Государственная национально-культурная политика :На примере судьбы российских и советских немцев тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.01, кандидат философских наук Токарева, Лариса Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Государственная национально-культурная политика :На примере судьбы российских и советских немцев». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 78492
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Токарева, Лариса Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
24.00.01
Специальность: 
Теория культуры
Количество cтраниц: 
182

Оглавление диссертации кандидат философских наук Токарева, Лариса Николаевна

Введение.

ЧАСТЬ 1. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА

ГОСУДАРСТВА. ЦЕЛИ И СРЕДСТВА.

Глава 1. Методологические основания исследования.

Глава 2. Основные составляющие национально-культурной политики.

2.1. Субъекты культурной жизни и их интересы.

2.2. Средства осуществления государственной национально-культурной политики.

2.3. Национальная картина мира: ее сохранение и развитие как цель культурной политики.

Глава 3. Основные инструменты политики в области культуры.

3.1. Религия как инструмент культурной политики.

3.2. Наука и образование в формировании картины мира.

3.3. Культурная политика и искусство.

3.4. Каналы влияния и контроля в сфере культурной политики.

3.5. Государство и интеллигенция.

3.6. Культурная политика и национальный вопрос.

ЧАСТЬ 2. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА И КУЛЬТУРА

НЕМЕЦКОЙ ДИАСПОРЫ В РОССИИ.

Глава 1. Краткая история немецкой общины в России.

Глава 2. Динамика ассимиляции и самосохранения немецкой общины в России.

ГЯзык.

2. Национальность и эндогамия.

3. Вероисповедание.

4. Личные и профессиональные контакты, национальная принадлежность как фактор карьеры.

5. Территориальная проблема и миграции.

6. Проблема автономии.

7. Причины эмиграции.

8. Социальные и языковые изменения.

Обобщающая хронологическая таблица жизни немцев на территории России (СССР).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Государственная национально-культурная политика :На примере судьбы российских и советских немцев"

Актуальность темы исследования; В своей работе мы предприняли попытку совместить общетеоретический анализ феномена государственной культурной политики, в ее максимально расширительном понимании, с локальным примером такого рода политики, проявленной к конкретному национальному меньшинству - немецкой диаспоре, уже несколько веков существующей в пределах российского (советского) государства. Такой поворот темы был избран нами отнюдь не случайно. Практическая политика государства в области культуры по отношению к населению страны в целом имеет наиболее выраженное воплощение в ее реализации по отношению к инородцам. Может быть было бы некоторым преувеличением определять этот срез в качестве квинтэссенции подобной политики, но именно в ней, по нашему мнению, подлинная сущность государственной культурной политики раскрывается с наибольшей откровенностью, хотя ее обычно пытаются закамуфлировать идеологическими манифестациями в духе пресловутой "дружбы народов" и т.п. (которая реально вполне может иметь место совершенно независимо от государственных манифестаций). На самом деле, как говорят англичане, "дьявол прячется в мелочах", и в подобных "мелочах" (например, степени общекультурной или религиозной толерантности по отношению к инородцам) часто бывают заложены подлинные намерения властей по отношению ко всему населению, однако умеряемые теми или иными политическими соображениями.

Для того, что всесторонне охватить столь сложный вопрос, нам потребовалось провести весьма масштабное теоретическое исследование целей и средств государственной культурной политики вообще, определить ее объектно-субъектные, коммуникативные и инструментальные параметры, а также конкретные отраслевые сферы воздействия на население.

Разумеется, наше исследование - далеко не первое по проблемам государственной политики в целом и ее национальному аспекту в частности. Опираясь на десятки работ наших уважаемых предшественников, мы делаем попытку рассмотреть выделенный предмет в избранном нами своеобразном ракурсе - проанализировать культурную политику как способ культурной самоидентификации государства как по отношению к этническому большинству населения, так и по отношению к диаспорам инородцев, проживающих в этом государстве. В этом собственно и заключается основная научная проблема, никем ранее не затрагивавшаяся. В качестве образца нами не случайно выбрана именно немецкая диаспора в России, поскольку именна она традиционно отличалась одним из наиболее высоких уровней культурной устойчивости к ассимиляционным устремлениям государства, являлась предметом определенных "культурных комплексов" русских по отношению к западноевропейцам и именно на ее примере соответствующая политика властей выглядела наиболее очевидной. Несмотря на самоочевидность приведенных доводов, как ни странно, вопрос государственной культурной политики (в отличие от политики, связанной с вопросами безопасности) по отношению к немецкому населению России еще не нашел своего специального исследователя, что делает нашу работу первой в своем роде. Ее актуальность представляется нам тем более высокой, что затрагивает не только "дела давно минувших дней", но и впрямую касается современных росийско-германских отношений, играющих одну из ключевых ролей в сегодняшней российской внешней политике.

Уровень исследованности проблемы. Диссертация состоит из двух сравнительно самостоятельных частей: теоретической, рассматривающей феномен государственной национально-культурной политики, как таковой, и исторической, рассматривающей официальную культурную политику Российского (Советского) государства но отношению к немецкой диаспоре, которую мы попытались увидеть глазами самих немцев и оценить с соответствующих позиций. С этим связаны и два сравнительно самостоятельных пласта источников и литературы, относящихся к этим вопросам.

Вопросы сущности государственной культурной политики сравнительно редко становились предметом специальных научных исследований. Вместе с тем, в трудах большинства философов и антропологов тема "государство и культура" присутствует как непременный элемент (у Дж.Вико, И.Г.Гердера, Г.Спенсера), и особенно у немецких исследователей школы диффузионизма (Л.Фробениуса, А.Гребнера, англичанина Э.Эванс-Причарда и др.). В российской дореволюционной традиции этих проблем касались в основном А.Уваров и К.Победоносцев, но в весьма незначительном объеме. Пожалуй, лишь на раннем этапе Советской власти в работах В.И.Ленина, Н.К.Крупской, А.В.Луначарского, И.В.Сталина, А.А.Жданова и некоторых других руководителей страны эта тема получила свое обильное освещение (разумеется в специфической большевистской интерпретации). Если же говорить об ученых, касавшихся этого вопроса, то он получил разработку в ряде трудов А.И.Арнольдова, Ю.Б.Борева, М.С.Кагана, Ю.М. Лотмана, К.Э.Разлогова, Е.Н.Соколова, Т.В.Томко и др. В последние годы этой теме уделяют большее или меньшее внимание Н.И.Киященко, Т.М. Дридзе, Э.А.Орлова, В.М.Розин, А.Я.Флиер и другие исследователи. Разумеется, вопросами национально-культурной политики как инструментом ассимиляции или, напротив, резервации традиционной культуры занимаются этнологи (Ю.В.Бромлей, Р.Ф.Итс, В.А.Тишков).

Проблема пребывания немцев в России начала обсуждаться историками со времен Карамзина, который, не исследуя немецкую проблему специально, не может не касаться этих вопросов в рамках описания российской истории в целом. Яркую картину жизни в немецких колониях конца XVIII века нарисовал П.С.Паллас в своем труде "Путешествие по разным провинциям Российского Государства". Обоснование действий Екатерины II, связанных с приглашением иностранцев, для экономического освоения новых земель, дано в исследовании профессора Г.Писаревского "Из истории колонизации в России в XYIII в.".

Значительный вклад в изучение истории российских немцев с 1764 г. по наше время сделан в работах Я.Т.Дитца, Р.Губергрица и Ф.Шиллера, опубликованных в 20-гг нашего века. Помимо собственных исследований они дают перечень публкаций, как по истории российских немцев, начиная с середины XVIII века. Библиографический свод, приводимый этими авторами включает в себя 957 источников.

В период существования АССР немцев Поволжья, её истории уделялось сравнительно мало внимания. В 20-е годы вышли работы Ф.Юнга и А.Моора, посвященные, главным образом, описанию борьбы в немецких колониях с голодом 1921-1922'гг. Исследованием различных сфер общественной жизни немецкой автономии в период с 1918 по 1928 гг. являются книги Э.Гросса, М.Гульчака. В 30-е годы практически не было издано ни одной серьезной научной работы по данному вопросу. Нельзя не упомянуть также публикации в журналах "Unsere Wirtschaft" ("Наше хозяйство") и "Жизнь национальностей", издававшемся в 1918-1923 гг. Народным Комиссариатом по делам национальностей.

Из современных авторов, освещающих советский период истории российских немцев выделяется А.А.Герман. Интересны исследования истории немцев Сибири, которые провел профессор Л.В.Малиновский. В 1992 г. в Институте истории СО РАН г.Новосибирска была создана исследовательская группа под руководством профессора Л.П.Белковца. Материалы, опубликованные этой группой, раскрывают трагедию сибирских немцев в период массовых репрессий 30-годов.

Наиболее значительным за последние десятилетия стал труд В.А.Ау-мана и В.Г.Чеботаревой. В нем дана полнейшая подборка документов, материалов, законодательных актов, касающихся немецкого населения России (СССР), начиная с 1764 года по 1992 год, многие из которых до недавнего времени были снабжены грифом "совершенно секретно".

Отдельные проблемы данной темы нашли в публикациях Г.Г.Вормс-бехера, Г.А.Вольтера, Н.Ф.Бугай, К.Исакова, В.П.Бочкарева. Широко и подробно изучались история и политические процессы в среде российских немцев учеными Германии: А.Айсфельдом, И.Фляйшгауером, К.Штумп-пом. Серьезную исследовательскую работу ведет землячество российских немцев в Германии, издающее альманах "Heimat Buch" ("Книга Родины"), в которой публикуются материалы по истории, культуре, традициям и обычаям российских немцев.

Объект исследования - государственная национально-культурная политика в ее целевом, структурном, инструментальном и иных аспектах, декларируемых официально и реконструируемых аналитически;

Предмет исследования - фактические цели национально-культурной политики, выявляемые посредством соотнесения официальных деклараций с реалиями политической практики (в данном случае по отношению к немецкой диаспоре в России-СССР в период с конца XVIII по конец XX вв.).

Цель работы посвящена попытке проанализировать внутренюю системность, структуру, идеологию и мотивацию национально-культурной политики как специфического способа управления общественной жизнью, а также сопоставить манифестируемую сторону этой политики России-СССР в течение середины XVIII - конца XX вв. с ее реальными проявлениями по отношению к одной из крупнейших и культурно сплоченных национальных диаспор в стране - "российским" немцам.

Поставленной целью определяются и две основные задачи работы:

- систематизация и анализ государственной национально-культурной политики, ее субъектов, объектов и средств осуществления как специфической технологии регуляции общественной жизни;

- исследование национально-культурного аспекта жизни немцев в России-СССР на протяжении двух веков и выявление внутренних причин расхождений между официальными декларациями и политической практикой государства в этом вопросе.

Теоретической и методологической основой исследования послужили классические работы философии и политической науки Нового и Новейшего времени, посвященные национальному вопросу в целом, философии и теории политики вообще и ее национальному и культурному аспектам в частности; исследования мировой и отечественной этнологии (культурной антропологии) по проблемам национально-культурной политики. Основными методами исследования по необходимости явились классический исторический (исследование официальных и приватных документов, относящихся к изучаемой теме), анализ результатов полевых этнографических и социологических исследований, отражающий точку зрения самих современных российских немцев на изучаемые вопросы, сравнительный анализ информации, содержащейся в официальных декларациях, с реалиями, выявленными в полевых исследованиях, рассказах и записях непосредственных свидетелей, мемуарах очевидцев и т.п. Тематическая специфика нашего исследования и хорошая в целом изученность проблем, связанных с национальным аспектом политики, публикация в последнее десятилетие огромного массива ранее скрытых материалов на эту тему и т.п., не потребовали от нас применения сложных методологий и методов опосредствованного или модельного выявления истины; нам показался достаточным и существующий набор методов историко-этнографического и компаративного анализа непосредственного эмпирического материала. Тем более, что значительная часть его уже прошла предварительную обработку историками и этнографами, и наши задачи свелись преимущественно к точному выбору ракурса аналитического переосмысления этого материала.

Эмпирической базой работы стали факты, собранные и опубликованные в научных исследованиях о национальной-культурной политике в целом и российской (советской) в частности, созданные моими предшественниками (по тематике 1 части), а также многочисленные материалы полевых этнографических, социологических и некоторых иных профильных исследований (например, Российского центра по исследованию эмиграци онных процессов), а также мемуарная литература. Некоторая часть материалов была собрана напосредственно автором диссертации в ходе полевых этно-культурологических исследований, проводившихся в последние годы.

Научная новизна исследования определяется тем, что:

- автором разработана и предлагается оригинальная систематизация целеустановок, структуры и внутренней динамики самого феномена национально-культурной политики государства;

- впервые непосредственно исследуется применение этой политики по отношению к инородческому населению страны вообще и в частности к немецкой диаспоре России, выявляется ее внутренне противоречивый характер;

- впервые исследуется динамика национально-культурного бытия немецкой диаспоры в России на протяжении двух веков в условиях непоследовательной национально-культурной политики государства.

Научное значение работы определяется прежде всего ее теоретической новизной. В диссертации удалось подтвердить гипотезу, гласящую, что национально-культурная политика государства лишь в сравнительно редкие периоды истории носит осмысленно целеполагающий характер, но чаще бывает полустихийной, подчинялась сиюминутной политической выгоде, недальновидному резонерству. Подобный нетривиальный подход к анализу государственной национальной политики России, представляется весьма эвристичным и помогает адекватно понять и оценить многие не вполне понятные своей нелогичностью деяния государственной власти. Другим аспектом научной значимости работы является "сквозной" двухвековой анализ национально-культурной жизни многомиллионной немецкой диаспоры России и выявление определенных закономерностей в динамике этой жизни. Теоретические результаты исследования могут быть с успехом применены и при исследовании национально-культурных аспектов жизни других национальных меньшинств, использованы для лучшего понимания изгибов государственной политики по отношению к ним.

Практическое значение диссертации в существеной мере определяется тем,что вопрос о государственной политике по отношению к немецкому населению России остается актуальным и по сей день,несмотря на сравнительно массовый выезд этнических немцев в Германию. За последние годы, в России остаются еще сотни тысяч граждан немецкого происхождения, и, что самое удивительное, у государства до сих пор не сложилась твердая позиция касательно политики в отношении этой диаспоры. Может быть, настоящая работа позволит хоть в какой-то мере, если не определиться в этой политике, то по крайней мере систематизировать знания по истории данного вопроса (что является необходимым этапом в выработке необходимой политики).

Положения, выносимые на защиту.

1. В ходе работы нами выделяется такая исследовательская категория как культурная жизнь, представляющая собой совокупность сравнительно стихийных процессов по удовлетворению людьми своих актуальных культурных потребностей (как потребительских, так и в плане личностного -авторского самовыражения), реализующимися в основном в пределах сравнительно свободного рынка культурных продуктов и услуг. Основными субъектами культурной жизни мы определили: государство, население (как статистическую совокупность частных лиц, населяющих это государство), общество (как наиболее социализированную, структурированную и организованную часть населения, обладающую каналами выражения своей коллективной точки зрения) и авторов культурной продукции (материальной, интеллектуальной, художественной и пр.).

2. Поведение государства и правящих элитных слоев по отношению ко всему населению может быть обобщенно названо политикой, в конечном счете преследующей цель поддержаниия и воспроизводства в следующем поколении определенного социального порядка (форм жизнеустроения, социальной иерахии, мировоззрения и т.п.). Та часть государственной политики, которая направлена на психологическое ее обеспечение в виде формирования, поддержания и межпоколенной трансляции в сознании населения определенной картины мира, объясняющей необходимость существующего социального порядка и способствующей лояльному отношению к нему, может быть названа культурной политикой.

3. Таким образом, культурная политика является одним из существенных элементов культурной жизни. Мы выделили ее как категорию, представляющую собой набор относительно целенаправленных и идеологически обоснованных практических управленческих действий, преследующих цель регулирования стихии культурной жизни и ее рынка, ее осмысленного прогрессивного развития (при одновременном сохранении традиций, культурного наследия и т.п.), организационной и материальной поддержки при-знаваевых перспективными культурных направлений и авторов, а также социальных слоев, стремящихся к повышению уровня своей культурной компетентности. Основным субъектом культурной политики, по нашему мнению, является государство, а объектами - население и авторы культурной продукции. При этом общество выступает как связующий канал обратной связи, будучи, с одной стороны, также объектом культурной политики государства, но, с другой, - располагая возможностью влияния на некоторые аспекты государственной культурной политики и даже активного участия в ней (или действуя параллельно с ней) в форме деятельности меценатов, творческих и иных союзов и организаций, органов художественной критики, научных учреждений, СМИ и т.п., вносящих свою лепту в организационно-регулятивные и экономические процессы культурной жизни в стране.

4. Целью культурной политики, как правило, является поддержание в обществе в качестве доминирующего некоторого культурного ядра, концентрированно отражающего основные параметры общей картины мира правящего социального слоя. При этом влась стремиться по-возможности не допускать излишнего напряжения в вопросах удовлетворения культурных интересов иных (не входящих в "ядро") социальных и национальных субкультур и маргинальных слоев общества.

5. В принципе национально-культурная политика поддается классификации и типологизации по различным основаниям: консервативная и инновационная, либеральная, патерналистская и тоталитарная и т.п., однако в реальной исторической практике, в "чистом виде" эти типы почти не встречаются (даже у торталитарных режимов), а представляют собой более или менее затейливые композиции из черт и элементов разных типов. Эти композиции в зависимости от исторических условий могут отличаться заметной динамикой, а могут быть и весьма устойчивыми. Одним из главных факторов, влияющих на степень динамичности культурной политики, является наличие в обществе мощных социальных и национальных субкультур, оказывающих давление на государство и его культурную политику.

6. Национальный аспект культурной политики государства принципиально не отличается от ее общеполитических целей и, в зависимости от последних, может иметь преимущественно модернизационную или консервативно-охранительную направленность. Это в равной мере касается как доминирующего в государстве этноса, так и национальных меньшинств. Можно утверждать, что если по отношению к национальным меньшинствам ассимиляционный нажим со стороны государства связан преимущественно со стремлением культурно-этнографически расстворить данное меньшинство в основном этносе, то модернизационная культурная политика по отношению к основному этносу является скрытой формой его частичной аккультурации в социокультурных нормах народа, избранного как пример "правильного развития" (вспомним германофильские или франкофильские культурные тяготения многих русских императоров, советский антиамериканизм, являвшийся фактическим подражанием проклинаемому образцу, и т.п.). Культурно-охранительное направление культурной политики, если оно является осмысленным и целенаправленным, как правило, в равной мере распространяется на все этносы, населяющие государство (за редким исключением, в виде евреев и цыган). Более частым примером является фактическое отсутствие осмысленной национально-культурной политики в государстве, что порождает смешанный тип культурной политики, избирательной по отношению к разным этническим группам, регулируемый преимущественно текущей политической (прежде всего внешнеполитической) коньюктурой.

7. Национально-культурная политика России-СССР по отношению к немецкой диаспоре на протяжении всех двух веков являлась типичным примером рассогласованности экономических и культурных интересов государства. Экономически государству была нужна высоко эффективная в своей деятельности немецкая диаспора; культурно-политическое отношение к российским немцам определялось актуальной внешнеполитический коньюктурой, периодическим сближением государства с Русской православной церковью (практически всегда стоявшей на "антиинородческих" позициях) и т.п. У нас есть достаточные основания утверждать, что за редкими исключениями, когда российская (советская) национальная политика была жестко увязана с остроактуальными идеологическими соображениями (эпоха реформ Петра Великого, период наполеоновских войн, начальные периоды Первой и Второй мировых войн, кампания "тотального интернационализма" первого послереволюционного десятилетия, "новое мышление" горбачевской эпохи), государственная национально-культурная политика России-СССР преимущественно была лишена более или менее осмысленных идейных целеустановок и подчинялась преимущественно сиюминутной политической коньюктуре.

Апробация работы

1. Основные результаты исследования были доложены на IV Международном философско-культурологическом симпозиуме (Санкт-Петербург, 1998 г.).

2. Материалы диссертации использовались автором при чтении курса по теории и истории мировой и отечественной культуры и спецкурса в Московском педагогическом государственном университете.

3. Ряд положений диссертации получили свое развитие в исследовательском проекте Института этнографии и антропологии РАН "Моделирование механизмов социокультурной и политической адаптации этничсеских групп диаспоры (на примере российских немцев в XX веке)", поддержанном грантом РФФИ № 98-06-80358 на 1997-2000 гг.

4. Диссертация была рассмотрена и рекомендована к защите на заседании кафедры культурологии МПГУ 20 марта 2000 г., протокол № 7.

Заключение диссертации по теме "Теория культуры", Токарева, Лариса Николаевна

Заключение

Проведенное исследование позволило нам прийти к следующим основным выводам:

1. В социальной жизни общества выделяется такая специфическая категория как культурная жизнь, представляющая собой совокупность срав-Э нительно стихийных процессов по удовлетворению людьми своих актуальных культурных потребностей (как потребительских, так и в плане личностного - авторского самовыражения), реализующимися в основном в пределах сравнительно свободного рынка культурных продуктов и услуг. Основными субъектами культурной жизни можно определить: государство, население (как статистическую совокупность частных лиц, населяющих это государство), общество (как наиболее социализированную, структурированную и организованную часть населения, обладающую каналами выражения своей коллективной точки зрения) и авторов культурной продукции (материальной, интеллектуальной, художественной и пр.).

2. Поведение государства и правящих элитных слоев по отношению ко всему населению может быть обобщенно названо политикой, в конечном счете преследующей цель поддержаниия и воспроизводства в следующем поколении определенного социального порядка (форм жизнеустроения, социальной иерахии, мировоззрения и т.п.). Та часть государственной политики, которая направлена на психологическое ее обеспечение в виде формирования, поддержания и межпоколенной трансляции в сознании населения определенной картины мира, объясняющей необходимость существующего социального порядка и способствующей лояльному отношению к нему, может быть названа культурной политикой.

3. Таким образом, культурная политика является одним из существенных элементов культурной жизни. Она представляет собой набор относительно целенаправленных и идеологически обоснованных практических управленческих действий, преследующих цель регулирования стихии культурной жизни и ее рынка, ее осмысленного прогрессивного развития (при одновременном сохранении традиций, культурного наследия и т.п.), организационной и материальной поддержки признаваевых перспективными культурных направлений и авторов, а также социальных слоев, стремящихся к повышению уровня своей культурной компетентности. Основным субъектом культурной политики, по нашему мнению, является государство, а объектами - население и авторы культурной продукции. При этом общество выступает как связующий канал обратной связи, будучи, с одной стороны, также объектом культурной политики государства, но, с другой, -располагая возможностью влияния на некоторые аспекты государственной культурной политики и даже активного участия в ней (или действуя параллельно с ней) в форме деятельности меценатов, творческих и иных союзов и организаций, органов художественной критики, научных учреждений, СМИ и т.п., вносящих свою лепту в организационно-регулятивные и экономические процессы культурной жизни в стране,

4. Целью культурной политики, как правило, является поддержание в обществе в качестве доминирующего некоторого культурного ядра, концентрированно отражающего основные параметры общей картины мира правящего социального слоя и государтвообразующего этноса. При этом власть стремиться по-возможности не допускать излишнего напряжения (и тем более конфликтов) в вопросах удовлетворения культурных интересов иных (не входящих в "ядро") социальных и национальных субкультур и маргинальных слоев общества.

5. В принципе национально-культурная политика поддается классификации и типологизации по различным основаниям: консервативная и инновационная, либеральная, патерналистская и тоталитарная и т.п., однако в реальной исторической практике, в "чистом виде" эти типы почти не встречаются (даже у торталитарных режимов), а представляют собой более или менее затейливые композиции из черт и элементов разных типов. Эти композиции в зависимости от исторических условий могут отличаться заметной динамикой, а могут быть и весьма устойчивыми. Одним из главных факторов, влияющих на степень динамичности культурной политики, является наличие в обществе мощных социальных и национальных субкультур, оказывающих давление на государство и его культурную политику.

6. Национальный аспект культурной политики государства принципиально не отличается от ее общеполитических целей и, в зависимости от последних, может иметь преимущественно модернизационную или консервативно-охранительную направленность. Это в равной мере касается как доминирующего в государстве этноса, так и национальных меньшинств. Можно утверждать, что если по отношению к национальным меньшинствам ассимиляционный нажим со стороны государства связан преимущественно со стремлением этнографически расстворить данное меньшинство в основном этносе, то модернизационная культурная политика по отношению к основному этносу является скрытой формой его частичной аккультурации в социокультурных нормах народа, избранного как пример "правильного развития" (вспомним германофильские или франкофильские культурные тяготения многих русских императоров, советский антиамериканизм, являвшийся фактическим подражанием проклинаемому образцу, и пр.). Культурно-охранительное направление политики, если оно является осмысленным и целенаправленным, как правило, в равной мере распространяется на все этносы, населяющие государство (за редким исключением, в виде евреев и цыган). Более частым примером является фактическое отсутствие осмысленной национально-культурной политики в государстве, что порождает смешанный тип культурной политики, избирательной по отношению к разным этническим группам, регулируемый преимущественно текущей политической (прежде всего внешнеполитической) коньюктурой.

7. Национально-культурная политика России-СССР по отношению к немецкой диаспоре на протяжении всех двух веков являлась типичным примером рассогласованности экономических и культурных интересов государства. Экономически государству была нужна высоко эффективная в своей деятельности немецкая диаспора; культурно-политическое отношение к российским немцам определялось актуальной внешнеполитический коньюктурой, периодическим сближением государства с Русской православной церковью (практически всегда стоявшей на "антиинородческих" позициях) и т.п. У нас есть достаточные основания утверждать, что за редкими исключениями, когда российская (советская) национальная политика была жестко увязана с остроактуальными идеологическими соображениями (эпоха реформ Петра Великого, период наполеоновских войн, начальные периоды Первой и Второй мировых войн, кампания "тотального интернационализма" первого послереволюционного десятилетия, "новое мышление" горбачевской эпохи), государственная национально-культурная политика России-СССР преимущественно была лишена более или менее осмысленных идейных целеустановок и подчинялась преимущественно сиюминутной политической коньюктуре.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Токарева, Лариса Николаевна, 2000 год

1. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. М., 1994, 336 с.

2. Абдулатипов Р. Россия на пороге XXI века. Состояние и перспективы федеративного устройства. М., 1996, с.258.

3. Абрамян Э.Г. Инновация и стереотипизация как механизмы развития этнической культуры // Методологические проблемы этнических культур: Материалы симпозиума. Ереван, 1978, 34 с.

4. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М., 1990, 128 с.

5. Аклаев А.Р. Законодательство о языках и межэтнические конфликты в Российской федерации // Конфликтная этничность и этнические конфликты / Отв.ред. Л.М.Дробижева.

6. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1994, 270 с.

7. Арутюнов С.А. Народы и культура: Развитие и взаимодействие. М., 1989,215 с.

8. Арутюнов С.А. Этничность объективная реальность // Этнографическое обозрение. 1995. № 5, с. 34-45.

9. Ауман В.А., Чеботарева В.Г. История российских немцев в документах . Т.1. М. 1993, 447 с.,Т.2. Общественно-политическое движение за восстановление национальной государственности (1965-1992). М.,1994, 445 с.

10. Ю.Афанасьев М.Н. Правящие элиты и государственность в посттоталитарной России. Москва-Воронеж, 1996, 124 с.

11. П.Ахиезер A.C. Россия: критика исторического опыта. Т. 1. М., 1991, 385 с.

12. Баграмов Э.А. Нация и национальная психология // Евразия: Народы. Культуры. Религии. 1993, № 1, с. 8 14.

13. Барбер Б. Структура социальной стратификации и тенденции социальной мобильности // Американская социология. М., 1972, 34 с.

14. Вахта В.М. Проблема аккультурации в современной этнографической литературе США // Современная американская этнография. М., 1963, 41 с.

15. Бауер В.А., Иларионова Т.С. Российские немцы: право на надежду. К истории национального движения народа (1955 1993), М., 1995, 457 с.

16. Бедковец Л.П. Попытка массового выезда из СССР советских немцев в 1929-193Orr.М., 1992, 245 с.

17. Белковец Л.П. "Большой террор" и судьбы немецкой деревни в Сибири (конец 1920 -1930 гг.), 1995, 317 с.

18. Берг А.И.,Бирюков Б.В.,Воробьев H.H. и др. Управление, информация, интеллект. М., 1976, 384 с.

19. Богданов A.A. Тектология. Всеобщая организационная наука. Книга 1. М., 1989, 115 с.

20. Бромлей Ю. В. Этнографические аспекты изучения человека // Человек в системе наук. М.,1987, 31 с.

21. Брук С.И. Немцы в СССР: современная ситуация. Исследования по прикладной и неотложной этнологии. Сер. А. Документ № 2, М., 1990, с.47 -56.

22. Бугай Н.Ф. Л.Берия И.Сталину: "Согласно Вашему указанию.". М., 1995, 320 с.

23. Бугай Н.Ф. Депортация немцев с юга России в 40-е годы: причины, ход, следствия // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995,с.40 -55.

24. Вебер В. Советские немцы: Сохранить веру вопреки судьбе. М., 1989, 220 с.

25. Велицын A.A. Немцы в России. Очерки исторического развития и настоящего положения немецких колоний на юге и востоке России.СПб., 1893,94 с.

26. Венгеров А.Б. Синергетика и политика // Общественные науки и современность. 1993, № 4 , с.55 69.

27. Верещагин Е.М. Психологическая и методическая характеристика двуязычия (билингвизма). М., 1969, 216 с.

28. Волькенштейн М.В. Энтропия и информация. М., 1980, 192 с.

29. Вормсбехер Г.Г. Немцы в СССР. Знамя. 1988. 115 с.

30. Вяземский П. Записные книжки. М., 1992, 213 с.

31. Гачев Г. Национальные образы мира. М., 1988, 315 с.

32. Герман A.A. История немцев Поволжья: в событиях, фактах, документах, М., 1996, 270 с.

33. Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991, 184 с.

34. Гришин В.А. Субкультура и ее проявление в молодежной среде. Общественные самодеятельные движения: проблемы и перспективы. М., 1990, 95 с.

35. Губергриц Р. Систематический указатель литературы о нем республике 1917-1928 гг. Сборник статей и материалов статистики.-Покровск, 1928, 121 с.

36. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. М., 1984, 95 с.

37. Губогло М.Н. Переломные года. Т.1: Мобилизованный лингвицизм., М., 1993, 198 с.

38. Гумилев JI.H. Этносфера: история людей и история природы, М., 1993, 463 с.

39. Гуревич П.С. Проблемы субкультуры в современной западной культурологии// Субкультурные объединения молодежи. М., 1987, 16 с.

40. Гусейнов Г.,Драгунский Д.,Сергеев,Цымбурский В. Этнос и политическая власть // Век XX и мир. 1989, № 9, с. 35 -58.

41. Гумилев JI.H. География этноса в исторический период. J1., 1990, 257 с.

42. Гумилев JI.H. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990, 627 с.

43. Дейкер X.,Фрейда Н. Национальный характер и национальные стереотипы // Современная зарубежная этнопсихология. М., 1979, 218 с.

44. Депортация народов СССР ( 1930 1950 гг.), М., 1990, 236 с.

45. Джилас М. Лицо тоталитаризма. М., 1992, 234 с.

46. Дильман A.A. Проблема государственно-политического статуса этнической группы. СПб., 1993, 15 с.

47. Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М.,1994, 272 с.

48. Додин Е.А. Альбертони и теория элитизма // Человек: образ и сущность. М., 1990, с. 43 56.

49. Драгунский Д. Навязанная этничность // Полис. 1993, № 5, с.34 45.

50. Дробижева Л.М., Аклаев А.Р., Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х годов. М., 1996, 174 с.

51. Дробижева Л.М. Национальное самосознание: база формирования и социально-культурные стимулы развития // Советская этнография. 1985, №5, с. 26-33.

52. Дробижева Л.М. Влияние этноконтактной среды на межнациональные отношения // Социальная психология и общественная практика. М., 1981, 125 с.

53. Дробижева Л.М. Толерантность и рост этнического самосознания: пределы совместимости // От толерантности к согласию. М., 1997, с. 48 -59.

54. Ерина Е.М. Очерки истории культуры Немецкой автономии на Вол-ге.Саратов, 1995, 112 с.

55. Елганинова О.В. Роль социальной информаци и математических методов в выработке управленческих решений // Научное управление обществом. Вып. 3, М., 1969, с. 86 99.

56. Емельянов В.П. Нужна ли нам республика немцев Поволжья. Саратов, 1991,31с.

57. Жидков B.C. На подступах к осмыслению проблемы // Культурная политика в современном обществе. М., 1992, 18 с.

58. Жидков B.C. "Две культуры" на пороге третьего тысячелетия. // Вестник РФФИ. 1996, N 5, 3 с.26 31.

59. Замогильный С.И. Культура и самосознание русских и немцев в Поволжье ( по материалам социологического исследования) // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995, с. 296 301.

60. Заславская Т.И. Структура современного российского общества // Экономические и социальные проблемы. М., 1992, с. 46 -58.61.3лобин Н.С. Духовное производство и культура // Вопросы философии. 1980, с. 123- 134.

61. Иордан В.К. Государственное управление немецкими колониями в России во второй половине XVI первой трети XIX вв. // // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995, с. 33 - 40.

62. Ипатов А.Н. Меннониты. Вопросы формирования и эволюции этнокон-фессиональной общности. ML, 1979, 185 с.

63. Каган М.С. Социальные функции искусства. Л., 1978, 284 с.

64. Каган М.С. Системный подход и социальное знание. Избранные ста-тьи.Л., 1991,218 с.

65. Каган М.С. Философия культуры. СПб., 1996, 414 с.

66. Кандель П.Е. Национализм и проблема модернизации в посттоталитарном мире // Полис. 1994. № 6, с. 18 23.

67. Кезин A.B. Эволюционная эпистемология: современная междисциплинарная парадигма. //Вестник МГУ. Серия 7, философия. 1994, № 5, 3 с.

68. Клаус А. Наши колонии. Вып. 1, СПб., 1869, 164 с.

69. Ключевский В.О. Неопубликованные произведения. М., 1983, 215 с.

70. Князева E.H., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И.Пригожиным. // Вопросы философии. 1992, № 12, 3 с.

71. Ковригина В.А. Немецкая слобода Москвы и ее жители в конце XVI1 -в первой половине XVI11 века. М., 1998, 440 с.

72. Козлов В.И. Жизнеобеспечение этноса: Содержание понятия и его этнологические аспекты // Этническая экология: Теория и практика. М., 1991, 22 с.

73. Козлов В.И. Национализм и этнический нигилизм // Свободная мысль. 1996, №6, с. 13-21.

74. Козлов В.И. Проблема этнического самосознания и ее место в истории этноса // Советская этнография. 1974, с. 34-43.

75. Кон И. Национальный характер. Миф или реальность? // Иностранная литература. 1970, № 3, с. 18-23.

76. Коротеева В.В. Воображение, изобретенные и сконструированные нации: метафора и проблема объяснения // Этнографическое обозрение. 1993, №3, с. 25-32.

77. Красюк А.И., Кязымова Г.Ф., Серов И.П., Плесская Э.Г. Из прошлого немецких колоний на юге Украины, ч.1, Одесса, 1994, 53 с.

78. Кресс Э. Российские немцы или немецкие россияне на историческом перекрестке языков и культур. М., 1995, 79 с.

79. Крюков М.В. Еще раз об исторических типах этнических общностей // Советская этнография. 1986, № 3, с. 34 48.

80. Крюков М.В. Главной задачей остается проникновение в существо этнических связей // Советская этнография. 1986, № 5, с. 15 20.

81. Кулешов В.И. Знаменитый альманах Некрасова В кн.: Физиология Петербурга. М., 1991, 284 с.

82. Кцоева Г.У. Опыт эмпирического исследования этнических стереотипов // Психологический журнал: Т. 7 , № 2, 1986, с. 45 56.

83. Лебедев В.В. Математическое моделирование социально-экономических процессов. М., 1997, 115 с.

84. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М., 1993, 95 с.

85. Лебедева Н.М. Исследование психологической природы межгрупповой (межэтнической) интолерантности // Психологические проблемы развития общественного сознания. М., 1992, с. 34 52.

86. Лейпхарт А. Демократия с многосотавных обществах. Сравнительное исследование. М., 1997, 221 с.

87. Леонтьев A.A. Личность как историко этническая категория // Советская этнография. 1981, № 3, с. 43 51.

88. Лернер М. Развитие цивилизации в Америке. Образ жизни и мыслей в Соединенных Штатах сегодня. Т.2. М., 1992, 574 с.

89. Леонтьев Д.А. Произведение искусства и личность: психологическая структура взаимодействия // Художественное творчество и психология. М., 1991, 48 с.

90. Липранди А.П. Германия в России. Харьков, 1911, 113 с.

91. Липсет С. Американская демократия в сравнительной перспективе. В кн.: Сравнительная социология: избранные переводы. М., 1995, 258 с.

92. Лиценбергер O.A. Лютеранская церковь в Саратовском Поволжье в годы советской власти // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995, с. 275-282.

93. Лотман Ю.М. Избранные статьи. В 3-х т.т. Т. 1. Таллинн, 1993, 479 с.

94. Лотман Ю.М., Успенский Б.А. О семиотическом механизме культуры. В сб.: Труды по знаковым системам. Т. 5. Тарту, 1971, 284 с.

95. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII начало XIX века). СПб., 1994, 398 с.

96. Лотман Ю.М. В точке поворота. //Лит. газета, 1991, 12 июня, с. 1.

97. Малиновский Л.В. Сельское хозяйство западных национальных меньшинств в Сибири (1919-1928). Труды Томского ГУ, сер.: история, 1967, Немецкая деревня в Сибири в период социалистического строительства (1925-1936), Томск,

98. Малиновский Л.В. История немцев в России. Барнаул, 1996, 186 с.

99. ЮО.Матвеева С .Я. Субкультуры в динамике культуры //Субкультурныеобъединения молодежи. М.,1987, 48 с.

100. Маркарян Э.С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Советская этнография. 1981. № 2, с. 23 31.

101. Маркарян Э.С. Культура как способ социальной организации. Пущино, 1982, 123 с.

102. ЮЗ.Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. 167 с.1 (М.Мартынова М.Ю. Политика государств Европы в сфере защиты прав этнических меньшинств // Этнические проблемы и политика государств Европы. М., 1998, с. 8-40.

103. Ю5.Мень А. Культура и духовное восхождение. М., 1992, 495 с.

104. Юб.Мелик-Гайказян И.В. Информационные процессы и реальность. М., 1997, 193 с.

105. Ю7.Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3-х т.т. Том второй. 4.2. Вера, творчество, образование. М.,1994, 465 с.

106. Ю8.Миллс Р. Властвующая элита. М., 1959, 218 с.

107. Ю9.Моска Г. Правящий класс // Социологические исследования. 1994., № 10,5с.

108. Ю.Московиси С. От коллективных представлений к социальным // Вопросы социологии. 1992, Т.1, № 2, с. 35 43.

109. Митина О.,Петренко В. Динамика политического сознания как процесс самоорганизации // Общественные науки и современность. 1995, № 5, с. 103-115.

110. Мухарямов Н.М. Вопросы теории этнополитического анализа. Казань, 1994, 197 с.

111. Научная картина мира: логико-гносеологический аспект. Киев., 1983.

112. Научная картина мира: общекультурное и внутринаучное функционирование. Свердловск. 1985, 195 с.

113. Нарта М. Теория элит и политика. М., 1978, 185 с.

114. Орлова Э.А. Введение в социальную и культурную антропологию. М., 1994, 115 с.119.0строух И.Г., Шервуд Е.А. Российские немцы: вклад в культуру ( XVI1 начало XX вв.) // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995, с. 11-26.

115. Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993, 421 с.

116. Петров Ю.П. О различных видах информации: Информационные проблемы изучений биосферы. М., 1988, 232 с.

117. Писаревский Гр. Переселение прусских меннонитов в Россию при Александре 1. Варшава, 1917, 147 с.

118. Плеве И.Р. Манифест Екатерины 11 от 22 июля 1763 г.: обещания и реальность // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995, с. 26 -33.

119. Пригожин И.Р Николис Г.,. Познание сложного. Введение. М., 1990, 342 с.

120. Пригожин И.Р., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986, 431 с.

121. Плеханов Г.В. Искусство и общественная жизнь Он же. Избр. философ. произведения. T.V. М., 1958, 743 с.

122. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966, 215 с.

123. Потемкина О.Ю., Грацианская H.H. Основные тенденции современных миграционных процессов в Западной Европе: проблемы политики и этносоциальной адаптации // Этнические проблемы и политика государств Европы. М„ 1998, с. 40 93,

124. Пош Б. Кризис территориального государства: сепаратизм и федерализм в Европе 1990 гг. // Этничность. Национальные движения. Социальная практика. СПб., 1995, 267 с.

125. Пушкин A.C. О втором томе "Истории русского народа" Полевого. Поли. собр. соч. в 16-ит.т. Т. 11. М., 1949, 468 с.

126. Россия. Энциклопедический словарь. СПб, Брокгауз и Ефрон. 1898, 889 с.

127. Резников E.H. Этническая психология. М., 1997, 267 с.

128. ИЗ.Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий. СПб.,1997, 280 с.

129. Русских Е.В. Распространение русского языка в немецких колониях на Волге до 70-х годов XIX в. // Российские немцы на Дону, Кавказе и Волге. М., 1995, с. 313-319.

130. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М., 1974, 215 с.

131. Седов Е.А. Философско-методологический анализ информационно-энтропийных свойств процессов развития: Автореф. Дис. . докт. философ.наук. М., 1989, 35 с.

132. Седов Е.А. Информапдонно-энтропийные свойства социальных систем // Общественные науки и современность. 1993, № 5, с. 92 102.

133. Сетров М.И. Степень и высота организации систем // Системные исследования. М., 1968, с. 156- 169.

134. Смольникова Н.В. Современная этнополитическая ситуация и межэтнические отношения в Нижнем Поволжье. М., 1998, 23 с.

135. Соколов Э.В. Личность и культура. Л.,1972, 185 с.

136. Соколов A.B. Информация: феномен? функция? фикция? // Философские науки. 1990, № 9, с. 13 -22.

137. Соколовский C.B. Самоопределение и проблемы меньшинства // Этнометодология. Вып.2. М., 1995, с.45 54.

138. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М., 1997, 234 с.

139. Степанов Ю.С. Изменчивый "образ языка" в науке XX века. В сб.: Язык и наука конца 20 века. М. 1995, с. 10-18.

140. Степин B.C. Философская антропология и философия науки. М., 192 с.

141. Столович JT.H. Жизнь творчество - человек. (Функции художественной деятельности). М., 1985, 415 с.

142. Соловьев С.М. История России с древнейших времен. В 15 кн. Кн. 1. Т. 1. М. 1959, 412 с.

143. Сорокин П.А. Дальняя дорога. М., 1992, 302 с.

144. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1997, 138 с.

145. Солженицын А. Выступление на "Рождественских чтениях" (21 января 1996. // Русская мысль, N 4116, 7-13 марта 1996).

146. Сорокин П.А. Структурная социология. В кн.: Он же. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992, 542 с.

147. Социология контркультуры. Критический анализ. М., 1980, 284 с.

148. Социальное и национальное. М. 1972, 259 с.

149. Сусоколов A.A. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып.20, М., 1990, с.5 40.

150. Сэпир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993, 268с.

151. Тадевосян Э.В. О совершенстве национально-государственных отношений в СССР и русле перестройки . М., 1989, 79 с.

152. Тишков В.А. Теория и политика этничности в Российской Федерации. М., 1997. 531 с.

153. Тшыков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики в России // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М., № 100, с. 5 12.

154. Тойнби А. Постижение истории . М., 1991, 730 с.

155. Токарев С.А. Проблема типов этнических общностей // Вопросы философии, 1964, № 11, с. 40 49.

156. Токарева JI.H. Результаты полевых исследований, проведенных в Саратовской области в декабре 1999 года (на правах рукописи). М., 158 с.

157. Теоретические основания культурной политики. М., 1993, 215 с.

158. Усенко О.Г. К определению понятия менталитет // Русская история: Проблемы менталитета. М., 1994, с. 83 97.

159. Федотов Г.П. Трагедия интеллигенции. В кн.: Он же. Судьба и грехи России. Т.1., СПб., 1991, с. 52- 71.

160. Федотов Г. Революция идет. -В кн.: Он же: Судьба и грехи России. В 2-х томах. T.I. СПб. 1991, с.345 -358.

161. ФилимоноваТ.Д. Тенденции этнического развития немцев СССР И Этнокультурные процессы в национально-смешанной среде. М., 1989, с.84-95.

162. Филимонова Т.Д. Об этнокультурном развитии немцев СССР // Советская этнография. 1986, № 4, с. 100 111.

163. Флиер А.Я. Культурогенез. М., 1995, 127 с.

164. Фукс В.Г. Роковые дороги поволжских немцев. 1763 1995 гг. Красноярск, 1995, 223 с.

165. Хакен Г. Информация и самоорганизация. М., 1993, 238 с.

166. Хаким Р. Сумерки империи. К вопросу о нации и государстве. Казань, 1993, 94 с.

167. Шемякин Я.Г. Смена парадигм в современном российском культурно-историческом контексте ( размышления о "Постижении истории" А. Тойнби) // Общественные науки и современность. 1993, № 2, с. 52 62.

168. Шпет Г.Г. Введение в этнопсихологию // Он же соч. М., 1989, 318 с.

169. Шмидт И. Немкоммуна. Жизнь национальностей. 1923, 11 с.

170. Щербаков A.C. Самоорганизация материи в неживой природе. Философские аспекты синергетики. М., 1990, 112 с.

171. Этнические стереотипы поведения. JI., 1985, 241 с. 177.Этнические проблемы и политика государств Европы. М, 1998, 400 с. 178.Этнокультурные процессы в национально-смешанной среде. М., 220 с.

172. Язык и национализм в постсоветских республиках /Отв.ред. М.Н.Губогло. М., 1994, 230 с.

173. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1976,264 с.

174. Ш.Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991, 528 с.

175. Amburger Е. Deutscht in Staat, Wirtschaft und Geselschaft Russlands. Wiesbaden, 1986, 307 s.

176. Amburger E. Die Anwerbung auslandischer Fachkräfte fur die Wirtschaft Russlands vom 15. Bis 19. Jahrhundert. Wiesbaden, 1968, 214 s.

177. Cultural policy: a preliminary study.P., UNESCO, 1969, p.5, 7.

178. Deutsche im Osten: Geschichte. Kultur. Erinnerungen. München. Berlin. 1994,376 s.

179. Die deutschen im russischen Reich und Sowjetstaat. Köln, 1987, 191 s.

180. Dietz B. Hilkes P. Russlandsdeutsche: Unbekannte im Osten Geschichte. Situation. Zukunftperspektiven. Ozlog, 1993, 140 c.

181. Eisfeld A. Rusland Sowjetunion, Information zur politischen Bildung 222, Neudruck. 1991,38 s.

182. Eisfeld A. Deutsche Kolonien an der Wolga 1917-1919. Und das Deutsche Reich-Wisbaden; Harrasowitz. 1985, 156 s.

183. Eisfeld A. Die Deutschen in Russland und in der Sowjetunion. Wien, 1986, 213 s.

184. Fleischhauer J. Deutschen in der Sowietunion, 1987. Baden-Baden;

185. Fleischhauer J. Das Dritte Reich und die Deutschen in Russland und in der Sowjetunion. Stuttgart, 1986, 195 s.

186. Hilkes P. Zur Lage der deutschen Minderheiten in der Sowjetgesselschaft -der Stand der Forschung in der Bundesrepublik und in der UdSSR. Köln, 1994,100 s.

187. Hilkes P. Klooos H. Deutschen in der Sowietunion: zwieschen Ausreise- und Autonomiebewegung.Ergebnisse einer Befragungstudie mit deutschen Spataussiedlern, München, 1989, 24 s.

188. Kusterer K. Ethnische Identität bei den Deutschen in der Sowietunion. Ergebnisse einer Befragungstudie mit deutschen Spataussiedlern, München, 1990, 15 s.

189. Pinkus B. . Die Deutschen und in der Sowjetunion. Geschichte einer nationale Minderheit im 20. Jahrhundert. Baden-Baden. 1987,134 s.

190. Schiller F."Literatur zur Geschichte und Volkskunde der Deutschen Kolonien in der Sowjetunion für die Jahre 1904-1926. Pokrovsk. 1927, 148 c.

191. Stumpp K. Die Auswanderung aus Deutschland nach Russland in der Jarh-ren 1763 bis 1862 . Landmannschaft der Deutschen zweihundert Jahren unterwegs, Stuttgart, 1992, 184 s.

192. Schnur J. Die Kirchen und das religiöse Leben der Russlandeutschen. Kato-lischer Teil. Stuttgart, 1980, 416 s.

193. Steenberg S. Die Russland-Deutschen: Schicksal und Erleben. München, 1989,207.182

194. Stummpp K. Die Russlanddeutschen Zweihundert Jahre unterwegs. Stutt gart, 1981, 147 s.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 78492