Голод 1921 - 1922 гг. на Урале тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Каракулов, Дмитрий Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Голод 1921 - 1922 гг. на Урале». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 90762
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Каракулов, Дмитрий Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Екатеринбург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
196

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Каракулов, Дмитрий Владимирович

Введение.

Глава 1. Причины и масштабы голода 1921-1922 гг. на Урале.

§ 1. Положение в уральской деревне и продовольственная политика советской власти в условиях «военного коммунизма».

§ 2. Голодная катастрофа 1921-1922 гг.

Глава 2. Борьба с голодом 1921-1922 гг. на Урале.

§ 1. Участие государственных органов Советской России, общественных и зарубежных организаций в помощи голодающим

Урала.

§ 2. Организация посевных компаний 1921-1922 гг.

§ 3. Последствия голода 1921-1922 гг. на Урале.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Голод 1921 - 1922 гг. на Урале"

С древнейших времен человечеству было знакомо страшное слово -голод. Голод сопровождал людей во все века его истории. Голод возникал от неурожаев, вызванных засухой, наводнениями или заморозками. С развитием государственности голод перестал быть результатом только продовольственного кризиса, постепенно набирают силу социальные факторы, такие как тяжелые войны и смуты, которые приводили к разорению хозяйств и обнищанию населения, перенаселенность определенной территории. Голод стал только верхушкой айсберга зрительно более серьезных и глубинных кризисов, кульминацией серии социальных, политических, экономических и демографических кризисов. Обстоятельства, которые приводили к голоду, накапливались довольно медленно, после года или нескольких лет, отмеченных сложностями в продовольственном обеспечении.

В Западной Европе голод происходил также часто, как и в России, но там на сто лет раньше, взялись за модернизацию сельского хозяйства. Она шла путем усложнения сельскохозяйственных технологий, развития хлебной торговли.

История человечества всегда была историей борьбы за хлеб насущный. Удовлетворение потребности в пище является базовой потребностью человека, без которой невозможно его существование и дальнейшее развитие.

В древности Будда изрек, что «голод и любовь - это семя всей человеческой истории», много лет спустя Шиллер заметил, что «любовь и голод правят миром». Повышение благосостояния сельского населения, развитие обрабатывающей промышленности со второй половины XIX века позволили избавиться западноевропейским странам от этого бедствия. 4

Мы не можем сказать, что царское правительство не стремилось избавить народ от голода. Известны мероприятия Петра I, а затем Екатерины II, направленные на предупреждение голода. Идея Петра I об устройстве запасных хлебных складов была осуществлена Екатериной И, по ее указу от 22 августа 1^62 г. были организованы магазины в городах и деревнях империи и годовые запасы хлеба.

С большими затруднениями хлебозапасная система совершенствовалась в течение всего XIX в. После голода 1892 г. был разработан и принят «Устав об обеспечении народного продовольствия». Правящие круги признали его несовершенным и для его пересмотра 18 февраля 1893 г. Александр III утвердил особую комиссию, результатом работы которой стали «Временные правила по обеспечению продовольственных потребностей сельских обывателей».

Меры борьбы со стихийными бедствиями сводились к двум основным направлениям: накопление продовольственных средств в благополучные по урожайности годы и их раздача в ссуды или частью в безвозвратное пособие в период неурожаев и других бедствий.

Продовольственные средства составлялись из общественных натуральных запасов и местных капиталов, из общегосударственного продовольственного капитала, предназначенного для чрезвычайных случаев. Общественным средствам и обеспечения продовольственных и семенных нужд сельского населения служили общественные натуральные запасы, постоянно пополняемые крестьянами и хранящиеся в хлебозапасных магазинах.

Но, несмотря на все принятые меры, преодолеть наступление голодовок 1901-1902, 1906-1907, 1911 гг. не удалось. Мешали не высокий уровень развития промышленности и боязнь правящих кругов проводить назревшие реформы, в том числе и в аграрной сфере. Неурожаи вследствие атмосферных явлений, низкого уровня агротехники и всеобщей бедности нахо5 дили благоприятную почву. Чтобы решить проблему голода, надо было создать эффективное сельское хозяйство. Сам по себе недород не вызывал голода, а приводил к нему только потому, что заставал крестьян врасплох, без натуральных запасов и денег. Большинство российского общества понимали всю важность проблем. В 1897 г. в Санкт-Петербурге был собран первый общероссийский съезд по неурожайному ведению сельского хозяйства. Этот съезд проводило Вольное экономическое общество [1]. На практике же все научные разработки внедрялись очень тяжело, наталкиваясь на пассивное сопротивление крестьянства и равнодушие чиновников.

Участие России в Первой мировой войне привело к общенациональному кризису и надвигающемуся очередному голоду. В период Первой мировой войны прослеживаются тенденции ухудшения обеспечения страны хлебом, из-за сокращения посевных площадей продовольственных культур и падения валового сбора зерна, вследствие мобилизации мужского трудоспособного населения в армию и изъятия лошадей из деревни на военные нужды. Особенно осложнившееся продовольственное положение в годы гражданской войны завершается голодной катастрофой 1921-1922 гг.

Голод в Советской России был значительно усугублен военными потерями в первой мировой и гражданской войнах и сопровождался эпидемиями гриппа, тифа и другими болезнями, что привело к резкому падению уровня рождаемости и увеличению смертности. Если Первая мировая война по самым минимальным подсчетам унесла жизни 1,5 млн. россиян, в гражданскую войну погибли 3 млн. человек, то голод убил 5 млн. человек.

Обращение к теме голода 1921-1922 годов продолжает историографическую традицию изучения одной из ключевых проблем отечественной историографии - истории российского крестьянства. Оно способствует формированию более целостного представления о роли и месте этой важней6 шей социальной группы населения страны на различных этапах ее исторического развития.

Изучение процессов, приведших страну в целом и уральский регион в частности к этой катастрофе, позволяет понять опасность проведения политики, основанной на преувеличении значения групповых интересов -классовых или партийных над общенациональными проблемами, каким и являлись реальное отставание России от ведущих держав и запущенность ее сельского хозяйства. Эта проблема не теряет своей актуальности и сегодня, когда превалирование корпоративных интересов олигархических групп приводит нередко к игнорированию общественных интересов, определяющих будущее России.

Объектом нашего исследования являются процессы, происходившие после гражданской войны на Урале, аграрная и продовольственная политика Советской власти на Урале.

Предметом исследования взят голод 1921 -1922 гг. на Урале, факторы его возникновения, масштабы проявления и последствия.

Хронологические рамки исследования: 1921-1922 годы определяются временем самого описываемого события. Засуха 1921 г. привела разрушенную и разоренную предшествующими войнами и революциями страну к голоду, который достиг пика в 1922 г. и привел страну к общегосударственной катастрофе. Конечно, при выяснении истоков и причин голода обязательно надо коснуться периода гражданской войны. Именно в этот период произошли глубокие изменения в аграрной и продовольственной политике государства.

Территориальные рамки исследования включают Екатеринбургскую, Пермскую, Челябинскую, Оренбургскую, Уфимскую губернии и Башкирскую республику по административно-территориальному делению того времени. Это был аграрно-промышленный регион страны. Население Уральских губерний составляли в основной массе крестьяне.

Основой методологии исследования стала диалектикоматериалистическая методология исторического познания, позволяющая наиболее объективно рассматривать причины и масштабы голодной катастрофы, методы борьбы с ней, ее последствия. Использовались также такие методы познания как проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, статистический, картографический, метод системного анализа. Теоретической основой исследования являлись труды виднейших ученых - аграрников и социологов, таких как В.П.Данилов, НД.Кондратьев, П.А.Сорокин, A.B. Чаянов, Т.Шанин [2]. П.Сорокин - одним из первых раскрыл природу голода, выявил его формы и наиболее фундаментально рассмотрел влияние голода на поведение людей, социальную организацию и жизнь общества и показал роль голода как двигателя толкающего как отдельного человека, так и целое общество на определенные действия, приводящие в движение механизм общественной жизни и придающие этому движению определенные направления и формы.

Впервые в мировой науке П. Сорокин дал определение голода и выделил его формы, которые можно структурировать в следующем виде:

ГОЛОДАН

ДЕФИЦИТНОЕ

СРАВНИТЕЛЬНОЕ

АБСОЛЮТНОЕ ОТНОСИТЕЛЬНОЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЕ СОЦИАЛЬНОЕ

КОЛИЧЕСТВЕННОЕ КАЧЕСТВЕННОЕ ИНДИВИДУЛЬНО-СОЦИАЛЬНОЕ

КАЧЕСТВЕННО-КОЛИЧЕСТВЕННОЕ

Под дефицитным голоданием, он понимает поступление в человеческий организм пищи не содержащей в нужном количестве элементов, ко8 торые требуются для покрытия всех расходов организма и правильного функционирования последнего. В соответствии с этим дефицитное голодание распадается на абсолютное и относительное. Абсолютное голодание - полное прекращение поступления пищи. Относительное голодание он делит на количественное и качественное. Количественное относительное голодание - когда поступление пищи в организм осуществляется в недостаточном количестве. Качественное - нехватка в пище тех или иных веществ, необходимых для жизнедеятельности организма. Количественная сторона пищи измеряется ее калорийностью, а качественная - наличием в ней белков, жиров, углеводов, витаминов и т.п.

Случаи, когда отдельный индивид или целое общество сами ограничивают себя в пище, П. Сорокин назвал голоданием сравнительным или недефицитным. Примерами такого вида голодания могут послужить голодовки в знак протеста против чего-либо, религиозные посты.

Проблема изучения голода 1921-1922 гг. остается одной из дискуссионных в отечественной историографии. Изучение темы осложнено многими наслоениями, возникшими в отечественной науке, которые мешали правильному освещению вопроса, поскольку историография вопроса весьма обширна. С 1920-х гг. в ней отслеживаются три основных точки зрения: проболыпевистская, антибольшевистская и научно-объективистская, освещающая проблемы с точки зрения развития экономики российского сельского хозяйства.

В общей оценке значения голодной катастрофы в России мы видим у историков большие расхождения. Одни историки (главным образом в "русском зарубежье") придавали катаклизму очень большое значение, как фактору, будто бы способствовавшему развитию советского тоталитарного строя или даже определившему образование этого типа политического режима (Д.О.Линский) [3]. Другие историки (в основном советские) сводили причины катастрофы в основном к последствиям войны и засухи (Ю.А.

Поляков, Е.М. Хенкин). В советский период наибольшей поддержкой пользовалась мысль об активной политике РКП (б) и государственных органов в борьбе с голодом начала 20-х годов, чем мысль об обратном влиянии его на политические процессы в стране.

Почти сразу Советское правительство попыталось объяснить голод погодными условиями. Лидеры и идеологи партии большевиков (такие как Л.Д. Троцкий, К.Б. Радек, Е.И. Ярославский) написали в 1921г. ряд небольших, публицистических брошюр и статей, посвященных как проблеме голода, так и борьбе с ним [4]. Эти работы носили агитационно-пропагандистский характер. Они отражали точку зрения правительства. В них вся ответственность за голод возлагалась на империалистическую войну, происки буржуазии в городе и кулаков в деревне, якобы использовавших голод для дискредитации законной власти. Их лейтмотивом было утверждение, "что русский голод - стихийное бедствие, которое нельзя было ни предвидеть, ни предупредить" [5].

Но в 1922 г. Советское правительство почти официально признало значительно большее число причин разразившейся катастрофы. Представительство Российского общества Красного Креста в Америке издало в Нью-Йорке сборник «Голод 1921 — 1922», рассчитанный на привлечение гуманитарной помощи голодающим с запада. Так, в статье о причинах голода таковыми первыми названы неурожаи, но далее еще -— война и блокада, уменьшение поголовья скота, система принудительного взимания продуктов сельского хозяйства без надлежащего эквивалента, сокращение вольного рынка. Видимо авторы понимали, что перед мировой общественностью версия «внутреннего пользования» не пройдет. А внутри страны она осталась, дополнившись еще несколькими сюжетами — о контрреволюционной деятельности АРА в России, использовании народного бедствия кулаками и бандитами [6].

10

Эту точку зрения брал под сомнение представитель русской эмиграции Д.О. Линский, который писал: ". Когда Россия была государством, а не партийной территорией, угрозу голода всегда предвидели и распространение бедствия предупреждали. Существовал постоянный орган государственного управления: сельская продовольственная часть. Напротив: никакой организации продовольственной помощи населению на случай недорода коммунистическая власть не создала" [7].

Более взвешенную позицию занимали историки и экономисты-аграрники 20-х годов, обработавшие громадный материал сельскохозяйственных переписей и статистических обследований. В книгах и статьях С.М. Дубровского, Б.Н. Книповича, Н.Д. Кондратьева, А.И. Хрящевой, С.Г. Струмилина, П.А. Месецева, П.И. Попова, Г.С. Гордеева и многих других авторов дана детальная картина развития сельскохозяйственного производства, социальных процессов в годы Первой мировой и гражданской войн, в начале восстановительного периода [8]. Авторы впервые поставили вопрос о кризисе сельскохозяйственного производства, попытались вскрыть его причины и влияние на экономическое развитие страны. Сам по себе неурожай, считают исследователи, не мог стать первостепенной причиной голодной катастрофы, так как такое падение урожайности Россия переживала и ранее без серьезных последствий. Голод, по их мнению, был следствием отсталости сельскохозяйственного производства, усугубленной такими последствиями первой мировой и гражданской войн как сокращение площади посева и численности рабочих рук, а также связан с ошибками в проведении продовольственной политики Советского государства. Так, Н.Д. Кондратьев считал, что голод 1918 года был результатом непродуманной продовольственной и земельной политики Советской власти [9].

Споры о причинах катастрофы велись в историографии не только в двадцатые годы, но и позднее. В 50-е годы в США вышло исследование

11 профессора С.Н. Прокоповича, который в июле - августе 1921 г. был одним из руководителей Всероссийского комитета помощи голодающим. Он провел глубокий анализ причин голода 1921г. в России, указав на то, что коммунистическая партия, согласно своим социально-классовым целям, преследовала зажиточных крестьян. По Прокоповичу особенно тяжелые последствия эта политика преследования зажиточных крестьян и изъятия всех продовольственных запасов имела на территории, периодически страдающей от засухи. Когда на этой территории урожай 1920 г. был изъят "под метелку", а 1921 г. оказался засушливым и неурожайным, наступил голод. Таким образом, единственная причина голода 1921г., по его мнению, - это продовольственная политика большевиков. Все остальные факторы, приведшие к катастрофе, автором не рассматривались [10].

В 50-е годы появляются первые наиболее объективные труды о голоде 1921г., принадлежавшие перу отечественных историков. Опубликованные монографии и статьи содержали общий обзор истории борьбы с голодом [11]. Значительно углубил вопрос Ю.А. Поляков. Едва ли не первым он, хотя и опосредованно, признал определенную причастность к случившемуся Советского государства и правящей партии. Ю.А. Поляков отмечал, что сокращение посевов было вызвано проводимой разверсткой [12].

В специально посвященной голоду 1921 г. книге он конкретизировал отрицательное воздействие засухи, обратив внимание на то, что особо пострадавшими были районы, где как правило, шли военные действия. Иными словами, заключал он, дело не в засухе, как таковой, а в том, что крестьянские хозяйства, пострадавшие от боевых действий, ее перенести уже не смогли [13].

В основной своей массе советские историки пытались свести причины катастрофы к отсталости сельского хозяйства, последствиям войны и засухи. Продовольственная политика Советского государства в период гражданской войны, имевшая следствием натурализацию сельского хозяйства,

12 признавалась единственно верной. Примером такого подхода к проблеме голода 1921г. служит монография Е.М. Хенкина, опубликованная в Красноярске [14].

В последнее время появились исследования, которые заметно отличаются от исследований советского периода. Тема голода 20-х годов нашла освещение в статье М.Геллера «О голоде, хлебе и советской власти», приложенной к английской публикации бюллетеня «Помощь». Автор пишет: «В перечне многочисленных причин (официально признанных Советской властью) страшного голода не было лишь одной: политика советской власти с первого же дня ее рождения. Отсталость русского сельского хозяйства была фактом, однако же Россия до Первой мировой войны являлась одним из крупнейших в мире экспортеров зерна. Война — сначала с Германией, потом гражданская,— тянувшаяся 7 лет, нанесла серьезный ущерб сельскому хозяйству. 1920, а в особенности 1921 г. были засушливыми. Однако важнейшей причиной катастрофы была политика партии, захватившей власть в октябре 1917 г.» [15].

С ним соглашается В.В. Кабанов, считая, что продразверстка окончательно подорвала производительные силы крестьянского хозяйства и сельскохозяйственного производства, отняла у крестьянина право на продукт собственного труда и тем самым разорила крестьянина. Последовавший затем в 1921 г. голод был вызван не только и не столько неурожаем, сколько последствиями продразверстки [16].

Тема голода 1921 г. остается одной из дискуссионных в современной отечественной историографии и нуждается в дальнейшем изучении и освещении и сегодня, когда Ветеринарная академия Министерства сельского хозяйства Российской Федерации рекомендует всем сельскохозяйственным вузам страны в качестве учебного пособия книгу И.Т. Филиппова, восхваляющую продовольственную политику большевиков в первые годы Советской власти [17].

13

Работа Филиппова резко контрастирует по тону с монографиями С.А. Павлюченкова, который, используя новые архивные документы, сумел дать принципиально иную трактовку событиям эпохи "военного коммунизма" (1917 - 1921гг.). Он считает, что Советское правительство не имело экономических возможностей подкрепить свои идеологические установки о замене свободного обмена организованным государственным снабжением населения необходимыми продуктами. Свободный рынок продолжал господствовать в отношениях между городом и деревней. Вытеснение свободного рынка могло осуществляться лишь по мере укрепления большевистской власти в деревне и соразмерно успехам ее продовольственной политики. Одним из первых мероприятий в этом направлении является введение классового пайка вскоре после начала кампании вооруженного похода в деревню [18].

В 1997 г. появилось исследование A.M. Кристлана. В работе сделана попытка на основе нового подхода к изучению отечественной истории и на всем комплексе источников, ставших ныне доступными для историков, уяснить подлинные причины и масштабы голодной катастрофы в Поволжье; установить вклад в борьбу с голодом и его последствиями государственных органов и различных отечественных и зарубежных общественных организаций. Автор выделяет пять причин голода. Главные причины - это отсталость сельского хозяйства, последствия войны и продразверстка. Второстепенные - это засуха и исчезновение помещичьих и крупных крестьянских хозяйств [19].

В 1980-90-е годы сложилась представительная и крупная школа аграрных исследований - крестьяноведение. Аграрная проблематика заняла видное место в работах, посвященных революции и гражданской войне. Крестьянству и аграрной истории посвящены конференции, симпозиумы и семинары. Среди них выделяются сессии Всероссийского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы (Свердловск, 1992; Арзамас, 1996;

14

Тамбов, 1998; Вологда, 2000 г.), международная конференция «Менталитет и аграрное развитие России», региональные конференции «Летопись уральских деревень» (Екатеринбург, 1995 г.), «Каменный пояс на пороге III тысячелетия» (Екатеринбург, 1997 г.), и др.

На этих научных форумах проблемы голодовок российских крестьян были поставлены в ряде докладов. Активизации аграрных исследований, безусловно, способствовали теоретические семинары «Современные концепции аграрного развития», проводившиеся под руководством В.П.Данилова. Один из семинаров был посвящен книге Р.Сиви «Голод в крестьянских обществах» [20]. В вышедших трех сборниках «Крестьяно-ведение» опубликованы интересные исследования Т.Шанина, В.П.Данилова, имеющие номотетическое значение. В этом смысле выделим публикацию Д.Скотта «Оружие слабых: обыденные формы сопротивления крестьян» [21].

В уральской историографии к проблеме подходили более упрощенно. Так, М. Машин (1959 г.) представлял события 1921г. «тягчайшим «посмертным даром» свергнутого царизма», якобы возникшим «на базе предшествовавших голодных годов XX века». Он же считал, что вину за голод следует возложить на белые армии, которые несколько раз в 1918— 1919 гг. прошли по Южному Уралу, и при этом они якобы «уничтожили урожай на корню». Но самым все же распространенным вариантом стало объяснение, что голод разразился из-за неурожая, а он, в свою очередь из-за «небывалой», «невиданной» засухи [22]. В итоге только это положение и было зафиксировано в изданиях, ставших своеобразным образцом для прочих региональных исследований. Речь идет об Очерках истории областных партийных организаций. Там сказано четко и безвариантно — причина всего — неурожаи 1920 и 1921 гг. [23].

Но некоторые историки, такие как Р.П. Толмачева и Н.В Ефременков пришли к выводу, что причинами кризиса сельскохозяйственного произ

15 водства, а затем и голода кроме засухи, отсталости сельского хозяйства, последствий Первой мировой и гражданской войн стали завышенные суммы продразверсток, а также неоперативность местных органов власти, с запозданием оценившими размеры бедствия. По мнению авторов, положение значительно ухудшилось из-за неудачно спланированных продразверсток 1919/1920 и 1920/1921 годов, которые не соответствовали действительному состоянию крестьянских хозяйств. В результате их выполнения были отданы не только излишки продовольствия, но и часть семенного материала и необходимых продуктов питания, что привело к дальнейшему сокращению посевных площадей и валовых сборов зерновых культур [24].

В работах уральских историков основное внимание уделялось исследованию роли партийных организаций Урала в восстановлении народного хозяйства в 1921-1925 гг., затрагивались проблемы подъема сельского хозяйства, государственной и общественной помощи крестьянству после гражданской войны. Продовольственной и аграрной политике Советской власти на Урале после гражданской войны, деятельности продовольственных отрядов посвящены исследования Я.Л.Ниренбург [25]. Работе партии в деревне посвящены ряд статей В.П.Гурова, В.Е.Муравьева, А.Т.Тертышного и др. [26]

Интересно исследование Н.В.Ефременкова, который в своей статье, посвященной колхозному строительству на Урале в 1917-1930-х гг., рассказывал о материально-технической базе уральского сельского хозяйства в 1921-1928 гг., о динамике восстановления сельского хозяйства [27].

Большой интерес представляла работа Л.И.Футорянского «Партийная организация Оренбургской губернии в годы иностранной интервенции и гражданской войны» [28], где автором были отмечены тяжелейшие условия, в которых оказалось Оренбуржье. Приведены цифровые сведения, характеризующие сложность обстановки того времени. Показано какое место занимала борьба коммунистов Оренбуржья в решении продовольственной

16 проблемы, в преодолении хозяйственной разрухи. В другой своей работе «Продовольственная и аграрная политика двух властей (1917-1920)» [29] Л.И.Футорянский рассмотрел изменения продовольственной и аграрной политики за период гражданской войны, что, по его мнению, наложило отпечаток на дальнейшее развитие аграрных отношений в крае.

В исследованиях В.П.Гурова, Н.Н.Метельского приведены интересные сведения о состоянии сельского хозяйства Урала в период 1918-1921 гг., о социальном составе уральской деревни, об организации товарообмена между городом и деревней на Урале [30].

Новые подходы в изучении проблемы появились в последнее время в уральской историографии. Исследователи В.Боже и И. Непеин на материалах Челябинской губернии сделали вывод, что одной из главных причин голода была политика РКП(б) в отношении деревни [31]. Исследовав материалы по Курганскому уезду, М.Тайболина выделила еще одну причину голода, это - хозяйственный урон, нанесенный в ходе крестьянских выступлений 1920-1921 гг. и их подавления [32].

В 90-е гг. появился ряд новых работ, посвященных процессам, происходящим в сельском хозяйстве Урала после революции 1917 г. В диссертации и статьях В.Л Телицына, исследующего крестьянское хозяйство Урала в условиях военного коммунизма, сделана попытка рассмотреть крестьянское хозяйство в основных его организационных и производственных аспектах, а именно процесс производства и сбыта продукции, выявить особенности производственных отношений, демографические изменения и передвижки в социальной структуре, влияние государства и методы воздействия на хозяйство [33].

Интересно исследование оренбургского историка Д.А.Сафонова «Великая крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал», в котором он рассматривает политику советской власти в деревне и связывает ее с последующим ростом напряженности в деревне, которые выливались в воо

17 руженные восстания крестьян против советской власти. Одним из факторов напряженности он называет голод. Среди причин голода он выделяет последствия Первой мировой и гражданской войн, отсталость сельского хозяйства и неурожаи 1920-1921 гг. Роковым толчком голоду стала продразверстка. Кроме того, у автора складывается мнение, что голод 1921 — 1922 гг. был использован для борьбы с крестьянскими восстаниями - повстанцы в голодающих губерниях не могли получать продовольственную и иную помощь от местного населения [34].

Одной из последних публикаций по теме стала статья А.В Иванченко, посвященная деятельности Американской администрации помощи на Урале. В ней автор попытался показать работу АРА в 1921-1923 гг. по организации помощи голодающему населению уральских губерний, а также ее характер и масштабы [35].

Подводя итог анализу изысканий историков, можно прийти к выводу, что ими был выделен целый комплекс причин голода: засуха и вызванный ею неурожай; продовольственная политика большевиков, имеющая следствием натурализацию сельского хозяйства; Первая мировая и гражданская войны, приведшие к разрухе; и, наконец, отсталость сельского хозяйства. За период гражданской войны (1917 - 1920 гг.) у крестьян исчезли все запасы, которые традиционно делались на период стихийных бедствий. Более того, с первых дней этой войны Россию преследовал голод, усугубившийся после засухи 1921г., в стране просто не оказалось продовольствия, которое позволило бы пережить лихолетье. Однако нельзя виновниками голодной катастрофы считать только большевиков. Виновны были все: и царское правительство, консервировавшее вековую отсталость сельского хозяйства, и белые, не желавшие отказываться от планов сохранения помещичьих латифундий, и крестьяне, ликвидировавшие сельскую хлебо-запасную систему в 1917 г.

18

Тем не менее, следует отметить недостаточность изучения всех аспектов темы. До сих пор слабо изучены причины и масштабы голода 19211922 гг. на Урале, его проявления и последствия, недостаточно рассмотрены вопросы об участии различных отечественных и зарубежных организаций в борьбе с голодом и его последствиями.

Источниковая база, составившая основу исследования темы, обширна. Для систематизации выявленных источников мы используем традиционные квалификационные схемы и выделим опубликованные и неопубликованные источники.

К категории опубликованных источников относятся многие виды документов, в том числе сборники законов и нормативных актов, регулировавшие сельскохозяйственное производство, имущественные отношения. Другую массовую группу публикаций составляют статистические сборники и справочники. В них достаточно широко представлена сводная статистика сельскохозяйственного производства, потребления по территориям губерний. Анализ сводной статистики позволил выделить основные сквозные показатели: площади посевов, структуру посевных площадей, количество скота по видам и др. Работая со сводными показателями, приходилось уточнять и перепроверять данные, так как расхождение в архивных и опубликованных показателях достаточно часто встречается, что связано с различиями в методиках учета и расчета, ошибками в расчетах и другими причинами.

Первая мировая война и последующие события, связанные с революцией и гражданской войной тяжело отразились на состоянии статистики, статистические обследования и публикации материалов практически прекратились. Возобновление практики ежегодных статистических сборников относится к 1923 г. Губстатбюро издавали статистические справочники [36]. Продолжая традиции земской статистики, в публикациях представлены не только сводные цифровые данные, но и аналитические материалы,

19 характеризующие состояние и динамику сельскохозяйственного производства, балансы различных видов продукции. Аналитический подход является спецификой публикаций первой половины 1920-х гг., в дальнейшем статистические сборники становятся чисто информационными и не содержат развернутого анализа изучаемых статистикой процессов и явлений.

Неопубликованные архивные источники по теме отобраны для исследования в центральных - Российский государственный архив социально-политической истории (бывший Российский центр хранения и изучения документации новейшей истории) (далее РГАСПИ), Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), Российский государственный архив экономики (РГАЭ) и местных архивах: Государственный архив новейшей истории общественно-политических движений Пермской области (ГАНИ-ОПДПО), Государственный архив Оренбургской области (ГАОО), Государственный архив Пермской области (ГАПО), Государственный архив Свердловской области (ГACO), Государственный архив Челябинской области (ГАЧО), Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО), Центральный государственный архив общественных организаций Республики Башкортостан (ЦГАООРБ), Центр документации новейшей истории Оренбургской области (ЦЦНИОО), Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (ЦГИАРБ).

Изучая материалы центральных властных структур, мы получили информацию об основных мероприятиях власти в области продовольственной политики, ее результатах. Документы местных органов - губернских и уездных позволили охарактеризовать конкретные условия, проблемы и сложности регионального развития и варианты их разрешения.

В центральных архивах среди документов высших органов власти (фонды Наркомата продовольствия РСФСР, фонд Центральная Комиссия

20 по борьбе с последствиями голода ВЦИК, фонд М.И. Калинина) выявлены и изучены инструкции, распоряжения и приказы, записки, телеграммы и телефонограммы, они дополняли законодательные акты и носили обязательный для исполнения характер. Значение данного вида документов возрастает в кризисные периоды, особенно в условиях революции и войны. К данному виду можно отнести Инструкцию ВЦИК по организации на местах комиссий помощи голодающим (1921 г.); Инструкцию ЦК Помгол при ВЦИК об организации постоянной помощи голодающим (1921 г.); Положение о местных комиссиях помощи голодающим (1921 г.) и др. Эти материалы помогают глубже понять политику властей и охарактеризовать эффективность и дееспособность органов власти.

В условиях революционного катаклизма и гражданской войны, углубления экономического кризиса возросла роль местных органов власти. В местных архивах (фонды губернских продовольственных комитетов, губернских земельных отделов, губернских комиссий помощи голодающим и др.) отложились докладные записки, информационные письма, протоколы и другие делопроизводственные документы. Они позволяют исследовать конкретные ситуации по вопросам продовольственного обеспечения на местах, проанализировать проблемы аграрного производства и потребления, организацию помощи голодающим.

В диссертации использованы ряд документов 1919-1922 гг. (фонды губернских комитетов РКП(б), губернских исполнительных комитетов, фонд СНК БАССР и др.), характеризующие состояние сельского хозяйства и продовольственного обеспечения в уральских губерниях. Это письма, телеграммы, доклады местных властей, в которых представлены в большом количестве факты продовольственного кризиса. Они ценны тем, что содержат оперативные, конкретные сведения и являются непосредственной реакцией местных органов власти на возникающие проблемы с продоволь

21 ственным обеспечением, что вместе с тем отражается и в достоверности приведенной информации.

Большой комплекс документов посвящен проблеме голода 1921-1922 гг. (впервую очередь это фонды губернских Комиссий помощи голодающим) - это телеграммы, письма, докладные записки уездных и губернских комитетов, в которых с нарастающей интенсивностью излагаются факты затруднений с продовольствием, недостаток семенного материала, невозможность взыскания продналога. Ряд документов посвящен созданию и деятельности местных комиссий помощи голодающим и мероприятиях по борьбе с голодом, особенно много внимания уделяется вопросам помощи беженцам из голодных мест, эвакуации детей в более благополучные районы, организации столовых и сбору пожертвований. Данные документы интересны не только фактами, характеризующими масштабы голода, но и разработкой определенных мер выживаемости, которые должны были помочь населению пережить трудное время.

В целом комплекс выявленных опубликованных и неопубликованных источников позволяет решить поставленные задачи исследования.

Целью исследования является изучение истории самого крупного голода 1921-1922 гг. в Уральском регионе. В соответствии с целью в диссертации решаются следующие задачи:

- выявить основные факторы, приведшие к голоду 1921-1922 гг. в регионе;

- исследовать масштабы и проявление голода на различных территориях Урала;

- изучить формы и методы борьбы с голодом, показать их значимость и эффективность в помощи голодающему населению;

- проанализировать влияние голода на экономическое развитие уральской деревни, ее социальную и демографическую структуру, на векторы государственной политики.

22

Изучение и введение в научный оборот архивных документов, а также постановка проблемы истории голода начала 1920-х годов на материалах Уральского региона осуществляется впервые.

I. Русская энциклопедия. Т. 3. М., 1913. С. 897.

2 Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М., 1991; Сорокин П.А. Голод как фактор. Петроград, 1922; и ДР

3. Линский Д.О. Голод. София, 1921 г.

4. Петля вместо хлеба: Лев Троцкий. О миссии Гувера. Пенза, 1921; Радек К.Б. Голод в России капиталистический мир. М., 1921; Ярославский Е.И. Почему у нас в России голод. Б. м., 1921; Итоги борьбы с голодом 19211922 гг. Сборник статей и отчетов. М., 1922; Итоги последгол (с 15.10.1922 - 1.08.1923). Статьи, библиография. М., 1923.

5. Ярославский Е.И. Указ. соч. С. 10.

6. Голод 1921-1922 гг. Сборник. Нью-Йорк, 1922; Голод. София, 1921. С. 30.

7. Линский Д.О. Указ. соч. С. 31.

8. Попов П.И. Производство хлеба в РСФСР и федерирующихся с ней республиках. М., 1921; Он же. Сельское хозяйство союза республик. М., 1924; Хрящева А.И. Крестьянское хозяйство в войне и революции. М., 1921; Она же. Статистика посевов и определение степени ее достоверности. М., 1923; и др.

9. Кондратьев Н.Д. Указ. соч. С. 59.

10. Прокопович С.Н. Народное хозяйство СССР. Т. I. Нью-Йорк, 1952.

II. Генкина Э. Переход Советского государства к НЭПу (1921 - 1922 гг.). М., 1954; СССР в период восстановления народного хозяйства (1921 -1925). М.,1955; Аграрная политика Советской власти (1917 - 1919). М., 1954.

12. Поляков Ю.А. Переход к НЭПу и советское крестьянство. М., 1967.

13. Поляков Ю.А. 1921-й: победа над голодом. М., 1975.

14. Хенкин Е.М. Очерки борьбы Советского государства с голодом. Красноярск, 1988.

15. Геллер М. О голоде, хлебе и советской власти // Помощь: Бюллетень Всероссийского комитета помощи голодающим (1921, № 1-3). Лондон, 1991.

16. Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма». М.,1988; Он же. Пути и бездорожье аграрного развития России в XX веке // Вопросы истории. 1991. № 2. С. 39-45.

23

17. Филиппов И.Т. Продовольственная политика в России в 1917 - 1923 гг. М., 1995.

18. Павлюченков С.А. Крестьянский Брест, или предыстория большевистского НЭПа. М., 1996. Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России: власть и массы. М, 1997.

19. Кристлан A.M. Голод 1921 года в Поволжье: опыт современного изучения проблемы / Автореферат дисс. канд. истор. наук. М.,1997.

20. Отечественная история. 1995. № 4. С.3-33.

21. Крестьяноведение. Теория. История. Современность. Ежегодник. 1996. М., 1996. С.26-59.

22. Машин М.Д. Борьба с голодом в 1921-1922 годах на Южном Урале // Из истории революционного движения и социалистического строительства на Южном Урале. Челябинск, 1959.С.100-124.

23. История Урала. Т.П. Период социализма. Пермь, 1965; Очерки истории Пермской областной партийной организации. Пермь, 1971; Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. Челябинск, 1973; Очерки истории коммунистических организаций Урала. Свердловск, 1974. Т.2; и др.

24. Толмачева Р.П. Борьба с голодом в Екатеринбургской губернии в 19211922 гг.// Из истории крестьянства и аграрных отношений на Урале. Свердловск, 1963. С. 12-20; Она же. Социальная дифференциация уральского крестьянства в восстановительный период (1921-1925) // Вопросы истории Урала. Вып. 6. Свердловск, 1965. С. 136-143; Она же. К вопросу об экономической политике Советской власти в деревне в 1920 г. (по материалам Екатеринбургской губернии) // Вопросы истории Урала. Вып. 5. Свердловск, 1964. С. 31-41.

25. Ниренбург Я.Л. Из истории деятельности рабочих продовольственных отрядов на Урале // Из истории партийных организаций Урала. Вып. 2. Свердловск, 1964; Он же, Пожидаева Г.В. Историография вопроса о перераспределении земельного фонда на Урале в результате Октябрьской революции // Историография истории Урала переходного периода 1917-1937. Свердловск, 1985.

26. Гуров В.П. Экономическое и политическое положение уральской деревни накануне перехода к НЭП // Наш край. Свердловск, 1971. С. 115-123; Муравьев В.Е., Гуров В.П. Характер и основные направления социально-экономических процессов в уральской деревне накануне введения НЭПа // Из истории социалистического строительства на Урале. Свердловск, 1976. С. 15-24; Тертышный А.Т. Хозяйственная политика партии и Советского государства в деревне в 1919-1920 гг. (по материалам Урала) // Партийное руководство революционной борьбой и хозяйственной деятельностью трудящихся Урала. 1918-1920. Свердловск, 1982; Муравьев В.Е. Социальный состав уральской доколхозной деревни середины 20-х годов // Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Свердловск, 11972. Вып. 3. С.

24

3-13; Муравьев В.Е. Земельная аренда в уральской доколхозной деревне // Вопросы истории Урала. Вып. 8. Свердловск, 1969. С. 249-263; Гуров В.П. Структура и динамика крестьянских хозяйств на Урале в годы восстановительного периода (1921-1925) // Научные труды кафедр истории КПСС, философии, научного коммунизма Свердловского института народного хозяйства. Вып. 2. Свердловск, 1969. С. 114-124; Он же. Социально-экономические отношения в уральской доколхозной деревне (1921-1929) // Октябрь на Урале: история и современность. Свердловск, 1988. С. 10-15; и ДР

27. Ефременков Н.В. Колхозное строительство на Урале в 1917-1930 годах // Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Вып. 1. Свердловск, 1966. С. 3-132.

28. Футорянский Л.И. Партийная организация Оренбургской губернии в годы иностранной интервенции и гражданской войны. Оренбург, 1968.

29. Футорянский Л.И. Продовольственная и аграрная политика двух властей. (1917-1920). Оренбург, 1996.

30. Гуров В.П. Уральская деревня после разгрома колчаковщины // Партийное руководство революционной борьбой и хозяйственной деятельностью трудящихся Урала. 1918-1920. Свердловск, 1982. С. 60-72. Метель-ский H.H. Деревня Урала в условиях «военного коммунизма». Свердловск, 1991.

31. Боже В., Непеин И. Жатва смерти: голод в Челябинской губернии в 1921-1922 гг. Челябинск, 1994.; Игорь Непеин. Неизвестный голод: Невостребованные документы // Отечество. Краеведческий альманах. - М., 1994. С.227 - 244.

32. Тайболина М.Н. «Не так захваченные природной стихией» (Голод 1921-1922 гг. в Курганском уезде Челябинской губернии) // Земля Курганская: прошлое и настоящее. Краеведческий сборник. Вып.5. Курган, 1993.

33. Телицын В.Л. Крестьянское хозяйство Урала в условиях военного коммунизма. Автореф. дис. М., 1993; Он же. К вопросу о рынке, продразверстке и военном коммунизме // Агарный рынок в историческом развитии. Екатеринбург, 1996. С. 211-216; Он же. Антибольшевистские выступления уральского крестьянства в первые послереволюционные годы // Каменный пояс на пороге III тысячелетия. Екатеринбург, 1997. С. 214-217.

34. Сафонов Д.А. Великая крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал. Оренбург, 1999.

35. Иванченко A.B. Американская администрация помощи АРА на Урале в 1921-1923 гг. // Третьи Татищевские чтения. Екатеринбург, 2000. С. 163166.

36. Статистический сборник Екатеринбургской губернии за 1922 г. Екатеринбург, 1923; Статистический сборник за 1923 г. / Пермское губернское статистическое бюро. Оханск, 1923; Статистический сборник Челябинский губернии за 1920-1923 гг. Челябинск, 1923; Уральский статистический

25 ежегодник 1923/24 г. Свердловск, 1925; и др. Сложность работы с статистическими сборниками связана с тем, что в них публиковались данные по отдельным территориям. До 1918 г. к Уралу относились Пермская, Оренбургская, Уфимская губернии и часть уездов Вятской губернии. В 19191920 гг. были образованы Екатеринбургская, Челябинская, Пермская, Тюменская, Оренбургская, Уфимская губернии и Башкирская республика. В 1923 г. была образована Уральская область. Статистические сборники, вышедшие после 1923 г., дают сведения за 1916-1922 гг. в границах Уральской области. Мы пользовались в работе источниками, различающимися по времени возникновения, но в которых приведены данные, относящиеся к одним и тем же районам за различные годы. При выявлении каких-либо тенденций мы использовали в ряде случаев данные без пересчетов.

26

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Каракулов, Дмитрий Владимирович

Результаты работы стали сказываться уже осенью 1921 г., когда улучшилась техника обработки почвы: взмет ранних паров, рядовой посев, подъем зяби. Впервые на Урале в массовом масштабе проводилась сортирование семян [134]. С этой целью создавались специальные зерноочистительные пункты, которых в одной Екатеринбургской губернии работало более 300 [135].

Таким образом, уже в первые годы после окончания гражданской войны советские и земельные органы Урала, стремясь в короткий срок вое

135 становить сельское хозяйство, прилагали большие усилия для внедрения в практику сельскохозяйственного производства элементарных приемов агротехники. С этой же целью на Урале были организованы различные сельскохозяйственные курсы, началась подготовка специалистов в средних и высших учебных заведениях. В уездах и волостях проводились агрономические конференции, а в селах и деревнях - чтения и беседы по элементарной агротехники и землеустройству. Безусловно, тенденция, направленная на модернизацию аграрной сферы Урала, проявлявшаяся с начала XX века давала себя знать. Однако при незначительном числе большевистских ячеек в уральской деревне, коммунистам необходимо было усиливать свое влияние среди крестьянства. Они использовали для этого все появлявшиеся возможности.

Одновременно с мерами, направленными на ознакомление широких масс крестьянства с элементарными приемами агротехники, и подготовкой кадров для сельского хозяйства, губернские партийные, советские и хозяйственные органы принимали все зависящие от них меры по обеспечению предстоящей посевной кампании достаточным количеством семян. При губернских экономических совещаниях были созданы специальные семенные комиссии, на которых возлагались задачи по заготовке, хранению и правильному использованию семенного материала.

Однако, несмотря на значительные усилия и меры, принятые комиссиями, создание семенных фондов шло крайне медленно. К концу 1921 г. в Екатеринбургской губернии создание семенных фондов за счет местных ресурсов было выполнено всего на 6,5% [136]. А ведь положение в Екатеринбургской губернии было даже несколько лучшим, нежели в других губерниях Урала. Поэтому губернские и областные экономические совещания и их семенные комиссии, стремясь в какой-то степени решить проблему создания семенных фондов, принимали меры по заготовке семян в других районах страны и, прежде всего, в Сибири. Для обмена на семена с

136

Урала в Сибирь было направлено значительное количество металлических изделий, посуды, обуви, инструментов и т.д. Из Екатеринбургской губернии - 45 вагонов чугунного литья и железных изделий, 7 вагонов кожевенного товара и обуви, из других Уральских губерний - 8 вагонов спичек, керамических изделий, посуды и железных изделий, Уралпромбюро отправило 56 вагонов железа, стали, инструментов, обуви и других изделий. Всего было направлено 76 вагонов различных изделий на сумму свыше 300 тыс. рублей золотом [137].

Из Сибири на Урал в результате прямого продуктообмена было завезено 427 тыс. пудов различных семян, в том числе 335 тыс. пудов овса, 50 тыс. пудов ячменя, 49 тыс. пудов проса и т.д. Семена были распределены между уральскими губерниями в зависимости от местных нужд и накопленных ресурсов. Так, Екатеринбургская губерния, получила 208 тыс. пудов семян, Пермская - 103 тыс. пудов, Челябинская - 55 тыс. [138]. Всего же в Сибири, по данным В.А.Плотичкина для Урала было заготовлено 988 тыс. пудов семян [139]. Но и это количество семян не покрывало уральских потребностей в них.

На помощь уральскому крестьянству пришло советское государство, которое в тяжелейших условиях 1922 г. выделило для уральских губерний из госфонда 5,5 млн. пудов семенного материала. Полученные от государства семена были распределены следующим образом: Пермской губернии - 1,1 млн. пудов, Екатеринбургской - 734 тыс. пудов, Челябинской - 707 тыс. пудов, Тюменской - 382 тыс. пудов [140]. Семена, полученные от государства, по данным, приведенным А.Воробьевым, позволили крестьянству Урала засеять 25% яровой площади [141].

Многое было сделано для обеспечения посевной кампании сельскохозяйственным инвентарем и машинами. Проводились в порядок и открыты новые ремонтные мастерские и прокатные пункты. На помощь трудящемуся крестьянству был мобилизован рабочий класс Урала. В 1650 ремонтных

137 мастерских, которые начали производить ремонт крестьянского инвентаря, было занято до 7 тыс. рабочих. Во время «Недели крестьянина», которая началась 19 июня и закончилась 1 октября 1922 г., в деревню было направлено значительное количество инвентаря, машин и т.д. В Екатеринбургской губернии среди крестьян было распределено более 56 тыс. единиц различного инвентаря и сельскохозяйственных машин, в том числе 137 сенокосилок, 413 жаток, 174 молотилки, 176 веялок [142].

Большое внимание подготовке к хозяйственно-политическим кампаниям 1922 г. уделил Пятый Екатеринбургский губернский съезд Советов, работавший 10-14 декабря 1921 г. В своем постановлении съезд указал на необходимость обеспечения посевной кампании своевременным снабжением и ремонтом сельскохозяйственного инвентаря. Съезд поручил губернскому земельному отделу проверить состояние ремонтных мастерских, обеспечить их оборудованием и необходимыми материалами, перевести их на хозяйственный расчет. Съезд обязал губземотдел привести в порядок прокатные пункты. Постановление предусматривало передачу значительной части мастерских и прокатных пунктов сельскохозяйственной кооперации на условиях аренды или выкупа. Съезд постановил организовать в губернии производство сельскохозяйственного инвентаря и, в первую очередь, рядовых сеялок и орудий борьбы с засухой. Были намечены также конкретные меры по обеспечению ремонта и производства сельскохозяйственного инвентаря необходимыми средствами и материалами [143].

Постановление съезда в значительной степени оживило работу по подготовке к посевной кампании 1922 г., способствовало дальнейшему развертыванию работы по ремонту и распределению инвентаря, по активизации деятельности прокатных пунктов, организации курсов, ликвидации агронеграмотности населения. В Екатеринбургской губернии в 1922 г. работало 264 ремонтных мастерских и 286 прокатных пункта [144]. В про

138 катных пунктах было сосредоточено около 1500 пахотных орудий, 900 борон, 300 сеялок, 700 уборочных машин, 200 молотилок, 500 зерноочистительных машин и т.д., а всего более 4100 единиц машин и инвентаря [145]. Прокатные пункты и ремонтные мастерские были организованы также в других губерниях Урала - Пермской, Челябинской, Уфимской. Кроме того, губисполкомы приняли решение о выдаче безлошадным крестьянам ссуд на приобретение рабочего скота, а земельным обществам - на приобретение тракторов рабочего скота и на покупку семян [146].

Огромная подготовительная работа к посевной компании, проделанная местными партийными, советскими, хозяйственными, хозяйственными и земельными органами, серьезная помощь со стороны Советского государства совпали с желанием крестьян выбраться из нужды, совместные усилия позволили добиться некоторых успехов. Но они пришли не сразу, а стали заметными лишь в самом конце 1922 г., когда был завершен озимый сев. Весенняя же посевная кампания не принесла ожидаемого перелома, более того, посевная площадь еще больше сократилась и составила всего 37,6% уровня 1916 г. [147] Наибольшее сокращение произошло в южных уездах Екатеринбургской и на всей территории Челябинской губернии, где посевы 1922 г. составили менее четверти уровня 1920 г. [148] Правда, в 1923 г. наступит перелом в развитии сельского хозяйства и оно пойдет по пути роста. Посевы озимых в 1922 г. в Пермской губернии составили 126,5% от уровня 1921 г., в Екатеринбургской - 134,4%. Но это было только начало восстановительных процессов в сельском хозяйстве. Годы войны и засуха нанесли сельскохозяйственному производству Урала такой ущерб, последствия которого продолжали сказываться довольно долго.

В сборнике статистических сведений по Союзу ССР за 1918-1923 гг. приведены весьма интересные сведения, характеризующие те изменения, которые произошли в сельскохозяйственном производстве Урала с 1920 по 1922 годы и позволяющие выявить конкретный ущерб, нанесенный сель

139 скому хозяйству края засухой и неурожаем 1921-1922 гг. Прежде всего, произошло сокращение количества посева в расчете на каждое хозяйство: в Екатеринбургской губернии с 3,5 десятины до 1,5 десятины, в Пермской

- с 2,4 до 1,7, в Уфимской - с 3,5 до 2,1 ив Челябинской - с 6,5 десятины до 1,6 десятины [149]. Примерно в такой же пропорции уменьшилось количество посева на одного работника и на едока. За эти же годы на Урале произошло некоторое увеличение беспосевных хозяйств: в Екатеринбургской губернии с 11,6 до 13%, в Уфимской - с 5,1 до 5,9%, в Челябинской с 8,8 до 12,3% [150]. Засуха и неурожай привели к значительному уменьшению кормовых ресурсов и это сразу же сказалось на количестве всех видов скота. В Екатеринбургской губернии количество хозяйств без рабочего скота увеличилось с 18,2 до 28,3%, в Пермской - с 23,9 до 31,1%, в Уфимской - с 18,4 до 40%) и в Челябинской - с 14,3 до 31,9% от общего числа хозяйств в каждой губернии [151]. Уменьшение поголовья продуктивного скота привело значительному увеличению числа бескоровных хозяйств: в Екатеринбургской губернии с 9,1 до 16,4%, в Пермской - с 8,6 до 14,0%, в Уфимской - с 15,9 до 28,8% и в Челябинской - с 9,0 до 18,1% [152].

При сопоставлении же данных 1922 г. с показателями состояния сельского хозяйства в 1917г. обращает на себя внимание одна любопытная деталь: количество беспосевных хозяйств, несмотря на гигантские трудности, засуху, неурожай, недостаток семян и т.д., в 1922 г. было все же меньше, чем в 1917 г. В Екатеринбургской губернии - на 10%, в Пермской

- на 14%, в Уфимской - на 6% и в Челябинской - на 9% [153]. Что же касается количества безлошадных и бескоровных хозяйств, то оно по сравнению с 1917 г. повсеместно увеличилось. Это было прямым результатом засухи, неурожая и острого недостатка кормов, что привело к значительному сокращению общего поголовья рабочего и продуктивного скота. В 1922 г. поголовье всех видов скота на Урале оказалось минимальным: лошадей было немногим более половины от уровня 1916 г., крупного рогато

140 го скота - менее 40%, поголовье овец и коз - не более 33% [154]. Наибольшую убыль скота понесли земледельческие округа Зауралья, наименьшую - северные и горнозаводские округа.

Благодаря проведенным мероприятиям по оказанию помощи крестьянскому хозяйству сельское хозяйство Урала вышло из полосы разрухи и начало возрождаться, явно обнаруживая качественные изменения в сторону интенсивности.

Восстановление сельского хозяйства Урала, по сути, могло начаться только при условии действительного обеспечения их в 1922-23 гг. из собственного урожая продовольствием, кормом для скота и запасом семян для расширения посевной площади. Поэтому переломными для Урала стали последние месяцы 1922 г. и особенно 1923 г., когда были достигнуты заметные успехи в развитии сельского хозяйства и, прежде всего, в восстановлении посевных площадей. В 1923 г. на Урале было засеяно на 1 млн. десятин больше, чем в 1921 г. Произошло увеличение посевных площадей и по сравнению с 1922 г. - в Челябинской губернии - в два раза, в Екатеринбургской и Тюменской - в 1,5 раза [155]. Это было большое достижение, хотя это составляло 63% от уровня 1916 г. [156] Кроме того, в сельскохозяйственном производстве Урала наметилась еще одна весьма обнадеживающая тенденция - увеличение площади посева, обеспеченной собственного семенами и уменьшение площади, засеваемой с помощью семян, получаемых в ссуду от государства. В 1922 г. выданными семенами было засеяно 28% всей площади, в 1923 - 20%, в 1924 - 14%, а в 1925, Урал впервые обеспечил всю засеваемую площадь собственными семенами и не прибегал к семенной ссуде [157].

Ситуация на территории Уфимской губернии и Малой Башкирии (с 1922 г. Башкирской АССР), несмотря на освобождение в 1922 г. от продналога, голод продолжался - в июле 1922 г. на государственном питании находилось около 1,5 млн. человек. За 1921-1922 гг. на этой территории

141 исчезло 82,9 тыс. крестьянских хозяйств (16,5% от общего числа), количество рабочих лошадей сократилось на 53%, коров - на 37,7%, овец - на 59,5%. Посевные площади уменьшились на 917 тыс. дес. (на 51,6%) [158]. Тем самым голод подорвал производительные силы сельского хозяйства Башкирии. В этих тяжелых условиях в Башкирии позже, чем в других регионах началось восстановление народного хозяйства и к началу массовой коллективизации восстановление сельского хозяйства не было завершено.

§3. Последствия голода 1921-1922 годов на Урале

Голод 1921-1922 гг. оказал влияние на демографические и социально-экономические процессы в регионе. Влияние голода распространилось на все стороны жизни общества.

В 1921-1922 гг. происходит значительное увеличение смертности на фоне низкой рождаемости, в результате происходит значительная естественная убыль населения Урала. Если за 1911-1913 гг. общий коэффициент смертности составил 41,4 промилле, то в 1922 г. он возрос до 49,4 промилле (%>). За полвека лишь во время голода 1891-1892 г. произошла убыль населения до 48,2 промилле, в другие неурожайные годы наблюдалось лишь сокращение прироста. Уровень рождаемости, составлявший в 19111913 г. 54,9°/ооУпал соответственно до 37,7°/00 [159]. Таким образом, естественно убыль населения Урала только в 1922 г. составила 11,7 промилле, а если учесть естественную убыль за 1921 г., то эта цифра возрастает до 14 промилле [160].

Наиболее высокие потери произошли из-за оттока населения, величина отрицательного сальдо за 1920-1922 гг. превысила полмиллиона человек. Проведенные демографические расчеты позволяют воспроизвести фрагментарную картину миграционного сальдо и соотнести его с величиной естественного прироста по Уралу, °/0о:

142

Год Миграция Естественный прирост

1920 -5,7 2,8

1921 Нет сведений -2,3

1922 -5,7 -11,7

В результате страшнейшего голода Урал испытал значительные людские потери. Представленные расчеты показывают резкое увеличение миграционного оттока и естественной убыли населения региона.

По расчетных данных авторов «Население Урала. XX век» число жителей по Уральской области (она включила в себя Екатеринбургскую, Пермскую, Тюменскую и Челябинскую губернии) между переписями 1920 т 1923 гг. сократилось на 581 тыс. человек [161]. Население Башкирской республики и Уфимской губернии сократилось на 650 тыс. человек (на 22%) [162].

На бывшей казачьей территории Оренбургской губернии к 1923 г. по сравнению с 1917 г. население сократилось на 36,8%), то есть более чем на треть, а в отдельных уездах, например в Каширском, практически наполовину - на 45,9%о (однако эти данные включают и сокращение населения в результате гражданской войны) [163].

По некоторым данным процент убыли населения Урала в 1922 г. по сравнению с 1920 г. составлял 10-15%. Таким образом, по нашим подсчетам в этот период население Урала примерно сократилось от 1 до 1,5 млн. человек [164].

Изменяется динамика возрастной структуры населения Урала, если в 1920 г. дети от 0-15 лет составляли 46,3% то по переписи 1926 г. они составляли 41%), также сократилась группа пожилого населения (60 лет и старше) с 9 до 7 соответственно и увеличилась возрастная группа от 16 до 59 лет с 44,6 до 51,8% [165].

Все эти изменения напрямую связаны с голодом. Дети и старики были наиболее уязвимы перед голодом и соответствующим ему болезням. Во время голода растет их смертность и падает рождаемость.

143

Влияние голода на социально-экономические процессы было не менее пагубно. Голод усугубил кризис сельскохозяйственного производства, начавшейся на Урале с 1917 г.

Тяжелым было состояние сельского хозяйства края - опустошенные поля, разоренные деревни и станицы, ужасающая нищета и общая разруха. Сельскохозяйственный кризис на Урале затянулся до 1923 г., в то время как целом по стране переломным годом стал 1922 г. Причем падение производства по многим показателям на Урале было большим, чем по стране. Так, весной 1922 г. посевная площадь сократилась по РСФСР на 23%, а на Урале - на 66,5 %; валовые сборы зерна уменьшились соответственно до 78 и 37,5 [166].

В результате упадка сельскохозяйственного производства не только сократились посевные площади, но и коренным образом изменилась структура полевых посевов.

Заключение

Удовлетворение человеком потребности в пище является основной потребностью, без которой невозможно его существование. Поэтому недостаток питания ведет ко многим необратимым последствиям как в жизни отдельного человека, так и существование целого общества.

Голод всегда сопровождал человечество во все периоды истории. Виднейший русский ученый и социолог Питирим Сорокин выделил два основных вида голода: это дефицитное и сравнительное голодание. Нас, прежде всего, интересовало дефицитное голодание, под которым подразумевается поступление в человеческий организм пищи не содержащей в нужном количестве элементов, которые требуются для покрытия всех расходов организма и правильного функционирования последнего. В соответствии с этим дефицитное голодание распадается на абсолютное и относительное. Абсолютное голодание представляет собой полное прекращение поступления пищи в организм человека. Расходование энергии организмом совершенно не покрывается притоком ее в виде пищи. Относительное голодание охватывает случаи, когда поступающая в организм человека пища содержит все нужные вещества (белки, жиры, углеводы, витамины), но количество ее недостаточно или когда при достаточном количестве пищи в ней не хватает тех или иных веществ, необходимых для жизнедеятельности человека, но также бывают случаи, когда пища недостаточна по количеству и по качеству.

Относительно - дефицитное голодание сопровождает человечество постоянно. Случаи же абсолютного голодания в истории происходили не так часто. Примером такого голодания стала в России и на Урале в частности голодная катастрофа 1921-22 гг., произошедшая вследствие неурожаев 1920 и 1921 гг., усугубленных отсталостью сельского хозяйства, последствиями Первой мировой и гражданских войн и продразверсткой, проводимой Советским правительством на Урале после гражданской войны.

165

Виновниками голодной катастрофы нельзя считать только большевиков, осуществлявших политику «военного коммунизма». Виновны были и царское правительство, консервировавшее вековую отсталость сельского хозяйства, и белые, не желавшие отказываться от планов сохранения помещичьих хозяйств, и, сами крестьяне, ликвидировавшие хлебозапасную систему в 1917 г. Обстоятельства, приведшие к голоду 1921-1922 г. накапливались в течение ряда лет, начиная с 1917 г., отмеченных сложностями в продовольственном обеспечении. Ослабленные годами бедствий и разорений крестьянские хозяйства не могли противостоять засухе и неурожаю. Голод, охвативший всю территорию Урала, привел к более 1 млн. убыли населения региона, особенно интенсивным он был на Южном Урале -Оренбургской, Челябинской, Уфимской губерниях, Башкирской республике. По своим масштабам и интенсивности он сопоставим с голодом в Поволжье, но был более длительным по продолжительности.

Борьба с голодом велась как широкая государственная компания. Государство впервые сосредоточило всю организацию помощи голодающим. Большевики понимали опасность голода для своей власти, не окажи они помощи, голодная стихия могла их легко опрокинуть. Существенную помощь голодающим оказали международные организации, в первую очередь АРА.

Помощь государственных, российских и зарубежных организаций позволила смягчить голод путем организации общественных столовых, питательных пунктов и общественных работ. С помощью этих мер удалось создать необходимые условия для дальнейшего восстановления и развития сельского хозяйства. Сразу ликвидировать последствия голода не удалось, нужна была не только продовольственная помощь, но и помощь по скорейшему восстановлению сельского хозяйства Урала.

Местные органы власти, стремясь в короткий срок восстановить сельское хозяйство, прилагали большие усилия для внедрения в практику сельхозпроизводства элементарных приемов агротехники. С этой же целью

166 на Урале были организованы различные сельскохозяйственные курсы, началась подготовка специалистов в средних и высших учебных заведениях. Тенденция на модернизацию аграрной сферы Урала, проявлявшаяся с начала XX века, давала о себе знать. В уездах и волостях проводились агрономические конференции, в селах и деревнях - чтения и беседы по элементарной агротехнике. При незначительном числе большевистских ячеек в уральской деревне коммунистам было необходимо усилить свое влияние среди крестьянства, поэтому они воспользовались распространением агротехнических знаний в деревне.

Огромная работа по организации посевных кампаний, проделанная местными партийными, советскими хозяйственными, земельными органами серьезная помощь со стороны государства совпала с желанием крестьян выбраться из нужды, совместные усилия позволили добиться некоторых успехов.

Благодаря проведенным мероприятиям по оказанию помощи крестьянскому хозяйству, сельское хозяйство Урала стало выходить из полосы разрухи. Полное восстановление сельского хозяйство Урал началось только при действительном обеспечении крестьянских хозяйств из их собственного урожая продовольствием, кормом для скота и запасом для расширения посевных площадей.

Голод 1921-1922 гг. оказал огромное влияние на демографические и социально-экономическое развитие Урала. Последствия голода проявились во всех сферах жизни региона - экономической, политической, социальной и демографической. По своим масштабам голод 1921-1922 гг. был самым огромным и страшным за ХУШ-ХХ вв. уральской истории.

167

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Каракулов, Дмитрий Владимирович, 2000 год

1.Источникиа) Неопубликованные источники

2. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ):фонд 17 Центральный комитет Коммунистической партии Советского Союзафонд 78 Фонд М.И. Калинина

3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ):фонд 1058 Полномочные представительства РСФСР и УССР при заграничных организациифонд 1065 Центральная Комиссия по борьбе с последствиями голода ВЦИК

4. Российский государственный архив экономики (РГАЭ): фонд 1943 Наркомат продовольствия РСФСР

5. Государственный архив Оренбургской области (ГАОО):фонд Р-166 Оренбургский губернский продовольственный комитет фонд Р-1319- Илецкий районный военно-революционный комитет фонд Р-2414 - Илецкий районный исполнительный комитет

6. Государственный архив Пермской области (ГАПО):фонд Р-5 Пермский губернский продовольственный комитет фонд Р-77 - Статистическое бюро Пермского исполнительного комитета Совета депутатов

7. Государственный архив новейшей истории и общественно-политических движений Пермской области (ГАНИОПДПО):фонд 557 Пермский губернский комитет РКП(б)

8. Центральный государственный исторический архив республика Башкортостан (ЦГИАРБ):фонд 101 Уфимская губернская Комиссия помощи голодающим168фонд 164 Наркомат земледелия БАССР фонд 933 - Совет Народных Комиссаров БАССР

9. Центральный государственный архив общественных объединений республики Башкортостан (ЦГАООРБ)фонд 1 Уфимский губернский комитет РКП(б)

10. Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО)фонд П-77 Челябинский губернский комитет РКП(б)фонд 3 80 Челябинский губернская Комиссия помощи голодающимб). Опубликованные источники

11. Аграрная политика Советской власти (1917-1918): Документы и материалы. М., 1954. - 552 с.

12. Большаков A.M., Рожков H.A. История хозяйства России в материалах и документах. Вып.З.: (1905-1925 гг.). М.; Л., 1926. - 396 с.

13. Весь промышленный и торговый Урал. 1927. Екатеринбург,1928

14. Временные правила по обеспечению продовольственных потребностей сельских обывателей от 12 июня 1900 года // Свод законов Российской империи. В 5-ти книгах. Кн. 5. Т. 13.169

15. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Предварительные итоги по Башкирской республике. Уфа, 1927.- 29с.

16. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Предварительные итоги по Уральской области. Свердловск, 1927. - 31с.

17. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Вятский район, Уральская область. Башкирская АССР.- М., 1928. Т.IV. Отд. I.

18. Голос народа: Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. -М., 1998.-326 с.

19. Декреты Советской власти. М., 1959-1975. Т.2,4,6 - 686 е.; 732с.; 584 с.

20. Директивы ЦК КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. М., 1957. Т.1

21. IX Всероссийский съезд Советов Стенографический отчет М.,1922.

22. Жуткая летопись голода (Самоубийства и антропофагия): Очерк врача Л.М.Василевского. Уфа, 1922.

23. Из истории гражданской войны в СССР: Сб. документов и материалов. 1918-1922: В 3 т. -М., 1960-1961.

24. Из истории партийных организаций и социалистического строительства на Урале. Свердловск, 1969.

25. Колчаковщина на Урале. 1918-1919 гг.: В документах и материалах. Свердловск, 1929. - 232 с.

26. Материалы по районированию Урала. Т.З. Екатеринбург,1923

27. Материалы по сельскохозяйственной статистике Урала. -Свердловск, 1928. 187с.

28. Материалы хозяйственного плана Урала на 1925/26 г. Свердловск, 1926.

29. Население Урала. XX век. История демографического развития. Екатеринбург, 1997.170

30. Обзор хозяйства Урала за 1923-1924 год. Свердловск, 1925.

31. Обзор хозяйства Урала за 1924-1925 год. Свердловск, 1926.

32. Отчет Екатеринбургского губернского экономического совещания Совету труда и обороны № З.Екатеринбург. 1922

33. Отчет Наркомата земледелия X съезду Советов за 1922 г.М., 1923.

34. Отчет Ш-му Всебашкирскому съезду Советов. Июль 1921 года -ноябрь 1922 года. Уфа, 1922.

35. Отчет Уральского областного экономического совещания Совету труда и обороны 1921-1922 гг. Екатеринбург, 1923

36. Отчет Уральского областного земельного управления за 19241925 гг. Свердловск, 1925.

37. Отчет Челябинского губэкосо на I апреля 1922 г. Челябинск, 1922.

38. Отчет Шадринского уездного экономического совещания 1921 г. Шадринск, 1921.

39. Письма во власть, 1917-1927: заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям. М., 1998.-664 с.

40. План восстановления сельского хозяйства на Урале, 1923-1927 гг. Екатеринбург, 1923.

41. Помощь: Бюллетень Всероссийского комитета помощи голодающим. 1921. № 1-3.32. После голода. 1922. № 1

42. Продовольственная компания 1906-1907 гг. (По данным материалов МВД) Т.1. Спб., 1908.

43. Размер голода и борьба с ним. М., 1921.

44. Резолюция 1У Пермского губернского съезда Советов. Пермь,1920171

45. Сборник статей и ответов по продовольственному делу в Малой Башкирии. Стерлитамак, 1921.

46. Сборник статистических сведений по Союзу ССР ( 1918-1923 гг). М., 1924

47. Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства РСФСР. М., 1921-1922.

48. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД, 1918-1939: Документы и материалы: В 4 т. Т.1: 1918-1922. М., 1998. - 863 с.

49. Состояние питания сельского населения СССР. 1910-1924 гг. (по данным периодических обследований питания, произведенных отделом статистики потребления ЦСУ) // Труды Центр, стат. управления. М., 1928. - Т.ХХХ. Вып. 2.-175 с.

50. Справочник партийного работника. Вып. 2. М., 1929.

51. Справочник Челябинского губернского Совета народного хозяйства за 1920 год. Челябинск, 1920.

52. Статистический сборник за 1923 г. / Пермское губернское статистическое бюро. Оханск, 1923

53. Статистический сборник Екатеринбургской губернии за 1922 год. Екатеринбург, 1922.

54. Статистический сборник Челябинской губернии за 1920 1923 гг. Челябинск, 1923.46. Труды ЦСУ. Т.8. М., 1923.

55. Уральское хозяйство в цифрах. 1922. Краткий статистический справочник. Свердловск, 1923.

56. Уральское хозяйство в цифрах. 1923. Краткий статистический справочник. Свердловск, 1924.

57. Уральское хозяйство в цифрах. 1926. Краткий статистический справочник. Свердловск, 1927.

58. Уральский статистический ежегодник на 1923 год. Т.1. Екатеринбург, 1924.172

59. Уральский статистический ежегодник на 1923 1924 гг. Сверд ловск 1925.

60. Четвертая годовщина Наркомпода. М., 1921.в)Периодическая печать1. Газеты1. Беднота. 1921 .2. Известия. 1921.3. Известия ВЦИК. 19224. Красный Урал. 1920.5. .Крестьянское хозяйство. 1922 г.

61. Правда: Орган ЦК РКП (б) (1921-1922).7. Аргументы и факты. 1988.

62. Уральский рабочий. (1921-1993)г.1. Журналы

63. Бюллетень ЦК Помгол. (1921)

64. Вестник агитации и пропаганды (1921)

65. Вопросы истории. (1962-1998)4. Губерния в цифрах. (1922)5. Коммунист. (1990)

66. Новая и новейшая история. (1992)

67. Отечественная история. (1995-1998)

68. Пролетарская революция. (1926)

69. Пути сельского хозяйства. (1927) Ю.Россия и современный мир. (1995)11 .Серб и Молот: Орган Революционного Совета Первой трудовой армии и Уралпробюро ВСНХ.( 1920-1921).

70. Уральский коммунист. (1927)

71. Уральский экономический бюллетень. (1922)173

72. Хозяйство Урала. (1929 г.)

73. Экономист: Вестник XI отдела Русского Технического Общества.1922 г.)2. Литература

74. Анистратенко В.П. Мероприятия партийных организаций Урала по ликвидации кулацкого мятежа 1921 г. // Учен. зап. Урал. гос. ун-та. -№ 120. Серия ист. - Вып. 23: Из истории партийных организаций Урала. -Свердловск, 1971. - С.65-77.

75. Анистратенко В.П. Некоторые вопросы хозяйственного и политического состояния зауральской деревни накануне перехода к нэпу // Учен. зап. Урал. гос. ун-та. № 103. - Серия ист. - Вып. 18. - Свердловск, 1970. - С.77-96.

76. Антонов Д. Группировка крестьянских хозяйств по экономическим признакам за периоды 1917-1919 гг. и 1920-1922 гг. // Губерния в цифрах. 1923. - № 4(12). - С.1-8.

77. Антонов А.Д. Коммунисты Урала в борьбе за хлеб в 1918 году // Из истории Южного Урала и Зауралья. Челябинск, 1967. - Вып. 2. -С.48-66. - (Учен. зап. Челяб. Гос. пед. ин-т).

78. Антонов Д. Питание трудящихся в г.Екатеринбурге за три года, 1919-1922 г. (По материалам Екатеринбург, губ. стат. бюро) // Уральский экономический бюллетень. 1922. - № 2. - С.5-14.

79. Антонов Д. Хлебное потребление населения Екатеринбургской губернии за три года // Губерния в цифрах. -1922. № 6. - С.3-5.

80. Афанасьев Ю.Н. Феномен советской историографии // Советская историография. М., 1996. - С.7-41.

81. Баевский Д.А. Очерки по истории хозяйственного строительства периода гражданской войны. М., 1957. - 447 с.

82. Белоногов М.Г. Приишимье накануне крестьянского восстания 1921 г. // Западносибирское краеведение: Науч.-информ. сб. Ишим, 1994. - С.94-103.

83. Берсенев B.JI. Исторические особенности реформирования аграрных отношений в России. Екатеринбург, 1994. 136 с.

84. Берсенев В.Л., Корнилов Г.Е., Мотревич В.П., Толмачева Р.П., Третьякова В.В. Развитие сельского хозяйства в Свердловской области за годы Советской власти (1917-1987 гг.). Свердловск, 1987. - 60 с.

85. Боже В., Непеин Н. Жатва смерти (Голод в Челябинской губернии в 1921-1922 гг.): Материалы в помощь учителю. Челябинск, 1994. -35 с.

86. Боженко Л.И., Гагарин A.B. Социально-политическая организация в сибирской деревне (1920-1927 гг.). Томск, 1971.

87. Большаков В.П. О восстании крестьян Тюменской (Тобольской) губернии 1921 года // Судьба России: Духовные ценности и национальные интересы: Тезисы 2-ой Всерос. конф. (Екатеринбург, 21-22 февраля 1996 г.). Екатеринбург, 1996. - С.250-252.

88. Булдаков В.П., Кабанов В.В. Жив ли «военный коммунизм»? // Военный коммунизм: как это было. -М., 1991. С.49-58.

89. Быстрых Ф.П. Большевистские организации Урала в революции 1905-1907 гг. Свердловск, 1959.175

90. Вайнштейн А.JI. Обложение и платежи крестьян в довоенное и революционное время. М., 1924. - 235 с.

91. Васьковский O.A., Щербакова Н.М., Камынин В.Д. Историография социалистического строительства на Урале в переходный период 1917-1937.: Учеб. пособие. Свердловск, 1982. - 140 с.

92. Васьковский O.A., Тертышный А.Т. Некоторые итоги изучения социальных отношений на Урале после разгрома колчаковщины (19191920 гг.) // Историография гражданской войны и империалистической интервенции. М., 1983. С. 177-188.

93. Васьковский O.A., Попов H.H. Основные итоги изучения истории Октябрьской революции и гражданской войны на Урале // Урал и проблемы региональной историографии: Советский период. Свердловск, 1986. - С.3-19.

94. Васьковский O.A., Тертышный А.Т. Проблема комбедов на Урале в исторической литературе // Историография истории создания и развития союза рабочего класса и крестьянства на Урале: Сб. науч. тр. / Отв. ред. О.А.Васьковский. Свердловск, 1982. - С.46-61.

95. Васьковский O.A., Заболотный Е.Б. Советские историки о социальных факторах Октябрьской революции в уральской деревне // Исто176риография истории создания и развития союза рабочего класса и крестьянства на Урале. Свердловск, 1982. С.3-14.

96. Васьковский O.A., Тертышный А.Т. Современная историография истории Урала периода гражданской войны (11918-1920): Учеб. пособие. Свердловск, 1984. - 95 с.

97. Васьковский O.A., Заболотный Е.Б., Камынин В.Д. Современная советская историография истории Октябрьской социалистической революции на Урале: Учеб. пособие. Свердловск, 1985. - 96 с.

98. Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире / Сост. Т.Шанин. М., 1992. - 432 с.

99. Волков И.М. Засуха, голод 1946-1947 гг. // История СССР. -1991. -№ 4.

100. Воробьев А. Сельское хозяйство Урала. Свердловск, 1926. -120 с.

101. Воробьев А. Средства производства в крестьянском хозяйстве на Урале // Хозяйство Урала. 1926. - № 17.

102. Выбор пути. История России 1861-1938 гг. / Под ред. А.Т.Тертышного. Екатеринбург, 1995. - 523 с.

103. Танеев Р.Г Советы Башкирии в 1919-1920 гг.- Уфа, 1961. 124 с.

104. Геллер М. О голоде, хлебе и советской власти// Помощь: Бюллетень Всероссийского комитета помощи голодающим (1921, № 1-3). Лондон, 1991.С.1-4.

105. Генкина Э. Аграрная политика Советской власти (1917- 1919). -М., 1954.

106. Генкина Э. Переход Советского государства к НЭПу (1921 -1922 гг.). -М., 1954.

107. Генкина Э. СССР в период восстановления народного хозяйства (1921 1925). - М.,1955.

108. Герасимюк В.Р. Начало социалистической революции в деревне. 1917-1918. 1958.- 160 с.177

109. Голод 1921 -1922 гг. Сборник. Нью-Йорк, 1922

110. Гордеев Г.С. Сельское хозяйство в войне и революции. М., 1925.- 120 с.

111. Год борьбы с голодом. Участие Народного Комиссариата по продовольствию в деле помощи голодающим. М., 1922. - 10 с.

112. Гражданская война и иностранная интервенция на Урале. -Свердловск, 1969. 392 с.

113. Гражданская война и иностранная интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1983.

114. Гумеров Г.Х. «Башкиропомощь» и «Башпомгол» // Октябрьская революция и рождение Советской Башкирии: Сб. статей. Уфа, 1959. - 20 с.

115. Гуров В.П. К вопросу о политических настроениях уральских крестьян накануне перехода к новой экономической политике // Из истории социалистического строительства на Урале. Свердловск, 1976. -Вып. 3.-С.З-12.

116. Гуров В.П. Партийные организации Урала в борьбе за восстановление сельского хозяйства (1921-1925 гг.) // Из истории партийных организаций и социалистического строительства на Урале. Свердловск, 1969.

117. Гуров В.П. Уральская деревня после разгрома колчаковщины // Партийное руководство революционной борьбой и хозяйственной деятельностью трудящихся Урала. 1918-1920: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1982. - С.61-77.178

118. Гуров В.П. Экономическое и политическое положение уральской деревни накануне перехода к НЭП // Наш край: Материалы V Свердл. обл. краевед, конф. Свердловск, 1971. - С. 115-123.

119. Гусельников И.В. Борьба пермских большевиков за хлеб в 1919-1920 гг. //.На фронте и в тылу из истории гражданской войны и укрепления Советской власти на Урале. Пермь, 1959.

120. Давыдов М.И. Борьба за хлеб: Продовольственная политика Коммунистической партии и Советского государства в годы гражданской войны (1917-1920). М., 1971. -222 с.

121. Данилов В.П. Аграрные реформы и аграрная революция// Великий незнакомец: крестьяне и фермеры в современном мире. М., 1992. -С. 310-321.

122. Данилов В.П. Аграрная политика РКП(б) в 20-30-х годах // Коммунист. 1990. - № 16. - С.90-93.

123. Данилов В.П. Дискуссия в западной прессе о голоде 1932-1933 гг. и демографической катастрофе 30-40-х гг. в СССР // Вопросы истории. 1988.-№3.-С. 116-121.

124. Данилов В.П. Основные итоги и направления изучения истории советского крестьянства // Проблемы агарной политики советского общества: Материалы науч. конф. 9-12 июня 1969 г. М., 1971. - С.212-253.

125. Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М., 1977. - 320 с.

126. Дементьева Н.Е. К оценке земельной и продовольственной политике Советской власти в 1917-1918 годах // Вопросы истории. 1991. -№4-5.-С. 202-210

127. Дмитриев Н.И. Налоговая политика белогвардейских правительств на территории Сибири // Известия Омского гос. историко-краеведческого музея. Омск, 1996. - № 4. - С.210-216.179

128. Дмитриев Н.И., Дмитриева T.B. Налоговое обложение населения Сибири в период белогвардейского правления // Предпринимательство в Сибири. Барнаул, 1994. С.127-131.

129. Дубровский С.М. Очерки русской революции. М., 1923.

130. Евдокимов J1.A. О землевладении и землепользовании в уральской деревне в конце XIX начале XX в. // Вопросы аграрной истории Урала и Зауралья (XVIII-XX вв.): Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск, 1990. - С.91-97.

131. Еремин А. От разверстки к продналогу. Ницинские крестьяне при переходе от «военного коммунизма» к НЭПу. Екатеринбург, 1997. -108с.

132. Еремин А. Ирбитская доколхозная деревня. Екатеринбург, 1998.- 164 с.

133. Ефременков Н.В. Колхозное строительство на Урале в 19171930 годах // Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Вып. 1. Свердловск, 1966 С. 3-82.

134. Зайцев B.C. Политика партии большевиков по отношению к крестьянству в период установления и упрочнения советской власти М., 1953.- 192 с.

135. Иванков В.П., Усманов Х.Ф. Итоги и задачи изучения крестьянства Башкирии в свете решений XXVI съезда КПСС // XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР. Уфа, 1984. - С.45-66.

136. Иванченко A.B. Американская администрация помощи АРА на Урале в 1921-1923 гг. // Третьи Татищевские чтения. Екатеринбург, 2000. -С. 163-166180

137. Игнатьев В.Л. О политике партии по отношению к крестьянству в первые годы советской власти (ноябрь 1917 г. март 1921 г.). - М., 1948.-С.104.

138. Иллерицкая Е.В. Агарный вопрос: Провал аграрных программ и политики непролетарских партий в России. М., 1981. - 166 с.

139. История крестьянства СССР: История советского крестьянства: В 5 т. Т.1: Крестьянство в первое десятилетие советской власти. 1917-1927 / АН СССР. Ин-т истории СССР. М., 1986. - 455 с.

140. История народного хозяйства Урала: В 2 ч. Свердловск, 1988. -Ч. 1.-256 с.

141. История Урала: В 2 т. Т.2: Период социализма / Под ред. И.С.Капцуговича. Пермь, 1977. - 244 с.

142. Итоги борьбы с голодом в 1921-1922 гг.: Сб. статей и отчетов. -М., 1922.-499 с.

143. Ишмаев Н. О классовом расслоении уральской деревни // Хозяйство Урала. Свердловск, 1926. - № 10-11. - С.69-81.

144. Кабанов В.В. Влияние войн и революций на крестьянство // Революция и человек: Социально-психологический аспект. М., 1996. -С.142-147.

145. Кабанов В.В. Крестьянское хозяйство в условиях «военного коммунизма». М., 1988. - 302 с.

146. Кабанов В.В. Проблемы исследования общественно-политической жизни советской деревни периода революции и гражданской войны (1917-1920 гг.) // XXVI съезд КПСС и проблемы агарной истории СССР. Уфа, 1984. - С.77-84.181

147. Кабанов B.B. Пути и бездорожье агарного развития России // Вопросы истории. 1993. - № 2. - С.34-46.

148. Казанский Ф. О структуре и динамике крестьянских хозяйств на Урале. // Уральский коммунист. 1927. - № 26-27. - С.62-75.

149. Казанский Ф. Социально-классовая структура уральской деревни. Свердловск, 1929. - 23 с.

150. Казанский Ф. Социально-классовая структура уральской деревни // Хозяйство Урала. Свердловск, 1929. - № 1.

151. Казанский Ф. Социальные группы и экономические группировки в современной уральской деревни // На агарном фронте. 1926. - № 5-6.-С.145-174.

152. Казанский Ф. Экономическое расслоение крестьянских хозяйств на Урале. Челябинск, 1927.

153. Капцугович И.С. Начало аграрных преобразований в пермской губернии после Октябрьской революции // Прошлое Урала. Пермь, 1961. - С.71-93. - (Учен. зап. Перм. гос. ун-та. - Т.21. - Вып. 1).

154. Капаницын Л.П. Профсоюзы Урала в борьбе за хлеб в годы гражданской войны // Из истории партийных организаций Урала. Вып.38. Свердловск, 1970.

155. Kapp Э. История Советской России. Кн. 1. Т. 1,2. Большевистская революция. 1917-1923. М., 1990.- 784с.

156. Книпович В.Н. Очерки народного комиссариата земледелия затри года (1917-1920). М., 1920.

157. Колесников Л.Д. Особенности земледелия на Южном Урале (прошлое, настоящее, будущее). Челябинск, 1992.

158. Коган А.Н. Антисоветские действия Американской администрации помощи (АРА) в Советской России в 1921-1922 г. // Исторические записки. М., 1949. - Т. 29. - С.21-37.182

159. Кондратьев Н.Д. По пути к голоду // Большевики у власти: Социально-политические итоги Октябрьского переворота. М., 1918. -С.246-261.

160. Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М., 1991.- 487с.

161. Константинов С.И. Вооруженные формирования противо-болыневистских правительств Поволжья, Урала и Сибири в годы гражданской войны. Екатеринбург, 1997. - 314 с.

162. Константинов С.И. Колчаковская армия и сибирское крестьянство // Гражданская война в России (1919-1920 гг.): Междунар. науч. конф. 13-14 декабря 1994 г. Материалы второй сессии / Под общ. Ред. А.Ф.Киселева. М., 1995. - С.61-62.

163. Кочетовская Е. Национализация земли в СССР. 2-е изд., доп. -М., 1952.-244 с.

164. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 -1921гг. («Антоновщина»): Документы и материалы. Тамбов, 1994. - 334 с.

165. Кристлан A.M. Голод 1921 года в Поволжье: опыт современного изучения проблемы: Автореферат дис. канд. истор. наук. М.,1997. -30с.

166. Крупина А.Н. Крестьянство Урала в гражданской войне, 19181920 гг. Историография: Автореф. дис. канд. ист. наук. Казань, 1990. -16 с.

167. Крупина А.Н. Освещение в современной литературе уроков колчаковщины и поворота среднего крестьянства на сторону советской власти // Уральское село в XX веке. Екатеринбург, 1994. - С.4-24.

168. Крылов В.В. Борьба за восстановление народного хозяйства (1921-1925 гг.)// Годы борьбы. Из истории Оренбургской областной партийной организации.1905-1925. Вып.1. Оренбург, 1959.С. 110-121.

169. Лайдин А. Продовольственная работа в Уфимской губернии // Серп и молот. 1921. - № 2. - С.37-46.183

170. Легошин Л.И. Большевики Урала в борьбе за установление власти Советов в деревне // Большевистские организации Урала в борьбе за победу социалистической революции. Свердловск, 1987. - С.50-62.

171. Легошин Л.И. Изменения в землевладении и землепользовании на Урале в последнее 10-летие перед Октябрьской социалистической революцией // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1964. Кишинев, 1966.-С.715-722.

172. Легошин Л.И. Историография установления советской власти в уральской деревне // Историография истории Урала периода Октябрьской революции и гражданской войны. 1917-1920. Свердловск, 1984. - С.39-48.

173. Легошин Л.И. Особенности классового расслоения различных категорий уральского крестьянства в начале XX века // Учен. зап. Перм. гос. ун-та. № 158: Вопросы истории Урала. - Пермь, 1966. - С.237-241.

174. Ленин В.И. Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции. Поли. собр. соч. - Т. 40. - С. 1-24.

175. Ленин В.И. Заключительное слово по докладу о партийной программе 19 марта. VIII съезд РКП(б). Полн. собр. соч. - Т.38. - С. 174184.

176. Ленин В.И. О «самочинном захвате» земли. Полн. собр. соч. -Т.32. - С.131-134.

177. Ленин В.И. Резолюция VIII съезда РКП(б) об отношении к среднему крестьянству. Полн. собр. соч. - Т.38. - С.207-210.

178. Ленин В.И. Резолюция по аграрному вопросу Седьмой (Апрельской) Всесоюзной конференции РСДРП(б). Полн. собр. соч. - Т.31. -С.425-428.

179. Ленин В.И. Речь по агарному вопросу 22 мая (4 июня) 1917 г. — Полн. собр. соч. Т.32. - С.168-169.

180. Ленин В.И. Речь о продовольственном и военном положении. -Полн. собр. соч.-Т.39.-С. 118-130.184

181. Ленин В.И. Речь при открытии VIII съезда РКП(б) 18 марта 1919 г.-Поли. собр. соч. Т.38. - С.127-130.

182. Ленинское учение о союзе рабочего класса с крестьянством / Под ред. Ю.А.Полякова и др. М., 1969. - 343 с.

183. Линский Д.О. Голод. София, 1921.

184. Лященко П.И. История народного хозяйства СССР: Учеб. пособие: В 3 т. Т1. М., 1939. - 675 с.

185. Манаков Р.Н. Урегулирование крестьянского землепользования в Башкирии в восстановительный период (1921-1927 гг.) // Страницы истории Башкирии. Уфа, 1974. - С. 160-172.

186. Машин М.Д. Борьба с голодом в 1921-1922 годах на Южном Урале // Из истории революционного движения и социалистического строительства на Южном Урале. Челябинск, 1959.С.100-124.

187. Машин М.Д. Из истории сельскохозяйственного кооперирования крестьянских хозяйств Челябинской губернии в 1921-1925 гг. // Из истории Южного Урала и Зауралья. Челябинск, 1966. - С. 164-174.

188. Машин М.Д. Из истории сельскохозяйственного кооперирования крестьянских хозяйств Челябинской губернии в 1921-1925 гг. // Историческое значение новой экономической политики. М., 1971. - С.81-85.

189. May В.А. Реформы и догмы. 1914-1929.- М., 1993.

190. Менталитет и аграрное развитие России (XIX-XX вв.): Материалы международной конференции. М., 1995.- 440 с.

191. Метельский H.H. Борьба коммунистов Урала с мелкобуржуазным влиянием в кооперативном движении в 1919-1921 гг. // Борьба пар185тийных организаций Урала за союз трудящихся классов в период гражданской войны. Свердловск, 1987.

192. Метельский H.H. Деревня Урала в условиях военного коммунизма (1919-1921 гг.). Свердловск, 1991.-65 с.

193. Метельский H.H., Толмачева Р.П. Кооперативное движение на Урале в условиях «военного коммунизма», 1919-1921 гг. Свердловск, 1990.-62 с.

194. Метельский H.H. Партийное руководство кооперативным движением Зауралья в условиях военного коммунизма: Автореф. дисс. . канд. ист. наук. Томск, 1983. - 20 с.

195. Минц И.И. О перестройке в изучении Великого Октября // Вопросы истории. 1987. - № 4. - С.3-9.

196. Московкин В.В. Восстание крестьян в Западной Сибири в 1921 году // Вопросы истории. 1998. - № 6. - С.46-64.

197. Муравьев В.Е. Социальный состав уральской доколхозной деревни середины 20-х годов // Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Свердловск, 1972. Сб.З. - С.3-13.

198. Муравьев В.Е., Гуров В.П. Характер и основные направления социально-экономических процессов в уральской деревне накануне введения НЭПа // Из истории социалистического строительства на Урале. -Свердловск, 1976.

199. Мутовкин Н.С. Политика Коммунистической партии по отношению к крестьянству (1918-1920 гг.): Учеб. пособие. М., 1974. - 96 с.

200. Непеин И. Неизвестный голод: Невостребованные документы // Отечество. Краеведческий альманах. М., 1994. С.227 - 244.

201. Никитин В.Н., Плотников И.Ф. Борьба коммунистов за уральское крестьянство зимой 1918-1919 г. // Урал в годы гражданской войны (1918-1920): Сб. науч. работ. Свердловск, 1986. - С.91-105.

202. Никитин В.Н. Борьба уральских коммунистов за организацию комитетов бедноты летом и осенью 1918 года // Из истории уральских и сибирских партийных организаций. Вып. 7 / Свердл. горн. ин-т. Свердловск, 1973. - С.122-134.

203. Никитин В.Н. Коммунисты Урала в борьбе с кулацкой контрреволюцией летом и осенью 1918 года // Борьба партийных организаций Урала за закрепление завоеваний Октябрьской революции и построение социализма. Свердловск, 1976. - С.37-44.

204. Никольский С.А. Власть и земля: Хроника утверждения бюрократии в деревне после Октября. М., 1990. - 237 с.

205. Никонова О.Ю. Социально-экономическая программа «демократической контрреволюции» (июнь-ноябрь 1918 года) // Проблемы социально-экономического развития Урала в ХУШ-ХХ веках: Сб. науч. работ / Под ред. А.П.Абрамовского. Челябинск, 1997. - С. 146-159.

206. Ниренбург Я.Л. Из истории борьбы Коммунистической партии за социалистическое преобразование сельского хозяйства в 1919-1920 гг.// Учен. зап./Ошский пед. ин-т. 1959.-.Вып.3.

207. Ниренбург Я.Л. Из истории деятельности продовольственных отрядов на Урале// Из истории партийных организаций Урала. Вып. 2. -Свердловск, 1964,-С. 146-153.

208. Ниренбург Я.Л. К вопросу о соотношении классовых групп в уральской деревне накануне Октябрьской революции // Из истории крестьянства и аграрных отношений на Урале: Материалы науч. конф. Свердловск,1963 - С.146-153.

209. Ниренбург Я.Л. К вопросу об осуществлении ленинского Декрета о земле //Победа Октябрьской революции на Урале и успехи социалистического строительства за 50 лет Советской власти. Свердловск, 1968187

210. Ниренбург Я.Л., Пожидаева Г.В. Историография вопроса о перераспределении земельного фонда на Урале в результате Октябрьской революции // Историография истории Урала переходного периода. 19171937. Свердловск, 1985. - С.47-62.

211. Новиков М.Н. Аграрная политика белого движения (1919-1920 гг.)// Личность, общество и власть в истории России: системный компаративный анализ: Материалы третьей международной конференции. М., 1998. -С.334-338.

212. Носова Н.П. Налог или продразверстка?: (Из истории регулирования крестьянской экономики) // Из истории экономической мысли и народного хозяйства России. Вып. 1.4. 1. М., 1993. — С. 107-127.

213. Носова Н.П. Управлять или командовать?: Государство и крестьянство Совесткой России (1917-1929). М., 1993. - 347 с.

214. Ожиганов А.Л. Аграрная политика правительства Колчака в исторической литературе // История России первой трети XX в.: Историография, источниковедение: Тезисы науч. конф. Екатеринбург, 1996. -С.83-84.

215. Оренбург. Челябинск, 1993.- 220 с.

216. Осипова Т.В. Крестьянский фронт в гражданской войне // Судьбы российского крестьянства. М., 1996. - С.90-161.

217. Ослоновский А., Орлов А. Десять лет борьбы и строительства Советов на Урале. 1917-1927. Свердловск, 1928. — 147 с.

218. Осоргин М.А. Времена: Автобиографическое повествование. Романы. М., 1989.- 622 с.

219. Очерки истории Башкирской организации КПСС. Уфа, 1973. -783 с

220. Очерки истории коммунистических организаций Урала: В 2 т. Т.1: 1883-1920 гг. Свердловск, 1971.-384 с.

221. Очерки истории Курганской области. Челябинск, 1968 - 479 с.188

222. Очерки истории Пермской областной партийной организации. -Пермь, 1971.

223. Очерки по истории Башкирской АССР. Уфа, 1966.-Т.2.- 644с.

224. Павлюченков С. А. Военный коммунизм в плену большевистской доктрины // Исторические исследования в России: Тенденции последних лет. - М., 1996. - С.222-238.

225. Павлюченков С.А. Военный коммунизм в России: власть и массы.-М., 1997.-270 с.

226. Павлюченков С.А. Крестьянский Брест, или предыстория большевистского НЭПа. М., 1996. С. 282.

227. Петрова В.П. Развитие сельскохозяйственной кооперации Урала в 1921-1925 гг. Тюмень, 1984.

228. Плотичкин В.А. Партийная организация Урала в борьбе за восстановление народного хозяйства (1921-1925 гг.).// Социалистическое строительство на Урале. Свердловск, 1957. С. 80-95.

229. Плотников И.Е. Советы и крестьянство Урала. 1921-1932 гг.: Дис. . .д-ра ист. наук. Курган, 1985.

230. Плотников И.Ф. Средний Урал в годы гражданской войны (1918-1920). Учеб. пособие. Свердловск, 1990.

231. Поляков Ю.А. В.И.Ленин о расслоении крестьянства в условиях диктатуру пролетариата // Из истории революционной и государственной деятельности В.И.Ленина Сб. ст. - М., 1960. - С.329-390.

232. Поляков Ю.А. Гражданская война в России: Последствия внутренние и внешние // Новая и новейшая история. 1992. - № 4. - С.3-15.

233. Поляков Ю.А. К вопросу о содержании и этапах аграрной революции в СССР // Вопросы истории. 1962. - № 8. - С.204-210.

234. Поляков Ю.А. Переход к нэпу и советское крестьянство. М., 1967.-511 с.

235. Поляков Ю.А. Новая экономическая политика: разработка и осуществление. М., 1982. 240 с.190

236. Поляков Ю.А. Поиски новых подходов в изучении истории гражданской войны в России // Россия в XX веке. М., 1994. - С.280-288.

237. Поляков Ю.А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население. М., 1986.

238. Поляков Ю.А. 1921-й: победа над голодом. М., 1975.

239. Попов М.В. Культура и быт крестьян Урала в 1920-1941 годах. -Екатеринбург, 1997.

240. Попов П.И. Производство хлеба в РСФСР и федерирующихся с ней республиках. М., 1921. - 56 с.

241. Попов П.И. Сельское хозяйство Союза республик. М., 1924.85 с.

242. Прокопович С.Н. Народное хозяйство СССР. Нью-Йорк, 1952,-Т.1.

243. Радек К.Б. Голод в России и капиталистический мир. М., 1921.

244. Раимов P.M. Образование Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики. М.,1952.- 524 с.

245. Роднов М.И. Социальная структура крестьянства Уфимской губернии накануне Октября // Из истории социально-экономического развития Советской Башкирии. Уфа, 1988. - С.27-34.191

246. Рубинштейн H.JI. Борьба Советской России с голодом 1921 г. и капиталистические страны // Исторические записки. — М., 1947. Т. 22. -С.4.

247. Сайранов Х.С. Дружба рождалось в огне.-ML, 1959.

248. Сайранов Х.С. Упрочение Советской власти в Башкирии (19191922 гг). -Уфа, 1957.- 143 с.

249. Сафонов Д.А. Великая крестьянская война 1920-1921 гг. и Южный Урал. Оренбург, 1999. - 316 с.

250. Сидоров П. Курганское восстание в январе 1921 г.: По личным воспоминаниям // Пролетарская революция. 1926. - № 6. - С. 93-109.

251. Советское крестьянство: Краткий очерк истории 1917-1970 / Под ред. В.П.Данилова и др. 2-е изд., доп. - М., 1973. - 592 с.

252. Сорокин П.А. Влияние войны на состав населения, его свойства и общественную организацию // Экономист (Вестник XI отдела Русского Технического Общества). 1922. № 1. С.77-107.

253. Сорокин П. Голод как фактор. Влияние голода на поведение людей, социальную организацию и общественную жизнь. Пг., 1922.- 306 с.

254. Сорокин П.А. Социологические теории современности. М., 1992.

255. Скробов B.C. Проблемы военной деятельности Коммунистической партии на Урале. Свердловск, 1971.

256. СССР в период восстановления народного хозяйства (1921-1925).-М, 1955.

257. Стрижков Ю.К. Продовольственные отряды в годы гражданской войны и иностранной интервенции. 1917-1921. -М., 1973. 319 с.

258. Тайболина М.Н. «Не так захваченные природной стихией» (Голод 1921-1922 гг. в Курганском уезде Челябинской губернии).// Земля Курганская: прошлое и настоящее. Краеведческий сборник. Вып. 5. Курган, 1993.С. 98-103.192

259. Телицын В.JI. Военный коммунизм: Новый взгляд на старые проблемы // Отечественная история. 1998. - № 4. - С.188-194.

260. Телицын В.Л. К вопросу о рынке, продразверстке и военном коммунизме // Агарный рынок в историческом развитии. Екатеринбург, 1996. С. 211-216.

261. Телицын В.Л. «Помещичья собственность на землю отменяется без всякого выкупа.» // Из истории экономической мысли и народного хозяйства России.-М., 1993.-Вып. 1., 4.1. С.99-106.

262. Тертышный А.Т. Хозяйственная политика партии и советского государства в деревне 1919-1920 гг. // Партийное руководство революционной борьбой и хозяйственной деятельностью трудящихся Урала. 19181920: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск, 1982. - С.136-154.

263. Тимошенко В.П. Урал в мирохозяйственных связях. 1917-1991 гг. Свердловск, 1991.- 141 с .

264. Толмачева Р.П. Борьба с голодом в Екатеринбургской губернии в 1921-1922 гг.// Из истории коллективизации сельского хозяйства Урала. Вып.1. Свердловск, 1966. С. 201-209.

265. Толмачева Р.П. К вопросу об экономической политике Советской власти в деревне в 1920 г. (По материалам Екатеринбургской губернии) // Вопросы истории Урала: сб. ст. Свердловск, 1964. - Вып. 5. -С.103-111.

266. Толмачева P.A. Социальная дифференциация крестьянства в восстановительный период (1921-1925 гг.) // Вопросы истории Урала193

267. Сборник статей по истории промышленности и аграрных отношений на Урале). Вып. 6. Свердловск, 1965.

268. Томшич Т.С. Историография борьбы большевиков Удмуртии за крестьянские массы в период установления и упрочения советской власти // Историография гражданской войны на Урале: Тезисы межвуз. науч. конф. Челябинск, 1985. - С. 70-73.

269. Томшич Т.С. О некоторых особенностях аграрной революции в Удмуртии 1918-1919 годах // Учен. зап. Урал. гос. ун-т. № 69. - Сер. ист. - Вып. 7: Из истории партийных организаций Урала. - Сб. 4. - Свердловск, 1966.-С. 22-29.

270. Торопов А. Продовольственная работа в Челябинской губернии // Серп и молот. 1921. - № 3. - С.26-41.

271. Трапезников С.П. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос: В 2 т. Т.1: Ленинские агарные программы в 3-х русских революциях. 3-е изд, доп. - М., 1983. - 653 с.

272. Третьяков В.В. Оценка исторического значения комитетов деревенской бедноты в произведениях историков Урала // Историография истории Урала переходного периода. 1917-1937. Свердловск, 1985. - С.36-46.

273. Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в СССР в годы НЭПа (1921-1923). Л, 1964.194

274. Троцкий JT. Петля вместо хлеба: О миссии Гувера. Пенза, 1921.

275. Урал в гражданской войне / О.А.Васьковский, Я.Л.Ниренбург, И.Ф.Плотников и др. Свердловск, 1989. - 333 с.

276. Урал: Очерки физической, и экономической географии Уральской области. Свердловск, 1926.

277. Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 1998.

278. Фадеев А.Н. Проведение трудовой повинности в Пермской губернии в 1919-1920 гг. // Учен. зап. Перм. гос. ун-та. T.XVII. Вып. 4. -Пермь, 1961.-С. 153-169.

279. Фадеев А.П., Гусельников И.Б. К вопросу об использовании на хозяйственном фронте частей I трудовой армии.// Ученные записки Пермского гос. университета. Т.25.- Вып. 3. - 1963.

280. Фадеева О.Л. Стратегии выживания сельских семей в кризисном обществе // Крестьяноведение. Теория. История. Современность: Ежегодник. М., 1997.- С. 276-303.

281. Филиппов И.Т. Продовольственная политика в России в 19171923 гг.-М., 1994.-228 с.

282. Футорянский Л.И. Партийная организация Оренбургской губернии в годы иностранной интервенции и гражданской войны. Оренбург, 1968.

283. Футорянский Л.И. Продовольственная и аграрная политика двух властей. (1917-1920). Оренбург, 1996.

284. Хазиев P.A. Проведение политики «военного коммунизма» в Башкирии в 1919-1921 гг. // Некоторые проблемы развития общественных наук в свете решений XXVII съезда КПСС. Уфа, 1987

285. Хазиев P.A. Экономическая политика эпохи «военного коммунизма» в Башкирии. Канд. дисс. Л, 1989.

286. Хазиев P.A. Экономическое развитие периода гражданской войны в Башкортостане: Учебное пособие. Уфа, 1996. - 135 с.195

287. Хенкин Е.М. Очерки борьбы советского государства с голодом. Красноярск, 1988. - 171с.

288. Хрящева А.И. Группы и классы в крестьянстве. М., 1924. — 93 с.

289. Хрящева А.И. Крестьянское хозяйство в войне и революции. -М., 1921,- 47 с.

290. Хрящева А.И. Статистика посевов и определение степени ее достоверности. М., 1923. - 68 с.

291. Цысь В.В. Всеобщая трудовая повинность на Урале в период военного коммунизма (середина 1919-1921 гг.): Автореф. .канд.ист.наук. -Екатеринбург, 1996.

292. Чаянов A.B. Избранные труды. -М., 1991,- 431 с

293. Чаянов A.B. О дифференциации крестьянского хозяйства // Пути сельского хозяйства. 1927. - № 5. - С.109-121.

294. Чаянов A.B. Организация крестьянского хозяйства. М., 1925. III.-215 с.

295. Чаянов A.B. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации. Изд. 2-е. М., 1927. 338 с.

296. Шамшурина И.В. Советские историки о времени перехода трудящегося крестьянства Урала на сторону советской власти в годы гражданской войны // Историография гражданской войны на Урале: Тезисы межвуз. науч. конф. Челябинск, 1985. - С.34-36.

297. Шанин Т. Революция как момент истины. Россия 1905-19071917-1922 гг. -М, 1997.-560 с.

298. Шарапов Г.В. Начало социалистических преобразований в деревне в первые годы советской власти. М, 1960. - 88 с.

299. Шарапов Г.В. Разрешение аграрного вопроса в России после победы Октябрьской революции (1917-1920 гг.). -М., 1961. 312 с.

300. Шеврин И.Л. Данные бюджетных обследований материального положения крестьянства Урала в восстановительный период (1921-1925196гг.) // Материальное благосостояние тружеников уральской советской деревни. Свердловск, 1988. -С.22-33.

301. Шеврин И.Л. Крестьянство Урала в 20-е гг. : Канд. дисс. -Свердловск, 1989.

302. Шеврин И.Л. Улучшение материального благосостояния крестьянства Урала в 20-е гг. // Октябрь на Урале: история и современность.-Свердловск, 1988. -С.42-45.

303. Шлихтер А.Г. Аграрный вопрос и продовольственная политика в первые годы Советской власти. -М., 1975.

304. Шмелев Г.И. Большевики и крестьянство // Россия и современный мир. 1995. -№ 2.- С. 193-216.

305. Щагин Э.М. Аграрно-крестьянские проблемы истории Великой Октябрьской социалистической революции в современной историографии // Проблемы историографии и источниковедения истории трех российских революций. М., 1987. - С.85-100.

306. Юрков И.А. Экономическая политика партии в деревне. 1917-1920.-М., 1980.-223 с.

307. Ярославский Е.И. Почему у нас в России голод. Б. м., 1921.

308. Berg A., Schrimshan N.S., Call D.Z. Nutrion, National Development and Planning // Procudings of International Conference held at Cambridge, Massachusetts, October 19-21, 1971. London, 1971.

309. Hunger: Beyond the reach of the invisible hand. Y. Frohberg, M.A. Keyzer, K. Parikh and W. Tims // International institute for applied systems analysis. Zaxenburg, Austria, 1991.

310. Moore F, Collins Y. World hunger. N.-Y., 1990.

311. Weltacht Hunger. Erzahlunger. Berichte. Dokumente. Herausgegeben von Hans Frevert. Baden- Baden, 1966.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 90762