География развития инновационных процессов в пределах российского пространства тема диссертации и автореферата по ВАК 25.00.24, доктор географических наук Бабурин, Вячеслав Леонидович

Диссертация и автореферат на тему «География развития инновационных процессов в пределах российского пространства». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 212231
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Бабурин, Вячеслав Леонидович
Ученая cтепень: 
доктор географических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
25.00.24
Специальность: 
Экономическая, социальная и политическая география
Количество cтраниц: 
329

Оглавление диссертации доктор географических наук Бабурин, Вячеслав Леонидович

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. КОНЦЕПТУАЛЬНО-ПОНЯТИЙНЫЕ ОСНОВЫ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ.

1.1. Пространственно-временная составляющая инновационных процессов.

1.2. Понятие инноваций.

1.3. Системная парадигма в современной науке.

1.4. Эволюционная парадигма (теория циклично-генетической динамики).

1.5. Внутренняя ритмика систем.

ГЛАВА ВТОРАЯ. СОВРЕМЕННАЯ ЭВОЛЮЦИОННАЯ КАРТИНА МИРА.

2.1. Эволюция природы.

2.2. Эволюция жизни на Земле.

2.3. Эволюция геосферы.

2.4. Эволюция человеческого общества.

2.5. Эволюция цивилизации.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭВОЛЮЦИИ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СИСТЕМ.

3.1. Общие закономерности эволюции территориальных систем.

3.2. Технократический подход к анализу эволюции территориальных систем (технократическая парадигма).

3.3. Динамическая модель макроэкономических циклов.

3.4. Динамическая модель технологических циклов.

3.5. Инновационная модель системообразования.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ЭВОЛЮЦИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ СИСТЕМ ИСТОРИЧЕСКОЙ РОССИИ.

4.1. Легендарная эпоха.

4.2. От реформ Петра I до реформы 1861 г.

4.3. От реформ 1861 г. до революций 1917 г.

4.4. От реформ 20-х гг. до реформ 90-х гг. XX в.

4.5. Системный кризис и реформы конца XX - начала XXI вв.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ОБЩИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ ДИНАМИКИ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ РОССИИ.

5.1. Циклично-генетические закономерности эволюции территориальных хозяйственных систем в России.

5.2. Проблемы датировок циклов.

5.3. Формирование индустриальных инновационных районов.

5.4. Научно-технические инновации и управленческие решения как индикаторы современной инновационной волны.

5.5. Процессы формирования сети городских поселений как индикаторы социокультурных инноваций

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "География развития инновационных процессов в пределах российского пространства"

Актуальность исследования. Глобальные процессы примерно последних двух десятилетий в мире кардинально изменили систему общественных и особенно производственных отношений, позиционирование стран мирового сообщества, место в нем России, внутренние условия эволюции российского пространства. Эти глобальные изменения не могут не затрагивать те области знания, включая экономическую, социальную и политическую географию, которые связаны с социально-экономическими и общественно-политическими процессами.

Изменение объекта исследования неизбежно ведет к изменению теоретических, методологических и методических основ науки. Парадигмы отечественной географии сформировались преимущественно в условиях осознания пространственных закономерностей динамики производительных сил в границах первой и второй промышленных революций, централизованной мобилизационной модели экономического развития, планового начала и господства общественной собственности на средства производства.

В настоящее время в обществе и отдельных научных направлениях идут дискуссии вокруг оценки пройденного Россией пути развития, выдвигавшихся на его различных этапах идеях и их конкретной реализации. При этом, что признается многими географами, преобладают сильно политизированные подходы и исследования, основанные на использовании ограниченных временных и пространственных рамок, зачастую вне контекста общемирового развития.

В то же время современное переходное состояние, возможно, вблизи очередной точки бифуркации, не дает и, объективно, не может дать ответа на новые вызовы времени. Слишком неопределенными являются тенденции, велика роль случайности в развитии. Одновременно, сформировавшиеся за последние десятилетия парадигмы в мировой науке обеспечивают, как представляется автору диссертации, возможность расширить рамки и интенсифицировать понятийный аппарат экономической и социальной географии. Прежде всего, за счет эволюционной парадигмы и связанной с ней теорией циклично-генетической динамики, системной парадигмы, инновационных моделей общественного развития.

Особенности переходного состояния общества и поиска новых идей в науке определяют актуальность исследования все более ускоряющихся инновационных процессов и связанной с ними эволюции российского пространства.

В контексте сказанного объект исследования — инновационный процесс как совокупность инновационных циклов в его пространственно-временной проекции.

Предметом изучения является пространство Исторической России,1 эволюционирующее под воздействием инновационных процессов.

Цель работы заключается в выявлении и анализе пространственно-временных закономерностей эволюции российского пространства под воздействием инновационных процессов.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

1. Выявление общих закономерностей эволюции территориальных систем на основе системной, эволюционной и инновационной пар ад игм/подходов.

2. Изучение пространственных проявлений циклических закономерностей инновационных процессов.

3. Определение места территориальных хозяйственных систем (ТХС) России в рамках общей эволюции пространства.

4. Построение инновационных моделей и разработка индикаторов развития ТХС.

5. Исследование социально-экономической динамики территориальных систем на российском пространстве под воздействием инновационных процессов.

Методологическая основа: эволюционная и системная парадигмы, диалектический материализм, цивилизационный подход, теория циклично-генетической динамики, инновационный подход, теория информации, синергетика.

1 Под пространством Исторической России автор понимает территорию, которая на различных исторических этапах входила в состав нашего государства.

Научная новизна диссертационной работы заключается в применении общенаучного подхода к анализу динамики территориальных хозяйственных систем и использованию инновационных моделей для исследования эволюции российского пространства. В рамках этого подхода разработаны следующие методологические принципы и методические приемы исследования:

- разработана инновационная модель системообразования, в рамках которой дается объяснение взаимосвязи новаций и инноваций с пространством и временем.

- предложен комплексный подход на основе инновационных моделей к анализу эволюции ТХС, способствующий преодолению разрыва между природными и социальными процессами.

- обоснован экономико-географический подход к использованию инновационных механизмов для анализа и объяснения эволюции ТХС.

- предложен научный принцип реконструкции пространственно-временных особенностей инновационных процессов на основе совмещенного анализа динамики городских, хозяйственных и социальных систем, что позволило выявить основные черты эволюции исторического российского пространства за длительный период времени.

- разработана система динамических моделей макроэкономических, технологических и инновационных циклов.

- проведена типология регионов России по их инновационному потенциалу.

- выявлены специфические условия формирования и сохранения периферийности и полупериферийности России в мировой экономике и механизмы их преодоления, обеспечивающие возможность получения конкурентных преимуществ по отношению к другим территориальным системам.

- обоснованы инновационные преимущества в пределах России Волжско-Окского междуречья, как ее наиболее стабильного креативного региона на протяжении последних 600 лет.

-проанализирована взаимосвязь циклических и ритмических процессов в ТХС России.

-предложены инновационные механизмы формирования ЭГП, взаимосвязи уникального и типичного в территориальных хозяйственных системах.

Практическая значимость работы и реализация результатов исследования. Выполненное исследование позволяет повысить обоснованность управленческих решений на региональном уровне, создает предпосылки для стратегического и индикативного территориального планирования и управления инновационными процессами в стране.

Автор принимал участие в проекте 1.04.15 «Морские берега» и проекте Российского Фонда фундаментальных исследований № 96-05-64923 «История развития шельфа и побережий морей России в плейстоцене». В рамках проектов опубликованы материалы диссертации об эволюции территориальных природно-хозяйственных систем в береговых зонах. Результаты диссертационного исследования, касающиеся процессов трансформации территориальных хозяйственных систем под воздействием природных факторов, были включены в итоговые материалы Федеральных целевых программ «Решение социальных, экономических и экологических проблем, связанных с подъемом уровня Каспийского моря» и «Комплексное развитие территории Российской Федерации, прилегающей к Каспийскому морю» (1994-1998 гг.). Соискатель принимал участие в Федеральной целевой программе «Кемеровская область: региональная диагностика для оценки инвестиционной привлекательности» (1998).

На материалах диссертационного исследования подготовлены и читаются курсы «География управления», «Экономико-географическая экспертиза», «География инвестиционного комплекса» для студентов географического факультета МГУ, «Экономическая и политическая география» для студентов факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова, а также в других вузах Москвы, Уфы, Хабаровска и др.

Отдельные положения диссертации были использованы при выполнении следующих научно-исследовательских работ: «Проект «Псковская магистраль»: инновационный подход к региональному развитию» (Администрация Псковской области, 1997); «Основные положения стратегии и концепции социально-экономического развития Краснодарского края» (Администрация Краснодарского края, 2000); «Оценка инвестиционной привлекательности и разработка предложений по формированию перспективных направлений социальноэкономической политики Псковской области» (Администрация Псковской области, 2000); «Характеристика социально-экономических условий. //Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). Проект «Сахалин - 1» (2001-2002 гг.); «Оценка численности населения, проживающего в пределах горных территорий России, для целей бюджетного выравнивания» (Институт экономики переходного периода, 2001-2002 гг.); «Макроэкономический анализ неравномерности экономического и социального развития регионов» (Государственный контракт на выполнение научно-исследовательской и опытно-конструкторской работы, 2002); «Экономико-географические проблемы структурной перестройки экономики России: опыт 1990-х годов и тенденции начала XXI в.» (01.2.00.168001), «Развитие понятийно-концептуального аппарата отечественной районной школы экономической и социальной географии» (01.2.00.108025), «Географические проблемы экономического и социального развития Центральной России в условиях рыночных отношений».

Апробация работы. Основные результаты исследования докладывались и получили поддержку на 2-ой научно-практической конференции «Человек в зеркале современной географии» (Смоленск, май 1996), Международной научно-практической конференции «Состояние и перспективы торгово-экономических отношений между странами Восточной Европы, Закавказья и Средней Азии» (Москва, Российская Экономическая Академия им. Г.В. Плеханова, март 1996 г.), Парламентских слушаниях «Современные проблемы регионального развития» (Москва, Государственная Дума ФСРФ, 1996), Международной научно-практической конференции «Проблемы сотрудничества приграничных районов Латвии, России и Эстонии» (Псков, сентябрь 1997), Международной научной конференции «Экономическая география и региональное развитие» (Уфа, ноябрь

1997), Международной научной конференции «Территориальная справедливость, региональные конфликты и региональная безопасность» (Смоленск, сентябрь

1998), Международной научно-практической конференции «Н. М. Пржевальский и современное страноведение» (Смоленск, апрель 1999), Международной научной конференции «География на рубеже веков: проблемы регионального развития» (Курск, сентябрь, 1999), Международной научной конференции «Политика и экономика в региональном измерении» (Ярославль, 2000), Международной научно-практической конференции «Территориальная дифференциация и регионализация в современном мире» (Смоленск, май, 2001).

По теме диссертации автором опубликовано 39 работ общим объемом около 100 п.л., из них 3 монографии и 3 учебных пособия (в соавторстве), а также статьи в отечественных изданиях.

Объем и структура работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. Объем диссертации - 321 стр. основного текста, в том числе 16 таблиц и 44 рисунка. Список использованной литературы насчитывает 394 наименования на русском и иностранных языках.

Заключение диссертации по теме "Экономическая, социальная и политическая география", Бабурин, Вячеслав Леонидович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование географии развития инновационных процессов в пределах российского пространства позволяет сделать ряд обобщений.

Примененный в работе сквозной инновационный подход к анализу динамики сложных многоуровневых территориальных систем базируется на гипотезе инновационного механизма развития Вселенной и геосистемы. Автор понимает новацию как любое новое явление (независимо от его природы и свойств), возникающее в пространстве-времени, а инновацию - как реализованную в виде достаточно устойчивой структуры пространства новацию. Инновационный механизм осуществляет связь между будущим, настоящим и прошедшим временем через процедуры выбора (настоящее) из множества вероятных новаций (будущее) немногих инноваций, структурирующих пространство (прошлое). В этом случае структура пространства, как его прошлое время, отражает реализованные новации, что позволяет использовать структурные отпечатки систем для реконструкции инновационных процессов в прошлом. В свою очередь структуры детерминируют эволюцию, а инновации выступают в качестве флуктуирующих воздействий, вводящих стохастическую составляющую в общую динамику процессов.

Для проверки непротиворечивости выбранной методологии и методики изучения географии развития инновационных процессов в работе рассмотрен широкий круг современных научных концепций, гипотез и теорий в различных областях знания. При исследовании географии инновационных процессов анализировались концептуальные и прикладные возможности применения кибернетики, синергетики, синтетической теории эволюции, циклично-генетической динамики, цивилизационного подхода, системного метода, категорий диалектического материализма и др. На базе рассмотренных концепций и теорий была исследована современная эволюционная картина мира с позиций инновационной парадигмы.

Проведенный анализ показал возможность использования инновационного механизма как сквозного метода исследования эволюции территориальных хозяйственных систем (ТХС). Установлен значимый характер воздействия на современные процессы в ТХС отдаленных во времени и пространстве инновационных волн, в т.ч. внеземного характера. Эволюцию ТХС определяет триада факторов, как производных инновационных процессов:

- генетически обусловленные в современной структуре ТХС рамочные параметры их развития, заложенные инновационными процессами предшествующих этапов эволюции;

- внутри- и внесистемные социальные инновации, проявляющиеся в форме флуктуаций, выводящих систему из равновесного состояния и запускающих механизмы ее адаптации к их воздействию;

- внесистемные природные инновации, проявляющиеся в форме флуктуаций, выводящих систему из равновесия и запускающих механизмы ее адаптации к их воздействию.

Выявленный инновационный механизм эволюции позволил удовлетворительно решить проблему «уникального» и «типичного» в географии. Любые инновации и их совокупности имеют свой жизненный цикл, в рамках которого на ранних стадиях они уникальны. По мере нарастания длительности существования и тиражирования, инновации становятся все более типичными, пока не преобразуются в господствующие. На заключительной стадии жизненного цикла структуры, возникшие вследствие инновационной волны, постепенно «затираются», сжимаются и становятся все менее типичными, превращаясь в раритетные, т.е. вновь уникальные. После исчезновения структурных отпечатков от инноваций остаются лишь информационные образы. Таким образом, любое пространство наполнено как уникальными, так и типичными объектами, чье соотношение зависит от конкретной модели диффузии нововведений.

Пространство, изучаемое географией, является частным случаем вселенского пространственно-временного континуума, на него распространяются все основные законы Вселенной, которые воздействуют как непосредственно, так и в качестве рамочных условий. Наиболее значимыми для динамики ТХС являются процессы структурирования и концентрации пространства, как реакция на низкоплотную среду; наличие аттракторов, как особых притягивающих точек (осей, плоскостей) пространства, запускающих большинство механизмов его дифференциации. В этом контексте экономико-географическое положение может рассматриваться как притягивающее множество или аттрактор, устанавливающее режим его развития в пространстве-времени. Оно отражает «объектоцентрическую» модель пространственно-временного континуума.

Концентрация и сжатие пространства являются одним из фундаментальных свойств природы. В свою очередь формы территориальной организации природы и общества в определяющей степени влияют как на интенсивность инновационных процессов, так и на их результативность. В процессе концентрации (пространственной) нарастающая плотность элементов систем увеличивает вероятность как возникновения новаций, так и их перевода в инновации, в результате ускоряется сам инновационный процесс - основа того, что называется прогрессом.

Концентрация и сжатие пространства резко сокращают затраты времени и энергии на коммуникации. При этом сверхконцентрация ведет к уменьшению разнообразия, самой основы для новационного экспериментирования. Здесь вновь возникает проблема диалектического перехода количественных изменений в качественные, проблема меры концентрации.

Мерой концентрации является плотность вещества и энергии (включая информацию), как одно из фундаментальных свойств структуры пространства. Она определяет проницаемость пространства, вероятность «высечения» инноваций от соударения информационных потоков. Чем больше их плотность, тем выше вероятность соударения. Чем выше плотность, тем быстрее реакция распространения. Низкая плотность - это всегда «медленное» время развития, малое разнообразие, неустойчивость пространственных структур. Она не обеспечивает материал для концентрации до критического для генерирования инноваций уровня и объективно предопределяет периферийный характер соответствующего сегмента пространства. Низкая плотность — это, при прочих равных условиях, всегда негативный фактор для возникновения и диффузии нововведений.

Самим фактом своего пространственно-временного бытия каждая инновация формирует системы «ядро-периферия», усиливая процессы дифференциации, а также связанный с ними рост сложности (разнообразия) в ядрах систем, нарастание концентрации, с одной стороны, и периферийности, с другой. При этом центральность и периферийность жестко не делимитированы, а формируют подвижную во времени сложную мозаику неоднородности пространства.

С этой точки зрения очевидно и соотношение между понятиями «депрессивность» и «полюс роста». В первом случае речь идет о таком состоянии территориальной системы, в которой на данном этапе преобладают отживающие стадии инновационных циклов. Во втором, о территориальных системах, где на данном этапе преобладают вновь зарождающиеся инновации, достаточно быстро растущие с высокой долей уникальных фаз.

В процессе дифференциации возникает неоднородность пространства как следствие концентрации и деконцентрации. Эта неоднородность является общим свойством для всех масштабов в природе. Наличие исходных неоднородностей, вступающих на последующих этапах эволюции Земли во взаимодействие с множеством других неоднородностей - основополагающая причина унаследованной дифференциации на всех уровнях природных, а затем и хозяйственных территориальных систем. Это во многом объясняет, почему большинство теоретических и математических моделей территориальной организации общества столь сильно отличаются по своим результатам от реальной дифференциации ТХС. Они исходно постулировались как действующие на идеальной, изотропной поверхности, а в реальной действительности таковой не существует в принципе. Другими словами, неоднородность среды должна учитываться как самостоятельный фактор в любых пространственных моделях.

Время в задачах, решаемых географами, выступает как специфический ресурс и фактор территориальной организации общества. Чтобы выиграть время, необходимо «сжать» пространство, сконцентрировать силы и средства вначале на небольших участках территории, создать полюса роста, которые способны дать отдачу в кратчайшие сроки. Соответственно любые действия по уменьшению территориальной неравномерности связаны с увеличением затрат времени, замедлением процессов диффузии нововведений. Анализ также показал, что сужение интервала времени и пространства ведет к нарастанию дискретности и случайности, а увеличение - континуальности и детерминированности.

Эволюция всемирного пространства на определенной стадии привела к возникновению и последующей эволюции географического пространства, которое с этого момента эволюционирует как по общим законам, так и собственным. Для него характерно сочетание вселенских и более частных, географических инноваций. Эволюция физико-географического пространства, в свою очередь, привела к возникновению социального пространства и его последующей эволюции как на основе вселенских и физико-географических инноваций, так и собственных, социальных. В рамках этого генетического ряда каждый предшествующий инновационный макроцикл, формируя собственные структуры пространства, детерминирует последующий. В свою очередь, любая инновация трансформирует прежнюю структуру и выступает, таким образом, как фактор изменчивости в территориальных системах.

В силу указанных особенностей объект географических исследований чрезвычайно сложен (многопорядково сложнее, чем его восприятие большинством географов-практиков) и является результатом длительной эволюции множества частных пространств во времени с множественностью структур пространства и индивидуальных временных подсистем. В этом смысле собственно сложные многоуровневые территориальные системы невозможно представить в виде зримых образов. Их скорее следует рассматривать как n-мерные образования с гипертрофированной ролью пространственно-временной составляющей. Мерой подобных образований в рамках информационной парадигмы теории развития (эволюции) является сложность или разнообразие, вся совокупность переходов от хаоса (дезорганизованности) к логосу (организованности). При этом увеличение масштабов времени и пространства неизбежно ведет к утере их ритмики (как на индивидуальном, так и групповом уровне), а уменьшение - к затушевыванию эволюционной составляющей.

В результате развития инновационных процессов возникают общая неравномерность и мозаичность пространства, которые являются практически его первородным свойством (в значительной мере это естественная реакция на уменьшающуюся плотность в процессе диффузии нововведений).

Предложенный подход предполагает естественный вариант разрешения противоречия между детерминистическим началом и стохастическим. Унаследованная структура ТХС детерминирует процессы, а новации придают им стохастическую составляющую. Сами закономерности проявляются как следствие взаимодействия между этими двумя составляющими системной динамики. Результатом этого взаимодействия являются инновации, которые преобразуют прежнюю структуру, создавая новую, которая в свою очередь начинает детерминировать последующие процессы. При этом большинство территориальных систем, изучаемых современной географией, относится к классу хаотических, т.е. таких, для которых циклические закономерности не могут носить устойчивый ритмический (повторяющийся) характер.

Эволюция в широком смысле предполагает систему генетически взаимосвязанных циклов развития со сменой революционной и эволюционной (в узком смысле) фаз. Циклы более высокого порядка включают значительное число циклов последующих порядков, которые оказывают неоднозначное и искажающее воздействие на их форму. Кроме того, циклы более высоких порядков задают рамочные условия для частных циклов. Помимо циклических закономерностей пространственной динамики систем в работе предложено понятие ритмов, как циклов, не меняющих качество процесса. При этом устойчивая ритмика характерна для инерционной фазы циклов, а аритмия для начальной и завершающей стадий.

В ходе эволюции пространства возникли и развивались по пути все большего усложнения и нарастания организованности системы от элементарных до сложных многоуровневых и иерархических. К последним относятся ТХС, изучаемые экономической и социальной географией. Было установлено, что нарастание организованности ведет к возникновению хаотических детерминированных систем, на которые распространяются свойства «странных аттракторов» - незначительные первоначальные отклонения (случайные флуктуации) свойств тождественных объектов через определенное время приводят к кардинальным расхождениям их траекторий развития. Это еще один механизм дифференциации географической среды.

Рост организованности систем и связанная с этим пространственная концентрация неизбежно ведут к возникновению периферии, куда сложно организованные ядра сбрасывают излишки энтропии и канализируют устаревшие элементы структур, возникших в ходе предшествующих инновационных волн. Действие подобных механизмов позволяет воспроизводить статус креативных ядер и, одновременно, консервировать периферийность. Таким образом, наличие периферии - объективная особенность сложных территориальных систем.

Единство природных и социальных инноваций по механизму воздействия на геопространство есть основа единства мира вообще, и географии в частности. Инновационный механизм позволяет создать обобщенную модель эволюции ТХС. В рамках этой модели аттракторы играют роль структур пространства, притягивающих новации и инновации и, одновременно, их генерирующие. Поэтому креативная и акцепторная функции всегда встречаются вместе, но в разных пропорциях. Новации могут быть как природными, так и социальными в широком смысле слова. У социальных новаций есть одно принципиальное отличие от природных - они возникают исключительно в мозгу человека, преимущественно как порождение разума. Для их трансформации в инновации не обязательно материализация в виде структуры так называемого материального пространства в узком смысле (вполне достаточно общественного признания).

Новации являются инструментом бесконечного экспериментирования природы и общества. Наиболее удачные из результатов этих экспериментов, в рамках естественного отбора (конкуренции идей), и создали тот структурный каркас мира с заполняющими его процессами и явлениями, в лоне которого развивается социум. Инстинкты и фантазии являются одним из «котлов», в которых выплавляются новационные образы, часть из которых генерируется в окружающее человека пространство. Через инстинкты осуществляется связь с природным прошлым человека, а фантазии позволяют заглянуть в будущее, в бесконечный виртуальный новационный мир. С позиций инновационной парадигмы структура ТХС является следствием материализации удачных новаций через механизмы природного и социального экспериментирования. Одновременно она выступает в качестве информационной матрицы, дающей сообщение о прошлом данной системы и обладающей способностью как генерировать собственные новации, так и воспринимать (не воспринимать) внешние.

Проведенное исследование географии развития инновационных процессов в пределах российского пространства показало, что оно традиционно находится на мировой инновационной периферии и субпериферии. Это огромная, холодная континентальная равнина, где время, отпущенное для эволюции, до предела сжато в рамках годовых циклов, что многократно затрудняет процессы развития ТХС. Основные характеристики Северной Евразии, территориально совпадающей с Исторической Россией, сформировались еще в мезо-кайнозойское время, когда тектонические инновации оконтурили ее западные, южные и восточные пределы. В свою очередь, возникшие в результате этих инноваций геологические структуры в значительной мере детерминировали основные коридоры социальных инноваций: западный - между Балтикой и Карпатами; южный - вдоль западного и восточного побережий Черного моря; юго-восточный - вдоль Каспия; восточный коридор -между Уралом и Каспием. Последние два Россия, создав и расширив свое геополитическое пространство, закрыла.

В палеолите и мезолите волны социальных инноваций прорывались сквозь южные горы на эти равнины и вновь откатывались, не выдержав давления экстремальных свойств периферии. Тем не менее, взаимодействие природных и социальных инноваций уже в Ашеле (около 100 тыс. лет назад) заложило цивилизационный протораскол между Восточной и Западной Европой. В дальнейшем эти различия только нарастали. К моменту пространственной структуризации восточных славян эти различия были уже, во многом, законсервированы. Периферийность и одновременно открытость для сброса остаточных инноваций из основных креативных центров цивилизаций - вот основное свойство этих пространств.

На протяжении всего неолита, более широко, периода до начала возникновения государственных территориальных образований вдоль современных южных границ СНГ, устойчиво существовали территориальные хозяйственные прасистемы различного инновационного класса: преимущественно креативные регионы (Передняя Азия и Китай); субкреативные регионы-ретрансляторы (Закавказье, Балканы, Хорезм), субакцепториые (Алтай, Южное Зауралье, Северный Кавказ) и обширная слабо акцепторная периферия Северной Евразии.

Возникшее впоследствии Российское государство, оказавшись на периферии по отношению к основным очагам инноваций, было обречено на отставание уже в силу фактора запаздывания инновационной волны, который усиливался традиционной закрытостью нашей территориальной системы, враждебностью соседних государств. Крушение Византии окончательно свело на нет влияние южного очага инноваций, который на протяжении многих тысячелетий посылал постоянные импульсы нововведений на наши пространства. На порядок более низкая, чем в Европе, плотность населения вообще, городов в частности, резко снижала креативный потенциал, тормозила как воспроизводство инноваций, так и обмен информацией о них и самими инновациями. Единственный механизм борьбы с этой периферийностью, результатом которой являлась канализации на эти пространства излишков энтропии из мировых систем, была и остается территориальная концентрация. Территориальная сверхконцентрация, в сочетании с централизацией и жесткой иерархизацией, обеспечили не только выживание русского этноса и российской государственности, но и достаточно длительные циклы подъема и субглобальной гегемонии.

Следствием этой концентрации является уникальная многофункциональная креативно-акцепторная ТХС - Волжско-Окское междуречье, как евразийский аттрактор мирового значения. Именно этот регион сохранял свое лидерство в нашей стране на протяжении нескольких столетий. Все новые инновационные волны, даже если и не зарождались в нем, очень быстро достигали здесь своей максимальной концентрации. Причем, это лидерство становилось особенно очевидным в периоды кризисов и более размытым в межкризисные этапы инерционного развития, что хорошо согласуется с теорий инноваций. Позднее последовательно были созданы другие ареалы повышенной территориальной концентрации: Северо-Западный, Урало-Камский, к которому затем «прирос» Поволжский ареал, Донецко-Приднепровский, Западно-Сибирский.

Для выявления пространственной составляющей инновационного процесса в работе были разработаны методы выявления инновационной пространственной динамики на основе аналоговых моделей и системы индикаторов. Наиболее существенными из них являются города и системы городов в их динамике, циклы динамики разномасштабных и разнокачественных социально-экономических систем, структурные отпечатки современной инновационной инфраструктуры.

Циклический характер развития явлений и процессов в пространстве и во времени является одним из фундаментальных свойств эволюции. Однако цикличность пространственных систем не носит регулярный характер, а обладает свойствами, описываемыми в математике с помощью теории «странных аттракторов», что обеспечивает эволюционный характер развития.

Все циклы между собой взаимосвязаны по нескольким векторам:

- частные циклы являются составной частью более общих, а циклы верхних порядков разлагаются на циклы низших порядков;

- завершение одного цикла сопровождается возникновением другого, что детерминирует процесс «связи времен»;

- асинхрония циклов определяет волновой характер процессов, присутствие в развитии «временных патов», фрагментарность пространства;

- пространственно-временная синхронизация циклов определяет «большие волны» с соответствующим им формированием «устойчивых» ТХС;

- циклический характер природно-социальной динамики формирует неоднородность пространства и предопределяет механизмы формирования эволюционно неразрывных пар понятий: «прогресс-регресс», «подъем-спад», «полюс роста - депрессия», «ядро-периферия»;

- все циклы обладают внутренней ритмикой, которая отражает диалектический характер перехода количественных изменений в качественные, связь типичного (повторяющегося) с уникальным (неповторимым). Иными словами, под ритмом понимается цикл, не меняющий качества системы.

Исследование ритмики пространства, внутригодовой и суточной цикличности представляют значительный интерес, ибо характер жизни общества, хозяйственные процессы, эффективность экономики, особенно для России, в сильнейшей степени корректируются этими и другими природными ритмами. В определенном смысле это даже более «географичное» направление, чем историко-географическое, которое находится на стыке истории и географии.

При таком подходе территориальные системы, в рамках концепции многомерной ритмики, представляют собой множество полей различной природы, возраста и ритмического ряда. Общим рефреном их циклично-генетической динамики, дополняемой ритмическими рядами, является постоянное нарастание организованности, усиление значения целеполагающей и управленческой функций. Это движение сопровождается скачками и разрывами, взлетами и катастрофами, и человек лишь один из многих участников этого всемирно-исторического процесса.

Ритмика пространства вполне может стать новым объектом картографии, в т.ч. компьютерной, наиболее приспособленной к ее визуальной интерпретации. Учет ритмической составляющей в управлении позволяет резко повысить его эффективность.

В рамках предлагаемого нового направления для уменьшения искажающего воздействия осреднения следует, например, рассматривать не плотность населения вообще, а плотность населения по времени суток, сезонам года; на разных стадиях эволюции территориальной системы и т.д. Это же будет относиться к плотности инноваций, информации и другим индикаторам пространственно-временного процесса. Важны здесь и структурные характеристики. Не население вообще, а его возрастные группы: младшие (наиболее активно впитывающие инновации), средние (наиболее активно производящие инновации и еще способные их впитывать), старшие (уже слабо способные как к потреблению, так и производству инноваций), с характерной для каждой из них индивидуальной ритмикой.

Между ритмикой и циклами нет жесткой границы. Ритм - это форма существования системы, способ обеспечивать динамический оптимум. Цикл отражает эволюционную составляющую, как в рамках одного качества (человек, технология на заводе, технологический цикл), так и смену этих качеств.

Одним из основных отличий закономерностей эволюции общества от природы является технологическая составляющая прогресса. Социальные инновации не имеют других механизмов диффузии, наслоения, изменения функции места, кроме как через специфическую технологию и ее носителя - человека. Именно технология, как производная социальных инноваций, на каждом этапе развития территориальных систем и их отдельных элементов определяет как характер внутреннего развития, так и взаимодействие с окружающей периферией.

Технология является сердцевиной всего круга взаимодействий между неразрывными парами понятий. В рамках инновационной парадигмы автором выделено несколько принципиальных положений.

Инновации возникают во всех ТХС, но с разной интенсивностью. Эта интенсивность зависит от плотности элементов и интенсивности ритмики процессов. Чем выше ритмика процессов, тем вероятнее появление инноваций. Чем выше разнообразие и сложность ТХС, тем выше вероятность появления инноваций. Чем выше плотность вещества (населения, производительных сил), тем выше вероятность появления природных, социальных, социо-природных инноваций.

Природное разнообразие предопределяет (как рамочное условие) следующее за ним социальное. Все хозяйственные и, более широко, культурные циклы на начальном этапе копировали природные, причем от более простых физических схем, через химические к биологическим. В определенном смысле можно говорить о генетической природной обусловленности технологических революций. В результате, одними из самых революционных инноваций стали те, которые обозначили формы территориальной организации и управления в обществе, способы накопления, сохранения и передачи информации.

Для каждого господствующего технологического уклада, как совокупности технологий взаимодействия общества и природы характерна своя господствующая группа технологических циклов (ТЦ), которая и позволяет однозначно идентифицировать этот уклад. В то же время в пределах ТХС, сформированных этим укладом, всегда присутствуют остаточные элементы технологических циклов предшествующего уклада и зарождающиеся элементы технологических циклов будущих укладов. При этом в геопространстве технологические циклы разных укладов могут быть как совмещены в пределах единых ареалов, так и территориально разведены.

В результате эволюционных процессов каркас современной экономики образуют различные сочетания ТЦ, как совокупности относительно устойчивых ритмических производственных процессов. Инновационные циклы трансформируют технологические циклы, через инвестиционные. В этом смысле ТЦ является господствующей технологической ритмикой, как производная от информационно-инновационного цикла. Поэтому структура ТЦ не более чем «отпечаток» или информационный индикатор господствующих производственных процессов. Но при этом структура является тем, что консервирует ТЦ, и именно ее перестройка требует максимальных затрат.

Таким образом, в технологическом отношении современную экономику формирует совокупность территориальных комбинаций четырех технологических циклов: ТЦ-1 - доаграрный технологический цикл (первый ресурсопотребляющий); ТЦ-2 - аграрный технологический цикл (первый ресурсовоспроизводящий); ТЦ-3 - промышленный технологический цикл (второй ресурсопотребляющий); ТЦ-4 - информационный технологический цикл (второй ресурсовоспроизводящий).

Совокупность инноваций, в каждый момент времени находящихся на разных этапах своей жизни, формирует ТХС различного таксономического уровня. При этом в системе обязательно будут одновременно существовать полюса роста и депрессивные участки, уникальные, субуникальные, субтипичные и типичные элементы, акцепторные и креативные подсистемы. Эта сложная, мозаичная картина будет дополняться пульсирующей ритмикой элементов, звеньев и подсистем, находящихся на различных эволюционных участках развития.

Появление городов, значительных по численности населения и относительно устойчивых во времени точек концентрации «культуры» в пространстве, создало принципиально новые условия для резкого (на порядки) ускорения инновационного процесса. Концентрация людей в одном месте создает необходимые предпосылки к многократному увеличению связей между ними, наращиванию информационных обменов. В городах начинает формироваться особая информационная среда, способствующая интенсификации инновационной деятельности. Города становятся фокусами (аттракторами) более слабого площадного информационного поля, улавливая все то новое, что стягивается к ним как в виде потоков людей и товаров, так и конкретных сведений об окружающем мире. Эта информационно-накопительная функция городов, безусловно, сыграла выдающуюся роль в человеческом прогрессе и создала предпосылки для более быстрого развития оседлых народов по сравнению с кочевыми. Именно поэтому анализ динамики городских систем позволяет выявить пространственные закономерности распространения инновационных волн в прошлом.

Отличительным свойством городов является наложение индивидуальной, семейной и социально-групповой ритмик на ограниченной территории. Это резко повышает плотность всех видов контактов и интегрирует индивидуальные и групповые пространства в единое городское, в рамках которого многократно ускоряются инновационные процессы. Последнее неизбежно усиливает его инновационное воздействие на все более значительные окружающие территории.

Исследование показало, что инновационный потенциал города обусловлен как его размером (т.е. численностью первичных носителей социальных изобретений), так и сложностью (разнообразием) его внутренней функциональной структуры. Аналогичным образом более высокоплотные территориальные системы городов, формирующие агломерации и мегалополисы, обладают повышенным инновационным потенциалом. Отсюда исходные преимущества Европы с ее высокоплотным городским населением и высокоплотными городскими системами перед Россией, а внутри нее Волжско-Окского междуречья перед другими регионами.

С возникновением городов, впервые в истории человечества, природная ритмика, как синхронизирующая общественную, в значительной мере уступает свои права ритмике производственных процессов (предприятия с непрерывным производственным циклом, круглосуточные службы и т.п.).

С появлением науки, как специализированной сферы человеческой деятельности, инновационная роль городов еще более возросла. Как показал анализ взаимосвязи численности городского населения и плотности городов с числом изобретений, между ними наблюдается чрезвычайно высокая корреляция (свыше

0,9). При этом размер и статус города также оказывают прямо пропорциональное воздействие на его инновационную производительность.

На основе анализа производства и потребления изобретений по городам и регионам на пространстве Исторической России была осуществлена их типология по инновационным функциям, которая показала высокий уровень совпадения выделенных типов с основными ареалами индустриальных и урбанистических инноваций.

Можно резюмировать, что современная российская цивилизация и составляющие ее территориальные системы - это городская цивилизация. Городские подсистемы, каждый отдельный город - это своеобразная летопись инновационных процессов в нашей стране за минувшее тысячелетие.

Феноменом всемирного масштаба является Волжско-Окское междуречье -социо-природный аттрактор в глубинах континентальной Европы, сохраняющий значение национального инновационного центра Евразийских пространств.

Общий характер циклических процессов развития общества, как уже отмечалось, связан с формированием макроциклов, опирающихся на различный тип взаимоотношений между общественными и природными системами.

В рамках аграрного цикла более мобильные «степные» ТХС, одновременно, были менее долгоживущими. В животноводческих системах в большей степени сохранялись элементы доаграрной основы. Земледельческие системы в силу большей устойчивости и плотности всех элементов социума оказались гораздо более производительными в отношении инноваций, чем животноводческие, что привело к ускоренному прогрессу в них и их конечной победе в конкурентной борьбе двух великих аграрных инноваций. В реальной жизни многочисленны смешанные и переходные типы территориальных систем, находящихся в сложном взаимодействии.

Индустриальные инновации не только изменили тип ресурсопользования, но и превратили города в господствующие элементы ТХС. Особое революционизирующее значение имело возникновение науки, как отрасли народного хозяйства с огромным числом специализированных производителей инновационной продукции. В наиболее инновационно ориентированных странах (в первую очередь, вовлеченных в гонку вооружений США и СССР) уже в рамках второй промышленной революции (30-е - 70-е гг. XX в.) сформировался мощнейший специализированный на инновациях сектор - наука, основная часть которой была интегрирована с ВПК.

На основе инновационной модели развития для России установлено наличие циклических процессов в формировании и развитии сети городских поселений, каждый из которых связан с крупным этапом социально-экономического и общественно-политического развития российского государства, сменой инновационных макроциклов, а также имеет вполне конкретную пространственную локализацию.

В работе выделено семь циклов, первые три из которых отражают смену фаз централизации и децентрализации, четвертый и пятый - формирование территории империи. Шестой цикл развития городов совпадает с прединдустриальным этапом по JI. Мэмфорду и реформами XVIII в. Седьмой цикл полностью укладывается в индустриальную эпоху и включает в себя четыре цикла кондратьевских волн. Каждый из выделенных циклов имеет 150-200-летнюю длительность и хорошо корреспондирует с циклами развития города Дж. Форрестора.

Заключительный этап динамики городских систем России совпадает с ее вхождением в период промышленных революций. Три первых кондратевских цикла обеспечили беспрецедентный темп урбанизации. В рамках четвертого урбанизация «вширь» практически завершилась. Ряд признаков указывает на то, что пятый цикл в России будет сопровождаться процессами субурбанизации. Кондратьевские циклы в России имеют свою специфику, которая непосредственно связана с особенностями развития в ней инновационных процессов.

Исследование показало, что некоторые авторы склонны усматривать в прохождении больших волн феномен их ускорения (сжатия). У Н. Кондратьева, Й. Шумпетера, У. Ростоу первый цикл длится 55-60 лет, второй - уже 45-48 лет. Осредненные оценки дают 62 -46 -45 -39-49 (прогнозный) лет по старту. Таким образом, лишь первый цикл был длиною в 60 лет, а все остальные колебались в пределах 39-49 лет. Если учесть мировые войны, как тормозящие естественную динамику, то скорректированный числовой ряд будет выглядеть несколько иначе:

62 - 46 - 38 - 35 - 49 (прогнозный) лет. Экстраполяция подобной тенденции (без учета прогнозируемой длительности 5-го цикла) позволяет сделать заключение о начале нового цикла на рубеже 90-х гг. XX в. В то же время, есть точка зрения (которой придерживается и автор), что именно мировые войны и связанная с ними милитаризация явились катализаторами смены технологических волн. Во всяком случае, именно вторая мировая война подтолкнула все ведущие державы мира к разработке ядерных, авиа-космических и связанных с ними информационных технологий. При пересчете длительности циклов с учетом этой гипотезы получается ряд: 62 - 46 - 46 - 47 - 49 лет.

В работе выявлено, что фазовое пространство кондратьевских циклов представляет собой «предельный цикл» с периодом в 50 лет. Таким образом, в этом случае речь идет не более чем о незначительных флуктуациях в общей длительности инновационных волн. Если учесть, что большинство расчетов относится к эпицентрам волн индустриальной динамики, то вполне резонно предположить, что при осреднении данных для всей мировой экономики результирующий ряд получится абсолютно выровненным, слабо отражающим территориальную дифференциацию.

В связи с изложенным, можно выдвинуть гипотезу, что одна из причин расхождения временной продолжительности циклов Кондратьева заключается в том, что разные авторы используют разную генеральную совокупность технологических циклов и интегрируют данные по нескольким регионам (странам), находящимся на разных стадиях его прохождения.

У каждой стадии и ее модернизационного цикла свои факторы размещения, что ведет к «размазыванию» специализации. В связи с этим, резко падает общее и детерминистическое в развитии и возрастает роль уникального и случайного при принятии конкретного решения. В целом, развитие цивилизации уменьшает природную детерминанту, нарастает свобода выбора.

На основе проведенного исследования эволюции отечественной экономики, прохождения ею отдельных кондратьевских циклов было установлено, что для нее характерны несколько этапов соотношения с мировой промышленной динамикой:

- первый этап (середина XIX - начало XX вв.) характеризуется сохранением запаздывания российских индустриальных волн (примерно на один цикл), который включает в себя 1-ый и 2-ой кондратьевские циклы;

- второй этап (первая четверть XX - последняя четверть XX вв.) -сокращение разрыва в прохождении индустриальных волн между СССР и индустриально развитыми странами. К середине 50-х гг. XX в. СССР в основном завершил 3-ий цикл, сократив разрыв до менее чем 1/2 цикла (несмотря на 10 лет войны и послевоенного восстановления хозяйства). В лидирующих отраслях 4-го цикла СССР начал модернизацию практически одновременно с ведущими индустриально развитыми странами и впереди многих европейских стран;

- третий этап (конец XX - начало XXI вв.) - нарастающее запаздывание по сравнению с ведущими индустриальными странами российских завершающих индустриальных и начинающихся постиндустриальных волн.

На основе совокупности методов и анализа инновационной истории России была разработана циклично-генетическая инновационная модель эволюции территориальных систем нашей страны, которая включает в себя несколько основных сегментов:

- расширение пространства государства с последующим поддержанием минимально необходимых размеров как условия, обеспечивающего существование ТХС в низкоплотной среде и блокирование внешней инновационной экспансии;

- территориальная концентрация, проявляющаяся на всех иерархических уровнях, как способ создания критической инновационной массы при недопущении чрезмерного опустынивания периферии;

- формирование собственных инновационных центров, как дополняющий ресурс противостояния чрезмерной внешней инновационной экспансии;

- мобилизационная модель развития, которая в сочетании со всеми формами концентрации позволяет сжимать время и на коротких отрезках уменьшать инновационные разрывы по отношению к основным мировым креативным центрам.

Список литературы диссертационного исследования доктор географических наук Бабурин, Вячеслав Леонидович, 2002 год

1. Айламазян А.К., Стась Е.В. Информатика и теория развития. М.: Наука, 1989.- 172 с.

2. Аккоф Рассел Л. Планирование в больших экономических системах М.: Советское радио, 1972. 137 с.

3. Алисов Н.В., Крылов В.А., Миронов М.А. Географические особенности трансферта технологий и миграции производства в системе мирового хозяйства // География инновационной сферы мирового хозяйства. М.: Пресс-Соло, 2000. -115131 с.

4. Алисов Н.В. География мировой телекоммуникационной связи // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1996. №3. С. 9-15.

5. Анатомия кризисов / А.Д. Арманд, Д.И. Люри, В.В. Жерихин и др. -М.: Наука, 2000.-238 с.

6. Анчишкин А.И. Наука техника - экономика. М.: Экономика, 1989.384 с.

7. Арманд А.Д. Самоорганизация и саморегулирование географических систем. М.: Наука, 1988. 261 с.

8. Арнольд В. Теория катастроф. М., 1990. 128 с.

9. Астапенко П.Д. Вопросы о погоде. Л., 1982. 240 с.

10. Афанасьев ВТ. Научно-техническая революция, управление, образование. М., 1972. 217 с.

11. Афанасьев ВТ. Мир живого: системность, эволюция и управление. М., 1986.-333 с.

12. Афанасьевский Е.А. Принципы территориальной организации лёгкой промышленности // Территориальная организация народного хозяйства Советского Союза. М.: МФГО АН СССР, 1979. С. 73-80.

13. Афанасьевский Е.А. Территориальная организация производства (на примере лёгкой промышленности) // Вопросы экономики. 1981. № 4. С. 88-96.

14. Ахизер А.С., Коган Л.Б., Яницкий О.Н. Урбанизация, общество и научно-техническая революция // Вопросы философии. 1969. №2. С. 43-53.

15. Бабурин В.Л. Опыт количественного анализа типов расселения // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1975. №4. С. 103-105.

16. Бабурин В.Л. Объект управления и геосистема // III Всесоюзный симпозиум по теоретическим вопросам географии. Киев,1978. С. 34-36.

17. Бабурин В.Л. Экономико-географический подход к управлению территориальными системами в Московском регионе на примере промышленности и инфраструктуры // Географические проблемы развития народного хозяйства Московского региона. М., 1986. С. 15-26.

18. Бабурин В.Л. Экономико-географические аспекты научно-технической революции // География и природные ресурсы. 1988. №2. С. 13-18.

19. Бабурин В.Л. Промышленный комплекс Московского региона: закономерности развития // География промышленности в условиях интенсификации производства. М., 1989. С. 9-20.

20. Бабурин В.Л. Концентрация социально-экономического потенциала и экологическая обстановка в Московском регионе // Проблемы улучшения экологической ситуации и рационального природопользования в Московском регионе. М.: МФГО, 1989. С. 25-36.

21. Бабурин В.Л. Методологические основы научного управления в трудах В.И. Ленина и их значение для современных экономико-географических исследований // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1990. №4. С. 27-32.

22. Бабурин В.Л. Советский Союз: вчера, сегодня, завтра // Геополитические и геоэкономические проблемы России. СПб: РГО, 1995. С. 39^4-6.

23. Бабурин В.Л. Деловые игры по экономической и социальной географии. М.: Просвещение, 1995. 144 с.

24. Бабурин В.Л. Коломиец А.Л. Региональные различия в динамике промышленного производства России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1997. №4. С. 50-54.

25. Бабурин В.Л. Социально-экономические последствия подъема уровня Каспийского моря // Изв. РГО. Т. 130.1998. Вып. 2. С. 12-18

26. Бабурин В.Л. Время как фактор социально-экономического развития // Территориальная справедливость, региональные конфликты и региональная безопасность. Ч. 1. Смоленск, 1998. С. 126-130.

27. Бабурин В.JI. Влияние географической специфики распространения инновационных волн на территориальную организацию общества // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1999. №1. С. 42-46.

28. Бабурин В.Л. География информационной индустрии новое направление исследований // Изв. РГО. Т.131. 1999. Вып.З. С. 76-83.

29. Бабурин В.Л. Географические аспекты системного кризиса в Российской Федерации // География на рубеже веков: проблемы регионального развития. Т. 1. Курск, 1999. С. 5-12.

30. Бабурин В.Л. Геополитический подвиг Н.М. Пржевальского // Н.М. Пржевальский и современное страноведение. Ч. 1. Смоленск, 1999. С. 8-10.

31. Бабурин В.Л. Политическая трансформация социумов в урбанизированных районах (на примере ближнего Подмосковья) // Политика и экономика в региональном измерении. М.-СПб, 2000. С. 234-251.

32. Бабурин В.Л., Мазуров Ю.Л. Географические основы управления. М.: Дело, 2000. 288 с.

33. Бабурин В. JI., Ковалев А.Д., Тарасов П.С. Компьютерное моделирование отраслей народного хозяйства. //Территориальная дифференциация и регионализация в современном мире. Смоленск, Универсум. 2001. С. 39-44.

34. Бабурин В.Л., Суравцева И.С. Географический анализ формирования кадрового потенциала Московского Государственного университета им. М.В. Ломоносова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 2001 №2. С. 46-51.

35. Бабурин В.Л. Капиталовложения: динамика изменений. // Вестник актуальных прогнозов. Россия: третье тысячелетие. 2001. № 3. С. 100-105.

36. Бабурин В.Л., Суравцева И.С. Экономико-географический анализ инновационных процессов в России // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 2001 №6. С, 49-56.

37. Бабурин В.Л. Эволюция российских пространств: от Большого взрыва до наших Дней (инновационно-синергетический подход). М.: УРСС, 2002. 272 с.

38. Бабурин В.Л. Инновационные циклы в российской экономике. М.: УРСС, 2002. 120 с.

39. Бакланов П.Я. Пространственные системы производства (микроструктурный уровень анализа и управления). М.: Наука, 1986. 149 с.

40. Баранский Н.Н. Избранные труды. Становление советской экономической географии. М.: Мысль, 1980. -287 с.

41. Баранский Н.Н. Избранные труды. Научные принципы географии. М.: Мысль, 1980.-239 с.

42. Баранский Н.Н. Экономическая география Советского Союза. Обзор по областям Госплана. М.: Госиздат, 1927. 336 с.

43. Баранский Н., Каминский Б. Социалистическая реконструкция областей, краев и республик СССР. M.-JL, 1932. 527 с.

44. Беляев В.И. Управление природной средой. М.: Знание, 1972. 58 с.

45. Бердяев Н.А. Смысл истории. М., 1990. 175 с.

46. Березкин М.Ю. Эколого-географический аспект взаимодействия инноваций и традиционной культуры хозяйствования // География инновационной сферы мирового хозяйства. М.: Пресс-Соло. 2000. С. 196-204.

47. Бернал Дж. Наука в история общества. М.: Изд. Ин-лит., 1956. 735 с.

48. Беручишвили Н.Л. Четыре измерения ландшафта. М., 1986. 198 с.

49. Берталанфи Л. Фон. Общая теория систем // Исследования по общей теории систем. М., 1969. С. 30-54.

50. Бирюков Б.В., Геллер Е.С. Кибернетика в гуманитарных науках. М.: Наука, 1973.-381 с.

51. Богданов А.А. Всеобщая организационная наука: (Тектология). Ч. 1. Л.-М.: Книга, 1925.-300 с.

52. Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организация науки. Кн. 2. М.: Экономика, 1989. 352 с.

53. Бродель Ф. Время мира. Материальная цивилизация, экономика, капитализм. Т.З. М.: Прогресс, 1992. 679 с.

54. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983. 488 с.

55. Брук С.И. Население мира // Этнодемографический справочник. М.: Наука, 1986.- 824 с.

56. Брукс X. Национальная политика в области науки и перемещения технологий. М., 1972. 117 с.

57. Бугроменко В.Н. Транспорт в территориальных системах. М.: Наука, 1987.- 112 с.

58. Будыко МИ. Глобальная экология. М.: Мысль, 1977. 327 с.

59. Будыко МИ. Климаты Земли в прошлом и будущем. JL: Гидрометеоиздат, 1980, — 71 с.

60. Будыко М.И. Эволюция биосферы. Л.: ГМИ, 1984. 488 с.

61. Булгаков С.Н. Агнец божий: О богочеловечестве. Ч. 1. Париж, 1933.468 с.

62. Бунге В. Теоретическая география. М.: Прогресс, 1967. 279 с.

63. Валлерстегш И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. М.: Университетская книга, 2001. 416 с.

64. Васильев С.В., Сухорукое В.Д. Шпенглер о России // Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции. СПб, 1999. С.166-171.

65. Вебер Г. Всеобщая история. Т 14. 2-е изд. М., 1895. 1012 с.

66. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. 808 с.

67. Вейнберг С. Первые три минуты. Современный взгляд на происхождение вселенной. М., 1981. С. 30.

68. Вернадский В.И. Автотрофность человечества // Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. М., 1980. 320 с.

69. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М., 1989. 258 с.

70. Вернадский В.И. Живое вещество и биосфера. М.: Наука, 1994. 671 с.

71. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991.-272 с.

72. Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М., 1988. 519 с.

73. Винер Н. Кибернетика или управления и связь в животном и машине. 2-е изд. М.: Сов. радио, 1968. 328 с.

74. Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. -М: ОГИ, 1998.-432 с.

75. Владимиров В.В. Расселение и экология. М., 1996. 146 с.

76. Волъкенштейн М.В. Энтропия и информация. М.: Наука, 1986. 190 с.

77. Воронкова С.В. Российская промышленность начала XX века: источники и методы изучения. М.: Мосгорархив, 1996. 242 с.

78. Всемирная история. Т. 12. М.: Мысль, 1979. 671 с.

79. Гайденко П.П. Эволюция понятия наука. М., 1980. 567 с.

80. Гатовский Л.М. Экономические проблемы научно-технического прогресса. М.: Наука, 1971. 378 с.

81. Гвишиани Г.М. Науковедение. Проблемы и исследования. М., 1973.760 с.

82. Гвишиани Д.М., Митин М.Б., Рихта Р. Техника, общество, человек. М., 1975.- 156 с.

83. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М., 1989. 399 с.

84. Геополитические и геоэкономические проблемы России. Отв. ред. С.Б. Лавров. СПб: РГО, 1995. 230 с.

85. Геополитическое положение России: представления и реальность. Под ред. В.А. Колосова. М.: Арт-Курьер, 2000. 352 с.

86. Геттнер А. География, ее история, сущность и методы. М.-Л., 1930.196 с.

87. Гладкий Ю.Н., Чистобаев А.И. Основы региональной политики. СПб., 1998.-659 с.

88. Глазьев С.Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М.: ВлаДар, 1993. -310 с.

89. Голд Дж. Психология и география: Основы поведенческой географии. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1990. 302 с.

90. Гольц Г.А. Стадии развития, структурные уровни и константы территориальных общностей расселения и хозяйства // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1986. №2. С. 34-38.

91. Горелов А.А. Концепция современного естествознания. М., 1997.208 с.

92. Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен. М.: ОГИ, 2001.-552 с.

93. Города России: энциклопедия / Гл. ред. Г.М. Лаппо. Г 59 М.: БРЭ, 1994.-559 с.

94. Грехэм Л.Р. Наука, философия и человеческое поведение в Советском Союзе. М.: Прогресс, 1988. 160 с.

95. Григорьев А.А. Предмет и задачи физической географии // Закономерности строения и развития географической среды. М., 1966. С. 23-41.

96. Григорьев А.А. Типы географической среды. М., 1970. 124 с.

97. Грин Н. и др. Биология. Т.З. М„ 1990. 373 с.

98. Грицай О.В. Западная Европа: региональные контрасты на новом этапе НТР. М.: Наука, 1988. 146 с.

99. Грицай О.В., Иоффе Г.В., Трейвиш А.И. Центр и периферия в региональном развитии. М.: Наука, 1991. 168 с.

100. Грушевицкая Т.Г., Садохин А.П. Концепция современного естествознания. М., 1998. 381 с.

101. Гумилев Л.Н. Истоки ритма кочевой культуры Срединной Азии // Народы Азии и Африки. 1966. №4. С. 85-94.

102. Гумилев. Л.Н. Изменение климата и миграции кочевников // Природа. 1972. №4.

103. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало: Популярные лекции по народоведению. М.: Рольф, 2000. 384 с.

104. Гумилев Л.Н. По поводу «единой» географии (ландшафт и этнос) VI // Вест. Ленингр. ун-та. 1967. №6. Сер. геол., геогр. Вып. 1. С. 120-129.

105. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990а.-526 с.

106. Гэлбрейт Дж. К. Новое индустриальное общество. М.: Прогресс, 1969.-479 с.

107. Дарвин Ч. Соч. Т. 3. М.-Л.Д939. 831 с.

108. Дарвин Ч. Происхождение видов. Пер. и вводная статья К.А. Тимирязева. М.: Сельхозгиз, 1952. 750 с.

109. Девис П. Случайная Вселенная. М., 1985. 160 с.

110. Девис 77. Суперсила. Поиски единой теории природы. М.: Мир, 1989.271 с.

111. ДелъгадоХ. Мозг и сознание. М.: Мир, 1971. С. 65

112. Джеймс П., Мартин Дж. Все возможные миры: Пер. с англ. Под. ред. и послесл. А.Г. Исаченко. М.: Прогресс, 1988. 672 с.

113. Дэ/сонстон Р. Дж. География и географы: Очерк развития англоамериканской социальной географии после 1945 г. Пер. с англ. М.: Прогресс, 1987. -368 с.

114. Долуханов П.М. География каменного века. М.: Наука, 1979. 152 с.

115. Дубншцева Т.Я. Концепция современного естествознания. Новосибирск, 2000. 830 с.

116. Журавлев А.Н. Развитие представлений о процессах взаимодействия географического пространства и нововведений // Изв. РГО. Т. 124. 1992. Вып.З.

117. Замятин Д.Н. Моделирование географических образов: Пространство гуманитарной географии. Смоленск: Ойкумена, 1999. 256 с.

118. Захаров В.Б., Мамонтов С.Г., Сивоглазов В.И. Биология: общие закономерности. М., 1996. 617 с.

119. Зимин Б.Н. Новые тенденции в размещении промышленности Западной Европы//Изв. АН СССР. Сер. геогр.1972. №6. С.95-101.

120. Зимин Б.Н., Одессер С.В. Эволюция старопромышленных районов развитых капиталистических стран и использование результатов ее изучения для условий СССР. // География и проблемы регионального развития. М.: ИГ АН СССР, 1989. С. 220-234.

121. Иванов К.И. Территориальные системы общественного производства. М.: Мысль, 1975. 164 с.

122. Изард У. Методы регионального анализа: введение в науку о регионах. Пер. с. англ. М.: Прогресс, 1966. 659 с.

123. Инглегард Р. Культурные сдвиги в зрелом индустриальном обществе // Новая постиндустриальная волна на западе. М., 1999. С. 124-172.

124. Иноземцев В.Л. Капитализм, социализм или постиндустриальные общества? // Коммунист. 1991. №4. С. 32-40.

125. Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества: Научное изданий. М.: Academia Наука, 1998. - 640 с.

126. Исаченко А.Г. Основные вопросы физической географии. JL, 1953.391 с.

127. Калашникова Т.М. Проблемы эффективности территориальной организации производительных сил экономических районов социалистических стран. М., 1989,- 17 с.

128. Калашникова Т.М. Производственно-территориальный комплекс как сложная территориальная система. М., 1970. 59 с.

129. Калашникова Т.М. Смена логического строя экономической географии (1917-1934) //Вести. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1978. №5. С. 3-10.

130. Калашникова Т.М. Экономическое районирование. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.-216 с.

131. Калесник С.В. Замечания об эволюции почв // Изв ВГО. Т. 80.1948. Вып. 3. С 273-276.

132. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения. Спб.: Наука, 1999.-471 с.

133. Каныгин Ю.М. Научно-производственный цикл. Новосибирск: Наука. 1972.- 137 с.

134. Кевъю Ж. Рассуждение о переворотах на поверхности земного шара. Пер. с франц. Д.Е. Жуковского. M.-JL: Биомедгиз, 1937. 114 с.

135. Кедров Б.М. Ленин и научные революции. Естествознание. Физика. М.: Наука, 1980.-463 с.

136. Кендръю Дж. Нить жизни. Пер. с англ. В.В. Борисова. Под. ред. Н.С. Андреевой. М.: Мир, 1968. 123 с.

137. Кириллин В.А. Страницы истории науки и техники. М., 1989. 494 с.

138. Кирсанов B.C. Научная революция 17 века. М., 1987. 341 с.

139. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным // Вопросы философии. 1992. №12. С. 2-20.

140. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. М., 1994. 229 с.

141. Ковалев Ю.Ю. География современной мировой науки: анализ показателей развития // География инновационной сферы мирового хозяйства. М.: Пресс-Соло, 2000. С. 132-144.

142. Козлов В. Откуда есть пошла земля Наро-Фоминская. Очерки по истории. Сергиев Посад, 1999. 152 с.

143. Кокшаров А.Б. Инновации и развитие интегральной пространственной структуры мирового хозяйства // География инновационной сферы мирового хозяйства. М.: Пресс-Соло, 2000. С. 46-60.

144. Колосов В.А., Мироненко Н.С. Геополитика и политическая география. М.: Аспект-Пресс, 2001. 479 с.

145. Колосовский Н.Н. Производственно-территориальное сочетание (комплекс) в советской экономической географии // Основы экономического районирования. М.: Госполитиздат, 1958. -200 с.

146. Колосовский Н.Н. Теория экономического районирования. М.: Мысль, 1969.-335 с.

147. Колубовский И.Я. Первобытное хозяйство. Л. Изд-во «Брокгауз-Эфрон», 1925,- 136 с.

148. Кондратьев Н.Д. Большие циклы конъюнктуры // Вопросы конъюнктуры. М., 1925. Т. 1. Вып. 1. С. 28-79.

149. Кондратьев Н.Д. Особое мнение: Книга 1. М.: Наука, 1993. 709 с.

150. Кондратьев Н.Д. Особое мнение: Книга 2. М.: Наука, 1993. 709 с.

151. Кондратьев Н.Д. Проблема предвидения // Экономика и математические методы. М., 1988. С. 245-268.

152. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. М.: Экономика, 1989.-526 с.

153. Консон А.С., Соминский B.C. Экономика научных разработок. М.: Экономика, 1968. -238 с.

154. Корнай Я. Дефицит: Пер. с венг. М.: Наука, 1990. 607 с.

155. Кочетков А.В., Орагвелидзе А.Д. Региональное развитие в условиях научно-технической революции. Тбилиси: Изд-во Тбил. ун-та, 1977. 315 с.

156. Криволуцкий Д.А., Мяло Е.Г., Огуреева Т.Н. География биологического разнообразия // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1998. №4. С. 81-86.

157. Кропоткин П.А. Взаимная помощь как фактор эволюции. Харьков: Зональное братство, 1919.-231 с.

158. Крючков ВТ. Территориальная организация сельского хозяйства. (Проблемы и методы экономико-географических исследований). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978.-267 с.

159. Кудрявцев А.Ф. Территориальный анализ сбалансированности природно-ресурсного и социально-экономического потенциала Удмуртской республики. Автореф. дисс. . канд. геогр. наук. Пермь, 2000. 29 с.

160. Кузнецов В. «Великая мутация» и Западная Европа // Мировая экономика и международные отношения. 1987. №1. С. 97-101.

161. Кумсиашвили Г.П. Экономические проблемы индустриального общества и пути их преодоления. М.: 1996. 62 с.

162. Кун Т. Структура научных революций. М.: Прогресс, 1977. 251 с.

163. Кэри У. В поисках закономерностей развития Земли и Вселенной. М.: Мир, 1991.-447 с.

164. Лайелъ Ч. Основание геологии или перемены, происходившие некогда с Землею и ее обитателями. М. 1859. 96 с.

165. Лаппо Г.М. География городов. М.: Владос, 1997. Ml с.

166. Лелон П. Развитие науки и планирование научных исследований // Эффективность научных исследований. М., 1968. С. 17-44.

167. Ленин В.И. Доклад о работе ВЦИК и Совнаркома 2 февраля 1920 г. // Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 40. М., 1977. С. 87-110.

168. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. М., 1969. 274 с.

169. Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 3. М., 1975. 792 с.

170. Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 40. М„ 1977. 506 с.

171. Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 41. М., 1977.-695 с.

172. Ленин В.И. Поли. собр. соч. 5-е изд. Т. 42. М., 1974. 606 с.

173. Ленин В.И. Поли. собр. соч. 5-е изд. Т. 43. М., 1974. 562 с.

174. Леонтьев В.В. Экономические эссе. М.: Политиздат, 1990. 414 с.

175. Леш А. Географическое размещение хозяйства. М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. 455 с.

176. Лившиц Р.С. Размещение промышленности в дореволюционной России. М.: Изд-во АН СССР, 1955.-296 с.

177. Лоренц К. Агрессия. М., 1994. 144 с.

178. Лоренц К. Человек находит друга. М.: Мир, 1971. 164 с.

179. Луман Н. Глобализация мирового сообщества: как следует системно понимать современное общество // Социология на пороге 21 века. М., 1999. С. 137139.

180. Лямин B.C. Философские вопросы географии. М.: Изд-во МГУ, 1989.96 с.

181. Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1952.-656с.

182. Маергойз ИМ. Методика мелкомасштабных экономико-географических исследований. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. 137 с.

183. Маергойз ИМ. Территориальная структура хозяйства. Новосибирск: Наука, 1986.-300 с.

184. Маликонов А.Г. Управление и информация. М.: Наука, 1975. 176 с.

185. Мамай И.И. Динамика ландшафтов. М., 1992. 166 с.

186. Манифест коммунистической партии. М.: Политиздат, 1989. 70 с.

187. Марабаева Л.В. Роль инноваций в развитии экономического потенциала региона // Регионология. 2000. №2.

188. Марков К.К. Основные закономерности развития географической среды //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1950. №3. С. 149-162.

189. Марков К.К. Пространство и время в географии // Природа. N 5 1965. С. 7-15.

190. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. М., 1955. 615 с.

191. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 12. М., 1958. 879 с.

192. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. М., 1961. 827 с.

193. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. М., 1968. 545 с.

194. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 47. М., 1973. 659 с.

195. Мартынов В.Л. Коммуникационная среда и региональное развитие России. СПб, 2000.- 154 с.

196. Медоуз Д.Х, Медоуз Д.Л., Рандерс Й. За пределами роста. М.: Прогресс, 1994.-303 с.

197. Меланкович М. Математическая климатология и астрономическая теория колебаний климата. М., 1939. 162 с.

198. Менделеев ДИ. Заветные мысли. СПб, 1903-1904. 428 с.

199. Менделеев ДИ. К познанию России. СПб, 1907. 157 с.

200. Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. М.: Международные отношения, 1989. 272 с.

201. Месарович М., Мако Л., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем. М.: Мир, 1973. 344 с.

202. Методические указания к развитию малых и средних городов (ЦНИИП градостроительства). М., 1968. 79 с.

203. Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. М.: Прогресс, Пангея, 1995.-459 с.

204. Милое Л. Природно-климатический фактор и менталитет руского крестьянства // Общественные науки и современность. 1994. № 1., 1995. С. 86-87.

205. Мальков Ф.Н. Человек и ландшафт М., 1973. 224 с.

206. Мильков Ф.Н. Физическая география (учение о ландшафте и географическая зональность). Воронеж, 1985. 328 с.

207. Минц А.А. Прогнозная гипотеза развития народного хозяйства Европейской части СССР // Ресурсы, среда, расселение. М.: Наука, 1974. С. 20-54.

208. Мир географии. М.: Мысль 1984. 368 с.

209. Миронов М.А. Развитие инновационной сферы в экономике России // География инновационной сферы мирового хозяйства. М.: Пресс-Соло, 2000. С.163-179.

210. Миронов М.А. Инновации как средство экономического развития и их влияние на формирование структуры мирового хозяйства // Пространственные структуры мирового хозяйства. М.: Пресс-Соло, 1999. С. 79-123.

211. Митчелл У. Экономические циклы. M.-JL: Госиздат, 1930. С. 67.

212. Модели в географии. Под ред. Р. Чорли и П. Хаггета (пер. с англ.). М.: Прогресс, 1971.-286 с.

213. Моделски Дэ/с., Томпсон У. Волны Кандратьева, развитие мировой экономики и мировая политика// Вопросы экономики. 1992. №10. С. 34-55.

214. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. М., 1990. 302 с.

215. Мончев Н. Разработки и нововведения. М.: Прогресс, 1978. 159 с.

216. Мосунов В. П., Никулъников Ю. С. Управленческая география (некоторые проблемы становления) //География и природные ресурсы. 1985. №1.

217. Мотылева Л.С., Скоробогатов В.А., Судариков A.M. Концепции современного естествознания. СПб.: Союз, 2000. 320 с.

218. Муравьев В.Н. Овладение временем. Избранные философские и публицистические произведения. М., 1998. 352 с.

219. Муравьев В.Н. Преобразование общества // РГБ. Отдел рукописей. Фонд 189. К. 18. Е. X. 10.

220. Мягков С.М., Тикунов B.C. Переход к устойчивому развитию: географическое обоснование //Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1998. №4. С. 71-80.

221. Назаревский В. Новые явления в процессе концентрации // Мировая экономика и международные отношения. 1989. № 8. С. 20-33.

222. Назаретян А.П. Кибернетика и интеграция наук . М., Изд-во Моск. унта, 1990.-267 с.

223. Народное Хозяйство Союза ССР в цифрах. М., 1925. 798 с.

224. Николаев В.А. Гармонические каноны природы II Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 2002. №2. С. 3-10.

225. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. Под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. 640 с.

226. Новик И.Б. Системный стиль мышления. М., 1986. 63 с.

227. Новиков Н.Д. Эволюция вселенной. М., 1990. 384 с.

228. Олейников Ю.В., Оносов А.А. Ноосферный проект социоприродной эволюции. М., 1999. 210 с.

229. Опарин А., Фесенков В. Жизнь во вселенной. М., 1956. 224 с.

230. Очерки истории техники в России. М.: Наука, 1978. 376 с.

231. Очерки русской культуры XVII века. Ч. 2. Духовная культура. Под ред. А.В. Арциховского. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. 344 с.

232. Павлова Г.Е., Федорова А.С. Михаил Васильевич Ломоносов. М.: Наука, 1980.-279 с.

233. Патон Б. Е. Безопасность прогресса // Знание. 1986. №19.

234. Перцик Е.Н. Города мира. География мировой урбанизации. М.: Международные отношения, 1999. 381 с.

235. Пергщк Е.Н. Среда человека: предвидимое будущее. М.: Мысль, 1990. -365 с.

236. Петров А.Н. О природной ритмике «волн цивилизации» на территории России и стран СНГ (в связи с проблемой естественно-исторической специфики) // Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции. СПб, 1999. С. 163-165.

237. ПеччеиА. Человеческие качества. М.: Прогресс, 1980. 311 с.

238. Пивоваров Ю.Л. Современная урбанизация. М.: Статистика, 1976.190 с.

239. Полынов Б.Б. Ландшафты и почвы // Природа. 1925. №1-3. с. 74-83.

240. Попов Г.Х. Организация процессов управления. М.: Экономика, 1975.

241. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983. 605 с.

242. Поппер К. Что такое диалектика // Вопросы философии 1995. №1. с. 118-138.

243. Портер М. Международная конкуренция. М., Международные отношения, 1993. 895 с.

244. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. М., 1974. 487 с.

245. Пределы предсказуемости. Под ред. Ю.А. Кравцова. М.: ЦентрКом, 1997.-256 с.

246. Пригожин И. Время, хаос, квант. М.: Прогресс, 1994. 266 с.

247. Пригожий И. Краткий миг торжества. М., 1989. 32 с.

248. Пригожий К, Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М.: Прогресс, 1986. 432 с.

249. Промышленность СССР. Статистический сборник. М.: Финансы и статистика. 1988. 198 с.

250. Прохорова Е.А. Системные принципы картографирования влияния транспорта на окружающую среду // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 2001. №4. С. 41-44.

251. Пуанкаре А. О науке. М.: Наука, 1983. -560 с.

252. Пчелинцев О.С., Ронкин Г.С. Интенсификация и управление региональным развитием // Изв. АН СССР. Сер. экон. 1981. №5.

253. Раевский С.В. Управление стабилизацией и развитием экономики региона. Владивосток: Дальнаука, 2000. 213 с.

254. Райков Т.Н. Волнообразные флуктуации творческой активности в развитии западноевропейской физики 18 и 19 веков // Вопросы истории естествознания и техники. 1983. №2.

255. Рапопорт А. Различные подходы к общей теории систем. // Системные исследования. М., 1969. С. 30-54.

256. Регионализация развития России: географические процессы и проблемы / Под ред. А. Трейвиша. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 296 с.

257. Родоман Б.Б. Территориальные ареалы и сети. Очерки теоретической географии. Смоленск: Ойкумена, 1999. -256 с.

258. Руденко А.П. Теория саморазвития открытых каталитических систем. Изд-во МГУ. 1969-275 с.

259. Руденко А.П. Теория и методология систем с циклической формой внутренних процессов с учетом проблем развития материи // Циклы природы и общества. Ставрополь, Изд-во Ставропольского университета. 1996. С. 11-20.

260. Руденко А.П. Самоорганизация и синергетика // Синергетика. Т. 3. Труды семинара (Под ред. акад. В.А. Садовничего и др.). С.: Изд-во МГУ. 2000. С. 61-99.

261. Рузавин Г.И. Концепции современного естествознания. М.: Культура и спорт, 1997.-287 с.

262. Рыбаков Б.А. Ремесло древней Руси. М.: Изд-во АН СССР, 1948.765 с.

263. Рязанов В. Т. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство в XIX-XX вв. СПб.: Наука, 1998. 796 с.

264. Савицкий 77. Географические и геополитические основы евразийства // Савицкий П. Континент Евразия. М., 1997.

265. Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Задачи, методы и приложения общей теории систем // Исследования по общей теории систем. М., 1960.

266. Саймон Г. Науки об искусственном. Пер. с англ. М.: Мир, 1972.146 с.

267. Санто Б. Инновация, как средство экономического развития. М.: Прогресс, 1990.-295 с.

268. Саушкин ЮТ. Экономическая география: история, теория, методы, практика. М.: Мысль, 1973. 559 с.

269. Саушкин Ю.Т. Избранные труды. Смоленск: Универсум, 2001. 416 с.

270. Селъе Г. От мечты к открытию: Как стать ученым. М.: Прогресс, 1987. -366 с.

271. Семенов-Тян-Шанский В.П. Район и страна. 1928. 312 с.

272. Семенов-Тян-Шанский П.П. Значение России в колонизационном движение европейских народов // Изв. ИРГО. 1892. Т. XXVIII. С. 349-369.

273. XVII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет. М.: Партиздат, 1934.

274. Сен-Симон А. Де. О промышленной системе // Избранные сочинения. Т. 1.М.-Л., 1948.-460 с.

275. Симонов Ю.Г., Конищев А.А., Лукашев А.А. и др. Учение о морфолитогенезе и его место в географической науке. Исторические аспекты // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1998. №4. С. 41-48.

276. Слуцкий М.С. Взаимосвязь философии и естествознания. М.: Высшая школа, 1973,- 119 с.

277. Смирнягин JI.B. Районы США: Портрет современной Америки. М.: Мысль, 1989.-379 с.

278. Смородинская Н., Капустин А. Теория экономической динамики и идея образования в России центров и полюсов роста. М.: Ин-т экономики РАН, 1995.

279. Сной Ч. Две культуры. М., 1973.

280. Солнцев Н.А. О взаимоотношении живой и мертвой природы // Вест. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1960. №6. С. 10-17.

281. Соловьев B.C. Оправдание добра. Нравственная философия. СПб,1899.

282. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. В 15-ти книгах. Кн. 8. Т. 16. Л., 1962.-673 с.

283. Солодовников А.С., Бабайцев В.А., Браилов А.В. Математика в экономике. М.: Финансы и статистика, 1998. 224 с.

284. Сорокин П.А. Главные тенденции нашего времени. М.: Наука, 1997.350 с.

285. Сочава В.Б. Введение в учение о геосистемах. Новосибирск: Наука, 1978.-319 с.

286. Сталин КВ. О диалектическом и историческом материализме // Вопросы ленинизма. М., 1947.

287. Струмилин С.Г. Промышленный переворот в России. М., 1944.

288. Струмилин С.Г. История черной металлургии в СССР. Т. 1. М., 1954.535 с.

289. Стюарт Т. Интеллектуальный капитал. Новый источник богатства организаций. // Новая постиндустриальная волна на Западе. Под ред. В.Л. Иноземцева. М., 1999. С. 240-278.

290. Субетто А.И. Системогенетика и теория циклов. Ч. 1. СПб-М., 1994. 243 с.

291. Сукачев В.Н. Основы теории биогеоценологии. М., 1947. 296 с.

292. Сутт Т.Я. Идея глобального эволюционизма и принцип антропности. М., 1986.

293. Тавризян Г.М. Техника, культура, человек. М., 1986. 200 с.

294. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М., 1973. 239 с.

295. Те Ранги Хироа (П.Бак). Мореплаватели солнечного восхода. М., 1959.

296. Тинберген Н. Социальное поведение животных М.: Мир, 1993. 149 с.

297. Тихомирова М.В. Историко-географический анализ территориальной организации науки в России. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 5. Геогр. 1995. №5. С. 2732.

298. ТойнбиА. Дж. Постижение истории. М.: Прогресс, 1991. 736 с.

299. Том Р. Теория катастроф. М.: Мир, 1980.

300. Тоффлер Э. Третья волна. М.: ACT, 1999. 781 с.

301. Тредер Г.-Ю. Эволюция основных физических идей. Киев, 1988.366 с.

302. Трейвиш А. Производство и расселение до и после перехода к рынку: размышления о траекториях развития // Вестник исторической географии. Вып. 1. Смоленск, Ойкумена, 1999. С. 43-53.

303. Трингер КС. Биология и информация. Элементы биологической термодинамики. М.: Наука, 1965.

304. Трофимов A.M. Шарыгин М.Д. Экономико-географическое прогнозирование. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1988. 80 с.

305. Туган-Барановский М. Русская фабрика. М., 1938. 459 с.

306. Туманов С.В. Современная Россия: массовое сознание и массовое поведение (опыт интегративного анализа). М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. 192 с.

307. Туровский Р.Ф. Политическая география: М.-Смолеиск: Изд-во СГУ, 1999.-381 с.

308. Тюнен КГ. Изолированное государство. М.: Экон. жизнь, 1926.326 с.

309. Уилсон Э. Социобиология: новый синтез. М., 1975.

310. Уткин А.И. Вызов Запада и ответ России. М.: Магистр, 1996. 392 с.

311. Умов Н.А. Собрание сочинений. Т. 3. М., 1916. 666 с.

312. Ушаков С.А., Ясаманов Н.А. Дрейф материков и климаты Земли. М.: Мысль, 1984.-206 с.

313. Фаддеев Е.Т. Проблемы экологического производства // Философские проблемы глобальной экологии. М., 1983. С. 310-329.

314. Файбусович Э.Л. Начало и конец века. Ренессанс географического детерминизма в России // Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции. СПб, 1999. С. 44-48.

315. Федоров Н.Ф. Философия общего дела. Т. 1. Верный, 1906-1913.672 с.

316. Физика космоса: Маленькая энциклопедия. Под ред. Р.А. Сюняева и др. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1986. 783 с.

317. Фоменко А. Т. Методы статистического анализа нарративных текстов и приложения к хронологии. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. 438 с.

318. Фоменко А.Т. Реконструкция всеобщей истории: исследования 1999— 2000 гг.: Новая хронология. М., 2000.

319. Форрестор Дж. Динамика развития города. М.: Прогресс, 1974.287 с.

320. Форрестор Дж. Мировая динамика. М.: Наука, 1978.

321. Форрестор Дж. Основы кибернетики предприятия (индустриальная динамика). М., 1971. 340 с.

322. Фостер Р. Обновление производства: атакующие выигрывают. М.: Прогресс, 1968.-400 с.

323. Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // Сумерки богов. М., 1989. С. 94142

324. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990. 471 с.

325. Фурье 77/. Пути будущего // Избранные сочинения. Т. 2. М., 1952.396 с.

326. Хабермас Ю. Демократия, разум, нравственность: Московские лекции и интервью. М.: АО Ками, 1995. 244 с.

327. Хаггет 77. Пространственный анализ в экономической географии. Пер. с. англ. М.: Прогресс, 1968. 391 с.

328. Хаггет 77. География: синтез современного знания. М.: Прогресс, 1979.-684 с.

329. Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия // МэиМО. 1989. № 12. С. 6-14.

330. Хакен Г. Синергетика. М.: Мир, 1980. 404 с.

331. Хакен Г. Синергетика: иерархия неустойчивости. М.: Мир, 1985.419с.

332. Харвей Д. Научное объяснение в географии. М.: Прогресс, 1974.501 с.

333. Ходжаее Д.Г., Кочетков А.В., Листенгурт Ф.М. Системы расселения в СССР. Вопросы комплексного планирования. М.: Экономика, 1977. 158 с.

334. Холличер В. Человек и агрессия. М., 1975. 432 с.

335. Холодный Н.Г. Мысли дарвиниста о природе и человеке. Ереван, 1944.

336. Холтон Дж. Технический анализ науки. М.: Прогресс, 1981. 383 с.

337. Хорват И. Теория индустриальных систем. М.: Прогресс, 1976.262 с.

338. Хорее Б.С. Естественно-историческая специфика России и подходы русского панславянизма // Естественно-историческая специфика России и русские геополитические концепции. СПб, 1999. С. 13-37.

339. Хорее Б.С. Территориальная организация общества. М.: Мысль, 1981. -320 с.

340. Хрущев А.Т. География промышленности СССР. М.: Мысль, 1986.416с.

341. Хюбнер К Критика научного разума. М.: ПФР АН, 1994. 322 с.

342. Циолковский К.Э. Грезы о земле и небе: научно-фантастические произведения. Тула, 1986. 75 с.

343. Чайлд Г. У истоков европейской цивилизации. М., 1952. 468 с.

344. Черносвитско П.Ю. Избыточность как главный фактор эволюции // Природа. 1992. №4. С. 23-31.

345. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. М.: Мысль, 1973. 349 с.

346. Чижевский А.Л. Теория космических эр // Циолковский К.Э. Грезы о земле и небе. Тула, 1986. С. 419-427.

347. Чижевский А.Л. Космический пульс жизни. М.: Мысль, 1995. 766 с.

348. Чижевский A.JI. Физические факторы исторического процесса. Калуга, 1924.-72 с.

349. Чистобаев А.И., Шарыгин М.Д. Экономическая и социальная география. Новый этап. Л.: Наука, 1990. 317 с.

350. Чунтулов В.Т. Кривцова Н.С. и др. Экономическая история СССР. М.: Высшая школа, 1987. 386 с.

351. Шеннон К.Е. Работы по теории информации и кибернетики. М., 1963. 829 с.

352. Ширинкин П.С. Географическое исследование этнических систем и этносоциальных процессов в биосфере планеты. Автореф. дисс. . канд. геогр. наук. Пермь, 2000. 24 с.

353. Ширяев Ю. Мировое хозяйство в условиях современного технологического переворота // Мировая экономика и международные отношения. 1984. №10. С. 73-83.

354. Шкловский И. С. Вселенная. Жизнь. Разум. М.: Наука, 1965. 284 с.

355. Шлезингер A.M. Циклы американской истории. М.: Прогресс-Академия, 1992. 685 с.

356. Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии. Новосибирск: Наука, 1968.-223 с.

357. Шмальгаузен И.И. Проблемы дарвинизма. Л.: Наука, 1969. 492 с.

358. Шмальгаузен И.И. Факторы эволюции (теория стабилизирующего отбора). М.: Наука, 1968. 452 с.

359. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии истории. Т. 1. М.: Мысль, 1993.-584 с.

360. Шредингер Э. Что такое жизнь с точки зрения физики?. М.: Изд-во иностр. Лит., 1947. 146 с.

361. Штофф В.А. Введение в методологию научного познания. Л., 1972.191 с.

362. Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.455 с.

363. Эбелинг В. Образование структур при необратимых процессах. М.: Мир, 1979.-279 с.

364. Эйнштейн А., Инфелъд Л. Эволюция физики. М., 1965. 267 с.

365. Экономика научно-технического прогресса. М.: Прогресс, 1970.156 с.

366. Эшби У. Р. Введение в кибернетику. М., 1959. 432 с.

367. Эшби У.Р. Конструкция мозга. М., 1964. 412 с.

368. ЮгайГ.А. Общая теория жизни. М.: Мысль, 1985.-256 с.

369. Юнг К. Архетип и символ. М.: Ренессанс, 1991. 297 с.

370. Яковец Ю.В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. М.: Наука, 1999. 448 с.

371. Яковец Ю.В. Социогенетика: содержание, закономерности, перспективы: Научный доклад к V Междисциплинарной дискуссии. М., 1992.

372. Яковец Ю.В. Закономерности научно-технического прогресса и их планомерное использование. М.: Экономика, 1984. 1240 с.

373. Яковец Ю.В. Технические циклы и эффективность производства. М.: НИИцен, 1976.

374. Яковец Ю.В. Ускорение научно-технического прогресса: теория и экономический механизм. М.: Экономика, 1988. 333 с.

375. Яковец Ю.В., Пирогов С.В., Попов Б.Е. Закономерности и перспективы цикличной динамики, культуры и образования. М., 1995.

376. Яковлев В.А. Инновации в науке. М., 1997. 162 с.

377. Янч Э. Прогнозирование научно-технического прогресса. М., 1974.586 с.

378. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994. 527 с.

379. Bell D. The Coming of Post-Industrial Society. N.Y., 1973. 507 p.

380. Calibration of hominid evolution. Toronto, 1972, 487 p.

381. Hubner K. Rritik der wissencshaftlichen Vernunft. Freiburg, 1978.

382. Hagerstrand T. Innovation Diffusion as a Spatial Process. Chicago. 1967,334 p.

383. Huntington S. "The clash of civilization?" "Foreign Affairs", Summer,321

384. Kuklinsky A. Local Dynamics and Environment: Some comments and prosals // Paper on conf. "Local dynamics and environment". Lausanne, Oct., 1988, 11 p.

385. Modelski G. Long cycles of World Politics. London, 1987, 244 p.

386. Modelski G., Thompson W. Seapover in Global Politics, 1494-1993. London: Macmillan, 1988, 380 p.

387. Molle W. Technological change and regional development in Europe // Papers of Region. Sci. Assoc., 1983. Vol.52, p. 23-38.

388. MumfordL. Technics and civilization. N.Y., 1934, 495 p.

389. MumfordL. Technique et civilisatio. P., 1950, 495 p.

390. Rokkan S. Dimensions of State Formation and Nation Bilding: a Possible Paradigm for Research on Variation within Europe. In: Ch. Tilly (ed). The Formation of National states in Western Europe. Princeton, 1975, p. 577

391. Schelsky H. Der Mensch in der wissenchaftlichen Zivilisation. Koln. 1965,p. 68.

392. Schelsky H. Zur Entstehungsgeschichte der bundesdesdeutschen Soziologie: Ein Brief an Rainer Lepsius // Kolner Ztschr. Soziol. und Sozialpsychol. 1980. Jg. 32, H. 3.

393. Shumpeter Josef. Business Cycles. A. Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Progress. Vol. 1-11. N.Y.; L.,1939.

394. Toffler A. The third Wave. N.Y., 1980, 544 p.

395. Инновационный потенциал по регионам в границах СССР в конце 80-х гг.

396. Отношение потребленных Число произведенных Научно

397. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*1. Всего 57,3 52,31. РСФСР 51,5 58,51. Северный ЭР 55,0 14,5

398. Архангельская область 54,8 10,6 25,7

399. Вологодская область 64,5 18,0 16,2

400. Мурманская область 50,3 16,2 251. Карелия 35,4 14,8 21,в1. Коми 65,3 13,9 24,8

401. Северо-Западный ЭР 30,0 138,3г. Ленинград 27,7 191,3 3,9

402. Ленинградская область 152,0 12,1 19,7

403. Новгородская область 28,0 18,1 26,3

404. Псковская область 89,4 21,5 26,21. Центральный ЭР 32,5 114,5

405. Брянская область 471,7 17,4 24,6

406. Владимирская область 43,3 44,2 20

407. Ивановская область 4,5 33,0 21,4

408. Тверская область 44,5 27,5 18,7

409. Калужская область 40,8 58,2 20,6

410. Костромская область 35,6 16,0 28,3г. Москва 18,8 227,0 2

411. Отношение потребленных Число произведенных Научно

412. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*

413. Московская область 43,9 84,1 6,3

414. Орловская область 452,9 24,9 23,4

415. Рязанская область 32,3 41,9 22

416. Смоленская область 72,6 16,4 25,8

417. Тульская область 99,6 53,9 19

418. Ярославская область 60,3 42,5 19,1

419. Волго-Вятский ЭР 87,5 66,5

420. Нижегородская область 74,6 79,9 ПД

421. Кировская область 140,3 21,0 21,11. Марий Эл 50,5 37,1 261. Мордовия 73,5 21,2 25,31. Чувашия 138,6 35,4 23,7

422. Центрально-Черноземный ЭР 152,0 36,0

423. Белгородская область 29,3 31,8 23

424. Воронежская область 262,5 41,5 12,8

425. Курская область 252,2 31,6 20,8

426. Липецкая область 85,4 19,4 24,4

427. Тамбовская область 48,5 24,3 24,41. Поволжский ЭР 63,6 18,1

428. Астраханская область 216,3 7,9 25,9

429. Волгоградская область 50,1 30,5 16,2

430. Куйбышевская область 78,2 51,5 11,6

431. Пензенская область 32,6 41,2 20,9

432. Саратовская область 71,7 35,8 14

433. Ульяновская область 68,2 22,3 21,9

434. Отношение потребленных Число произведенных Научно

435. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*1. Калмыкия 200,0 3,6 28,61. Татарстан 52,6 55,6 10,6

436. Северо-Кавказский ЭР 107,5 34,7

437. Краснодарский край 221,2 28,2 15,3

438. Ставропольский край 153,3 15,3 19

439. Ростовская область 64,7 61,8 10,61. Дагестан 169,7 8,1 24,1

440. Кабардино-Балкария 62,1 14,7 25,2

441. Северная Осетия 31,7 27,5 24,4

442. Чечено-Ингушетия 26,2 23,0 301. Уральский ЭР 79,6 36,5

443. Курганская область 54,7 26,0 25,8

444. Оренбургская область 454,5 9,6 22,8

445. Пермская область 82,9 37,6 15

446. Свердловская область 63,8 36,3 7,8

447. Челябинская область 46,2 39,4 141. Башкирия 82,9 48,2 131. Удмуртия 99,3 40,4 20,9

448. Западно-Сибирский ЭР 58,5 40,9

449. Алтайский край 110,7 36,8 21,4

450. Кемеровская область 92,6 18,4 21,6

451. Новосибирская область 43,9 68,7 8,9

452. Омская область 60,5 52,6 16

453. Томская область 18,3 119,5 15,7

454. Тюменская область 73,0 13,4 17,7

455. Отношение потребленных Число произведенных Научно

456. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*

457. Восточно-Сибирский ЭР 81,6 21,0

458. Красноярский край 87,5 29,4 17,3

459. Иркутская область 70,1 22,1 14,9

460. Читинская область 76,8 5,8 24,81. Бурятия 105,2 8,8 26,11. Тува - 28,9

461. Дальневосточный ЭР 100,3 9,8

462. Приморский край 86,2 13,6 20,4

463. Хабаровский край 122,7 13,2 17,1

464. Амурская область 40,5 4,4 23,3

465. Камчатская область 250,0 0,6 28,2

466. Магаданская область 7,3 9,2 28,1

467. Сахалинская область 780,0 2,5 27,91. Якутия 20,2 11,7 24,91. Украина 85,6 62,8

468. Донецко-Приднепровский ЭР 73,2 59,5

469. Луганская область 78,6 31,0

470. Днепропетровская область 44,7 70,3

471. Донецкая область 56,5 46,6

472. Запорожская область 65,0 55,9

473. Кировоградская область 302,0 6,6

474. Полтавская область 251,2 30,0

475. Сумская область 131,7 38,5

476. Харьковская область 41,6 131,91. Юго-Западный ЭР 99,8 70,2

477. Отношение потребленных Число произведенных Научно

478. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*

479. Винницкая область 200,0 39,3

480. Волынская область 1460,0 6,0

481. Житомирская область 774,0 5,4

482. Закарпатская область 603,0 13,2

483. Ивано-Франкговская область 25,9 61,8г. Киев 21,2 228,1

484. Киевская область 897,7 17,2

485. Львовская область 82,0 87,2

486. Ровенская область 482,8 29,6

487. Тернопольская область 66,1 36,4

488. Хмельницкая область 534,7 14,1

489. Черкасская область 101,0 10,3

490. Черниговская область 1896,9 4,2

491. Черновицкая область 325,5 37,71. Южный ЭР 106,0 46,4

492. Крымская область 77,3 39,6

493. Николаевская область 244,2 40,6

494. Одесская область 434,0 68,9

495. Херсонская область 406,2 15,9

496. Прибалтийский ЭР 74,7 35,6

497. Калининградская область 50,7 19,81. Литва 76,0 39,81. Латвия 65,7 44,61. Эстония 114,0 21,01. Закавказский ЭР 27,3 22,6

498. Отношение потребленных Число произведенных Научно

499. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*1. Грузия 42,8 8,2г. Тбилиси 28,2 51,61. Азербайджан 16,8 3,3г. Баку 37,7 34,91. Армения 19,7 25,5

500. Среднеазиатский ЭР 42,1 13,81. Узбекистан 79,4 3,6г. Ташкент 28,6 48,7

501. Ташкентская область 36,5 8,81. Киргизия 33,5 1,5г. Фрунзе 29,1 42,41. Таджикистан 54,0 1,0г. Душанбе 31,8 25,91. Туркмения 44,7 3,5г. Ашхабад 25,6 11,11. Казахстан 62,4 19,7

502. Актюбинская область 410,0 2,6г. Алма-Ата 23,9 74,9

503. Алма-Атинская область 117,0 8,4

504. Восточно-Казахстанская область 94,6 31,0

505. Павлодарская область 48,7 16,9

506. Джамбульская область 73,0 12,4

507. Джезказганская область 93,7 7,9

508. Карагандинская область 33,3 25,71. Кзылординская область -

509. Отношение потребленных Число произведенных Научно

510. Субъекты изобретений к изобретений на 100 тыс. образовательныйпроизведенным (в %) городского населения потенциал (баллы)*

511. Кокчетавская область 193,3 6,0

512. Кустанайская область 83,0 8,9

513. Павлодарская область 142,6 11,2

514. Северо-Казахстанская область 470,0 7,3

515. Семипалатинская область 77,2 13,1

516. Талды-Курганская область 400,0 2,1

517. Уральская область 566,6 2,2

518. Целиноградская область 160,8 8,6

519. Чимкентская область 68,3 13,41. Белоруссия 74,1 23,4г. Минск 17,3 229,0

520. Минская область 107,5 22,01. Молдова 32,1 32,2

521. Научно-образовательный потенциал представляет собой интегральную оценку совокупности показателей образования (число ВУЗов, студентов и аспирантов) и науки (чило научных организаций и численности персонала занятого исследованиями и разработками)

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 212231