Формирование и реализация национальной морской политики России в конце XIX-начале XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.01, кандидат политических наук Павленко, Анатолий Петрович

Диссертация и автореферат на тему «Формирование и реализация национальной морской политики России в конце XIX-начале XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 463053
Год: 
2012
Автор научной работы: 
Павленко, Анатолий Петрович
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Владивосток
Код cпециальности ВАК: 
23.00.01
Специальность: 
Теория и философия политики, история и методология политической науки
Количество cтраниц: 
171

Оглавление диссертации кандидат политических наук Павленко, Анатолий Петрович

Введение.

Глава 1 Национальная морская политика России в контексте политического измерения.

1.1 Методологические основы, генезис и особенности формирования научного поля морской политики.

1.2 Структурно-функциональные и процессуальные свойства морской политики.

Глава 2 Эволюция научно-теоретических взглядов на формирование и реализацию национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века.

2.1 Научно-теоретический подход к формированию национальной морской политики России в конце XIX - начале

XX века.

2.2 Российская морская научная мысль: проблемы формирования концепции морской политики.

Глава 3 Внутриполитическое противоборство в России в области реализации национальной морской политики в конце XIX — начале XX века.

3.1 Формирование основ национальной морской политики России в контексте военно-политической обстановки в конце XIX - начале XX века.

3.2 Внутриполитическое противоборство по основным приоритетам военно-морского строительства.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Формирование и реализация национальной морской политики России в конце XIX-начале XX века"

Понимание и восприятие системы политической деятельности государства невозможно без анализа морской политики как одного из важнейших ее концептов. Однако в политической науке проблематика национальной морской политики, ее определение как научной категории не завершилось. До настоящего времени подходы к исследованию морской политики не касались методологии проблемы, которая пока остается слабым звеном исследовательского поля. Выработанный автором подход к исследованию с позиций генезиса и особенностей формирования научного поля, системных, сущностных, структурно-функциональных и процессуальных свойств позволил в данной работе рассмотреть ее как составную часть мирополитической категории, т.е. особой области жизнедеятельности людей, связанной с властными отношениями и государственно-политической организацией общества, политическими институтами, принципами и нормами, действие которых призвано обеспечить функционирование политической системы, а также взаимоотношения между людьми, обществом и государством.

С учетом этого актуальность настоящего исследования определяется следующими обстоятельствами: во-первых, незавершенностью становления научно-исследовательской школы в России по теории национальной морской политики. Несмотря на исследования и появление ряда публикаций российских авторов по проблематике национальной морской политики, ее «самоопределение» как научной категории не состоялось. Не сформулированы методологические основы изучения морской политики в контексте политического измерения; во-вторых, необходимостью комплексного исследования морской политики государства с точки зрения мирополитики; в-третьих, необходимостью дальнейшего исследования сущностных признаков, функций и структуры морской политики. Уклон политической науки о морской политике в сторону «глубокой социологии» и общеполитического знания в пользу ее самостоятельности как научной категории позволяет судить о ней как о мирополитической категории. При этом важным условием исследования выступают ее процессуальные свойства, характеризующие морскую политику как особый тип морской деятельности; в-четвертых, национальной особенностью проблематики морской политики в России как отечественного феномена, связанного с относительной малочисленностью научного сообщества, работающего в данном поле политического исследования; в-пятых, значимостью для современной российской политической научной школы в области теории национальной морской политики всех аспектов предложенной автором проблемы с учетом конкретной исторической обстановки, сложившейся в России в изучаемый период; в-шестых, необходимостью всестороннего изучения отечественной общественно-политической и морской научной мысли, деятельности российского правительства в конце XIX — начале XX века по формированию национальной морской политики. Лишь при наличии глубокого понимания сущности морской деятельности государства возможна практическая реализация в России постоянной, целенаправленной, скоординированной, преемственной государственной политики — национальной морской политики (аналогично внешней, внутренней, социальной, финансовой, аграрной, региональной, военной и др.). Данный фактор является основополагающим в воссоздании и развитии морской силы и ее основного компонента — флота.

Степень научной разработанности проблемы.

Проблема формирования и реализации национальной морской политики в контексте обеспечения национальной безопасности и достижения национальных интересов России в Мировом океане в условиях глобализации приобретает исключительное значение. Это обусловило возрастание научного интереса к изучению самого широкого спектра проблем по формированию и реализации национальной морской политики со стороны таких дисциплин, как политология, философия, геополитика, теория управления, военно-морское искусство, военная политология, политическая география и др.

Имеющиеся исследования, которые затрагивают данную проблематику, можно разделить на следующие группы:

К первой группе отнесены труды философов, геополитиков и социологов по теории и методологии проблемы, внесших значительный вклад в исследование вопросов научного и военного познания (Г.А. Леер, А.Е. Снеса-рев, Е.Н.Квашнин-Самарин, А. Топорков, А.П. Дмитриев, Б.А. Штофф, Е.М. Жуков и др.1); политической и военной географии (Г.В. Жомини, П.А. Языков, В.П. и А.П. Семеновы-Тян-Шанские и др.2); стратегии и тактики флота

1 См.: Леер Г.А. Метод военных наук (стратегии, тактики, военной истории). - СПб., 1894; Снесарев А.Е. Философия войны / ВАГШ ВС РФ, автор и руководитель проекта И. Дани-ленко; под ред. О. Гусевой. - М., 2002. - 345 с. (Антология отечественной военной мысли); Квашнин-Самарин E.H. Морская идея в русской земле. - СПб., 1912. - С. 188; Руза-вин Г.И. Методология научного познания. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. - 287 е.; Топорков А. Метод военных знаний. - М.: издание военной типографии управления делами Нар-комвоенмор и РВС СССР, 1927. - 191 е.; Дмитриев А.П. Методология и методы военного исследования. - М.: ВПА, 1973; Штофф Б.А. Проблемы методологии научного познания. - М., 1978; Жуков Е.М. Очерки методологии истории. - 2-е изд., испр. - М., 1987; Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990. - С. 350; Бургин М., Кузнецов В. Введение в современную точную методологию науки. - М., 1994; Свечин A.A. Эволюция военного искусства. - М., 2002 и др.

2 См.: Языков П.А. Опыт теории военной географии, с приложением к избранию пунктов, для сооружения крепостей предназначаемых. - Ч. 1. Изложение теории // Соч. подполк. П. Языкова: в 2 т. - СПб: тип. А. Воейкова и К°, 1838. - 270 е.; Семенов-Тян-Шанский В.П. О могущественном территориальном владении применительно к России: очерк по политической географии. - Пг., 1915. - С. 14, 16, 17, 33; его же. Географические соображения о расселении человечества в Евразии: антропогеографическая заметка по поводу книги A.A. Шахматова «Очерк древнейшего периода истории русского языка» - Пг., 1916. - С. 2,178181 и др.

Г.И.Бутаков, Б.Б. Жерве, Н.П. Михневич, A.B. Немитц, С.О. Макаров и др.3); военной статистики (Д.А. Милютин, А.Е. Снесарев4); геополитики (В.И. Якунин, Е.И. Зеленев, И.В. Зеленева и др.5). Изучение работ данной группы позволило выявить системные и структурно-функциональные, сущностные и процессуальные свойства морской политики.

Вторую группу составляют работы отечественных ученых, отражающих основные тенденции развития российской общественно-политической и научно-теоретической мысли, а также геополитические идеи отечественной геополитической школы, которые стали основой формирования национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века. Эти проблемы наиболее полно рассматриваются в исследованиях K.M. Бэра, Л.И. Мечникова, В.И. Ламанского, Д.И. Менделеева, П.Н. Савицкого, И. Киреевского, братьев Аксаковых, А. Хомякова, Ю. Самарина и др.6

В третью группу исследований, связанных с изучением развития морской научной мысли в конце XIX - начале XX века, стратегии и тактики фло

См.: Бутаков Г.И. Новые основания пароходной тактики. - СПб.: тип. Мор. министерства, 1863. - 239 е.; Михневич Н.П. Стратегия. - СПб., 1899. - Кн. I. - С. 42-48; Жерве Б.Б. Значение морской силы для государства. - СПб., 1912; Немитц A.B. Морской вопрос в России // Морской сборник. - 1908. - № 2, 3; Кладо H.J1. Курс стратегии: в 3 т. - СПб., 1912; Павлович Н.Б. Развитие тактики Военно-Морского Флота. - М.: Воениздат, 1983; Доценко В.Д. История военно-морского искусства: - Т. 1. Вооружения и теория / под ред. В.И. Куроедова. - М.: Terra Fantastica Эксмо, 2005. - 848 с. и др.

4 См.: Милютин Д.А. Первые опыты военной статистики. - СПб., 1847; 1848. - Кн. 1, 2; его же. Критическое исследование военной географии и военной статистики. - СПб., 1846. - С. 46; Снесарев А.Е. Введение в военную географию. - М., 1924. - С. 330 и др.

5 См.: Якунин В.И., Зеленев Е.И., Зеленева И.В. Российская школа геополитики. - СПб.: изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. - 368 е.; Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. - М.: Конкорд, 1996 и др.

6 См.: Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1995; Ламанский В.И. Три мира Азиатско-Европейского материка. - СПб., 1892; Менделеев Д.И. К познанию России. - СПб., 1906; Семенов-Тян-Шанский В.П. О могущественном территориальном владении применительно к России: очерк по политической географии. - Пг., 1915; Семенов-Тян-Шанский А.П. О направлении в развитии русского флота. - СПб., 1910; Киреевский И.В. Девятнадцатый век (послед, изд.: Киреевский И.В. Критика и эстетика. -М., 1979); Фадеев P.A. Вооруженные силы России. Наш военный вопрос. Восточный вопрос.-СПб., 1889 и др. та, военно-морского искусства, изучения опыта военно-морского строительства и боевого применения флота предшествующих лет, составляют работы И.Ф. Лихачева, Ф.К. Дриженко, А.Н. Крылова, Ю.М. Шокальского, Л.Г. Гончарова, С.О. Макарова, Н.Л. Кладо, А.Д. Бубнова, В.Ф. Новицкого, Э. Щенс-новича, A.B. Немитца, Б.Б. Жерве, А.Д. Бубнова, Н.Л. Кладо и др.7. Именно в это время начинается формирование национальной морской политики, отвечающей новым требованиям времени, в корне отличающейся от морской политики крупнейших морских держав и имеющей свою национальную черту, характеризующуюся как сугубо оборонительная черта.

Четвертую группу составляют диссертационные исследования современных отечественных ученых, научный интерес которых по теме национальной морской политике сконцентрирован по различным аспектам проблемы — геополитике, военной политике России и европейских держав в конце XX — начале XXI вв., а также воззрениях отечественных и зарубежных философов на формирование внешней политики государств8 и т.д. Необходимо признать, что диссертационные работы, касающиеся предмета исследования данной проблемы, достаточно немногочисленны. Но, несмотря на это, в отдельных трудах были рассмотрены некоторые вопросы, касающиеся национальной морской политики государства. К примеру, в своей докторской

7 См.: Морской сборник. - 1912. - № 11. - С. 6, 48; Макаров С.О. Мир не вечен // «Рассуждения по вопросам морской тактики» и другие сочинения адмирала С.О. Макарова. -СПб., 1997; Кладо Н.Л. Введение в курс истории военно-морского искусства. Цель и метод изучения и преподавания истории военно-морского искусства. - СПб., 1910. - 603 е.; Бубнов А.Д. Высшая тактика. - СПб.: Изд-во Никол, морской акад., 1911; Немитц A.B. Прикладная стратегия. - СПб., 1913; Незнамов A.A. План войны. - СПб., 1913 и др.

8 Седых Д.А. Создание морского генерального штаба в контексте реформирования флота в России в конце XIX - начале XX в.: дис. . канд. ист. наук. - Челябинск, 2003. - 248 е.; Гуммерт Н.В. Государство и внешняя политика, Россия и Германия в воззрениях С.М. Соловьева и Ф. Ратцеля: дис. . канд. ист. наук. - Иркутск, 2004. - 321 е.; Фаррахов В.Н. Образование Германской империи в отечественной историографии второй половины XIX -XX вв.: дис. канд. ист. наук. - Казань, 2005. - 186 е.; Шилов С.П. Военно-морская политика кайзеровской Германии и Россия: 1897-1914 гг.: дис. . д-ра ист. наук. - Тюмень, 2004.-361 с. t диссертации B.B. Пыж9 исследовал такие проблемы, как национальная морская политика России на рубеже XX — XXI веков и национальные интересы в Мировом океане, но через призму геополитического соперничества стран в условиях глобализации. В.И. Куроедов в диссертационной работе рассматривает некоторые аспекты морской политики, исследуя стратегию государства по защите и реализации национальных интересов России в Мировом океане и др. Однако, несмотря на немногочисленность диссертационных работ, они ю имеют высокую научную ценность в контексте данного исследования .

В качестве пятой группы работ определена зарубежная научная литература, которая включает в себя два направления. Во-первых, исследования русского зарубежья, в которых авторы особое внимание уделяли историческим традициям российских вооруженных сил. Для этих исследователей характерен исключительно пристальный интерес к персоналиям. Например, к таким крупным фигурам отечественного флота, как адмиралы И.Ф. Лихачев, A.B. Колчак, А.И. Непенин, A.A. Ливен и др. Во-вторых, как наиболее значимое направление в исследованиях занимают работы, касающиеся анализа разработанных геополитиками концепций в контексте теории «sea power» и сыгравших революционную роль не только в геополитических концепциях

9 См.: Пыж В.В. Геополитическая обусловленность военной политики России: дис. . докт. полит, наук. - СПб., 2006. - 437 с.

10 См.: Куроедов В.И. Стратегия государства по защите и реализации национальных интересов России в Мировом океане: дис. . д-ра полит, наук. - М., 2000. - 268 е.; Пыж В.В. Геополитическая обусловленность военной политики России: дис. . д-ра полит, наук. -СПб., 2006; Шилов С.П. Военно-морская политика кайзеровской Германии и Россия: 1897-1914 гг.: дис. д-ра ист. наук. - Тюмень, 2004. - 361 е.; Гуммерт Н.В. Государство и внешняя политика, Россия и Германия в воззрениях С.М. Соловьева и Ф. Ратцеля: дис. . канд. ист. наук. - Иркутск, 2004. - 321 е.; Козлов C.B. Геополитические аспекты морской политики России в условиях глобализации: дис. канд. полит, наук. - СПб., 2006; Седых Д.А. Создание Морского генерального штаба в контексте реформирования флота в России в конце XIX - начале XX в.: дис. . канд. ист. наук. - Челябинск, 2003. - 248 е.; Фаррахов В.Н. Образование Германской империи в отечественной историографии второй половины XIX - XX в.: дис. канд. ист. наук. - Казань, 2005. - 186 с. конца XIX — начала XX века, но и в политических решениях правительств ведущих государств11.

Анализ исследуемой проблемы убедительно свидетельствует, что российскими и советскими учеными проделана большая работа по освещению проблематики настоящей диссертации. Но, тем не менее, в ряде опубликованных трудов вопросы формирования и реализации национальной морской политики России на рубеже XIX — XX веков затрагивались фрагментарно, а некоторые аспекты — лишь в общих чертах и только в контексте воссоздания флота после русско-японской войны и т.д. Литература, непосредственно относящаяся к теме настоящего исследования, немногочисленна. Имеющиеся исследования, статьи и книги в подавляющем большинстве стали библиографической редкостью. Связано это со сложностью и многоплановостью исследуемой темы, недоступностью для изучения многих источников и зарубежной литературы по данной проблематике.

В результате исследуемая тема не получила системного и комплексного изучения, особенно ее теоретические аспекты. Кроме того, недостаточно освещена проблема формирования национальной морской политики в конце XIX — начале XX века, ее реализация в соотношении с идеями, связанными с русской школой геополитики. Не получили в науке соответствующего внимания при исследовании данной темы и проблемы, связанные с ролью и местом морской научной мысли в России в данный период, когда поиски и решения формировали концепцию военно-морской стратегии, направленной на реализацию национальной морской политики.

11 См.: Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660-1783: пер. с англ. - 4-е изд. -М.; СПб., 2002; Маккиндер X. Дж. Географическая ось истории // Полис. - 1995. - № 4; Ратцель Ф. Политическая география // Землеведение. - 1898. - Кн. I, II; его же. Народоведение. - СПб., 1902. - Т. 1; Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. - М.: Конкорд, 1996; и др.

До сегодняшнего дня проблема формирования и реализация национальной морской политики в полном объеме ни зарубежными, ни отечественными исследователями-политологами не рассматривалась, хотя судостроительным программам конца XIX века и восстановлению флота России после русско-японской войны посвящено достаточно много исторических исследований. В политической науке в должной мере не освещены многие проблемы, такие, как соотношение национальной морской политики с геополитическими идеями, связанными с русской школой геополитики и основными направлениями российской общественно-политической и морской научной мысли; влияние теорий «sea power» англосаксонской геополитической школы на формирование концепции военно-морской стратегии и национальной морской политики России.

Объектом исследования определена военная политика государства в конце XIX — начале XX века в контексте обеспечения национальной безопасности России.

Предмет исследования - теоретико-методологические аспекты формирования и реализации национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века.

Цель диссертации: исследовать системные, сущностные, структурно-функциональные и процессуальные свойства национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века, вскрыть механизм ее осуществления и роль в обеспечении национальной безопасности страны.

Задачи диссертации:

1. Исследовать методологические основы, генезис и особенности формирования научного поля морской политики.

2. Изучить системные, сущностные, структурно-функциональные и процессуальные свойства национальной морской политики в контексте политического измерения.

3. Выявить основные тенденции развития российской школы геополитики с целью определения геополитических процессов и их влияния на формирование и реализацию национальной морской политики, роль и место России как субъекта геополитики в конце XIX — начале XX века.

4. Исследовать роль и место морской научной мысли в России в рассматриваемый период, когда поиски и решения формировали концепцию военно-морской стратегии, направленной на реализацию национальной морской политики.

5. Вычленить национальную морскую политику России в конце XIX — начале XX века как системный компонент внутри- и внешнеполитической деятельности государства и на этой основе исследовать проблемы ее реализации.

Рабочей гипотезой исследования выступает предположение о том, что системные, сущностные, структурно-функциональные и процессуальные свойства национальной морской политики России, процесс ее формирования и реализации в конце XIX — начале XX века, функционирования и развития различных элементов, рассматриваются автором как научная категория и один из концептов в понимании и восприятии системы политической деятельности государства.

Основные хронологические рамки исследования ограничены концом XIX — началом XX века. Именно к середине XIX века в России под влиянием общественно-политической мысли начали складываться основные принципы русской геополитической школы, оказавшей ключевое воздействие на формирование национальной морской политики. Теория «sea power», повсеместное увлечение теориями А.Т. Мэхэна и Ф.Г. Коломба и стремительное наращивание морских вооружений крупнейшими европейскими державами в конце XIX — начале XX века резко изменили геополитическую расстановку сил среди ведущих держав мира. Данное обстоятельство послужило отправ ной точкой в пересмотре Россией концептуальных основ формирования и реализации национальной морской политики и применения боевых сил и средств флота.

Теоретико-методологическая основа диссертации обусловлена спецификой предмета исследования, что дало возможность, по мере необходимости, обратиться к наиболее эффективным научным методам. Ключевым подходом при проведении исследования сущности национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века стал комплексный подход, позволяющий использовать такие отрасли политической науки, как геополитика, политическая география, политическая философия, военная политология, а также специфическую область научного знания — военно-морское искусство. Особенности объекта исследования и междисциплинарный характер работы обусловили применение структурно-функциональной исследовательской парадигмы и комплексной методологии, вобравшей фундаментальные принципы и подходы социальных наук. Это дало возможность рассмотреть общество как целостную систему взаимосвязанных и взаимодействующих

12 структур, каждая из которых осуществляет в нем свою функцию . Кроме того, данное обстоятельство позволило исследовать национальную морскую политику как скоординированную интересами взаимодействия элементов, составляющих сложную политическую конструкцию.

Национальная морская политика России, обладая сущностными, структурно-функциональными и процессуальными свойствами, диктует исследовательскую стратегию в использовании методологической системы, в кото

12 По мнению Г.И. Рузавина, истоки такого подхода к обществу можно заметить у О. Кон-та, который подчеркивал, что общество представляет собой и действует как определенная совокупность множества взаимосогласованных частей, которые поддерживают, с одной стороны, его в равновесии (статика), а с другой — изменяют упорядоченным образом (динамика). (Прим. авт.) рой основными ее элементами выступили всеобщие, общенаучные и частно-научные методы исследования.

Так, использование диалектического и логического методов, как всеобщих методов, дало возможность исследовать процесс формирования и реализации национальной морской политики в ее непрерывном развитии и противоречии, а также решить задачи исследования путем обоснованного и последовательного осмысления и истолкования исторических событий конца XIX — начала XX века.

Использование диссертантом общенаучных методов, как эмпирических, так и теоретических, позволило решить задачи исследования формирования и реализации национальной морской политики России конца XIX — начала XX века во всем многообразии политического процесса. В частности, диссертантом были использованы такие эмпирические методы, как метод контент-анализа, который дал возможность провести качественно-количественный анализ содержания источников с целью выявления различных фактов и тенденций формирования морской политики, отраженных в этих документах. Применение второго эмпирического метода — дескриптивного, — позволило диссертанту провести логический анализ внутри- и внешнеполитических процессов в конце XIX — начале XX века и, основываясь на ретроспективном политическом анализе (исследования уже осуществленных решений), дать их описание.

Применение в диссертации теоретических методов, таких, как анализ и синтез, дедукция и индукция, системный подход, моделирование, логический, а также использование приема аналогии позволили диссертанту сконцентрировать внимание на системе понятий, законов и принципов таких отраслей политической науки, как геополитика, политическая география, политическая философия, военная политология, а также специфической области научного знания — военно-морское искусство.

Решение предметных задач исследования стало возможным благодаря широкому использованию частнонаучных методов, а именно, методов компаративистики («case-study», кросс-темпоральное сравнение, бинарное, региональное и глобальное сравнение), а также исторического метода, метода экстраполяции, институционального, антропологического и бихевиористского методов.

Использование сравнительного метода исследования дало возможность операционализировать13 категорию «морская политика», а применение исторических методов — рассмотреть проблему с разных сторон: геополитические особенности и национальное своеобразие морской политики в конце XIX — начале XX века, ее реализация и соотношение с геополитическими идеями, связанными с русской школой геополитики; роль и место морской научной мысли в России в исследуемый период, когда поиски и решения формировали морскую политику и концепцию военно-морской стратегии.

Стратегия «case-study», являясь эмпирическим исследованием, при котором существующий феномен морской политики анализировался внутри его реального жизненного контекста и границы между феноменом и его контекстом не ясны, заставили использовать множество источников доказательства геополитической направленности концепции «sea power». Бинарное сравнение позволило выявить общее и особенное в развитии концепции морской политики. При этом автор использовал два типа бинарных сравнений: косвенное и прямое сравнение. Применение методов как регионального, так и глобального сравнения позволило найти решение основным проблемам срав

11

Под операционализацией понимается преобразование, или переформулировка, относительно абстрактных теоретических понятий в конкретные термины. Операционализация -процедура установления связи концептуальной схемы с ее методическим инструментарием, которая предполагает переход от концептуального уровня (обдумывания проблемы) к операциональному (разработке путей ее решения) или к процессу перевода и упрощения, т.е. переводу понятий в систему показателей, - единственно верному способу провести осмысленное исследование. (Прим. авт.) нения — сравнимости и эквивалентности. Использование такого динамического сравнительного анализа, как кросс-темпорального, т.е. более сложного метода, чем статический метод, дало возможность включить переменную времени в исследование взаимосвязи между зависимыми и независимыми переменными.

Использование метода экстраполяции позволило диссертанту исследовать процесс формирования и реализации национальной морской политики России как объекта исследования путем обобщения выводов о структуре и процессе формирования морской политики ведущих держав мира — Великобритании, Германии, Франции, Италии, США, Японии. Применение институционального метода дало возможность диссертанту сконцентрировать свое внимание на проблеме взаимодействия основных институтов общества: государства, политических партий, массовых движений и организаций, действовавших в России в конце XIX — начале XX века, которые активно принимали участие в процессе формирования национальной морской политики.

Антропологический метод позволил исследовать и личностный фактор, его влияние на процесс формирования национальной морской политики в изучаемый период, а бихевиористский метод дал возможность изучить поведение высшего государственного и политического руководства в данном процессе.

Таким образом, методология, используемая в диссертации, представляет собой синтез различных методов в исследовании проблем морской политики. Сочетание всеобщих, общенаучных и частнонаучных методов при разработке диссертации заключалось в том, чтобы с их помощью исследовать сущностные признаки, своеобразие и особенности национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века. Избранные методы позволили выбрать рациональную логическую структуру изложения материала. Принципы политической науки дали возможность в период работы над диссертацией учесть ряд обстоятельств, повлиявших на результаты исследования: во-первых, исследовать проблему комплексно, во всей ее многогранности и противоречивости; во-вторых, при исследовании проблемы формирования национальной морской политики в конце XIX — начале XX века рассмотреть ее сущностные, структурно-функциональные и процессуальные свойства в контексте политического измерения; в-третьих, исследовать все аспекты проблемы с учетом конкретной политической обстановки, сложившейся в России в исследуемый период, учесть ее сложность и противоречивость, повлиявшие на формирование и реализацию национальной морской политики; в-четвертых, рассматривая каждый факт истории флота не в отдельности, а во взаимосвязи с ходом военно-морского строительства, выявить причинно-следственную связь между политическими процессами в политическом пространстве в конце XIX — начале XX века.

Источниковедческая база исследования представлена широким кругом опубликованных и неопубликованных источников.

Опубликованные источники представлены, прежде всего, официальными российскими государственными и правительственными документами, включая стенографические отчеты заседания Государственной думы, Хронологический указатель морских постановлений, помещенных в первом Полном собрании законов Российской империи и др. Кроме того, опубликованные источники представлены ведомственными материалами. В том числе аналитическими обзорами, докладами и отчетами Морского министерства Российской империи, касающихся вопросов формирования и реализации национальной морской политики.

Из неопубликованных материалов были привлечены документы Российского государственного архива, Российского государственного архива военно-морского флота (РГАВМФ), Российского государственного исторического архива (РГИА), Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА).

Научная новизна диссертации: содержит новое решение актуальной научной проблемы: исследованы системные и структурно-функциональные, сущностные и процессуальные свойства морской политики; выявлены основные тенденции развития российской школы геополитики, общественно-политической и морской научной мысли как основных факторов, повлиявших на формирование и реализацию национальной морской политики России в конце XIX — начале XX в.; выделены особенности взглядов и подходов различных сторон, как теоретиков, так и практиков, в области геополитики, военно-морского искусства и военно-морского строительства на формирование и реализацию национальной морской политики России, поиски и решения при формировании концепции военно-морской стратегии в исследуемый период; осуществлено комплексное изучение проблем роли флота в системе военно-политических интересов России в конце XIX — начале XX века, формирования и реализации ее национальной морской политики.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Морская политика характеризует качественное состояние политической среды, в которой действуют вмешивающиеся переменные — акторы политического взаимодействия, как традиционные — государства, так и новые. При этом процесс формирования и реализации морской политики активно коррелирует с тенденцией к уплотнению политической среды и повышению ее проницаемости для вмешивающихся переменных. На ее качество, в том числе, активно влияют и оперативные переменные, когда характеристики политического процесса и политической среды приобретают более важное значение, чем характеристики отдельных акторов, позволяющих исследовать корреляционные или каузальные зависимости. Оперативными переменными выступают ключевые параметры анализа, такие, как индикаторы транспортной проницаемости, финансовое обеспечение транснациональных морских корпораций и их судовые программы, показатели транснационализации международных морских отраслей и т.д.

2. Морская политика в своем развитии получила статус одного из ключевых факторов государственной внешне- и внутриполитической практики. При этом она выполняет артикуляционную функцию, способствующую выражению и реализации значимых групповых интересов в области морской деятельности, а также функцию интеграции государства в международные политические процессы, связанные с морской деятельностью, в том числе военно-морской.

Выполнение национальной морской политикой специфических функций предполагает наличие у нее соответствующей внутренней структуры. К данной подсистеме относятся следующие элементы: теоретическая база национальной морской политики; военно-политические планы и решения, в которых конкретизированы установки на формирование и реализацию национальной морской политики; субъект морской политики, которым являлось государство — Российская империя в лице его основных институтов: Императора, Государственной думы, правительства, Морского генерального штаба; объекты морской политики, как внутренние, так и внешние; цели морской политики; средства достижения военно-политических целей; военно-политическая обстановка, сложившаяся на рубеже XIX — XX вв., а также практические действия, в которых реализованы доктринальные идеи и принимаемые на их основе планы и решения.

Процессуальные свойства морской политики характеризуют ее как особый тип морской деятельности. Данные свойства, характеризующиеся многообразием и многогранностью, в своем категориальном политологическом оформлении связаны операционально с понятием «политического». Взаимоотношения российской элиты и групп интересов, представляющих определенные направления в морской политике, непредсказуемость последствий предпринимаемых разнонаправленных действий и многие другие факторы, придают морской политике характер динамичного явления, обусловливают ее целевую направленность.

3. В конце XIX — начале XX века русская геополитическая школа стала основой формирования национальной морской политики России, которая отвечала требованиям нового времени. Именно геополитическая обусловленность формирования национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века как необходимое условие становления научно обоснованной государственной политики в сфере обеспечения национальных интересов Империи становится исходной предпосылкой исследования. Морская политика является системным компонентом внутри- и внешнеполитической деятельности государства, геополитические интересы России стали предпосылкой в разработке и реализации морской политики в рассматриваемый период. Она в корне отличалась от морской политики крупнейших морских держав и в качестве ключевой национальной черты имела сугубо оборонительный характер.

Россия никогда не имела экономических или географических предпосылок для перехода к так называемой «океанической стратегии». В ее основе лежали геополитические идеи русской национальной школы, достижения общественно-политической и военно-морской научной мысли, а также опыт военно-морского строительства и боевого применения флота предшествующих лет.

Если в западном ареале геополитика формировала волю к власти, к покорению народов, в том числе славянских (теории А. Мэхэна, Ф. Коломбо, Дж. Маккиндера, А. Гумбольта, К. Риттера, Ф. Ратцеля, Р. Челлена, Видаль де ля Блаша, Ф. Моро-Дефаржа и др.14), то русская геополитическая мысль развивала тему взаимоуважения в качестве средства всеславянского единства. Пространственно-экономическая обособленность России формирует особый этнический и культурный тип, сближающийся как с азиатским типом, так и с европейским типами, но не совпадающий с ними (идеи и теории Ю.Ф. Самарина, П.Я. Чаадаева, Н.Я. Данилевского, Л.И. Мечникова, В.И. Ламан-ского, А.И. Воейкова, братьев И.С. и К.С. Аксаковых, А.П. и В.П. Семенов-Тян-Шанских, Д.И. Менделеева, Д Б.Н. Чичерина15, а также М.А. Языкова, Д.А. Милютина, А.Е. Снесарева и др.16). Как геополитические воззрения российской общественно-политической мысли XIX века, так, главным образом, и «милютинская школа» легли в основу формирования «русской школы» геополитики в конце XIX — начале XX века. Она дала отлично разработанную методику, равной которой у заграничных геополитических школ нет. Эта методика была надежно внедрена в управленческий слой Российской

14 См.: Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660-1783: пер. с англ. - 4-е изд. -М.; СПб., 2002; Маккиндер X. Дж. Географическая ось истории // Полис. - 1995. - № 4; Ратцель Ф. Политическая география // Землеведение. - 1898. - Кн. I, II; Он же. Народоведение. - СПб., 1902; Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. - М.: Конкорд, 1996 и др.

15 См.: Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. - М., 1995; Ламанский В.И. Три мира Азиатско-Европейского материка. - СПб., 1892; Менделеев Д.И. К познанию России. - СПб., 1906; Семенов-Тян-Шанский В.П. О могущественном территориальном владении применительно к России: очерк по политической географии. - Пг., 1915; Семенов-Тян-Шанский А.П. О направлении в развитии русского флота. - СПб., 1910; Киреевский И.В. Девятнадцатый век (послед, изд.: Киреевский И.В. Критика и эстетика. -М., 1979); Фадеев P.A. Вооруженные силы России. Наш военный вопрос. Восточный вопрос.-СПб., 1889 и др.

1 См.: Языков П.А. Опыт теории военной географии, с приложением к избранию пунктов, для сооружения крепостей предназначаемых. - Ч. 1. Изложение теории // Соч. подполк. П. Языкова: в 2 т. - СПб: тип. А. Воейкова и К°, 1838; Милютин Д.А. Критическое исследование военной географии и военной статистики. - СПб., 1846; Снесарев А.Е. Индия как главный фактор в среднеазиатском вопросе. - СПб., 1906. империи. Данный фактор стал определяющим при формировании общей концепции морской политики Российской империи.

4. С развитием флота морская научная мысль, как специфическая область военного дела государства, направленная на разработку военно-морской доктрины, вооружение, строительство, подготовку и применение военно-морских сил и, в целом, формирование морской политики, выделилась в конце XIX — начале XX века из теории военного дела.

Разработка проблем военной науки в исследуемый период сосредоточивалась в Генеральном и Главном штабах, в специальных комитетах по устройству и образованию войск. Ведущим же военно-научным центром, исследовавшим вопросы ведения войны и боевых действий, являлась Николаевская академия Генерального штаба. Большое значение в деле развития военной теории имели также военно-научные общества, прежде всего «Общество ревнителей военных знаний» и «Императорское Русское военно-историческое общество». Широко обсуждались такие коренные проблемы военного дела, как происхождение и сущность войн, их роль в развитии общества; характер и продолжительность возможной будущей войны; роль экономического и морального факторов в достижении победы на войне. Значительное внимание уделялось изучению вопросов мобилизации, сосредоточения и стратегического развертывания вооруженных сил; определению роли и состава стратегических резервов, важнейшего театра военных действий. Делались попытки разработать основы коалиционной стратегии, уточнялись основные стратегические понятия и термины. Продолжалась и дискуссия о том, что такое военная наука, каковы объект ее исследования и содержание. В дискуссии участвовали многие видные военные исследователи, такие как крупный военный теоретик в конце XIX — начале XX века, яркий представитель русской военной школы генерал Н.П. Михневич, профессор Николаевской академии Генерального штаба генерал A.A. Незнамов и др.

Развитие в целом военной науки в этот период дало толчок к стремительному развитию морской научной мысли. Ведущую роль в разработке вопросов военно-морского искусства активно играли Николаевская морская академия, а также такие научные издания, как «Морской сборник», объединивший морскую научную мысль России, военно-морские научные общества и организации офицеров Российского императорского флота: «Санкт-Петербургский военно-морской кружок», «Российский Морской Союз», «Лига Обновления Флота», «Либавское общество ревнителей морских знаний» и «Общество офицеров флота» в Кронштадте. В 1896 — 1905 гг. российская военно-морская теоретическая мысль сосредоточивается, главным образом, на изучении тактических свойств боевых кораблей основных классов и морского оружия, глубоком и всестороннем исследовании всех аспектов морского боя как наиболее развитой формы военных действий на море. Именно в это время закладываются общие основы теории морской тактики, которые в неизменном виде существовали до начала 1930-х гг. Самый существенный вклад в их разработку внесли И.Ф. Лихачев, Ф. Дриженко, А.Н. Крылов, Ю.М. Шокальский, Л.Г. Гончаров, С.О. Макаров, Н.Л. Кладо, А.Д. Бубнов, В.Ф. Новицкий, A.B. Немитц, Б.Б. Жерве, Э. Щенснович и другие. В данный период военно-морская наука заложила общие основы теории морской тактики, что в конечном итоге сказалось впоследствии на разработке морской политики России.

5. Формирование национальной морской политики в конце XIX — начале XX века, как системного компонента внутри- и внешнеполитической деятельности России, приобретало для русского правительства исключительное значение вследствие того, что флот как инструмент внешней политики выходил на первое место в международных отношениях Российского государства. Данный вопрос приобретал особую роль лишь при условии, что у России будет мощный флот. Правительство считало, что ей предоставляется возможность сыграть роль третейского судьи, извлекая из этого положения все выгоды. Россия не могла быть союзницей не только по причине своих внутренних беспорядков и финансового расстройства, но и по причине отсутствия сильного боевого флота: выгодный союз с другим государством можно было заключить, только имея в своем распоряжении армию и флот. Именно это обеспечивало поддержку планам Морского министерства как со стороны всего правительства, и в первую очередь, со стороны Николая II. Данное обстоятельство заставляло правительство бороться за планы флота с Государственной думой и утвердить программы вопреки ее сопротивлению.

Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается в том, что проведенное исследование внесло определенный вклад в становления научно-исследовательской школы по теории национальной морской политики. Автором проведено исследование методологической основы, генезиса и особенностей формирования научного поля морской политики, выявлены системные, сущностные, структурно-функциональные и процессуальные свойства национальной морской политики, а также основные тенденции развития российской школы геополитики и морской научной мысли, повлиявшие на ее формирование и реализацию в конце XIX — начале XX века. Это дает возможность продолжить научный поиск в области изучения морской политики как самостоятельного научного направления, связанного с традиционной наукой, как в предмете исследования, так и в методологии проверки достоверности полученных результатов. Кроме того, это позволит активно использовать данный материал при решении проблем современного реформирования и строительства нового высокопрофессионального Военно-Морского Флота России.

Результаты исследования могут быть использованы при подготовке учебно-методических материалов, чтении лекционных курсов по теории политики, геополитике, политической социологии, политической регионали-стике. Выводы диссертации целесообразно ввести в учебные программы по проблемам национальной безопасности. Содержание диссертации может оказать помощь профессорско-преподавательскому составу высших учебных заведений при изучении истории формирования и реализации морской политики России.

Апробация результатов исследования. Основные идеи и теоретические положения диссертации апробированы и получили положительную оценку научной общественности и педагогических работников учебных заведений Дальнего Востока. Они излагались автором в научных докладах на XI и XII Международных научно-практических конференциях студентов, аспирантов и молодых исследователей «Интеллектуальный потенциал вузов - на развитие Дальневосточного региона России» (Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, апрель 2009 г. и апрель 2010 г.). Основные положения диссертации опубликованы в 10 работах общим объемом 31,6 п. л.

Заключение диссертации по теме "Теория и философия политики, история и методология политической науки", Павленко, Анатолий Петрович

Выводы, содержащиеся в исследовании, в полной мере могут быть полезны для научной ориентации заинтересованных учреждений и организаций при подготовке военно-морских кадров и в ходе дальнейшей научно-исследовательской работы по проблемам национальной морской политики России. Ряд положений данного исследования может быть учтен специалистами в ходе детализации военно-морского строительства и, прежде всего, в ходе реформирования Военно-Морского Флота. Опираясь на проведенное исследование, предлагается ряд научно-практических рекомендаций: во-первых, исследование методологических проблем морской политики государства с точки зрения мираполитики позволит становлению научно-исследовательской школы в России по теории национальной морской политики. Данное обстоятельство способно существенно обогатить исследовательский потенциал политической науки в России; во-вторых, анализ состояния политических исследований и разработка поставленных в диссертации вопросов позволяют выделить определенный круг важнейших проблем формирования и реализации национальной морской политики России на рубеже XIX — XX веков. В ходе решения данных проблем научный поиск может быть направлен на углубленную разработку таких вопросов, как основные тенденции внутриполитической борьбы в России в конце XIX — начале XX века по восстановлению флота после русско-японской войны и влияние их на проблемы общественно-государственного развития; проблема формирования национальной морской политики на рубеже XIX — XX веков, ее реализация и соотношение с геополитическими идеями, связанными с русской школой геополитики; использование военно-морской силы в решении внешнеполитических задач в конце XIX — начале XX века; роль и значение национальной морской политики России в области международных отношений европейских держав т.д.; в-третьих, представленный в диссертации материал может быть использован органами государственной власти, местного самоуправления, всеми заинтересованными организациями, учреждениями и научными центрами при реализации основных положений «Морской доктрины Российской Федерации на период до 2020 года», утвержденной Президентом России 27 июля 2001 г., а также при разработке проблем истории военно-морского строительства и чтении курсов по политической истории России, ряда специальных дисциплин в высших учебных заведениях. Таковы некоторые выводы и рекомендации для дальнейших научных исследований.

Исследование методологических проблем морской политики государства, ее формирования и реализации в конце XIX — начале XX века, а также роли и места отечественного флота в системе военно-политических интересов будет способствовать приращению знаний в целом по актуальнейшим проблемам политической истории России.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цель, поставленная автором в диссертации, достигнута, задачи решены. На основании изучения источников и литературы по теме настоящего исследования сделан вывод о том, что в конце XIX — начале XX века активно формировалась национальная морская политика России. Влияние общественно-политической, научно-теоретической и морской научной мысли, внутри- и внешнеполитической обстановки на ее формирование выводит морскую политику на уровень системных свойств. Комплексное исследование методологических свойств морской политики, всех систем и взаимосвязанный учет каждого фактора, влиявшего на формирование и реализацию морской политики в конце XIX — начале XX века, позволили автору сформулировать следующие выводы.

Прежде всего, именно в конце XIX — начале XX века под воздействием складывающейся военно-политической обстановки в мире, в условиях европейской «системы вооруженного мира», а также под влиянием геополитических устремлений ведущих государств мира в политическую практику Российского государства приходит понимание о необходимости концептуализации морской политики. В этот период в общественно-политических воззрениях она рассматривалась как с научной, так и с практической точки зрения, где основную роль играла, главным образом, «русская школа» геополитики, которая дала отлично разработанную методику, равной которой у заграничных геополитических школ нет. Эта методика была надежно внедрена в управленческий слой Российской империи.

Классическая западная геополитика доказывала необходимость экспансионистской политики, территориальных захватов, претензий на мировое господство. Идеологическим и научным обоснованием этого являлась концепция «морской силы». Познание механизмов нового мироустройства было во многом производным от теоретических конструктов западной геополитики. Отечественная геополитическая традиция - явление качественно другого порядка. В геополитической научной среде значение русской геополитики общепризнано, более того, она рассматривается как самостоятельное научное направление, отличное от всех трех западных геополитических школ.

Геополитическая обусловленность стала основой в формировании национальной морской политики государства в конце XIX — начале XX века, которая прошла вековой путь своего развития от первичных основ теоретического осмысления до методологического обоснования и встраивания своих атрибутов во внешнеполитические процессы современной России. При этом в основу национальной морской политики XXI века была положена «Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 г.», утвержденная Президентом России 27 июля 2001 г.1.

Исследуя теоретические основы формирования национальной морской политики России в конце XIX — начале XX века, диссертант пришел к выводу, что пространственно-экономическая обособленность Российской империи формировала особый этнический и культурный тип, сближающийся как с азиатским, так и с европейским типами, но не совпадающий с ними. Очевидным представляется, что данный фактор стал определяющим при теоретическом оформлении реализации национальной морской политики России, которая никогда не имела экономических или географических предпосылок для перехода к «океанической стратегии».

Формирование морской политики в практической деятельности Российской империи пошло в направлении решения задач обеспечения безопасности государства, но не как морского обеспечения колониальной политики и, исходя из этого, поиска адекватной геостратегии на мировой арене.

1 Морская доктрина Российской Федерации является основополагающим документом, определяющим государственную политику Российской Федерации в области морской деятельности — национальную морскую политику Российской Федерации. (См.: Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 г. Глава I. Общие положения.)

Правительство, формируя морскую политику, рассчитывало, что линейный флот на Балтике будет использован не столько против какого-либо вероятного противника, сколько как геополитический фактор силы, способствующий поиску союзников. Кроме того, это должно было заставить Францию, Англию и Германию искать союза с Россией, идти на максимальные уступки, что даст возможность России торговаться и выбирать себе союзника.

В связи с тем, что выработка и утверждение программ судостроения совпали в России с периодом построения конституционной монархии, Государственная дума как представительный законодательный орган Российской империи получила право и возможность влиять на правительство и контролировать его действия. С первых дней она превратилась в арену острой политической борьбы и ключевое место в ней заняли дебаты по судостроительным программам.

Восстановление флота приобретало для русского правительства чрезвычайно важное значение вследствие того, что он был тесно связан с общей политикой правительства — добиться полноправного и по возможности преобладающего положения в Антанте, а также с тем, что он как инструмент внешней политики выходил на первое место в международных отношениях Российского государства. Данный вопрос приобретал особую роль лишь при условии, если у России будет мощный флот. Правительство считало, что Российскому государству предоставляется возможность сыграть роль третейского судьи, извлекая из этого положения все выгоды. Россия не могла быть союзницей не только по причине внутриполитических проблем, но и по причине отсутствия сильного боевого флота: выгодный союз с другим государством можно было заключить, лишь имея в своем распоряжении армию и флот.

Несмотря на проведенную работу и полученные результаты, в силу определенных исследовательских рамок некоторые глубинные проблемы только обозначены автором в настоящей диссертации и не исследованы в полном объеме.

Поэтому данная работа позволяет не только сформулировать вопросы, не нашедшие отражения в диссертации, но и сконцентрировать научно-исследовательский поиск в нужном направлении. Исходя из сформулированных теоретических выводов, можно определить проблемы дальнейших исследований.

Целесообразно продолжить изучение морской политики как самостоятельного научного направления, связанного с традиционной наукой, как в предмете исследования, так и в методологии проверки достоверности полученных результатов. Изучение роли и места флота России в системе национальных интересов позволит углубить и расширить знания как отечественной истории в целом, так и истории формирования и реализации национальной морской политики России. Кроме того, это позволит активно использовать данный материал при решении проблем современного реформирования и строительства нового высокопрофессионального Военно-Морского Флота России, в учебно-воспитательном процессе личного состава флота.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Павленко, Анатолий Петрович, 2012 год

1. Отчет о действиях Кораблестроительного департамента Морского министерства за. 1860-1866. год. — СПб., 1861-1867.

2. Собрание узаконений, постановлений и других распоряжений по Морскому ведомству за . 1825 — 1917. год. — СПб.; Пг., 18291917. Изд. ежегодное, с 1884 г. — еженедельное.

3. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3. Сессия 2. — СПб., 1908. — Ч. И. — Стб. 1655.

4. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3. Сессия1. —СПб., 1908. —Ч. III. —Стб.: 1349, 1390, 1391, 1393.

5. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия2. — СПб., 1909. — Ч. III. — Стб. 1002.

6. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия1. —СПб., 1909. —Ч. III. —Стб. 1385.

7. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия2. — СПб., 1910. — Ч. III. — Стб. 994.

8. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия2. —СПб, 1910. —Ч. III. —Стб. 1038.

9. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия3. — СПб, 1910. — Ч. III. — Стб. 1486.

10. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия 3. — СПб, 1910. — Ч. III. — Стб. 1563.

11. Стенографические отчеты Государственной думы. Созыв 3, сессия 5. —СПб, 1912. —Ч. И. —Стб. 3359.

12. Российский государственный военно-исторический архив12.43. Фонд 830. Совет государственной обороны (1905-1909).12.44. Фонд 2000. Главное управление Генерального штаба.

13. Российский государственный исторический архив12.45. Фонд 1276. Совет министров (1905-1917).12.46. Фонд 1278. Государственная дума I — IV созывов.1.. Исследования по теме диссертации

14. Бендик Р. Немецкий менталитет и происхождение двух мировых войн // Первая мировая война. Пролог XX века. — М., 1998. — С. 510,513.

15. Бовыкин В.И. Очерки истории внешней политики России (конец XIX века — 1917 год). — М., 1960.

16. Богатуров А.Д. Современный международный порядок // Современные международные отношения и мировая политика / под редакцией A.B. Торкунова. — М., 2004. — С. 66-89. Бургин М., Кузнецов В. Введение в современную точную методологию науки. — М., 1994.

17. Бутаков Г.И. Новые основания пароходной тактики. — СПб.: тип. Мор. министерства, 1863. — 239 с.

18. Быков П.Д. Русско-японская война 1904-1905 гг. Действия на море. — М., 1942.

19. Вернадский Г.В. Начертания русской истории. — СПб., 2000. — С. 25

20. Вебер М. Избранные произведения. — М., 1990. — С. 350. Веселаго Ф.Ф. Краткая история русского флота. — СПб., 1893, 1895. —Т. 1,2.

21. Веселаго Ф.Ф. Очерк русской морской истории. — СПб., 1875. — Ч. 1.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 463053