Формирование научных учреждений Бурятии и их деятельность в области исторической науки :Конец XIX - 50-е гг. XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Игумнов, Евгений Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Формирование научных учреждений Бурятии и их деятельность в области исторической науки :Конец XIX - 50-е гг. XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 83175
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Игумнов, Евгений Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Улан-Удэ
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
211

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Игумнов, Евгений Владимирович

Введение.3

Глава I. Образование Троицкосавско-Кяхтинского отделения Приамурского отдела Императорского Русского географического общества и Троицкосавско-Кяхтинского музея и их деятельность в области исторической науки (конец XIX

- начало XX века).'.41

Глава II. Формирование научно-исторических учреждений Бурятии в 1917 - середине 30-х годов XX века.76

2.1. Образование научных учреждений Бурятии в 1917-1923 годах и их роль в развитии исторической науки.78

2.2. Становление научных учреждений и научно-исторической работы в Бурятии с 1923 по 1929 год.89

2.3. Реорганизация научных учреждений Бурятии и их деятельность в области исторической науки в 1929 - середине 1930-х годов.105

Глава III. Деятельность научных учреждений Бурятии с середины 1930-х до 1958 года и их роль в развитии исторической науки.125

3.1. Развитие научно-исторических учреждений Бурятии с середины 1930-х до 1945 года.127

3.2. Организация деятельности ученых и развитие исторической науки в Бурятии с 1945 по 1958 год.140

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Формирование научных учреждений Бурятии и их деятельность в области исторической науки :Конец XIX - 50-е гг. XX века"

Актуальность темы. Наука - неотъемлемая часть нашей жизни. Прогресс науки - это показатель культурного, экономического и политического развития общества. От благосостояния государства и общества зависит развитие научно-исследовательской работы, нормальное функционирование научных учреждений. Своевременное использование достижений науки - это залог стабильной и благополучной жизни людей.

Современная наука представляет собою многогранное явление, которое опирается на сложную систему организации научной деятельности. Данная система включает в себя различные структурообразующие элементы, направленные на повышение эффективности научного труда, создание благоприятных условий для творческой самореализации отдельных личностей. В процессе организации научно-исследовательской работы наиболее заметное место сегодня принадлежит научным учреждениям. Их роль в развитии науки прежде всего заключается в выполнении организационных функций: консолидации ученых, разработке и составлении исследовательских программ, популяризации научных знаний, издании научной литературы. Характер организации и интенсивность деятельности научных учреждений, их укомплектованность научными кадрами во многом определяет успешное развитие науки.

Вполне естественно, что ученые уже давно обратились к изучению работы научных учреждений. В настоящее время деятельность научных учреждений находится под перекрестным вниманием сразу же нескольких научных дисциплин. При этом наиболее значительными являются история науки и науковедение. Каждая из них имеет свой особый предмет исследования. Так, история науки реконструирует биографии видных ученых, восстанавливает основные интеллектуальные традиции, идеи и убеждения, показывает формирование системы научных учреждений в прошлом, воссоздает социокультурный и мировоззренческий контексты их деятельности. Науковедение рассматривает науку как самостоятельный, исторически сложившийся социальный институт, который в своем единстве образуют научное знание, деятельность познающих субъектов, отношения, возникающие в процессе производства и использования нового знания, и система организации научной деятельности в целом. Науковедение изучает работу научных учреждений преимущественно на современном этапе. В совокупности же, обе научные дисциплины дают нам возможность выстраивать на основе фактического и теоретического материала оптимальные планы подъема науки в будущем и уже сейчас вести работу научных учреждений в избранном направлении.

Становление науки в Бурятии началось в XIX веке. Одним из основополагающих признаков зарождения науки может служить создание на ее территории научных учреждений. В настоящем диссертационном исследовании рассматривается история образования и деятельность научных учреждений Бурятии в конце XIX - 50-е годы XX века, занимавшихся исследовательской работой в области исторической науки.

Историческое познание является важнейшим атрибутом духовной эволюции каждого народа. Богатые культурные традиции народов, проживающих в Бурятии, а также революционные перемены в начале XX века и неотложные задачи по национально-государственному строительству в республике предопределили то, что в конце XIX - первой половине XX века изучение культуры и исторического прошлого сделалось объектом целенаправленных усилий образованной общественности и пристального внимания со стороны краевых научных учреждений. При этом, научные учреждения, на наш взгляд, внесли решающий вклад в организацию исторических исследований. Они способствовали объединению вокруг себя немногочисленной местной научной интеллигенции и укреплению ее отношений с учеными России и зарубежья, содействовали разработке актуальных исторических проблем, служили базой для проводившейся научной политики государства и т.д.

В отечественной историографии накоплено большое количество работ, посвященных становлению науки в Бурятии, имеются исследования, в которых прослеживается процесс создания и функционирования отдельных научных учреждений. Вместе с тем, комплексного изучения их деятельности и вклада, сделанного ими в развитие исторической науки, пока еще никем специально не предпринималось. До сих пор остаются нераскрытыми некоторые аспекты формирования системы организации науки в республике.

В последнее десятилетие произошла смена общественно-политической системы, изменился императив общественного мышления, вследствие чего назрела необходимость произвести поэтапный анализ истории науки в Бурятии, подвести итог работы научных учреждений в предшествующий период и, в частности, в области исторической науки с конца XIX по 50-е годы XX века. Решение указанных вопросов вызвано поисками путей развития современных науки и общества и, в связи с этим, желанием постичь опыт приобретенный научными учреждениями в прежние годы.

Историография проблемы делится на несколько исторических периодов. В общем и целом, они совпадают с общероссийской периодизацией истории исторической науки, состоящей из дореволюционного, советского и современного (постсоветского) периодов. В качестве ведущих критериев, на основании которых производится эта периодизация, обычно называются социально-экономические различия между эпохами, изменения в исследовательской тематике, разные приемы и принципы исследования, отличия в системе организации работы научных учреждений. Соответственно, для каждого из вышеперечисленных периодов были свойственны только для него характерные черты.

Свое начало историография истории научно-исторических учреждений берет в дореволюционный период. В это время центрами развития исторической науки являлись Петербургская Академия наук, университеты и исторические общества. Как раз им и были посвящены первые исторические публикации(1). Однако, в комплексном виде история их деятельности тогда еще никем не изучалась. Роль государства до 1917 года главным образом заключалась в законодательном регулировании научного строительства и политическом контроле за учеными. В начале XX века ученые и общественные деятели открыто заговорили о необходимости создания в России рациональной системы организации науки. Больше внимания стало уделяться работе конкретных научных учреждений.

Наиболее полному освещению в Сибири в дореволюционный период подверглась деятельность отделов и подотделов Императорского Русского географического общества, представлявших собою целую сеть исследовательских организаций, которые пользовались определенной поддержкой со стороны государства и имели собственные научные издания. В них довольно подробно раскрывалась работа отделений по археологии, этнографии и фольклору Сибирского региона. Более обстоятельный анализ их развития был сделан в статьях М.В. Загоскина, H.H. Козьмина и А.К. Кузнецова(2). Надлежит отметить, что авторы не останавливались только на одном описании работы краевых отделений, а стремились показать ее на фоне всего предыдущего изучения Сибири научными учреждениями и учеными России.

В 1827 году поблизости от Верхнеудинска городским купцом Г.А. Шевелевым был основан сельскохозяйственный опытный хутор (1827-1833 годы). Отчеты по проделанной им работе регулярно издавались в "Земледельческом журнале", принадлежавшем Московскому обществу сельского хозяйства. По мнению историка Л.Л. Корнилова, опытные хутора, возникшие в Сибири в 1820-1830-е годы, являлись первыми краевыми научными учреждениями в регионе(3).Верхнеудинский опытный хутор, конечно, не занимался историческими исследованиями, но для нашей проблемы сведения об его деятельности важны как основополагающий факт по истории научных учреждений в Бурятии. Автором сообщений о нем был сам купец Г.А. Шевелев(4).

С момента образования в конце XIX века Троицкосавско-Кяхтинского отделения ИРГО поток информации о деятельности научных учреждений Бурятии фактически стал непрерывным. С ним связано издание "Протоколов" и "Трудов ТКО ПО ИРГО". Значительное место в них было уделено обзору работы отделения и созданного при нем Троицкосавско-Кяхтинского музея. Интересный фактический материал о ТКО ПО ИРГО содержится в статье Ю.Д. Талько-Грынцевича и М.И. Моллесон "Обзор десятилетней деятельности отделения"(5). В историографии Бурятии это первая крупная публикация, в которой приводятся сведения о работе местных научных учреждений в области исторической науки. В 1914 году в журнале "Живая старина" под рубрикой "Русские этнографические музеи и собрания" вышла статья члена отделения М.И. Молессон "Троицкосавско-Кяхтинский музей", где она дала подробное описание этнографических и археологических коллекций Троицкосавкого музея и рассказала об истории их комплектования(б).

Таким образом, уже в дореволюционные годы появились публикации, в которых раскрывался процесс становления научных учреждений в России и, в частности, в Забайкалье. Кроме того, в них рассказывалось о деятельности научно-исторических учреждений. Но в целом, как самостоятельная историческая проблема, история научных учреждений еще никем специально не рассматривалась.

В 1917 году в отечественной историографии наступила советская эпоха развития исторической науки, завершившаяся в 1991 году. В свою очередь, период делится еще на три промежуточных этапа, границы которых пока остаются предметом для дискуссии у историков. Так, в монографии Л.В. Кураса

Октябрьская революция в Сибири 1917 - середина 1918 г. в отечественной исторической литературе и источниках" перечислены и подвергнуты анализу целый ряд различных точек зрения(7). По нашему мнению, наиболее точно критериям периодизации истории исторической науки соответствуют следующие хронологические рамки:

1) с 1917 года до середины 1930 годов;

2) со второй половины 1930-х до середины 1950-х годов; и

3) с середины 1950-х годов до 1991 года.

Начало первого этапа было ознаменовано победой партии большевиков и выходом на широкую арену марксистско-ленинской исторической науки. На данном этапе произошел переход от дореволюционной системы организации науки к организации науки советского типа. Во время второго этапа в полную силу развернулась подготовка исторических кадров, чему в немалой степени способствовало восстановление в вузах России исторических факультетов. К сожалению, второй этап оказался омрачен "расцветом" культа личности И.В. Сталина и пиком массовых репрессий, вовлекших в свой круговорот многих видных представителей отечественной исторической науки. XX съезд КПСС (1956 год) положил начало третьему, самому большому в советской историографии этапу. Он отличался расширением научной тематики, созданием и укреплением новых научных центров.

После Октября 1917 года заметно увеличилось количество публикаций, посвященных проблемам организаций науки в России. Во многом это было обусловлено возникновением новых научных учреждений, выпускавших свои издания: "Бюллетени Центрального бюро краеведения", "Бюллетени Центрального архивного управления СССР", "Бюллетени Истпарта", журнал "Пролетарская революция" и др. В них широко освещалась деятельность самих научных учреждений. Особую актуальность представляли вопросы, связанные с развитием государственной системы управления наукой. С сообщениями по этой теме неоднократно выступали как ученые, так и лидеры большевистской партии: В.И. Ленин, A.B. Луначарский, С.Ф. Ольденбург, Н.П. Горбунов, М.Н. Покровский и др.

По историографии истории научных учреждений в Сибири, на наш взгляд, представляет интерес сборник статей, подготовленный иркутскими учеными и краеведами к 75-летию Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества (ВСОРГО). В нем, в частности, опубликованы обстоятельные статьи Г.С. Виноградова, A.B. Попова и B.C. Манассеина, показывающие деятельность его членов в области исторической науки(8). Не менее познавательную информацию по истории научных учреждений в Сибири содержит "Сибирская советская энциклопедия", куда, например, вошли статьи о Сибистпарте, об Академии наук и ее роли в изучении Сибирского края и др. "Сибирская советская энциклопедия" была издана в нескольких томах в Новосибирске в 1928-1932 годах.

В годы гражданской войны и в период Дальневосточной республики становление научных учреждений в Бурятии происходило несколько иначе, чем в Европейской России. На этом этапе заметный вклад в развитие культуры, науки и просвещения внесли кооперативные организации, благодаря которым произошел дальнейший рост числа публикаций о научных учреждениях Западного Забайкалья.

Прибайкальский союз кооперативов издавал ежедневную газету "Прибайкальская жизнь" и научно-популярный журнал "Прибайкальский край". Они являлись средством для популяризации кооперативной идеологии среди населения Забайкалья. Несколько работ, опубликованных на страницах этих изданий, непосредственно касались вопросов организации научно-исследовательской деятельности в крае. Например, в статьях H.A. Пятидесятникова и других авторов рассказывалось об истории открытия и деятельности Общества изучения Прибайкалья, о задачах кафедры Прибайкальеведения при Прибайкальском народном университете и о создании в Верхнеудинске Прибайкальского областного музея(9). О том как происходило создание кафедры Прибайкальеведения мы узнаем из номеров "Известий кафедры Прибайкальеведения", выходивших в 1921-1922 годах на средства кооперативных организаций. Примечательно, что в статьях "Кооперация и краеведение" и "Методы работы по практическому краеведению", опубликованных в журнале "Прибайкальский край" и "Известиях кафедры Прибайкальеведения" впервые было произведено теоретическое обоснование значения научно-исследовательской работы для подъема экономики Западного Забайкалья, давались практические советы по краеведению и рассматривалась роль местных научных учреждений в деле организации краеведческого движения(Ю).

После образования в 1923 году Бурят-Монгольской АССР научно-исследовательская работа в Бурятии стала вестись более целенаправленно.

В это время в России происходило бурное развитие краеведческого движения: выросла сеть научных обществ, увеличилась количество краеведов. О задачах краеведения в Бурятии писали М. Мошкевич, М. Бородкина и др.(11). Особенно следует выделить статью H.H. Козьмина "Задачи Научного общества и краеведческая работа в Бурреспублике", в которой рассказывалось о значении краеведческих учреждений для республики и об их роли в координации исследовательской деятельности(12). По своей тематике статья H.H. Козьмина продолжала статьи, опубликованные в самом начале 1920-х годов, но ее существенное отличие заключалось в том, что она рассматривала задачи краеведческих организаций применительно к советской действительности и в пределах территории всей Бурят-Монголии.

На рубеже 1920-1930-х годов в основном выходили проблемные статьи, где обсуждались вопросы по перестройке научно-исследовательской работы в Бурятии. Эти вопросы, например, были поставлены в статьях И.П. Хабаева и JI. Ескевич(13). И.П. Хабаев подчеркивал необходимость реорганизации Буручкома в Бурят-Монгольский Государственный институт культуры. JT. Ескевич подвела итог деятельности Бурят-Монгольского научного общества им.

Д. Банзарова в соответствии с требованиями, выдвинутыми советским правительством перед краеведческими учреждениями России.

В 1920-е годы было опубликовано несколько статей, в которых рассматривались исторические аспекты деятельности научных учреждений в Бурятии. Это работы К.И. Вельмина и В.П. Гирченко(14). В них деятельность научных учреждений в области исторической науки раскрывалась в контексте с остальными научно-исследовательскими направлениями.

Таким образом, историография проблемы на первом этапе пополнилась совершенно новыми по своему содержанию и качеству исследовательскими работами. Главным образом, они являлись отражением тех изменений, которые наблюдались в системе организации научной деятельности. Однако, комплексных исследований по истории научных учреждений как в Бурятии, так и в России, в целом, пока еще по-прежнему не велось.

На следующем этапе, со второй половины 1930-х до середины 1950-х годов, ученые попали под жесткий идеологический прессинг со стороны государства, с меньшей интенсивностью стали обсуждаться научно-теоретические вопросы организации науки в России. С другой стороны, перестройка научной системы привела к сокращению научно-исторических учреждений и выпускаемой ими продукции. Поэтому в рассматриваемое время историография истории научных учреждений оказалась в полосе явного кризиса, хотя это и не привело к полному прекращению исследовательской деятельности в данном направлении. Например, в 1940-е годы вышли работы A.B. Чернова "История и организация архивного дела в СССР", JI.C. Берга "Всесоюзное географическое общество за 100 лет. 1845-1945" и др.(15). Но по сравнению даже с предыдущим этапом общее количество исторических исследований по историографии нашей проблемы значительно уменьшилось.

На втором этапе в центре внимания краевой общественности, прежде всего, находилась работа Бурят-Монгольского Государственного института культуры (после реорганизации в 1936, 1944 и 1949 годах - ГИЯЛИ,

БМГНИИКЭ и БМГНИИК). Ему были посвящены статьи Б.Санжиева и Е. Залкинда, где излагались основные черты работы института и, в частности, рассказывалось о деятельности сектора истории(16). Отдельно о деятельности института и других научных учреждений в области исторической науки говорилось в публикациях Г.Н. Румянцева(17).

Целый ряд статей был посвящен истории и состоянию музейного дела в республике. В 1941 году в связи с юбилеем Кяхтинского музея вышел сборник "50 лет Кяхтинского краеведческого музея имени акад. В.А. Обручева" со статьями И. Борсоева, А. Орловой и других авторов(18). В нем рассказывалось об истории создания музея, его научной и просветительской деятельности. В том же году по истории местных музеев были опубликованы статьи Р.Ф. Тугутова и А. Литвинова(19).

На данном этапе исследования в области исторической науки являлись одним из основных участков работы краевых научных учреждений. Об этом свидетельствуют исторические конференции, проведенные Государственным институтом культуры в 1934 и 1947 годах. По итогам дискуссии 1934 года был опубликован сборник "К истории Бурят-Монголии" с предисловием A.B. Шестакова, в котором он сообщал о значении этой конференции для исторической науки и общественно-политической жизни в республике(20). В 1948 году вышел номер "Записок БМНИИКЭ" с материалами о совещании историков в 1947 году(21). В нем были кратко подведены итоги создания научной истории Бурят-Монголии, рассмотрены работы историков, подвергнутые критике во время совещания.

С середины 1940-х годов историки республики приступили к подготовке капитального труда "История Бурят-Монгольской АССР". В 1951 году был издан первый том книги, куда вошли главы по истории культуры, образования и науки Бурятии в дореволюционный период(22). Более подробно авторы книги остановились на работе бурятских краеведов, осветили исследовательскую деятельность ВСОРГО, Троицкосавско-Кяхтинского и Читинского отделений

ИРГО. По нашему мнению, "История Бурят-Монгольской АССР" положила начало всестороннему изучению истории науки в республике.

В ходе работы над книгой выходили отдельные сообщения о степени ее готовности к печати. Так, в публикациях K.M. Герасимовой было раскрыто содержание совещаний и конференций, посвященных подготовке второго издания первого тома(23).

Таким образом, на втором этапе развития исторической науки по историографии истории научных учреждений в Бурятии вышли работы, в которых рассказывалось о краевых музеях республики и о Государственном институте культуры. Благодаря созданию "Истории Бурят-Монгольской АССР" было положено начало комплексному рассмотрению истории науки в крае. Но, в целом, научное изучение проблемы, на наш взгляд, сдерживалось из-за политической обстановки, сложившейся в государстве, существенно подрывавшей творческую свободу ученых и, прежде всего, негативно влиявшей на формирование теоретической базы для постижения истории научных учреждений в России.

На третье этапе, с середины 1950-х до 1991 года, произошел качественный сдвиг к более глубокому изучению истории научных учреждений. Отправным моментом для него послужил XX съезд КПСС, который породил процесс освобождения исторической науки от груза схем и догм, сложившихся на предыдущих этапах, способствовал усложнению задач и расширению тематики исторических исследований.

К 1960-м годам относится оформление в самостоятельную научную дисциплину науковедения. На протяжении 60-80-х годов возникли такие отрасли науковедения как социология и психология науки, экономика науки, организация науки и др. В свою очередь, развитие науковедения стимулировало подъем исторических исследований, основанных на его теоретических и эмпирических материалах.

Со второй половины 1960-х - начала 1970-х годов все чаще стали появляться работы, авторы которых стремились дать целостную характеристику истории организации науки в России и, в том числе, подробнее рассказать о том, как происходило создание системы научных учреждений и государственных органов, предназначенных для управления научным строительством. По существу, первыми из них являлись монографии В.Д. Есакова и М.С. Бастраковой, посвященные становлению советской системы организации науки с 1917 до середины 1930-х годов(24). В последующие годы вышли книги, написанные Е.А. Беляевым и Н.С. Пышковой, Е.В. Соболевой, Г.Е. Павловой и др.(25).

В одно и тоже с ними время стали выходить работы, посвященные научно-историческим учреждениям. Весомый вклад в их изучение внесли Г.Д. Алексеева, А.Д. Степанский, В.В. Максаков, В.И. Вяликов, Г А. Дремина, В.Н. Самошенко и др.(26). Ими использован обширный фактический материал и, кроме того, произведен тщательный анализ деятельности научно-исторических учреждений как в дореволюционный, так и советский периоды,

Заметных результатов в постижении истории науки добились сибирские ученые. В это время практически во всех областях Сибирского региона, не исключая и национальных республик (Якутия, Бурятия и др.), выросла источниковая база, широкие масштабы приобрела исследовательская работа по изучению истории научного строительства. Различные исторические аспекты организации науки в Сибири рассматривались в монографиях и публикациях

B.Л. Соскина, Л.Л. Корнилова, Е.Г. Водичева, Л.И. Пыстиной, Е.Т. Артемова,

C.А. Красильникова и др.(27). Особое внимание в них уделялось истории развития общественных форм организации науки и созданию здесь академических центров. Такой выбор тематики определялся тем, что для сибирской науки в течение многих лет были характерны сравнительно небольшое количество научных учреждений, научных работников и их разбросанность по всему региону. В этих условиях значительный вклад в координацию научно-исследовательской деятельности внесли краевые научные общества. Вместе с тем, академические институты, создаваемые с середины 1940-х годов, явились прологом для современной системы организации науки.

Преимущественно вокруг научных учреждений, созданных на общественных началах, и работы академических центров построено содержание глав "Истории Сибири с древнейших времен до наших дней" (Т. 1-5,- Л.: Наука, 1968-1969), повествующих об истории становления науки в Сибирском крае. Например, о деятельности научных обществ в дореволюционный период подробно рассказывалось в одном из разделов 4-го тома книги.

Становление научно-исторических учреждений Сибири рассматривалось в работах Ф.А. Кудрявцева, И.В. Павловой, И.И. Кузнецова и В.Т. Агалакова, историографических сочинениях М.Б. Шейнфельда, В.Г. Мирзоева и др.(28). В них воссоздана научно-историческая деятельность Томского и Иркутского государственных университетов, Сибистпарта и т.д. Для нас работы сибирских историков особенно ценны тем, что осуществленный им анализ служит опорой для восстановления объективной картины истории формирования научно-исторических учреждений в Бурятии.

Для историографии истории научных учреждений Бурятии этап с середины 1950-х до 1991 года имеет большое значение, так как именно в это время вышло несколько обобщающих трудов, показывающих процесс развития исследовательской работы в республике, усилилось изучение истории отдельных научных организаций. По своей продолжительности это самый крупный (45 лет) и, вместе с тем, наиболее мощный в творческом отношении этап, в связи с чем, на наш взгляд, было бы вполне уместным разделить его еще на несколько промежуточных подэтапов: 1) с середины 1950-х до середины 1960-х годов, 2) со второй половины 1960-х до середины 1980-х годов и 3) с середины 1980-х до 1991 года. Следует заметить, что подобное деление, не нарушает общих хронологических рамок третьего этапа и дает нам возможность углубить анализ исторической литературы по теме данного диссертационного исследования.

На первой промежуточной стадии подъем исторической науки вызвал оживление в изучении истории науки Бурятии. Оно совпало с завершением работы над вторым томом "Истории Бурятской АССР", изданном в 1959 году(29). Во втором томе книги прослеживается цепь событий, происходивших в советский период и, в том числе, исследуется история становления науки в республике с 1917 по 1950-е годы.

Во второй половине 1950-х - начале 1960-х годов целенаправленный интерес к истории науки в республике проявлял П.И. Бартанов. В 1957 году у него вышло две работы, в том числе, монография, в которых рассматривалась проблема борьбы областной партийной организации за подъем науки в Бурятии (30). Еще одна его работа называлась "К вопросу о роли русских ученых в изучении Бурятии в дореволюционный период"(31).

На первой стадии активизировалось внимание ученых к истории конкретных научных учреждений. В связи с юбилеем Бурят-Монгольский Научно-исследовательский институт культуры (БМНИИК) выпустил сборник статей "К 35-летию Института культуры". Для нашего диссертационного исследования наибольшую ценность представляют опубликованные в сборнике статьи П.И. Хадалова, Б.Д. Цибикова и И.Е. Тугутова, вплотную подводящие нас к постижению проблемы формирования научных учреждений Бурятии и их деятельности в области исторической науки(32).

Истории Кяхтинского краеведческого музея были посвящены работы Р.Ф. Тугутова, Е.Д. Петряева, А.Н. Орловой и др.(33). Интерес к Кяхтинскому музею легко объясняется. Дело в том, что он и Троицкосавско-Кяхтинское отделение Русского географического общества фактически являлись первыми научными учреждениями на территории республики, которые организовали здесь широкую исследовательскую деятельность. Так, академик А.П. Окладников очень высоко отзывался об их работе по археологии Забайкальского края. В опубликованной им в 1961 году статье "Кяхтинский музей и его вклад в археологию Забайкалья" осуществлен подробный анализ археологических исследований, производимых в Бурятии ТКО ПО ИРГО и Троицкосавско-Кяхтинским музеем, рассмотрена деятельность Ю.Д. Талько-Грынцевича, А.П. Мостица, П.С. Михно и других кяхтинских ученых и краеведов(34).

В 1960-е годы началось изучение истории архивной службы в Бурятии. Важным шагом в этом направлении стало издание в 1960 году сборника "Архивное дело в Бурятской АССР"(35). Наряду со статьями, имеющими практический характер, в сборник вошли исторические работы С.А. Митрохина, Г.М. Семиной и др. Они повествуют о том состоянии в котором находились архивы в дореволюционное время и о мероприятиях, осуществляемых по организации архивного дела в крае после 1917 года.

Вторая промежуточная стадия третьего этапа выделяется нами с учетом доминировавшей в то время тенденции - рассматривать преимущественно советский период развития науки в Бурятии. Она сложилась под влиянием научных конференций и сборников, посвященных юбилейным датам с момента начала Октябрьской революции 1917 года и образования Бурят-Монгольской АССР. История науки в дореволюционный период оставалась в тени у исследователей или только затрагивалась в контексте с другими темами.

Со второй половины 1960-х до середины 1980-х годов вышли сборники "Бурятия славит Октябрь" (Улан-Удэ, 1967), "Бурятия шагает в коммунизм" (Улан-Удэ, 1973), "В братской семье народов" (Улан-Удэ, 1974), "Под знаменем Октября" (Улан-Удэ, 1977), "В семье единой, братской" (Улан-Удэ, 1983), где по истории науки Бурятии были опубликованы статьи О.В. Макеева, В.Р. Филиппова, Б.Ш. Шатонова, М.В. Мохосоева и других авторов(Зб). Они, прежде всего, стремились показать позитивное значение советской власти и, поэтому, часто не совсем критично подходили к предмету своих работ, отмечая, главным образом, положительные детали. В ряде статей рассказывалось об истории отдельных научных направлений.

Определенным вкладом в разработку истории науки являлись коллективные труды. Например, в "Очерках истории Бурятской организации КПСС" имеются сведения о научной политике Областного комитета коммунистической партии, о предпринимаемых им мерах по усилению исследовательской деятельности(37). Двухтомный коллективный труд "Очерки истории культуры Бурятии" включает в себя разделы по истории науки как в советский, так и в дореволюционный периоды(38).

В 1982 году был издан сборник "Развитие науки в Бурятии". В нем представлен комплекс статей, в основном повествующих о советской эпохе подъема науки в республике, о достижениях местных ученых в различных областях научного знания. Так, в совместной статье Г.Л. Санжиева и П.Т. Хаптаева подведены итоги по изучению истории Бурятии и сделан поэтапный анализ становления исторической науки в крае(39).

Кроме вышеназванной статьи П.Т. Хаптаева и Г.Л. Санжиева в указанные годы по истории развития исторической науки вышли статьи Ф.А. Кудрявцева и Е.М. Залкинда(40). Как правило, в них приводятся данные и о деятельности научных учреждений республики.

На втором этапе в сферу внимания исследователей попали следующие научные учреждения: Бурят-Монгольское научное общество имени Д. Банзарова, Бурят-Монгольский ученый комитет, музей имени М.Н.Хангалова и др. Например, о Бурят-Монгольском научном обществе была написана статья известного сибирского историка Ф.А. Кудрявцева, поведавшего о предпосылках создания этого научного учреждения, о деятельности его основных секций и о том, какую роль оно сыграло в изучении республики(41). Работа Б.Д. Цибикова, фактически, являлась первой самостоятельной публикацией о Буручкоме(42). В статье Ф.Т. Будажабэ и Д.П. Алексеева рассказывалось о 50-летней истории Бурятского республиканского краеведческого музея имени М.Н. Хангалова(43). И.И. Осинский написал исторический очерк о Бурятском педагогическом институте(44). Практически, в каждой из упомянутых работ содержатся более или менее подробные сведения о деятельности научно-исследовательских учреждений в области исторической науки.

В общем виде история науки была рассмотрена в книге М.В. Мохосоева "Прогресс науки в Бурятии", изданной в 1983 году(45). Она представляет собой научно-популярный рассказ об истории становления, закономерностях развития и возрастающей роли науки в жизни республики.

С середины 1980-х (или с 1985) до 1991 года были предприняты широкомасштабные меры по искоренению недостатков, сложившихся в советском обществе. Естественно, что произошла закономерная переоценка некоторых исторических страниц и, в первую очередь, связанных с местом государства и коммунистической партии в социально-экономической, политической и культурной жизни России. Вероятно, поэтому, на третьем подэтапе появилось сравнительно не много новых публикаций по истории науки в крае. Вместе с тем, на это время выпало начало всестороннего и глубокого изучения отдельных звеньев системы организации науки, в частности, истории становления музейного дела в Бурятии.

В 1990 году в предверии к 100-летнему юбилею Кяхтинского краеведческого музея имени В.А. Обручева была проведена специальная научно-практическая конференция, по итогам которой вышел сборник с материалами и тезисами ее участников. Для нас представляют интерес работы А.Б. Гендунова по истории основания Кяхтинского музея(46), А.Д. Цыбиктарова об археологических исследованиях музея за 100 лет(47) и др. С середины 1980-х годов стали выходить публикации Г.В. Найдаковой(48). В 1990 году она защитила кандидатскую диссертацию по истории создания и развития музейного дела в национальных районах Восточной Сибири(49). Основой для нее послужили материалы музеев Бурятии. В хронологической последовательности Г.В. Найдакова изложила историю формирования музеев республики с 1917 по 1980 год, проанализировала ошибки и негативные моменты в музейном строительстве, охарактеризовала формы и методы научнопросветительской деятельности музеев на различных этапах социалистического строительства.

В общем и целом, советская эпоха является самым значительным периодом в постижении истории научных учреждений и их деятельности в области исторической науки. Начиная с 1917 года развернулось обсуждение по вопросам создания советской системы организации науки, интенсивно стал накапливаться эмпирический и теоретический материал о работе конкретных научных учреждений. В связи со сложившейся в середине 1930-х - середине 1950-х годов политической обстановкой данный процесс, по нашему мнению, оказался сильно заторможен. После XX съезда КПСС он возобновился с новой силой, когда возникли специфические науковедческие дисциплины и ученые приступили к планомерному изучению истории формирования системы научных учреждений России. В ряде работ всецело рассматривались вопросы по организации сети научно-исторических институтов. Тем не менее, к моменту завершения советского периода многие аспекты оставались еще нерешенными. Главным образом, они касались проблемы восстановления объективной картины прошлого и, на этой основе, воссоздания достоверной истории научно-исторических учреждений.

Большая исследовательская работа в советский период была проведена по изучению истории научных учреждений Бурятии. Ее изучение практически шло не прерываясь с 1917 года, но наивысшего подъема оно достигло на третьем этапе, когда заметно возросло внимание ученых к становлению науки в республике. Наряду с публикациями об отдельных научных организациях, на третьем этапе были сделаны важные шаги по изучению истории становления краевой сети музеев. Однако, в отличие от историографии России в Бурятии проблема формирования системы научно-исторических учреждений специально в комплексном виде не рассматривалась.

На наш взгляд, после 1991 года наступил современный (постсоветский) период в развитии отечественной исторической науки. В условиях бурных политических и экономических изменений в государстве, а также реформирования научной системы, резко активизировался поиск новых подходов к историческому прошлому вообще и к истории науки, в частности. В значительной степени облегчился доступ к раннее недоступным архивным материалам. В это время расширился спектр работ по истории исторической науки. Во многом этому способствовало издание таких сборников, как "Россия в XX веке" (М., 1996), "Советская историография" (М., 1996) и других, в которых известные историки (Г.Д. Алексеева, Ю.Н. Афанасьев, А.Н. Сахаров, С.О. Шмидт и др.) размышляют над вопросами зависимости ученых и научных организаций от идеологических процессов, происходивших в стране в советский период. Кроме того, увеличилось количество работ, посвященных истории краеведческого движения в 1920-1930-е годы и, непосредственно, истории создания в России научно-исторических центров. Вышеназванные вопросы, например, рассматриваются в диссертационных исследованиях Т.Н. Калистратовой, Т.Д. Рюминой, H.H. Тагильцевой, Е.И. Щулепниковой и др.(50).

Наиболее крупной работой, где исследуется история научно-исторических учреждений Сибири, является монография Л.В. Кураса "Октябрьская революция в Сибири, 1917 - середина 1918 года, в отечественной исторической литературе и источниках" (Улан-Удэ, 1995). Специальную главу в ней автор посвятил созданию в регионе центров советской исторической науки. По существу, эта монография на сегодня представляет собой единственный труд, в котором на общероссийском фоне дается систематическое изложение и анализируется организация научно-исторических учреждений Сибири с 1917 до конца 1980-х годов.

После 1991 года появилось немало новых публикаций как ученых, так и краеведов по истории науки и научных учреждений в Бурятии. Это работы Д.Б. Бадмаевой, Г.Д. Санжиевой, С.И. Никифорова, Е.А. Голубева, А.Б. Гендунова и др.(51). Их значение заключается в том, что они имеют популярный характер.

Благодаря им, сведения по истории науки распространяются среди широкого круга читателей.

Целеноправленно изучением истории музейного дела в республике занимается Г.В. Найдакова. Ей принадлежат статьи о вкладе бурятской интеллигенции в создание первых музеев Прибайкалья в дореволюционный период, о первых музеях в Верхнеудинске и др.(52).

В 1990-е годы Национальный архив Республики Бурятия выпустил два сборника, приуроченных к 70-й и 75-й годовщинам со дня его создания(бЗ). В них вошел ряд статей о возникновении и основных этапах развития архивной службы в республике: Р.Д. Нимаева, В.Ц. Лыксоковой, Б.Б. Цыбикова и др.

Работа архивной службы нашла отражение в диссертационном исследовании В Ц. Лыксоковой "История организации и развития архивного дела в Республике Бурятия (60-е годы XIX в. - 1991 г.)"(54). В нем впервые в историографии Бурятии дается планомерное изложение истории возникновения архивного дела на территории республики, подробно раскрывается процесс формирования сети архивных учреждений, подведомственных Центральному государственному архиву. Немаловажное место в диссертации В.Ц. Лыксоковой принадлежит анализу роли архивов в становлении источниковой базы исторических исследований, а также изучению деятельности самих научных учреждений, направленной на сохранение и научное использование архивных материалов.

К числу работ, существенно дополняющих перечень исследований по нашей проблеме, следует также отнести диссертацию Г.Д. Базаровой "Формирование и развитие научной интеллигенции Бурятии (1922-1985)",где рассматриваются эпизоды истории организации научной деятельности в республике(55). Особенно, она обращает внимание на работу Бурят-Монгольского научного общества и Бурят-Монгольского ученого комитета -Государственного института культуры, выступавших в качестве ведущих научных центров, вокруг которых происходила консолидация научной интеллигенции.

Таким образом, к настоящему моменту в исторической литературе уже накопилось довольно много работ, посвященных истории организации науки в Бурятии, созданию и деятельности отдельных научных учреждений. Тем не менее, проблема не потеряла свою актуальность и требует создания специального комплексного исследования, в котором была бы рассмотрена история формирования научных учреждений республики и их деятельность в области исторической науки, показаны и проанализированы условия для развития науки в крае.

Цель диссертации. Проследить на основе фактического материала процесс развития научных учреждений Бурятии с конца XIX до середины XX века, рассмотреть их деятельность по изучению исторического прошлого республики, а также показать роль научных учреждений в решении культурно-просветительных и народнохозяйственных задач.

Исходя из указанной цели, нами поставлены следующие задачи:

- показать особенности и формы организации работы научных учреждений Бурятии с конца XIX по 50-е годы XX века;

- исследовать их деятельность в области исторической науки;

- проанализировать историю развития исторической науки в республике;

- рассмотреть социально-экономические, политические и культурные предпосылки для возникновения и деятельности научных учреждений Бурятии;

- осветить взаимосвязь научных учреждений Бурятии с научными учреждениями и учеными России, показать вклад последних в изучение истории республики.

Объектом исследования являются научные учреждения Бурятии, занимавшиеся исследовательской деятельностью в области исторической науки. К ним относятся и те научные учреждения, которые специально создавались для решения исторических вопросов (например, Буристпарт), и те, для которых научно-историческая работа была лишь одним из направлений их исследовательской деятельности.

Предметом диссертационного исследования является история развития научных учреждений Бурятии и их деятельность по изучению исторического прошлого республики и сопредельных с нею районов.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца XIX века, то есть со времени создания Троицкосавско-Кяхтинского отделения ИРГО и Троицкосавско-Кяхтинского музея - первых научных учреждений на территории Бурятии, которые занимались изучением культуры и исторического прошлого края, до конца 1950-х годов, когда на базе Научно-исследовательского института культуры был образован Бурятский комплексный научно-исследовательский институт, включенный в состав Сибирского отделения Академии наук СССР (1958 год). С этого времени по нашему мнению начался качественно новый этап в истории развития науки Бурятии. В пределах рассматриваемых хронологических рамок произошли глубокие перемены в культурной и политической жизни общества, существенно видоизменилась система организации научной работы. Наука Бурятии за эти десятилетия прошла существенный путь от того момента, когда она еще делала свои первые шаги до создания крупного научного центра, способного решать серьезные исследовательские задачи. Заметные успехи были сделаны и в области исторической науки.

Территориальные рамки определены границами современной территории Республики Бурятия, а также тех районов, которые до разделения Бурят-Монгольской АССР в 1937 году являлись ее составной частью: Агинский Бурятский национальный округ в Читинской области и Усть-Ордынский Бурятский национальный округ в Иркутской области.

Методология и методика исследования. Методологической основой нашего исследования являются принципы историзма и объективности. Принцип объективности, прежде всего, предполагает непредвзятое отношение к историческому прошлому. При его использовании мы стараемся рассматривать события, связанные с организацией науки, созданием и деятельностью научных учреждений, работой ученых и краеведов Бурятии так, как они происходили на самом деле, стремимся наиболее достоверно передавать ход исторического процесса. Принцип историзма дает нам возможность изучать формирование и деятельность научных учреждений в области исторической науки с точки зрения развития исторического процесса, на фоне тех явлений, которые происходили в государстве и обществе.

Кроме того, в диссертационной работе нами используется совокупность методов исторического исследования. Главными из них выступают сравнительно-исторический, синхронистический и системно-исторический методы. Например, при помощи сравнительно-исторического метода мы находим общие и отличительные черты в организации деятельности краеведческих учреждений в дореволюционное и советское время. Синхронистический метод позволяет рассматривать историю организации науки в Бурятии, не отрываясь от истории научного строительства в России. Системно-исторический метод необходим для воссоздания целостной картины по истории развития научных учреждений республики и их деятельности в области исторической науки. Для выявления причинно-следственных связей между теми или иными событиями и их анализа нами также применяется ретроспективный метод исторического исследования.

Источниковую базу исследования составили архивные документы, сообщения и отчеты о работе научных учреждений, материалы совещаний и конференций, опубликованные в газетах и журналах. По своему происхождению и содержанию их можно разделить на две группы. К первой группе относятся материалы архивных учреждений.

Наиболее полный объем документов содержится в Национальном архиве Республики Бурятия (НАРБ). В нем имеются фонды, отражающие деятельность почти всех научных учреждений республики. Так, в фонде №73

Прибайкальский народный университет) находятся учебные планы и отчеты Прибайкальского народного университета, показывающие основные направления в его работе и кафедры Прибайкальеведения. Всего в этом фонде в общей сложности были проработаны 10 дел.

В фонде №246 (Бурят-Монгольское научное общество имени Д. Банзарова) хранятся протоколы собраний и заседаний секций, устав научного общества и анкеты его членов. В делах фонда содержатся сведения о характере работы Бурят-Монгольского научного общества, о деятельности его членов по изучению исторического прошлого Бурятии. В общей сложности мы ознакомились с 16 делами.

В фонде №273 (НАРБ) собраны доклады и отчеты о деятельности Центрального архивного управления Бурят-Монгольской АССР, переписка Архивного управления с Центрархивом РСФСР и другими учреждениями, постановления ЦИК'а и Совнаркома Бурят-Монгольской АССР об организации архивного деда в республике, документы о развитии архивного дела в государстве. В фонде имеются материалы о Буристпарте, о деятельности сотрудников Архивного управления по изучению истории Бурятии. Всего изучено 50 дел.

Фонд №878 (Бурятский республиканский краеведческий музей имени М.Н. Хангалова) включает документы, отражающие особенности научно-просветительской работы музея. В делах фонда содержатся планы, отчеты и доклады о деятельности музея, переписка с музеями и научными учреждениями страны, постановления и распоряжения Народных комиссариатов просвещения РСФСР и Бурят-Монгольской АССР о развитии музейного дела. Проработано 37 дел.

В фонде №666 (Бурятский государственный педагогический институт) содержатся отчеты института и его кафедр. В них отражены вопросы научно-исследовательской и педагогической деятельности. В этом фонде было изучено 16 дел.

Фонд №582 (Бюро краеведения при Государственном институте культуры) основан на документах, отражающих развитие краеведческой работы в республике в первой половине 1930-х годов. Он включает в себя постановления, циркуляры, протоколы, программы и инструкции Центрального бюро краеведения, Госплана Бурят-Монгольской АССР, Общества изучения Восточной Сибири и других организаций. Проработано 9 дел.

В фонде №П.69 (Буристпарт) собраны документы о деятельности Бурятского истпарта, его переписка с Обкомом ВКП(б), Сибкрайкомом РКП(б), о I съезде сибирских истпартов в Новосибирске, указания Сибистпарта и т.д. В общей сложности проработаны 16 дел.

Фонд №П.20 (Партийный архив Бурятского областного комитета КПСС) содержит отчеты о работе партархива, документы Института Маркса, Энгельса и Ленина. В этом фонде изучено 21 дело.

Фонд №П.762 (Парторганизация ГИЯЛИ) включает в себя протоколы партийных собраний ГИЯЛИ, показывает деятельность института в целом. Проработаны 23 дела.

Дела, содержащие данные о деятельности научных учреждений Бурятии, также хранятся в фонде №60 (Министерство народного просвещения), фонде №1 бывшего партийного архива Бурятского обкома ВКП(б) и других фондах НАРБ.

Фонд №60 Министерства народного просвещения состоит из документов, относящихся к истории культуры, науки и просвещения в республике, содержит материалы по Буручкому, Бурят-Монгольскому научному обществу, вузам и музеям республики. В нем изучено 10 дел.

Фонд №П.1 (Бюро обкома ВКП(б)) содержит доклады и постановления областного комитета партии об организации научной деятельности в Бурятии и, в том числе, доклады и постановления о работе научных учреждений республики. Всего изучено более 40 дел.

Кроме документов НАРБ, автором диссертации были использованы дела, находящиеся на хранении в других архивах Республики Бурятия, а также в государственных архивах Иркутской и Читинской областей. Ряд собранных документов, например, хранится в Рукописном отделе ИМБиТ СО РАН. В нем, в частности, имеются материалы дискуссии по истории Бурят-Монголии и совещания историков города Улан-Удэ, проведенных Государственным институтом культуры в 1934 и 1947 годах. Всего в фондах Рукописного отдела проработано 31 дело.

Несомненно, большую ценность представляют документы, собранные в фондах Архива Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Бурятия (Архив УФСБ РФ по РБ). В них отражены сведения о репрессиях, проводимых органами НКВД по отношению к гражданам республики. В ряде дел раскрывается судьба ученых и деятелей культуры Бурятии, пострадавших во второй половине 1930-х годов.

Интересные документы по истории научных учреждений Бурятии содержатся в фондах №293 и №1055 Государственного архива Иркутской области (ГАИО).

Фонд №293 (Восточно-Сибирский отдел Императорского Русского географического общества) включает в себя документы о деятельности ВСОРГО, переписку с учеными, краеведами и научными учреждениями России, в том числе, отчет зарождающегося в Троицкосавске музея за 1892 год, протоколы учредительного собрания по вопросу об открытии в Верхнеудинске отделения ИРГО и т.д. В нем было изучено около 10 дел.

Фонд №1055 (Общество изучения Восточной Сибири) содержит документы, показывающие развитие краеведения в Восточно-Сибирском крае. К ним, в частности, относятся материалы о деятельности Бурят-Монгольского республиканского краеведческого общества, переписка с Обществом изучения Бурят-Монголии и т.д. Проработано 12 дел.

В Государственном архиве Читинской области (ГАЧО) нами изучены материалы фонда №115 (Читинское отделение ПО ИРГО). В фонде есть документы, в которых отражается история развития научно-исследовательской работы в Забайкалье в дореволюционное время и в период гражданской войны. Например, в нем содержатся Положение о Приамурском отделе ИРГО, Устав Общества изучения Прибайкалья, несколько писем Ю.Д. Талько-Грынцевича и В.П. Гирченко. Нами было изучено 10 дел.

В общей сложности в государственных архивах Иркутской и Читинской областей было изучено 53 дела. Они помогли нам более широко взглянуть на деятельность научных учреждений Бурятии, восполнить недостающие в архивах республики материалы.

Таким образом, в архивных учреждениях имеется большое количество документов, которые, на наш взгляд, дают широкое представление о деятельности научных учреждений Бурятии, занимавшихся исследовательской работой в области исторической науки. По видовому признаку их можно классифицировать на: 1) положения, 2) уставы, 3) протоколы, 4) переписку, 5) планы, 6) анкеты и личные листки сотрудников, 7) докладные записки и 8) отчеты. Крупную группу документов образуют акты законодательных и исполнительных органов власти: законы, постановления и распоряжения.

1. Положения являются одним из основных видов организационной документации. Они представляют собой нормативные документы, определяющие в законодательном порядке характер и содержание деятельности научных учреждений. Например, в нашем распоряжении есть Положение о Приамурском отделе ИРГО (56). В нем указываются права и обязанности Приамурского отдела, режим, структура и задачи его работы.

2. Главными нормативными документами, характеризующими деятельность научных обществ, служат уставы. Так, Устав Бурят-Монгольского научного общества имени Д. Банзарова включает в себя пункты о задачах общества, о порядке вступления и выбытия его членов, составе правления, времени и порядке созыва общих собраний и т.д.(57). Уставы, как правило, принимаются на учредительных собраниях и затем утверждаются государственными органами власти.

3. Протоколы научных учреждений Бурятии свидетельствуют об их активной научно-исследовательской работе. Например, протоколы собраний историко-этнологической секции Бурят-Монгольского научного общества содержат информацию о деятельности членов секции по изучению культуры и исторического прошлого республики, включают наименование и краткое изложение их сообщений.

4. Ценным историческим источником служит переписка между научными учреждениями Бурятии и России. Важные сведения о направлениях работы краевых исследовательских организаций мы черпаем из материалов переписки между Буристпартом и Сибистпартом, Бурят-Монгольским областным бюро краеведения и Обществом изучения Восточной Сибири.

5. Плановая документация главным образом представлена планами работы Прибайкальского народного университета, Центрального архивного управления республики и Государственного института культуры. В них сформулированы основные задачи, над которыми трудились краевые научные учреждения в ходе их исследовательской деятельности.

6. С помощью анкет и личных листков мы получаем биографические сведения об ученых и краеведах, занимавшихся научно-исторической деятельностью в республике от имени различных научных учреждений.

7. Из докладных записок мы узнаем о тех проблемах, с которыми сталкивались научные учреждения в своей деятельности и о том, какие меры предлагались для их решения. Например, сотрудники Бурят-Монгольского краеведческого музея были вынуждены неоднократно обращаться в вышестоящие органы с докладными записками из-за того положения, в котором он оказался в начале 1930-х годов в связи с отсутствием средств, постоянного помещения и, фактически, руководства, со стороны ГИКа. В ответ на них, 27 мая 1935 года СНК БМАССР постановил перевести музей из ведения Института культуры в ведение Наркомпроса республики(58).

8. Большой массив материалов представляют отчеты о работе научных учреждений. Это один из основных видов документов, который включает в себя не только информацию о деятельности научных учреждений, но и ее анализ. Примером такого качественного составления документов являются отчеты и доклады Центрального архивного управления Бурят-Монгольской АССР за 1920-е - первую половину 1930-х годов. В них содержатся данные о положении архивных учреждений на территории республики, о кадровом составе и о мероприятиях по обслуживанию различных организаций и частных лиц, о связях с научными учреждениями и о научной деятельности работников самого Архивного управления.

Не менее важный комплекс материалов представляют собой акты законодательных и исполнительных органов власти. Они, главным образом, подразделяются на законы, резолюции, постановления и распоряжения. Значение этих документов заключается в том, что на их основе строилась и регулировалась практически вся организация науки в России и, в частности, деятельность научных учреждений.

Вторую группу материалов составили источники, опубликованные в газетах, журналах и изданиях научных учреждений. Они также представляют большой интерес для изучения истории научных учреждений Бурятии. Сообщения и отчеты об их работе регулярно печатались в "Протоколах" и "Трудах ТКО ПО ИРГО", в журналах "Жизнь Бурятии", "Бурятиеведение", в "Вестнике Института культуры Бурят-Монгольской АССР", в газете "Бурят-Монгольская правда" и др.

К числу опубликованных источников следует также отнести такие сборники материалов, как "Культурное строительство в Бурятской АССР" и "Сборник нормативно-распорядительных документов по истории архивного дела в Бурятии"(59). В них вошло немало базовых документов, характеризующих историю развития научных учреждений в республике. Кроме того, ценная информация по истории науки в крае содержится в опубликованных мемуарах знаменитых ученых и общественных деятелей И.И. Попова и Б.С. Санжиева(бО). При этом, говоря о последних изданиях, необходимо помнить, что воспоминания, как правило, отражают собственные субъективные взгляды авторов и, поэтому, требуют осторожного критического подхода к ним .

В целом, можно констатировать, что по научным учреждениям Бурятии имеется довольно значительная источниковая база, которая нуждается в изучении и систематизации.

Научная новизна и практическая ценность диссертации состоит в том, в ней впервые в историографии республики предпринимается попытка дать всестороннее освещение формирования научных учреждений Бурятии, которые в конце XIX века - 50-е годы XX века производили исследовательскую работу в области исторической науки. Тема настоящей диссертации позволяет нам ввести в научный оборот новые документы, углубить по ряду вопросов анализ развития науки в республики. Полученные в этом исследовании результаты можно использовать при написании историографических трудов, при подготовке научных и научно-популярных работ по истории культуры и науки в Бурятии.

В целом, данная работа может быть интересна для историков науки, историографов и науковедов, а также для специалистов, занимающихся изучением истории кул ьтуры и общественной мысли в Бурятии.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на конференциях: Республиканская научно-практическая конференция «Улан-Удэ в прошлом и настоящем (Улан-Удэ, 1996); Международная научно-теоретическая конференция «Банзаровские чтения-2» (Улан-Удэ, 1997); Республиканская научно-теоретическая конференция «Архивы Бурятии и историческая наука» (Улан-Удэ, 1998); XXXIX Региональная археологоэтнологическая студенческая конференция (Чита, 1999); Международная научно-практическая конференция «Проблемы традиционной культуры народов Байкальского региона» (Улан-Удэ, 1999); Региональная научная конференция «Сибирь: вехи истории» (Иркутск, 1999).

1. Краткий обзор деятельности Исторического общества за 25-летие. 1989-1914 // Историческое обозрение. Т.20. - П.,1915; Пресняков А. Историческое общество при университете в 1916 г. // Русский исторический журнал. - 1917.

- №1-2; Дашкевич Н.П. Историческая записка о возникновении Исторического общества Нестора - летописца по январь 1899 г. // Чтения в Историческом обществе Нестора - летописца. Кн. 13. - Киев, 1899.

2. Загоскин М.В. Очерк двадцатипятилетней деятельности Отдела. - Иркутск, 1876; Козьмин H.H. Исторический очерк деятельности Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества // Изв. ВСОРГО.

- Т.XXXV, №2, 1904. - С.1-43; Кузнецов А.К. Речь, произнесенная по случаю пятидесятилетней деятельности Императорского Русского географического общества в торжественном собрании Читинского отделения Приамурского отдела Императорского Русского географического общества 21 января 1896 г. // Записки Чит. отделения Приам, отдела ИРГО. Вып.II, 1897, - Чита, 1897.

- С.120-158.

3. Корнилов Л.Л. Из истории организации науки в дореволюционной Сибири // Вопросы истории и методологии науки. Сборник кафедр общественных наук. Т.129. - Омск, 1971. - С.3-30.

4. Шевелев Г.А. О заведении в Верхнеудинске опытного хутора // Земледельческий журнал. - 1831. -№1. - С.56-62.

5. Талько-Грынцевич Ю.Д., Моллесон М.И. Обзор десятилетней деятельности отделения // Тр. ТКО ПО ИРГО. - Т.7,вып.2,1905. - С.21-59.

6. Моллесон М. Троицкосавско-Кяхтинский музей. Русские этнографические музеи и собрания // Живая старина. - Вып.3-4,1913. - П.,1914. - С.371-377.

7. Kypac J1.В. Октябрьская революция в Сибири, 1917 - середина 1918 года, в отечественной исторической литературе и источниках. - Улан-Удэ, 1995.

8. Семьдесят пять лет Восточно-Сибирского Русского географического общества (1851-1926). - Иркутск, 1926.

9. К вопросу об изучении Прибайкалья // Прибайкальская жизнь. - 1918. - 23 июня; Пятидесятников И. Общество изучения Прибайкалья // Прибайкальский край. - №1. - Верхнеудинск,1920. - С. 16-19; Е.К. Об изучении родного края // Прибайкальский край. - №2. - Верхнеудинск,1921. -С.36-37; Гирченко В.П. План работ по кафедре Прибайкальеведения при Прибайкальском народном университете // Там же. - С.38-41.

10.Е.К. Кооперация и краеведение // Прибайкальский край. - №3. -Верхнеудинск,1922. - С.33-39; Чудинов В.И. Методы работы по практическому краеведению // Известия кафедры Прибайкальеведения. - №1. - Верхнеудинск,1921. - С.21-24.

П.Бородкина М. Краевой музей и его значение // Жизнь Бурятии. - 1924. - №23. - С.72-75; Мошкевич М. Краеведение и школа // Жизнь Бурятии. - 1924. -№4-5. - С.68-72.

12.Козьмин H.H. Задачи Научного общества и краеведческая работа в Бурреспублике // Жизнь Бурятии. - 1924. - №2-3. - С.67-72; №4-5. - С.64-68.

13.Хабаев И.П. Научно-исследовательское изучение Бурят-Монгольской АССР и пути его организации // Бурятиеведение. - 1929. - Вып.1-2 (9-10). - С.1-7; Ескевич Л. За крутой перелом на краеведческом фронте // Вестник Института культуры Бурят-Монгольской АССР. - 1931. - №2-3. - С.26-31.

М.Вельмин К. Состояние и деятельность научных общественных организаций, производивших краеведческую работу до создания Бурреспублики // Жизнь Бурятии. - 1928. - №4-6. - С. 154-158; Гирченко В.П. Сибирские экспедиции Академии наук в XVIII веке и их работа по изучению Бурятии // Бурят-Монгольская правда. - 1925. - 13 сентября; Его же. Роль Академии наук в изучении Бурятии и Монголии // Жизнь Бурятии. - 1925. - №5-6.-С.1-17.

15.Чернов A.B. История и организация архивного дела в СССР. - М.,1940; Берг JI.C. Всесоюзное Географическое общество за 100 лет. 1845-1945. - М.-Л.,

1946.

16.Санжиев Б. Итоги и перспективы (о научно-исследовательской работе в Бурятии) // Бурят-Монгольская правда. - 1941. - 4 января; Залкинд Е. О работе ГИЯЛИ // Бурят-Монгольская правда. - 1942. - 23 октября; Его же. Очередные задачи НИИКЭ // Бурят-Монгольская правда. - 1946. - 9 марта. П.Румянцев Г. О летописи Великой Отечественной войны // Бурят-Монгольская правда. - 1944. - 15 марта; Его лее. Перспективы изучения истории Бурят-Монголии в четвертом пятилетии // Записки БМГИИКЭ.

1947,- Вып.7. - С.75-86.

18.Борсоев И. К 50-летию Кяхтинского республиканского музея имени академика В.А. Обручева // 50 лет Кяхтинского музея краеведения им. Акад. В.А. Обручева. - М.-Л.,1941. - С.3-8; Орлова А. Кяхтинский краеведческий музей им. акад. Обручева // Там же. - С.9-19.

19.Тугутов Р.Ф. К истории музеев Бурят-Монголии // Записки ГИЯЛИ. - Вып.5-6. - 1941. - С.140-148; Литвин А. Бурят-Монгольский религиозный музей // Там же. - С.242-246.

20.К истории -Бурят-Монголии. Материалы дискуссии, состоявшейся в июне 1934 года в Улан-Удэ. - М.-Л.,1935.

21.Записки БМНИИКЭ. - 1948. - Вып.8.

22.История Бурят-Монгольской АССР. Т.1. - Улан-Удэ, 1951.

23.Герасимова K.M. Обсуждение первого тома "Истории Бурят-Монгольской АССР" в Улан-Удэ и Иркутске // Записки БМНИИК - 1952. - Вып. 16. - С.68-84; Ее же. Московское совещание по основным вопросам истории Бурят-Монгольской АССР//Записки БМНИИК. - 1953. - Вып.17. - С.105-111.

24.Есаков В.Д. Советская наука в годы первой пятилетки. Основные направления государственного руководства. - М.,1971; Бастракова М.С. Становление советской системы организации науки (1917-1922). - М.,1973.

25.Беляев Е.А., Пыижова Н.С. Формирование и развитие сети научных учреждений СССР. - М., 1979; Соболева Е.В. Организация науки в пореформенной России. - Л., 1983; Павлова Г.Е. Организация науки в России в первой половине XIX в. - М., 1990.

26.Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука (1917-1923). -М.,1968; Степанский А.Д. К истории научно-исторических обществ в дореволюционной России // Археографический ежегодник за 1974 г. - М., 1975; Максаков В В. История организации архивного дела в СССР (19171945). - М.,1969; Вяликов В.И. Архивное строительство в СССР (1946-1967). - М.,1972; Дремина Г.А. Центральные государственные архивы СССР (19451970). - М.,1977; Самошенко В.Н. История архивного дела в дореволюционной России. - М.,1989.

27.Корнилов Л.Л. - Указ. соч; Соскин В.Л. Из истории координации научных исследований в Сибири (конец XIX в. - 1919 г.) // Формы организации науки в Сибири: Исторический аспект. - Новосибирск, 1988. - С.84-104; Его же. Сибирь, революция, наука. - Новосибирск, 1989; Водичев Е.Г. Формирование и развитие международных связей академической науки в Сибири. - Новосибирск, 1990; Пыстина Л.И. Научные кадры Сибири в 19461956 гг. // Кадры науки советской Сибири: Проблемы истории. -Новосибирск, 1991. - С.152-177; Артемов Е.Т. Историография организации академической науки в Сибири // Развитие науки в Сибири: Методология. Историография. Источниковедение. - Новосибирск, 1986. - С.111-121.

28.Кудрявцев Ф.А. Исторические исследования в Иркутском государственном университете за годы советской власти // Тр. Иркутского госуниверситета. Т.59. Сер.: Историческая. Вып.2. - Иркутск,1970; Павлова И.В. Создание и деятельность истпартов в Сибири // Сибирь в прошлом, настоящем и будущем. Вып.2. - Новосибирск, 1981. - С.11-12; Кузнецов И.И., Агалаков В.Т. Исследования по отечественной истории в Иркутском государственном университете // Гуманитарные исследования в Сибири: итоги и перспективы.

- Новосибирск, 1984. - С.72-79; Мирзоев В.Г. Историография Сибири (Домарксистский период). - М,1970; Щейнфельд М.Б. Историография Сибири (конец XIX - начало XX в.). - Красноярск, 1973.

29.История Бурятской АССР. Т.2. - Улан-Удэ,1959.

30.Бартанов П.И. Борьба бурят-монгольской областной партийной организации за развитие науки в республике (1923-1942 гг.) // Учен. зап. Бурят, пед. ин-та. Вып.11. - Историко-филологическая секция. - Улан-Удэ, 1957; Его же. Развитие науки в Бурят-Монголской АССР (Из опыта борьбы областной партийной организации за развитие науки в годы послевоенных пятилеток). -Улан-Удэ,1957.

31.Его же. К вопросу о роли русских ученых в изучении Бурятии в дореволюционное время // Учен. зап. Бурят, гос. пед. ин-та. Вып.21. - Улан-Удэ,! 960. - С.69-80.

32.Хадалов П.И. Деятельность Института культуры за 35 лет // К 35-летию Института культуры. - Улан-Удэ, 1958. - С.3-56; Цибиков Б.Д. Об изучении истории Бурятии за советский период // Там же. - С.57-80; Тугутов И.Е. Этнографическое изучение Бурят-Монголии // Там же. - С.81-94.

33.Тугутов Р.Ф., Орлова А.Н. Старейший музей Забайкалья. - Улан-Удэ, 1958; Тугутов Р.Ф. Кяхтинский краеведческий музей им. акад. В.А. Обручева // Тр. / Кяхт. музей краеведения и Кяхт. Отд. Геогр. о-ва СССР. Т. 18. - Улан-Удэ,1961. - С.5-18; Петряев Е.Д. Работы Кяхтинского музея по изучению краевой паталогии Забайкалья // Там же. - С.48-52.

34.Окладников А.П. Кяхтинский музей и его вклад в археологию Забайкалья // Тр. / Кяхт. музея краеведения и Кяхт. Отд. Геогр. о-ва СССР. Т. 18. - Улан-Удэ,1961. С.19-37.

35.Ахивное дело в Бурятской АССР. - Улан-Удэ, 1960.

36.Макеев О.В. Расцвет науки в Бурятии // Бурятия славит Октябрь. - Улан-Удэ, 1967. - С.231-245; Филиппов В.Р. Развитие науки и высшего образования в Бурятской АССР // Бурятия шагает в коммунизм. - Улан-Удэ,

1973. - С.177-203; Шатонов Б.Ш. Становление научного потенциала Бурятии // В братской семье народов. - Улан-Удэ, 1974. - С.467-476; Мохосоев М.В. Развитие науки в Бурятии // Под знаменем Октября. - Улан-Удэ, 1977. -С.272-303; Его же. Наука - производству // В семье единой, братской. - Улан-Удэ,1983. - С.219-237.

37.Очерки истории Бурятской организации КПСС. - Улан-Удэ, 1970.

38.Очерки истории культуры Бурятии. В 2-х т.: Т.1. - Улан-Удэ, 1972. Т.2. -Улан-Удэ, 1974.

39.Санжиев Г.Л., Хаптаев П.Т. Основные этапы и итоги исследования истории Бурятии // Развитие науки в Бурятии. - Улан-Удэ, 1982. - С.68-83.

40.Кудрявцев Ф.А. Изучение истории Бурятии за годы Советской власти // Исследования и материалы по истории Бурятии. - Тр. / БИОН БФ СО АН СССР. - Вып.5. - Сер. историческая. - Улан-Удэ, 1968. - С.140-146; Залкинд Е.М. Развитие исторической науки в Бурятии // В братской семье народов. -Улан-Удэ, 1974. - С. 124-132.

41.Кудрявцев Ф.А. Бурят-Монгольское научное общество им. Д. Банзарова // В братской семье народов. - Улан-Удэ, 1974. - С. 146-149.

42.Цибиков Б.Д. Буручком (50 лет со дня образования) // Знаменательные и памятные даты по Бурятии на 1972 г. - Улан-Удэ, 1972. - С.48-50.

43.Будажабэ Ф.Т., Алексеев Д.П. 50 лет Бурятскому республиканскому краеведческому музею им. М.Н. Хангалова // Вопросы краеведения Бурятии. Вып.8. - Улан-Удэ, 1975. - С.5-14.

44.0синский И.И. Бурятский педагогический. 1932-1982. - Улан-Удэ, 1982.

45.Мохосоев М.В. Прогресс науки в Бурятии. - Улан-Удэ, 1983.

46.Гендунов А.Б. Из истории основания Кяхтинского музея (1890-1894) // Программа и тезисы научно-практической конференции, посвященной 100-летию Кяхтинского краеведческого музея им. академика В.А. Обручева. -Кяхта-Улан-Удэ, 1990. - С.7-8.

47.Цыбиктаров АД. Археологические исследования Кяхтинского краеведческого музея за 100 лет // Там же. - С.50-52.

48.Найдакова Г.В. Музеи Бурятии в период Великой Отечественной войны // Сибирь в Великой Отечественной войне. - Новосибирск, 1985. - С.271-273; Ее же. У истоков бурятского музееведения // Памятники быта и хозяйственное освоение Сибири. - Новосибирск, 1989. - С.8-17.

49.Ее же. История создания и развития музейного дела в национальных районах Восточной Сибири. 1917-1980 гг.: Автореф. дис. канд. ист. наук. -Новосибирск, 1990.

50.Калистратова Т.И. Историческая наука в российских университетах (19171931): Автореф. дис. д-ра ист. наук. - М.,1995; Рюмина Т.Д. Историческое краеведение в Москве в 1920-1930-х годах: Автореф. дис. канд. ист. наук. -М.,1995; Тагильцева H.H. История краеведческого движения на Урале в 1920-1930-е годы: Автореф. дис. канд. ист. наук. - М.,1993; Щулепникова Е.И. Архивы Европейской России в годы революции и гражданской войны: Автореф. дис. канд. ист. наук. - М.,1995.

51.Бадмаева Д.Б. Наша память // Музей и краеведение: проблемы истории культуры народов Бурятии. - Улан-Удэ, 1993. - С.8-13; Санжиева Г.Д. Что известно о первых научных учреждениях Бурятии? // История Бурятии в вопросах и ответах. Вып.З. - Улан-Удэ, 1992. - С.39-40; Голубев Е. Краеведению в Бурятии - 100 лет // Отчий край. - №2. - Улан-Удэ, 1995. - С.З-9; Никифоров С.И. Нам - 35 лет. Виват академия. - Улан-Удэ, 1996; Гендунов А. Из истории краеведческого музея // Байкал. - №3. - 1994. - С.8-17.

52.Найдакова Г.В. Создание первых музеев в г. Улан-Удэ // Улан-Удэ в прошлом и настоящем. - Улан-Удэ, 1996. - С.113-116; Ее же. Роль бурятской интеллигенции в создании первых музеев в Прибайкалье в дореволюционный период // Тезисы и доклады Международной научно-теоретической конференции "Банзаровские чтения-2". - Улан-Удэ, 1997. -С.47-50.

53.70 лет архивной службе Республики Бурятия. (Материалы научно-практической конференции). - Улан-Удэ, 1994; Архивы Бурятии и историческая наука: Материалы научно-практической конференции, посвященной 75-летию архивной службы Республики Бурятия. - Улан-Удэ, 1998.

54.Лыксокова В.Ц. История организации и развития архивного дела в Республике Бурятия (60-е годы XIX в. - 1991 г.): Автореф. дис. канд. ист. наук. - Улан-Удэ, 1999.

55.Базарова Г.Д. Формирование и развитие научной интеллигенции Бурятии (1922-1985 гг.): Автореф. дис. канд. ист. наук. - Улан-Удэ, 1998.

56.ГАЧО, ф.115, оп.1, д.14, лл.55-59.

57.НАРБ, ф.246, оп.1, д.1, лл.15-17.

58.НАРБ, ф 878, оп.1, д. 19, л.6.

59.Культурное строительство в Бурятской АССР (1917-1981 гг.). Документы и материалы. - Улан-Удэ, 1983; Сборник нормативно-распорядительных документов по истории архивного дела в Бурятии. - Улан-Удэ, 1998.

60.Попов И.И. Забытые иркутские страницы: Записки редактора. - Иркутск, 1989; Санжиев Б.С. Общественно-политическая жизнь и национально-культурное строительство Советской Бурятии в канун и годы Великой Отечественной войны. (Страницы воспоминаний: люди и события). -Иркутск, 1995.

ЮСЬИЙСКА* - (:

СУДАРСТйЕИ!^ чбЛйОХШГ ^


Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 83175