Государственная политика в области охраны памятников истории и культуры в России в XVIII - начале XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.03, кандидат культурол. наук Работкевич, Александр Викторович

Диссертация и автореферат на тему «Государственная политика в области охраны памятников истории и культуры в России в XVIII - начале XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 58354
Год: 
1999
Автор научной работы: 
Работкевич, Александр Викторович
Ученая cтепень: 
кандидат культурол. наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
24.00.03
Специальность: 
Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов
Количество cтраниц: 
295

Оглавление диссертации кандидат культурол. наук Работкевич, Александр Викторович

ОГЛАВЛЕНИЕ.

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. Зарождение интереса к памятникам древности и первые государственные мероприятия по их охране в XVIII веке.

§ 1. Зарождение интереса к памятникам древности.

§ 2. Первые мероприятия по охране памятников древности в первой четверти XVIII века.

§ 3. Дальнейшее развитие деятельности по охране отечественых древностей в XVIII веке.

ГЛАВА II. Формирование государственной системы органов охраны памятников древности в первой половине XIX века.

§ 1. Начало формирования системы государственной охраны памятников древности в первой четверти XIX века.

§ 2. Развитие государственной политики в области охраны памятников древности в 1826 - 1859 годах.

ГЛАВА III. Разработка законопроектов по охране памятников старины в России во второй половине XIX - начале XX века.

§ 1. Учреждение Археологической комиссии и мероприятия по охране памятников старины в первое десятилетие её существования.

§ 2. Первые законопроекты об охране памятников старины.

§ 3. Деятельность государственных учреждений в сфере охраны памятников старины в последней четверти XIX века.

§ 4. Разработка закона об охране памятников древности и проблемы охраны культурного наследия России в начале XX века.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Государственная политика в области охраны памятников истории и культуры в России в XVIII - начале XX века"

Для понимания одной из важнейших задач, стоящих сегодня перед отечественной культурой - задачи сохранения богатейшего историко-культурного наследия и путей её решения, необходимо знание современной российской и международной практики охраны и использования памятников истории и культуры. Но и знание исторического опыта охраны памятников старины в дореволюционной России, накопленного за период с момента осознанной постановки вопроса о государственной охране памятников в начале XVIII века до 1917 года, также совершенно необходимо. Особенно актуально это в сегодняшних условиях перехода к новым формам собственности при изменении социально-экономической ситуации в стране, что неизбежно обостряет проблему сохранения всей совокупности культурных ценностей, созданных предшествующими поколениями. Важность же этой проблемы в общей системе культуры бесспорна, ибо «культурное наследие представляет собой главный способ существования культуры»1. По справедливому замечанию Д.А.Силичева, «то, что не входит в культурное наследие, перестаёт быть культурой и в конечном счёте прекращает своё существование» в связи с тем, что «за свою жизнь человек успевает освоить, перевести в свой внутренний мир лишь малую долю культурного наследия. Последнее остаётся после него для других поколений, выступая как общее достояние всех людей, всего человечества. Однако таковым оно может быть лишь при условии своего сохранения. Поэтому сохранение культурного наследия в известной мере совпадает с

Силичев Д.А. Культурология. М., 1998. С. 322. сохранением культуры вообще»1.

Значительную часть культурного наследия составляют недвижимые памятники истории и культуры, охрана которых является одной из форм человеческой деятельности, направленной на осознание своей истории, своего места в обществе и места общества в системе мировой культуры, сохранение исторической и культурной преемственности поколений. Кроме того, изучение истории охраны памятников имеет особое значение ещё и в силу схожести многих проблем, возникавших в сфере этой деятельности в прошлом с сегодняшними проблемами охраны культурного наследия.

Первые проявления осознанного интереса к памятникам древности относятся к XVIII веку, но обзоры мер, направленных на сохранение памятников старины появились лишь во второй половине XIX века, что вполне обоснованно, так как история охраны памятников старины еще только формировалась, была в то время сравнительно новым явлением российской жизни.

Первый небольшой очерк об истории охраны древностей опубликовал в 1858 г. «Журнал общеполезных сведений»2. Затем стали появляться и более подробные статьи по этой проблеме, которые также публиковались в различных журналах. Так, в 1869 году в Журнале министерства народного просвещения была опубликована статья М.П.Погодина «Судьбы археологии в России»3. Издавались также труды, посвященные российским императорам, но

Силичев Д.А. Культурология. М., 1998. С. 322-323.

2Исторический очерк мер, принятых в России для сохранения и исследования древностей // Журнал общеполезных сведений. СПб., 1858. № 5. С. 180- 182; №6. С. 227-229.

3Погодин М.П. Судьбы археологии в России // Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1869. № 9. С. 24-47. касающиеся вопросов отношения к памятникам старины и деятельности по их охране. Примерами могут служить напечатанная в «Русской старине» в мае 1877 г. статья «Заботы императора Николая Павловича о сохранении памятников отечественных древностей и старины»1 и одна из работ Н.В.Султанова2. Позднее появляются и специальные обзорные работы по проблемам охраны памятников, публикующиеся уже в научных изданиях. Таковы статьи И.Г.Данилова «Правительственные распоряжения относительно отечественных древностей с императора Петра I, особенно в царствование Александра И»3 и А.В.Гаврилова «Постановления и распоряжения Святейшего Синода о сохранении и изучении памятников древности»4, опубликованные в 1886 г. в «Вестнике археологии и истории». Во всех этих работах был дан фактический материал, характеризующий постепенное развитие интереса к памятникам старины и оценено отношение общества к древностям. Особое место во всех работах справедливо отводилось законодательным начинаниям Петра I в памятникоохранной деятельности государства, хотя специально этому вопросу была посвящена только появившаяся в 1892 г. заметка А.Ф.Бычкова5.

Осмысление накопленного опыта собирания и изучения

Заботы императора Николая Павловича о сохранении памятников отечественных древностей и старины // Русская старина. Т. XIX. СПб., 1877. Май. С. 148-154.

2Султанов Н.В. Успехи русской художественной археологии в царствование императора Александра II. СПб., 1885. 15 с.

Данилов И.Г. Правительственные распоряжения относительно отечественных древностей с императора Петра I, особенно в царствование Александра II // Вестник археологии и истории. СПб., 1886. Вып. VI. С. 1-50.

Таврилов А.В. Постановления и распоряжения Святейшего Синода о сохранении и изучении памятников древности // Вестник археологии и истории. СПб., 1886. Вып. VI. С. 51-73.

Бычков А.Ф. Уважение Петра Великого к памятникам старины, 1701 г. // Русская старина. Т. 73. СПб., 1892. Январь. С. 265 - 266. различных видов источников, включая недвижимые памятники, содержалось в трёхтомном исследовании В.С.Иконникова «Опыт русской историографии»1. Вопросы истории охраны памятников были затронуты в юбилейных изданиях по истории Московского2 и Русского3 археологических обществ, Санкт-Петербургского общества архитекторов4, Императорской Академии художеств5. Ещё одна статья была посвящена деятельности Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины6.

Значительное внимание памятники древности и история их охраны привлекли в связи с разработкой законопроектов по охране древностей в первое десятилетие XX века. Были, в частности, опубликованы статьи З.В.Зосимовского7 и А.И.Гидони8, но наиболее полный в дореволюционной историографии очерк по истории законодательства об охране памятников в России был подготовлен В.Ф.Смолиным9, который достаточно объективно оценил принимавшиеся в XIX - начале XX века законодательные акты, но

Иконников B.C. Опыт русской историографии: В 3 т. Киев, 1891.

Историческая записка о деятельности Императорского Московского археологического общества за первые 25 лет существования. М., 1890. [3],123,308 с

3Веселовский Н.И. История Императорского Русского археологического общества за первое 50-летие его существования: 1846 - 1896. СПб., 1900. 515 с.

Максимов А.П. Материалы к истории 25-летней деятельности Санкт-Петербургского общества архитекторов. СПб., 1895. 171 с.

Кондаков С.Н. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств: 1764 - 1914: В 2 ч. СПб., 1915.

6Рудаков В. Охрана памятников старины // Исторический вестник. 1912. Т. 129. №7. С.305 - 309.

7Зосимовский З.В. Наше строительное законодательство // Строитель, 1900. № 1-2. Стлб. 41 - 48; № 3-4. Стлб. 117 - 124.

Тидони А.И. Законодательная охрана памятников старины и произведений искусства (по поводу правительственного законопроекта «Об охране древностей») // Зодчий. СПб., 1912. № 12. С. 111-114.

9Смолин В.Ф. Краткий очерк истории законодательных мер по охране памятников старины в России // Известия Археологической комиссии. Вып. 63. Пг., 1917. С. 121-148. не проанализировал принятые указы в контексте формирования государственной политики в этой области.

Вплоть до конца 50-х годов XX века специальных работ по дореволюционной истории охраны памятников не появлялось. Одним из первых в советской историографии к этим проблемам обратился А.М.Разгон. В 1957 г. вышла его первая обзорная статья, посвященная истории охраны памятников в пореформенной России1, которая, несмотря на некоторую тенденциозность, обусловленную временем её написания, а также ряд фактических неточностей, обогатила отечественную науку новыми сведениями по истории охраны памятников. К заслуге А.М.Разгона следует отнести также комплексный подход к изложению собранного им богатого фактологического материала - в своей работе он рассматривает как проблемы деятельности правительственных кругов в сфере охраны памятников древности, так и создаваемых в то время общественных организаций и научных обществ, как проблемы сбора сведений о памятниках и их учета, так и проблемы их реставрации, что дало возможность получить более полное представление о развитии интереса государства и общества к своему культурному наследию. В 1971 г. была опубликована аналогичная работа А.М.Разгона, посвященная более раннему периоду истории охраны древностей2, в которой он, помимо рассмотрения вопросов охраны памятников в дореформенной России, обратился к вопросу зарождения интереса к собиранию и сохранению древностей в Древней Руси и, как

Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России (1861 - 1917) // История музейного дела в СССР. Вып. 1 / Труды НИИ музееведения. М., 1957. С. 73 - 128.

2Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России (XVIII в. - первая половина XIX в.) // Очерки по истории музейного дела в России. Вып. 7 / Труды НИИ Культуры. М., 1971. С. 292 - 365. следствие, к осознанной постановке вопроса об охране памятников в петровское время.

В 70-90-е годы предметом рассмотрения ряда статей явилась проблема формирования самого понятия «исторического памятника» в России. Эта проблема имела особое значение для памятникоохранной деятельности в дореволюционной России в связи с тем, что без четкого определения этого понятия и определения типов памятников, подлежащих государственной охране, нельзя было решить вопрос об охране культурного наследия прошлого. Анализу предпринимавшихся попыток определения типов памятников и эволюции понятия «памятник истории» посвятили свои работы В.Л.Егоров1 и Л.И.Зозуля2. Этой же теме, а также другим проблемам охраны памятников истории и культуры в дореволюционный период, была посвящена одна из глав монографии Ю.Н.Жукова «Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры: 1917 - 1920 гг.»3. Проблема формирования представлений русского общества о памятниках своей истории стала предметом рассмотрения и одной из статей А.А.Формозова4, который является также автором ещё нескольких работ, посвящённых анализу отношения русского общества к судьбе памятников прошлого5, а также рассматривающих

Егоров B.JI. Развитие и становление понятия «памятник истории» // История СССР. 1988. № 1. С. 100 - 106.

2Зозуля Л.И. Понятие «исторический памятник» в России в XIX - начале XX века // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры / Труды НИИ Культуры. М., 1992. С. 160 -171.

3Жуков Ю.Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры: 1917-1920 гг. М., 1989. 304 с.

Формозов А.А. Когда и как складывались современные представления о памятниках русской истории // Вопросы истории. 1976. № 10. С. 203 -209.

Формозов А.А. Русское общество и охрана памятников культуры. М., 1990. 108 с. историю археологической науки и, как следствие, одну из частных проблем сохранения памятников истории и культуры - историю охраны памятников археологии1.

Роль археологических и архитектурных обществ в сохранении культурного наследия России была рассмотрена И.И.Комаровой2, А.И.Фроловым3, М.А.Поляковой4. Анализ деятельности научных обществ, в том числе занимавшихся вопросами охраны памятников, явился предметом рассмотрения специальных работ А.Д.Степанского5, а также ряда дипломных работ, защищенных студентами Московского государственного историко-архивного

Формозов А.А. Очерки по истории русской археологии. М., 1961. 128 е.; Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М., 1986. 240 с.

2Комарова И.И. Московское археологическое общество и его роль в развитии местных краеведческих организаций России // Археографический ежегодник за 1989 год. М.: Наука, 1990. С. 80-87; Комарова И.И. Объединения архитекторов и их роль в общественной и культурной жизни пореформенной России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1995. 122 с.

3Фролов А.И. Московское археологическое общество и охрана памятников старины в дореволюционной России // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 74 - 88; Фролов А.И. Достойно благодарной памяти // Памятники Отечества. М.,1990. № 2 (22). С. 47-52.

Полякова М.А. Роль общественности в сохранении культурного наследия России. (По материалам всероссийских археологических съездов) // Памятники истории и архитектуры Европейской России: Материалы докладов научных конференций «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России» / Нижегородское научно-исследовательское предприятие «Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 69-76; Полякова М.А. Московское археологическое общество и охрана памятников старины в Москве//Москва в начале XX века: Будни и праздники. Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения «Мосгорархив», 1997. С. 119-125.

5Степанский А.Д. К истории научно-исторических обществ в дореволюционной России // Археографический ежегодник за 1974 год. М., 1975. С. 38 - 55; Степанский А.Д. Первые исторические общества в России // Вопросы истории. М., 1973. № 12. С. 204 - 208; Степанский А.Д. История общественных организаций в дореволюционной России. М.: МГИАИ, 1979. 84 с. института1. Истории сохранения памятников церковной старины, деятельности в данной области церковно-археологических обществ и учреждений посвятили свои статьи И.И.Комарова2, В.С.Дедюхина3. В.Ф.Козлов4. Т.О.Размустова исследовала вопросы деятельности губернских учёных архивных комиссий в сфере исследования памятников5, а Л.И.Зозуля - губернских статистических комитетов6.

Сведения по истории охраны памятников в дореволюционный период приводятся в первых параграфах диссертаций

См. напр. работы, посвященные Обществу защиты и сохранения в России памятников искусства и старины (Н.В.Кондюрина), Одесскому обществу истории и древностей (З.И.Килыптейн), Российскому археологическому обществу (Л.М.Литвинова), Московскому археологическому обществу (Е.И.Тарасова; В.Н.Шаханова; В.Р.Клейн) и др.

2Комарова И.И. Церковно-археологические учреждения и охрана памятников культуры в России конца XIX-начала XX в. // Археографический ежегодник за 1990 год. М.: Наука, 1992. С. 83-102.

3Дедюхина B.C. Из истории сохранения отечественных памятников церковной старины (вторая половина XIX - начало XX вв.) // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / Российский институт культурологии. М., 1994. С. 81-92.

4Козлов В.Ф. Главное церковное общество Москвы (Общество любителей духовного просвещения и памятники церковной старины. 1863-1918) // Москва в начале XX века: Будни и праздники. Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения «Мосгорархив»,1997. С.132-141.; Козлов В.Ф. Из истории составления фундаментального описания церквей и монастырей Москвы (XIX-XX вв.) // Историческое краеведение: по материалам II Всесоюзной конференции по историческому краеведению. Пенза, 1993. С. 225-237.

5Размустова Т.О. Губернские учёные архивные комиссии и изучение памятников археологии в дореволюционной России // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 89-104.

6Зозуля Л.И. Губернские статистические комитеты в системе выявления и охраны памятников старины в России (XIX - начало XX вв.) // Памятники истории и архитектуры Европейской России: Материалы докладов научных конференций «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России» / Нижегородское научно-исследовательское предприятие «Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 62-69.

Е.Б.Овсянниковой1 и М.А.Поляковой2. Ещё одна диссертация была посвящена одной из частных проблем охраны культурного наследия в дореволюционный период - формированию теории и практики реставрации памятников3. В этой работе В.В.Зверев рассматривает историю охраны памятников, в основном, с точки зрения реально складывавшейся практики реставрационного дела в России, приводит примеры реставрации конкретных памятников, что представляет значительный интерес и позволяет сделать некоторые выводы об отношении государственных организаций к этим проблемам, но всё же, как и большинство специальных работ, посвященных узким проблемам охраны памятников истории и культуры, а также многочисленных исследований по истории отдельных памятников, не даёт полной картины взаимоотношений государства и его культурного наследия.

Ещё одной частной проблеме - вопросу сохранения в дореволюционной России средневековых памятников русского оборонного зодчества были посвящены статья И.О.Ерёмина4 и первая глава диссертационного исследования Д.М.Абрамова, один

Овсянникова Е.Б. Охрана памятников архитектуры Москвы в первые послереволюционные годы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры. М., 1978. 430 с.

2Полякова М.А. Охрана и использование памятников истории и культуры: 1917-1941 гг. (Воронежская и Тамбовская области). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1987.197 с.

З3верев В.В. Формирование теории и практики охраны и реставрации художественных памятников в дореволюционной России. Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. М., 1984. 169 с.

4Ерёмин И.О. Эволюция отношения к памятникам русского оборонного зодчества со стороны официальных властей в XIX - первой половине XX вв. (На примере Нижегородского кремля) // Памятники истории и архитектуры Европейской России: Материалы докладов научных конференций «Проблемы исследования памятников истории, культуры и природы Европейской России» / Нижегородское научно-исследовательское предприятие «Этнос». Нижний Новгород, 1995. С. 76-82. из разделов которого освещает законодательные основы сохранения и использования памятников старины применительно к памятникам оборонного зодчества. Выделить же эти основы и их анализ в самостоятельную проблему исследования, по мнению Д.М.Абрамова, «.вряд ли возможно», в связи с чем они излагаются достаточно кратко1.

В работах Т.М.Сытиной2 и А.И.Власюка3 были рассмотрены вопросы формирования строительного и архитектурного законодательства, связанного с проблемами сохранения культурного наследия. Специально вопросы законодательства об охране памятников истории и культуры рассматривались И.И.Комаровой4, но в ней основное внимание уделено историко-правовой стороне вопроса, вне связи с формированием политики государства в этой области, проявляющейся не только в принятии законодательных актов, но и в процессе их подготовки, а также разработке механизмов реализации и практическом воплощении в жизнь принимаемых указов и распоряжений.

Таким образом, мы видим, что многие исследователи обращались в своих трудах к проблемам охраны памятников в России, проявляли интерес к различным аспектам её истории, но всё же детального исследования вопросов охраны памятников истории и

Абрамов Д.М. Проблемы сохранения средневековых памятников русского оборонного зодчества с 1917 г. до середины 1930-х годов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата культурологии. М., 1997. С. 83 - 93.

2Сытина Т.М. Русское архитектурное законодательство первой половины XVIII в. // Архитектурное наследство. М., 1969. Вып. 18. С. 67-73.

3Власюк А.И. Эволюция строительного законодательства России в 1830 -1910-е годы // Памятники русской архитектуры и монументального искусства: Города, ансамбли, зодчие: Сборник статей / Отв.ред. В.П.Выголов. М.: Наука, 1985. С. 226-246.

Комарова И.И. Законодательство по охране памятников культуры (историко-правовой аспект) / ВНТО Стройиндустрии. М., 1989. 53, [2] с. культуры в дореволюционной России, в особенности аспектов политики государства в этой области, исследования всего комплекса правительственных документов по сохранению памятников предпринято не было. Недостаточно изученной остается и широкая источниковая база проблемы.

В связи с этим, для осуществления настоящего исследования потребовалось выявление комплекса документов, посвященных проблемам охраны памятников за дореволюционный период.

Среди опубликованных источников особое значение имеют официальные правительственные распоряжения, приведённые в Полном собрании законов Российской империи (ПСЗ), которое вышло тремя изданиями в 1830-1916 гг. В первом собрании (ПСЗ-1), насчитывающем 40 основных томов с текстами законов и 5 вспомогательных, представляющих собой различные указатели (хронологический, предметный и др.) и охватывающем период с 1649 по 1825 год, находятся императорские указы, распоряжения Сената, Синода, других государственных учреждений, раскрывающие их отношение к памятникам старины.

Среди них - первые указы Петра I, свидетельствующие о зарождении интереса к памятникам прошлого - от 13 февраля 1718 года о сдаче старинных редкостей комендантам (т. V, № 3159), от 7 февраля 1722 года об охране остатков «потешной флотилии» (т. VI, № 3903), от 16 февраля 1722 года о сборе в епархиях и монастырях древних летописей и присылке их копий в Синод (т. VI, № 3908), а также о сооружении памятников в честь исторических событий -указы о постройке на месте полтавской битвы каменной пирамиды в память победы над шведами (т. IV, № 2236) и об ассигновании средств для сооружения этой пирамиды (т. VII, № 4202).

В 55 томов второго собрания (ПСЗ-2) вошли указы, постановления и циркуляры за период с 1825 по 1881 годы. Из этих документов интерес представляют циркуляры МВД от 31 декабря 1826 г. о доставлении сведений о памятниках архитектуры (т. I, № 794), от 14 декабря 1827 г. о необходимости согласования с Министерством внутренних дел вопросов «исправления» древних зданий (т. II, № 1613), указ Николая I от 23 марта 1839 г. об охране памятников на Бородинском поле (т. XIV, отд. I, № 12164), указы Синода от 31 декабря 1842 г. о запрещении перестраивать древние церкви (т. XVII, отд. II, № 16401) и Сената от 14 февраля 1848 г. о запрещении разрушать памятники древности и необходимости их сохранения (т. XXIII, отд. I, № 21992), Положение об Императорской Археологической комиссии, утвержденное 2 февраля 1859 г. (т. XXXIV, отд. I, № 34109).

Третье собрание (ПСЗ-З) составили документы царствований Александра III и Николая II (с 1881 по 1913 г.), в числе которых указ Александра III от И марта 1889 г. о предоставлении Императорской Археологической комиссии исключительного права выдачи разрешений на проведение археологических раскопок и обязательного согласования с комиссией и Академией художеств реставрации памятников древности (т. IX, № 5841), Временный Устав Императорской Академии художеств (т. XIII, № 9982), Положение о Комитете попечительства о русской иконописи, утвержденное 19 марта 1901 г. (т. XXI, № 19828) и ряд других документов.

Многие правительственные акты, вошедшие в Полное собрание законов Российской империи и рассматривающие вопросы охраны памятников, были опубликованы также в немногочисленных документальных сборниках, посвящённых данной проблематике, среди которых можно отметить единственный дореволюционный сборник документов, специально посвященный проблемам сохранения памятников древности - «Материалы по вопросу о сохранении древних памятников, собранные Московским Археологическим обществом»1, изданный в 1911 г. и содержащий, помимо вышеназванных документов, материалы археологических съездов, документы Московского и других археологических обществ, материалы о разработке законодательства в сфере охраны памятников. Документы аналогичной тематики содержит также и единственный специальный сборник, изданный в советский период отечественной истории и не имеющий широкого распространения в силу крайне ограниченного тиража (300 экземпляров) - «Охрана памятников истории и культуры в России: XVIII - начало XX века»2, в который вошёл 101 документ, охватывающий период от июля 1709 года до сентября 1916 года. Некоторые документы, хранящиеся преимущественно в фондах РГИА и Архива Института истории материальной культуры РАН, были опубликованы в этом сборнике впервые, но большую часть занимают официальные документы, представляющие собой типографские экземпляры ведомственных циркуляров, а также ранее опубликованные в Полном собрании законов Российской империи, указанном сборнике Московского археологического общества и Сборнике материалов, относящихся до архивной части в России, изданном в Петрограде в 1916 году3. К заслуге составителей сборника следует отнести впервые

Материалы по вопросу о сохранении древних памятников, собранные Императорским Московским археологическим обществом. М., 1911. 62 с.

2Охрана памятников истории и культуры в России: XVIII - начало XX вв.: Сборник документов / Отв. ред. Л.Г.Бескровный / Институт истории СССР АН СССР, Институт археологии АН СССР (Ленинградское отделение), Центральный Государственный исторический архив СССР. М., 1978. 356 с. (далее: Охрана памятников истории и культуры в России.).

3Сборник материалов, относящихся до архивной части в России. Пг., 1916. предпринятую в советской историографии попытку собрать воедино документы, раскрывающие проблему охраны памятников истории и культуры в дореволюционной России, от первых указов Петра I до разработки специального законодательства в первые десятилетия XX века. Некоторыми недостатками сборника являются вольное составление редакционных заголовков, не всегда соответствующих истинному содержанию документа, а также отсутствие в сборнике ряда документов, которые могли бы дать более полное представление о подготовке законопроектов об охране древностей.

Ещё один сборник документов, касающихся проблем охраны памятников, изданный уже в настоящее время, посвящен вопросам сохранения только одного вида культурного наследия - памятников церковной старины1. В нём широко представлены указы и распоряжения Синода, связанные с данной проблемой, документы духовных консисторий, опубликованные ранее только в местных епархиальных ведомостях и другой церковной периодике, а также документы научных обществ, археологических съездов, правительственных учреждений, так или иначе затрагивающие вопросы сохранения церковных памятников. Всего же сборник содержит 218 документов за период с 20 декабря 1720 г. по 12 сентября 1918 г., обширный научно-справочный аппарат (комментарии, именной указатель, библиографию, перечень документов), что является несомненной заслугой авторского коллектива данного сборника.

Синодальные и другие документы об отношении

Сохранение памятников церковной старины в России XVIII - начала XX вв.: Сборник документов / Министерство культуры Российской Федерации. Государственный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1997. 400 с. представителей церковных властей к памятникам старины, публиковались также в ряде собраний документов церковного характера - Описании документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего Синода1, Полном собрании постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи, охватывающем круг документов с 1721 по 1835 годы и изданном в 1872 - 1915 гг., Полном круге духовных законов2, Руководственных для православного духовенства указах Святейшего Синода3, других изданиях.

В XIX веке вопросы охраны памятников древности были поручены Министерству внутренних дел, в связи с чем они получили отражение на страницах Журнала МВД и сборников циркуляров и инструкций этого ведомства. Материалы, собранные по циркуляру МВД от 31 декабря 1826 г. послужили основанием для составленного А.Г.Глаголевым «Краткого обозрения древних русских зданий и других отечественных памятников»4. Эти же материалы публиковались и в Журнале МВД5. Публиковал подобные сведения и статьи по вопросам сохранения памятников и Журнал Министерства народного просвещения - еще одного ведомства, причастного к этим проблемам.

Сами же обзоры древних зданий и других памятников стали

•Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего Синода: В 50 т. СПб., 1868 - 1914.

2Полный круг духовных законов. 2-е изд. СПб., 1881.

3Руководственные для православного духовенства указы Святейшего Синода: 1721 - 1878 гг. М., 1879.

Глаголев А.Г. Краткое обозрение древних русских зданий и других отечественных памятников, составляемое при МВД А.Глаголевым: В 2 ч. СПб., 1838, 1841.

Извлечения из краткого обозрения древних русских зданий и других отечественных памятников //Журнал МВД. СПб., 1838. № 10. С. 135-164; № 12. С. 512-551; 1839. № 5. С. 238-272; № 6. С. 273-304; № 8. С. 181-250; 1840. № 1. С. 76-135; № 2. С. 255-268; № 3. С. 338-363. публиковаться несколько ранее, учитывая, что к ним можно отнести и появляющиеся в конце XVIII века путеводители по Москве и Петербургу, описания городов (например, путеводители по Москве В.Г.Рубана1, Л.М.Максимовича2, описание Санкт-Петербурга И.Г.Георги3). В 1809 г. обзор исторических памятников, к которым автор относит могилы, памятные надписи, скульптурные памятники, памятные монументы и памятные места, появился и в периодическом издании - Русском вестнике4. В 1-ой половине XIX века были опубликованы и два списка памятников, составленных П.И.Кеппеном - «Список русских памятников, служащих к составлению истории художеств и отечественной палеографии»5 и «Список известнейшим курганам в России»6, а также значительное количество других описаний и путеводителей, которые заслуживают внимания как примеры проявления интереса к древним памятникам, характеризующие эволюцию представлений о них, но не являются предметом рассмотрения данного исследования.

Первая половина XIX века была отмечена также созданием научных обществ, занимавшихся исследованием памятников

Рубан В.Г. Описание императорского столичного города Москвы, содержащее в себе звание городских ворот, казенных и деревянных мостов, больших улиц и переулков, монастырей, церквей, дворцов, присутственных и других казенных мест, число обывательских дворцов и покоев, рядов и рынков, фабрик, заводов и прочая. СПб., 1782. 159 с.

2Максимович J1.M. Путеводитель к древностям и достопамятностям московским, руководствующий любопытствующего по четырем частям сея столицы к дее-место-описательному познанию всех заслуживающих примечание мест и зданий: В 4 ч. М., 1792-1793.

3Георги И.Г. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного: В 3 ч. СПб., 1794.

4Глинка С.Н. Исторические памятники в России // Русский вестник. М., 1809. № 1.С. 3-38.

5Кеппен П.И. Список русских памятников, служащих к составлению истории художеств и отечественной палеографии. М., 1822. [8], VIII, 120 с.

6Кеппен П.И. Список известнейшим курганам в России. СПб., 1837. 35 с. старины и вопросами их сохранения. Деятельность этих обществ и учреждений, созданных во второй половине столетия, получила отражение в их трудах и периодических изданиях, среди которых можно отметить такие издания как Древности: Труды Московского археологического общества1, Записки археологического общества2, Записки Одесского общества истории и древностей3, Записки Московского архитектурного общества4, Известия Императорского Русского археологического общества5, Древности: Труды Комиссии по сохранению древних памятников6, сборники Новгородского общества любителей древности7, Труды Псковского археологического общества8, а также Чтения в Обществе истории и древностей российских, Труды и летописи этого общества, Известия Академии наук и Известия Археологической комиссии.

С 1869 г. вопрос об охране памятников стал предметом обсуждения на научных съездах, где рассматривались и проблемы разработки законодательства об охране памятников древности. В связи с этим значительный интерес представляют материалы археологических съездов, съездов художников, архитекторов.

Древности: Труды Московского археологического общества. М., 1865 -1916. Т. 1-25.

23аписки археологического общества. СПб., 1847 - 1865. Т. 1 - 14; Записки археологического общества: Новая серия. СПб., 1886 - 1902. Т. 1 -12.

З3аписки Одесского общества истории и древностей. Одесса, 1844 - 1915. Т.1 - 32.

Записки Московского архитектурного общества. М., 1900. Вып. 1-3; М., 1903. Вып. 3-6.

Известия Императорского Русского археологического общества. СПб., 1859- 1884. Т. 1-10.

6Древности: Труды Комиссии по сохранению древних памятников. М.,1907-1915. Т.1-6.

7Сборник Новгородского общества любителей древности. Новгород, 1908 -1925. Вып. 1 - 7.

Труды Псковского археологического общества. Псков, 1901 - 1916. Вып.

1-12.

Проблемы сохранения культурного наследия привлекали пристальное внимание многих научных и популярных периодических изданий второй половины XIX века и начала XX столетия - «Вестника археологии и истории», «Русской старины», «Исторического вестника». В первые десятилетия XX века статьи о неблагополучном состоянии дел в области сохранения памятников древности, приводящие факты разрушений и перестроек памятников активно публиковал журнал «Старые годы». Появлялись статьи подобной тематики и в журналах «Аполлон», «Мир искусства», «Зодчий». Эти же журналы печатали и другие статьи, содержащие сведения как о положительных, так и отрицательных сторонах отношения государства к своему культурному наследию.

Завершая обзор опубликованных документов и материалов по вопросам охраны памятников старины в дореволюционной России, следует отметить, что некоторые документы были напечатаны и отдельными изданиями. Таковы, например, «Записка для обозрения русских древностей», изданная в Санкт-Петербурге в 1851 г., «Положение об охране древностей» и «Объяснительная записка к правительственному закону «Об охране древностей», вышедшие там же в 1912 г. Отдельными изданиями были опубликованы также Протоколы комиссии по сохранению древних памятников за 18931896 гг., Отчеты о деятельности Общества защиты памятников искусства и старины за 1911-1915 гг.

В целом, опубликованная часть источниковой базы по проблеме настоящего исследования уже позволяет сделать некоторые выводы, но для получения более полного представления о политике государства в сфере охраны памятников, изучения организационных форм памятникоохранной деятельности правительственных учреждений, необходимо выявить и проанализировать архивные документы по этим вопросам.

Если документы о политике государственных учреждений в отношении культурного наследия России в XVIII веке в основном опубликованы в Полном собрании законов Российской империи (исключение - документы, не имеющие прямого отношения к данной проблеме и касающиеся строительных и ремонтных работ на том или ином архитектурном сооружении), то с начала XIX столетия, в связи с формированием системы государственной охраны памятников, основной массив документов откладывается в фондах центральных государственных учреждений, которые в настоящее время хранятся в г. Санкт-Петербурге, в Российском Государственном историческом архиве (РГИА).

Как уже отмечалось, в XIX веке вопросы охраны памятников были поручены Министерству внутренних дел, где они распределялись между Департаментом общих дел, Центральным статистическим комитетом и Техническо-строительным комитетом. Охрана церковных памятников закреплялась за Синодальным ведомством, а в ведении Министерства народного просвещения находились ряд музеев и близких к делу охраны памятников научных организаций. Кроме того, «наблюдение за сохранением остатков древних замков, крепостей и других зданий древности» на местах вменялось в обязанность Губернским строительным и дорожным комиссиям, находящимся в ведении Главного Управления путей сообщения и публичных зданий1. Соответственно, в фондах этих ведомств и, в меньшей степени, в фондах высших государственных учреждений, хранятся основные документы по рассматриваемой проблеме. Большинство других

РГИА. Ф. 207. Оп. 17. д. 172. Л. 25-25об. правительственных учреждений проявляло к вопросу о сохранении недвижимых памятников чисто утилитарный интерес, и если занималось сбором сведений о них, то, главным образом, в градостроительных целях, в силу чего в их фондах сохранились документы о строительстве зданий, принадлежащих их ведомству. Эти документы представляют интерес с точки зрения истории этих памятников, но, как правило, не входят в источниковую базу данного исследования.

Помимо правительственных учреждений, изучением и сбором сведений о памятниках занимались научные учреждения и общества. Два из таких обществ имеют собственные фонды в РГИА - Русское историческое общество, существовавшее в 1866-1920 гг. (ф.746) и Общество ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III, действовавшее в 1895-1918 гг. (ф. 747).

Опись 1 фонда 746 содержит отдельные дела об охране памятников старины за 1866-1918 гг., в частности в Санкт-Петербурге (д. 69), Новгороде (д. 89), Саратове (д. 101). В описи 1 фонда 747 находятся дела о реставрации и состоянии Михайловского дворца в Санкт-Петербурге (д. 142), Кремлевских соборов в Москве (д. 159, 189), дело о вскрытии гробницы Д.М.Пожарского в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре (д. 204), другие материалы об охране памятников, в том числе о разработке «Положения об охране древностей», представленного на рассмотрение Государственной Думы в 1911 г. (д. 148).

Важным шагом в направлении научной организации охраны памятников в России явилось создание в 1859 г. Императорской Археологической комиссии - научной организации, которая, в то же время, являлась структурным подразделением государственного учреждения - Министерства императорского двора. Фонд Археологической комиссии находится в еще одном Санкт-Петербургском архиве - архиве Института истории материальной культуры Российской Академии наук (ИИМК РАН). Этот фонд представляет собой большой комплекс документов за 1859 - 1918 гг., относящихся непосредственно к практической деятельности по исследованию, описанию, реставрации памятников древности, а также другой, связанной с ними, деятельности. Документы фонда сформированы в единственную опись по годам формирования дел, внутри каждого из которых дана своя нумерация.

Значительную часть фонда составляют документы об археологических раскопках, проводимых под руководством Комиссии (например, 1859 г., д. 6, 11, 12; 1860 г., д. 6, 13, 15, 33; 1861 г., д. 16, 19; 1862 г., д. 2, 4, 13, 17; 1863 г., д. 3, 6, 8, 21; 1864 г., д. 9, 14, 13, 15, 21, 22 (о сохранении и восстановлении Царского кургана близ Керчи); 1865 г., д. 6 - 9, 15; 1866 г., д. 1,6; 1867 г., д. 11, 21; 1868 г., д. 29, 40, 41; 1869 г., д. 4, 10; 1871 г., д. 16; 1872 г., д. 15, 30; 1873 г., д. 34; 1874 г., д. 10, 11; 1875 г., д. 3; 1876 г., д. 20; 1877 г., д. 8; 1878 г, д. 16; 1879 г, д. 6; 1880 г., д. 19; 1882 г., д. 7, 18, 19; 1883 г., д. 2 (свидетельствует об интересе Генриха Шлимана к археологии Закавказья), 3, 7, 20, 22, 23; 1884 г., д. 47; 1885 г., д. 10, 23, 24, 43; 1886 г., д. 16, 17, 22 - 26, 55, 58; 1887 г., д. 10, 13, 18, 21, 22, 25 - 28, 30, 58; 1888 г., д. 6, 12, 13, 13а, 34, 64, 65, 67, 68). Как видно из данного перечисления, к концу 80-х годов значительно увеличивается количество дел, содержащих сведения об археологических раскопках. Указ Александра III от 11 марта 1889 г. закрепил за Археологической комиссией исключительное право выдавать разрешение на ведение археологических раскопок. Одним из результатов явилась активизация данной деятельности, которая повлекла за собой значительное увеличение количества документов, связанных с раскопками (формировалось до 30 - 40 дел в год), в связи с чем их дальнейшее перечисление представляется нецелесообразным. Аналогичная ситуация сложилась и с документами о реставрации церквей и других сооружений, так как этим же указом запрещалось реставрировать памятники древности без согласования с Археологической комиссией и Академией Художеств. До 1889 г. лишь отдельные дела были посвящены проблемам реставрации (1859 г., д. 29; 1860 г., д. 9; 1872 г., д. 10; 1874 г., д. 216; 1886 г., д. 63, 63а - 63е; 1888 г., д. 41). Кроме того, в ряде документов рассматривались проблемы сломки крепостных стен в Смоленске (1866 г., д. 17, 31; 1888 г., д. 18а - 18д), Коломне (1867 г., д. 28), Каменец-Подольске (1873 г., д. 7), Порхове (1873 г., д. 9), Феодосии (1873 г., д. 33), Гдове (1874 г., д. 18), Ревеле (1875 г., д. 9), Азове (1876 г., д. 25), Баре (1882 г., д. 14). Некоторые дела касались исторических памятников, например, дела о покупке на снос деревянного дома в г. Воронеже, в котором останавливался Пётр I (1868 г., д. 9), о принятии в ведение Археографической комиссии домика Петра I в Вологде (1888 г., д. 7), о предполагаемом срытии «Шведской могилы» близ г. Полтавы для постановки на ее месте другого памятника (1894 г., д. 59). Особый интерес представляют документы, раскрывающие организацию дела охраны памятников старины в России. В их числе - дела об учреждении Императорской Археологической комиссии (1859 г., д. 1), об организации охраны памятников древности в России (1882 г., д. 52), об установлении порядка в деле собирания и охранения курганных древностей (1887 г., д. 69), о разработке законоположения о сохранении памятников древности (1891 г., д. 93), о выработке правил раскопок на землях казённых, общественных и принадлежащих различным учреждениям (1893 г., д. 200), о составлении руководства для производства археологических разысканий (1894 г., д. 161), записка Министра народного просвещения И.Д.Делянова по вопросу о мерах сохранения памятников старины, направленная в Комитет министров (1887 г., д. 69а), переписка по вопросам охраны памятников с Академией наук (1874 г., д. 216), Министерством государственного имущества (1885 г., д. 11), Министерством внутренних дел (1886 г., д. 50).

Информация об охране памятников древности содержится также в отчетах Археологической комиссии (1861 г., д. 20; 1862 г., д. 12; 1885 г., д. 64), протоколах её заседаний (1888 г., д. 71; 1890 г., д. 221; 1895 г., д. 292), циркулярах и приказах Министерства императорского двора (1859 г., д. 8; 1863 г., д. 23; 1872 г., д. 11; 1882 г., д. 8; 1883 г., д. 43; 1884 г, д. 7; 1886 г, д. 10; 1887 г., д. 12; 1893 г, д. 114; 1894 г., д. 13), а также материалах археологических съездов (1866 г., д. 4; 1873 г., д. 18; 1876 г., д. 30; 1879 г., д. 35; 1884 г., д. 22; 1885 г, д. 61; 1887 г., д. 66; 1890 г., д. 207; 1893 г., д. 199), съезда русских зодчих (1892 г., д. 181), съезда русских художников и любителей художеств (1894 г., д. 21).

Отдельную группу документов представляют описания памятников старины, предпринятые согласно анкетам о памятниках искусства, разосланным Академией художеств, а также «Метрикам для получения верных сведений о древне-православных храмах Божиих, зданиях и художественных предметах» (1890 г., д. 25, 25а, 256). Кроме этих дел, метрики находятся также в делах о реставрации храмов, а также вместе с анкетами составляют отдельный фонд P-III (12 дел, содержащих анкеты, общим объёмом 3087 л. и 7095 дел (метрик), в некоторых из которых находятся рисунки, чертежи и фотографии).

В архиве ИИМК РАН находятся и другие документы, схожие по характеру с вышеназванными, в частности в фондах Московского археологического общества (ф. 4) и третьего стола департамента общих дел МВД (ф. 6). Что же касается РГИА, то в нем дела об отпуске средств на реставрацию и организацию экспедиций Археологической комиссии для изучения состояния древних памятников находятся в фонде Кабинета его императорского величества (ф. 468, оп. 13, 14). В этом фонде находятся и другие документы по деятельности Археологической комиссии, в частности, по вопросу о включении содействия Археологической комиссии в вопросах реставрации памятников древнего зодчества в число обязанностей Строительно-технического комитета при Кабинете его императорского величества (оп. 13, д. 2155). Документы Археологической комиссии сохранились и в других фондах Министерства императорского двора - канцелярии Министерства (ф. 472), придворной его императорского величества, конторы (ф. 480), Академии художеств (ф. 789).

Преимущественный характер документов Комиссии в фонде Академии художеств - переписка с Академией по вопросам реставрации памятников, документы о совместном рассмотрении ходатайств по этому вопросу, о передаче собранных Академией материалов в Археологическую комиссию (оп. 11, 1890 г., д. 179, 191; оп. 13, 1906 г., д. 76; 1911 г., д. 46). Кроме того, фонд Академии содержит ряд общих дел по охране памятников (оп. 12, 1873 г., д. 130, 1887 г., д. 66, 1899 г., д. 3-23, 1902 г., д. 3-26, 1911 г., д. 85; оп. 13, 1904 г, д. 197, 1915 г., д. 65, 71).

В фонде Канцелярии Министерства императорского двора можно отметить документы о пресечении в 1906 г. попытки вывоза за рубеж 5 бронзовых подсвечников, пожертвованных Тамерланом в мечеть Ахмеда Хави, откуда они были похищены, и ходатайстве Археологической комиссии о приобретении их для Эрмитажа (оп. 43 (494/2719), д. 47, л. 90-92). Запретить вывоз древностей за границу намеревался еще Александр III в 1888 г., что видно из письма графа И.И.Толстого брату - Д.И.Толстому1.

Археологическая комиссия работала в контакте со многими другими ведомствами, и в частности, с церковным, что нашло отражение в Синодальных фондах (ф. 796, оп. 170, д. 2580; ф. 797, оп. 86, 1916 г., 1 отд., 1 ст., д. 98; ф. 799, оп. 17, д. 28, 31, 85; оп. 26, д. 1, 1660, 1749).

Помимо этого, Синодальные фонды хранят документацию обо всех церковных памятниках, сборе сведений о них и организации их охраны и реставрации. В значительной степени эти документы сконцентрированы в фонде канцелярии обер-прокурора Синода (ф. 797). В нем можно найти сведения об учреждении Комитета по описанию церковных и монастырских древностей (оп. 23, 2 отд. 2 ст., д. 14), о развитии законодательства по охране церковной старины (оп. 80, 1 отд. 1 ст., д. 55), о памятниках войны 1812 г., сохранившихся в епархиях (оп. 80, 1 отд. 1 ст., д. 112), другие дела об охране церковных памятников (оп. 3, д. 10028; оп. 12, д. 30974; оп. 23, 2 отд., 2 ст., д. 218; оп. 29, 1 отд. 2 ст., д. 205, 207; оп. 42, 1 отд. 1 ст., д. 116; оп. 47, 2 отд. 3 ст., д. 173; оп. 52, 1 отд. 1 ст., д. 39; оп. 55, 1 отд. 1 ст., д. 42; оп. 60, 1 отд. 1 ст., д. 65; оп. 61, 1 отд. 1 ст., д. 40; оп. 64, 1 отд. 1ст., д. 96; оп. 65, 1 отд. 1 ст., д. 35; оп. 69, 1 отд. 1 ст., д. 67; оп. 71, 1 отд. 1 ст., д. 145; оп. 78, 1 отд. 1ст., д. 74; оп.86, 1 отд. 1 ст., д. 36, 112; 4 отд. 5 ст., д. 36), которые в целом можно охарактеризовать как дела, содержащие разного рода документы,

РГИА. Ф. 696. On. 1. Д. 591. Л. 21. относящиеся к зданиям и сооружениям, находящимся в ведении церкви (распоряжения и переписка Синода по вопросам охраны церковных древностей, различная реставрационная документация, сведения об отпуске средств на содержание и охрану церковных памятников, о сборе пожертвований и разрешении на строительство новых храмов и т.д.). Аналогичные документы можно найти и в других Синодальных фондах (ф. 796, on. 114, д. 1155; оп. 123, д. 234, 1379; оп. 167, д. 2610; оп. 153, д. 1695; оп. 187, 2 отд. 2 ст., 1906 г., д. 2486 (содержит также доклад профессора Покровского «О мерах к сохранению памятников церковной старины»); оп. 202, 2 отд. 2 ст., д. 414; оп. 207, 2 отд. 2 ст., д. 350; ф. 799, оп. 25, 1902 г., д. 15; оп. 26, 1915 г, д.1666; ф. 814, on. 1, д. 55, 77).

Подобные документы встречаются и в фондах других ведомств, имевших отношение к охране памятников древности. Таковы, например, фонды Министерства народного просвещения (ф. 733, оп. 2, д. 2, 3; оп. 13, д. 143; оп. 49, д. 112, 575; оп. 142, д. 509, 804, 1016; оп. 143, 1898 г., д. 77; оп. 145, д. 283; ф. 735, оп. 2, д. 465), Министерства императорского двора (ф. 466, on. 1, д. 374, 378; ф. 468, оп. 42, д. 1839; ф. 469, оп. 8, д. 626, 1062, 1146, 1243, 1937, 2011 (дела этой описи касаются преимущественно археологических находок (с приложением реестров), переданных на хранение в Эрмитаж); ф. 472, оп. 15, д. 56; оп. 27 (409/1929), д. 39; оп. 43 (501/2733), д. 33; оп.43 (511/2840), д. 89; оп. 49, д. 1157; оп. 60, д. 2345; ф. 502, on. 1, 2 (дела о строительстве и реставрации Исаакиевского собора, Александровской колонны, памятника Николаю I); ф. 515, оп. 7, 1 отд., 2 ст., 1827 г., д. 1117, оп. 15, д. 2114; оп. 45, д. 666; оп. 81, д. 271), Министерства финансов (ф. 560, оп. 10, д. 150; оп. 26, д. 1301, оп. 28, д. 573; ф. 565, оп. 6, д. 23242, 23555, оп. 13, д. 2903), Государственной Думы (ф. 1278, оп. 5, д. 628, 708; оп. 6, д. 94, 1517), Совета Министров (ф. 1276, оп. 7, д. 38; оп. 9, д. 687).

Фонды личного происхождения также содержат документы данной проблематики. Среди них можно отметить фонды Д.М.Струкова (ф. 695, on. 1, д. 21), графов Толстых (ф. 696, on. 1, д. 90, 591), графов Шереметевых (ф. 1088, оп. 2, д. 446 - содержит доклад П.С.Шереметева «Об охране памятников старины»), О.Морозова (ф. 1073, on. 1, д. 258), И.А.Гурлянда (ф. 1629, on. 1, д. 34 - черновик записки Гурлянда по составлению проекта Положения об охране памятников древности), К.С.Сербиновича (ф. 1661, on. 1, д. 367, 368). Заслуживают внимания также документы о деятельности по охране памятников великого князя Николая Михайловича (ф. 530, on. 1, д. 63; ф. 549, on. 1, д. 110).

Основным же ведомством, занимавшимся охраной памятников древности, на протяжении всего периода оставалось Министерство внутренних дел, в силу чего в его фондах отложилось наибольшее количество документов по охране памятников древности. Главным из них является фонд департамента общих дел МВД (ф. 1284), который содержит дела о разрешении и отпуске средств на реставрацию древних памятников и о разрешении сноса их ветхих частей, об охране и реставрации древних зданий и сооружений (оп. 27 - 39, 1 отд. 3 ст., оп. 54 - 60, 1 отд. 3 ст., оп. 185, 5 отд. 1 ст., оп. 186 - 188, 5 отд. 3 ст.), о разрешении и отпуске средств на строительство и ремонт православных соборов, церквей и монастырей, их охране и реставрации (оп. 225 - 229), в том числе храма Христа Спасителя и Исаакиевского собора (оп. 227, 1879 г., д. 933; оп. 229, 1876 г., д. 24; 1886 г, д. 1; 1887 г, д. 5; 1894 г, д. 32; 1896 г., д. 39; оп. 237). Сохранились документы подобного рода и в других фондах МВД (ф. 1286, on. 1, д. 122, 299; ф. 1287, оп. 39, д. 1250; ф. 1290, оп. 1,д. 43, 121).

Особое место в документах фондов МВД занимают документы о сборе сведений по памятникам древности Российской империи и о разработке законодательства об охране памятников в России.

Активные попытки учета памятников начались еще в 1826 г., когда был издан циркуляр МВД о необходимости собрать сведения по всем губерниям о наличии и состоянии замков, крепостей и других древних зданий1. Затем эта работа была продолжена в 1863 г. по циркуляру МВД № 63 «О доставлении сведений о памятниках

V» ТЧ V» V* древностей Россииских, к отечественной истории и жизни народов относящейся» и еще рядом аналогичных циркуляров в 1865 и 1869 гг. Но эти циркуляры не дали осязаемых результатов, что обусловило новую попытку получения сведений о наличии и состоянии памятников в различных областях страны. Циркуляр № 10 от 6 сентября 1901 г. констатировал, что в министерстве отсутствуют необходимые сведения о памятниках.

В ответ на изданный циркуляр в министерство поступила информация более, чем из 80 губерний и областей, которые были сформированы в дела по территориальному признаку и находятся в описях 186 и 188 фонда 1284 (оп. 186, 1902 г., 5 отд. 2 стол (по археологии), д. 6; 1903 г., д. 2, 8 - 10, 17, 22, 23; оп. 188, 1902 г., д. 15, 41, 63, 74-76, 93-95, 97-111, 116, 118-127, 132-136, 138-140, 157, 158, 167, 194, 197, 198, 201-203, 235, 236, 255, 257, 269, 277, 302, 303, 313, 315, 316, 330-332, 335-337, 352, 353, 356-358, 363, 368, 373, 374, 376, 379, 382, 383, 390, 395, 396, 397). Как правило, во всех документах содержатся сведения по истории создания каждого памятника, реставрациях, ведомственной принадлежности,

РГИА. Ф. 1278. Оп. 6. Д. 94. Л. 12; ПСЗ-2. Т. I. № 794; Охрана памятников истории и культуры в России. С. 39. современном состоянии.

Вопросы разработки законодательства об охране памятников отражены как в документах фондов МВД, так и фондов других ведомств.

Так, в 1869 - 1871 г. был разработан проект Положения об охране памятников старины, одобренный II Археологическим съездом, проходившим в Санкт-Петербурге в декабре 1871 г. Этот проект был направлен в Министерство народного просвещения, которое разослало его на отзыв в другие ведомства. Получив отзывы, в 1876 году это министерство создало особую комиссию «для обсуждения предложений о мерах к охранению памятников древности»1. В ходе работы этой комиссии был составлен новый «Проект правил о сохранении исторических памятников». Документы о создании и работе комиссии, а также материалы рассмотрения различными ведомствами предшествующего проекта, находятся в фондах Министерства народного просвещения (ф. 733, оп. 142, д. 509), МВД (ф. 1284, оп. 50, 1 отд. 2 ст., 1876 г., д. 98), Академии художеств ( ф. 789, оп. 8, 1873 г., д. 130 - содержит также текст нового проекта (л. 47-74).

Новая Комиссия, которой было поручено пересмотреть действующие постановления об охране памятников, была создана в конце 1904 г. В 1905 г. она выработала «Основные положения» по охране памятников. Получив на них отзывы, Комиссия в 1908 г. возобновила работу и в 1909 г. выработала основные положения нового законодательства по охране памятников. Было создано «особое совещание», которому поручалось обсудить финансовую

РГИА. Ф. 733. Оп. 142. Д. 509. Л. 50; Охрана памятников истории и культуры в России. С. 98. сторону дела. В итоге к 1910 г. было разработано «Положение об охране древностей», внесенное в 1911 г. на рассмотрение Государственной Думы.

Достаточно полно документы о работе Комиссии представлены в уже упоминавшихся фондах Департамента общих дел МВД (ф. 1284, оп. 186, 5 отд. 2 ст., 1901 г., по археологии, д. 11), а также Общества ревнителей русского исторического просвещения (ф. 747, on. 1, д. 148). Указанные дела содержит представление Министра внутренних дел А.А.Макарова в Государственную Думу, текст проекта «Положения об охране древностей», доклад председателя Думской комиссии для рассмотрения законопроекта «Об охране древностей» Е.П.Ковалевского, а также заключение бюджетной комиссии Думы, замечания и дополнения к проекту, справки об охране памятников, представленные к проекту Министерством внутренних дел.

УЧ «-» w»

С той или инои степенью полноты документы о рассмотрении этого законопроекта содержатся и в ряде других фондов (ф. 23, on. 1, д. 74; ф. 789, оп. 13, 1904 г, д. 197; ф. 814, on. 1, д. 78; ф. 1278, оп. 2, д. 3566 (Журналы заседаний Комиссии для рассмотрения законопроекта «Об охране древностей»), д. 3567 (переписка Председателя комиссии с министрами по данному законопроекту), оп. 5, д. 628; оп. 6, д. 94; ф. 1284, оп. 194, 1911 г, д. 11; ф. 1652, оп. 1,Д. 221).

Этот законопроект не был принят Государственной Думой и в 1916 г. возвращён на доработку. Было созвано особое совещание для его пересмотра, что получило отражение в докладе Министра внутренних дел (ф. 1284, оп. 241, д. 133), но в итоге к моменту февральской революции 1917 г. эта работа осталась незавершённой.

Фонды РГИА содержат также документы по охране памятников и за 1917-1918 гг. (в частности, акт осмотра Московского Кремля с целью определения повреждения памятников искусства в ноябре 1917 г., (ф.789, оп.13, д.197, л.227-230), но это уже является темой отдельной работы.

Документы по охране памятников истории и культуры в России за дореволюционный период сохранились во многих фондах других архивов - в Российском Государственном архиве древних актов (ф. 280 - Коллегия экономии, ф. 390 - Канцелярия синодального экономического правления, ф. 931 - Московская полицмейстерская канцелярия, ф. 1183 - Московская контора Синода), Центральном историческом архиве г. Москвы (ф. 203 - Московская духовная консистория, ф. 454 - Московское археологическое общество, фонды московских монастырей), в ряде фондов областных государственных архивов, Отдела письменных источников Государственного исторического музея, Отдела рукописей Российской Государственной библиотеки, а также в различных фондах личного происхождения, но в силу того, что эти документы в значительной степени дублируют упомянутые выше документы высших и центральных государственных учреждений, а также рассматривают частные проблемы, связанные с отдельными памятниками в конкретных регионах, общественную деятельность по охране памятников, они не являются предметом рассмотрения настоящего обзора источников о государственной охране памятников старины в дореволюционной России, а также не входят в источниковую базу настоящей работы, основу которой представляют документы государственных учреждений.

Прежде чем перейти к обоснованию цели, задач и структуры работы, следует остановиться на вопросах употребляемой в ней терминологии. Под «государственной политикой в области охраны памятников истории и культуры» автор понимает отношение институтов государственной власти Российской империи и её представителей к проблеме сохранения культурного наследия России. Составными частями этой политики являются вопросы формирования и функционирования системы государственных учреждений, осуществляющих направленную на охрану памятников деятельность. Основными её направлениями автор считает издание распорядительных документов законодательного характера по данной проблеме, разработку специального законодательства об охране памятников старины, выявление и учет подлежащих охране памятников, а также контроль за их сохранностью. Что касается самого понятия «памятника», то здесь и далее автор пользуется современной терминологией и типологической классификацией памятников истории и культуры. Это необходимо для анализа отношения государства к тому или иному конкретному виду памятников (археологии, истории, архитектуры, монументального искусства), хотя до определенного времени они не были разделены, а объединялись под названиями «памятники древности» и «памятники старины». Эти понятия, а также современные понятия «памятники истории и культуры» и «культурное наследие» для устранения стилистических повторов в тексте работы употребляются как синонимы, обобщающие данные виды памятников. Следует отметить, что при оценке событий, связанных с вопросами сохранения памятников истории и культуры, автор также исходит из современных представлений о принципах и методах их охраны в целях более полного представления о достоинствах или недостатках тех или иных действий государства и его представителей, хотя эти действия и были вполне понятными и естественными для своего времени и, соответственно, уровня развития исторической науки.

Возвращаясь к вопросам становления понятия «памятник», следует сказать, что оно сформировалось не сразу. В указах Петра I, посвященных проблемам сохранения реликвий, какого-либо обобщающего понятия для их обозначения ещё не встречается. Вместе с тем, как «памятники» описываются у Я.Штелина развалины Болгарского городища в связи с интересом к ним Петра I, о чем будет сказано ниже, но это скорее можно объяснить временем издания его труда (1829, 1830 гг.), чем употреблением этого понятия в начале XVIII века по отношению к архитектурным сооружениям. В большинстве документов того времени разного рода древние предметы упоминаются как «куриозные вещи».

Во второй четверти XVIII века, с началом планомерного исследования России, появляется понятие «древности» как собирательное для всех старинных предметов, а также курганов и городищ, то есть памятников археологии. В частности, это понятие встречается в записке И.К.Кириллова о задачах Второй Камчатской экспедиции 1733 г. и трудах В.Н.Татищева. Архитектурные сооружения как древности в это время пока не рассматриваются. Их упоминание как «достопримечательностей» появляется в 1770-х гг. в анкетах, направленных по губерниям в целях составления «Топографических описаний». К городским достопримечательностям анкеты относили здания, монастыри, церкви, городские укрепления и казенные дома, однако в них отсутствовал временной критерий отнесения к достопримечательностям, а следовательно, это понятие не было приравнено к термину «древности».

Впервые же в официальном документе понятие «памятник древности» появилось в XIX веке, при этом следует отметить, что оно относилось к архитектурному сооружению. В императорском Указе от 19 августа 1805 г. говорилось: «По общему правилу, мною принятому, чтоб памятники древности в Москве сколь можно были сохраняемы, вы не оставите, согласно прежнему моему повелению, от Министра внутренних дел в свое время вам сообщенному, распорядиться стену, Китай город окружающую, по сношению вашему с действительным тайным советником Валуевым, поддержать в ея целости нужными починками»1. А в Положении Комитета министров о мерах по охране памятников древности в Крыму, датированном 4 июля 1822 г., уже впервые официально был употреблён и термин «памятники архитектуры», к которым были отнесены античные и средневековые здания и сооружения Крыма.

Немногим ранее, в 1809 году, понятие «памятник» было употреблено применительно к различного рода памятным местам, надписям и монументам, а также могилам и скульптурным памятникам - в статье «Исторические памятники в России», опубликованной С.Н.Глинкой в своем «Русском вестнике»2. Это первый по времени из известных автору примеров употребления понятия «исторический памятник», хотя Л.И.Зозуля отмечает, что в начале XIX века оно уже «не было единичным или случайным»3.

В это же время понятие «памятник» применялось и к скульптурным монументам, возводимым в память исторических лиц и событий. В частности, в указе Александра I от 6 августа 1820 г. отмечалось желание «.увековечить незабвенные заслуги великого

4103-1. Т. XXXVIII. № 21875. С. 1180.

Тлинка С.Н. Исторические памятники в России // Русский вестник. М., 1809. № 1.С. 3-38.

3Зозуля Л.И. Понятие «исторический памятник» в России в XIX - начале XX века // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры / Труды НИИ Культуры. М„ 1992. С. 168. князя Дмитрия Иоанновича Донского и дружины его сооружением достойного памятника на Куликовом поле»1.

Следует, однако, отметить, что понятие «памятник» не сразу утвердилось в официальных документах. Так, в одном из важнейших документов 1-ой половины XIX в., определявших государственную политику в области охраны памятников - циркуляре МВД от 31 декабря 1826 г., это понятие не встретилось ни разу, будучи замененным на «здания древности».

Из документов 2-ой четверти XIX века видно, что в них эти понятия употреблялись параллельно, что опровергает тезис Ю.Н.Жукова о том, что понятие «памятник» постепенно вытесняет термин «древности»2. Периодически расширялся и уточнялся круг объектов, относимых к памятникам - в указе Синода от 31 декабря 1842 г. памятником признавалась древняя соборная живопись3, а Положение Комитета министров о Музее древностей и временной Археологической комиссии в Вильно относило к числу памятников древности статуи и картины4.

Таким образом, к середине XIX века сформировалось понятие о том, какие объекты могут являться памятниками, но критерии их отбора оставались неясными, ибо содержали, как правило, только одну характеристику - временную, которая показывала, что памятником может быть только «древний» объект культурного наследия. В то же время понятие «древности» также не было

ПСЗ-1. Т. XXXVII. № 28373; Охрана памятников истории и культуры в России. № 16. С. 33.

2Жуков Ю.Н. Указ.соч. С. 20.

3ПСЗ-2. Т. XVII. Отд. И. № 16401; Охрана памятников истории и культуры в России. № 28. С. 53.

4ПСЗ-2. Т. XXX. Отд. I. № 29267; Охрана памятников истории и культуры в России. №31. С. 58. конкретизировано, что побудило Императорское Русское археологическое общество предложить в 1851 г. в «Записке для обозрения русских древностей» «.назначить 1700 год крайним пределом для исследования русских древностей», на основании чего просило «описывать русские памятники с одиннадцатого столетия до 1700 года»1. Этот временной промежуток в 150 лет как минимальный возраст памятников не вызвал серьезных возражений и стал основой для последующих разработок проблемы, хотя первые законопроекты об охране памятников 1869 - 1871 гг. и не содержали указания на временные ограничения. В этих документах впервые была предпринята попытка дать научное обоснование понятия «памятник», а также классифицировать памятники по разрядам. В соответствии с классификацией проекта 1869 г., предложенного Императорским Московским археологическим обществом, памятники старины (понятие, употреблявшееся как обобщающее для всех видов памятников - синоним «памятников древности») разделялись на: памятники архитектуры, памятники письменности, памятники живописи, памятники ваяния и резьбы2. В проекте 1871 г., одобренном II археологическим съездом, памятники архитектуры именовались памятниками зодчества, к памятникам также были отнесены изделия из металла, кости и дерева, мозаика, ткани и древние одежды3. Следует при этом отметить, что в этих проектах не встречаются «исторические памятники», то есть объекты, связанные с отечественной историей.

В.Л.Егоров, посвятивший специальную статью проблеме развития и становления понятия «памятник истории» справедливо

Охрана памятников истории и культуры в России. № 30. С. 55.

2Там же. № 41. С. 86.

3Там же. № 43. С. 93. отмечает своеобразие этой классификации, для которой характерно объединение движимых и недвижимых памятников и отнесение археологических памятников к числу памятников архитектуры, что отражало уровень научных представлений того времени о памятниках и «вполне соответствовало периоду собирательства и возникновения многочисленных частных коллекций, пополнявшихся за счет неконтролируемых раскопок и скупки художественных и бытовых предметов древности»1. Отсутствие в документах понятия «памятник археологии» и расширение за их счёт разряда памятников архитектуры он объясняет распространением славянофильских идей в духовной культуре XIX века, оказавшим влияние на развитие значительного интереса к древнерусским постройкам, что, видимо, также может служить одной из причин подобной классификации.

Автор данного исследования в связи с этим считает необходимым отметить, что понятие «памятник археологии» в официальных документах XIX - начала XX вв. ему не встретилось, хотя во многих указах, постановлениях и законопроектах говорилось о памятниках, имеющих археологическое значение, но к ним, как правило, относились вообще все памятники древности. Собственно же недвижимые памятники археологии в самостоятельную группу памятников не выделялись.

Что же касается «исторических памятников», то это понятие появляется в официальных документах в «Проекте правил о сохранении исторических памятников», подготовленном Комиссией при Министерстве народного просвещения под председательством А.Б.Лобанова-Ростовского в 1877 г. Однако здесь данный термин

Егоров В.Л. Указ.соч. С. 102. выступает как обобщающее название всей совокупности памятников, среди которых, правда, впервые появляются и памятники, «замечательные по своему историческому значению».

В этом качестве понятие «исторические памятники» не получило широкого распространения, вновь уступив место «памятникам древности» и «памятникам старины», употреблявшимся в различных документах вплоть до окончания рассматриваемого периода. Сами же памятники, связанные с историческими лицами и событиями, получили наибольшее отражение в циркуляре МВД от 6 сентября 1901 г. по проблеме сбора сведений о памятниках и в материалах, полученных в ответ на этот циркуляр. В них появилась новая группа памятников -«памятники новейшего времени, воздвигнутые или воздвигаемые в честь высочайших и других особ или в память разных событий», к которым относились, согласно полученным материалам, памятники, сооружённые в XIX - начале XX века. В отличие от памятников архитектуры, их основной характерной особенностью являлась выраженная мемориальность - на первый план выдвигалась память об исторической личности или событии отечественной истории. Среди этих памятников встречались как монументы, так и архитектурные сооружения и даже учреждения, открытые в память или в честь исторических лиц и событий. Таким образом, здесь впервые к памятникам были отнесены объекты, не обладавшие необходимой ранее «древностью». В то же время в отношении остальных объектов культурного наследия временной критерий соблюдался и даже предпринятая Московским археологическим обществом попытка снизить его хотя бы до 100 лет1 не увенчалась

Охрана памятников истории и культуры в России . № 73. С. 173.

РОССИЙСКАЯ

41 {Ъ'СУДАРСТВЕНН/

ТЬЛИОТМА успехом, как и другие аналогичные действия, в частности, предложение Всероссийского съезда художников распространить действие Положения об охране древностей на памятники, построенные до середины XIX века включительно1. Пожалуй, единственное, что было закреплено в данном законопроекте об охране памятников по этому вопросу - снижение границы временного ценза: она переносилась с 1700 на 1725 год2.

В документах начала XX века были сформированы и наиболее широкие классификационные понятия о памятниках. Основные положения, выработанные в 1905 г. Комиссией по пересмотру действующих постановлений об охранении древних памятников и зданий относили к числу охраняемых памятники зодчества, живописи и ваяния, монументы в честь лиц и исторических событий, памятники письма и печати, памятники прикладного искусства и «вообще все памятники, замечательные по своей древности, художественному достоинству и археологическому или историческому значению»3 (курсив мой - А.Р.), а упомянутый выше законопроект об охране памятников к «древностям, подлежащим охране» причислял «все те памятники зодчества, ваяния, живописи и иного искусства, равно как первобытной древности, а также акты и рукописи, которые. признаны имеющими значение источников познания и любви к отечественной истории»4 (курсив мой - А.Р.).

Таковы основные этапы формирования понятия «памятник» в дореволюционной России. Охарактеризовав их, а также терминологию, употребляемую в работе, автор считает возможным

Охрана памятников истории и культуры в России. № 88. С. 273.

2Тамже.№87. С. 261.

3Там же. №71. С. 162.

4Там же. № 87. С. 254. перейти к изложению цели и задач исследования.

Целью настоящего исследования является изучение исторического опыта деятельности государства по вопросам формирования политики в области охраны историко-культурного наследия в дореволюционной России. Это необходимо для создания целостной картины развития отношения государства к памятникам истории и культуры, освоения накопленного положительного опыта в данной сфере, обогащения источниковой базы исследований историографического и культурологического профиля. Для осуществления этой цели необходимо решить ряд основных задач: исследовать эволюцию отношения государственных структур к памятникам истории и культуры в дореволюционной России; рассмотреть причины зарождения интереса общества и государства к своим памятникам древности и осознанной постановки вопроса об их охране; определить основные этапы развития представлений о типах памятников, подлежащих государственной охране; осуществить анализ предпринимавшихся государственными, научными и общественными организациями попыток законодательной защиты памятников истории и культуры; выявить роль общественности в формировании государственной политики в области охраны памятников.

Решение поставленных задач позволит дать более полное представление о складывании системы государственной охраны памятников истории и культуры в России, а также связанных с ней законодательных актов, ввести в научный оборот широкий круг источников по данной проблеме, что может иметь и практическое применение в деятельности современных органов охраны памятников истории и культуры в силу схожести многих сегодняшних проблем в этой области с проблемами рассматриваемого периода.

Таким образом, объектом исследования является культурное наследие России, а предметом - отношение государства к проблемам сохранения одного из видов культурного наследия - недвижимых памятников истории и культуры, к которым, в соответствии с действующим законодательством, принадлежат памятники археологии, истории, архитектуры и монументального искусства. Движимые объекты культурного наследия - памятники живописи, декоративно-прикладного искусства, письменности и некоторые другие виды памятников не являются, таким образом, предметом рассмотрения данной работы, но в отдельных случаях, в особенности при освещении первых мер по охране памятников, было признано целесообразным показать отношение государства и к этим видам культурного наследия с целью лучшей иллюстрации эволюции понимания государством необходимости сохранения разнообразных памятников старины и представлений о способах и методах их охраны.

Методологическую основу диссертации составляет совокупность общенаучных и конкретно-исторических принципов. При исследовании столь противоречивой сферы деятельности государства, какой является охрана памятников истории и культуры, основными становятся сравнительно-исторический метод исследования, требующий изучения явлений в их взаимосвязи, становлении и развитии, а также принципы объективизма и комплексного подхода к исследуемым проблемам.

Теоретической основой исследования явились труды современных учёных о проблемах сохранения памятников, их месте в общей системе развития культуры и месте памятниковедения среди гуманитарных наук. Наиболее яркие теоретические воззрения по этим вопросам содержатся в работах Д.С.Лихачёва1 и С.О.Шмидта2, отмечавших, что отношение к памятникам всегда является показателем культуры общества. Проблемы памятниковедения рассматривались также П.В .Боярским3, А.Н.Дьячковым4, Е.Н.Селезнёвой5, В.В.Сидоровым6, а также в

Лихачёв Д.С. Прошлое - будущему: Статьи и очерки. J1.: Наука. Ленинградское отд., 1985. 576 с.

2Шмидт С.О. Памятники в системе развития науки и общественного сознания // Музеи мира: Сборник научных трудов / НИИ Культуры / Отв. ред. Е.Е.Кузьмина. М., 1991. С. 98 - 110; Шмидт С.О. «Слово о полку Игореве» и становление и развитие понятия о памятнике культуры // Памятники Отечества. М., 1986. № 1 (13). С. 152-161; Шмидт С.О. Археография. Архивоведение. Памятниковедение: Сборник статей. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1997. 364 с.

3Боярский П.В. Теоретические основы памятниковедения // Памятниковедение: Теория, методология, практика. М., 1986. С. 8-31; Боярский П.В. Введение в памятниковедение. М.,1990. 218 с.

4Дьячков А.Н. Памятники в системе предметного мира культуры // Памятник и современность. Вопросы освоения историко-культурного наследия: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1987. С. 41-60; Дьячков А.Н. Актуальные проблемы сохранения и использования памятников культуры // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры / Отв.ред. Э.А.Шулепова. М., 1992. С. 8-19; Дьячков А.Н. Нравственный фактор в сохранении недвижимого культурного наследия // Памятники в изменяющемся мире: Материалы международной научно-практической конференции / Российский институт культурологии / Отв. ред. и сост. Э.А.Шулепова. М., 1993. С. 11-16.

Селезнёва Е.Н. Социально-эстетические функции памятников истории и культуры // Памятник и современность. Вопросы освоения историко-культурного наследия: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1987. С. 23-40; Селезнёва Е.Н. К вопросу о месте исторического наследия в культурной политике государства (в порядке дискуссии) // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 32-39.

6Сидоров В.В. О социально-экономическом аспекте сохранения культурного наследия // Памятники в изменяющемся мире: Материалы международной научно-практической конференции / Российский институт культурологии / Отв. ред. и сост. Э.А.Шулепова. М., 1993. С. 17-23. некоторых специальных работах по культурологии1.

Основные этапы истории охраны памятников в России определили структуру работы. Проявление интереса к памятникам древности и его эволюция в сторону осознания необходимости сохранения наряду с движимыми культурными ценностями памятников недвижимых, первые мероприятия государства по сбору сведений о них изложены в первой главе исследования, рассматривающей историю сохранения российского культурного наследия с момента зарождения интереса к памятникам древности до конца XVIII века. Аспекты государственной политики в этой области в первой половине XIX века - времени формирования системы государственной охраны памятников и создания первых научных обществ - явились предметом исследования второй главы работы. И наконец, третья глава посвящена последнему периоду истории государственной охраны памятников в Российской Империи - второй половине XIX века и первым десятилетиям XX столетия, - берущему условное начало с момента утверждения Императорской Археологической комиссии - специального органа в структуре центральной исполнительной власти, призванного осуществлять контроль за археологическими раскопками и охраной древних зданий на научной основе, - и завершившегося падением императорской власти и ликвидацией всех её государственных структур в феврале 1917 года. Широта хронологического охвата исследования обусловлена необходимостью динамического исслдования проблемы, без чего невозможен анализ постепенного осознания государством и обществом необходимости сохранения

Силичев Д. А. Культурология. М.: Приор, 1998. 352 е.; Культурология:Учебное пособие / Сост. и отв. ред. А.А.Радугин. М.: Центр, 1998. 304 с. своего культурного наследия и эволюции путей решения этой проблемы.

Завершают работу заключение, которое обобщает итоги работы над темой и содержит рекомендации по практическому применению исследования и научно-справочный аппарат, состоящий из библиографического списка источников и литературы по данной проблеме и списка сокращений.

В приложение к диссертации включены заполненные формы документов, направленных на выявление и учет памятников старины - Открытого листа на право ведения археологических раскопок, метрики, содержащей сведения о памятниках церковной старины, анкеты Академии художеств о памятниках древнего искусства, одного из списков памятников древности, составленных по циркуляру МВД № 10 от 6 сентября 1901 г., а также окончательный вариант проекта «Положения об охране древностей».

Заключение диссертации по теме "Музееведение, консервация и реставрация историко-культурных объектов", Работкевич, Александр Викторович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, ко времени ликвидации структур государственной власти Российской империи насущные вопросы охраны памятников истории и культуры в масштабе страны, к которым следует отнести принятие специального закона, учреждение центрального государственного органа охраны памятников, составление и утверждение списков памятников истории и культуры, решены не были. Однако следует отметить, что к этому периоду уже сформировалось достаточно глубокое понимание этих проблем, а также представление об истинной ценности всего многообразия отечественного историко-культурного наследия. Результатом такого понимания явились нередкие успешные попытки сохранения памятников старины. Таким образом, даже несмотря на нерешённые проблемы охраны памятников, представляется неверным оценивать дореволюционный период только с негативной точки зрения. Как неоднократно можно было убедиться по ходу данного исследования, ни один из периодов активной государственной деятельности, направленной на сохранение российских древностей, нельзя однозначно трактовать как значительно продвинувший дело охраны памятников и не допустивший их разрушения, так и как затормозивший развитие этого вида деятельности, не отмеченный принятием каких-либо мер по сохранению культурного наследия России.

Исследование показало, что с самого начала XVIII века -времени осознанной постановки вопроса о необходимости сохранения российских памятников древности - деятельность государственных учреждений в этом направлении, а также общественное сознание, постоянно эволюционировали в сторону более глубокого понимания ценности памятников культуры, необходимости их сохранения. В связи с этим, начиная с петровского времени, регулярно принимались императорские указы, постановления и распоряжения органов государственной власти, связанные с их заинтересованностью в сохранении российских древностей. Многие из этих распоряжений, особенно в XVIII веке, носили ограниченный характер, в чём сказывалось недостаточное для того времени понимание различных аспектов охраны памятников, но по мере эволюции представлений о её целях и задачах, правительственные указы становились более продуманными. Также следует отметить, что общей проблемой всех периодов истории охраны памятников являлась неисполнительность российских государственных и местных властей, а также лиц, которых касались правительственные распоряжения об охране памятников, что влекло за собой частое невыполнение указов и постановлений органов власти, предписывавших проведение мероприятий, направленных на сохранение памятников старины. Таким образом, каждый период можно охарактеризовать как время, в которое государством были приняты определённые меры к охране памятников древности, что послужило продвижению вперёд дела охраны, а с другой стороны, отсутствие реальных результатов этих мероприятий приводило к разрушению и искажению многих памятников, что отрицательно сказывалось на развитии понимания этой проблемы государством и обществом.

Основным показателем, отражающим степень этого понимания, являлось определение понятия «памятника древности» и круга памятников, подлежащих государственной охране, без чего невозможно организовать работу по их сохранению. Действенно решить этот вопрос было возможно только на законодательном уровне. Эти, а также другие объективные предпосылки, привели к появлению специальных законопроектов, направленных на сохранение памятников древности. В разработке этих законопроектов следует отметить деятельность научной общественности, в особенности Московского археологического общества, ставшего инициатором проведения Всероссийских археологических съездов, которые сыграли большую роль в сохранении памятников истории и культуры России. МАО также неоднократно предлагало свои варианты проекта закона об охране памятников древности, как на съездах, так и посредством обращения в правительственные учреждения. Примечателен тот факт, что в отличие от многих действий государственных структур, мероприятия, проводимые научными обществами во второй половине XIX - начале XX века, реально способствовали сохранению значительного количества памятников старины, а МАО смогло добиться внесения ряда своих предложений в окончательный вариант «Положения об охране древностей». Однако, как сказано выше, усилия по разработке специального законопроекта об охране памятников результата не дали в связи с нежеланием различных ведомств преодолеть свои узкие интересы ради общегосударственной задачи сохранения культурного наследия, а также отсутствием поддержки данного законопроекта высшей государственной властью Российской империи.

Основные проблемы, не позволившие принять такой закон об охране памятников истории и культуры, который реально способствовал бы их сохранению, были связаны с вопросами частной собственности на памятники древности и собственности синодального ведомства на церковные памятники и, как следствие, вполне успешными попытками вывести эти памятники из сферы действия закона. Тем самым, абсолютное большинство памятников уходило из-под контроля правительственных учреждений, способных изменить ситуацию в случае возникновения угрозы разрушения или изменения памятника и уполномоченных на конкретные действия в этом направлении. Это фактически делало принятие такого законопроекта бессмысленным, что и было отражено в многочисленных отзывах научных организаций.

В целом же развитие проблемы охраны памятников истории и культуры в России определяли следующие факторы: уровень развития исторической науки; личность российского императора и степень его понимания необходимости сохранения культурного наследия; эволюция общественных взглядов на данную проблему; невозможность ограничения права частной собственности на здания-памятники и земли, содержащие в себе памятники археологии; невозможность преодоления ведомственной разобщенности в целях сохранения памятников; отсутствие единого центрального органа, ведающего вопросами охраны памятников; недостаточность квалифицированных специалистов в центре и их отсутствие на местах; неисполнительность местных властей.

Нерешённость этих проблем не позволяет говорить о благополучии в сфере охраны памятников истории и культуры в дореволюционной России, однако следует признать, что наличие собственника практически у каждого здания обеспечивало его функциональное использование, что способствовало его сохранению. В Советской России проблемы собственности решались путём полной ликвидации всех её форм и передачи памятников в собственность государства, но массовые разрушения церквей и других памятников российской истории и культуры, естественное разрушение оставшихся бесхозными церквей и усадеб, наглядно свидетельствуют, что эту меру нельзя назвать удовлетворяющей требованиям охраны памятников. В современной же России проблемы сохранения всей совокупности культурных ценностей, созданных предшествующими поколениями вновь встали очень остро, что связано с переходом к новым формам собственности и изменением социально-экономической ситуации в стране, а следовательно, эти проблемы практически аналогичны подобным проблемам, не решённым в Российской империи. Таким образом, изучение исторического опыта рассмотрения этих вопросов в дореволюционной России в наши дни особенно важно, так как анализ неудач предшественников может помочь избежать собственных просчётов, и напротив, примеры удачных решений тех или иных проблем, даже нереализованные, могут оказаться полезными при рассмотрении аналогичных вопросов сегодня.

Одним из примеров подобной взаимосвязи может служить рассмотрение Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации проекта нового Федерального Закона «Об охране объектов историко-культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации», подготовка и принятие которого является сегодня, как и в начале века, давно назревшей необходимостью по причинам, изложенным выше. Также, как и тогда, причиной, осложнившей и серьёзно задержавшей внесение данного законопроекта в Думу явилось противодействие ряда государственных ведомств, отстаивающих свои интересы. Основные возражения к тексту законопроекта также сводятся, в основном, к определению порядка финансирования деятельности по сохранению памятников истории и культуры, вопросам управления и распоряжения памятниками, а также правомочности ограничения прав собственника на памятники.

Основываясь на проведённом исследовании, автор полагает, что сама проблема максимального сохранения культурного наследия России предполагает отказ от узких интересов как частных лиц, так и государственных структур. При этом речь не должна идти о ликвидации установленного права собственности на памятники, будь то частная, ведомственная или любая другая собственность. Но представляется абсолютно необходимым ограничение прав собственника на использование находящегося у него памятника в целях общегосударственной задачи его сохранения для будущих поколений как источника по истории и культуре прошлого и настоящего страны.

В возможности выработки рекомендаций по рассмотрению сегодняшних проблем охраны памятников истории и культуры, в применении их в повседневной профессиональной деятельности, основываясь на результатах, полученных в ходе работы над диссертацией, автор видит практическое значение настоящего исследования, в котором были рассмотрены проблемы зарождения интереса общества и государства к своим памятникам древности и осознанной постановки вопроса об их охране, эволюция государственных и общественных представлений о типах памятников, подлежащих государственной охране, осуществлены выявление и анализ законодательных актов, направленных на охрану памятников истории и культуры, в том числе специальных законопроектов об охране памятников древности, рассмотрена конкретная деятельность высшей российской власти, центральных государственных учреждений по организации охраны памятников старины в соответствии с проводимой государственной политикой. Кроме того, были выявлены и проанализированы факты, свидетельствующие о реальном воплощении в жизнь принятых указов, постановлений и распоряжений органов государственной власти, либо о невыполнении этих распоряжений, что позволило сделать выводы о степени действенности правительственных законодательных и нормативных актов по охране памятников и, следовательно, проводимои государством политики в этой области.

Для осуществления исследования автором был выявлен обширный круг источников, как опубликованных, так и архивных, многие из которых впервые введены в научный оборот. Сравнительный анализ фактов, содержащихся в выявленных документах с фактами, опубликованными в имеющейся по теме диссертации литературе, позволил критически оценить некоторые ранее сделанные исследователями выводы, которые имеют отношение к рассмотренным проблемам, а также уточнить датировку ряда исторических событий.

Всё, изложенное выше, позволило дать достаточно полную картину исторического опыта деятельности государства в области охраны историко-культурного наследия в дореволюционной России. Вместе с тем, следует отметить, что работа по изучению этого опыта может быть продолжена, так как при значительном количестве выявленных архивных документов, источниковую базу данной работы нельзя признать абсолютно полной, а дополнительное выявление источников может дать новые факты. Кроме того, за рамками данного исследования осталось рассмотрение вопросов, связанных с сохранением движимых памятников древности, в том числе памятников письменности. Отдельного исследования требуют вопросы деятельности в области охраны памятников представителей государственной власти и научной общественности. Существенным дополнением исследования может стать сравнительный анализ исторического опыта сохранения культурного наследия в России и Западной Европе. Представляется также целесообразным по составлявшимся в разное время спискам памятников древности проследить конкретный состав зафиксированных в разное время российских памятников, что ценно с точки зрения истории этих памятников и может быть полезно для их сохранения сегодня. Дальнейшее исследование исторического опыта охраны памятников истории и культуры России, несомненно, должно принести пользу в решении одной из важнейших задач, стоящих сегодня перед отечественной культурой - задачи сохранения богатейшего историко-культурного наследия страны.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурол. наук Работкевич, Александр Викторович, 1999 год

1. А. Опубликованные

2. Байер Ф.З. О стене Кавказской // Краткое описание комментариев Академии наук. Ч. 1 (на 1726 г.). СПб., 1728. С. 167 -207.

3. Бакмейстер Л.И. Топографические известия, служащие для полного географического описания Российской империи. Т. 1: В 4 ч. СПб., 1771 1774.

4. Болховитинов Е.А. Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии. Воронеж, 1800.

5. Виолле-ле-Дюк Э.Э. Русское искусство: его источники, его составные элементы, его высшее развитие, его будущность / пер. с франц. Н.В.Султанова. М., 1879. 8., VIII, 319 с.

6. Виолле-ле-Дюк Э.Э. Беседы об архитектуре. В 2 т. М.: Всесоюзная академия архитектуры, 1937, 1938.

7. Георги И.Г. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного, с планом. СПб.: Лига, 1996. 527 с.

8. Глагол ев А.Г. Краткое обозрение древних русских зданий и других отечественных памятников, составляемое при МВД А.Глаголевым: В 2 ч. СПб., 1838, 1841.

9. Ю.Гмелин С.Г. Путешествие из Санкт-Петербурга до Черкесска, главного города донских казаков в 1768 и 1769 годах // Гмелин С.Г.Путешествие по России для исследования трех царств естества. Ч. 1. СПб., 1771. 8., 272 с.

10. П.Григорович В.И. О состоянии художеств в России // Северные цветы на 1826 год, собранные бароном Дельвигом. СПб.: Издательство Ивана Слёнина, 1826. С. 3 100.

11. Дильтей Ф.Г. О Тульском наместничестве. // Дильтей Ф.Г. Собрание нужных вещей для сочинения новой географии о Российской империи. СПб., 1781. Ч. 1. 175 с.

12. Известия Императорского Русского археологического общества. СПб., 1859 1884. Т. 1-10.

13. Извлечения из краткого обозрения древних русских зданий и других отечественных памятников // Журнал МВД. СПб., 1838. № 10. С. 135 164. № 12. С. 512 - 551; 1839. № 5. С. 238 - 272; № 6.

14. С. 273 304; № 8. С. 181 - 250; 1840. № 1. С. 76 - 135; № 2. С. 255 -268; №3. С. 338 -363.

15. Из истории охраны московской старины (по отчетам МАО) / Публ. М.А.Поляковой // Москва в начале XX века: Будни и праздники. Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения «Мосгорархив», 1997. С. 125132.

16. Историческое и топографическое описание городов Московской губернии. М., 1787.

17. Карамзин Н.М. Записка о достопамятностях Москвы // Москва в описаниях XVIII века. М., 1997. С. 287 297.

18. Кеппен П.И. Список русским памятникам, служащим к составлению истории художеств и отечественной палеографии, собранным и объясненным Петром Кеппеном. М.: Тип. С.Селивановского, 1822. 8.,VIII, 120 с.

19. Кеппен П.И. Список известнейшим курганам в России. СПб.: Тип. Н.Греча, 1837. 35 с.

20. Книга Большому Чертежу. М.: Издательство АН СССР, Л., 1950. 228, 2. с.

21. Краткое известие о Симбирском наместничестве // Собрание сочинений, выписанных из Месяцесловов на разные годы. Т. VI. СПб., 1790. С. 262-276.

22. Кутузов М.И. Письмо помещице села Тарутино А.Н.Нарышкиной о сохранении в неприкосновенности Тарутинскихукреплений // Кутузов М.И. Сборник документов. М., 1955. T.IV. 4.2. С. 650-651.

23. Лепехин И.И. Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства. 4.1. СПб., 1795. 8.,537 е.; 4.2. СПб.,1802. [4], 338 е.; Ч.З. СПб.,1814. [6],376,28 с.

24. Максимович Л.М. Путеводитель к древностям и достопамятностям московским, руководствующий любопытствующего по четырем частям сея столицы к дее-место-описательному познанию всех заслуживающих примечание мест и зданий. В 4 ч. М., 1792-1793.

25. Материалы для истории Императорской Академии наук. Т. I (1716-1730). СПб., 1885. 732 с.

26. Материалы по вопросу о сохранении древних памятников, собранные Императорским Московским археологическим обществом. М., 1911. 62 с.31 .Мурзакевич Н.Н. Записки Н.Н.Мурзакевича // Русская старина. Т. LIX. СПб., 1888. Сентябрь. С. 583 610.

27. Новомбергский Н. Очерки внутреннего управления Руси XVII столетия: Продовольственное строение: Материалы / Записки Московского археологического института. Т.ХХ. М., 1915.С. 199-201.

28. Объяснительная записка к правительственному законопроекту «Об охране древностей». СПб.: Тип. «Сириус», 1912. 19 с.

29. Описание Саратовского наместничества // Собрание сочинений, выписанных из Месяцесловов на разные годы. Т. VI. СПб., 1790. С. 23 62.

30. Отчет о деятельности Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. Т. 1 4. М., 1912-1916.

31. Охрана памятников истории и культуры в России: XVIII -начало XX вв.: Сборник документов / Институт истории СССР АН СССР, Институт археологии АН СССР (Ленинградское отделение),

32. Центральный Государственный исторический архив СССР / Отв. ред. Л.Г.Бескровный. М., 1978. 356 с.

33. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи: В 3 ч. СПб., 1773 1788.

34. Переверзев И.А. Топографическое описание Харьковского наместничества с историческим предуведомлением о бывших в сей стране с древних времен переменах. М., 1788. 170 с.

35. Писарев А.А. Речь о пользе отечественной археологии. М.: Университетская тип., 1827. 20 с.

36. Писарев Д.И. Бедная русская мысль // Писарев Д.И. Сочинения: В 4 т. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1955. Т. 2. С. 51 97.

37. Погодин М.П. Письмо академику Ф.Г.Солнцеву о древних памятниках // Московские губернские ведомости. 1846 г. Июнь. Прил. к № 22. С. 308.51 .Полный Свод законов Российской империи. СПб., 1903-1905. Т. 1-16.

38. Полное собрание законов Российской империи. Собрание1.е: С 1649 по 1825 г. В 45 т. СПб., 1830.

39. Полное собрание законов Российской империи. Собрание2.е: С 1825 по 1881 г. В 55 т. СПб., 1830-1884.

40. Полное собрание законов Российской империи. Собрание3.е: С 1881 по 1913 г. В 33 т. СПб., 1885-1916.

41. Полный круг духовных законов. 2-е изд. СПб., 1881.

42. Положение об охране древностей: Проект. Б.м., 1911. . 7 с.

43. Положение об охране древностей. Проект с поправками. М., [1912]. 26 с.

44. Положение об охране древностей: Проект в трех редакциях. Редакции: а) Министерства внутренних дел; Ь) Московского археологического общества; с) Саратовской ученой архивной комиссии. Саратов, 1916. 39 с.

45. Проект правил о сохранении исторических памятников, выработанный в комиссии под председательством князя А.Б.Лобанова-Ростовского. СПб., 1876.

46. Промемория от тайного советника Татищева в императорскую Академию наук // Материалы для истории императорской Академии наук. Т. III. СПб., 1886. С. 508 509.

47. Распоряжение Петра I о вознаграждении за археологические находки // Русская старина. Т. VI. 1872. Октябрь. С. 474.

48. Руководственные для православного духовенства указы Святейшего Синода: 1721 1878 гг. М., 1879.

49. Рычков Н.П. Журнал, или Дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства 1769 и 1170 году. СПб., 1770. 8., 190 с.

50. Рычков Н.П. Продолжение Журнала, или Дневных записок путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства в 1770 году. СПб., 1772. 2., 132 с.

51. Сахаров И.П. Записка для обозрения русских древностей. СПб., 1851. 80 с.

52. Сборник законов, относящихся до Министерства Императорского двора. СПб.: Тип. Главного управления уделов, 1895. 3, XXIV, 965 с.

53. Сборник материалов, относящихся до архивной части в России / Императорское Русское историческое общество. Пг.: Тип. Главного управления уделов, 1916. Т. I. 710 с.

54. Сборник распоряжений по Министерству народного просвещения: В 16 т. СПб., 1866-1907.

55. Сборник циркуляров и инструкций Министерства внутренних дел за 1862, 1863 и 1864 годы. СПб., 1873. 1., XXVIII, 728 с.

56. Сборник циркуляров и инструкций Министерства внутренних дел за 1865 и 1866 годы. СПб., 1873. 1., XXVI, 598 с.

57. Сохранение памятников церковной старины в России XVIII -начала XX вв.: Сборник документов / Министерство культуры

58. Российской Федерации; Государственный научно-исследовательский институт реставрации. М., 1997. 400 с.

59. Стемпковский И.А. Исследования о местоположении древних греческих поселений на берегах Понта Евксинского. СПб.: Тип. А.Смирдина, 1826. 80 с.

60. Стемпковский И.А. Мысли относительно изыскания древностей в Новороссийском крае // Отечественные записки. Ч. 29. Кн. 81. СПб., 1827. С. 40-72.

61. Татищев В.Н. Предложение о сочинении истории и географии Российской // Татищев В.Н. Избранные труды по географии России. М.: Государственное издательство географической литературы, 1950. С. 77 97.

62. Толстой А.К. Письмо императору Александру II о разрушении древних памятников // Толстой А.К. Собрание сочинений: В 4-х т. М., 1969. Т. 4. С. 295 296.81 .Топографическое описание Владимирской губернии, составленное в 1784 году. Владимир, 1906. V, 130 с.

63. Топографическое описание Калужского наместничества. СПб., 1785.48 с.

64. Устав духовных консисторий. СПб., 1841.

65. Устав Московского общества по исследованию памятников древности имени А.И.Успенского. М., 1912. 13 с.

66. Устав Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. СПб., 1910. 20 с.

67. Устав строительный // Свод законов Российской империи. СПб., 1832. Т. 12. Ч. I. С. 93 137.

68. Устав строительный // Свод законов Российской империи. СПб., 1857. Т. 12. Ч. I. Тетр. 4. С. 1 172.

69. Чаадаев П.Я. Философические письма. Письмо первое // Чаадаев П.Я. Сочинения. М.: Правда, 1989. С. 15 34. (Из истории отечественной философской мысли).1. Б. Неопубликованныеа) Российский Государственный исторический архив

70. Ф.23 (Министерство торговли и промышленности). On. 1. Д.74.

71. Ф.466 (Высочайшие повеления по дворцовому ведомству -коллекция). On. 1. Д. 374, 378.

72. Ф.468 (Кабинет Его императорского величества). Оп. 13. Д. 2155; Оп. 42. Д. 1839.

73. Ф.469 (Придворная е.и.в. контора). Оп. 8. Д. 626, 1062, 1146, 1243, 1937, 2011.

74. Ф.472 (Канцелярия Министерства императорского двора). Оп. 15. Д. 56; Оп. 27 (409/1929). Д. 39; Оп. 43 (494/2719). Д. 47; Оп. 43 (501/2733). Д. 33; Оп. 43 (511/2840). Д. 89; Оп. 49. Д. 1157; Оп. 60. Д. 2345.

75. Ф.515 (Главное управление уделов Министерства императорского двора). Оп. 7. 1 отд., 2 ст. 1827 г. Д. 1117; Оп. 15. Д. 2114; Оп. 45. Д. 666; Оп. 81. Д. 271.

76. Ф.530 (Контора двора великого князя Георгия Михайловича). On. 1. Д. 63.

77. Ф.549 (Управление делами е.и.в. великого князя Никоаля Михайловича). On. 1. Д. 110.

78. Ф.560 (Общая канцелярия министра финансов). Оп. 10. Д. 150; Оп. 26. Д. 1301; Оп. 28. Д. 573.

79. Ф.565 (Департамент государственного казначейства). Оп. 6. Д. 23242, 23555; Оп. 13. Д. 2903.

80. Ф.695 (Д.М.Струков). On. 1. Д. 21.

81. Ф.696 (графов Толстых). On. 1. Д. 90, 591.

82. Ф.733 (Департамент народного просвещения Министерства народного просвещения). Оп. 2. Д. 2, 3; Оп. 13. Д. 143; Оп. 49. Д. 112, 575; Оп. 142. Д. 509, 804, 1016; Оп. 143. 1898 г. Д. 77; Оп. 145. Д. 283.

83. Ф.735 (Канцелярия министра народного просвещения). Оп. 2. Д. 465.

84. Ф.746 (Русское историческое общество). On. 1. Д. 69, 89,101.

85. Ф.747 (Общество ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III). On. 1. Д. 142, 148, 159, 189, 204.

86. Ф.789 (Академия художеств). Оп. 8. 1873 г. Д. 130; Оп. 11. 1890 г. Д. 179, 191; Оп. 12. 1873 г. Д. 130. 1887 г. Д. 66. 1899 г. Д. 3 -23. 1902 г. Д. 3 26. 1911 г. Д. 85; Оп. 13. 1904 г. Д. 197. 1906 г. Д. 76. 1911 г. Д. 46. 1915 г. Д. 65,71.

87. Ф.796 (Канцелярия Синода). Оп. 114. Д. 1155; Оп. 123. Д. 234, 1379; Оп. 153. Д. 1695; Оп. 167. Д. 2610; Оп. 170. Д. 2580; Оп. 187. 2 отд., 2 ст. 1906 г. Д. 2486; Оп. 202. 2 отд., 2 ст. Д. 350.

88. Ф.799 (Хозяйственное управление Синода). Оп. 17. Д. 28, 31, 85; Оп. 25. 1902 г. Д. 15; Оп. 26. 1915 г. Д. 1, 1660, 1666, 1749.

89. Ф.814 (Архив и библиотека Синода). On. 1. Д. 55, 77, 78.

90. Ф.1073 (О.Морозов). On. 1. Д. 258.

91. Ф.1088 (Шереметевы). Оп. 2. Д. 446.

92. Ф.1276 (Совет Министров). Оп. 7. Д. 38; Оп. 9. Д. 687.

93. Ф.1278 (Государственная Дума). Оп. 2. Д. 3566, 3567; Оп. 5. Д. 628, 708; Оп. 6. Д. 94, 1517.

94. Ф.1286 (Департамент полиции исполнительной МВД). Оп. 1. Д. 122, 299.

95. Ф.1287 (Хозяйственный департамент МВД). Оп. 39. Д. 1250.

96. Ф. 1290 (Центральный статистический комитет МВД). On. 1. Д. 43, 121.

97. Ф.1629 (ИЛ.Гурлянд). On. 1. Д. 34.

98. Ф.1652 (С.А.Панчулидзев). On. 1. Д. 221.

99. Ф.1661 (К.С.Сербинович). On. 1. Д. 367, 368.б) Архив ИИМК РАН

100. Ф. 6 (Третий стол Департамента общих дел МВД). Д. 112.

101. Ф. P-III (Метрики памятников церковной старины). On. 1. Д. 1-12.в) Архив Санкт-Петербургского отделения Института российской истории РАН

102. Ф. 270 (Комиссия по изданию писем и бумаг Петра I). Д. 93,94.1.. Литература

103. Абрамов Д.М. К вопросу изучения и использования памятников оборонного зодчества Коломны // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1992. С. 101-116.

104. Абрамов Д.М. Проблемы сохранения средневековых памятников русского оборонного зодчества с 1917 г. до середины 1930-х годов. Диссертация на соискание учёной степени кандидата культурологии. М., 1997. С. 83 93.

105. Андреев А.И. Труды В.Н.Татищева по географии России // Татищев В.Н. Избранные труды по географии России. М., 1950. С. 3-35.

106. Баталов A.JI. К вопросу становления системы охраны памятников и реставрации в России XIX начала XX вв. // Святыни и культура. М., 1992. С. 151 - 152.

107. Бочаров Н.П. Об участии губернских статистических комитетов в разработке отечественной археологии // Труды I Археологического съезда. Т. I. М., 1871. С. 124-129.

108. Бочаров Н.П. О стене древней Коломенской крепости // Древности: Труды Московского археологического общества. М., 1873. Т. III. С. 68-70.

109. Боярский П.В. Теоретические основы памятниковедения // Памятниковедение: Теория, методология, практика. М.,1986. С. 8-31.

110. Боярский П.В. Введение в памятниковедение.М., 1990.218 с.

111. Быковский К.М. О значении изучения древних памятников для современного зодчества // Труды I съезда русских зодчих. СПб., 1894. Т. I. С. 3-14.13 5.Бу сева-Давыдова И.Л. Храмы Московского Кремля: святыни и древности. М., 1997.

112. Бычков А.Ф. Уважение Петра Великого к памятникам старины, 1701 г. // Русская старина. Т. 73. СПб., 1892. Январь. С. 265-266.

113. Васильчиков А.А. О сохранении памятников старины. М., 1872. 14 с.

114. Верещагин В.А. Законопроект об охране старины // Старые годы. 1912. Март. С. 49 54.

115. Веселовский Н.И. История Императорского Русского археологического общества за первое 50-летие его существования: 1846- 1896. СПб., 1900.515 с.

116. НО.Веселовский Н.И. Современное состояние вопроса о «каменных бабах» или «балбалах» // Записки императорского Одесского общества истории и древностей. Т. XXXII. Одесса, 1915. С. 408 444.

117. Власюк А.И. Эволюция строительного законодательства России в 1830-е 1910-е годы // Памятники русской архитектуры и монументального искусства: Города, ансамбли, зодчие: Сборник статей / Отв.ред. В.П.Выголов. М.: Наука, 1985. С. 226-246.

118. Вольноходов А. Охрана русской старины // Русская речь. № 2179. Одесса, 29 марта 1913. С. 1-2.

119. Воронин Н.Н. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польский. М.: Искусство, 1983. 295 с.

120. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII XV веков: В 2 т. М.: Издательство АН СССР, 1961, 1962.

121. Воронин Н.Н. Памятники русской архитектуры и их охрана. М., 1944. 96 с.

122. Врангель Н.Н. Искусство и государь Николай Павлович. Пг, 1915. 115 с.

123. Гаврилов А.В. Постановления и распоряжения Святейшего Синода о сохранении и изучении памятников древности // Вестник археологии и истории. СПб., 1886. Вып. VI. С. 51-73.

124. Гидони А.И. Законодательная охрана памятников старины и произведений искусства (по поводу правительственного законопроекта «Об охране древностей») // Зодчий. СПб., 1912. № 12. С. 111-114.

125. Глазычев B.JI. Памятник внутри нас // Декоративное искусство СССР. 1969. № 2. С. 16 21.

126. Глинка С.Н. Исторические памятники в России // Русский вестник. М., 1809. № 1. С. 3 38.

127. Гнучева В.Ф. Географический департамент Академии наук XVIII века / Труды Архива Академии наук СССР. Вып. 6. М., Л., 1946. 446 с.

128. Голышев И. О сохранении памятников // Труды I Археологического съезда. Т. I. М., 1871. С. 106- 107.

129. Горожанский Н. О мерах для сохранения памятников в Волынской губернии // Труды I Археологического съезда. Т. I. С. 96104.

130. Грабарь И.Э. Андрей Рублёв. Очерк творчества художника по данным реставрационных работ 1918 1925 гг. // Вопросы реставрации: Сборник центральных государственных реставрационных мастерских: В 2 т. М., 1926. Т. I. С. 7 - 112.

131. Грабарь И.Э. О древнерусском искусстве. М.: Наука, 1966. 388 с.

132. Грабарь И.Э. О русской архитектуре: Исследования. Охрана памятников. М.: Наука, 1969. 424 с.

133. Данилов И.Г. Правительственные распоряжения относительно отечественных древностей с императора Петра I,особенно в царствование Александра II // Вестник археологии и истории. СПб., 1886. Вып. VI. С. 1-50.

134. Долгов А. Памятники и монументы, сооруженные в ознаменование достопамятнейших русских событий и в честь замечательных лиц. СПб.: Тип. Морского министерства, 1860. 48 с.

135. Древности: Труды Комиссии по сохранению древних памятников Московского археологического общества. М., 1907-1915. Т. 1-6.

136. Древности: Труды Московского археологического общества. М., 1865 1916. Т. 1 - 25.

137. Дьячков А.Н. Памятники в системе предметного мира культуры // Памятник и современность. Вопросы освоения историко-культурного наследия: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1987. С. 41-60.

138. Дьячков А.Н. Актуальные проблемы сохранения и использования памятников культуры // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры / Отв.ред. Э.А.Шулепова. М., 1992. С. 8-19.

139. Егоров B.J1. Развитие и становление понятия «памятник истории» // История СССР. 1988. № 1. С. 100 106.

140. Жуков Ю.Н. Становление и деятельность советских органов охраны памятников истории и культуры: 1917-1920 гг. М., 1989. 304 с.

141. Историческая записка о деятельности Императорского Московского археологического общества за первые 25 лет существования. М., 1890. 3.,123,308 с.

142. Исторический очерк мер, принятых в России для сохранения и исследования древностей // Журнал общеполезных сведений. СПб., 1858. № 5. С. 180 182; № 6. С. 227 - 229.

143. Забелин И.Е. В чем заключаются основные задачи археологии как самостоятельной науки // Труды III Археологического съезда. Киев, 1878. Т. I. С. 1 17.172.3абелин И.Е. История города Москвы. М., 1990. 688 с.

144. XIX начале XX века // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1992. С. 160- 171.

145. Зозуля Л.И. Губернские статистические комитеты в системе выявления и охраны памятников старины в России (XIX начало

146. Иванов В.Н. Ростов Великий. Углич. М., 1964. С. 232 с.

147. Иконников B.C. Опыт русской историографии. В 3 т. Киев, 1891.

148. Карпович B.C. Строительные уставы и обязательные постановления в области зодчества у нас и в Западной Европе // Зодчий. 1909. № 40. С. 397-401.

149. Кириченко Е.И. Русская архитектура 1830-1910-х годов. М.: Искусство, 1978. 399 с.

150. Кириченко Е.И. Михаил Быковский. М.: Стройиздат, 1988. 256 с. (Мастера архитектуры).

151. Козлов В.Ф. Из истории составления фундаментального описания церквей и монастырей Москвы (XIX-XX вв.) // Историческое краеведение: по материалам II Всесоюзной конференции по историческому краеведению. Пенза, 1993. С. 225237.

152. Козлов В.Ф. Памятник Царю-Освободителю в Кремле // Московский архив: Историко-краеведческий альманах. Вып. 1. М.: Мосгорархив, 1996. С. 218-237.

153. Комарова И.И. Законодательство по охране памятников культуры (историко-правовой аспект) / ВНТО стройиндустрии. М.: Стройиздат, 1989. 53, 2. с.

154. Комарова И.И. Московское археологическое общество и его роль в развитии местных краеведческих организаций России // Археографический ежегодник за 1989 год. М.: Наука, 1990. С. 80-87.

155. Комарова И.И. Церковно-археологические учреждения и охрана памятников культуры в России конца XIX-начала XX в. // Археографический ежегодник за 1990 год. М.: Наука, 1992. С. 83102.

156. Комарова И.И. Объединения архитекторов и их роль в общественной и культурной жизни пореформенной России. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1995. 122 с.

157. Кондаков Н.П. Наука классической археологии и теория искусства. Одесса, 1872. 42 с.

158. Кондаков С.Н. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств: 1764 1914 гг. В 2 ч. СПб., 1915.

159. Кулемзин A.M. История охраны памятников в РСФСР. Красноярск, 1992. 106 с.

160. Курбатов В. К вопросу о сохранении старины // Зодчий. СПб., 1910. №41. С. 401-404.

161. Левченко М.М. Об уничтожении памятников старины в Южной России // Труды III Археологического съезда. Киев. 1878. Т. I. С. 309-319.

162. Лихачёв Д.С. Прошлое будущему: Статьи и очерки. Л.: Наука. Ленинградское отд., 1985. 576 с.

163. Логвин Т.Н. Чернигов, Новгород-Северский, Глухов, Путивль. М., 1965. 250 с.

164. Максимов А.П. Материалы к истории 25-летней деятельности Санкт-Петербургского общества архитекторов. СПб., 1895. 8., 171с.

165. Марков Л.К. Императорское Одесское общество истории и древностей. Обзор его деятельности за 1839-1888 гг. СПб., 1889.11 с.

166. Медведь A.M. Китайгородская крепость и меры по её сохранению в начале XX века // Москва в начале XX века: Будни и праздники. Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения «Мосгорархив», 1997. С. 145148.

167. Методика реставрации памятников архитектуры: Пособие для архитекторов-реставраторов. М.: Госстройиздат, 1961. 216 с.

168. Министерство внутренних дел: Исторический очерк. СПб.: Тип. МВД, 1901.225,7 с.2Ю.Неволин К. История российских гражданских законов: В 3 т. СПб., 1851.

169. Никитин Н.В. Реставрация древних архитектурных памятников (по Виолле-ле-Дюку) // Древности: Труды Московского археологического общества. М., 1887. Т. II. Вып. 3. С. 32-52.

170. Невоструев К.И. О городищах древнего Волжско-Болгарского и Казанского царств // Труды I Археологического съезда. М., 1871. Т. II. С. 521 -594.

171. Овсянникова Е.Б. Охрана памятников архитектуры Москвы в первые послереволюционные годы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата архитектуры. М., 1978. 430 с.

172. Н.Оленин А.Н. Изложение средств к исполнению главных предначертаний нового образования императорской Академии художеств. СПб., 1831. 90 с.

173. Охрана памятников старины и родины в современных законодательствах / Пер. с нем. // Известия Императорской Археологической Комиссии. Вып. 20. СПб., 1906. С. 101 150.

174. Павлуцкий Г.Г. Проект закона об охране древних памятников в России. Киев, 1912. 15 с.

175. Памятники архитектуры Москвы: Кремль. Китай-город. Центральные площади. М.: Искусство, 1982. 504 с.

176. Пекарский П.П. Наука и литература в России при Петре Великом: В 2 т. Т. I: Введение в историю просвещения в России XVIII столетия. СПб., 1862. 8, VI, 579 с.

177. Писарькова Л.Ф. Губернские ученые архивные комиссии: организация, численность и условия деятельности // Археографический ежегодник за 1989 год. М.: Наука, 1990. С. 187198.

178. Погодин М.П. Судьбы археологии в России // Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1869. № 9. С. 24-47.

179. Погодин М.П. Судьбы археологии в России // Труды I Археологического съезда. Т. I. М., 1871. С. 1-44.

180. Полякова М.А. Охрана и использование памятников истории и культуры: 1917-1941 гг. (Воронежская и Тамбовская области). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1987. 197 с.

181. Полякова М.А. Московское археологическое общество и охрана памятников старины в Москве // Москва в начале XX века: Будни и праздники. Московская старина. Новорусский стиль / Авт.-сост. А.С.Федотов. М.: Изд. объединения «Мосгорархив», 1997. С. 119-125.

182. Работкевич А.В. Архивные документы по истории Московского Страстного монастыря // Археографический ежегодник за 1997 год. М., 1997.

183. Работкевич А.В. Источники о государственной охране памятников истории и культуре в России в XIX начале XX века // Исследования по источниковедению истории России (до 1917 г.): Сборник статей / Институт Российской истории РАН. М., 1998. С. 261 -271.

184. Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России (1861 1917)// История музейного дела в СССР. Вып. 1 / Труды НИИ музееведения. М., 1957. С. 73 - 128.

185. Разгон A.M. Охрана исторических памятников в дореволюционной России (XVIII первая половина XIX вв.) // Очерки по истории музейного дела в России. Вып. 7 / Труды НИИ Культуры. М., 1971. С. 292 - 365.

186. Реставрация и исследование памятников культуры. М.: Стройиздат, 1975. 260 с.

187. Ромашин И.Е. Делопроизводственные источники «Топографического описания Тульской губернии» Ф.Г.Дильтея // Археографический ежегодник за 1996 год. М.: Наука, 1998. С. 266 -270.

188. Ростиславов А. О необходимости регистрации // Старые годы. 1913. Март. С. 48 49.

189. Ростиславов А. Правительственные заботы о старине // Старые годы. 1915. Июль август. С. 100-101.

190. Рудаков В. Охрана памятников старины // Исторический вестник. СПб., 1912. Т. 129. № 7. С.305 309.

191. Сборник Новгородского общества любителей древности. Новгород, 1908 1925. Вып. 1 - 7.

192. Селезнёва Е.Н. Социально-эстетические функции памятников истории и культуры // Памятник и современность. Вопросы освоения историко-культурного наследия: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1987. С. 23-40.

193. Селезнёва Е.Н. К вопросу о месте исторического наследия в культурной политике государства (в порядке дискуссии) // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 32-39.

194. Середа В.Н. К истории создания топографического описания Тверского наместничества в 70-80-х годах XVIII в. // Археографический ежегодник за 1989 год. М.: Наука, 1990. С. 72-79.

195. Славина Т. А. Константин Тон. JL: Стройиздат. Ленинградское отделение, 1989. 224 с. (Мастера архитектуры).

196. Смолин В.Ф. Краткий очерк истории законодательных мер по охране памятников старины в России//Известия Археологической комиссии. Вып. 63. Пг., 1917. С. 121-148.

197. Снегирев И., Мартынов А. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Тетр. 1-18. 1848-1854.

198. Солнцев Ф.Г. Древности русского государства. Т. 1-7. СПб., 1876- 1883.

199. Соловьёв М. Обновление Московских святынь // Художественное обозрение. 1882. № 46. С. 736-739.

200. Спегальский Ю.П. Псков. М., Л.: Искусство, 1963. 303 с.

201. Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о своде законов. СПб.: Тип. 2-го отд. Собственной е.и.в. канцелярии, 1833.200, VII с.

202. Старая Москва. М.: Комиссия по изучению старой Москвы при Императорском Московском археологическом обществе, 1912, 1914. Вып. 1-2.

203. Степанский А.Д. Первые исторические общества в России // Вопросы истории. М., 1973. № 12. С. 204 208.251 .Степанский А.Д. К истории научно-исторических обществ в дореволюционной России // Археографический ежегодник за 1974 год. М., 1975. С. 38 55.

204. Степанский А.Д. История общественных организаций в дореволюционной России. М.: МГИАИ, 1979. 84 с.

205. Строев П.М. О средствах, удобнейших к открытию памятников отечественной истории и об успешном способе обрабатывать оные // Труды и летописи ОИДР. Ч. 4, кн. 1. М., 1828. С. 277-301.

206. Султанов Н.В. Успехи русской художественной археологии в царствование императора Александра II. СПб., 1885. 15 с.

207. Су слов В.В. К вопросу о сохранении древних памятников искусства в России // Строитель. 1905. № 15.

208. Суслов В.В. О сохранении памятников искусства в России с половины XVIII до половины XIX столетия // Строитель. 1905.№ 16.

209. Суслов В.В. Памятники древнего русского зодчества. СПб.: Императорская Академия художеств, 1897 1901. Вып. 1-7.

210. Суслов В.В. Просветительные задачи охраны памятников древнего русского искусства. СПб., 1912.

211. Суслова А.В., Славина Т.А. Владимир Суслов. Д.: Стройиздат. Ленинградское отд., 1978. 88 с. (Мастера архитектуры).

212. Сытина Т.М. Русское архитектурное законодательство первой половины XVIII в. // Архитектурное наследство. М., 1969. Вып. 18. С. 67-73.

213. Тихвинский С.Л., Шмидт С.О. Историки и сохранение культурного наследия человечества // Новая и новейшая история. М, 1991. № 1.С. 44-54.

214. Тихомиров Н.Я., Иванов В.Н. Московский Кремль: История архитектуры. М., 1967. 260 с.

215. Тихонов Ю.А. Топографические описания российских губерний о сельских помещичьих усадьбах в конце XVIII в. // Проблемы региональной истории России. Липецк, 1997. Ч. 1. С. 100110.

216. Тихонов Ю.А. Дворянская сельская усадьба близ Москвы и Санкт-Петербурга в XVIII веке // Отечественная история. М., 1998. № 2. С. 37 49.

217. Труды Комиссии по осмотру и изучению памятников церковной старины: В 4 т. М., 1904-1911.

218. Труды Псковского археологического общества. Псков, 1901-1916. Вып. 1 12.

219. Уваров А.С. Взгляд на архитектуру XII века в Суздальском княжестве // Труды I Археологического съезда. Т. I. М., 1871. С. 252266.

220. Уваров А.С. Сведения о каменных бабах // Труды I Археологического съезда. Т. II. М., С. 501 520.

221. Уваров А.С. Что должна обнимать программа для преподавания русской археологии, и в каком систематическом порядке должна быть распределена эта программа? // Труды III Археологического съезда. Т. I. Киев, 1878. С. 19 38.

222. Филатов Н.Ф. Нижний Новгород: Архитектура XIV начала XX в. Нижний Новгород, 1994. 246,10 с.

223. Формозов А.А. Когда и как складывались современные представления о памятниках русской истории // Вопросы истории. М., 1976. № Ю. С. 203-209.

224. Формозов А.А. Очерки по истории русской археологии. М., 1961. 128 с.

225. Формозов А.А. Как смотрели на памятники старины и их охрану // Памятники Отечества. М., 1984. № 2 (10). С. 136 138.

226. Формозов А.А. Страницы истории русской археологии. М., 1986. 240 с.

227. Формозов А.А. Русское общество и охрана памятников культуры. М., 1990. 108, 2. с.

228. Фролов А.И. Московское археологическое общество и охрана памятников старины в дореволюционной России // Вопросы охраны и использования памятников истории и культуры: Сборник научных трудов / НИИ Культуры. М., 1990. С. 74 88.

229. Фролов А.И. Достойно благодарной памяти // Памятники Отечества. М.,1990. № 2 (22). С. 47 52.

230. Худяков М.Г. Дореволюционная археология на службе эксплуататорских классов. Д., 1933. 162 с.

231. Цветков С.Н. Вывоз из Москвы государственных сокровищ в 1812 году. М.: Печатня А.И.Снегиревой, 1912.

232. Шамурин Ю.И. Подмосковные. М., 1912 1914. Кн. I - II.

233. Шмидт С.О. О классификации исторических источников // Вспомогательные исторические дисциплины. Вып. XVI. Д.: Наука,1985. С. 3-24.

234. Шмидт С.О. «Слово о полку Игореве» и становление и развитие понятия о памятнике культуры // Памятники Отечества. М.,1986. № 1 (13). С. 152-161.

235. Шмидт С.О. Памятники в системе развития науки и общественного сознания // Музеи мира: Сборник научных трудов / НИИ Культуры / Отв. ред. Е.Е.Кузьмина. М., 1991. С. 98 110.

236. Шмидт С.О. Археография. Архивоведение. Памятниковедение: Сборник статей. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1997. 364 с.

237. Шмидт С.О. О критериях оценки исторических памятников // Вопросы научного атеизма. М., 1976. Вып. 20. С. 88 103.

238. Шпилевский С.М. Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии. Казань, 1877. 586,XVI с.

239. Штелин Я.Я. Подлинные анекдоты о Петре Великом, собранные Яковом Штелиным: В 4 ч. 3-е изд. М., 1830.

240. Юзефович М.В. Некоторые соображения о лучшей организации деятельности археологических комиссий // Труды III Археологического съезда. Киев, 1878. Т. I. С. 49 51.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 58354