Философско-антропологический анализ феномена молчания тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.13, кандидат философских наук Катюхина, Татьяна Викторовна

Диссертация и автореферат на тему «Философско-антропологический анализ феномена молчания». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 373231
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Катюхина, Татьяна Викторовна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
09.00.13
Специальность: 
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры
Количество cтраниц: 
183

Оглавление диссертации кандидат философских наук Катюхина, Татьяна Викторовна

Введение.

Глава 1. Философско-антропологический анализ причин появления речи и природы молчания.

§ 1. У истоков понимания молчания.

1.1. Почему секрет - это не тайна.

§ 2. Молчание как хранение тайны.

§ 3. Анализ теорий происхождения языка.

3.1. Археология языка Н.Я. Марра.

3.2. Язык как следствие «невротического бунта» против реальности у Ю.М. Бородай.

3.3. Язык как следствие абсурда у Б.Ф. Поршнева.

Резюме.

Глава 2. Речь как способ самовыражения человека и таинственная природа молчания.

§ 1. Семема, «душа» слова как отражение природы молчания.

§ 2. Речь как способ самовыражения человека.

2.1. Природа «дословной» речи.

2.2. Знаковая природа внешней речи.

2.3. Природа внутренней речи.

Резюме.

Глава 3. Неозначенное молчание и значимое молчание речи.

§ 1. Неозначенное молчание.

1.1. Воображение. Неозначенное в образе и символе.

1.2. Неозначенное в игре, ритуале, мистерии.

1.2.1. Магическая природа слов. «Безмолвие - душа вещей».

1.3. «Дословное» письмо. Неозначенное в изображении, жесте.

§ 2. Значимое молчание речи.

2.1. Смысловая значимость паузы.

2.2. Понятие внутреннего мира человека.

Резюме.

Глава 4. Таинственная и многогранная природа молчания.

§ 1. «Тишина», «немота», «безмолвие».

§ 2. Природа «невыразимого», «несказанного».

§ 3. «Дословная» природа современного искусства.

Резюме.

Глава 5. Проекты человека в современной философской антропологии.

Дословная» природа человека.

§ 1. Проекты человека в рамках современной философской

Антропологии.

§ 2. «Дословная» природа человека.

2.1. Мыслящее начало в человеке.

2.2. Философия «наивности».

Резюме.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Философско-антропологический анализ феномена молчания"

Актуальность темы исследования

Интерес к исследованию темы молчания вызван стремлением развить встречающуюся в философской традиции мысль, что человек есть не только единственное в живой природе свободно говорящее существо, но «он же и первое молчащее существо»1, говорящую о том, что исследовать природу молчания можно исключительно сквозь призму рассмотрения природы человека. Поэтому, если исходить из того, что молчание присуще только человеку, и, познавая человека, можно раскрыть природу молчания, обосновывается актуальность рассмотрения молчания как феномена философско-антропологического исследования. Но, несмотря на общий интерес философов, историков, культурологов, литературоведов, писателей к исследованию темы молчания, работы именно по философско-антропологическому анализу феномена молчания встречаются крайне редко. -Современная философия, в частности философская антропология, все чаще делает предметом своего рассмотрения не основания бытия и человека, а обращается к исследованию «пределов возможного»2, а значит того, что часто находится за рамками словесного выражения.

Однако современное скоростное движение смены событий не всегда способствует извлечению смыслов из происходящих событий, поэтому многие из них так и остаются нами не поняты и не осмыслены, что создает ситуацию расширения «симулятивных пустот культуры»3 и вовлеченности нас в обмен пустыми знаками. Это обстоятельство делает рассмотрение темы молчания весьма актуальной, ибо молчание, становясь наиболее адекватной формой языкового существования человека, дает возможность человеку вспомнить о своей мыслящей природе и, осуществляя паузы, восполнить эти пробелы и пустоты. Устранение пустого, огрубевшего, мертвого языка открывает путь для некоторой непосредственности, наивности человеческой

1 Бибнхин В.В. Язык философии. - СПб.: Наука, 2007. - С. 32

2 Гиренок Ф.И. Удовольствие мыслить иначе. - М.: Академический проект, 2008. - С. 7.

3 Гиренок Ф.И. Удовольствие мыслить иначе. - М.: Академический проект, 2008. - С. 16. природы, что весьма характерно для детского восприятия мира и мира искусства, что также может стать предметом исследования в рамках рассмотрения темы молчания.

К теме молчания мы обращаемся тогда, когда хотим понять, всегда ли понимание связано исключительно со словами, или, если вспомнить «мысль изреченная есть ложь» Ф. Тютчева или «и лишь молчание понятно говорит» В. Жуковского, то тогда появляется возможность показать, что язык не всегда способствует пониманию. Вся эмоциональная, творческая сторона человеческой природы показывает нам ограниченность языка, его неспособность выразить всю полноту внутреннего мира человека. Это может свидетельствовать о том, что мы понимаем больше, чем это позволяет нам выразить язык, что понимание может предшествовать слову, и оно происходит в «дословной» природе человека, где пребывают мысли и * образы, и очерчиваются границы нашего миропонимания.

Исследование «пределов возможного» сближает современную философию с искусством, которое, выходя за рамки театров, концертных залов, галерей на улицу, в переходы метро, на площади, расширяет свое проявление до пределов. Современная философия и искусство все больше стараются не просто отразить мир, а создать и изобрести что-то новое, поэтому-то они все больше нуждаются не столько в упорядоченности и детерминации, сколько в воображении, образности, символичности. Таким образом, можно сказать, что современная философия вобрала в себя определенные черты искусства, а вместе с тем и то, что лежит в основе искусства, а именно, понятие воображения, природа образа, символа. Стремлениями к исследованию этих тем обусловлена еще одна из причин заинтересованности и актуальности в рассмотрении темы молчания, а также тем, что гибель любой мыслительной деятельности человека начинается с осознания исчерпанности суждений о существующих смыслах и событиях, что как раз не дает возможности случиться, если исходить из «дословной» природы человека.

Продолжая разговор об актуальности выбранной темы исследования, следует обратить внимание еще на один важный момент, присутствующий в современной философской антропологии, а именно на то, что лежит в основе языковой деятельности. «Сам по себе язык — это великий немой. В нем нет ни мыслей, ни сознания»4, лишь только соединившись с воображением, может появиться мышление, которое потом будет выражено словесно. А из этого следует, что у языка есть некоторый исток, т.е. молчание, где присутствуют воображение, образы, мысли, благодаря которым мы и получаем возможность речевой деятельности. Здесь в «дословной» природе человека происходит то, что дает возможность зарождению мыслей, смыслов, образов, которые в дальнейшем становятся осмысленными и произнесенными не кем-то, а голосом самого человека.

Данные положения дают нам основание для философ ско-антропологического исследования феномена молчания как сферы порождения мыслей, смыслов, образов, находящие свое начало в воображении и эмоциях. А это, в свою очередь, позволяет нам говорить о существовании в человеке «дословной» природы, которая дала возможность человеку однажды заговорить, а теперь составляет основу его речи, поведения, жизни, заменив собой утерянную сущность5, о которой мы узнаем от М. Фуко. Фуко говорит нам о том, что нужно «мыслить в пустом пространстве, где уже нет человека»6, а значит у человека нет и сущности. Существование «дословной» природы не дает возможность ограничивать рассмотрение человека рамками завершенности, ибо исходит из того, что человек есть существо мыслящее и, к тому же, мистериальное, таинственное и непостижимое. Лишение человека его сущности делает основной особенностью современной философской антропологии стремление показать нескончаемые попытки человека постичь самого себя как нечто постоянно

4 Гиренок Ф.И. Удовольствие мыслить иначе. - М.: Академический проект, 2008. — С. 27.

5 Сущность (от лат. essentia) - то постоянное, что сохраняется в явлении при различных его вариациях, в том числе и временных, это неотъемлемое качество, без которого предмет невозможно мыслить// Всемирная энциклопедия. Философия. - М.: ACT, 2001. -С. 1039.

6 Фуко М. Археология знания. - Киев.: Ника-центр, 1996. - С. 143. становящееся и незавершенное, что также отражает саму природу молчания, и что в дальнейшем будет нами отнесено как раз к «дословной» природе человека.

Поэтому актуальность рассмотрения темы молчания обусловлена, прежде всего, , необходимостью восполнить пробел в исследованиях феномена молчания и осуществить философско-антропологический анализа этого феномена, ибо молчание, в первую очередь, неразрывно связано с познанием самой природы человека, а во-вторых, молчание способствует расширению возможностей речи.

Степень разработанности проблемы

Среди отечественных исследователей рассмотрению темы молчания -посвящена отдельная глава в работе В.В. Бибихина «Язык философии» . Автор с самого начала акцентирует внимание на том, что без исходного молчания речи бы могло и не возникнуть, и поэтому, выбор между молчанием и речью проходит через весь язык, становясь его основой. Но возникает вопрос: если молчание — это основа слова, то зачем нужно делать между ними выбор? Молчать, по мнению философа, способен только человек, только он может удержать тишину словом и всей своей жизнью. Но так как человек есть существо языковое, то молчание для него открывается только в языке, и в нем оно сохранено. Но если молчание является основой слова, то почему же оно сохраняется в слове, ведь природа слов — это знаковые отношения, молчание же, если его рассматривать как отрыв от коммуникации, имеет принципиально иную природу.

Рассмотрению феномена молчания посвящена работа отечественного о исследователя К.А. Богданова «Очерки по антропологии молчания» , где автор пытается рассмотреть различные контексты употребления молчания, и делает это весьма основательным образом. Оценка философом молчания связана с его иррациональной основой, ведь, как говорит автор, ничто так не

7 Бибихин В.В. Язык философии. - СПб.: Наука, 2007.-389 С.

8 Богданов К.А. Очерк по антропологии молчания. - СПб.: Русский христианский гуманитарный институт, 1998.-345 С. подчеркивает норму, как абсурдность и парадокс9. Молчание, в опыте которого распознается реальность Другого, выявляется как универсальное противодействие культуры нормативам социальной тавтологии и как , последняя альтернатива того, что было и может быть еще сказано о человеке. Таким образом получается, что молчание приобретает здесь коммуникативную функцию, ибо с помощью него мы познаем Другого. Но ведь для этого есть язык, а не молчание.

Из зарубежных философов тему молчания затрагивал Л. Витгенштейн в своем «Логико-философском трактате». Она выражена в одном из самых запоминающихся и ярких афоризмов его работы: «6.54. О чем невозможно 4 говорить, о том следует молчать»10. Здесь молчание приобретает характер безмолвия» или «невыразимого», что отражает сакральную, мистическую сторону человеческого бытия, для которой не всегда подходит словесная форма. Это понимание молчания роднит его с неявным знанием М. Полани11.

Данный афоризм Витгенштейна пытается разобрать в своей работе «Слово и

10 молчание в русской культуре» М. Эпштейн . Философ замечает, что само построение этого афоризма, связь его первой и второй частей, объединяет молчание с говорением и, тем самым, ставит под сомнение то, что хотел сказать автор. Значит, у молчания и речи есть нечто общее, какой-то общий предмет. Именно невозможность говорить о чем-то делает возможным молчание о том же самом, поэтому молчание получает свое развитие от разговора и становится дальнейшей формой его проявления. Здесь мы видим подход, который трактует молчание как то, что нашло свою основу в речи. Таким образом, если у Бибихина речь возникла благодаря молчанию, то у Эпштейна, молчание - благодаря речи.

9 Богданов К.А. Очерк по антропологии молчания. - СПб.: Русский христианский гуманитарный институт, 1998.-С. 272

10 Витгенштейн Л. Логико-философский трактат// Витгенштейн Л: Философские работы. Ч. 1. - М.: Гнозис, 1994.-С. 73

11 Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. - М.: Прогресс, 1985.-344 С.

12 Эпштейн М. Слово и молчание в русской культуре //Эпштейн М. Слово и молчание: метафизика русской литературы. - М.: Высшая школа, 2006. - 559 С.

В докладе под названием «Язык»13 М. Хайдеггер повествует о том, что говорить о языке сложнее, чем писать о молчании, а в работе «Бытие и время»14 молчание становится мерой языка. «Язык основывается внутри молчания. Молчание — вот самое скрытое вымеривание меры»15. Но если молчание является мерой, значит, оно уже не является основой, ибо мера создает границы, тогда как основа - еще не значит граница, и, в таком случае, слово является мерой смыслообразующего хаотического пространства молчания. Но у Хайдеггера все наоборот, молчание — это граница слова. В этой книге «Бытие и время» философ исследует молчание, которое предполагает в самом себе существование речи, являясь его границей. Таким образом, сущность человека, по Хайдеггеру, покоится в языке, который рассматривается как самостоятельная, самовластная сила, которую нужно ограничивать, и здесь как раз и необходимо молчание как «чистилище» слов. Таким образом, молчание воспринимается как форма или одежда, которая должна одеться на язык и ограничить его края, превратив в подлинный дом бытия. Получается, что молчание становится неким онтологическим объектом, в котором заложены пределы бытия.

У Мерло-Понти в работе «Косвенный язык и голоса безмолвия»16 появляется идея о том, что молчание является неким контекстом, который находится как бы вовне, но, тем не менее, наделяет смыслом поток происходящих событий. Но ведь контекст также предполагает словесное выражение, значит молчание, будучи контекстом, приобретает свойство знака.

Если попытаться подойти к рассмотрению темы молчания, исходя из этимологии самого понятия, то «молчание» - это «не произносить ничего, не издавать никаких звуков»17. А так как звуковая речь непременно связана с коммуникацией, поэтому молчание традиционно рассматривают, либо как

13 Хайдеггер М. Язык. - СПб.: Эйдос, 1991. - 23 С.

14 Хайдеггер М. Бытие и время. - СПб.: Наука, 2006. - 450 С:

15 Хайдеггер М. Бытие и время. - СПб.: Наука, 2006. - С. 233

16 Мерло-Понти М. Косвенный язык и голоса «безмолвия»// Мерло-Понти М. Знаки. - М.: Искусство, 2001. -С. 85

17 Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова. - М.: Наука, 1997. - С. 113 средство коммуникации, и тогда оно воспринимается как особый j невербальный язык, либо как средство, освобождающее от пут коммуникации, и тогда молчание противоречит слову. В последнем случае, молчание может быть рассмотрено в психологическом, религиозно-мистическом и эстетическом контекстах.

Как особый способ коммуникации мы встречаем молчание у таких о 10 лп авторов, как: Н.Т. Абрамова , Н.Д. Арутюнова , В.В. Богданов , B.C. Крестинский21, Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, И.Н. Горелов И.Н. и др. , У Абрамовой молчание принадлежит к внешним не-словесным мыслительным актам, имеющим знаковую природу и представляет собой нулевой речевой акт, а также отсутствие звука. Но если молчание имеет знаковую природу, то чем же тогда оно отличается от слова, основу которого и составляют знаковые отношения? Далее автор говорит, что молчание характеризует не само «тело», а коммуникативные средства, являясь компонентом человеческого общения и выполняя множество коммуникативных функций, которые меняются в зависимости от коммуникативной ситуации. В своей работе Абрамова упоминает о классификациях актов молчания, которые выделяли Дж. Йенсен, Т. Брюно, А. Стредье, В.В. Богданов . C.B. Крестинский в работе «Коммуникативная нагрузка молчания в диалоге» также приводит различные функции молчания. Н.Д. Арутюнова детально разбирает различные контексты молчания в работе

Молчание: контексты употребления», приходя к выводу, что общие границы молчания определяются тем, что о молчании говорят только на фоне коммуникации, и тогда оно представляет собой знак стоящего за ним содержания. В таком случае, молчание превращается просто в средство

18 Абрамова Н.Т. Несловесное мышление. - М.: ИФ РАН, 2002. - 234 С.

19 Арутюнова Н.Д. Молчание: контексты употребления// Логический анализ языка: Язык речевых действий. - М.: Наука, 1994.-С. 106-117

20 Богданов В.В. Молчание как нулевой речевой знак и его роль в вербальной коммуникации/АЯзыковое общение и его единицы. - Калинин.: Изд-во Калининского университета, 1986. - С. 12-18

21 Крестинский B.C. Коммуникативная нагрузка молчания в диапоге//Лнчностные аспекты языкового общения. - Калинин.: Изд-во Калининского университета, 1986. - С. 92-97

22 Абрамова Н.Т. Несловесное мышление. - М.: ИФ РАН, 2002. -236 С., Богданов В.В. Молчание как нулевой речевой знак и его роль в вербальной коммуникации//Языковое общение и его единицы. — Калинин.: Изд-во Калининского университета, 1986.-С. 12-18 выражения различных состояний человека, находящегося в коммуникации. Поэтому в зависимости от контекста автор приравнивает молчание к речевому акту или форме поведения в виде поступка или противодействия. Если же мы рассматриваем молчание как отступление от коммуникации, то в психологическом аспекте, говорит Арутюнова, молчание становится равносильно симптому душевного неблагополучия, в религиозно-мистическом аспекте влечет отказ от мирской суеты, а в эстетическом -связано с бессилием слов перед красотой мира. Основное, что мы узнаем из этих работ о молчании — это то, что оно является знаком, поэтому меняется в зависимости от ситуации, что способствует коммуникации между Я и Другим. Получается, что все, чем характеризуется само молчание - это отсутствие звука, а все остальное — дело контекста, но тогда, оно не отличается, ни от немоты, ни от тишины, ни от безмолвия, основа которых также в отсутствии звуковой речи.

Рассмотрение темы молчания встречается в связи с изучением проявлений детского аутизма, связанного с нарушением в потребности к коммуникации. Исследование этой проблемы можно встретить у таких авторов, как: P.M. Фрумкина, Т.Е. Браудо, Г.Л. Зайцева, И.А. Соколянский, А.И. Мещеряков, JI.C. Выготский, Ж. Пиаже, Э. Блейлер и др. Блейлер в работе «Аутистическое мышление» обосновывает важность рассмотрения феномена этого мышления, которое влияет на формирование умственной деятельности ребенка и вообще сопровождает человека на протяжении его жизни.

Отказ от рассмотрения молчания в рамках коммуникативной стратегии позволяет рассматривать его в психологическом, религиозно-мистическом и эстетическом аспектах. Рассмотрение природы молчания в эстетическом аспекте связано с противопоставлением языка слов и мыслей языку чувств. Здесь молчание становится «Невыразимым», ибо язык слов оказывается излишним перед духовной и природной красотой мира или «Безмолвным», в качестве воздержанности от употребления слов. Об этом мы узнаем из русской поэзии: «Невыразимое»(1819г.) В.А. Жуковского, «Silentium!» (1830г.) Ф.И. Тютчева, «Silentium» О. Мандельштама, поэзия М. Цветаевой,

B. Набокова, И. Анненского, В. Иванова, А. Белого и многих других. Этот же аспект молчания мы находим у теоретиков немецкого романтизма К. Морица и В. Вакенродера23, рассматривающих природу и искусство в качестве «высших» языков по сравнению со словесным описанием. О молчании как смысле, который «порождается чувственной практикой» говорит С. Зонтаг24, развивая идеи Р. Барта . О том, что, сопрягая мысль и слово, человек ограничивает словом мысль, говорил Т. Карлейль26; о том, что «безмолвие -это душа вещей», говорил М. Роллини.

Таким образом, основная идея всех авторов — показать бессилие слов перед духовной или природной красотой мира, что превращает молчание в «Невыразимое».

В XX веке тема молчания находит отражение в кинематографе среди таких деятелей искусства, как: Ю.Н. Тынянов, С. Эйзенштейн, В. Пудовкин, Г. Александров и др. Эти исследования породили, а отчасти и напомнили об интересе к теме молчания сквозь призму его связи с музыкой. Эти исследования проводят Н.И. Жинкин, С.З. Исхакова, Ф.М. Софронов и др.

В психологическом аспекте молчание чаще всего рассматривают как симптом внутреннего кризиса: болезни, отчуждения, чувства одиночества, -внутренних переживаний, как олицетворение смерти или как иллюстрацию речевой патологии. Олицетворение молчания со смертью наиболее ярко представлено в мифологической традиции, о смертельной интенции молчания в русской мифологической традиции пишут: O.A. Черепанова, В.Н. Топоров «Заметки о двух индоевропейских глаголах умирания»27, Х.Ф. Лавкрафт, Г.С. Виноградов. В литературе яркими примерами рассмотрения

23 Вакенродер В. Фантазии об искусстве. - М.: Искусство, 1977.-236 С.

24 Sontag S. Against Interpritation. N.Y., 1966.

25 Барт Р. Удовольствие от текста// Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. - М.: Прогресс, 1994.

C. 462-518

26 Карлейль Т. Этика жизна// Карлейль. Теперь и прежде. - М.: Республика, 1994. - С. 296-368

27Топоров В.Н. Заметки о двух индоевропейских глаголах умирания// Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Погребальный обряд / Под ред. В. Иванова. - М.: Наука, 1990. - С. 47-53 молчания как смерти являются рассказ «Молчание» Л. Андреева28, стихотворения Бунина И. «Слово»(1915г.), «Смерть поэта» (1837г.) М. Лермонтова, некоторые стихотворения О. Мандельштама и др.

Почти во всех этих произведениях молчание ассоциируется со смертельным Хаосом, с символом неопределенности бытия. Однако природа мифологического мышления такова, что она не рассматривает понятия только с одной стороны, так и молчание, ассоциирующееся со смертью, приобретает здесь и весьма положительные оттенки, и молчание становится связано с постижением глубочайших тайн бытия. Исследованием этой двусмысленной природы • молчания в мифологическом мышлении занимались: К. Хюбнер, Д.К. Зеленин, Э.Б. Тэйлор, К.Г. Юнг, С.С. Аверинцев С.С. и др. Сравнение молчания с дыханием, т.е. зарождением жизни, можно увидеть в новелле И. Бунина «Легкое дыхание»29, для С.

ЯП

Кьеркегора молчаливое шествие Авраама с сыном приближает нас к опыту чистой религиозности, а задержка дыхания — к полноте подлинной экзистенции.

О молчании как об отчуждении, одиночестве, внутренних переживаниях мы узнает от экзистенциалистов. У С. Кьеркегора молчание Авраама связано с непонятностью его всем Другим, с отсутствием связи с * общим бытием, и поэтому это молчание становится причиной одиночества.

Парадоксальная природа молчания делает его объектом рассмотрения в культурологическом аспекте. М. Эпштейн говорит о том, что причина подобных противоречивых аспектов рассмотрения таких понятий как молчание обусловлена изначальной парадоксальностью самой культуры, в частности русской. Подобное отношение к молчанию отразилось в пословицах и поговорках, которых о молчании существует огромное множество. С одной стороны, это одобрительная оценка молчания: Доброе молчанье — чем не ответ; Слово — серебро, молчанье — золото; Кто молчит

28 Андреев Л. Избранное. - М.: Современник, 1982. - С. 82-97

29 Бунин И. Собрание сочинений в 6-ти т. Т. 4. - М.: Художественная литература, 1988. - С. 54-57

30 Кьеркегор С. Страх и трепет. - М.: Республика, 1993. -383 С. не грешит', но в тоже время: Молчать, так и дело не скончать; Крепкое

31 молчание ни в чем не ответ; Молчанию прав не будешь .

В религиозно-мистическом аспекте молчание чаще всего рассматривается как «безмолвие», которое располагает к общению с Богом. Из античных источников известен обет молчания, существовавший - в пифагорейских сообществах. По словам Д. Лаэртского, изучающего жизнь и изречения древних философов, мы узнаем, что ученики Пифагора пять лет проводили в молчании, только внимая его речам, но, не видя его, пока не проходили испытания . Обоснование преимуществ молчания в христианской традиции восходит к святоотеческой литературе33, и в целом связано с зарождением монашества, где кратчайшим путем в уединение становится безмолвие и глухота к окружающему миру, что обеспечивает внутренняя природа молитвы, которая, как скажет В.В. Розанов, должна быть внутри церкви34.

В христианстве молчание ценилось достаточно высоко. Здесь внешнее безмолвие оказывается прикрытием внутреннего диалогического общения с Абсолютом. Молчание является «условием «другого разговора» - общения с Богом и Природой, их прямого познания»35. Жизнь в единении с Богом 4 порождает феномен исихазма36. Об основных традициях исихазма мы узнаем

31 Душенко К.В. Большая книга афоризмов. - М.: Эксмо, 2006. - 1056 С.

32 Лаэртский Д. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. - М.: Мысль, 1979. - 620 С.

Флоровский Г.В. Восточные отцы церкви. - М.: ACT, 2003. - 640 С., Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. - М.: Искусство, 1981. - 359 С.

34 Розанов В.В. Около церковных стен. - М.: Республика, 1995. - 558 С., Грек А.Г. О словах со значением речи и молчания в русской духовной традиции//Логический анализ языка: Язык речевых действий. - М.: Наука, 1994.-С. 117-125

35 Арутюнова Н.Д. Молчание: контексты употребления//Логический анализ языка: язык речевых действий. -М.: Наука, 1994.-С. 106-117

36 Исихазмспокойствие, тишина, уединение», т.е. «священное безмолвие»), где известны такие мыслители как: Григорий Палама, Нил Сорский, Дионисий Ареопагит, Максим Исповедннк и др. Значительная часть идей исихазма была сформулирована еще Отцами Церкви в первом тысячелетии. Большая их часть представляла собой мистические монашеские практики. Основным теоретиком исихазма стал св. Григорий Палама, учение которого было признано официальной доктриной православия. Исихазм - это мистическая практика богосозерцания путём молитвенного самоуглубления, духовного «внутреннего» узрения. Исихасты утверждают, что энергия Бога пронзает весь мир, и иснхасты зрят несотворённое и невещественное излучение Бога. В основе исихазма лежит понятие «умное делание» «внутреннее зрение», которые сопровождаются постоянным чтением покаянной молитвы. Как писал Григорий Палама: «исихаст есть старающийся заключить в своём теле бестелесное»//Григорий Палама. Триада в защиту священно-безмолвствующих/Пер. Вениаминова В. -М.: Канон, 1995. - С. 120. от современного философа С. Хоружева , где молчание способствует

5 Q вхождению человека в диалог с Инобытием, от М. Эпштейна и др. Об особой природе молчания - «Бога в молчании» - скажет М. Экхарт39, потом это будут развивать Т. Мюнцер, С. Франк, Я. Беме. Установочная ориентация на феноменологию «молчащего» познания в значительной степени характеризует гносеологические стратегии буддизма (в особенности дзен-буддизма), даосизма, теорию и практику индуизма. Об этом говорит множество исследований40.

Зарубежной литературы по исследованию феномена молчания достаточно много, но она рассматривает молчание в зависимости от разных контекстов употребления, и к тому же среди этой литературы мало переведенной на русский язык. В этих исследованиях происходит социолингвистический, культурологический, психологический, религиозный анализ феномена молчания, и почти нет работ по философско-антропологическому исследованию этого феномена, хотя на некоторые зарубежные исследования в данной работе ссылки делаются. Среди работ, сравнительно давних по написанию, можно выделить: Mensching G.41; Baden , H.J. ; Steiner G. ; Rolojf V. . Среди новых работ по теме молчания осуществлен исторический очерк обобщающего характера: Burke Р.45 (есть английское издание). Социологический подход к восприятию молчания: Basso K.N. 46; Tyler S.A.47; Ciani M.G.48. Молчание в литературе, театре,

37 Хоружий С.С. Очерк синегрийной антропологии. - М.: Институт философии, теологии, истории св. Фомы, 2005.-408 С.

38 Эпштейн М. Слово и молчание в русской культуре //Эпштейн М. Слово и молчание: метафизика русской литературы. — М.: Высшая школа, 2006. — 559 С.

39 Экхарт М. Духовные проповеди и рассуждения. - М.: Амфора, 2008.-256 С.

40 Дэвид-Ниль А. Мистики и маги Тибета. - Ростов -на-Дону, 1991. - 141 С., Судзуки Д.Т. Основы дзен-буддизма. - СПб.: Наука, 1992. - 130 С., Григорьева Т.П. Дао и логос. - M.: Наука, 1992. - 424 С., Апология мудрости//Кости и плоть дзен. - М.: Эксмо, 2004. - 400С. и др.

41 Mensching G. Das heilige Schwaigen. Berlin, 1926

42 Baden HJ. Das Schweigen. Berlin, 1952

43 Steiner G. Language and Silence: Essays on Language, Literature and the Inhuman. New York, 1967

44 Roloff V. Reden und Schweigen. München, 1973

45 Burke P. Reden und Schweigen. Zur Geschichte sprachlicher Identität. Berlin, 1994

46 Basso K.N. To give up on Words: Silence in Western Apache Culture //Southwestern Journal of Anthropology. 1970 № 26, P. 213-230.

47 Tyler S.A. The Said and the Ansaid. New York, 1978

48 Ciani M.G. The Regions of Silence. Amsterdam, 1987 фольклоре: Ruberg U.49; Knüssel К.50; Tannen D.51; Öesterberg E. 52Mentalities and Other Realities. Lund Bromley (русский перевод: Эстерберг Э. Молчание как стратегия поведения ), молчание в религиозной традиции: McCumfrey Е.54.

Таким образом, после проведенного анализа степени разработанности исследований по феномену молчания становится очевидно, что молчание рассматривается, либо как способ коммуникации, и тогда оно становится аналогом слова, приобретая знаковую природу, либо, лишаясь этого свойства, начинает рассматриваться в разных аспектах, становясь все чаще предметом исследования для искусства, психологии, философии религии, онтологии, эстетики, но не философской антропологии. В этих исследованиях молчание либо отождествляется с «безмолвием», «невыразимым», «тишиной»; либо открывается в речи и через нее познается; либо речь становится основой молчания; либо молчание становится формой по ограничению языка.

Данное исследование феномена молчания показывает, что в настоящее . время молчание очень редко становится предметом исследования для философской антропологии, а также в его основе не рассматривают незнаковую природу, но что, в свою очередь, создает обширное пространство для исследований в этой области. Объект исследования Феномен молчания Предмет исследования

Проявление особенностей природы человека в феномене молчания Цель и задачи исследования

49 Ruberg U. Beredtes Schweigen in lehrhafer und erzälender deutschen Literature des Mittelalters. Münster, 1978

50 Knüssel K. Reden und Schweigen in Märchen und Sagen. Diss. Zurich, 1980

51 Tannen D. Silence as Conflict Management in Fiction and Drama// Conflict Talk/ Ed. A.D. Grimshaw. Cambridge, 1990. P. 260-279.

52 Öesterberg E. Mentalities and Other Realities. Lund Bromley, 1991. P. 9-30.

53 Эстерберг Э. Молчание как стратегия поведения// Мировое древо: Международных журнал по теории и истории мировой культуры. Вып. 4. - M, 1996. - С.21-42

54 McCumfrey Е. Silence// Encyclopedia of Religion/ Ed. M. Eliade. New York, 1987. Vol. 13. P. 321-324

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы ответить на вопросы: В чем заключается философ ско-антропологический анализ феномена молчания? Для того чтобы достичь поставленных целей, требуется решить следующие задачи: осуществить философско-антропологический анализ причин появления речи и природы молчания;

- проанализировать речь как способ самовыражения человека и таинственную природу молчания;

- осуществить анализ понятия «дословной» речи для объяснения природы молчания;

- критически проанализировать знаковую природу молчания;

- осуществить анализ понятий неозначенное молчание, основу которого составляет образ как соединение реального и сверхреального, и значимое молчание речи, где молчание становится неразрывно связано с выражением переживаний человека;

- проанализировать таинственную и многогранную природу молчания;

Теоретико-методологические основы исследования

Выбранная для исследования тема диссертации оказывается невероятно сложной по той причине, что здесь осуществляется попытка извлечения из множества различных областей философского и научного знания, таких как культурология, философия религии, эпистемология, психология, этнология, лингвистика и др. того необходимого, что позволит обеспечить именно философско-антропологический анализ феномена молчания, а в дальнейшем будет использовано при попытке обнаружения философско-антропологических основ исследования различных понятий и категорий. Пытаясь выявить эти философско-антропологические основания исследования понятий и категорий, применяется системный подход, для реализации которого оказывается необходимым привлечение следующих методов:

- метод сравнительного анализа различных трактовок речи и молчания (метод сравнительного языкознания приведенных понятий, сравнительно-культурологический подход к исследованию природы молчания);

- метод этимологического анализа основных используемых в работе понятий и категорий;

- метод культурного и исторического анализа произведений по выбранной тематике исследования;

- методы психологического анализа, позволяющие выявить внутренние 1 основы исследуемого феномена с целью осуществления наиболее глубокого анализа рассматриваемых понятий;

- метод «следов», введенный в историографию школой «Анналов» и представляющий собой возможность реконструкции недоступного в настоящий момент для целостного исследования по выбранной проблематике путем обращения к его проявлениям и «остаткам», сохранившемся в философской традиции.

Теоретическим основанием работы становится исследование историко-философских работ по рассмотрению причины происхождения языка, особо подробно в работе уделяется внимание концепциям Н.Я. Марра, Ю.М. Бородай и Б.Ф. Поршнева. Предложенное П. Флоренским деление слова на три формы, внешнюю, внутреннюю и семему слова дает основание для рассмотрения речи, которая аналогичным образом будет состоять из трех составляющих. Внешней форме слова будет соответствовать внешняя речь, внутренней форме слова - внутренняя речь, а вот семеме слова будет соответствовать речь, которую мы обозначаем как «дословная» речь, ибо семема превращает слово в образ, символ, т.е. утрачивается знаковая природа слова, ибо «символ есть символизируемое»55. Таким образом, употребляя слово «дословное», мы хотим показать, что знаковая природа слова противостоит незнаковой, «дословной» природе образа или символа, что *

55 Флоренский П. А.Детям моим: Воспоминанья прошлых лет. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание. - М.: АСТ, 2004. - С. 35 отражает и природу молчания. Для обоснования этого тезиса проводится исследование знаковой природы слов и природы символа в работах Ч. Пирса, Ч. Мориса, Ф-Соссюра, Б. Поршнева, П. Флоренского, А. Лосева, Э. Фромма и др. Для исследования незнаковой природы образа и символа, природы молчания, понятия «дословное» привлекаются работы Ф.И. Гиренка, в частности работа «Удовольствие мыслить иначе», статьи В.Л. Рабиновича, среди них «Видеть просто или просто видеть?»56, а также работа Э. Блейлера «Аутистическое мышление», где на основе исследования аутистической природы мышления, делается вывод о первостепенной роли воображения в мыслительной деятельности человека. Этимологический анализ понятия «молчание» позволяет выявить его таинственную природу, исследование которой осуществляется на основе работ П. Флоренского, А. Пузырей, А. Мейера, изучающих природу тайны.

Научная новизна результатов исследования:

1. В данной работе осуществлено исследование неозначенной природы молчания, которая выводит рассмотрение молчания за рамки знаковой природы слова и сближает молчание с природой образа, ибо в образе происходит соединение реального и сверхреального, существующего и несуществующего. Проанализирована природа молчания и обнаружены истоки этой природы молчания в пространстве мистериальных действий, , основу которых и составляют образы и символы, поэтому природа молчания исследована с использованием таких понятий, как воображение, образ, смысл, мысль, отражающих основную природу и характер молчания.

2. С учетом выделения П. Флоренским внутренней, внешней формы и семемы слова, обосновано существование трех видов речи: внутренней, внешней и «дословной» речи, где «дословная» речь отражает основные свойства семемы слова как символа и раскрывает неозначенную, образную природу молчания. Вводится понятие «дословного» письма в виде изображений и жестов, раскрывающих природу молчания как способ

56 Рабинович В.Л. Видеть просто или просто видеть// Философия наивности. - М.: МГУ, 2001. - С. 72-42 дословной» речи выражаться в движениях человеческого тела. Во внутренней речи молчание становится значимым молчанием речи и представляется в виде пауз, где происходит процесс осмысления смыслов «дословной» речи.

3. Обосновано положение о том, что коммуникативная функция присуща молчанию лишь в пространстве «Я-Ты», что следует из самой природы семемы слова, когда основу разговора составляет мистическое единство душ.

4. На основании исследований неозначенной, образной, таинственной природы молчания, которая неразрывно связана с природой самого человека, вводится понятие «дословной» природы человека, характеризующая человека как существо мыслящее, обладающее возможностью порождать смыслы и образы, благодаря способности к воображению.

5. В результате анализа основных особенностей наивного искусства - желание выразить непосредственные переживания, видение мистической, символической связи между изображаемыми предметами и жизнью, ориентация не на широкую публику зрителей, а на конкретного зрителя, находящего в смысловом поле созданного художественного образа - • обосновано положение, что в основу познания «дословной» природы человека может быть положено рассмотрение феномена «наивности», ибо «наив — закваска любого творчества»57.

Положения, выносимые на защиту:

1. Человек рассматривается как существо, с одной стороны, незавершенное и становящееся, а с другой, как обладающее связью со сверхреальным, делающим бытие человека сопряженным с некоей тайной. В ходе познания таинственной природы человека, раскрывается тайна феномена молчания. Природа молчания связана с образом и мыслью, в образе соединяется реальное и сверхреальное, чувственное и

57 Рабинович В.Л. Видеть просто или просто видеть// Философия наивности. - М.: МГУ, 2001. - С. 52 сверхчувственное, а мысль, может быть, как о существующем, так и о несуществующем.

2. Молчание, явившись условием появления языка, превратило его из немого в говорящего, благодаря способности человека к воображению и порождению смыслов. Звуковая речь, появившаяся как сопровождение мистериальных действий, хранит в себе нечто невыразимое, неозначенное, оставленное в ней самой природой мистериальных действий.

3. «Дословное» в языке имеет свою основу в символическом пространстве культа. В едином пространстве «смыслообразов» мистерии рождается то, что П. Флоренский называет семемой или «душой слова», а в данной работе обозначается как смыслообразующая «дословная» речь «Мы». Из нее благодаря способности человека к воображению, появляется «дословная» речь для себя, основанная на неозначенном молчании.

4. Основу «дословной» речи составляет молчание, являющееся условием для появления новых смыслов и образов, для запечатления и овладения которыми необходимо «дословное» письмо, представляющее собой способ «дословной» речи выразиться в движениях человеческого тела. Природу «дословного» письма, представленного в виде изображений, -воплощающих в себе образы и жестов, также составляет молчание. Во внутренней речи неозначенное молчание становится значимым молчанием речи, представляя собой паузы, во время которых происходит процесс осмысления смыслов и событий, происходит обращение к смыслам «дословной» речи, что способствует формированию внутреннего мира человека.

5. Исследование человека как существа незавершенного, становящегося, мыслящего и творческого позволяет положить эти свойства в основу «дословной» природы человека и осуществить ее анализ в рамках рассмотрения феномена «наивности». Непосредственность, символичность, открытость наивного способа восприятия себя и мира, рассмотренная на примере наивного искусства, отсылают к мистериальному образу «Мы», образному и символическому мышлению. Современное искусство во многих своих проявлениях обращается к опыту «наивного» восприятия, тем самым выявляет внутренний план человеческого бытия, стремится выразить нечто мистическое, символическое, «дословное».

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическая значимость диссертации заключается в попытке восполнить пробел в философских исследованиях феномена молчания, с целью вывести рассмотрение молчания за рамки знаковой природы и с целью осуществления философско-антропологического анализа феномена молчания. Результаты исследования могут быть использованы при рассмотрении тем, связанных с изучением природы человека, сознания, * бессознательного, природы аутистического мышления, а также при исследовании философских оснований современного искусства. Практическая значимость результатов диссертационного исследования обусловлена тем, что они могут применяться при чтении курсов по философской антропологии, по культурологии, по философии сознания, по русской философии.

Апробация диссертационной работы

Основные результаты исследования были изложены в рамках докладов на Международной конференции студентов и аспирантов «Ломоносовские чтения» (Москва, 2006-2009 гг.), на Международном научном симпозиуме «Время культурологии», посвященный 75-летию Российского института культурологии (23-26 мая 2007г.), на Международном коллоквиуме молодых ученых «Науки о культуре в новом тысячелетии» (Ярославль, 2008г.), на традиционном ежегодном конференции-семинаре молодых ученых «Науки о культуре - шаг в XXI век» (Москва, 2007г.), а также на заседании кафедры философской антропологии. Отдельные аспекты темы обсуждались в ходе ведения семинарских занятий в рамках учебного курса «Философская антропология» в 2006-2007 учебном году на философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

Список основных публикаций по теме диссертации Публикации в периодических изданиях, рекомендованных ВАК для защиты кандидатской диссертации по философии:

1. Слово и молчание: о чем молчит язык?// Полигнозис №3. М.: Изд-во ИФ РАН, 2009. - 1 п.л.

2. Что таит в себе молчание? //Философия хозяйства №2. М.: Изд-во МГУ, 2009. - 0.5 п.л.

Другие публикации (статьи в научных сборниках, материалы коллективных изданий и конференций):

3. Проблема сущности человека как основание междисциплинарности антропологического знания// «Время культурологии», сборник тезисов докладов и выступлений на международном научном симпозиуме, посвященный 75-летию Российского института культурологии (23-26 мая 2007г.). М.: Изд-во Российского института культурологи, 2009. - 0.3 п.л.

4. Тема молчания в русской поэзии (на примере творчества В.А. Жуковского, Ф. Тютчева, О. Мандельштама и М. Цветаевой) // «Науки о культуре — шаг в XXI век», сборник тезисов докладов и выступлений на ежегодном конференции-семинаре молодых ученых. М.: Изд-во Российского института культурологи, 2008. - 0.1 п.л.

5. Тема молчания в русской поэзии //Философия и культура, научный журнал № 3. М.: Изд-во ООО «НБ-Медиа», 2008. - 0.5 п.л.

6. Молчание. Слово. Тишина. Философско-антропологический анализ// Сборник тезисов XV Международной научной конференции студентов, > аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2008». Т. IV. М.: Изд-во Московского Университета, 2008. - 0.1 п.л.

7. «Таинственность» феномена молчания в философской антропологии// Сборник тезисов XVI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2009». М.: Изд-во Московского университета, 2009. - 0.1 п.л.

8. Человек как первое в мире молчащее существо// Психология и психотехника, научно-практический журнал №3. М.: Изд-во ООО «НБ- ' Медиа», 2009. - 0.5 п.л.

Структура диссертации

Диссертация состоит из Введения, пяти глав, включающих в себя в общей сложности 14 параграфов, Заключения и Библиографического списка используемой литературы.

Заключение диссертации по теме "Религиоведение, философская антропология, и философия культуры", Катюхина, Татьяна Викторовна

Заключение

Философско-аитропологическое исследование феномена молчания позволяет прийти к некоторым выводам.

Во-первых, человек рассматривается как существо, с одной стороны, незавершенное и становящееся, а с другой, как обладающее связью со сверхреальным, делающим бытие человека сопряженным с некоей тайной. В ходе познания таинственной природы человека, раскрывается тайна феномена молчания. Природа молчания связана с образом и мыслью, в образе соединяется реальное и сверхреальное, чувственное и сверхчувственное, а мысль, может быть, как о существующем, так и о несуществующем.

Во-вторых, молчание, явившись условием появления языка, превратило его из немого в говорящего, благодаря способности человека к воображению и порождению смыслов. Звуковая речь, появившаяся как сопровождение мистериальных действий, хранит в себе нечто невыразимое, неозначенное, оставленное в ней самой природой мистериальных действий.

В-третьих, «дословное» в языке имеет свою основу в символическом пространстве культа. В едином пространстве «смыслообразов» мистерии рождается то, что П. Флоренский называет семемой или «душой слова», а в данной работе обозначается как смыслообразующая «дословная» речь «Мы». Из нее благодаря способности человека к воображению, появляется «дословная» речь для себя, основанная на неозначенном молчании.

В-четвертых, основу «дословной» речи составляет молчание, являющееся условием для появления новых смыслов и образов, для запечатления и овладения которыми необходимо «дословное» письмо, представляющее собой способ «дословной» речи выразиться в движениях человеческого тела. На пути к «дословному» письму мы находим такие проявления человеческой природы как игра, ритуал, мистерия, в основе которых лежит нечто образное и символическое. Природу «дословного» письма, представленного в виде изображений, воплощающих в себе образы, и жестов, также составляет молчание. Но изображение не рассматривается как подражание реальности, а исследуется как следствие способности воображения, поэтому несет в себе мистическую основу, что видно на примере первых наскальных изображений, воплотивших в себе неозначенное молчание созданных образов.

В-пятых, во внутренней речи молчание становится способом выражения внутренних переживаний. Во внутренней речи неозначенное молчание становится значимым молчанием речи, представляя собой паузы, во время которых происходит процесс осмысления смыслов и событий, происходит обращение к смыслам «дословной» речи, что способствует формированию внутреннего мира человека.

В-шестых, первоначальная характеристика молчания как процесса отсутствия звуковой речи позволяет осуществлять неверное отождествление молчания с такими понятиями как: тишина, немота, безмолвие, невыразимое, несказанное, которые также связаны с отсутствием звуковой речи. Молчание включает в себя все эти понятия, но не ограничивается ими и тем более не замещается, ибо тишина — это простое отсутствие звуков, немота — это физическая невозможность осуществления звуковой речи, безмолвие — это воздержание от употребления слов, специальное сдерживание звуков, а невыразимое - это невозможность языка чувств быть выраженным языком мыслей и слов.

В-седьмых, исследование человека как существа незавершенного, становящегося, мыслящего и творческого позволяет положить эти свойства в основу «дословной» природы человека и осуществить ее анализ в рамках рассмотрения феномена «наивности». Непосредственность, символичность, открытость наивного способа восприятия себя и мира, рассмотренная на примере наивного искусства, отсылают к мистериальному образу «Мы», образному и символическому мышлению. Современное искусство во многих своих проявлениях обращается к опыту «наивного» восприятия, тем самым выявляет внутренний план человеческого бытия, стремится выразить нечто мистическое, символическое, «дословное».

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Катюхина, Татьяна Викторовна, 2009 год

1. Абрамова Н.Т. Несловесное мышление. М.: ИФ РАН, 2002. - 234 С.

2. Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М.: Наука, 1977.-343 С.

3. Андреев JL Молчание // Андреев JI. Избранное. М.: Современник, 1982.-С. 82-97

4. Анненский И. // Серебряный век. Поэзия. М.: ACT ОЛИМП, 1996. -672 С.

5. Бальмонт К. // Серебряный век. Поэзия. М.: ACT ОЛИМП, 1996. 672 С.

6. Барт Р. Удовольствие от текста// Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1994. - С. 462-518

7. Бассин Ф.В. Сознание, «бессознательное» и болезнь// Вопросы философии. 1971. - №9. - С. 90-102

8. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. — 424 С.

9. Белый А. Стихотворения. М.: Художественная литература, 1996. 273 С.

10. Бибихин В.В. Язык философии. СПб.: Наука, 2007. - 389 С.

11. Блейлер Э. Аутистическое мышление / Пер. с нем. Одесса, 1927

12. Богданов В.В. Молчание как нулевой речевой знак и его роль в вербальной коммуникации//Языковое общение и его единицы. Калинин.: Изд-во Калининского университета, 1986.-С. 12-18

13. Богданов К.А. Очерк по антропологии молчания. СПб.: Русский христианский гуманитарный институт, 1998. - 345 С.

14. Большой толковый социологический словарь / пер. с англ. М.: ACT, 1999.-С. 760

15. Бонвиллиани Дж., Нельсон К.Э., Чарроу В.Р. Язык и языковые способности глухих детей и детей с нормальным слухом.//

16. Психолингвистика: Сборник статей / Под ред. A.M. Шахнаровича. М.: Прогресс, 1985.-368 С.

17. Бородай Ю. М. Эротика смерть — табу: трагедия человеческого сознания. - М.: Гнозис, Русское феноменологическое общество, 1996. — 416 С.

18. Бубер М. Я и Ты // Два образа веры. М.: Республика, 1995. - 464 С.

19. Бугаева К.Н. Воспоминание об А. Белом// Две любви, две судьбы. Воспоминания о Блоке и Белом. М.: XXI век-Согласие, 2000. — 512 С.

20. Бунин И. Собрание сочинений в 6-ти т. Т. 4. — М.: Художественная литература, 1988. 704 С.

21. Бычков В.В. Эстетика. М.: Гардарики, 2004. - 556 С.

22. Вакенродер В. Фантазии об искусстве. М.: Искусство, 1977. - 236 С.

23. Варава В. Псалтырь русского философа. Воронеж: Воронежская государственная лесотехническая академия, 2006. - 92 С.

24. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. М.: Русский язык, 1976.-248 С.

25. Верхарн Э. Символизм //Поэзия французского символизма. М.: Просвещение, 1993. - 450С.25. . Витгенштейн JI. Логико-философский трактат// Витгенштейн Л. Философские работы. Ч. 1. М.: Гнозис, 1994. - С. 5-73

26. Волконский С. Выразительный человек. СПб.: Апполон, 1912. - 199 С.

27. Волошин М. Демоны глухонемые. Харьков.: Камена, 1919. - 62 С.

28. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка. Л.: Прибой, 1929. -188 С.

29. Всемирная энциклопедия. Философия / Под ред. A.A. Грицанов. М.: ACT, 2001.-1311 С.

30. Выготский Л. С. Психология искусства. Анализ эстетической реакции. М.: Лабиринт, 1998. 400 С.

31. Выготский JI.C. Избранные психологические произведения. М.: АПН РСФСР, 1956.-520 С.

32. Выготский JI.C. Мышление и речь. — М.: Лабиринт, 1996. 416 С.

33. Выготский Л.С. Психология развития ребенка. М.: Смысл, 2003. - 512 С.

34. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М.: Изд-во академии педагогических наук, 1960. - 450 С.

35. Гегель Ф. Эстетика// Гегель Ф. Сочинения в 4-х т. Т.2. М.: Искусство, 1969.-328 С.

36. Гиренок Ф. Удовольствие мыслить иначе. М.: Академический проект, 2008.-235 С.

37. Гиренок Ф. Философ Сергей Хоружий призывает кроликов быть трезвенниками // Независимая газета, 22 ноября 2007 г.

38. Гиренок Ф.И. Философский манифест археоавангарда // Философия хозяйства. 2001. - №2. - С. 162-178

39. Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. М.: ЛКИ, 2007.- 112 С.

40. Декарт Р. Страсти души // Соч. в 2-х т. Tl. М.: Мысль, 1989. - 654 С.

41. Делез Ж. Логика смысла / Пер. с фр. М.: Раритет, 1998. - 480 С.

42. Делез Ж. Мишель Турнье и мир без Другого // Турнье М. Пятница, или Тихоокеанский лимб. СПб: Амфора, 1999. - 301 С.

43. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.: Мысль, 1979. - 620 С.

44. Донских O.A. Происхождение языка как философская проблема. -Новосибирск.: Наука, 1984. 126 С.

45. Достоевский Ф. М. Записки из подполья. М.: Правда, 1986. - 480 С.

46. Достоевский Ф. М. Подросток. М.: Современник, 1987. - 544 С.

47. Достоевский Ф.М. Дневник писателя // Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30-ти т. Т. 26. Л.: Наука, 1984. — 518 С.

48. Жинкин Н.И. О кодовых переходах во внутренней речи // Философия языкознания. 1964. - №6. - С. 26-38

49. Жуковский В.А. Стихотворения// Русские поэты. Апология русской поэзии. Т.1. М.: Детская литература, 1989. — С. 473-577

50. Журавлева А.И. Стихотворение Тютчева «Silentium!» // Замысел. Труд. Воплощение. Сборник статей, посвященный профессору С.М. Бонди. М.: МГУ, 1977.-243 С.

51. Зайцева Г.Л. Система жестового общения глухих// Язык в океане языков. Вып.1. Новосибирск.: Сибирский хронограф, 1993. - 187 С.

52. Зеньковский В. В. История русской философии. М.: Раритет. 2001. -880 С.

53. Зорина З.А., Полетаева И.И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных. М.: Аспект Пресс, 2002. - 320 С.

54. Ильенков Э. В. О воображении// Вопросы психологии. — 1993. № 3. — С. 54-62

55. Камю А. Миф о Сизифе. Эссе об абсурде// Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М.: Политиздат, 1990. - 415 С.

56. Кандинский В. О духовном в искусстве. М.: Наука, 1992.-157С.

57. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. СПб.: Наука, 1999.-471 С.

58. Кант И. Критика способности суждения// Кант И. Сочинения в 6-ти томах, Т. 5. М.: Мысль, 1966. - 564 С.

59. Карлейль Т. Этика жизна// Карлейль. Теперь и прежде. М.: Республика, 1994. - С. 296-368

60. Касаткина В.Н. Поэзия Ф.И. Тютчева. М.: Просвещение, 1978. - 174 С.

61. Краткий философский словарь /под ред. А.П. Алексеева. М.: Проспект, 2004. - 560 С.

62. Крестинский B.C. Коммуникативная нагрузка молчания в диалоге//Личностные аспекты языкового общения. Калинин.: Изд-во Калининского университета, 1986. — С. 92-97

63. Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: Республика, 1993. - 383 С.

64. Леви-Стросс К. Структура мифов// Вопросы философии. 1970. - №7. -С. 152-164

65. Лейбниц Г.В. О словах // Лейбниц Г.В. Сочинения в 4-х т. Т. 1. М.: Мысль, 1982.-363 С.

66. Лермонтов М. Стихотворения. М.: Азбука, 1995. - 215 С.

67. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В.И. Ярцева. -М.: Изд-во «Большая российская энциклопедия», 2002. 1050 С.

68. Логический анализ языка: Язык речевых действий. М.: Наука, 1994. — 188 С.

69. Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. — М.: Искусство, 1995. 320 С.

70. Лосев А.Ф. Трио Чайковского// Звезда. 1991. - №11. - С. 144-149

71. Лосев А.Ф. Форма. Стиль. Выражение. М.: Мысль, 1995. - 900 С.

72. Лосский В. Очерк мистического богословия Восточной церкви . Киев, 1991.- 453 С.

73. Лотман Ю.М. Избранные труды в 3-х т. -Таллинн: Александра, 1992. — Т.2. 478 С.

74. Лотман Ю.М. О.М. Фрейденберг как исследователь культуры // Ученые записки Тартуского гос. Университета. Труды по знаковым системам. -Тарту, 1973.-С. 482-489

75. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: Академия, 2009. - 384 С.

76. Мамардашвили М. К. Классические и неклассические идеалы рациональности. М. : Лабиринт, 1994. 89 С.

77. Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. — М.: Прогресс, 1990.-365 С.

78. Мандельштам О. Сочинения. Стихотворения и проза. Екатеринбург.: У-Фактория, 2003. - 864 С.

79. Марр H .Я. Язык и мышление. M.-JL: Соцэкгиз, 1931. - 64 С.

80. Марр Н.Я. Яфетидология. М.: Кучкого поле, 2002. - 480 С.

81. Маяковский В. Стихотворения и поэмы. М.: Эксмо, 2004. - 352 С.

82. Мейер А. А. Заметки о смысле мистерии// Философские сочинения. -Paris: «La Presse Libre», 1982.

83. Мерло-Понти M. Косвенный язык и голоса «безмолвия»// Мерло-Понти М. Знаки /пер. с фран. И.С. Вдовиной. М.: Искусство, 2001. - 428 С.

84. Набоков В. Сочинения// Русские поэты. Апология русской поэзии. Т.З.- М.: Детская литература, 1989. — С. 611-645

85. Наивное искусство. М.: МГУ, 2001.- 384 С.

86. Нанси Ж.-Л. Сегодня// Ad Marginem 93. Ежегодник. M.: Ad Marginem, 1994.

87. Ницше Ф. Веселая наука// Ницше Ф. Сочинение в 2-х тт. Т. 1.- М.: Мысль, 1990.-829 С.

88. Ницше Ф. Так говорил Заратустра// Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Сочинения. М.: Эксмо, 2006. - 848 С.

89. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Просвещение, 1969. -658 С.

90. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. М.: Наука, 1994. - 338 С.

91. Пирс Ч. Логические основания теории знаков СПб.: Алетейя, 2000. -352 С.

92. Платон. Избранные диалоги. М.: Рипол классик, 2002. — 960 С.

93. Подорога В. А. Метафизика ландшафта. Коммуникативные стратегии в философской культуре XIX-XX вв. М.: Наука, 1993. - 320 С.

94. Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии.- М.: Прогресс, 1985. 344 С.

95. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории.- М.: Мысль, 1974. 487 С.

96. Потебня A.A. Мысль и язык. М.: Лабиринт, 1999. - 300 С.

97. Пузырей A.A. Манипулирование или майевтика: две парадигмы психотехники/ЛЗопросы методологии. 1997. - №3,4. — С. 148-165

98. Рембо А. Гласные// Поэзия французского символизма. М.: Просвещение, 1993. - 450 С.

99. Розанов В.В. Около церковных стен. М.: Республика, 1995. - 558 С.

100. Розанов В.В. Опавшие листья//Розанов В.В. Сумерки просвещения. -М.: Педагогика, 1990. С. 525-587

101. Садохин А.П. Мировая культура и искусство. М.: ЗАО «БММ», 2007. - 448 С.

102. Смирнов С. А. Человек перехода: Сборник научных работ. Новосибирск: НГУЭУ, 2005. 536 С.

103. Соколянский И.А. Несколько замечаний о слепоглухонемых// Скороходова О.И. Как я воспринимаю и представляю окружающий мир. -М.: Педагогика, 1954. С. 3-13

104. Сперанский H.H. Книга природной веры. М.: Ладога-100, 2002. - 132 С.

105. Толковый словарь русского языка Ожегова С.И. М.: Русский язык, 1991.-917 С.

106. Толстой Л.Н. Анна Каренина. М.: ACT, 1999. - 533 С.

107. Топоров Н.В. Заметки о двух индоевропейских глаголах умирания// Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Погребальный обряд / под ред. В. Иванова. М.: Наука, 1990. - С. 47-53

108. Турчин B.C. По лабиринту авангарда. М.: МГУ, 1993. - 248 С.

109. Тютчев Ф.И. Стихотворения // Тютчев Ф.И. Сочинения в 2-х т. Т.1 -М.: Художественная литература, 1984. — 384 С.

110. Ф. де Соссюр. Курс общей лингвистики. М: КомКнига, 2006. - 278 С.

111. Флоренский П. Введение в историю античной философии, лекция 10// Философские науки. 2004. - №3. - С. 76-95

112. Флоренский П. А. Имена. М.: ООО «Издательство ACT», 2003. - 330 С.

113. Флоренский П. А. Собрание сочинений. Философия культа (Опыт православной антроподицеи). М.: Мысль, 2004. - 685 С.

114. Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. М.: Правда, 1990. -490 С.

115. Флоренский П. А. У водоразделов мысли// Из истории отечественной философской мысли в 2-х т. Т.2. М.: Правда, 1990. — 448 С.

116. Флоренский П. А. Детям моим: Воспоминанья прошлых лет. Генеалогические исследования. Из соловецких писем. Завещание. М.: ACT, 2004.-384 С.

117. Флоровский Г.В. Восточные отцы церкви. М.: ACT, 2003. - 640 С.

118. Франк С. А. Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии// Франк С.А. Сочинения. М.: ACT. 2000. - 800 С.

119. Фрейд 3. О психоанализе. Лекции. Минск: Харвест, 2007. - 416 С.

120. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. М.: Лабиринт, 1997. -448 С.

121. Фромм Э. Забытый язык. М.: ACT, 2009. - 251 С.

122. Фрумкина P.M., Браудо Т.Е. Детский аутизм, или странность разума//Человек. 2002. - №6. - С. 127-132

123. Фуко М. Археология знания. — Киев.: Ника-центр, 1996. 208 С.

124. Фуко М. Воля к истине. М.: Касталь, 1996. - 448 С.

125. Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб.: Университетская книга, 1997. - 576 С.

126. Хайдеггер М. Бытие и время. СПб.: Наука, 2006. - 450 С.

127. Хайдеггер М. Что такое метафизика// Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М.: Республика, 1993. — 447С.

128. Хайдеггер М. Язык. СПб.: Эйдос, 1991. - 23 С.

129. Хейзинга Й. Человек играющий. СПб.: Азбука-классика, 2007. - 384 С.

130. Хлебников В. Избранные сочинения. СПб.: Азбука, 1998. — 388С.

131. Хоружий С. С. Очерки синергийной антропологии. М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005. — 408 С.

132. Хоружий С.С. Молчание как семиозис в практике и мистике исихазма.// Тезисы доклада на Симпозиуме по психологическим проблемам феномена молчания. Рига (Латвия), апрель 2005//www.synergia-isa.ru

133. Хоружий С.С. Новая антропология. (Разговор с А. Гордоном 27 октября 2003г.)// www.synergia-isa.ru

134. Цветаева М. Избранное. М.: Просвещение, 1992. - 367 С.

135. Шпет Г. Внутренняя форма слова. М.: УРСС, 2003. - 216 С.

136. Эпштейн М. Слово и молчание в русской культуре //Эпштейн М. Слово и молчание: метафизика русской литературы. — М.: Высшая школа, 2006. -559 С.

137. Эткинд Е.Г. «Внутренний человек» и внешняя речь. Очерки психопоэтики русской литературы VIII-XIX вв. — М.: Школа «Языки русской культуры», 1999. 448 С.

138. Якушкин Б.В. Гипотезы о происхождении языка. М.: Наука, 1985. — 137 С.

139. Arnheim R. Image and Thought// Sing, Image and Symbol/ S. Vista. - L, 1966.

140. Baden H.J. Das Schweigen. Berlin, 1952

141. Birdwhistell R.L. Kinesics and Context. Philad, 1970

142. Burke P. Reden und Schweigen. Zur Geschichte sprachlicher Identität. Berlin, 1994

143. Kage, John. Silence. Middletown (Conn), 1961.

144. Knüssel K. Reden und Schweigen in Märchen und Sagen. Diss. Zürich, 1980

145. McCumfrey E. Silence// Encyclopedia of Religion/ Ed. M. Eliade. New York, 1987. Vol. 13. P. 321-324

146. Mensching G. Das heilige Schwaigen. Berlin, 1926 J

147. Noire L. Der Ursprung der Sprache. Mainz, 1859. /

148. Ruberg U. Beredtes Schweigen in lehrhafer und erzälender deutschen Literature des Mittelalters. Münster, 1978

149. Russell B. An inquiry in to meaning and truth. L, 1940.

150. Solomon R.S. Emotions and Choice //Explaining Emotions. Berkeley, 1989.

151. Steiner G. Language and Silence: Essays on Language, Literature and the Inhuman. New York, 1967

152. Tannen D. Silence as Conflict Management in Fiction and Drama // Conflict Talk/Ed. A.D. Grimshaw. Cambridge, 1990. P. 260-279.

153. Trager G.L. Paralanguage: A first approximation., by D.Humesio. N.Y, 1964.

154. Tyler S.A. The Said and the Ansaid. New York, 1978

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 373231