Функциональная характеристика местоимений в абхазском языке в сопоставлении с немецким языком тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.02, кандидат филологических наук Ханагуа, Илона Георгиевна

Диссертация и автореферат на тему «Функциональная характеристика местоимений в абхазском языке в сопоставлении с немецким языком». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 462194
Год: 
2012
Автор научной работы: 
Ханагуа, Илона Георгиевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
10.02.02
Специальность: 
Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)
Количество cтраниц: 
135

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Ханагуа, Илона Георгиевна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. МЕСТОИМЕНИЕ В СВЕТЕ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ЯЗЫКА.

1.1. Общие сведения о местоимении как особого лексико-грамматического класса слов.

1.2. Особенности семантики местоимения.

Выводы по первой главе.

ГЛАВА 2. РАЗРЯДЫ МЕСТОИМЕНИЙ И ИХ СЛОВОИЗМЕНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА В АБХАЗСКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ.

2.1. Общий состав и классификация.

2.2. Особенности словоизменения местоимений.

2.3. Особенности словообразования местоимений.

Выводы по второй главе.

ГЛАВА 3. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕСТОИМЕНИЙ

3.1. Местоимение в роли члена предложения.

3.2. Личные местоимения.

3.2.1.Состав и семантика.

3.2.2. Особенности употребления личных местоимений.

2.3.Указательные местоимения.

2.3.1.Семантика и классификация.

2.3.2. Особенности употребления указательных местоимений.

3.4. Притяжательные местоимения.

3.5. Вопросительные местоимения.

3.5.1. Семантика и классификация.

3.5.2 Особенности употребления вопросительных местоимений.

3.6. Неопределенные местоимения.

3.7. Относительные местоимения.

Выводы по третьей главе.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Функциональная характеристика местоимений в абхазском языке в сопоставлении с немецким языком"

Настоящая диссертация посвящена исследованию структуры, семантики и функционирования местоимений абхазского языка в сопоставлении с немецким языком. Местоимения в грамматической структуре любого языка представляют собой одну из наиболее своеобразных лексико-грамматических категорий, как в плане семантики, так и с точки зрения структуры, что обусловливает необходимость типологического исследования особенностей местоимений как с точки зрения морфологии, так и в семантико-синтаксическом аспекте. При всем разнообразии проявления данной лексико-грамматической категории в языках различных типов имеется ряд универсальных свойств, присущих местоимениям всех или, по крайней мере, большей части языков. Исследование материала абхазского языка с материалом европейских языков, в частности, немецкого, способствует решению задач прикладного характера - созданию лингвистических основ обучения языкам и перевода. С другой стороны, подобные исследования вносят большой вклад в совершенствование грамматических описаний самого абхазского языка.

Как в свое время было сформулировано Дж. Гринбергом в виде универсалии, «все языки имеют местоименные категории, включающие по крайней мере, три лица и два числа» [Гринберг 1970: 141]. Им былы предложены также еще три универсалии, касающиеся отношения местоимений к категории рода. И, хотя в приведенном высказывании речь идет лишь о личных местоимениях, можно говорить об универсальном характере и других разрядов местоимений, хотя бы с точки зрения семантики1.

Специфика этой лексико-грамматической группы отражается и в терминологическом аппарате благодаря наличию соответствующих терминов: «Термины, выражающие в разных языках понятие «местоимение», восходят большей частью к античным грамматическим терминам —

1 Как показал У. Вейнрейх [1970], к универсальной семантической структуре можно отнести, в частности, вопросительные слова, дейктические знаки и кванторы, чему в лексико-грамматической классификации соответствуют местоимения. греческому ant-onymia или латинскому pronomen, которыми обозначались слова, используемые в качестве заменителей имен. В современных западных языках либо сохранены классические термины (прежде всего латинский), например, франц. pronom, анг. pronoun, фин. pronomini, либо употребляются их калькированные переводы, например русское «местоимение», венгерское névmâs. В немецком языке, рассматриваемом в даной работе в сопоставлении с абхазским, значение термина несколько расширено: Fürwort 'заместитель слова' (дословно 'за слово'). Встречаются термины и другого рода. Так, в индийском языкознании местоимение называется sarva-näman 'выражение для любого понятия'» [Майтинская 1969: 25-26].

Из этого следует, что при всем разнообразии проявления данной лексико-грамматической категории в языках различных типов имеется ряд универсальных свойств, присущих местоимениям всех или, по крайней мере, большей части языков.

Актуальность темы исследования заключается в том, что местоимение как часть речи, в абхазском языке не получила пока сколь-нибудь удовлетворительного описания. Начиная с монографии П.К.Услара [Услар 1887], в абхазоведческих исследованиях (К.В. Ломтатидзе, Н.Ф. Яковлев, Л.П. Чкадуа Ш.К. Аристава и др.), в основном рассматривались разряды местоимений и их словоизменительная характеристика, в то время как аспекты функционирования местоимения практически не затрагивались: в лучшем случае их употребление демонстрировалось несколькими иллюстративными примерами.

Особенности прономинальной системы абхазского языка, неоднозначность лексико-грамматического статуса отдельных разрядов местоимений приводили и приводят постоянно к различиям в их интерпретации. Это касается и позиции местоимения 3-го лица в составе личных местоимений, вопроса о самостоятельности притяжательных и относительных местоимений. Остается неисследованной роль местоимений в формировании различных конструкций предложения, в выражении субъектно-объектных отношений, в организации текста. В современном абхазоведении имеется настоятельная необходимость всестороннего исследования и комплексного решения многих проблем, которые довольно редко ставились в абхазоведении. Особо следует отметить незначительность публикаций сопоставительного характера, по крайней мере, в сравнении с другими компонентами грамматики.

Цели и задачи исследования. В настоящей работе предлагается структурный, семантический и функциональный анализ местоимения абхазского языка в плане сопоставления с прономинальной системой немецкого языка. Достижение этой цели требует решения и следующих конкретных задач:

1. Выявление и описание семантического поля «прономинальности» в абхазском языке. Несмотря на наличие раздела «Местоимение» практически во всех грамматических описаниях по абхазскому языку, характеристика местоимений в них далеко не всегда отличается полнотой.

2. Обобщение морфологических, синтаксических и семантических критериев, используемых в определении местоимения как самостоятельной части речи в сопоставляемых языках.

3. Выявление на основании сопоставления с системой местоимений немецкого языка типологически специфических черт в структуре и семантике отдельных разрядов абхазских местоимений.

4. Сопоставительный анализ качественного и количественного состава исследуемой лексико-грамматической группы, а также ее особенности в аспекте парадигматики и синтагматики.

5. Установление типологических закономерностей в функционировании отдельных групп местоимений абхазского и немецкого языков.

Научная новизна работы связана, во-первых, с тем, что сопоставительное исследование особенностей функционирования прономинальной системы абхазского языка с материалом немецкого языка проводится впервые. Это позволило дать типологически обоснованную характеристику не только местоимениям в целом как самостоятельной лексико-грамматической категории, но и отдельным ее разрядам.

В диссертации имеются некоторые новые наблюдения в области грамматики абхазского языка, связанные с особенностями функционирования местоимений в текстах различных жанров. Новизна настоящей работы проявляется также в трактовке зависимости некоторых структурных черт прономинальной системы от общей контенсивно-типологической характеристики сопоставляемых языков.

Теоретическая значимость является следствием глубины предлагаемых в работе обобщений, касающихся классификации и функциональной характеристики местоимений абхазского языка, данных в сопоставительном аспекте с материалом немецкого языка. Предлагаемое в диссертации описание может иметь значения для дальнейшего уточнения как общих, так и уникальных черт исследуемой лексико-грамматической категории в других родственных кавазских языках и языках других семей.

Практическая ценность заключается, в первую очередь, в возможностях использования ее конкретных результатов при составлении вузовских курсов и учебников по сопоставительной грамматике абхазского языка, а также в качестве методического руководства для исследования соответствующих фрагментов грамматики данного языка. Результаты работы могут быть использованы при самостоятельном изучении абхазского языка, составлении методических пособий, справочников, двуязычных грамматических словарей и т.д.

Приемы и методы исследования, используемые в работе, в основном соответствуют направлению сопоставительной (контрастивной) лингвистики, т.е. в качестве основного метода здесь используется сравнительно-типологический метод, нацеленный на выявление в сравниваемых языках как подобных, так и различных структурных черт. Собственно сопоставительное исследование нередко может обращаться также к формулировкам, значимым и для типологии, в частности для ее контенсивно-типологического направления.

Материалом исследования послужили, прежде всего, грамматические описания абхазского и немецкого языка, начиная с основополагающей монографии П. К. Услара [1887]. В работе также используется подобранный нами корпус материалов, извлеченных из классической и современной литературы на сопоставляемых языках.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Абхазский язык обладают развитой прономинальной системой. Сравнительный анализ прономинальной системы абхазского языка в сопоставлении с немецкой позволяет выявить как отдельные различия в этих системах, так и значительные общности.

2. Обобщение морфологических, синтаксических и семантических критериев, используемых в определении местоимения как самостоятельной части речи в сопоставляемых языках позволяет использовать их как в собственно типологических, так и в сравнительно-исторических целях.

3. Наибольшей эффективностью сопоставление систем местоимений обладает при широком понимании рассматриваемого лексико-граммати-ческого класса, при котором в его рамках рассматриваются и так называемые местоименные числительные, наречия и т.п.

4. Грамматическая роль местоимений в предложении сближает их в сопоставляемых языках с именными частями речи.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования обсуждались на заседании Отдела кавказских языков Института языкознания РАН. По материалам исследования издано пять публикаций общим объемом 2 а. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, а также списка источников и сокращений.

Заключение диссертации по теме "Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)", Ханагуа, Илона Георгиевна

Выводы по третьей главе.

Грамматическая роль местоимений сближает их с именными частями речи. Личные, определительные, указательные, притяжательные и другие разряды местоимений в абхазском языке весьма употребительны в функциях, типичных для существительных. Они могут выступать в роли подлежащего, прямого дополнения, косвенного дополнения. Личные местоимения могут также выступать в качестве однородных членов предложения. Позиция личных местоимений строго фиксировано. Если сочетаются в предложении 1-е и 2-е лицо, то первую позицию занимает второе лицо. В абхазском языке в иерархии лиц 2-е лицо занимает более высокую позицию по сравнению с другими лицами; можно сказать, что этим выражается предпочтение, уважение говорящего к адресату.

Местоимения в немецком языке могут выступать преимущественно в следующих функциях: а) в функции имени существительного, выполняя в предложении роль подлежащего или дополнения; б) в функции имени прилагательного, являясь в предложении определением или предикативом (именной частью составного именного сказуемого). В качестве прямого дополнения безличное местоимение es выступает в устойчивых сочетаниях.

В немецком языке местоимение wir <гмы» может быть использовано для выражения доверительного, дружеского обращения ко второму лицу. Аналогичное использование формы личного местоимения 1-го лица множественного числа обнаруживается и в абхазском языке. В абхазском языке местоимение шъара «вы» служит для вежливого обращения как к незнакомым людям, так и к старшим; одновременно оно выступает в качестве местоимения 2-го лица множественного числа.

Личные и указательные местоимения в абхазском языке довольно часто занимают синтаксическую позицию субъекта. Местоимения es «оно» немецкого языка может выступать в качестве личного местоимения, указательного местоимения или безличного местоимения.

Указательные местоимения в абхазском языке, помимо основной функции, выражающейся в указании на объект, используются также в функции подлежащего 3-го лица единственного числа.

Наиболее распространеной функцией указательных местоимений немецкого языка der, die, das, die «он, она, оно, они» является субстантивная. В этом случае указательные местоимения выступают в предложении подобно личным или притяжательным местоимениям. Они заменяют в предложении прежде упомянутое существительное и выступают функциональным эквивалентом личного местоимения.

Притяжательные местоимения абхазского языка, как правило, используются в качестве определения. Система притяжательных местоимений в немецком языке соответствует системе личных местоимений, то есть каждому лицу соответствует определенное притяжательное местоимение. Универсального притяжательного местоимения, подобного русскому местоимению «свой», в немецком языке нет.

Вопросительные местоимения в исследуемых языках довольно разнообразны по своей семантике. Они образуют своеобразную шкалу оттенков значения от повествовательного характера к собственно вопросительному.

Характерной чертой этих местоимений неопределенных местоимений в немецком языке является их сочетаемость с субстантивированными прилагательными. Неопределенное местоимение mancher (-es, -е, -е) обозначает неопределенное количество лиц или предметов и склоняется, как определенный артикль. Этому местоимению в абхазском языке соответствует неопределенное местоимение цьоукы//шьоукы «некоторые», используемое только для класса человека. Местоимению jeder «каждый» в абхазском языке соответствует определительное местоимение дасу.

Падеж относительных местоимений в немецком зависит от функции, выполняемой местоимением в придаточном предложении. Если относительное местоимение стоит в номинативе, то в придаточном предложении оно является подлежащим. В абхазском языке относительные местоимения не представлены.

113

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сравнительный анализ прономинальной системы абхазского языка в сопоставлении с немецкой выявил как отдельные различия в этих системах, так и значительные общности. Как правило, исследуемая часть речи определяется исходя из семантики, для которой характерна высокая степень обобщенности и отсутствие постоянной предметной отнесенности. Что касается различий в терминологии, отражающей особенности этой лексико-грамматической группы, они отражают различное понимание синтаксических свойств отдельных подразрядов местоимений. В целом к разряду местоимений как в немецком, так и в абхазском языке относятся лексические единицы, способные выступать заместителем имени - существительного, прилагательного и числительного. Местоимения-наречия квалифицируются как местоименные слова, наряду с местоимением-глаголом.

С функционально-семантической точки зрения местоимения являются одним из наиболее своеобразных лексико-грамматических классов в абхазском языке; они обнаруживают целый ряд типологически релевантных характеристик как на уровне морфологии, так и на уровне синтаксиса. С другой стороны, семантика местоимений является ведущим критерием их выделения.

Особенно важна роль местоимений в языковой структуре, а также в организации связной речи. Согласно нашим подсчетам, в абхазском прозаическом тексте местоимения составляют около 11,4%. Несколько выше (около 15%) доля местоимений в текстах, насыщенных диалогами. В пьесе удельный вес местоимений составил около 22,0%. С другой стороны, в поэтических произведениях местоимения составляют не более 8,5% от всех словоупотреблений. Тем не менее, их доля все равно оказывается значительной, поскольку в общем словарном составе процент местоимений гораздо ниже.

По своему категориальному значению, по признакам и моделям словообразования, по системе словоизменения и синтаксическому использованию местоимения являются весьма своеобразными и взаимно отличающимися словами. Этим объясняется интерес языковедов к данной категории слов и одновременно весьма различное, порой крайне противоположное, их толкование.

В лингвистике определились два основных подхода к выявлению сущности местоименных слов и их лексико-граматической квалификации. Первый подход - это выделение местоимений в особую часть речи, исходя из их семантики. Второй подход заключается в том, что местоимения не рассматриваются в качестве отдельной части речи. Местоименные слова, соответственно, относятся к другим частям речи: местоименным существительным, местоименным прилагательным, местоименным числительным т.д.

Местоимения - это отдельная категория или разряд слов, весьма разнообразный по своим качественным и количественным признакам. Местоимения объединяются в особый разряд на основе функционирования в речи в качестве слов-указателей и слов-заместителей имен. Формирование разряда местоимений связано с коммуникативно-мыслительной основой речи. От других частей речи местоимение отличается не только лексическим своеобразием, но и морфологической структурой, особенностями словоизменения и синтаксического использования.

Благодаря специфической семантике местоименной лексики ее можно классифицировать с логико-семантической точки зрения. При этом выделяются следующие разряды местоимений: дейктические, анафорические и кванторные.

Дейктические местоимения, в число которых включаются обычно личные и указательные местоимения, характеризуются как определенные. Анафорические местоимения включают, как правило, личные местоимения 3-го лица, возвратные, взаимные и относительные местоимения, поскольку их семантика содержит отсылки к содержанию сообщения, в которое они сами входят. Кванторные местоимения семантически неоднородны и подразделяются на неопределенные, когда объект не известен говорящему, интродуктивные, когда объект известен говорящему, но не известен слушающему, универсальные, или обобщающие, которые объединяют все объекты, принадлежащие к данному классу, экзистенциальные, которые квалифицируют объект по принадлежности к некоторому классу, а также отрицательные и вопросительные.

В абхазском языке представлена богатая прономинальная система, в частности, система личных местоимений. Исходя из семантических связей местоимений и местоименных слов, в диссертации в сферу рассмотрения включены, в частности, вопросительные и некоторые другие разряды слов.

Количество и состав разрядов местоимений в рассматриваемых языках не совпадают. В абхазском языке выделяются следующие группы местоимений: личные, притяжательные, указательные, вопросительные, неопределенные, определительные и отрицательные. В грамматиках немецкого языка выделены такие подклассы местоимений, как: личные, притяжательные, указательные, вопросительные, относительные, неопределенные, возвратные, отрицательные.

Основным значением личных местоимений является указание на лица, участвующие или не участвующие в общении. В обоих языках они представлены формами всех трех лиц как в единственном, так и во множественном числе. Вследствие различного проявления в сопоставляемых языках категории рода/класса, качественный и количественный личных местоимений состав различается: единому немецкому местоимению 2-го лица единственного числа в абхазском соответствуют две формы: местоимения мужского и женского классов. При количественном совпадении местоимений 3-го л. (три в единственном и по одному во множественном) принципы их преференциальной соотнесенности различны: в абхазском они строго семантические, противопоставляющие классы мужчин, женщин неличному класс, в немецком языке местоимения мужского и женского рода могут относиться и к неличным референтам. В абхазском языке в единственном числе представлено пять личных местоимений, а во множественном числе - три. В немецком языке в подсистему личных местоимений входят единицы трех лиц.

Общим и основным значением указательных местоимений в сопоставляемых языках является указание на объект, близкий или далекий от говорящего. В абхазском языке указательные местоимения могут обозначать три степени близости/отдаленности объекта от говорящего: 1-я степень: предмет близкий и видимый участникам речи: ари «этот»; 2-я степень: предмет далекий, но находящийся в поле зрения говорящих: они «тот»; 3-я степень: предмет невидимый (либо еле видимый вдали): уи «тот»:

Множественное число указательных местоимений образуется путем присоединения форманта множественного числа « J»; исходный гласный «и» указательного местоимения единственного числа при этом выпадает.

От основ указательных местоимений в абхазском языке посредством адвербиализатора а образуются наречия места, которые, как и исходные указательные местоимения, делятся на три группы; исходный гласный а при этом подвергается выпадению.

К указательным местоимениям в немецком языке относятся лексемы, дифференцирующие родовой признак референта. Местоимения dieser, diese, dieses «этот, эта, это» указывают на объект, близкий от говорящего во времени и пространстве, а местоимения jener, jene, jenes на объект отдаленный от говорящего.

Основой образования вопросительных местоимений в абхазском служит слово иарбан? «что?». Наряду с ним в абхазском языке представлены еще два вида местоимения, которые оформлены вопросительными суффиксами - да // ja (класс людей, со значением «кто?» и) ЗИ // зеи (класс вещей со значением «что?»). Вопросительное местоимение со значением чей?» образуется присоединением вопросительного суффикса - да к местоименному корню.

Вопросительными местоимениями в немецком языке считаются wer? «кто?» и was? «что?» welcher? (welche?, welches?) «-какой?» was für ein (eine,ein)? «что за?».

Относительные местоимения в немецком языке, с формальной точки зрения, не образуют собственной группы. Их функцию выполняют указательные местоимения der «который», die, «которая», das «которое», die «которые» и вопросительные местоимения wer «который», was «который», welcher «который». В абхазском языке нет относительных местоимений.

В абхазском языке встречаются определительные местоимения, а в немецком данный разряд местоимений отсуствует.

К неопределенным местоимениям в немецком языке относятся слова man «кто-то», jeder «каждый» и т.д. Единицы, используемые в функции неопределенных местоимений, квалифицируются в абхазском языке в качестве числительных.

Отрицательные местоимения в немецком языке указывают на отсутствие предметов, признаков, количеств. Они образуются присоединением отрицательных частиц kein «не» и nicht «не» к разным частям речи: kein «не» присоединяется к существительным, а nicht «не» - к глаголам. В качестве отрицательных местоимений в абхазском языке Н.Ф.Яковлев выделяет слова, образованные присоединением к порядковым числительным аффикса ГЬЫ.

Притяжательные местоимения, по существу, являются формальными производными от соответствующих личных и вопросительных местоимений, которые выражают принадлежность различных лиц и предметов к участникам речи. В немецком языке эти формы соотносятся по значению с лично-притяжательными местоимениями. В абхазской грамматической традиции собственно притяжательными местоимениями считаются формы, образованные сочетанием личного префикса с формантами.

Личные местоимения в немецком языке обладают некоторыми свойствами существительных. Все личные местоимения изменяются по падежам. Формы родительного падежа личных местоимений в современном немецком языке употребляются сравнительно редко.

Притяжательные местоимения в немецком языке изменяются по падежам, родам и числам. В единственном числе склонение притяжательных местоимений совпадает со склонением неопределенного артикля, а во множественном числе - со склонением определенного артикля. Выбор падежа относительного местоимения зависит от его синтаксической роли в придаточном предложении. В абхазском языке нет системы падежного словоизменения местоимений, поскольку нет падежей.

Грамматическая роль местоимений сближает их с именными частями речи. Личные, определительные, указательные, притяжательные и другие разряды местоимений в абхазском языке весьма употребительны в функциях, типичных для существительных. Они могут выступать в роли подлежащего, прямого дополнения, косвенного дополнения. Личные местоимения могут также выступать в качестве однородных членов предложения. Позиция личных местоимений строго фиксировано. Если сочетаются в предложении 1-е и 2-е лицо, то первую позицию занимает второе лицо. В абхазском языке в иерархии лиц 2-е лицо занимает более высокую позицию по сравнению с другими лицами; можно сказать, что этим выражается предпочтение, уважение говорящего к адресату.

Местоимения в немецком языке могут выступать преимущественно в следующих функциях: а) в функции имени существительного, выполняя в предложении роль подлежащего или дополнения; б) в функции имени прилагательного, являясь в предложении определением или предикативом (именной частью составного именного сказуемого). В качестве прямого дополнения безличное местоимение es выступает в устойчивых сочетаниях.

В немецком языке местоимение wir «мы» может быть использовано для выражения доверительного, дружеского обращения ко второму лицу.

Аналогичное использование формы личного местоимения 1-го лица множественного числа обнаруживается и в абхазском языке. В абхазском языке местоимение шъара «вы» служит для вежливого обращения как к незнакомым людям, так и к старшим; одновременно оно выступает в качестве местоимения 2-го лица множественного числа.

Личные и указательные местоимения в абхазском языке довольно часто занимают синтаксическую позицию субъекта. Местоимения es «оно» немецкого языка может выступать в качестве личного местоимения, указательного местоимения или безличного местоимения.

Указательные местоимения в абхазском языке, помимо основной функции, выражающейся в указании на объект, используются также в функции подлежащего 3-го лица единственного числа.

Наиболее распространеной функцией указательных местоимений немецкого языка der, die, das, die «он, она, оно, они» является субстантивная. В этом случае указательные местоимения выступают в предложении подобно личным или притяжательным местоимениям. Они заменяют в предложении прежде упомянутое существительное и выступают функциональным эквивалентом личного местоимения.

Притяжательные местоимения абхазского языка, как правило, используются в качестве определения. Система притяжательных местоимений в немецком языке соответствует системе личных местоимений, то есть каждому лицу соответствует определенное притяжательное местоимение. Универсального притяжательного местоимения, подобного русскому местоимению «свой», в немецком языке нет.

Вопросительные местоимения в исследуемых языках довольно разнообразны по своей семантике. Они образуют своеобразную шкалу оттенков значения от повествовательного характера к собственно вопросительному.

Характерной чертой этих местоимений неопределенных местоимений в немецком языке является их сочетаемость с субстантивированными прилагательными. Неопределенное местоимение mancher (-es, -е, -е) обозначает неопределенное количество лиц или предметов и склоняется, как определенный артикль. Этому местоимению в абхазском языке соответствует неопределенное местоимение цьоукы//шьоукы «некоторые», используемое только для класса человека. Местоимению jeder «каждый» в абхазском языке соответствует определительное местоимение дасу.

Падеж относительных местоимений в немецком зависит от функции, выполняемой местоимением в придаточном предложении. Если относительное местоимение стоит в номинативе, то в придаточном предложении оно является подлежащим. В абхазском языке относительные местоимения не представлены.

Помимо тех синтаксических характеристик, которые сближают местоимения с другими частями речи, имеются и такие сочетательные свойства, которые отмечаются только у местоимений, касающиеся возможностей образования сочетаний типа «местоимение + местоимение», «местоимение + числительное» и т.п.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Ханагуа, Илона Георгиевна, 2012 год

1. Apcjaa Ш. К, ЦкадуаЛ.П. Ацсуа литература бызшэа аграмматика. Афонетика, Афоногиа, Ажэахыр^иаара, Аморфологиа, Акэа, 2002.

2. Apcjaa Ш. К., ЦкадуаЛ.П. Ацсуа бызшэа асинтаксис. Акэа, Алашара, 1983.

3. Ацсуа бызшэа ажэар I (Шьакрыл К.С., Конуьариа В. X.). Акэа,1986.

4. Ацсуа бызшэа ажэар II (Шьакрыл К.С., Концьариа В. X., Цкадуа Л. П.), Акэа, 1987.

5. Абдуллаев И. X. К истории основ личных местоимений в лакском языке // Проблемы сравнительно-исторического исследования морфологии языков Дагестана. Махачкала, 1992. С. 15-21.

6. Адмони В. Г. Введение в синтаксис современного немецкого языка. М.: «Литература на иностранных языках», 1958.

7. Алексеев М. Е. К вопросу о взаимных местоимениях в дагестанских языках // Вопросы типологии русского и дагестанских языков. Махачкала, 2006.-С. 8-19.

8. Алексеев М. Е. Сравнительно-историческая морфология дагестанских языков. Категории имени. М.: Academia, 2003. — 263 с.

9. Алексеев М. Е. К реконструкции общедагестанской именной морфологии//ВЯ, 1995, № 3. С. 92-101.

10. Алексеев М. Е., Магомедова М. А. Об исследованиях прономинальных систем дагестанских языков // Дагестанский лингвистический сборник. Вып. 14. М.: Гуманитарий, 2004. С. 3-12.

11. Алпатов В.М. Из истории изучения частей речи // Части речи. Теория и типология. М., 1990.

12. Алференко Н.А. Функционирование субстантивных местоимений в современном немецком языке. Дис. канд. филол. наук. М., 1979.

13. Анчабадзе Ю.Д. Этническая история Северного Кавказа, ХУ1-Х1Х вв. М., 1993.

14. Апресян Ю. Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира // Семиотика и информатика. Вып. 28. М, 1986.

15. Апресян Ю. Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира // Семиотика и информатика. Вып. 28. М, 1986.

16. Аристава Ш. К. Глаголы лабильной конструкции в абхазском языке. Сухуми, 1960.

17. Аристава Ш. К. Проблема простого предложения в абхазском языке. Тбилиси, 1982.

18. Атаев Б. Сравнительный анализ местоимений аваро-андо-цезских языков: Автореф. дис. канд. филол. наук. Махачкала, 1985. 16 с.

19. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966. - 607 с.

20. Ахмедов А. А., Микаилов К. Ш. О некоторых разрядах местоимений в гинухском языке // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. Тбилиси. Т. 10, 1983.-С. 267-272.

21. Балкаров Б.Х. Введение в абхазско-адыгское языкознание. Нальчик,1979.

22. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка.-М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1955.

23. Барулин А. Н. Некоторые проблемы семантического анализа вопросительных местоимений (на материале русского языка) // Теория и типология местоимений» (М., 1980. С. 27-49.

24. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М., 1974.

25. Бокарев Е.А. Задачи сравнительно-исторического изучения иберийско-кавказских языков. —Вопросы языкознания, 1954, № 3. Блумфилд Л. Язык. М.: Прогресс, 1968. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

26. Бурчуладзе Г. Т. Основы указательных местоимений в лакском языке // Иберийско-кавказское языкознание. Тбилиси, 1985, Т. 23. С. 301-306 (груз.), рез. рус. 306-307.

27. Быховская С.Л. Пережитки inklusiv'a и exklusiv'а в даргинских диалектах // Язык и мышление. Т. 9. 1940.- С. 85-90.

28. Вейнрейх У. О семантической структуре языка // Новое в лингвистике. Вып. 5. М.: Прогресс, 1970.

29. Виноградов В. А. Дейксис // Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Сов. Энциклопедия, 1990.

30. Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. Изд. 2-е. М.: Высшая школа, 1972.

31. Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. М.,1973.

32. Вольф Е. М. Грамматика и семантика местоимений. М., 1974. Габуниа З.М. Русское кавказоведение. Нальчик, 1988. Габуниа Зинаида, Тирадо Рафаэль Гусман. Миноритарные языки в современном мире: Кавказские языки. М., 2002.

33. Гак В. Г. К проблеме сопоставительно-типологического анализа речевого акта и текста // Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку. М., 1987.-С. 5-25.

34. Генко А. Н. Абхазско-русский словарь. Сухум, 1998. Гецадзе И. О., Недялков В. П. Морфологический каузатив в абхазском языке. Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. Ленинград, 1969.

35. Гецадзе И. О. Очерки по синтаксису абхазского языка. Л.: Наука, 1979. Гишев Н.Т. Библиография лингвистической литературы по адыгским языкам. Майкоп, 1975.

36. Грамматика русского языка. Т. 1. М.: Изд-во АН СССР, 1952. Грамматика русского языка. Т. 1-2.- М.: Изд-во АН СССР, 1952.

37. Грамматика русского языка. Т.1. Фонетика. Морфология. М.: Изд.-во АН СССР, 1960.

38. Гринберг Дж. Некоторые грамматические универсалии, преимущественно касающиеся порядка значимых элементов// Новое в лингвистике. Вып. 5. М.: Прогресс, 1970. С. 114-162.

39. Гублия Д. И. Материалы по абхазской грамматике (дополнение и разъяснение к книге П. К. Услар «Абхазский язык»). Сухуми, 1927.

40. Гулыга О. А. Инклюзив и эксклюзив в дагестанских языках: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1979. 21 с.

41. Гусейнова Б. И. Функциональная характеристика местоимений даргинского языка: автореф. дис. канд. филол. наук. Махачкала. — 23 с.

42. Девкин В. Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. Русский язык. М., 1994.

43. Девкин В. Д. Особенности немецкой разговорной речи. Международные отношения. М., 1965.

44. Дегтярев В.И. Основы общей грамматики. М., 1964.

45. Дешериев ЮД. Изучение языков Северного Кавказа и Дагестана.

46. Известия ОЛЯ АН СССР, т. 11, вып. 3. М., 1952.

47. Джейранишвили Е. Ф. Вопросительные местоимения в языках лезгинскойкюринской) группы // Иберийско-кавказское языкознание. Тбилиси, 1955, Т. 7.-С. 333-356 (груз.).

48. Дресслер В. К проблеме индоевропейской эллиптической анафоры //

49. Вопросы языкознания. 1971, № 1.

50. Есперсен О. Философия грамматики. М.: Изд-во иностраннойлитературы, 1958. 404 с.

51. Зекох У. С. Краткий курс адыгейской грамматики. Т.1. Майкоп, 1993.

52. ИмнайшвилиД. С. Отрицательные местоимения и наречия в иберийскокавказских языках // Иберийско-кавказское языкознание. Тбилиси, 1953, Т. 4. 1. С. 53-73 (груз.).

53. История советского языкознания. Некоторые аспекты общей теорииязыка. Хрестоматия. М.: Высшая школа, 1981.-351 с.

54. Категории глагола и структура предложения. Конструкции спредикатными актантами. Л.: Наука, 1983. 248 с.

55. Кахадзе О. И. Некоторые вопросы строения и склонения личныхместоимений в арчибском языке // Иберийско-кавказское языкознание.

56. Тбилиси, 1973, Т. 18. С. 367-373 (груз.).

57. Кацнелъсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. Л.: Наука. ЛО,1972.-216 с.

58. Кибрик А. Е. К типологии пространственных значений (на материале дагестанских языков) // Язык и человек. М, 1970. С. 110-156.

59. Кибрик А. Е. Константы и переменные языка. СПб.: Алетейя, 2003. 719с.

60. Кибрик А. Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания (Универсальное, типовое и специфичное в языке). М.: Изд-во МГУ, 1992. 335 с.

61. Кикилашвили В. И. Местоимения в языках лезгинской группы: Автореф. дис. канд. филол. наук. Тбилиси, 1986. 26 с.

62. Климов Г. А. Основы лингвистической компаративистики. М.: Наука, 1971.- 168 с.

63. Климов Г. А. Принципы контенсивной типологии. М.: Наука, 1983. 224с.

64. Климов Г. А., Алексеев М. Е. Типология кавказских языков.- М.: Наука, 1980.-304 с.

65. Климов Г.А. Введение в кавказское языкознание. М., 1986. Климов Г.А. Кавказские языки. М., 1965.

66. Климов Г.А., Алексеев М.Е. Типология кавказских языков. М., 1980. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 352 с.

67. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 352 с.

68. Козинский И. Ш. Некоторые универсальные особенности систем склонения личных местоимений // Теория и типология местоимений» (М., 1980. -С. 50-62.

69. Крупное Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960. Кто есть кто в кавказоведении. М., 1999.

70. Кумахов М. А. Сравнительно-историческая грамматика адыгских (черкесских) языков. М.: Наука, 1989. — 383 с.

71. Кумахов М.А. Очерки общего и кавказского языкознания. Нальчик,1984.

72. Кумахов М.А. Сравнительно-историческая грамматика адыгских (черкесских) языков. М.: Наука, 1989. 383 с.

73. Кумахов М.А. Сравнительно-историческая грамматика адыгских (черкесских) языков. М., 1989.

74. Кумахов М.А. Сравнительно-историческая фонетика адыгских (черкесских) языков. М., 1981.

75. Курбанов Б. Р. Структура и семантика местоимений в лезгинском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1996. — 27 с. Куршович Е. Очерки по лингвистике. М., 1962.

76. Куршович Е. Очерки по лингвистике. М., 1962.

77. Ломтадзе Э.А. Структура и склонение указательных местоимений в языках дидойской группы (Сравнительно-исторический анализ)// Иберийско-кавказское языкознание. Тбилиси, 1956. Т. 8. С. 269-305 (груз.), рез. рус. 306313.

78. Ломтатидзе К. В. Категория каузатива в абхазском языке. Сообщение АНГССР, т. IV, 1. Тбилиси, 1942.

79. Ломтатидзе К. В. Категория версии в абхазском глаголе. Труды ТГУ. Т. XXXI. 1947.

80. Ломтатидзе К. В. К структуре сложно составных глагольных основ в абхазском языке. ИКЯ. Т. IV. Тбилиси, 1953.

81. Ломтатидзе К. В. Статические и динамические глаголы в абхазском языке (по абхазско-абазинским диалектным данным). ИКЯ. Т. VI. Тбилиси, 1954.

82. Ломтатидзе К. В. Относительное местоимение в глагольных формах абхазского языка. Сообщение АН ГССР. Т. II. 1948.

83. Ломтатидзе К. В. Категория переходности в абхазском языке. Т. XII. Тбилиси: ИЯИМК, 1942.

84. Ломтатидзе К. В. Абхазский язык. В кн.: «Языки народов СССР». Т.1У. М., 1967.

85. ЛЭС: Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. 685 с.

86. Магомедоеа М. А. Функциональная характеристика местоимений в аварском языке : Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 2003. с.

87. Магометов А. А. Диалектные различия в склонении личных местоимений даргинского языка // Падежный состав и система склонения в кавказских языках. Махачкала, 1987. С. 93-98.

88. Магометов А. А. Унификация форм местоимений 1 и II лица множественного числа в даргинском языке // Сообщ. АН Груз. ССР, 1974, № 2. С. 497-499 (груз.), рез. рус., англ. 500.

89. Майтинская К.Е. К происхождению местоименных слов в языках разных систем // ВЯ, 1966, № 1.

90. Майтинская К.Е. Местоимение в языках разных систем. М.: Наука,1969.

91. Марр Н. Я. Абхазско-русский словарь. Ленинград, 1938.

92. Марр Н. Я. Непочатый источник истории кавказского мира // Изв. АН СССР. 1917. Сер. VI, № 5. С. 307-338.

93. Марр Н.Я. К истории передвижения яфетических народов с юга на север Кавказа.--Известия АН, Петроград, 1916.

94. Марр Н.Я. О языке и истории абхазов. М.-Л., 1938.

95. Мельчук И. А. Курс общей морфологии. Т.П. Часть вторая: Морфологические значения. М.ЯРК: Вена, \¥ЭА, 1998. 543 с.

96. Мельчук И. А. О синтаксическом нуле // Типология пассивных конструкций. Диатезы и залоги. Л.: Наука. ЛО, 1974. С. 343-361.

97. Меновщиков Г.А. Указательные местоимения в эскимосском языке //ВЯД955, №1.

98. Мещанинов И. И. Структура предложения. М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1963. 104 с.

99. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. М.;Л.: Изд-во АН СССР, 1945.-321 с.

100. Миксон Т. И. Вопросительное предложение в аварском и русском языках // Русский язык и языки народов Дагестана. Социолингвистика. Типология. Махачкала, 1991.-С. 152-157.

101. Младописьменные языки народов СССР. М.-Л., 1959.

102. Нерознак В. П. О трех подходах к изучению языков в рамках синхронного сравнения (типологический характерологический - контрастивный) // Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку. - М., 1987. - С. 525.

103. Нитинь Д.П. Местоимение в системе частей речи латышского языка. ВЯ, №6, 1987.

104. Общее языкознание: Методы лингвистических исследований / Под ред. Б.А.Серебренникова. М., 1973. 318 с.

105. Ожегов С.И. Словарь русского языка/ Шведова Н.Ю. (ред.). Русский язык. М., 1989.

106. Падучева Е. В. Анафорические связи и структура текста // Проблемы грамматического моделирования. М., 1989.

107. Падучева Е.В. Анафорические связи и структура текста // Проблемы грамматического моделирования. М., 1989. С. 96-108.

108. Падучева Е.В. Высказывание и соотнесенность с действительностью. М., 1985

109. Панов М. В., Сукунов X. X, Экба Н. Фонетические, морфологические и синтаксические ошибки в русской речи учащихся национальных школ / НИИ НШ МО РСФСР. М., 1989. 155 с.

110. Панчвидзе В. Н. Личные и указательные местоимения в будухском языке // 24 Науч. сесс. Ин-та языкозн. АН Груз. ССР. Тбилиси С. 14-15 (груз.).

111. Панчвидзе В. Н. Личные и указательные местоимения в удинском языке// Науч. сесс. ТГУ. Тбилиси, 1942. С. 92-93.

112. Плунгян В. А. Общая морфология. Введение в проблематику. М.: УРРС, 2003.-384 с.

113. Потебня. Из записок по русской грамматике. М. Учпедгиз, 1958 Реформатский А.А. Введение в языкознание. М., 1960.

114. Русская грамматика. М.: Изд-во АН СССР, 1980. Т.1. - 783 е.; Т. 2.709 с.

115. Селиверстова О. Н. Местоимения в языке и речи. М.: Наука, 1988. — 151с.

116. Серебренников Б.А. Вероятностные обоснования в компаративистике. М.: Наука, 1974.-352 с.

117. Сущинский И. И. местоимения в современном немецком языке. Лист Нью. М, 1998.

118. Татевосов С. Г. Типологические проблемы квантификации в естественном языке (на материале кванторных слов со значением всеобщности): Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1997. 20 с.

119. ТеньерЛ. Основы структурного синтаксиса. М.: Прогресс, 1988. 654 с. Теоретические основы классификации языков: Проблемы родства. М.,1982.

120. Тестелец Я. Г. Наблюдения над семантикой оппозиций «имя/глагол» и «существительное/прилагательное» (к постановке проблемы) // Части речи. Теория и типология. М., 1990. С. 77-95.

121. Тестелец Я. Г., Введение в общий синтаксис С. 35-57. Тестелец Я. Г., Толдова С. Ю. Рефлексивные местоимения в дагестанских языках и типология рефлексива // ВЯ. 1998, № 4.- С. 35-57.

122. Трубецкой Н.С. Избранные труды по филологии. М., 1987. (раздел II. «Кавказское языкознание»).

123. Уорф Б. Л. Лингвистика и логика // Новое в лингвистике. Вып.1. М., 1960. -С. 183-198.

124. Улиш Г., Гюголъд Б., Уварова Л.Ю., Гапонова И.А. Приветствие и обращение в немецком языке. М. НВИ-Тезеаурус, 1998.

125. Услар П. К. Этнография Кавказа. Языкознание. II. Чеченский язык. Тифлис, 1888.

126. Услар П.К. Этнография Кавказа. Языкознание. I. Абхазский язык. Тифлис, 1887.

127. Халидов А.И. К вопросу о генетическом родстве иберийско-кавказских языков. // Вопросы общей и чеченской филологии. Межвузовский сборник научных трудов. Грозный, ЧГПИ, 2003.

128. Чейф У. Л. Значение и структура языка. М., 1975.

129. Чехов A.C. Отождествляющее анафорическое отношениие и как фактор внутренней организации высказывания // Машинный перевод и прикладная лингвистика. Вып. 19. М., 1981.

130. Чикобава A.C. —Введение в иберийско-кавказское языкознание: общие принципы и основные положения. ЕИКЯ, VII, Тбилиси, 1980.

131. Чикобава A.C. О двух основных вопросах изучения иберийско-кавказских языков.--Вопросы языкознания, 1955, № 6.

132. Чикобава A.C. Склонение местоимений в аварском языке // Изв. Ин-та языка и мат. культуры. Т. 12. С. 31-50 (груз.), рез. рус. 50.

133. Чкадуа Л. 77. глагольное словообразование в абхазском языке. Сухум.2005.

134. Чкадуа Л. 77. Система времен и основных модальных образований в абхазско-абазинских диалектах. Сухуми. 1970.

135. Чкадуа Л. 77. К вопросу о некоторых обстоятельственных распространителях в абхазском языке. Известия АбИЯЛИ, XVIII, Сухуми. 1992.

136. Чкадуа Л. 77. Связь слов в предложении абхазского языка. Сборник материалов по абхазскому языку. Тбилиси, 1970.

137. Чкадуа Л. 77. Связь слов в предложении. «Сборник материала по абхазскому языку». Тбилиси, 1970.

138. Членова С. Ф. Категория числа в личных местоимениях// Лингвотипологические исследования. М., 1973. С. 164-201.

139. Шакрыл К. С. Аффиксация в абхазском языке. Сухуми, 1971.

140. Шакрыл К. С. Очерки по абхазско-адыгским языкам. Сухуми, 1971.

141. Шангриладзе К. (мл.). К вопросу о вопросе // Теоретические и экспериментальные исследования в области структурной и прикладной лингвистики. М., 1973. С. 218-231.

142. Шинкуба Б.В. Именные основы превербы в абхазском глаголе. Труды АбИЯЛИ - Т. XXV. Сухуми, 1954.

143. Языки мира. Кавказские языки. М.: Academia, 1999. 473 с. Языки мира: Кавказские языки. М., 1999.

144. Языки народов СССР. IV. Иберийско-кавказские языки. М., 1967. Яковлев Н.Д. Ашхамаф Д.А. Грамматика адыгейского литературного языка. М.-Л., 1941.

145. Яковлев Н. Ф. Языки и народы Кавказа. (Краткий обзор и классификация). Тифлис, 1930.

146. Яковлев Н. Ф. Грамматика абхазского литературного языка. Сухум,2006.

147. Ярцева В.Н. Контрастивная грамматика. М.: Наука, 1981. - 111 с. Ворр Fr. Die kaukasischen Glieder der indoeuräipischen Sprachstamms. Berlin, 1847.

148. Bouda K. Introducción a la lingüistica Caucasica. Madrid., Universidad de Salamanca, 1960.

149. Brugmann K. Die Demonstrativpronomina der indogermanischen (eine Bedeutungsgeschichtliche Untersuchung). Leipzig, 1904. Bd. 31. № 6. 144 S.

150. Bellmann G. Pronomen und Korrektur: Zur Pragmalinguistik der persönlichen referenzformen. Berlin, New York, 1990.

151. Blumenrath T. Theoretische Grammatik. Yerewan, 2003.

152. Bühler K. Sprachtheorie. Die Darstellungfunktion der Sprache. Jena, 1934.

153. Erben, Johannes. Einfuhrung in die deutsche Wortbildungslehre. Berlin,1993.

154. Engel, Ulrich. Deutsche Grammatik. Heidelberg: Groos, 1988. Deeters G. Die kaukasischen Sprachen. Leiden/Köln, 1963. In: Handbuch der Orientalistik. Erste Abteilung der Nahe und Mittlere Osten, siebenter Band.

155. Dirr A. Einfuhrung in das Studium der kaukasischen Sprachen (mit einer Sprachenkarte). Leipzig, 1928.

156. DirrA. Einfuhrung in das Studium der kaukasischen Sprachen. Leipzig, 1928. Duden in 10 Banden. Standartenwerk zur deutschen Sprache. Bd.2. Stilwörterbuch der deutschen Sprache. Mannheim; Wien; Zürich, 1970.

157. Duden in 10 Banden. Standartenwerk zur deutschen Sprache. Bd. 4. Grammatik der deutschen Sprache. Mannheim; Wien; Zürich, 1984.

158. Duden. Das große Wörterbuch der deutschen Sprache in 8 Banden. Mannheim; Wien; Zürich, 1993-1995.

159. Flämig W. Grammatik des Deutschen. Einfuhrung in Struktur-und Wirkungszusammenhang. Berlin, 1991.

160. Friedman V. A. The five deictics of Lak // A calculus of meaning: Studies in markedness, distinctive features, and deixis/ ed. by E. Andrews and Y.Tobin. Amsterdam: Benjamins, 1996. P. 307-318.

161. Friedman V.A. Ga in Lak the three "there"s: deixis and markedness in Daghestan // NSL-7. P. 79-93.

162. Geiger B,. Kuipers A., Halasi-Kun T., Menges K. Peoples and Languages of the Caucasus (A synopsis). 'S.-Gravenhage, 1959.

163. Givön T. Syntax. A Functional-typological Introduction. V. I/John Benjamins publishing company: Amsterdam; Philadelphia, 1984. 464 p.

164. Haspelmath M. A grammar of Lezgian. B.; N.Y.: Mouton-de Gruyter, 1993. -XX+ 567 p.

165. Haspelmath M. On the question of deep ergativity: the evidence from Lezgian // Papiere zur Linguistuk, 1991. 44/45. 1/2,-P. 5-27.

166. Hauschild A. Praxis-Grammatik (Deutsch als Fremdsprache). Stuttgart: PONS GmbH, 2011.

167. Heibig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. Leipzig: VEB, 1987. Heibig G., Buscha J. Deutsche Grammatik. Leipzig; Berlin; München; Wien; Zürich; New York ,2009.1.es B., Klaus R., Verena W. Die große Grammatik. Deutsch. Stuttgart: PONS GmbH, 2009.

168. Karst I. Grundzüge einer vergleichenden Grammatik der Ibero-Kaukasischen. Leipzig- Strassburg Zürich, 1932, Bd. I.

169. Mel'cukI Grammatical subject and the problem of the ergative construction in Lesgian1! Folia Slavica. V.5.- № 1-3, 1982. P. 246-295.

170. Schendels E. Deutsche Grammatik. Morphologie. Syntax. Text. Moskau. Vyssaja Skola, 1979.

171. Schendels E.I. Deutsche Grammatik/ Moskwa: Vyssaja Skola, 1988. Schmidt K.H. Über Aufgaben und Methoden der Kaukasologie. Helsinki, 1952. Шмидт K.X.

172. Sweet H. A new English grammar. Oxford, 1930.

173. Tatevosov S. Universal quantifiers in the Sogratl dialect of Avar // The noun phrase in the Andalal dialect of Avar as spoken at Sogratl /Kibrik A. (ed.)/ Eurotyp, № 18. May 1993.-P. 39-79.

174. Vater H. Einführung in die Raum-Linguistik. Huerth: Gabel Verlag, 1996.105 S.

175. Weinrich H. Textgrammatik der deutschen Sprache. Mannheim-LeipzigWien-Zürich: Dudenverlag, 1975.

176. Winkler H. Elamisch und Kaukasisch. In: Orientalische Literaturzeitung,1907.

177. Zifonun, Gisela; Hoffmann, Ludger; Strecker, Bruno. Grammatik der deutschen Sprache. 3 Bde. Berlin, 1997.Q

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 462194