Герой и героическое в советском искусстве 1920-1930-х годов тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.04, кандидат искусствоведения Барабанов, Дмитрий Евгеньевич

Диссертация и автореферат на тему «Герой и героическое в советском искусстве 1920-1930-х годов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 173885
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Барабанов, Дмитрий Евгеньевич
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
17.00.04
Специальность: 
Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Барабанов, Дмитрий Евгеньевич

Введение.

Глава I. «Надо двинуть вперед искусство.».

Глава И. «Героический реализм» и «героический сервилизм».

Глава III. «Вуаль реализма» или кому принадлежит искусство?.

Глава IV. Кто не с нами, тот против нас.

Глава V. Апофеоз героизма.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Герой и героическое в советском искусстве 1920-1930-х годов"

Казалось бы, советское искусство периода 1920-1930-х годов превосходно изучено. До нас дошла масса документов, картин и скульптур, фотографий и журналов, монографии и опубликованных исследований. Тем не менее, до сих пор ученому сообществу не была предъявлена работа, достаточно полно освещающая вопрос возникновения и функций героя в советском изобразительном искусстве. Между тем, эта проблема является одной из центральных для отечественного искусства 1920-х-1930-х годов. После Октябрьской революции преобразилась не только политическая; система -серьезным изменениям подверглись все области культуры. В течение ряда послереволюционных лет тысячи художников, литераторов, критиков и -политиков были вплотную заняты вопросами создания нового искусства, поисками адекватного отражения героического в контексте мятежной эпохи, а также формированием и выработкой универсального соцреалистического канона.

На примере изменяющегося подхода к изображению героя и героического в искусстве достаточно ясно предстает процесс модификации художественных систем, повлиявших на развитие той или иной культурной парадигмы. Именно понятия «герой» и «героическое» оказались в фокусе пристального внимания и «левых» художников-экспериментаторов, и реалистов, выступающих за литературную ясность сюжета. Целые «подразделения» теоретиков, пытающихся найти логическое обоснование советской доблести, стремились зарегистрировать постоянно трансформирующийся образ героя своего времени. «Героическое» явилось своеобразной точкой схода, фиксирующей социальную идентификацию населения, позволяющее массам ориентироваться и развиваться соответственно тому или иному сценарию. Таким образом, роль героя в искусстве стала необычайно важной и даже системообразующей.

Первые герои в советском искусстве появились сразу же после революции, словно бы подтверждая своим присутствием разрыв с существовавшей раннее традицией и наступление нового этапа. Однако, та невнятная и неаргументированная классификация героического, что была принята в советском искусствознании, начиная со времен развитого соцреализма, вне всякого сомнения, нуждалась в переосмыслении и новой интерпретации. Предпринятая попытка взглянуть по-новому на наследие советского искусства достаточно наглядно демонстрирует стремление представить проблему героического с иных, аналитических позиций.

Отдельные вопросы, определенным образом связанные с вышеозначенной темой, были затронуты в- статьях- и- монографиях- художников и политиков, искусствоведов и литературоведов, социологов и драматургов, киноведов и историков. В частности здесь необходимо сослаться на работы: Л.И.Морозова (1995), И.Н. Голомштока (1994), В.З.Паперного (1996), Л.В.Максименкова (1997), Ш.Плаггенборга (2000), МА.Чегодаевой (2001 и 2003), А.Д. Синявского (1967 и 2001), К.Кларк (2000 и 2002), Е.Добренко (1993), Х.Гюнтера (1994 и 2000), М.СЛебедянского (1999), К. Аймермахера (1998), Т.Дашковой (1999) и Б.Гройса (1993). Тем не менее, говорить о полной изученности темы «Герой и героическое в советском искусстве 1920-1930-х годов» было бы весьма опрометчиво, поскольку до сих пор никто данным вопросом систематически и серьезно не занимался, а сама тема не была изучена монографически.

Фактически, до настоящего времени не существовало исчерпывающего научного труда, анализирующего полный спектр разносторонних проблем, связанных с феноменом героя и героического в советском искусстве описываемого периода. Этим и определяется актуальность и научный интерес данного исследования, призванного восполнить пробелы в описании роли героя и героического в советском искусстве.

В диссертации рассматривается возникновение, развитие и метаморфозы образа героя, а также трансформация и отражение понятия героического - в советском искусстве 1920-х - 1930-х годов, начиная с первых послереволюционных лет. В центре внимания оказывается творчество художников-авангардистов (ВЛебедева, В.Козлинского, Н.Альтмана), художников Ассоциации Художников Революционной России (АХРР), художников объединения ОСТ, а также целого ряда существовавших авторов и художников, творивших в 1930-е годы в рамках соцреалистической традиции.

Целью диссертации является анализ возникновения и закономерностей формирования того или иного типа героя в конкретный исторический отрезок времени, а также выявление системы ролеобразующих связей, благодаря* которым и осуществлялось успешное функционирование той или иной парадигмы. В связи с этим были поставлены и решены следующие задачи:

1) Обозначить идеологические предпосылки появления нового типа героя, его становления и последующего развития.

2) Определить место, роль и типологию героя и героического в идеологическом и культурном контексте того времени.

3) Показать основополагающие направления мутации художественных форм в рамках советского искусства описываемого периода.

4) Исследовать взаимосвязи советского искусства и: а) предшествующей традиции б) литературы в) партийных директив

5) Тщательно проанализировать специфику, закономерности и принципы работы механизмов, призванных обеспечить эффективность художественного воздействия на широкие массы.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Создание к середине 1930-х годов канонического образа советского героя и понятия героического в советском искусстве были обусловлены, с одной стороны, установками партийной программы, приведшей в итоге к созданию социалистического реализма. С другой стороны - деятельностью литераторов, всячески развивавших и пропагандировавших в своем творчестве решения ВКП(б). И, наконец, конкретными историческими событиями, также повлиявшими на последующее претворение в жизнь культурных и социальных теорий.

2) Окончательно отказавшись от модернистской культурной модели к началу 1930-х годов, советское искусство начало реализовывать агитационно-пропагандистские задачи, обращаясь при этом к художественному языку, некогда разработанному в Академии Художеств, и наследию передвижников одновременно.

3) Специфика художественного изображения идеологизированного героя и героического сводилась к созданию моментально идентифицируемого образа или типичной ситуации, соответствующих ожидаемому результату. А именно -показу сочетания героического и типического.

Методологической основой изыскания является комбинированный тип искусствоведческого, исторического, культурологического и типологического подходов к теме исследования.

Теоретическую и методологическую базу диссертации составили положения, обозначенные в трудах А.И. Морозова, И.Н. Голомштока, M.A. Чегодаевой, К. Кларку JI:B: Максименкова и Ш: Плаггенборга.

Роль источников сыграли многочисленные теоретические статьи, посвященные проблемам изобразительного искусства в специализированных журналах, каталогах, газетах, альманахах и сборниках начиная с 1918 года и заканчивая 1940 годом. Здесь следует назвать следующие издания: «Художник и зритель», «Искусство», «ЛЕФ», «Новый ЛЕФ», «Бригада художников», «Искусство в массы», «Творчество», «Советское фото», «Революция и культура», «Печать и революция», «Красная новь», «На литературном посту», «Литературный критик», «Правда», «Известия». Также были изучены мемуары современников, записки и автобиографии художников, письма и воспоминания их родственников. Помимо этого, был исследован целый ряд исторических документов, опубликованных на страницах различных изданий, в том числе многочисленные партийные директивы. Дополнительно следует указать и на некоторые литературные тексты, оказавшиеся крайне важными для осмысления темы диссертации. Речь идет о: «Песне о Соколе» (1899), «Песне о Буревестнике» (1901), «Человеке» (1906), романе «Мать» (1907) А.М.Горького, «Цементе» (1925) Ф.Гладкова, «Как закалялась сталь» (1934) Н.Островского, «Железном потоке» (1924) А.Серафимовича, «Чапаеве» (1923) Д.Фурманова, «Разгроме» (1927) А.Фадеева, «Педагогической поэме» (1935) А.Макаренко. Среди воспоминаний художников можно выделить: «Записки скульптора» С.Д. Меркурова (1953), «Моя жизнь» И.Э.Грабаря (1937), «Автомонография» Ф.Богородского (1938), «Я очень люблю жизнь» С.А. Лучишкина (1988), «Из моей творческой практики» А.Дейиеки (1961). Кроме того, внимательного анализа заслуживают следующие публикации: «О старом и новом человеке», «Поколение героев», «Пролетарская ненависть», «О социалистическом реализме» А.М.Горького, «Рождение героя» (1931) и «Героика масс и оптимизм борьбы» (1934) Е. Добина, «О показе героев и призыве ударников» (1931) Ю.Либединского, «Герой советского романа» И.Гринберга (1938), «Молодость» (1938) З.Кедриной, «Показ героев труда - генеральная тема пролетарской литературы» (1931) И. Макарьева, «О героизме и литературе» (1938) Р.Варта, «Героика, воплощенная в снимках» (1934) Л. Межеричера. Полный список литературы приведен в разделе «Библиография».

Практическая- значимость исследования заключается в аналитическом осмыслении малоизученных проблем современного искусствознания. Итоги и выводы данного изыскания могут быть использованы при подготовке лекционных курсов по истории советского искусства 1920-х - 1930-х годов и проведении спецкурсов и спецсеминаров по искусству XX века. Выводы диссертации представляют интерес для исследователей отечественного искусства и культурологов и могут быть полезны при изучении соответствующей проблематики.

Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и списка литературы.

Заключение диссертации по теме "Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура", Барабанов, Дмитрий Евгеньевич

Заключение

Рабочие, колхозники, трудящаяся интеллигенция во всех областях нашей жизни — в рудниках, на заводах, на просторных полях колхозов, в области науки и искусства, на льдинах Арктики, на границах нашей необъятной земли - показывают небывалые примеры геройства. Осмысление этих фактов дает нам огромный материал для понимания источников советского героизма.

Р.Варт:

Итак, на протяжении 1920-х и частично > 1930-х годов происходила выработка соцреалистического канона, ставшего официальным государственным стилем. Все эти годы были пронизаны мучительной борьбой и жестоким драматизмом, сопровождавшими поиски «большого стиля». Постепенно обрастающие особыми смысловыми коннотациями, герои были призваны обозначить своеобразные векторы, путевые ориентиры для всего советского народа. Революционный пафос подразумевал, с одной стороны, . появление ниспровергателей основ, с другой - новых активных лидеров-вожаков, отвечающих за те или иные важные направления новой жизни. Вобрав в себя компоненты старой революционной культуры XIX - нач. XX века, советская цивилизация смогла существенно расширить свой тематический репертуар, «обогатив» себя новыми установками.

Описывая архетипы советской культуры, Ханс Гюнтер выделил четыре категории героев сталинской эпохи: 1) герой социалистического труда 2) герой-воин 3) политический деятель 4) герой-жертва.394 С этой схемой можно согласиться, хотя подобный список выглядит далеко не полным. Например, герои-ученые, первооткрыватели и покорители Северных широт, а также герои культуры самого конца 1930-х гг., представленные славословящими власть писателями, режиссерами и актерами с трудом укладываются в прокрустово ложе героев социалистического труда.

К тому же возникает вопрос: каковы же были функции изображения героя и героического в советском искусстве того времени? Можно ответить, что их существовало несколько. Во-первых, богоподобные герои «высшей категории»

К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин), подобно Прометею и Моисею дали людям свет и истинное учение. Во-вторых, их законный преемник (Сталин) сочетал в себе качества вождя, пастыря, и как сказал бы Томас Карлейль, черты главного «миссионера порядка». Он контролировал и корректировал реализацию «проекта». В-третьих, персонифицированные герои-«пророки» (Чапаев, Лазо, Папанин, Стаханов, Чкалов, Ламанов, Ангелина etc.) демонстрировали всему остальному народу, каким именно образом можно было приблизить наступление коммунизма; «Замечательные- герои - летчики, бесстрашные завоеватели Арктики, мужественные пограничники, стахановцы заводов и социалистических полей, талантливые изобретатели - все эти люди отличаются друг от друга своей ярко выраженной индивидуальностью и характером деятельности. Но их объединяет основное: пафос строительства социализма, беспредельная вера в дело рабочего класса объединяет и воодушевляет их на героические подвиги» -писал в 1938 году Р. Варт.395 Увы, иногда им приходилось становиться героями-жертвами.

Вся эта классификация, тщательно проиллюстрированная художниками, определенно была предназначена для всеобщего обозрения. При этом, проводники соцреализма, отвергнув модернизм и расправившись с ним, вернулись к передвижнической традиции и одновременно к академическому языку власти. Поэтому отнюдь неслучайно в Ленинграде под названием ЛИНЖАС в Л 930-е гг. фактически воссоздается Академия художеств (институт живописи, архитектуры и скульптуры возглавил ученик И.Е.Репина Исаак Бродский). А в 1937 году возрождается Московский художественный институт во главе с И.Э.Грабарем.396 В этой связи просто невозможно не вспомнить слова исследователя психологии толп Густава Лебона о том, что масса «питает самое священное уважение к традициям и бессознательный ужас, очень глубокий, ко всякого рода новшествам, способным изменить реальные условия ее существования».397

Важно отметить отличие героев 1920-х от их последователей последующего десятилетия. Героические образы 20-х часто объединялись и подавались художниками и писателями как единая гигантская масса, устремленная в поход за планетарное счастье. В то же самое время интерпретация типажей, востребованных тоталитарной культурой 30-х, представлялась более дифференцированно; Все необходимые сообщения между главным героем • -Сталиным - и «пророками» осуществлялись с помощью героических «вестников» (Буденного, Ворошилова, Кирова, Молотова, Берии, Кагановича и др.).

Вот каким представал канонический образ героя своего времени: «Он знает, кто его друзья и кто враги. Он чувствует рядом с собою локти товарищей. Он знает; что твердая- любящая- рука поддержит его, если он уклонится или споткнется. Он знает, что весь его путь будет освящать Сталинская забота, перед его глазами будут сиять путеводные звезды Кремля. Он знает, что жизнь несет ему не только радость, но и суровый труд и жестокую борьбу, и тем более он жаждет ее потому, что труд и борьба - естественная потребность здорового молодого человека. Он жаждет борьбы и труда, потому что знает, что именно

398 ему дано великое счастье завершить построение всеобщего счастья на земле».

Периодически (для усиления мотивации, дабы не угас энтузиазм) самые преданные дочери и сыновья удостаивались личного поощрения от. Сталина. В свою очередь, герои-«пророки», как в античном пантеоне отвечающие каждый за свою область, показывали населению конкретные способы реализации подвигов во имя Родины и светлого завтра. «В каждом использованном для описания персонажей символе зашифровывалось некое значение, извлеченное из; марксистско-ленинско-сталинского толкования истории. Это значение излагалось в терминах диалектики стихийности/сознательности, а также связывало неудержимый поступательный ход истории с советским строем, олицетворенным в ленинско-сталинской преемственности. Таким образом, бинарная схема отцов и детей одновременно служила легитимации целей режима и требованиям соцреализма в создании притч истмата».399 Именно таким, в общих чертах, был иерархический путь агитации и рекрутизации новых героев.

Как следует из вышесказанного,- все сферы жизни к середине 1930-х годов стали в высшей степени идеологизированы. После революции идеологический аспект проник во все коммуникации, определив надлежащий облик, функции героев и их иконографию. Такие персонажи должны были удовлетворять требованиям героичности и типичности одновременно. Следовательно, формы героизма советских людей обуславливались особенностями господствующей социально-политической системы. Художникам и скульпторам оставалось только лишь проиллюстрировать эту ситуацию. Само собой разумеется, контекст строгой цензуры сильно ограничивал проявления особенностей авторского стиля и творческую свободу. Все созидательные процессы были регламентированы и ритуализированы до малейших деталей в соответствии с установленной иерархией.

Проследив эволюцию советских героев в искусстве, можно сказать, что их изображение напрямую служило делу пропаганды и агитации коммунистического образа жизни. С помощью института героев осуществлялись воспитательно-направляющие манипуляции. Вне всякого сомнения, герой в советском искусстве 1920-30-х годов являлся важным структурообразующим элементом. Эффективность подобной системы была достаточно велика, поскольку, как нам известно из истории, этот механизм исправно функционировал еще не одно десятилетие.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Барабанов, Дмитрий Евгеньевич, 2004 год

1. Агитация за счастье. Советское искусство сталинской эпохи. Дюссельдорф-Бремен. 1994

2. Аймермахер К. Политика и культура при Ленине и Сталине. 1917-1932. М., 1998 Андреева Е. Советское искусство 1930-х- начала 1950-х годов: образы, темы, традиции. Искусство, № 10. М., 1988

3. Арватов Б. На путях к пролетарскому искусству. Печать и революция. Кн. 1, январь-март. М., 1922

4. Арватов Б. Искусство и классы. М.-Петроград. 1923

5. Асмус В. Марксизм и культурная традиция. Революция и культура, № 3-4. М., 1927

6. Бескин О. О картине, натурализме и реализме. Искусство, №4. М.-Л., 1939 Бескин О. Формализм в живописи. Искусство, №3. М., 1933 Богданов A.A. Искусство и рабочий класс. М., 1918 Богданов A.A. Вопросы социализма. М., 1990

7. Борьба за реализм в изобразительном искусстве 20-х годов. Материалы, документы, воспоминания. М., 1962

8. Бровман Г. Об эстетических взглядах Горького. Искусство, №5. М., 19361. Булгакова О. Простршственные фигуры советского кино 30-х годов. Киноведческие записки, №29. М., 1995

9. Бутник-Сиверский Б. Советский плакат эпохи гражданской войны. 1918-1921. М., 1960

10. Буш М., Замошкин А. Путь советской живописи 1917-1932. Искусство №1-2. М.-Л., 1933

11. Варт Р. О героизме и литературе. Октябрь, №6. М., 1938

12. Великая утопия. Русский и советский авангард 1915-1932. Берн-Москва, 1993

13. Верт Н. История советского государства. М., 2002

14. В.И.Ленин о литературе и искусстве. М., 1967

15. Вишневский А.Г. Серп и рубль: Консервативная модернизация в СССР. М., 1998

16. Воронский А.К. О пролетарском искусстве и о художественной политике нашейпартии. Красная новь. Кн. 7 (декабрь). М,-Петроград, 1923

17. Воронский А.К. Искусство и жизнь. Сб. статей. М-Л., 1924

18. Воронцова Т. В гостях у «старшего брата». «Литература» (изд. «Первоесентября»), №9 (480). М., 2003

19. В тисках идеологии: Антология литературно-политических документов. 19171927 гг. (Сост. и автор вступительной статьи К. Аймермахер). М., 1992 Геллер М. Машина и винтики. История формирования советского человека. М., 1994

20. Голомшток И.Н. Тоталитарное искусство. М., 1994 Горбунов В.В. В.И.Ленин и Пролеткульт. М., 1974

21. Горький A.M. О старом и новом человеке. 1932. Собр. соч. в тридцати томах. Том XXVI. М., 1953

22. Горький A.M. Поколение героев. Собр. соч. в тридцати томах. (Статьи, доклады,речи, приветствия 1933-1936). Том XXVII. М„ 1953

23. Горький A.M. О социалистическом реализме. Собр. соч. в тридцати томах.

24. Статьи, доклады, речи, приветствия 1933-1936). Том XXVII. М., 1953

25. Горький A.M. Если враг не сдается его уничтожают. Собр. соч. в тридцатитомах. Том XXV. М., 1953. С. 226-229

26. Грабарь И.Э. Моя жизнь. Автомонография. М.-Л., 1937

27. Гринберг И. Герой советского романа. В кн. Образ большевика. Л., 1938

28. Гущин А. Художники, на фабрики и заводы! Изобригады в борьбе за промфинплан. M.-JL, 1931

29. Добренко Е. Метафора власти. Литература сталинской эпохи в историческом освещении. Мюнхен. 1993

30. Живопись. 1920-1930. Гос. Русский музей / Каталог. М., 1989 Живопись 20-х 30-х годов /сост. А.М.Муратов. СПб., 1991 Жид А., Фейхтвангер Л. Два взгляда из-за рубежа: Возвращение из СССР. Москва 1937. М., 1990

31. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М., 1999

32. Земцов Б. «Отец народов» в серебре и бронзе. Независимая газета, № 2092519) М., 9 ноября 2001

33. Зимовец С. Дистанция как мера искусства .Даугава, №8. Рига, 1989

34. Зингер Л.С. Советская портретная живопись 1930-х конца 1950-х годов. М.,1989

35. Искусство в стране социализма. Искусство №6. М.-Л., 1937

36. Калинин М.И. Об овладении марксизмом-ленинизмом работниками искусств.

37. Искусство, №2. M.-J1., 1939

38. Канетти Э. Масса и власть. М., 1997

39. Карлейль Т. Герои, культ героев и героическое в истории. В кн.: Психология толпы. Социальные и политические механизмы воздействия на массы. С. 469776. Санкт-Петербург, 2003.

40. Кауфман P.C. Советская тематическая картина 1917-1941. М., 1951

41. Кауфман P.C. Шестая выставка московских художников. Искусство, №4. М.-Л.,1939

42. Кларк К. Положительный герой как вербальная икона. В кн. Соцреалистический канон. Санкт-Петербург, 2000

43. Кларк К. Советский роман: история как ритуал. Екатеринбург, 2002

44. Клуцис Г. Фотомонтаж как новая проблема агитационного искусства.

45. Литература и искусство, № 9-10. М., 1931

46. Клейнборт J1.M. Рабочий класс и культура. М., 1925

47. Кедрина 3. Молодость. Октябрь, №6. М., 1938

48. Кино: политика и люди (30-е годы). М., 1995

49. Князева В.П. Ассоциация художников революционной России. Л., 1967 Ковалев А. Н.И.Бухарин. Эстетика. Критика. Стратегия культурной революции. Искусство, №12. М., 1988

50. Латыпов Т. Иосиф Сталин имиджмейкер страны Советов. «Время и деньги» (Казань), 26 ноября 2002 г.

51. Лебедянский М.С. Русская живопись 1920-1930-х годов. Очерки. М., 1999 Лебон Г. Психология масс. М., 2000

52. Левченко М.А. Поэзия пролеткульта: идеология и риторика революционной эпохи. Санкт-Петербург, 2001. Цит по: http://www.proletcult.narod.ru/avtoreferat.htm

53. Лежнев А. Пролеткульт и пролетарское искусство. Красная новь. Кн. третья (апрель-май). М., 1924

54. Либединский Ю.Н. Рождение героя. М., Л., 1931

55. Либединский Ю. О показе героев и призыве ударников. На литературном посту, №28 (октябрь). М., 1931

56. Литература факта. Первый сборник материалов работников ЛЕФа. М., 2000 Лукин Ю.А. Ленинская концепция искусства и борьба идей в эстетике. Советское искусствознание' 75. М., 1976. С. 5 20

57. Луначарский A.B. Ленин и искусство. Воспоминания. Художник и зритель. №23. М., 1924

58. Луначарский A.B. Мысли о спорте. М., 1930

59. Максименков Л. Сумбур вместо музыки. Сталинская культурная революция 1936-1938. М., 1997

60. Малевич К.С. И лик>к>т лики на экранах. Киножурнал А.Р.К., №10. 1925. В кн.: Казимир Малевич. Собрание сочинений в пяти томах, том 1. М., 1995. С. 289294

61. Манин В. Рождение творческого союза. Искусство, №5. М., 1973. С.47-50

62. Мантурова Т. А.М.Горький читает товарищам И.В.Сталину, В.М.Молотову и

63. К.Е.Ворошилову свою сказку «Девушка и смерть». Л., 1950

64. Маца И. Творческие вопросы советского искусства. М., 1933

65. Маца И. Проблема творческого метода в пролетарском искусстве. Искусство вмассы, №12 (декабрь). М., 1930

66. Межеричер Л. Героика, воплощенная в снимках. Советское фото. № 4-5 (июль-август,). М., 1934

67. Меркуров С.Д. За создание совершенного образа. В кн. Записки скульптора. М, 1953

68. Михайлов А. О показе ударничества в изо-искусстве. На литературном посту, № 31-32 (ноябрь). М., 1931

69. Михайлов Б. Социологическая проблематика в искусствознании 20-х годов. Искусствознание, №1. М., 1998. С. 259-265 Моор Д. Я большевик. Сборник статей. М., 1967

70. Морозов А.И. Конец утопии. Из истории искусства в СССР 1930-х годов. М., 1995

71. Морозов А.И. К истории выставки «Художники РСФСР за 15 лет». Советское искусствознание'82. Вып. 1. М., 1983

72. Морозов А.И. Пути преемственности в советском искусстве тридцатых годов. Советское искусствознание'23. М., 1988 Московичи С. Век толп. М., 1996 Наков А.Б. Русский авангард. М., 1991

73. Нусинова Н. Семья народов (Очерк советского кино 30-х годов). Логос, N° 1(27). М., 2001

74. Опыт неосознанного поражения. Модели революционной культуры 20-х годов. Москва, 2001

75. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс. М., 2001

76. Павлюченков А. Политика коммунистической партии в области культуры (19171927). Искусство, №11. М., 1988 Паперный В. Культура Два. М., 1996

77. Перцов В.О. «Подвиг и герой». В кн. Перцов В.О. «Писатель и новая действительность». М., 1961

78. Петров С. М. Возникновение и формирование социалистического реализма. М., 1970

79. Ревякин А. Сталин о вопросах искусства и культуры. Искусство. №5. М.-Л., 1939

80. Самохвалов А. Мой творческий путь. Л., 1971

81. Суетин Н.М. Искусство на выставке. Международная выставка 1939 года в Нью-Йорке. Искусство, №5. М.-Л., 1939

82. Савостьянов Е. И. Проблемы искусства социалистического реализма в советской художественной критике 30-х годов. Советское искусствознание' 78 (1). М., 1979

83. Самое важное из всех искусств. Ленин о кино. Сборник документов и материалов. М., 1973

84. Семашко H.A. Пути советской физкультуры. М., 1926

85. Семашко Н. Воспитание нового человека и задачи физической культуры.

86. Революция и культура, №11. М, 1928

87. Синявский А.Д. Что ^акое социалистический реализм. В кн.: Терц А. Фантастический мир Абрама Терца. Inter-Language Literary Associates. Paris-New-York, 1967

88. Синявский А.Д. Основы советской цивилизации. M., 2001 Смирнов И. Ленинская концепция культурной революции и критика Пролеткульта. В сб.: Историческая наука и некоторые проблемы современности. М., 1969

89. Создадим образ героя нашей эпохи. Литературный критик. Книга шестая (июнь). М., 1934

90. Советское богатство. Статьи о культуре, литературе и кино. Санкт-Петербург, 2002

91. Советское искусство за 15 лет. М-Л., 1933

92. Советское монументальное искусство. Материалы и документы 1924-1932 в 2-хтт. (сост. Бибикова И.М., Погодина В.В., Хандурина E.B.). М., 1991

93. Сольц А.А. Герои и вожди. В кн.: Недорисованный портрет. 50-летие

94. В.И.Ленина в речах, статьях, приветствиях. М., 1990

95. Соцреалистический канон. Сб. статей. Санкт-Петербург, 2000

96. Счастье литературы». Государство и писатели. 1925-1938. Документы. М., 1997

97. Терновец Б. Скульптура на выставке. Искусство, №6. М.-Л., 1939

98. Троцкий Л. Д. Партийная политика в искусстве. Литература и революция. М.,1923

99. Троцкий Л.Д. Преданная революция. М., 1991

100. Троцкий Л.Д. Иосиф Сталин. Опыт характеристики. В кн.: Портреты революционеров, (сост. Ю. Фелыитинский). Нью-Йорк, 1988 Файман Г. Люди и положения. К шестидесятилетию дискуссии о формализме в искусстве. Независимая газета. 14.03.1996.

101. Федоров-Давыдов А.А. Художественная жизнь Москвы. Печать и революция, Кн.З. Май-июнь. М., 1924

102. Федоров-Давыдов А.А. Искусство советского плаката и политическая карикатура в советском изобразительном искусстве. 30 лет советского изобразительного искусства. М., 1948 Физкультурное движение в СССР. М., 1925

103. Фриче В.М. Социология искусства. Л., 1930

104. Фриче В.М. Очерки социальной истории искусства. М., 1923

105. Художники РСФСР за XV лет (1917 -1932). Каталог. М., 1933

106. Чегодаева М.А. Два лика времени (1939: Один год сталинской эпохи). М., 2001

107. Чегодаева М.А. Социалистический реализм: Мифы и реальность. М., 2003

108. Щекотов Н. Выставка «Индустрия социализма». Живопись. Искусство, №4. М.1. Л., 1939

109. Шкловский В.Б. Ленин как деканонизатор. ЛЕФ №1(5). М.-Л., 1925 Шлеев В.В. Революция и изобразительное искусство: Очерки. Статьи. Исследования. М., 1987

110. Щедрин Е. Взгляды А.В.Луначарского на станковую картину, Искусство, №5. М., 1973

111. Эфрос А. Вчера, сегодня, завтра. Искусство, №6. М., 1933

112. Эрбар П. В С.С.С.Р. 1936: Из путевой тетради. Митин журнал, №55. 1997.1. С. 185-203

113. Библиография на иностранных языках

114. Groys B. Gesamtkunstwerk Stalin. München-Wien, 1988

115. Gaßner Hubertus, Gillen Eckart. Zwischen Revolutionskunst und Sozialistischem Realismus. Dokumente und Kommentare. Kunstdebatten in der Sowjetunion von 1917 bis 1934. Köln. 1979

116. Golomstock I. Totalitarian Art: In the Soviet Union, the Third Reich, Fascist Italy and People's Republic of China. London. 1990

117. Taylor R. The Politics of the Soviet Cinema, 1917-1929. Cambridge. 1979 Kenez Peter. The Birth of the Propaganda State. Soviet Methods of Mass Mobilization 1917-1929. Cambridge. 19851.hmann-Haupt Hellmut. Art under a Dictatorship. New York. 1954

118. Stites Richard. Revolutionary Dreams. Utopian Vision and Experimental Life in the

119. Russian Revolution. New York, Oxford, 1989

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 173885