, его прошлое и настоящее. С другой стороны, отечественные национально-патриотические силы активно разыгрывают "масонскую карту", что, прежде всего, находит свое выражение в России, по их мнению, в перманентных "жидо-масонских заговорах". В результате, возникла ситуация, когда оценка русского масонства сложилась до того, как выяснено действительное содержание данного явления и, прежде всего, философских и общественно-политических взглядов отечественных масонов.

Надо сказать, что обыденное сознание и общественное мнение практически сразу приписывает враждебные черты всему тому, что кажется ему таинственным и непонятным. Преодолеть сложившиеся стереотипы восприятия и оценки - дело непростое. Вместе с тем, остроту создавшегося положения придают регулярные сообщения о том, что и в современной России также, как и на Западе, начинают открываться и действовать все новые и новые масонские ложи. В настоящий период российской истории, когда активно складываются новые социальные структуры, а старые - еще окончательно не ушли с общественно-политической арены, общественные процессы характеризуются, как правило, поляризацией и напряженностью. Вполне естественно, что для массового общественного сознания возникают вопросы, среди которых: "не есть ли это вновь происки мирового масонства?". И здесь "практическая" координата оказывается непосредственно связанной с "теоретической".

В настоящее время сложно указать такую теоретическую работу по отечественному масонству, в которой бы в качестве самостоятельной темы исследования раскрывалась система ценностных ориента-ций отечественных каменщиков. В большинстве случаев на прилавках книжных магазинов лежит публицистическая литература о масонстве, главная особенность которой состоит в том, что она констатирует и развивает в рамках своих возможностей уже сложившиеся негативно-враждебные штампы. Однако, реальная практика вызывает к жизни настоятельную потребность в теоретическом осмыслении развивающихся внецерковных форм религиозности в России, среди которых одно из видных мест начинает вновь занимать отечественное масонство. В границах историко-философских исследований данная потребность все в большей степени осознается, а процесс расширения негосударственных общественных связей (к числу которых относятся и масонские) с другими странами, стимулирует теоретическое осмысление. Естественно, что возникают вопрос об истоках происхождения и своеобразии философского мировоззрения русского масонства по сравнению, прежде всего, с западно-европейскими формами. "Теоретическая" координата как раз и выражает объективную заинтересованность дать историко-философский ответ на поставленный вопрос.

Черты "объемного" характера заявленной темы исследования прии «» ТГ о It даются значением третьей составляющей - аксеологическои координатой. Она выражает необходимость в создании такого механизма духовного производства, который бы обеспечивал, с одной стороны, своевременный отклик историко-философских исследований на потребности общественной практики, а с другой - практическое применение полученных теоретических результатов. Единство и взаимопереход теории и практики обеспечивает поступательную стабильность в развитии общественной жизни и возможность прогнозировать общественные процессы.

Точка пересечения значений выделенных координат как раз и определяет актуальность заявленной темы исследования.

Степень разработанности проблемы

Последнее десятилетие XX века в историко-философских исследованиях отечественной философской мысли уже получило метафорическое обозначение, а вместе с этим и точную оценку, "времени возвращения имен". Прежде всего данное словосочетание относится к изучению русского религиозно-философского ренессанса начала XX века и к анализу отечественной философии так называемого "русского зарубежья". Многочисленные публикации на страницах периодической печати философских текстов, долгие годы хранившихся в фондах спецхранов, фундаментальные аналитические обзоры русских зарубежных философских и общественно-политических журналов, статьи и монографические работы, посвященные анализу "репрессированной философии", - все говорит о том, что религиозно-философское творчество русских мыслителей начинает прочно входить в современный научно-исследовательский оборот.

И чем плодотворнее идет исследование, тем настойчивее ставится вопрос об истоках и смысле религиозно-философской традиции в светской культуре России. Постепенно и, надо сказать, закономерно, коллективная исследовательская мысль приходит к XVIII столетию, к тому времени, которое по праву носит имя "века секуляризации". Начинает меняться "универсальная" (читай - до недавнего времени, по существу, официально утвержденная) схема историко-философского процесса в России, когда основная и главная линия развития русской философии была связана прежде всего с именем А.Н.Радищева, затем следовали декабристы, которые "разбудили Герцена", а он в свою очередь . и т.д. Осознается настоятельная потребность в новых подходах и создании иной периодизации истории отечественной философии, отличной от абстрактной односторонности известной революционно-материалистической схемы, которая, естественно, оставляла в стороне все, что не умещалось в ее идеологически ориентированные рамки.

В этом напряженном стремлении понять историю отечественной философии в ее целостности и развитии, когда "старое" понимание до конца не ушло, а "новое" - не окрепло и не приобрело окончательные права гражданства, многое еще не поддается логике и строго научному объяснению. Но уже сейчас интуитивно ясно, что религиозно-философская традиция в светской культуре России непосредственно связана с процессом секуляризации, наиболее плодотворно раскрывшемся в веке XVIII и закрепившем свои успехи в начале XIX. Эта первая интуиция и приводит к необходимости рассмотрения того, как и в какой форме философская мысль вышла за пределы ортодоксального церковного контроля к свободному религиозно- философскому творчеству. На одно из первых мест, отвечающего потребностям "свободы", безусловно, надо поставить такое философское направление отечественной мысли как русское масонство XVIII - первой четверти XIX в.

История изучения философских и общественно-политических взглядов русских масонов складывалась далеко непросто не только в XIX, но, прежде всего, в XX веке. Первоначально, в исследованиях XIX столетия философское мировоззрение отечественных каменщиков рассматривалось как подчиненный момент, включенный в общеисторическое изучение истории вольнокаменщического движения России. Для масоноведческих исследований XIX века говорить о интересующей нас проблеме как "проблеме" еще не приходится. Скорее, это был один из частных моментов, который решался в соответствии с общими задачами исторического исследования. Это - во-первых. Во-вторых, масоноведческие исследования проводились в то время, когда история отечественной философской мысли еще не стала самостоятельной научной дисциплиной, и, как одно из следствий подобного положения, приводимые историко-философские оценки масонского мировоззрения носили фрагментарный, несистематизированный характер. Тем не менее, в работах С.В.Ешевского, В.О.

Ключевского, М.Н.Лонгинова, А.И.Незеленова, ПЛПекарского, А.Н. Пыпина, Н.С.Тихонравова и целого ряда других замечательных ученых была заложена прочная основа для создания истории русского масонства XVIII - первой четверти XIX веков, что, в свою очередь, создавало реальную возможность и для последующего историко- философского изучения интересующей нас проблемы.

Яркие, но во многом трагические события российской истории XX столетия отложили свой отпечаток и на исследовательскую мысль. Традиции прошлого века в изучении истории и теории русского масонства продолжили в своем творчестве Я.Л.Барсков, Г.В.Вернадский, Н.К.Пиксанов, Т.О.Соколовская, А.В.Семека, Е.И.Тарасов, В.Н.Тукалев-ский и ряд других. Масонство уже рассматривалось в широком контексте культурных изменений, происходящих в России XVIII-XIX веков, а вместе с этим отчетливо проявлялся и комплексный характер проводимых исследований. В начале XX столетия плодотворность изучения была поставлена в прямую зависимость от степени: во- первых, обобщения результатов, накопленных масоноведческими исследованиями различных гуманитарных дисциплин; во-вторых, научного анализа религиозно-философского мировоззрения отечественных каменщиков обозначенного периода.

Уже в первые десятилетия отчетливо проявляется интерес философов "по профессии" к осмыслению отечественного историко-философского процесса как целостного явления. В печати начинают появляться очерки истории русской философии. Однако, философские и общественно-политические взгляды русских масонов оказались не выделены в качестве относительно самостоятельного предмета изучения. Иными словами, та потребность, которая сложилась, прежде всего, в области исторического гуманитарного знания не нашла своего непосредственного прямого отклика, а известные события 1917 года на долгое время поставили под вопрос объективное и всестороннее изучение религиозно-философской мысли России как в целом, так и систему ценностных ориентаций отечественных каменщиков в том числе.

В результате, история русской философии как складывающаяся самостоятельная научная дисциплина, еще не успев окрепнуть, оказалось расколота на два направления. Первое развивалась уже за пределами России, получив название "русского философского зарубежья". А другое,- "советское", в силу различных причин, в меньшей степени интересовало знание масонских философских текстов, и тех исторических материалов, которые хранятся в стенах рукописных архивов и закрытых фондов. Не удивительно, что именно в историко-философских исследованиях "советского периода", практически нет дискуссий по обозначенной проблеме. Чаще всего авторы рассуждают по нехитрому принципу "я и масонство", а вопрос о преемственности накопленных результатов предшествующими поколениями масонове-дов XIX - первых десятилетий XX века, по существу, не ставится.

В основном, теоретические основы оценки философских и общественно-политических взглядов отечественных каменщиков XVIII -первой четверти XIX веков для "советской" историко-философской школы были заложены Г.В.Плехановым в его неоконченной работе "История русской общественной мысли". Последующие поколения советских историков философии в различной авторской форме повторяли сделанные им выводы.

В результате, современное изучение истории философского мировоззрения русских масонов состоит из ряда парадоксов. И первый парадокс, которые отчетливо виден даже при поверхностном знакомстве с теоретическими разработками истории отечественной философской мысли интересующего нас периода, состоит в том, что, с одной стороны, нельзя не признать существования в философском движении России XVIII - начала XIX века такого устойчивого направления как русское масонство, с другой - как это понять и объяснить с позиции устоявшейся схемы, что магистральная линия развития историко-философского процесса России связана с материализмом и революционными обычаями.

Зафиксированный на поверхности историко-философского знания парадокс есть неминуемое следствие и результат другой парадоксальной ситуации, которая связана уже с более глубинными процессами, происходящими в исторической науке в целом.

История русской философии является составной частью общеисторического процесса. Данное положение не требует каких либо комментариев и воспринимается на уровне аксиомы. Однако, когда речь заходит об взаимоотношениях истории России и истории русской философии как научных дисциплин, то оно настоятельно требует своих комментариев, а высказанная аксиома - скорее образ желаемого будущего, определенный проект, чем существующая реаль

И о v здесь мы выходим на новый качественный уровень в понимании степени разработанности проблемы.

Суть парадоксальной ситуации сводится к следующему. До сих пор нет развернутой, исторически последовательной картины масонского движения в России XVIII - первой четверти XIX веков. Известен целый ряд переломных событий в отечественной истории, связанных с потрясениями и дестабилизацией общественных процессов, в которых непосредственное участие принимали члены масонских лож. Среди таких событий можно выделить, например, приход к и власти Екатерины И, убийство Павла I, восстание декабристов и целый ряд других. Вполне естественен вопрос: в какой связи и зависимости находится эта цепь событий и масонское мировоззрение? Эмоциональную напряженность выделенному вопросу придает знание об участии западных масонов практически во всех главных политических событиях Европы, включая, конечно же, и Великую французскую революцию.

Любое историческое событие становится фактом истории, а не

О II и II и простои летописнои констатацией, если оно рассматривается вместе с анализом того сознания, которое и вызвало к жизни данное явление. Иными словами, речь идет об исследовании и четком понимании мотивов, целей, задач самих участников событий, а в конечном итоге, с теоретическим осмыслением системы ценностных ориентаций действующих лиц. Конечно, это далеко неполный перечень положений, на который необходимо получить ответ. Но только так можно понять, каким образом теоретические положения воплощаются в практику, а с другой стороны, как сама действительность входит в жизнь реально функционирующего сознания.

В настоящее же время, у историков нет развернутой теории развития масонского мировоззрения и его "ядра" - масонской философии, включая сюда и общественно-политические взгляды каменщиков (под последним в проводимой работе понимается социальная философия, решающая вопрос об отношении личности и общества), что и не дает возможности в полной мере оперировать фактами как "историческими фактами" и создать законченную картину масонского движения в России. Конечно, можно упрекнуть уже историков отечественной философии в том, что необходимая работа не проведена, что они чего то не досмотрели и увлеклись не тем, чем надо. Но, с другой стороны, у них самих нет теории исторического процесса развития российского масонства как общественного движения. Возникает явление "замкнутого" круга, когда одно предполагает другое, а оно, в свою очередь, должно опираться на первое. И можно сколько угодно кивать друг на друга, но дело от этого не сдвинется с места. Справедливости ради надо отметить, что у историков "по профессии" (как, впрочем, и у филологов и культурологов) оказалось чуть больше энтузиазма в стремлении проникнуть в "тайны" масонского сознания, чем у историков отечественной философии.

В современной историко-философской литературе можно выделить два полюса в оценке мировоззрения отечественного масонства второй половины XVIII - первой четверти XIX вв.: один связан с расширительным толкованием масонства как универсального средства в объяснении практически всех главных событий отечественной истории не только обозначенного периода времени, но и последующего XX столетия; второй - определяет масонство как узкокастовое образование, которое, хотя и имело место в России, однако существенного влияния на развитие общественной жизни и характер культуры не оказало.

В пределах выделенных полюсов дается оценка степени прогрессивности (реакционности) идеологии отечественного каменщичества. Традиционно этот вопрос ставится и решается в связи с эпохой Просвещения. В научной литературе (общеисторической, историко-философской, филологической, культурологической и др.) выделяется следующие "схемы" оценок: а) философские и общественно- политические взгляды русского масонства не имеют ничего общего с теми ценностями, которые пропагандировались и воплощались в жизнь русским Просвещением, и, более того, идеология масонства носила враждебный, а в иные моменты и открыто мракобесный характер по отношению к позитивным тенденциям XVIII - начала XIX веков; б) системы ценностных ориентаций русского масонства и отечественного просвещения хотя и совпадающие явления по ряду положений, однако далеко нетождественные, поскольку целый ряд проблем, которые относятся к качественному своеобразию эпохи Просвещения, находятся либо на периферии, либо за пределами масонских интересов; в) русскою масонство развивается в общем русле идеологии отечественного Просвещения, представляя одно из его течений, наряду с "русским вольтерианством", "русским гуманизмом", "школьной философией", и другими, и, как таковое, должно быть понято и охарактеризовано с учетом данного положения.

На основании приведенных оценок складывается впечатление, что речь идет не о одном и том же общественном образовании, а о совершенно различных, не похожих друг на друга явлениях, получивших на поверхности эмпирической реальности по странному стечению обстоятельств условно-расплывчатое название "русское масонство". Общее методологическое положение, что сущность исследуемого предмета не меняется от точки зрения его рассмотрения, как будто бы не касается русского масонства.

При столь разнообразном понимании отечественного каменщи-чества XVIII - первой четверти XIX века в современной научной литературе вполне естественно обратиться к его изучению и выяснить действительное содержание философских и общественно-политических взглядов русских каменщиков.

Состояние разработанности проблемы диссертационной работы определяет ее цель - исследовать систему ценностных ориентаций русских масонов на мир в целом, его развитие и на отношение человека и общества.

В соответствии с поставленной целью формулируются следующие задачи исследования: во-первых, установить границу "теоретически освоенного - теоретически непознанного" на основании изучения историографии вопроса; во-вторых, выявить и наиболее представительную историческую линию развития отечественного каменщичества; в-третьих, наметить наиболее представительные источники, на основании анализа которых проводится изучение; в-четвертых, зафиксировать основные идеи и понятия, которые разрабатывались в религиозно-философском творчестве русскими масонами; в-пятых, отметить дальнейшие перспективы и направления изучения заявленной темы исследования.

Кокретизация решаемых задач осуществляется в ходе исследовательской работы.

Методологическая основа и источниковая база работы Общей методологической основой в создании максимально полной картины философского мировоззрения отечественных вольных каменщиков и определении его места и роли в историко-философском процессе России выступают принципы историзма и всесторонности анализа.

Источниковую базу составляют оригинальные (печатные и рукописные) масонские тексты, которые: а) введены в научный исторический оборот; б) известны, но еще не получили необходимого и достаточного теоретического историко-философского осмысления; в) еще не известны современной историко-философской науке.

Рукописный характер источников исследования определил необходимость использования эмпирических методов исследования. Методами предварительной обработки материала в работе являются текстологический анализ, сопоставление списков и их редакций, атрибуция источников. Рукописные источники, составляющие базу исследования, принадлежат Российской Национальной Библиотеке, Библиотеке Российской Академии наук, Институту русской литературы (Пушкинский дом) Российской Академии наук.

Научная новизна исследования

Научная новизна проводимой работы определяется характером поставленной в ней проблемы, является формой выражения степени ее разработанности и обуславливается главной целью и решаемыми задачами. Она направлена на углубление и уточнение современных историко-философских знаний о религиозно-философской традиции в российской истории. Положения и выводы исследования адресованы: во-первых, на формирование эмпирической источниковой базы историко-философского анализа мировоззрения русского масонства; во-вторых, на осмысление историографии истории русской философии как неотъемлемой части историко-философского процесса; в-третьих, на развитие степени теоретической и методологической вооруженности отечественной историко-философской науки в анализе сложных, малоизученных проблем; в-четвертых, на создание концепции истории философских и общественно-политических взглядов отечественных масонов; и, в-пятых, на определение дальнейших перспективных направлений в изучении заявленной темы.

В этой связи научная новизна заключается в следующем:

- обобщен опыт масоноведческих исследований XIX-XX веков и обозначены основные направления, по которым шло изучение философских и общественно-политических взглядов русских масонов;

- установлены на основании конкретно-исторического анализа те масонские системы, которые играли определяющую роль в вольнока-менщическом движении России, а в их границах обозначены историко-философские источники, которые наиболее представительны для философского мировоззрения русского масонства;

- проведен опыт классификации источников истории философских и общественно-политических взглядов вольных каменщиков;

- выявлены исторические условия формирования системы ценностных ориентаций масонства, которые позволяют рассматривать вольное каменщичество России как национальное явление в отечественной истории философии;

- впервые введены в историко-философский оборот целый ряд источников;

- выделены метафизические основания нравственной философии и установлены основные идеи и понятия религиозно-философской позиции отечественных масонов, определяющих отношение человека к миру и к обществу;

- проанализированы философские представления по проблемам свободы воли и отношению добра и зла;

- раскрыты общие черты и смысл масонского образа самопознания.

Научная и практическая значимость исследования Научная и практическая значимость работы непосредственно связана с элементами ее новизны. Полученные результаты исследования обладают чертами комплексного характера и могут быть использованы для решения основных и прикладных задач тех гуманитарных научных дисциплин, которые изучают развитие отечественной истории и культуры, и прежде всего, в преодолении тех парадоксов, которые были обозначены в степени разработанности проблемы. Материалы и выводы диссертационной работы нашли свое практическое применение и закрепление при чтении учебных курсов лекций "Философия как история философии" (Философия. Методические указания для студентов архитектурно-художественного института. Екатеринбург, 1993. 28 с. В соавторстве), "История русской философии" (авторская программа курса "История русской философии". Екатеринбург, 1993. 10 е.), факультативе "История религии и атеизма" (Программа "Основы научного атеизма". Свердловск, 1989. 12 с. В соавторстве), и спецкурсах "История мировой культуры" (Программа спецкурса "История мировой культуры". Свердловск, 1989. 16 с. В соавторстве), "Религиозно-философские взгляды русского масонства" (Программа авторского спецкурса "Религиозно-философские взгляды русского масонства: XVIII - первая четверть XIX вв". Екатеринбург, 1996. 8 е.).

Лекционные и практические занятия с использованием результатов и материалов исследования проводились для слушателей школы-семинара "Русская философия" (Москва), аспирантов Уральского государственного университета им. А.М.Горького и Института развития регионального образования Департамента образования Свердловской области, студентов Уральской архитектурно-художественной академии, Уральского государственного университета, Гуманитарного университета, лицеистов Специализированного учебно-научного центра (Лицея) при УрГУ.

Материалы диссертационного исследования применялись в серии радиопередач по истории и теории русского масонства в информационно-познавателыюй программе Свердловской государственной областной телерадио компании (октябрь-ноябрь 1994).

Научная и практическая значимость проводимой работы нашла свое выражение и подтверждение в научных конкурсах: исследовательский проект "Философские и общественно-политические взгляды русских масонов второй половины XVIII - первой четверти XIX вв (источниковедческий аспект)" решением Научного совета по проведению Всероссийского конкурса проектов по фундаментальным исследованиям в области гуманитарных наук 1993 года признан победителем; исследовательский проект "Философия как история философии" (в соавторстве) признан в 1994 году победителем I тура конкурса в рамках программы "Обновление гуманитарного образования в России"; исследовательский проект "Христианская философия русских масонов" в соответствии с итогами конкурса 1996 года получил поддержку Российского гуманитарного научного фонда.

Практическое воплощение материалов проводимой работы нашло также в разработке учебных курсов истории русской философии как для средних, так и высших учебных заведений: проект учебно- методического комплекса "Отечественная философия Х-ХХ вв" (в соавторстве) для образовательных учреждений Свердловской области по итогам конкурса 1995 года Института развития регионального образования Департамента образования Свердловской области признан победителем.

Структура работы определяется поставленной целью и совокупностью решаемых задач. Работа состоит из введения, двух глав (первая глава включает четыре, вторая - три параграфа), заключения, примечаний и списка литературы. В начале каждой главы даются: определение промежуточных целей, характеристики решаемых в связи с этим задач, а в конце каждого параграфа -краткое формулировка выводов и основных положений.

Следует особо подчеркнуть, что проводимое исследование заявленной темы осуществляется в границах обозначенной цели и решаемых задач. Оговорится по этому поводу необходимо по той простой причине, чтобы не предъявлять к нему тех специфических вопросов, которые лежат за пределами проводимого анализа.

Заключение диссертации по теме "История философии", Аржанухин, Сергей Владимирович

Заключение

Известие о гражданской смерти русского масонства, зафиксированное в указе Александра I от 1 августа 1822 года, оказалось "явно преувеличено". Русское масонство стало одной из устойчивых форм мировоззрения, оказывающих свое влияние на общественную жизнь России не только второй половины XVIII - первой четверти XIX столетия, но и последующего времени. Но не смотря на это, можно и сейчас повторить слова ПИПекарского, сказанные еще в прошлом веке, что изучением русского масонства у нас занимались так мало, что пробелы встречаются практически на каждом шагу. В данной работе как раз и ставилась цель восполнить такой существующий пробел и раскрыть основное содержание философских и общественно-политических взглядов русских масонов интересующего нас времени.

С самого начала изучения русского масонства отчетливо проявилась, хотя и не всегда осознавалась в отчетливой форме, следующая черта исследовательской работы - комплексный характер решаемых проблем и вопросов. Тема русского масонства требует привлечения специалистов из различных областей гуманитарного знания. Эффективность анализа каждой из научных дисциплин непосредственно зависит от результативности "смежных" областей гуманитарного знания. В связи с этим хотелось бы наметить ряд направлений в дальнейшем изучении заявленной темы исследования, которые представляют интерес не только специалистам по истории отечественной философии "по профессии".

Прежде всего, это - необходимость классификация и систематизация масонских источников. Только на этом пути возникает реальная возможность всестороннего и полного изучения философского мировоззрения русских каменщиков. Однако, материалы, которые хранятся в архивных фондах по истории русского масонства, как правило, не обработаны в достаточно полной степени. Подобное положение создает несомненные сложности в дальнейшей исследовательской работе.

Другое перспективное направление, непосредственно связанное с первым, устанавливает необходимость изучения историографии вопроса. В статьях и монографиях публиковался значительный объем источникового материала, который, безусловно, требует своего учета и дальнейшей аналитического изучения. Но не только. Для современного состояния историко-философских исследований в России характерно то, что практически мало известны результаты изучения философии отечественных масонов "русским философским зарубежьем".

Оба направления дают возможность для исследования философских и общественно-политических взглядов "масонских персоналий". Безусловный научный интерес представляет изучение взглядов Н.И.Новикова, И.Г.Шварца, С.И.Гамалеи, А.Ф.Лабзина, М.Невзорова, М.М.Сперанского и целого ряда других видных масонов. Религиозно-философские произведения этих авторов еще ждут своего скрупулезного анализа.

В данной работе выделяется ряд выводов и положений, которые, с одной стороны, определяют плодотворность данных направлений, а с другой - имеют самостоятельное научное значение. Это:

1. Для русских масонов Библия выступает одним из источников творческого вдохновения. Масонский взгляд принимает все, что родилось вне христианства, но если оно, по их мнению, согласуется с их представлениями о христианстве. Через освящение масонским образом христианства античные, средневековые и современные философы пользовались среди братьев непререкаемым авторитетом. Религиозная вера русских вольных каменщиков покрывала произведения этих авторов ореолом "святости" и ставила в общем ряду с Библией. К культурному наследию античности (и не только ее) было почти такое же отношение, как и к Священному Писанию. В масонском образе мысли выделяются определенные черты иконографичности, стремление говорить не "от себя лично", а ссылаясь на "просвещенных мудрецов" и воспроизводя установившиеся взгляды. В решении этого вопроса масоны исходили из максимы, которая определяла средневековое религиозное мышление: чем древнее - тем подлинней, чем подлинней - тем истинней.

2. Отличительной особенностью масонского взгляда на историю возникновения и развития вольного каменщичества выступает неразрывное единство священной и гражданской истории. При решении историософских вопросов вопросов основное внимание уделяется Пятикнижию Моисея. Священная история органично переходит в гражданскую. Между ними нет разрыва. Античность с ее мифологическими героями, средневековье, и то время, в котором жили и творили русские масоны, мыслились как единое целое. Культурное пространство раскрывалось в своей многомерности и последовательности. История как форма мышления, хотя и своеобразно понятая русскими масонами, становится неотъемлимой частью понимания не только прошлого, но и настоящего.

3. Анализ текстов показывает, что центральной линией развития человеческого рода для масонов выступает история масонского ордена. Он оказывается связующим звеном в сохранении подлинной человечности и Откровения, выступает как среда, в которой должно произойти единение с Богом. Дух Святой присутствует в каждом из людей, делая их сынами Божьими, считали масоны. Но Он раскрывается не в каждом из них, а только в "благоразумных". История мира в аспекте соединения человека с Богом как бы располагается концентрическими кругами, в центре которых стоит орден, а внутри него выделяется группа людей - просвещенных и мудрых, которые уже входят в соединение с Богом. Смысловое духовное единство исторического процесса жизни людей обеспечивается не Церковью, а орденом как "Храмом Бога Живого". Именно орден, степень его распространенности в общественной жизни является духовным проводником гармоничного устройства как самого общества, так и человека. Целостность исторического процесса сохраняется благодаря причастности к "Высшему знанию", а люди, на которых указал Божий Промысел, сохраняют и передают его, обеспечивая духовную основу развития человеческого рода. Масонство по своим целям и задачам служило удовлетворению религиозной потребности на внецерковной основе.

4.- Русское масонство было первым проявлением гражданской инициативы. Масонский орден занимался как "внутренней" - чисто масонской нравоучительной работой, так и "внешней" - общественной и филантропической деятельностью, он выступал как организационное и религиозно-идеологическое образование гражданского общества России XVIII-XIX веков. Он отчетливо показывал в своей исторически конкретной форме, что гражданское общество должно иметь (и в то время действительно имело) осознанные цели и задачи; должно само беспокоиться о собственном благе и следить за его сохранением. И масонский орден явился такой общественной формой самоорганизации, в которой вырабатывалась нравственно- религиозная программа поведения масонских братьев, указывалась и открывалась возможность неполитических путей развития российского общества (хотя отношение к государственной власти как таковой со стороны масонов было всегда подчеркнуто уважительное).

5. В основе масонской метафизики лежит положение о сотворен-ности мира - идея тварности мира. Натура имеет свой источник в Боге; Он предстает как Абсолют, по отношению к которому любое проявление бытия есть относительное. Бог является источником блага и центром совершенства. "Бог есть средоточие всего"- говорили братья. Для масонов мир нельзя мыслить вне Бога. Однако отождествлять Бога и натуру нельзя. Творец раскрывает Себя через натуру. Творение - это свободный дарственный акт Бога. Мир сотворен Божественной волей "из ничего". Творение "из ничего" - это догмат веры масонов, совпадающий с христианской традицией. Бытие Бога отражается в тварном. Назначение тварного и оправдание сотворенного состоят в ответном прославлении Его.

Целостность мира - одна из устойчивых черт масонских взглядов. Мир сотворен в определенном порядке и стройности из милосердия и любви. Мир для масонов предстает как живое целое, имеющее определенную структуру. Выделенная интуиция противостоит представи и Л лению о мире как о простои сумме различных вещей и процессов. В мире действует универсальная симпатия, которая связывает мир в единый организм - органическое целое. Взаимное притяжение, или "магнетизм", - понятие, часто употребляемое масонами XVIII - XIX веков, укрепляет узы взаимной любви. Тварные существа в своей любви одарены способностью уподобляться Богу. В этом состоят их предназначение и подлинная жизнь. Каждой вещи было определено свое место, и она не может перейти обозначенные ей пределы, не потеряв своих свойств. Цель тварного заключена вне его, она задается извне. В этом состоит несамостоятельность тварного бытия.

6. Человек есть "экстракт всех вещей" - часто повторяли масонские братья. И вполне понятно, что он в своем развитии проходит и несет в себе все предыдущие этапы развития натуры. Человек - это существо, которое не отделено от твари, а связано со всем остальным миром. Но, мир естественным образом еще не дает человеку стать "истинным человеком", "новым Адамом" т.е. тем образом человека, к которому стремились русские масоны. Человек как тварное существо, помимо этого, имеет еще Божественное начало. Совершенство человека и его высокое предназначение заключаются не в том, что он уподобляется совокупности тварного, даже если несет в себе лучшие свойства тварного, а именно в том, что его отличает от натуры и уподобляет Творцу. Он призван, как считали масоны, построить "Храм Бога Живого". Смысл строительства раскрывается в том, что человек подчинен Богу и стремится к Нему, во-первых, как высшее проявление тварного существа, во-вторых, как существо духовное.

Натура выступает в масонском мировоззрении не просто как макрокосм, а как макроантропос, как нечто зависимое и определяемое конечными путями и целями развития человека. Как грехопадение человека привело к "поврежденности" натуры в космическом масштабе, так и его возрождение должно восстановить ту "норму" натуры, которая идет от Творца. Само понятие "мир" в масонской философии - это понятие, несущее в себе греховность. Судьбы мира и человека неразрывны и путь у них только один. По этой причине метафизические представления напрямую связаны с разработкой масонами нравственно-религиозных идей и понятий.

7. Источник мистического реализма масонов лежит в метафизической области. После грехопадения Адама натура и человек имеют два "пласта" бытия. Первый - эмпирический, связанный с отступлением от нормы, от творческого начала; второй - скрытый, мистический. Эти два уровня неравноценны. Поверхность бытия опреде «-> u yr II ляется своей таинственной принадлежностью к скрытому источнику. Отсюда, всегда в масонском мировоззрении вставала задача просветления всего видимого. В соответствии с христианской традицией масоны выделяли и в человеке два уровня: внешнего и внутреннего, плотского и духовного человека. Каждое из этих "двух существ" наделено определенными способностями, которые постоянно проявляют себя в мире. Вместе с тем становится понятным двойственный вид человеческих поступков. Внесение нецелесообразности в мир идет от внешнего, эмпирического человека.

8. Особенностью нравственной философии русских масонов яв

II о If лялось следование святоотеческой традиции органического единства образа мысли и образа жизни, теории и практики. Для масонского мировоззрения возможно говорить об определенной опытной антропологии. Другая черта - пафос автономии человека в решении духовно-нравственных вопросов составляет отличительную харктерис-тику русского масонства XVIII-XIX веков на всех этапах исторического развития. Ни одна сила не может нарушить суверенитет человека: ни государство, ни церковь, ни какой-либо иной социальный институт.

9. В масонских ложах проповедовался постепенный переход от одного уровня религиозно-нравственного познания к другому. Все степени посвящения имеют мистический смысл. Истины вольных каменщиков связаны с истинами религиозного чувства и веры, с определенным опытом переживания окружающего мира, которое и привело братьев в масонские ложи. Стремление к поэтапному формированию нравственного сознания и нравственной деятельности каждого брата выражает одну из основных установок масонского образа мысли. В качестве непосредственного образца жизни для масонов выступла жизнь вочеловечившегося Бога - Иисуса Христа. Путь масона - это путь восхождения от тварной человека к Божественной природе. Достигнуть "обожения" человек может только через "соработничество" с Богом. Это единение возможно в силу того, что для масонов взаимодействие Бога и человека носит прежде всего "энергетический" характер. Космические последствия грехопадения, когда все тварное подверглось смерти и тлению, могут быть преодолены только человеком. Мир идет за ним, потому что он - как бы природа человека. Путь спасения мира есть путь соединения первоначального образа человека с Первообразом. "Соработничество" Бога и человека возвышает и спасает и натуру.

10. Через дарованную свободу человек может стать личностью, так как несет на себе ответственность за свою жизнь. Свобода для масонов, наряду с разумом, есть право, которое дается человеку от рождения. Все, что несвободно и несознательно, не имеет личной ценности. Бог не изменяет законов натуры и человек сам осуждает себя на страдания, сам отвергает средства к благополучию. "Бог не сотворил Ада, человек творит его для себя". Значит, душа его должна самостоятельно обратиться к Богу, а, вместе с тем, и он должен приобрести свою собственную природу, стать ее подлинным господином. Жизнь, как и история человеческого общества, есть для масонов непрестанное приближение к Нему, есть богочеловеческий процесс.

11. Мышление русского масона - это верующее мышление, и только верующему мышлению доступно осуществить все акты познания. Христологическое начало пронизывает мировоззрение русских братьев. Без Откровения, считали вольные каменщики, единство веры и разума не может осуществиться во всей полноте и ясности. Идеал целостности человеческого духа, где вера и разум, разум и сердце, объединены в единую силу, составляет одно из творческих вдохновений каменщиков.

Стремление к познанию - одна из врожденных способностей человека, считали масоны. Стремление человека познать натуру "напрямую", без изменения своего внутреннего состояния, и только таким путем приобрести знание о Божественных законах, масоны считают ограниченным.

То мирское разумное знание, которое получило распространение среди людей, по м:нению масонов, есть "буйная мудрость", происшедшая от змия-искусителя. Он привязал человека к чувственному миру. "Чувственное" знание происходит от гордости и себялюбия человека. Вырабатываются ложные чувственные понятия, сквозь которые не может проникнуть Свет Божий. Разум же сам по себе, в том состоянии, в котором он находится в настоящее время, не может постигать сверхъестественных вещей, следовательно, не может и указать путь к преображению и возрождению. Человек с подобным разумом по-прежнему находится в состоянии тьмы. Вполне естественно, что масонство не принимало того просвещения, которое шло с Запада. Более того, само просвещение для масонов имеет ярко выраженный религиозно-философский смысл. Знание для масонов есть "внутренний Первоначальный Свет; а незнание - внутренняя Первоначальная Тьма".

12. Без духа вольного каменщичества, духа братского единения невозможно совершать масонские работы, если даже они направлены на каждого брата в отдельности. В масонстве действует "хоровое начало" - к этому стремились братья. Там, где нет дружбы, не может быть "доверенности" в тех сокровенных познаних, к которым они стремились. Через дружбу, любовь, "доверенность" и согласие приобретались масонские добродетели и осуществлялось возрождение человека и натуры. Масонский орден выступает как единая человеческая душа. Процесс самопознания не умещается в рамках индивидуального сознания. По существу, речь идет о самопознании как определенной функции высшего (соборного) сознания.

Список литературы диссертационного исследования доктор философских наук Аржанухин, Сергей Владимирович, 1996 год

1. Allgemeines Handbuch der Freimaurerei, Leipzig. 1863, 1., S. 551

2. Bourychkine Paul. Bibliographie sur la franc-maconnerie en Russie, Completee et mise au point par Tatiana Bakounine. Preface de Roger Portal, 1967. 174 p.

3. Le repertoire biograpique des francs-macons russes (XVIII et XIX siecles) par Tatiana Bakounine. Pokteur de L'universite de Paris, Institut detudes slaves de L'universite de Paris, 1967. LV, 655 p.

4. Friedrichs. Geschichte der einstigen Maurerei in Russland. В., 1904.

5. Sciences scretes de baron Alexis Ouvaroff. Moscow, 1870.

6. Аржанухин C.B. Образ человека по уставу вольных каменщиков // Философские науки. 1991, N 11. С. 167-173.

7. Аржанухин С.В. Философские взгляды русского масонства. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1995. 224 С.8. (Б.П.). От редакции // Море. 1917, N 12. С. 23.

8. Бакунина Т.А. Знаменитые русские масоны. М.: Интербук. 1991. 140 С.

9. Барсков Я.Л. Лопухин Иван Владимирович: Биогр. очерк. Отдельный оттиск из "Русского биографического словаря". СПб., 1914. 32 С.

10. Барсков Я.Л. Переписка московских масонов XVIII века: 1780 1792 гг. Пг., 1915. LXII, 339 С.

11. Бекштрем А. Из бумаг Дмитрия Паглиновского: Материалы по истории масонства в России. М.: Изд. Общ-ва Ист. и Древн-тей. Российских при Моск. ун-те, 1908. 14 С.

12. Белов П.Т. Актуальные проблемы изучения истории русской философии // Вопросы философии, 1963, N 11. С. 162-170.

13. Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века //О России и русской философской культуре. М.: Наука, 1990. С. 43-271.

14. Библиотека Российской Академии наук. ОРРК. 1.4.34. XII посланий С.И.Г. // Масонский сборник. (XIX в. 20-е годы). Филигрань 1821.1. Л. 2-13.

15. Богданов Б., Иовчук М., Каганов В. Философская наука в СССР // Философская энциклопедия. М.: Советская энциклопедия. 1970. Т. 5. С. 359-369.

16. Боголюбов В. Н.И.Новиков и его время. М.: Изд. М. и С. Сабашниковых, 1916. 487 С.

17. Болдырев А.И. Проблема человека в русской философии XVIII века. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. 120 С.

18. Братские увещания к некоторым братьям СВБДНМ. КМНЩКМ. Писаны Братом Седдагом. В Москве в вольной типографии у И.Лопухина, с указанного дозволения, 1784 года. 171 С.

19. Брушлинская О., Михалева Б. Рыцарский маскарад при дворе Павла I // Наука и религия. 1973, N 9. С. 66-69.

20. Введенский А.И., Лосев А.Ф., Радлов Э.Л., Шпет Г.Г.: Очерки истории русской философии / Сост., вступ. ст., примеч. Б.В.Емельянова, КНЛюбутина. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1991. 592 С.

21. Вернадский Г.В. Русское масонство в царствование Екатерины II. Пг.: типография Импер. Академии наук. 1917. XXIV, 286 С.

22. Гавриил, арх. Р1стория философии. Казань: Б.и. 1840. Ч. 6.

23. Галактинов А.А., Никандров П.Ф. История русской философии. М.: Соц.-эк. лит., 1961. 459 С.

24. Галактионов А.А., Никандров П.Ф. Русская философия IX XX вв. 2-изд., исправленное и дополненное. - JL: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. 744 С.

25. Гамалея С.И. Письма С.И.Г. Издание второе, умноженное. В 2-х книжках. М.: Университетская типография. 1836. 250, 298 С.

26. Георгиевский Г.П. Собрание Н.С.Тихонравова. М., 1913.

27. Дни работ в ложах союза Великой провинциальной ложи на 5822. СПб.: Б. и., 1822. 14 С.

28. Емельянов Б.В. Русская философия первой половины XIX века: проблемы источниковедения. Автореф. дис. на соискан. уч. степ. докт. филос. наук. Свердловск, 1989. 46 С.

29. Ешевский С.В. Сочинения по русской истории. М.: Изд. М. и С. Сабашиковых, 1900. 403 С.

30. Ешевский С.В. Сочинения. М.: Изд. К.Солдатенко, 1870. Ч. 3. 710 С.

31. Замалеев А.Ф. Курс истории русской философии. Учебное пособие для гуманитарных вузов. М.: Наука, 1995. 191 С.

32. Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии: В 2-х ч. 4.1: XI начало XX в. Учебное пособие. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та. 1994. 172 С.

33. Заметки о масонстве. Лондон, 1928. 46 С.

34. Записка о Мартинистах, представленная в 1811 году графом Ростопчиным Великой княгине Екатерине Павловне // Русский архив, 1875. Т. 9. С. 75-81.

35. Записка о тайных обществах в России, составленная в 1821 году // Русский архив, 1875. Т. 12. С. 86-89.

36. Записка сенатора Е.А.Кушелева, представленная императору Александру I в 1821 году // Русская старина, 1877. Т. 18. С. 455-479, 641-650.

37. Записки ИЛЕлагина // Русский архив. 1864.

38. Записки сенатора И.В.Лопухина. М.: Наука, 1990. 224 С.

39. Зеньковский В.В. История русской философии. Л.: ЭГО и др. В 2-х т. 4-х ч. 1991.

40. Из лекций И.ГЛПварца "О трех познаниях: любопытном, приятном и полезном". Отрывки из философских бесед покойного профессора. И.Г.Шварца предисловие, подготовка к публикации С.В.Аржанухина] // Философские науки. 1992. N 1. С. 78 91.

41. Институт русской литературы (Пушкинский дом). РО. 4480/XXV б. 47. Альбом Ланского С.С.

42. Институт русской литературы (Пушкинский дом). РО. Ф. 604. N 2. Архив братьев Бестужевых. Братья Бестужевы. Сборник рукописей из собрания М.И.Семевского.

43. Институт русской литературы (Пушкинский дом). РО. P. I. Оп. 44. N 56. Масонские бумаги ложи свободных каменщиков: Из бумаг С.ИГамалеи.

44. История русской литературы XVIII века. Библиогр. указ. Л.: Наука, 1968. 500 С.

45. Истории русской литературы XIX века. Библиогр. указ. Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1962. 966 С.

46. История русской философии: указатель литературы, 1917 1967 гг. // Сост.: Беленький И.Л., Гаврилов Т.П., Серебряная Е.И.; Ред. Серебряная Е.И.; АН СССР. ИНИОН. В 3-х ч. М., 1975. Ч. 1. 342 С.

47. История русской философии: указатель литературы, изданной в СССР на русском языке в 1968 1977 гг. // Сост.: Беленький И.Л., Серебряная Е.И.; АН СССР. ИНИОН. М.: ИНИОН СССР , 1981. 4.1. 205 С.

48. История русской философии: указатель литературы, изданной на русском языке в 1978 1987 гг. // Сост.: Беленький И.Л., Серебряная Е.И.; Ред. Серебряная Е.И.; АН СССР. ИНИОН. 4.1. М., 1990. 220 С.

49. История философии в СССР. В 5 томах. Том 2. 1968. М.: Наука. 601 С.

50. Каталог масонских рукописей Московского Публичного и Румянцевского музеев. М., 1900.

51. Каштанов С.М., Курносов А.А. Некоторые вопросы теории источниковедения. //Исторический архив, 1962, N 4. С. 56-71

52. Ключевский В.О. Воспоминание о Н.И. Новикове и его времени // Очерки и речи: второй сборник статей. М.: Б.и., 1913. С. 248-282.

53. Козлов Н.С., Петров Л.А. Новая книга по истории русской философии // Философские науки, 1962, N 4. С. 118-120.

54. Коллекция масонских рукописей Московского Публичного и Румянцевского Музея // Отчет Московского Публичного и Румянцевского музеев за 1899 год. М., 1900.

55. Колубовский Я.Н. Философия у русских // Ибервег Ф., Гейнц М. История новой философии в сжатом виде. СПб.: Изд. Л. Пантелеева. 1890. 320 С.

56. Кочеткова Н.Д. ГЛХГагарин // Словарь русских писателей XVIII века. Л.: Наука, 1988. Вып. 1. С. 187-189.

57. Кочеткова Н.Д. Идейно-литературные позиции масонов 80-90-х годов XVIII века и Н.М.Карамзин // Русская литература XVIII века.

58. Эпоха классицизма. Сборник 6. XVIII век. M.-JL: Наука, 1964. С. 176196.

59. Лабзин А.Ф. // Русский архив. 1866, N 6. С. 817-860.

60. Лебедев С. Масоны и вокруг них: масонство на страницах журнала "Море" за 1901 1917 годы. СПб-Волгоград: ИПК "Царицын", 1994.96 С.

61. Лонгинов М.Н. Новиков и московские мартинисты. М.: Тип. Граева и К, 1867. 560 С.

62. Лонгинов М.Н. Сочинения. М.: Изд. Л.Э. Бухгейма, 1916. Т. I. 614 С.

63. Лопухин И.В. Масонские труды И.В.Лопухина: Материалы по истории русского масонства XVIII века. Под. ред. В.Ф.Саводника. М,, 1913. Вып. 1. IV, 134 С.

64. Лосский Н.О. История русской философии. М.: Высш. шк., 1991. 559 С.

65. Лотман Ю.М. Из истории литературно-общественной борьбы 80-х годов XVIII века: А.Н.Радищев и А.М.Кутузов // Радищев. Статьи и материалы. Л.: Ленингр. ун-т, 1950. С. 56-72

66. Магазин свободнокаменщический. М.: тип. И.В.Лопухина. Т. I. В 2-х ч. 1784. 141, 144 С.

67. Малинин В.А. История русского утопического социализма. Учеб. пособие. М.: Выс. шк., 1977.

68. Малинин В.А. О социальных и теоретических истоках славянофильства // Философские науки, 1967, N 1. С. 35-46.

69. Масонство в прошлом и настоящем / Под ред. С.ПМельгунова, НЛ.Сидорова. В 2 т. М., "Задруга". 1914-1915 (Репринт 1991).

70. Мартынов И.Ф. Масонские рукописи в собрании библиотеки АН СССР // Материалы и сообщения: по фондам отдела рукописной и редкой книги. Под ред. М.В.Кукушкиной. Л., 1978. С. 243-253.

71. Михалева Б. Наивные времена масонских лож. // Наука и религия. 1974, N 10. С. 59-63

72. Модзалевский Б.Л. К биографии Н.И.Новикова // Русский библиофил. 1913. N 3, 4. С. 12-39, 14-40.

73. Н.Л. В чем заключается истинное масонство? // Море. 1906, N 16-17. С. 548-554.

74. Незеленов А.И. Литературные направления в Екатерининскую эпоху. СПб., 1889

75. Незеленов А.И. Николай Иванович Новиков, издатель журналов 1769-1789 годов. СПб.: Изд. Н.Г.Мартынова, 1875. 395 С.

76. Некрасов С.М. Масонство в России во второй половине XVIII века и критика просветителями его религиозно-мистической идеологии. Автореф. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. М., 1978. 20 С.

77. Некрасов С.М. Масонские предметы в собрании Музея истории религии и атеизма // Атеизм, религия, современность. Л.: Наука, 1973. С. 206-212.

78. Неустроев А.Н. Историческое разыскание о русских повременных изданиях и сборниках за 1703-1802 гг., библиографически и в хронологическом порядке описанных. СПб., 1874.

79. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. Собр. З.Я.Карнева. Ф. 338. N 3. Речь, произнесенная на собрании масонской ложи мартинистов. Автограф. Б.д. 12 ЛЛ.

80. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. Собр. М.М. Сперанского. Ф. 731.

81. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. Собр. Шляпина И.А. Ф. 865. N 316. Вернадский Г.В. Тезисы к диссертации "Русское масонство в царствовяние Екатерины II". 2 ЛЛ.

82. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. Ф. 1000 (собр. автографов). Боборыкин Дмитрий. Речь о воздержании (26 сентября 1791 г.).

83. Отдел рукописей и редкой книги Россиской национальной библиотеки. Ф. 1000. Оп. 2. N 936. Собр. отд. пост. Некоторые черты жизни Н.И.Н. и С.И.Г. Бд. 67 ЛЛ.

84. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. Ф. 1000 (собр. автографов). Ржевский Владимир. О душе человеческой.

85. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.112. Гамалея С.И. О любви к смерти, говорена в ложе Девкалиона 16 декабря 1782 года.

86. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.123. Гамалея С.И. О любви к смерти.

87. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.162. Гамалея С.И. О любви к смерти.

88. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.124. Гамалея С.И. О плате за работу; речь говоренная в л. Девкалиона 21 октября 1782 года.

89. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.159. Гамалея С.И. О добронравии; говорена в ложе Девкалиона 28 октября 1782 года.

90. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. 0.1П.160. Гамалея С.И. О первой должности; говорено в ложе Девкалиона 3 февраля 1783 года.

91. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. 0.1П.130. Гамалея С.И. XII посланий.

92. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. Q.III.4. Экстракт из философии Г.Г. 1775 г.

93. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. Q.III. 27. Пастырское послание к истинным С.К. древней системы.

94. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. OJII.211. Библиотека герметическая в с.л. Т.х.в.н.с.к.м. 1806 года.

95. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. О.Ш.Ю2. Теологические объяснения какие можно сделать сим иероглифам по моему мнению.

96. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. F.III.129. Материалы ложи Золотого Ключа (Пермь).

97. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. QUI. 180. Записки из бесед Р.С.Степанова.

98. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.39. 1-5. Магазин свободнокаменщический.

99. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. Различные замечания покойного Шварца. O.III.112.

100. Отдел рукописей и редкой книги Российской национальной библиотеки. ОСРК. O.III.175. Речи, говоренные покойным Шварцем // Масонский сборник. JI. 53-74(об.)

101. Отчет Государственной публичной библиотеки за 1914 1938 гг. Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1939. С. 256.

102. Пекарский ПЛ. Дополнения к истории масонства в России XVIII столетия. СПб.: Тип. Ипер. Академии наук, 1869. 227 С.

103. Письма И.В.Лопухина к М.М.Сперанскому // Русский архив. 1870, N 3. С. 609-622.

104. Плеханов Г.В. Сочинения. Госизд. М.,- Л.: Соцэкгиз, 1925. Т. 22. 364 С.

105. Плимак Е.Г. Масонская реакция против материализма в России: (80-90-е годы XVIII в.) // Вопросы философии, 1957, N 2. С. 51-62.

106. Примо Г.Г. АФ.Лабзин и его ссылка: письма Лабзина к З.Я.Кар-нееву и его переписка с князем А.Н.Голицыным // Русский архив. 1892, N И. С. 353-392.

107. Пушкарев JI.H. Классификация русских письменных источников по отечественной истории. М.: Наука, 1975. 281 С.

108. Пыпин А.Н. Русское масонство XVIII и первая четверть XIX вв: Исследования и материалы по эпохе Екатерины II и Александра I. Пг.: Огни, 1916. 574 С.

109. Речь, говоренная при открытии П.Р.В.Н.Ц.Л.Ь.Н. . в М.*** в присутствии В.С.К.П.Р.С.В.Щ.Н.Н.Г. Б.Р.Т. К.Г.П.Г. В Лейбциге у Брейт-копфа, 5780. 15 С.

110. Сводный каталог русской книги XVIII века, 1725-1800. Т. 4. Периодические и продолжающиеся издания. М.: Книга, 1966. 287 С.

111. Семека А.В. Русские розенкрейцеры и сочинения императрицы Екатерины II против масонства. СПб., 1902.

112. Серков А.И. Русское масонство, 1800-1861 гг. Автореф. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. М., 1991. 16 С.

113. Сиповский В.В. Н.М.Карамзин, автор "Писем русского путешественника". СПб.: Изд. Д.Д. Полубояринова, 1899. 539 С.

114. Соколовская Т.О. Братья златорозового креста: (К истории розенкрейцерства в России) // Русский архив. 1906, N 9. С. 89-93.

115. Соколовская Т.О. Был ли Петр I масоном? // Море. 1917, N 12. С. 15-22.

116. Соколовская Т.О. В масонских ложах (1817-1822): Дневник Симан-ского. Пг., 1914, 54 С.

117. Соколовская Т.О. Два портрета императора Павла I с масонскими эмблемами // Русская Старина. 1908, N 10. С. 81-95.

118. Соколовская Т.О. Двадцать пятая ложа союза Астреи // Русская старина. 1907, N 1. С. 642.

119. Соколовская Т.О. Еще к вопросу о масонстве во время Французской революции: (Письмо в редакцию) // Море. 1906, N 31-32.1. С. 1125-1129.

120. Соколовская Т.О. Из афоризмов масона графа М.Ю.Виельгорского масонстве // Русская старина. 1908, N 4. С. 391-396.

121. Соколовская Т.О. Из доносов на масонство // Русская старина. 1908, N 12. С. 683-688.

122. Соколовская Т.О. Из записных книжек масонов М.Ю.Виельгорского и Ф.Н.Глинки // Русский архив. 1907, N 3. С. 136-138.

123. Соколовская Т.О. Из истории масонской ложи "Палестины" // Русская старина. 1907, N 10. С. 83-94.

124. Соколовская Т.О. Из масонских песен // Русский архив. 1905, N 3. С. 285-288.

125. Соколовская Т.О. Из масонских сравнений на морские темы // Море. 1910, N 5. С. 156-158.

126. Соколовская Т.О. Из материалов по истории масонства // Русская старина. 1907, N 1. С. 344-346.

127. Соколовская Т.О. Иоаннов день масонский праздник // Море, 1906. N 23-24. С. 846-863; Идем: Изида, журнал оккультных знаний. 1910, N 11. С. 5-11.

128. Соколовская Т.О. К биографии декабриста С.Г.Волконского // Русская старина. 1907, N 2. С. 480-481.

129. Соколовская Т.О. К истории масонства в России // Море. 1907, N 11-12. С. 368-369.

130. Соколовская Т.О. К истории масонства в России: Ложа "Ищущих Манны" // Русский архив. N 3, С. 408-411.

131. Соколовская Т.О. К масонской деятельности кн. Баратаева // Русская Старина. 1909, N 2. С. 424-431; N 3. С. 631-649.

132. Соколовская Т.О. К масонству в прежнем русском флоте: (Исторический набросок) // Море. 1906, N 36. С. 2083-2086.

133. Соколовская Т.О. Капитул Феникса: (Высшее тайное масонское правление в России 1778-1822) // Вестник императорского Общества ревнителей истории. 1915, вып. II, С. 217-316; Отд.: Пг., 1916. 100 С.

134. Соколовская Т.О. Каталог масонской коллекции Д.Г.Бурылина. Русский отдел (с иллюстрациями). СПб., 1912. 46 С.

135. Соколовская Т.О. Листок предварительных сведений о масонстве (К докладу Тиры Оттовны Соколовской). Бм, бг.

136. Соколовская Т.О. Ложа "Трех Добродетелей" и ее члены декабристы // Русский архив. 1908, N 3. С. 218-230.

137. Соколовская Т.О. Масонская грамота М.Ю.Виельгорскому от ложи "Александра Златого Льва" (1818) // Русский архив. 1905, N 3. С. 531.

138. Соколовская Т.О. Масонская тайнопись // Русский архив. 1906, N 2. С. 399-400.

139. Соколовская Т.О. Масонские печатные листки в первую четверть XIX века // Русский архив. 1916, N 4. С. 425-451.

140. Соколовская Т.О. Масонские книжные редкости // Известия книжных магазинов М.О.Вольфа. 1915, N 1. С. 7-14.

141. Соколовская Т.О. Масонские ковры: (Страничка из истории масонской символики) // Море. 1907, N 13-14. С. 417-434, илл.;

142. Отд. отт. (СПб., 1907), 18 С., илл.

143. Соколовская Т.О. Масонские рисунки и виньетки // Старые годы. 1909, N 1. С. 46-51.

144. Соколовская Т.О. О масонских торжествах в честь Александра I // Русский архив. 1908, N 1. С. 99-104.

145. Соколовская Т.О. Масонство в теории и в жизни: (К характеристике русского масонства XVIII и начала XIX века) // Море. 1906, N 11-12. С. 392-397; N 13-14. С.479-491; Отд. отт. (СПб., 1906), 18 С.

146. Соколовская Т.О. Масонство и Великая Французская революция // Море, 1906. N 21-22. С. 772-775.

147. Соколовская Т.О. Материалы по истории масонства в прежней русской армии: Список военных чинов, давших подписки после указа 1822 года // Русская старина. 1907, N 2. С. 659-668; N 3, С. 197-216, 405-432, 643-653.

148. Соколовская Т.О. Новые данные для истории русского масонства по рукописям Тверской ученой архивной комиссии // Тверь. 1912.1. И С.

149. Соколовская Т.О. Новый материал о масонстве: (Материалы для истории русского масонства из собрания А.Е.Бурцева) // Русский архив. 1909, N 5. С. 386-390.

150. Соколовская Т.О. О киевских масонах // Русский архив. 1906, N 3. С. 412-416, 609.

151. Соколовская Т.О. О масонстве в прежнем русском флоте // Море. 1907, N 8. С. 216-253; Отд. отт. (СПб., 1907), 39 С.

152. Соколовская Т.О. О прежнем русском масонстве // Русская старина. 1907, N 1. С. 303-307.

153. Соколовская Т.О. Обрядность прежнего русского масонства // Русская старина. 1907, N И. С. 349-359; N 12. С. 707-717.

154. Соколовская Т.О. Патент на основание масонской ложи "Нептуна" в Кронштадте. (1779 г.) // Море. 1906, N 15. С. 518-519, илл.

155. Соколовская Т.О. Письмо масонской ложи Немезиды в масонскую ложу Изиды (1776 г.) // Русская Старина. 1909, N 1. С. 173-176.

156. Соколовская Т.О. Поднесение масонских перчаток А.Е.Лабзиной, (1819) // Русский архив. 1905, N 3. С. 532-535.

157. Соколовская Т.О. Предложение Военного Министра Командующему Гвардейским Корпусом, 17-VIII-1822 // Русская старина. 1907,1. N 2. С. 270.

158. Соколовская Т.О. Пыпин А.Н. Русское масонство: (XVIII и первая четверть XIX в.). Редакция и примечания Г.В.Вернадского. Пг., 1916. 574 С. // Исторический вестник. 1917, N 47. С. 257-258.

159. Соколовская Т.О. Русское масонство и его значение в истории общественного движения. (XVIII и первая четверть XIX столетия). СПБ., Изд. Н.Глаголева. 1908. 183 С.

160. Соколовская Т.О. Русское масонство и его обряды. Ложа "Северной Звезды" в Вологде // Русский архив. 1906, N 2. С. 114-125.

161. Соколовская Т.О. Сокровенность масонских списков // Голос минувшего. 1914, N 3. С. 239-246.

162. Соколовская Т.О. Список офицеров русской армии, признавшие свою принадлежность к масонству (1826 г.): из материалов для истории русского масонства. СПб., 1907. 69 С.

163. Соколовская Т.О. Страничка о прежнем русском масонстве: (К характеристике "правых" течений в русском масонстве) // Русская старина. 1907, N 5. С. 303-306.

164. Соколовская Т.О. Тайная масонская инструкция шотландским мастерам // Море. 1907, N 25-26. С. 781-790; Отд. отт. (СПб., 1907),12 С.

165. Соколовская Т.О. Траурная ложа у масонов: (К истории масонства в России) // Море. 1906, N 6. С. 205-211; Отд. отт. (СПб., 1906),7 С.

166. Соколовская Т.О. Устав Вольных Каменщиков (XVIII-XIX вв.): Из материалов для истории русского масонства // Море. 1907, N 25-26. С. 766-780; Отд. отт. (СПб., 1907), 16 С.

167. Солодкий Б.С. К вопросу об оценке русского масонства в современной советской литературе // Актуальные проблемы истории общественной мысли. Вып. 2. М., 1973;

168. Солодкий Б.С. Проблема человека в русском масонстве // Проблемы гуманизма в русской философии. Краснодар, 1974.

169. Солодкий Б.С. Русская утопия XVIII века и нравственный идеал человека // Философские науки, 1975. N 5.

170. Тарасов Е.И. К истории масонства в России: (Забытый розенкрейцер А.М.Кутузов: По неизданным документам). СПб., 1910.

171. Тихонравов Н.С. Сочинения. М.: М. и С. Сабашниковых. 1898. Т. 3, ч. 1. 697 С.

172. Тихонравов Н.С. И.ГШварц // Биографический словарь профессоров Московскою университета, ч. 2, М.: Университет, тип., 1855.

173. Тукалевский В.Н. Искания русских масонов. СПб., Сенатская типография. 1911. 71 С.

174. Условия основания Великой Масонской ложи Астреи и под ее управлением состоящих соединенных лож. На Востоке Санктпетер-бурга. СПб.: Б.и., 1815. 266 С.

175. Флоровский Г'. Пути русского богословия. Вильнюс: Б.и., 1991. 601 С.

176. Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. Новосибирск: Наука, 1992. Т. 1-2. 368, 440 С.

177. Чуйко В.В. Русская философия // Кирхнер Ф. История философии с древнейшего до настоящего времени. СПб., 1895.

178. Шкуринов П.С. А.Н.Радищев. Философия человека. М.: Изд-во МГУ, 1988. 224 С.

179. ШелгуноЕ Н.В. Сочинения. В 2-х томах. СПб.: Изд. О.Н. Поповой. 1895. Т. 1. С. 417-430.

180. Щипанов И.Я. Русская материалистическая философия XVIII-XIX веков и ее историческое значение М.: Знание, 1953. 72 С.

181. Щипанов И.Я. Философия русского просвещения: вторая половина XVIII века. М.: Моск. ун-т. 1973. 285 С.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 38696