Государственная политика в отношении еврейского населения Дальнего Востока России в 60-е гг. ХIХ - 20-е гг. ХХ вв. тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Романова, Виктория Валентиновна

Диссертация и автореферат на тему «Государственная политика в отношении еврейского населения Дальнего Востока России в 60-е гг. ХIХ - 20-е гг. ХХ вв.». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 107326
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Романова, Виктория Валентиновна
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Хабаровск
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
370

Оглавление диссертации доктор исторических наук Романова, Виктория Валентиновна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Политика российского самодержавия в отношении евреев

Сибири и Дальнего Востока.

§1. Источники формирования и правовой статус сибирских евреев в XIX в.

§2. Положение евреев в Приамурском генерал-губернаторстве в 1884 - 1911 гг.

§3 «Еврейская» политика Приамурского генерал-губернатора Н.Л.Гондатти

1911-февраль 1917 гг.).

ГЛАВА П. Евреи и власть в условиях революций и Гражданской войны на Дальнем Востоке.

§ 1. Воздействие революционных перемен и начала Гражданской войны на деятельность еврейских общин региона.

§2. Взаимоотношения еврейского населения и властных структур в условиях Гражданской войны на Дальнем Востоке

ГЛАВА III. Особенности возникновения и жизнедеятельности еврейской общины Харбина.

ГЛАВА IV. Евреи в национальной политике

Советской власти на Дальнем Востоке в 20-е гг. Разработка плана создания в регионе еврейской автономии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Государственная политика в отношении еврейского населения Дальнего Востока России в 60-е гг. ХIХ - 20-е гг. ХХ вв."

Актуальность темы исследования. Одной из наиболее трудных задач, стоящих перед современной Россией, является гармонизация национальных отношений. Важнейшим фактором ее решения должно стать целенаправленное формирование в обществе национальной и религиозной терпимости, толерантности как черты массового общественного сознания. Примечательно, что одним из первых документов, который подписал В.В.Путин в качестве президента страны, стала программа "Формирование установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе". Очевидно, в известной степени это связано с тем, что ЮНЕСКО объявила 2000 год годом толерантности, что свидетельствует об актуальности проблемы толерантности для всего мирового сообщества, в том числе для стран с развитыми демократическими институтами. В условиях многонациональной и многоконфессиональной России, не имеющей традиций парламентской демократии и гражданского общества, пребывающей в состоянии затянувшегося системного кризиса, ведущей на своей территории настоящую войну с терроризмом, имеющим выраженную национальную окраску, актуальность этой задачи многократно возрастает.

Тяжелое экономическое положение людей, резкое понижение социального статуса целых общественных групп, горечь за падение международного престижа своей страны, за распад союзного государства - все это порождает в обществе традиционный для России вопрос "Кто виноват?" Ответы на него варьируются в широком диапазоне. В числе виновников указываются и "мировой империализм", и горбачевская перестройка, и политика "демократов", и наследие коммунизма. В этом ряду непоследнее место занимают и те, кого немецкий философ и социолог Г.Зиммель называл "чужаками" - представители иных этносов, конфессий или даже социальных групп. Печальной приметой нашего времени стало распространение в российском обществе настроений ксенофобии и ее разновидности -этнофобии. Это явление не есть порождение исключительно нынешних условий, оно имеет свои исторические корни, социокультурную основу. Вот почему без восстановления исторической памяти, объективного, свободного от идеологических штампов и политической ангажированоности взгляда на наше прошлое невозможно преодоление в обществе национальной и иной нетерпимости, что является необходимым условием построения гражданского общества.

Одной из характерных для России разновидностей этнофобии традицинно являлся щтгисемитизм. Он существовал на двух уровнях -государственном и бытовом - как в дореволюционный, так и в советский периоды нашей истории.Сегодня, в условиях демократизации России, какие бы формы она ни принимала, отсутствие государственного антисемитизма во многом компенсируется деятельностью немалого числа -политических организаций, проповедующих крайний национализм и юдофобию. Их поддержка определенной частью населения свидетельствует о том, что в силу целого ряда причин антисемитизм продуцируется в самом обществе. Как и много лет назад, в российском обществе существует немалая доля людей, причем относящаяся не только к маргинальным слоям, связывающих свои собственные беды и все беды России, как нынешние, так и прошлые, с "пагубной ролью" евреев в отечественной истории. И хотя острота проблемы антисемитизма заметно снизилась с изменением государственного курса страны, с существенным снижением доли евреев в общей структуре населения вследствие их массовой эмиграции, а также в связи с ростом настроений кавказофобии, напряжение вокруг нее остается. Это обусловливает актуальность исторических исследований, связанных с историей российского еврейства, его экономической, политической и социокультурной ролью в жизни страны, взаимоотношений с государством и обществом, тем более что в течение многих десятилетий этот круг проблем был исключен из научного обсуждения.

Как известно, в условиях России с ее огромными территориями и цивилизациоьшой неоднородностью традиционно мощным было воздействие региональных факторов. Это не могло не отражаться на деятельности местных властных структур, хотя они и действовали в рамках единого правового поля. В этой связи, на взгляд автора, значительный научный интерес представляет история российского Дальнего Востока во второй половине XIX - начале XX вв. Геополитическое положение восточной окраины России, своеобразие этно-конфессионального и социального состава местного населения, особенности его ментальности накладывали определенный отпечаток и на состояние "еврейского вопроса" в крае, и на отношение к нему представителей органов власти, как центральной, так и местной. Исследование этого исторического пласта представляется актуальным не только с точки зрения восполнения определенной ниши в историографии Дальнего Востока и в целом России, но и для восстановления исторической памяти как российских евреев, в том числе, проживающих на востоке страны, так и русского народа, спаянных в течение многих веков общей судьбой.

Историография проблемы. Историографическую базу диссертации составила литература, отражающая различные аспекты истории российского еврейства и, в первую очередь, та, что посвящена взаимоотношениям Российского государства и евреев. Значительную помощь в ее анализе оказывают исследователям вышедшие в последние годы работы историографического плана. В 1993 г. Петербургским Еврейским университетом был издан первый сборник научных трудов «История евреев в России. Проблемы источниковедения и историографии». Из числа вошедших в него статей преже всего следует выделить работу петербургского ученого Д.Эльяшевича, представляющую собой первый опыт современного источниковедческого анализа по еврейской истории1. В контексте исследуемой проблемы значительный интерес представляет также статья историка из Санкт-Петербурга Д.Раскина, в которой автором предпринята первая попытка классификации законодательства о евреях2.

В 1994 г. Еврейским университетом в Москве был издан сборник «Евреи в России. Историографические очерки. 2-я половина XIX - XX век», который включил в себя две самостоятельные, но тематически связанные работы. Первая - это перевод труда американского профессора А.Гринбаума «Еврейская наука и научные учреждения в Советском Союзе. 1918 - 1953», впервые изданного в США в 1959 г. Вторая - очерк российских историков Р.Ш.Ганелина и В.Е.Кельнера «Проблемы историографии евреев в России. 2-я половина XIX века -1 четверть XX века». Обе работы отличают высокий научный уровень и глубина историографического анализа. Но выпуск этих двух сборников можно считать только началом работы по созданию современной историографии истории российского еврейства - темы, безусловно, актуальной в условиях огромного интереса к данной научной проблематике.

Отечественная литература, посвященная различным аспектам проблемы взаимоотношений Российского государства и евреев условно распадается на три периода: дореволюционный, советский и постсоветский.

В дореволюционной отечественной историографии темы взаимоотношений государства и евреев появились прежде всего работы, написанные, главным образом, юристами, а также государственными чиновниками, имевшими отношение к проблеме в силу своих профессиональных обязанностей. В первую очередь здесь необходимо выделить серию статей И.Г.Оршанского, опубликованных в 60-70-е гг. XIX в., и позднее вышедших отдельной книгой под названием «Евреи в России»3. Она является по существу первой в российской историографии работой, посвященной истории создания и функционирования российского антиеврейского законодательства.

В конце 70-х начале 80-х гг. XIX в. вышел ряд публикаций профессора права Петербургского университета С.А.Бершадского. На основе изучения значительного массива документов некоторых местных архивов (Виленского, Киевского, Минского и др.),4 он написал серию работ, посвященных истории евреев. В них наряду с исследованием внутренней жизни еврейских общин, С.А.Бершадский рассмотрел их взаимоотношения с государством и обществом.5

В конце XIX в. появляются первые исследования по теме юридического положения сибирских евреев6. В 1896 г. вышла брошюра, посвященная анализу правового статуса еврейского населения Сибири. Ее автором был известный адвокат Г.Б. Слиозберг. В небольшой по объему публикации7 автор со ссылкой на соответствующие статьи Свода законов обосновал неправомочность статьи 23 действовавшего с 1890 г. Устава о паспортах, запрещавшей поселение евреев в Сибири. Он пришел к выводу, что она не согласовывалась с действовавшими законодательными актами и что «точный ее смысл не указывает на то, чтобы Сибирь была изъята в отношении евреев из действия действующих во всей империи постановлений»8.

В 1886 г. в Санкт-Петербурге вышла книга Н.НХолицина «История русского законодательства о евреях». Она была издана учрежденной в 1882 г. «Высшей комиссией для пересмотра действующих о евреях в империи законов», созданной после прокатившихся в стране погромов. Автор работы исполнял обязаности Подольского вице-губернатора, а позднее состоял при Министерстве внутренних дел. Книга охватывала период с 1649 по 1825 гг. В ней был проанализирован широкий круг источников, начиная с «Уложения» царя Алексея Михайловича, заканчивая законодательством Александра I о евреях. Эта книга подверглась критике в еврейской печати. Голицина обвиняли в юдофобстве, а также в заимствованиях9.

Собственно научное изучение истории евреев России началось в 80-е гг. XIX в., что связано с качественными сдвигами в социальном и духовном облике российского еврейства, формированием первой генерации русско-еврейской интеллигенции. Ее представители, окончившие в 60-70-е гг. русские гимназии и получившие образование в лучших университетах Европы, стали носителями нового менталитета, способствовали формированию нового самосознания российского еврейства. Важнейшей составляющей этого процесса стал интерес к истории своего народа.

Интерес к «еврейской теме» испытывала и русская общественная мысль. К ней нередко обращались крупнейшие русские писатели, философы и общественные и государственные деятели. В их числе - М.А.Бакунин,

B.Г.Белинский, Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, Ф.М.Достоевский, Л.П.Карсавин, Н.С.Лесков, Д.С.Мережковский, В.С.Соловьев, П.А.Столыпин и др.10

Первым наиболее крупным исследователем истории евреев России стал

C.М. Дубнов. Он впервые разработал периодизацию истории еврейского народа в Российской империи, много работал над созданием концепции истории российского еврейства, рассматривая ее как часть всемирной и отечественной истории. Его перу принадлежат и первые обобщающие труды по истории российских евреев11, а также многотомные очерки «Всеобщая история евреев». События 1905-1907 гг. в России, усиление в стране погромного движения, широкое вовлечение еврейской молодежи в революционную борьбу обусловили усиление интереса ученого к новейшей истории российского еврейства.

Главной задачей, стоявшей перед исследователями, по мнению С.М.Дубнова, было изучение внутренней жизни еврейского народа во всех ее аспектах - культурном, экономическом, социальном и политическом. В значительно меньшей степени он рассматривал вопросы государственной политики Российской империи в отношении евреев. Пожалуй, наибольшее внимание этой проблеме он уделил в своей книге «Евреи в России и Западной Европе в эпоху антисемитической реакции». В ней он проанализировал причины усиления антисемитизма в 80-е гг. XIX в. как в западных центрах еврейства, так и в Российской империи. Всесторонне рассматривая причины и корни усиления юдофобии в России в этот период, Дубнов вместе с тем, как представляется, недооценивал фактор широкого вовлечения еврейской молодежи в революционное движение. В целом работа, несмотря на высокий научный уровень, страдала известной публицистичностью.

С.М.Дубнов не только внес огромный вклад в становление национальной исторической школы, но и был талантливым организатором. В 1908 г. его усилиями было создано Еврейское историко-этнографическое общество. В том же году под редакцией ученого в Петербурге стал выходить журнал «Еврейская старина», в котором публиковались ценные документы по еврейской истории с развернутыми комментариями.

Значительно большее внимание вопросам государственной полигики в отношении российского еврейства, его правовому статусу уделял в своих трудах другой крупнейший представитель дореволюционной еврейской историографии - Ю.Гессен. На основе тщательного изучения документов он рассмотрел историю создания и развития российского законодательства в той его части, которая регулировала жизнь еврейского населения. В 1906 г. историком была выпущена монография «Евреи в России. Очерки общественной, правовой и экономической жизни евреев». Значительное внимание в ней автор уделил анализу документов, определявших правовой статус евреев, начиная с Манифеста Екатерины П, до постановлений Еврейского комитета 1804 г. Исследуя собственно еврейскую историю в различных ее аспектах12, Гессен не оставлял без внимания и проблему взаимоотношений российского государства и еврейства. При этом следует отметить, что подход к ней был не только сугубо академическим. В 1906 г. Ю.Гессен опубликовал брошюру «О жизни евреев в

17

России: Записка в Государственную Думу». Она готовилась для II Думы, но так и не достигла адресата, т.к. Дума была распущена. Работа сочетает в себе исторический анализ ограничительных для евреев законов с публицистичностью, стремлением привлечь внимание к этой острой проблеме российской жизни. Эти же цели преследовала и выпущенная в 1911 г. автором книга «Закон и жизнь». В предисловии к ней Гессен написал: «Закон и слезы» - так следовало бы озаглавить книгу, посвященную истории ограничительных законов о праве жительства - вернее о праве на жизнь - евреев в России»14. В ней автор проследил историю создания ограничительных законов о проживании евреев в России. Необходимо отметить, что в книге рассматривались также законы, регламентировавшие проживание евреев в Сибири. Однако наиболее полно этот вопрос был им рассмотрен в статье «Сибирь», написанной для Х1У тома «Еврейской энциклопедии» (1908 —1913 гг.). В ней кратко, но емко описывалась история поселения евреев в Сибири, характеризовались правовые нормы, регулировавшие этот процесс, а также правила проживания еврейского населения на этой территории. Автор анализировал исключительно правовой статус сибирского еврейства (при этом, отметим, совершенно не упомянув положение о запрещении селиться в пределах 100-верстной полосы от границы с Китаем, которое существенно ограничивало их расселение на территории Приамурского генерал-губернаторства). Он не касался ни экономического, ни социального положения местных евреев, ни их культурно-психологических особенностей13.

В 1914 г. вышла в свет монография Ю.Гессена «История евреев в России», которая стала существенным этапом в исследовании исторического пути российского еврейства, начиная с первого раздела Польши и заканчивая царствованием Александра III. В ней также главный акцент был сделан на истории взаимоотношений государства и евреев (заметим, проживавших в европейской части империи). Эта особенность монографии вызвала массу критических отзывов. В частности, отмечалось, что, увлекшись раскрытием темы «государство и евреи», автор слишком мало внимания уделил внутренней жизни еврейских общин, социальному и культурному развитию народа16. Во втором издании книги, вышедшем в 1916 г., многие из указанных замечаний были Ю.Гессеном учтены.

В начале XX в. продолжались исследования отдельных аспектов истории российского еврейства, расширялась их тематика. В этот период стали появляться работы, посвященные истории евреев отдельных местностей, как правило, европейской части страны, а больше всего - «черты оседлости». И это естественно, т.к. именно там существовал главный очаг культурной, а затем и общественно-политической жизни русского еврейства. Но к этому времени сформировались, хотя и немногочисленные, но достаточно своеобразные колонии евреев, проживавших за Уралом - на территории Сибири и Дальнего Востока - и имевших особый правовой статус. Он определялся политикой властей, отличавшейся от той, что проводилась в отношении евреев других регионов государства, хотя и находившейся в русле общих официальных позиций в «еврейском вопросе».

Отличительная черта историографии проблемы заключается в том, что история евреев этого обширного региона империи так и не стала объектом серьезных научных исследований. Правда, в начале XX в. вышел ряд работ, посвященных евреям Сибири. В первую очередь, это были по-прежнему пуб-• ликации юридического характера, анализировавшие правовое положение сибирских евреев, однако взгляд на проблему стал более широким. В этом ряду следует отметить, прежде всего, книгу помощника присяжного поверенного при Санкт-Петербургской судебной палате, бывшего профессора Софийского университета Г.А.Белковского «Русское законодательсвто о евреях в Сибири», изданную в Санкт-Петербурге в 1905 г. Она примечательна тем, что в ней не только анализировалось российское законодательство о евреях Сибири, не только выявлялся его противоречивый характер, но и объяснялись причины этого явления. По мнению автора, их было три. Во-первых, это непоследовательность политики царизма в «еврейском вопросе» вообще; во-вторых, отсутствие четкой позиции власти в отношении оптимальных путей колонизации Сибири, и, в-третьих, несогласованность в деятельности различных ведомств, «взгляды которых на культурно-экономическое значение евреев далеко не были тождественны».17 Можно утверждать, что эта работа была шагом вперед в исследовании проблемы взаимоотношений государства и сибирского еврейства. В своей книге Г.А.Белковский затронул и законоположения, регулировавшие проживание евреев на Дальнем Востоке России. Он, в частности, одним ю первых проанализировал решения созванной в 1899 г. по инициативе Приамурского генерал-губернатора Н.И.Гродекова Хабаровской комиссии, рассматривавшей вопрос о порядке причисления к месту жительства евреев-ссыльных и

1 о их потомков, и пришел к выводу об их незаконном характере. Наряду с анализом правового положения сибирского еврейства Белковский дал общую краткую характеристику особенностей его экономической деятельности, а также культурно-психологического статуса.19 Резюмируя проблему правового положения евреев Сибири, автор пришел к выводу, что она выдвинулась в те годы в число наиболее жгучих и наболевших во внутренней жизни России.20

Это обстоятельство обусловило появление целого ряда статей публицистического характера, посвященных положению евреев в Сибири. Они были направлены на мобилизацию русской и еврейской общественности в защиту евреев Сибири, страдавших от бесправия и произвола властей. Вместе с тем в них содержался интересный материал, характеризовавший экономический и социальный облик сибирского еврейства, его своеобразные культурно-психологические черты. Ввиду отсутствия научных монографических трудов по данной проблеме эти публикации представляют несомненный интерес для современных исследователей.

Среди этой группы работ выделяется статья бывшего советника Омского областного правления Т.И.Тихонова "Сибирские евреи, их права и нужды",

21 опубликованная в 1905 г. Она была написана на основе доклада, сделанного на заседании общества востоковедов в Санкт-Петербурге. Год спустя автор выпустил также брошюру "Еврейский вопрос в России и Сибири"22, фактически повторявшую содержание доклада и статьи.

Работа Т.И.Тихонова отражает взгляд либерально мыслящего сибиряка на проблему еврейского населения региона. В ней отмечается конструктивный вклад евреев в освоение этого богатого края, рассматриваются некоторые особенности их ментальности. Однако основное внимание автор уделил характеристике правового положения сибирского еврейства, а также соответствующей политике местной администрации. Отметив противоречивость и запутанность законодательства, поставившего евреев в полную зависимость от местной власти, он указал на факторы, обусловившие чиновничий произвол. Это, по его мнению, общая отсталость Сибири, отсутствие там земских учреждений, безцензурной печати, суда присяжных и других институтов, которые уже действовали в европейской части страны. Следует отметить, что в данной статье впервые в литературе вопрос о положении евреев в Сибири увязывался не только с несовершенством законодательства, но и с произволом местных властных структур. Сам этот произвол, по мнению автора, выражался также в попытках, в силу запутанности законов, издавать собственные постановления, которые при поддержке центральной власти приобретали силу закона. В качестве примера он привел уже упоминавшиеся решения Хабаровской комиссии 1899 г. -неправомочные по сути, но вошедшие в состав сенатского решения и императорского указа.

Во многом работа написана под впечатлением вышедшего 12 декабря 1904 г. Указа Николая II, в котором объявлялось о намерении произвести пересмотр действовавших постановлений, ограничивавших права инородцев, в т.ч. евреев. Однако надежды на пересмотр законодательства, всколыхнувшие как евреев, так и русскую демократическую общественность, так и не оправдались. Более того, правила въезда и проживания евреев в Сибири ужесточились. Это вызвало новые публикации в защиту сибирского еврейства. Несколько раз к этой проблеме возвращался на своих страницах журнал «Сибирские вопросы». Так, в 1908 г. была опубликована статья известного еврейского публициста М.Мыша «Еврейский вопрос в Сибири», с тревогой отмечавшего обострение ситуации с евреями в регионе. Автор указал на сложившуюся на основе действовавшего законодательства пародоксальную практику: правом жить в Сибири наделялись только запятнавшие себя перед законом евреи23.

Проблеме усиления гонений на сибирских евреев была посвящена также публикация «Мытарства евреев Сибири», помещенная в журнале в 1911 г. Её безымянный автор разоблачал произвол местных властей, создавших целую систему «шпионажа на почве преследований» евреев с вовлечением в нее широкого круга лиц24.

В том же 1911 г. в Санкт-Петербурге была опубликована брошюра "Сибирские евреи". Она интересна тем, что ее автор, Ю.Островский, совершил путешествие по Сибири и собрал интересный материал о жизни местных евреев. Объясняя причины обращения к данной теме, автор справедливо указал на "чрезвычайную скудость нашей литературы о сибирских евреях", а также на "смутное представление евреев европейской России о своих братьях в далекой окраине" . Работа примечательна тем, что наряду с изложением истории поселения евреев в Сибири, а также создания соответствующего законодательства, автор предпринял попытку дать обзор еврейской жизни края, при этом отметив, что эта цель представлялась весьма непростой ввиду отсутствия хотя бы приблизительной статистики, а также слабой организации сибирских общин . И тем не менее, наблюдения автора представляют чрезвычайный интерес для исследователей, тем более, что таких свидетельств -единицы.

Единственной работой, посвященной жизни одной из сибирских еврейских общин, была книга В.С.Войтинского и А.Я.Горнштейна "Евреи в Иркутске", изданная в 1915 г. Она является одновременно и уникальным историческим исследованием, и произведением публицистического жанра. Её авторы, известные в городе, а позднее и в регионе общественные деятели27, на фоне общей характеристики сибирского еврейства исследовали историю возникновения и деятельности одной из крупнейших еврейских общин Сибири - иркутской. Они дали общий обзор экономического положения местных евреев, их участия в различных сферах деятельности, показали взаимоотношения еврейской общины с администрацией и иркутским обществом. Существенной заслугой авторов является исследование внутренней жизни городской еврейской общины. При этом они не скрывали её противоречий, освещая их с позиций сионизма, сторонниками которого являлись.

Несмотря на выраженную А .Я. Горнштейном и В.С.Войтинским надежду на то, что "предпринятое в Иркутске дело найдет отклик в других городах Сибири"28, их книга осталась единственным в дореволюционной историографии исследованием по еврейской истории региона. Что касается территории Дальнего Востока, то жизнь евреев этой части страны оставалась terra incognita для публицистики и тем более для отечественной историографии. Вместе с тем многие наблюдения и характеристики дореволюционной жизни сибирских евреев, отраженные в литературе, были вполне применимы к их дальневосточным собратьям, ибо, согласно Уложению Сибирскому, Дальний Восток являлся частью Сибири, и на его территории действовали правовые нормы, регулировавшие жизнь сибирского еврейства в целом. Сходными были и многие черты социально-экономической жизни местного населения, принципы государственной политики в отношении данных территорий. Однако имелись и некоторые отличия, обусловленные, главным образом, иным геополитическим положением Дальнего Востока, его преимущественно пограничным статусом. Это отражалось на всей политике местной администрации, в том числе в «еврейском вопросе». Но проблема эта так и не стала объектом самостоятельного исследования.

Февральская революция 1917 г., снявшая все ограничения национального и вероисповедального характера, создала предпосылки для беспрепятственного развития российской еврейской историографии. Столь же благотворным было и влияние Октября в первые послереволюционные годы. Большевики на первых порах уделяли особое внимание «еврейскому вопросу», создав специальные структуры для руководства процессом его успешного решения в условиях нового, социалистического государства. Ими стали еврейские комиссариаты в правительстве и евсекции в коммунистической партии. В рамках «культурного строительства» поощрялись исторические исследования, главным образом, антиклерикального характера, а также разоблачавшие антисемитизм царского правительства. Тем не менее, у историков открылся доступ к новым документальным источникам, расширилась разрабатываемая тематика.

Ядром развития еврейской историографии являлась петроградская школа, ставшая еще до революции центром развития еврейской науки29. Однако постепенно центр еврейской культуры перемещался в Москву, а исследования в области еврейской истории стали приобретать все более идеологизированный характер30. Вместе с тем историографы отмечают «несомненные успехи в развитии русскоязычных исследований истории русского еврейства в первые 10 -12 лет» после Октябрьской революции, указывая на то, что «советизация этой отрасли еврейской историографии, заключавшаяся в попытках переосмысления истории русского еврейства с марксистских позиций, началась с некоторым опозданием»31. В тот период еще издавались русскоязычные исторические еврейские журналы, в которых публиковались серьезные исследования, продолжали свою деятельность известные историки российского еврейства (С.Дубнов, Ю.Гессен и др.), действовали созданные еще до революции Общество для распространения просвещения между евреями в России и Еврейское историко-этнографическое общество. Но со временем акцент в исследованиях все больше смещался на вопросы еврейского революционного и рабочего движения. Кроме того, проблематика всех публикаций этого периода локализовалась вокруг истории евреев европейской части страны. В эти годы не появилось ни одной работы, посвященной истории и деятельности еврейских общин, существовавших к востоку от Урала. Очевидно, в публицистике объективно отпала необходимость, а для серьезных научных исследований не было условий в силу затянувшейся гражданской войны на Востоке страны, разрухи и усиливавшегося идеологического диктата со стороны большевистской власти.

Конец 20-х - начало 30-х гг. стали годами решительного поворота к окончательной «советизации» исторической науки, в т.ч. русско-еврейской историографии. И хотя в 30-е гг. еще выходили работы, весьма, впрочем, тенденциозные, посвященные различным периодам еврейской истории32, говорить о существовании серьезных исследований в данной области не приходится. К концу этого десятилетия научные еврейские исторические школы, как и многие другие в стране, были разгромлены, многие их яркие представители либо эмигрировали, либо были репрессированы. Самым популярным «еврейским» сюжетом, разрабатываемым в эти годы, главным образом, партийными публицистами, стал проект земледельческого переселения евреев из «черты оседлости».33 При этом никогда не упоминалось о существовании дореволюционного периода истории дальневосточного еврейства. Дальний Восток рассматривался как территория, на которой евреи прежде не проживали. Однако по мере утраты интереса руководства страны к Еврейской автономной области, во многом не оправдавшей его надежд, и эта тема постепенно сходит на нет. Еврейская проблематика на многие годы исчезла из числа разрабатываемых советской исторической наукой направлений исследований. Причины этого явления широко известны. Это — антисемитизм советской государственной политики, периодами открытый (как в конце 40-х - начале 50-х гг.), периодами прикрытый прокламируемыми декларациями об интернационализме (как в 60-80-е гг.). Таким образом, можно утверждать, что в советский период историография исследуемой проблемы практически не пополнилась сколько-нибудь содержательными работами. Изданные в первые послереволюционные годы труды по еврейской истории принадлежали ученым старой, «буржуазной» школы и гю-существу продолжали ее традиции. Идеологизация, а затем и разгром отечественной, в т.ч. «еврейской» исторической науки, завершившийся в 40-е гг., фактически положили конец советскому периоду историографии темы.

Возобновление исследований по российской еврейской истории стало возможным только в начале 90-х гг. XX в., в условиях смены парадигмы общественного развития, демократизации общества, пробудившей национальное самосознание народов, населяющих нашу страну. Это обусловило снятие табу на многие проблемы отечественной истории, открыло доступ к закреченным раннее архивам.

Ядром возрождения еврейской исторической традиции в России стали, в первую очередь, Москва и Санкт-Петербург, где были созданы Еврейские университеты, ставшие крупнейшими исследовательскими центрами. Интерес к еврейской тематике проявляют ученые и других научных центров России, стран СНГ и Балтии. К началу 90-х гг. в отечественной историографии сформировалось самостоятельное направление, связанное с исследованием широкого спектра проблем истории и культуры еврейского народа. Об этом свидетельствуют, в частности, ежегодные международные междисциплинарные конференции по иудаике, организуемые Центром научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер». Они характеризуются высоким научным уровнем, широтой диапазона исследований.

В начале 90-х гг. стал издаваться «Вестник Еврейского университета в Москве», на страницах которого публикуются разнообразные исторические материалы, в том числе, по истории российского еврейства.

Заметным явлением научной жизни следует считать переиздание трудов

А. лучших еврейских историков дореволюционой России" .

Огромным подспорьем для исследователей явился выпуск в Санкт-Петербурге двух справочных изданий: «Документальные материалы по истории евреев в архивах СНГ и странах Балтии» (СПб., 1994)3э и «Литература о евреях на русском языке. 1890 - 1947.» (СПб., 1995), а также изданный «Сефэ-ром» хронологически-тематический указатель «Евреи и еврейский вопрос в литературе советского периода», составленный Н.И.Рутбергом и И.Н.Пидевичем (ML, 2000).

Значительным событием научной жизни стал выход в 1999 г. книги «Евреи и русская революция. Материалы и исследования»36. Она включает в себя, в том числе, работы досоветского периода37, статью высланного в 1922 г. из Советской России по личному указанию В.И.Ленина известного деятеля еврейского национального движения Б.Д.Бруцкуса «Еврейское население под коммунистической властью», а также работы современных исследователей38. Большой интерес для историков представляет публикация переписки В.А.Маклакова с В.В.Шульгиным по «еврейскому вопросу», подготовленная редактором-составителем сборника О.Будницким39

Выход в свет книги является серьезным вкладом в исследование проблемы участия и роли российского еврейства в революционном движении страны. Эта проблема стала предметом обсуждения участников «круглого стола», организованного журналом «Отечественная история» по случаю выхода книги. В нем приняли участие известные российские историки В.П.Булдаков, Р.Ш.Ганелин, Г.З.Иоффе (Канада), А.Е.Локпшн и др40 (В числе участников был и автор данной работы). В ходе дискуссии были высказаны весьма интересные суждения по обозначенной теме, свидетельствующие о том, что назрела потребность в глубоком осмыслении этого сложного вопроса и подготовке серьезного исследования, основанного на новых, ставших доступными, источниках. Отметим также, что есть настоятельная необходимость и в расширении географических рамок исследования данной проблемы, ибо, в частности, особенности ее существования на Востоке страны до последнего времени историками, за редким исключением, не рассматривались41.

В последние годы отмечается усиление интереса исследователей к истории еврейских общин отдельных городов и регионов, появление значительного числа публикацй на эту тему42. К сожалению, далеко не все из них отличает высокий научный уровень, а многие написаны в популярном жанре.

В ряду исследований, посвященных региональным аспектам еврейской истории, в последние годы стали появляться работы, в которых исследуются вопросы деятельности еврейских общин, расположенных за пределами европейской части страны4^.

В 90-е годы центром исследований по истории сибирского еврейства стал Иркутск. В 1992 г. там был издан первый выпуск «Сибирского еврейского сборника». В нем представлены работы историков, философов, демографов, социологов и др. Такая многожанровость сборника, широта тематического спектра являются и достоинством, и недостатком издания. Не все вошедие в него работы равноценны по уровню. Среди исторических исследований следует выделить статьи В.Ю.Рабиновича44 и Б.С.Шостаковича45. Вышедший четыре года спустя второй «Сибирский еврейский сборник» характеризует более высокий уровень публикаций, расширение диапазона исторических исследований. В сбронике представлены, в том числе, статьи, посвященные различным аспектам истории евреев Иркутска и Сибири в целом46. Значительный интерес представляет открывающая сборник статья иркутского профессора В.И.Дятлова «Евреи: диаспора и «торговый народ». В ней содержится новаторский для отечественной историографии подход, заключающийся в характеристике еврейства как модельной, но не единственной диаспоральной группы, выявлении типологических черт, свойственных феномену диаспоры в целом47. К сожалению, «Сибирский еврейский сборник» вопреки первоначальным планам его издателей так и не стал альманахом. Наиболее интересные материалы, опубликованные в двух его выпусках, вошли в книгу «Сибирь. Евреи. Россия», вышедшую в Иркутске в 1998 г.

Своеобразным продолжением разработки темы еврейства как диаспоры можно считать выход в свет в Москве первого номера журнала «Диаспоры» под редакцией В.И.Дятлова. Наряду с философским осмыслением данной проблемы в журнале представлены и исторические публикации, посвященные жизни евреев в Российской империи за пределами «черты оседлости»48.

Таким образом, современная историография проблемы истории евреев Сибири и Дальнего Востока ограничивается, главным образом, научными статьями. Исключение составила монография Л.В.Кальминой и JI.B.Kypaca «Еврейская община в Западном Забайкалье (60-е годы XIX века - февраль 1917 года)», изданная в Улан-Удэ в 1999 г. Несомненным достоинством работы является исследование внутренней жизни еврейской общины. Политике местной администрации в отношении еврейства не уделяется самостоятельного внимания, она рассматривается как исторический фон, что вполне обосновано целями работы. Авторы монографии дали обзор правового положения сибирского еврейства в указанный период, на основе значительного массива архивных данных исследовали пути формирования еврейской общины в Западном Забайкалье, основные направления её хозяйственной деятельности и интеграции в местную экономику, особенности процессов культурной адаптации при сохранении национально-религиозной самоидентификации. Работа является существенным вкладом в исследование истории еврейского населения региона.

Свидетельством роста интереса к данной научной проблеме среди молодого поколения историков является защита двух кандидатских диссертаций сибирскими учеными В.Ю.Рабиновичем и Л.В.Кальминой49. Свои исследования они посвятили истории двух еврейских общин региона - иркутской и западно-забайкальской соответственно, их экономической и социальной характеристике, вопросам культурного развития, взаимоотношения с местным обществом.

Таким образом, можно утверждать, что на сегодняшний день в отечественной историографии российского еврейства сложилась определенная база, являющаяся необходимой предпосылкой для углубления региональных исследований по еврейской истории. Однако до сих пор их территориальные рамки ограничивались почти исключительно Сибирью. Весь комплекс вопросов, связанных с пребыванием евреев на территории собственно Дальнего Востока, еще не стал предметом научного исследования. Пожалуй, единственной работой, в которой затрагивается тема присутствия евреев на восточной окраине до революции, является кандидатская диссертация М.Б.Сердюк «Религиозная жизнь Дальнего Востока (1858 - 1917 гг.)», защищенная во Владивостоке в 1998 г. Евреи, точнее иудеи, рассматриваются в работе лишь как одна из малочисленных конфессиональных групп региона, которым уделено совсем немного внимания. Однако, несмотря на это, автор сделал общий вывод о том, что «религиозная жизнь на Дальнем Востоке во второй половине XIX - начале XX вв. являет собой один из примеров гибкости местной вероисповедальной политики»50. Проведенное исследование позволяет усомниться в универсальности данного тезиса, по крайней мере, в той его части, которая касается отношения местной власти к иудаизму. Основываясь на политике государственного антисемитизма, используя противоречивость законодательства, регламентировавшего религиозную жизнь сибирского еврейства, местная администрация нарушала права евреев на свободное отправление религиозных обрядов, препятствовала деятельности служителей культа. Особенно характерным это явление было для периода деятельности на посту Приамурского генерал-губернатора Н.Л.Гондатти (1911 - 1917 гг.).

Вместе с тем другой вывод автора - об отсутствии межконфессиональных конфликтов и религиозной нетерпимости среди рядовых верующих51 — в целом не вызывает возражений.

Весьма своеобразно «еврейская тема» отразилась в работе хабаровского краеведа Г.Г.Лёвкина «Волочаевка без легенд». В лучших традициях антисемитской литературы автор в специальной главе «Евреи в гражданской войне на Дальнем Востоке» пытается убедить читателя в том, что и революция, и гражданская война на Дальнем Востоке - дело рук евреев52. Этот сюжет, ничего общего не имеющий с научным исследованием, не заслуживал бы упоминания, если бы работа не была издана весьма авторитетным и уважаемым издательством - Приамурским географическим обществом.

Историю государственной политики в отношении евреев российского Дальнего Востока невозможно рассматривать вне связи с общей историей края. Это потребовало изучения автором широкого круга литературы по региональной тематике. Значительный интерес представили работы дореволюционных авторов - журналистов, краеведов, чиновников местной администрации и просто современников описываемых событий В них практически отсутствует какой-либо материал по исследуемой теме, но они позволяют понять атмосферу тех лет, прекрасно воссоздают исторический фон.

Серьезная историографическая база по различным аспектам истории Дальнего Востока создана учеными советского и постсоветского периодов. В их работах нашли отражение как общие вопросы развития региона в рассматриваемый период54, так и отдельные проблемы53. И хотя в них практически не затрагивается исследуемая тема или затрагивается в ином историческом контексте, без опоры на эти публикации невозможно понять специфику политики властных структур в отношении местного еврейского населения.

Отдельную группу составляют исследования по истории Харбина и харбинской эмиграции. В 80 - 90-е гг. возрос интерес отечественных ученых к данной проблеме, открылся доступ к раннее засекреченным архивам. Это обусловило появление значительного числа работ по различным аспектам темы56. В их числе — исследования по вопросам национального и конфессионального состава российского населения Харбина, в которых есть упоминания и о местной еврейской общине, состоявшей, главным образом, из выходцев из России57. Известный российский ученый - китаевед, бывший харбинец Г.В.Мелихов в своих книгах, представляющих своеобразный симбиоз глубокого исторического исследования и мемуарной литературы, уделяет внимание еврейской диаспоре, как одной из составляющих многонациональной российской колонии58. Кроме того, некоторые интересные штрихи к характеристике роли евреев в экономической и культурной жизни города содержатся в его статье, написанной для израильского журнала «Бюллетень Игуд Иоцей Син»59.

Анализ зарубежной литературы показал, что исследуемая проблема не нашла в ней своего отражения. Авторы, анализировавшие в своих работах политику Российского и Советского государства в отношении евреев, особенностям ее осуществления на Дальнем Востоке не уделяли внимания60. В лучшем случае ими рассматривался биробиджанский сюжет61. Те из них, кто посвятил свои исследования различным аспектам истории Дальнего Востока, практически не затрагивали «еврейскую» тему62. Исключение составляет проблема формирования и генезиса харбинской еврейской общины. Она исследуется в ряде работ зарубежных авторов63. Однако характерным для всех них, за исключением американского историка Д.Вульфа, является рассмотрение истории общины вне контекста государственной политики в «еврейском вопросе», а также вне связи с историей дальневосточного еврейства.

Таким образом, анализ литературы показывает, что отечественной историографией накоплен существенный потенциал, позволяющий проводить исследования по проблеме государственной региональной полигики в отношении еврейского населения Дальнего Востока России в обозначенных хронологических рамках. Между тем сама эта проблема еще не являлась предметом самостоятельного научного исследования. И если вопросы взаимоотношений государства и сибирского еврейства попали в поле зрение дореволюционных юристов, историков, публицистов и др. (хотя и не рассматривались в контексте Дальнего Востока), то период революций 1917 г. и гражданской войны на Востоке России является «белым пятном» как в историографии российского еврейства, так и истории региона.

Исходя из вышеизложенного, целью диссертационной работы является анализ политики властных структур различного уровня в отношении евреев российского Дальнего Востока во второй половине XIX - первой четверти XX вв. и ее влияния на особенности экономического, социального и культурно-психологического статуса местного еврейства.

Для её реализации автор ставит следующие исследовательские задачи: - раскрыть пути формирования еврейского населения Сибири, а затем и Дальнего Востока России и эволюцию российского законодательства в отношении сибирского еврейства, его связь с общей политикой в «еврейском вопросе», а также внутриполитическими процессами в российском государстве;

- дать анализ позиции администрации Приамурского генерал-губернаторства в отношении местного еврейского населения;

- раскрыть влияние Февральской и Октябрьской революций 1917 г. на деятельность еврейских общин региона;

- исследовать «еврейскую политику» белых правительств и ДВР в условиях Гражданской войны на Дальнем Востоке;

- проследить процесс возникновения, развития и жизнедеятельности еврейской общины Харбина в условиях своеобразия российской государственной политики в отношении Маньчжурии и последующего превращения города в центр российской эмиграции на Дальнем Востоке;

- показать влияние Советской власти, утвердившейся на Дальнем Востоке в 1922 г., на жизнедеятельность еврейского населения региона;

- проанализировать процесс разработки Советским правительством планов землеустройства евреев и принятия «биробиджанского проекта», а также деятельность местных органов власти по обеспечению условий его реализации.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 60-х гг. XIX по 20-е гт. XX вв. Он характеризуется присоединением к империи в конце 50-х гг. XIX в. Приамурья и Приморья, развитием этих территорий в составе Российского государства, буферной Дальневосточной республики, а затем и Советской России. Это один из наиболее ярких периодов в истории российского Дальнего Востока, когда из малообжитого края он превратился в неотъемлемую часть страны, игравшую заметную роль в геополитике государства. В 60-е гт. XIX в. здесь появляется первое еврейское население, которое явилось объектом специфической полигики власти, как центральной, так и местной. В конце 20-х гг. XX в в связи с утверждением и началом реализации «биробиджанского проекта» открывается новая глава в «еврейской истории» Дальнего Востока, связанная со строительством на его территории национальной автономии. По мнению автора, она не является преемственной по отношению к предшествующему периоду и должна стать предметом самостоятельного исследования.

В истории еврейской общины Харбина середина 20-х гг. XX в. характеризуется изменением ее политического статуса в связи с отменой в 1924 г. полосы отчуждения КВЖД. Харбинская еврейская духовная община, как и все организации, объединявшие бывших российских граждан, за исключением принявших советское гражданство, стала подчиняться китайским властям. Однако на протяжении всех 20-х гг., в период осуществления в Советской России новой экономической политики и разработки планов землеустройства евреев, еще сохранялись отдельные контакты харбинских евреев со своими со своими бывшими соотечественниками.

Территориальные рамки охватывают Дальний Восток России, но в большей степени локализуются на территориях Амурской области, Приморского и Хабаровского краев в их современных границах. Территория Забайкалья вошла в круг исследования в тот период, когда она входила в состав Приамурского генерал-губернаторства (1884 - 1909 гг.), а также Дальневосточной республики (1920 - 1922 гг.), Дальневосточной области (1922 - 1926 гг.) и частично -Дальневосточного края (с 1926 г.). Остальные территории региона рассматриваются в значительно меньшей степени в виду малочисленности там еврейского населения. Своеобразный статус Харбина, не являвшегося российской территорией, но входившего в полосу отчуждения КВЖД, а также превратившегося на время в центр дальневосточной российской эмиграции, обусловили, на взгляд автора, неразрывную генетическую связь его истории в известных временных границах с отечественной историей. В этой связи представляется правомерным в рамках заявленной темы исследование истории еврейской общины Харбина, основанной дальневосточными евреями и состоявшей, главным образом, из выходцев из Российского государства.

Объектом исследования является политика российской власти в отношении еврейского населения Дальнего Востока страны в 60-е гг. XIX - 20-е гг. XX вв.

Предмет исследования - реализация государственной и местной политики в отношении евреев российского Дальнего Востока в обозначенных хронологических рамках.

Методологической основой диссертации являются принципы историзма и научной объективности. Принцип историзма предусматривает исследование причин, факторов формирования и динамики развития тех или иных исторических явлений, их взаимосвязи и взаимодействия с другими историческими явлениями и процессами. Данный принцип позволил рассмотреть политику российского государства и региональной власти в отношении дальневосточных евреев в тесной связи с общероссийскими политическими процессами, со сложившимися во властных структурах страны подходами к решению «еврейского вопроса», а также своеобразием геополитического, социально-экономического и этно-конфессионального статуса восточной окраины. Следуя принципу историзма, автор исходил из посылки, что история российского еврейства во всех ее аспектах - это неотьемлимая часть истории Отечества, а, следовательно, и истории Дальнего Востока России.

Принцип объективности требует всестороннего анализа всей совокупности фактов и выявления ведущей тенденции исторического процесса в данных хронологических рамках. Именно этот принцип позволяет выявить корни и причины антисемитской государственной политики царизма, особенности её реализации в регионе, а также существо позиций руководства ДВР, лидеров Белого движения и Советской власти на российском Дальнем Востоке в контексте исследуемой проблемы.

В работе использованы и специальные методы, характерные для исторического исследования: ретроспективный, заключающийся в движении мысли исследователя к прошлому, метод сравнительно-исторического анализа, дающий возможность изучать и сравнивать процессы, одновременно идущие в данный период в разных регионах; а также проблемно-хронологический и статистический методы.

Источниковая база диссертационного исследования определена его целями и задачами и включает несколько групп документов. Автором условно выделены 4 группы источников: опубликованные официально-документальные материалы, неопубликованные архивные документы, пресса (региональные и общероссийские газеты и журналы), мемуарная литература.

В официально-документальные источники входят, в первую очередь, Полное собрание законов Российской империи в части, касающейся правового статуса сибирского еврейства, Конституция и законы РСФСР, ДВР и СССР, постановления Дальревкома и Дальсовнаркома, выступления государственных деятелей, а также материалы переписей населения 1897 и 1926 гг. В эту группу также входят опубликованные сборники документов, в которых собраны нормативные акты, регулировавшие правовой статус как российского еврейства в целом, так и проживавшего на территории Сибири64. Эти сборники носили нередко неофициальный характер и издавались с целью оказать помощь заинтересованным лицам в понимании сложного и запутанного российского законодательства о евреях.

К этой же группе следует причислить документы, непосредственно не относящиеся к исследуемой проблеме, но дающие общие представление о ее историческом контексте65.,В целом же число источников, условно выделенных в первую группу, сравнительно невелико.

Главную источниковую базу исследования составили неопубликованные архивные материалы, условно выделенные во вторую группу источников. Значительный интерес для понимания процесса формирования политики царизма в «еврейском вопросе», в том числе ее регионального, сибирского аспекта, представляют два фонда Российского Государственного исторического архива (РГИА, Санкт-Петербург) - Департамента духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел (ф.821) и Еврейского комитета, действовавшего в Петербурге в 1835 - 1865 гг. (ф.1269).

Большой массив документов, представляющих интерес для исследования обозначенной проблемы, сосредоточен в Государственном архиве Российской федерации (ГАРФ, Москва). Это материалы: ф. Р-9528 (Всероссийский еврейский съезд. 1918 г.), ф. 9531 (Центральное управление еврейскими общинами России. 1898 - 1920 гг.), ф. Р-8373 (Центральный Комитет Поалей-Цион. 1919 - 1923 гг.), ф. Р-1318 (Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР. 1917 - 1924 гг.), ф. Р-1339 (Еврейский общественный комитет по оказанию помощи от погромов и стихийных бедствий. 1920 - 1924 гг.), ф. Р-5194 (Приамурский Земской собор, Владивосток, 1922 г.), ф. Р-7541 (Комзет), ф. Р-9498 (Озет) и др.

Ценные документы, относящиеся к послереволюционному периоду исследуемой темы, обнаружены автором в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ, Москва). Они находятся, главным образом, в ф.372 (Дальневосточное бюро ЦК РКП (б)), ф. 445 (Центральное бюро еврейских коммунистических секций при ЦК ВКП (б). 1918 - 1930 гг.), ф. 272 (Организация Поалей-Цион в СССР. 1917 - 1928 гг.) и др. Значительный интерес представили также материалы личных фондов М.И.Калинина (ф.78), В.М.Молотова (ф.82), П.Г.Смидовича (ф.151), П.М.Никтфорова (ф.144) и др.

Эти материалы позволили исследовать «еврейскую» политику царизма, Белых режимов, большевистских органов власти и особенности ее реализации в условиях Дальнего Востока, изучить деятельность общероссийских еврейских общественных и политических организаций и степень их влияния на жизнь еврейских общин региона.

Важнейшие документы по исследуемой проблеме сосредоточены в фондах Российского Государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ, Владивосток). Наибольшую ценность в процессе работы представили материалы ф.702 (Канцелярия Приамурского генерал-губернатора), ф.704

Канцелярия военного губернатора Амурской области), ф. 1 (Приморское областное управление). Архивные документы этих фондов позволяют составить достаточно полное представление о местной «еврейской» политике, о личных воззрениях отдельных администраторов на «еврейский вопрос» и перспективы его разрешения, о численности и социальной структуре еврейского населения региона, о его религиозной жизни до февраля 1917 г. Они также содержат переписку с центральными органами власти, копии министерских циркуляров и предписаний, что позволяет проанализировать процесс формирования общегосударственной политики в отношении евреев Дальнего Востока. Большинство архивных источников данной группы впервые введено в научный оборот.

К сожалению, в архивах практически не удалось обнаружить документов, относящихся к «внутренней» еврейской истории. За редким исключением не сохранились протоколы общих собраний и правлений общин, их метрические книги, позволяющие составить более полное представление о различных сторонах местной еврейской жизни. Не исключено, что в условиях политической нестабильности, затянувшегося периода господства на Дальнем Востоке атаманов и белых генералов, не отличавшихся юдофильством, архивы общин могли быть уничтожены их руководством во избежание антисемитских эксцессов. Также вполне вероятно, что «еврейские архивы» могли попасть в ту часть дальневосточного архивного фонда, которая погибла в 20-е годы. По мнению исследователей, она составляет не менее 50%66.

Значительно скромнее, нежели дореволюционные, представлены в исследовании архивы периода революций и гражданской войны на Дальнем Востоке. Кроме вышеуказанных причин объясняется это и тем, что значительная часть фондов РГИА ДВ до сих пор недоступна для исследователей. Отчасти этот пробел восполняют документальные материалы, хранящиеся в соответствующих фондах упомянутых выше исторических архивов Москвы, Государственного архива Иркутской области (ГАИО). Отдельные, фрагментарные сведения по исследуемой проблеме содержатся в фондах Государственного архива

Хабаровского края (ГАХК). Это, в частности, ф.959 (Главком атаман Семенов), ф. 1181 (Министерство иностранных дел ДВР), ф.488 (Штаб Красной Армии Николаевского округа), фЛ057 (Приамурский Земской собор), ф.830 (Главное управление по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи), ф. Р-1179 (Коллекция материалов о деятельности религиозных организаций. 1903 -1908; 1933 гг.), ф. П - 44 (Дальистпарт), ф. П-2 (Далькрайком ВКП (б)) и др. Деятельность созданного в Биробиджане представительства Озета отражают материалы ф.З Государственного архива Еврейской автономной области.

Глава диссертации, посвященная истории образования и деятельности еврейской общины Харбина, написана, главным образом, на основе документов и материалов архива Ассоциации выходцев из Китая в Израиле (Игуд Иоцей Син), находящегося в Тель-Авиве, недоступного прежде российским исследователям. Он являет собой часть архива Харбинской еврейской духовной общины (ХЕДО), которая была вывезена при репатриации в Израиль Т.А.Кауфманом, сыном А.И.Кауфмана, лидера ХЕДО. Значительная часть архива общины до сих пор находится в Харбине и не открыта китайскими властями для исследователей. Часть документов была уничтожена членами правления ХЕДО после прихода в Маньчжурию Советской Армии в условиях начавшихся репрессий против российских эмигрантских организаций.

Большую ценность для исследования не только истории ХЕДО, но и в целом еврейской жизни на Дальнем Востоке в 10-20-е гг. XX в. представляют материалы личного архива А.И.Кауфмана, любезно предоставленные автору Т.А.Кауфманом.

При работе над рассматриваемой в диссертации проблемой разработки "биробиджанского проекта" автором также были использованы документы двух американских аврхивов - архива YIVO в Нью-Йорке и Averican Jewish Arcives в Цинциннати.

Значительную роль в исследовании сыграли материалы периодической печати, как местной, так и центральной, что составило третью группу источников. Интересные, хотя и немногочисленные сведения, касающиеся положения сибирского еврейства в дореволюционный период, почерпнуты автором из издававшихся в столице в конце XIX - начале XX вв. еврейских журналов "Еврейская старина", "Восход" "Книжки "Восхода", "Еврейская неделя". Для понимания процессов, происходивших в жизни всего российского еврейства, несомненное значение имели также материалы других еврейских изданий - "Рассвет" (1879 - 1884; 1917 - 1918 гг.) - и "Еврейская жизнь"(1915 -1917 гг.). Проблеме произвола местной власти в отношении евреев Сибири, защите их прав периодически уделял внимание в начале XX в. журнал "Сибирские вопросы". На его страницах помещались популярные статьи, рассказывавшие о сибирских евреях, их социальном и экономическом положении, культурно-психологических особенностях и т.д.

Уникальным источником непосредственно по истории дальневосточного еврейства является журнал "Сибирь - Палестина", издававшийся в Харбине Палестинским Информационным бюро для Сибири и Дальнего Востока с 1920 по 1924 гг. (С 1925 по 1940 гг. он выходил под названием "Еврейская жизнь")67. Журнал являлся единственным регулярным еврейским периодическим изданием на Дальнем Востоке в указанные годы. На его страницах отражалась, главным образом, сионистская жизнь Харбина и других дальневосточных городов - Благовещенска, Владивостока, Хабаровска, Никольск-Уссурийска, но есть масса ценной для историка информации о еврейской жизни региона в целом.

Большое значение для понимания характера местной политики в отношении евреев имел анализ материалов дальневосточной прессы. Особенно это относится к периоду революции и гражданской войны на Дальнем Востоке. В издававшихся газетах тех лет публиковались законы, постановления, указы сменявших друг друга белых правительств и режимов. И хотя "еврейская тема" в них представлена слабо, тем не менее эти материалы являются важным источником для исследования обозначенной проблемы. Кроме того в газетах либеральной направленности печатались объявления местных еврейских общин, информация о их деятельности, что представляет несомненную научную ценность, особенно при недостаточности архивной базы. Значительно скромнее в регионе была представлена черносотенная пресса, но тем не менее антисемитские пассажи, помещавшиеся в газетах "Слово" и "Блоха", добавляют определенные штрихи к общей исторической картине.

Четвертую, весьма немногочисленную группу источников составляет мемуарная литература. Воспоминания С.Ю.Витте68, А.Симановича69, В.Е.Флу

70 71 га , К.Я.Лукса позволяют составить более полное представление о позиции как центральной, так и местной власти различного уровня в "еврейском вопросе". Некоторые сведения по исследуемой проблеме содержат воспоминания о годах гражданской войны на Дальнем Востоке генерала К.В.Сахарова72, атамана Г.М. Семенова73, писателя Вс.Иванова74. Большой интерес представляют рукописи воспоминаний еврейских общественных деятелей, эмигрировавших в Харбин, хранящиеся в архиве Ассоциации Игуд Иоцей Син в Тель-Авиве. В их числе мемуары одного го лидеров сионизма на Дальнем Востоке, представителя известной в Забайкалье семьи промышленников М.А.Новомейского7:>, председателя Дальневосточного сионистского бюро, лидера еврейской общины Харбина А.И.Кауфмана76, видного еврейского общественного деятеля Харбина, начавшего свою политическую деятельность в 1917 г. в Никольск

77

Уссурийске Я.В.Зискинда . Они являются весьма малочисленными, а потому особенно ценными свидетельствами непосредственных участников еврейской жизни региона в дореволюционный период и годы Гражданской войны.

Значительный массив вторичных источников, главным образом, по истории российского еврейства, а также по отдельным периодам истории Дальнего Востока составили монографии и статьи отечественных авторов.

В целом комплекс исследованных источников, как опубликованных, так и архивных, дает возможность решить поставленные в диссертации задачи освещения политики властных структур различного уровня в отношении евреев восточной окраины России и ее влияния на еврейскую жизнь региона в указанных хронологических рамках.

Научная новизна диссертации заключается, прежде всего, в самой постановке проблемы и обусловливается целью и задачами работы. Впервые в отечественной историографии исследуется процесс возникновения еврейских общин на российском Дальнем Востоке, рассматривается правовое положение евреев региона в дореволюционный период. На основе впервые вводимых в научный оборот документов анализируется политика местных властных структур в отношении дальневосточного еврейства, выявляются особенности его социального, экономического и культурно-психологического статуса, взаимоотношений с русским населением; сделан вывод о негативных последствиях политики государственного антисемитизма для социально-экономического развития молодого края. Новыми в диссертационной работе являются сюжеты о влиянии Февральской революции на жизнь еврейских общин региона, о «еврейской» полигике лидеров Белого движения, действовавших на Дальнем Востоке, о месте и роли «еврейского вопроса» в национальной политике Дальневосточной республики, о деятельности на ее территории еврейских политических организаций.

На основе, главным образом, зарубежных источников впервые исследуется история возникновения и жизнедеятельности еврейской общины Харбина, рассматриваемая в неразрывной связи с историей евреев Дальнего Востока России в известных временных рамках, отмечается конструктивный вклад еврейской колонии социально-экономическую и культурную жизнь города в условиях отсутствия дискриминации по национальному и вероисповедальному признакам.

Научно-практическое значение диссертационного исследования заключается в том, что оно позволяет заполнить имеющийся определенный пробел как в историографии российского еврейства, так и в истории Дальнего Востока в рассматриваемй период. Его материалы могут быть использованы при подготовки комплексного исследования по истории евреев России, а также по истории государственной национальной политики на Дальнем Востоке, в которых имеется очевидная необходимость. Отдельные сюжеты диссертации могут быть использованы в учебном процессе для подготовки специалистов по отечественной истории, при чтении курсов в рамках регионального компонента. В условиях возрождения интереса российских евреев к своему прошлому, восстановления национальных культурных и учебных центров, в том числе на Дальнем Востоке, ее материалы могут использованы в образовательных целях.

Выполненная диссертация может послужить основой для дальнейших исследований по истории еврейского населения региона в расширенных хронологических, территориальных и тематических рамках. В пределах заявленной темы требуют дальнейшего научного анализа вопросы социальной структуры еврейского населения региона, его экономического положения, особенности ментальности, вклада в развитие культуры края. Необходим дальнейший архивный поиск документов, отражающих "внутреннюю" историю различных еврейских общин Дальнего Востока, что, несомненно, обогатит общую картину региональных исследований.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в монографии "Евреи на Дальнем Востоке России (II пол. XIX -1 четв. XX вв.)", брошюре "Евреям приезд и водворение в Сибири строжайше воспрещены.", материалах "круглого стола" на тему «Из истории и мифологии революции. Почему евреи?», организованного журналом «Отечественная история», научных статьях, докладах и сообщениях на различных научных международных и региональных конференциях, проведенных в Хабаровске, Биробиджане, Владивостоке, Иркутске, Кемерове, Томске, Суздале, Москве и Санкт-Петербурге. Ряд материалов и статей был перепечатан в Израиле. По теме исследования были сделаны доклады перед слушателями международного Летнего университета по еврейской истории, организованного Центрально-Европейским университетом в Будапеште в 1997 г., а также перед Ученым советом Американского еврейского архива в Цинциннати, где осуществлялось исследование по гранту в 1995 г.

Структурно диссертация состоит из введения,четырёх глав, заключения, списка источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Романова, Виктория Валентиновна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование государственной политики в отношении еврейского населения Дальнего Востока России в 60-е гг. XIX - 20-е гг. XX вв. позволило автору сделать вывод о том, что она определялась общими подходами власти к «еврейскому вопросу» в тот или иной исторический период. Вместе с тем ее характеризует определенное своеобразие, обусловленное воздействием целого комплекса факторов регионального характера, что подтверждается изучением широкого круга источников, характеризующих деятельность властных структур различного уровня в указанном временном диапазоне.

Определяя существо политики царизма в данном направлении, следует отметить, что она базировалась на двух важнейших составляющих. Во-первых, это государственный антисемитизм, существенно ограничивавший права евреев, в том числе право на передвижение. Он определялся целым комплексом причин религиозного, экономического и политического характера. В силу действия дискриминационных законов в отношении евреев их проживание за пределами специально созданной в европейской части страны черты оседлости разрешалось лишь в виде исключения. Во-вторых, это общие подходы к проблеме колонизации Сибири, характеризовавшиеся отсутствием в течение длительного времени у правительства стройной концепции хозяйственного освоения этого огромного региона и использованием его, главным образом, в качестве места ссылки. Исходя из этого, общее направление политики самодержавия в отношении пребывания здесь евреев сводилось к их недопущению на его территорию, но запрет не распространялся на евреев -преступников, отбывавших там наказание и оставленных на поселение. Таким образом, основной костяк формировавшегося еврейского населения региона наряду с военнослужащими составили отбывшие наказание лица. Такова была общая тенденция, но в ее рамках существовали различные варианты, обусловленные конкретным политическим курсом, в том числе в «еврейском вопросе», того или иного монарха в конкретный исторический период. Сама эта вариативность подчинялась известному «закону маятника», характерному, по мнению многих ученых, для исторического развития России в целом: либеральные политические тенденции неизбежно сменялись консервативными и наоборот.

Анализ источников формирования еврейского населения региона показывает, что, несмотря на запретительную в целом политику, оно увеличивалось, как за счет временного расширения круга лиц (главным образом, дефицитных специальностей), пользовавшегося правом повсеместного жительства, так и за счет незаконного переезда евреев на Восток страны. Со временем сложилась правовая база, регламентировавшая их проживание на данной территории, - т.н. «сибирское законодательство о евреях», отличавшееся запутанностью и противоречивостью. В целом оно крайне ограничивало въезд евреев в Сибирь и одновременно предоставляло тем из них, кто проживал здесь на законных основаниях, определенные экономические возможности, значительно более широкие, чем в черте оседлости.

К моменту присоединения к России Приморья и Приамурья (60-е гг. XIX в.) сложились общие контуры государственной политики в отношении еврейского населения восточной части страны. Именно этим определялась позиция местной власти в данном вопросе. Вместе с тем существенным ограничителем ареала проживания евреев на территории Дальнего Востока стал закон о 100-верстной пограничной полосе от границы с Китаем, где им селиться запрещалось. Принятый в 1860 г., он сохранялся до Февральской революции 1917 г.

Как показало исследование, в первые десятилетия освоения нового края его еврейское население было крайне малочисленно. Оно состояло, в первую очередь, из военнослужащих, а также лиц, чье пребывание на всей территории

Сибири (а, следовательно, включая и Дальний Восток) считалось законным. Это - т.н. «николаевские солдаты» и члены их семей, бывшие ссыльнопоселенцы и их потомки, а также все, кто поселился к востоку от Урала до 15 мая 1837 г. Зафиксированные архивными документами данные о частых выселениях незаконно въехавших в край евреев позволяют сделать вывод о том, что регион был для них притягателен. Это обусловливалось его экономическими возможностями, а также отсутствием бытового антисемитизма.

Проведенное исследование подтвердило вывод предшественников о том, что местному населению в целом была присуща национальная и религиозная терпимость. Объяснялось это особенностями политической, экономической, социальной и демографической ситуации в регионе, формировавшими у дальневосточников иные психологические установки и поведенческие стереотипы по сравнению с жителями Европейской России.

По мнению автора, отсутствие антисемитизма на уровне массового обыденного сознания объяснялось, также социальным и культурно-психологическим статусом местного еврейства. Оно, как правило, не имело в глазах земляков образа «чужака», (нередко порождающего враждебность на уровне подсознания), как это было на Юге и Юго-Западе России, где евреи традиционно и достаточно обособленно проживали. По внешнему виду, образу жизни, социальному составу и положению евреи, проживавшие на Дальнем Востоке, в массе своей мало отличались от земляков. Современники отмечали, что сибирские евреи в целом не были столь набожны и не жили так замкнуто, как их соплеменники в европейской части страны. Многие из них были потомками каторжан, либо рекрутов, как и намалая часть сибиряков, что также стирало в еврее образ «чужака» в восприятии соседей.

Анализ социальной структуры еврейского населения Дальнего Востока показал, что вплоть до начала XX в. она существенно отличалась от показателей, свойственных европейской части страны: в ней преобладали нижние армейские чины, мелкие и средние торговцы, ремесленники, приказчики и др.

В то время, как отношение местного населения характеризовалось национальной и религиозной терпимостью, представителей властных структур всех уровней отличала, как правило, достаточно жесткая антиеврейская позиция. В значительной степени она обусловливалась должностными обязанностями государственных служащих в той конкретно-исторической ситуации. Однако, на взгляд автора, антисемитизм чиновничества объяснялся и тем обстоятельством, что оно в массе своей прибывало в край из европейской части страны и, следовательно, имело во многом отличные от дальневосточников черты менгальности, что также налагало отпечаток на его взгляды на «еврейский вопрос».

Политика администрации Приамурского генерал-губернаторства в отношении еврейского населения края определялась общим характером государственной политики в конкретный период, особенностями ее «еврейского» направления в общероссийском масштабе, а также состоянием «сибирского» законодательства о евреях. Наряду с этим она исходила из того понимания интересов края, которое было присуще конкретному генерал-губернатору, а также администраторам рангом пониже. Несовершенство законодательства позволяло интерпретировать его конкретные положния по усмотрению чиновников. Наряду с общегосударственными антисемитскими установками, личными взглядами и убеждениями значительное воздействие на их позицию оказывали местные, региональные факторы. Главным из них были приграничный статус подведомственной территории и сложность общей геополитической ситуации в регионе в конце XIX - начале XX вв. Это, по мнению автора, обусловливало более жесткую политику местной администрации в «еврейском вопросе», чем это имело место в других регионах

Востока страны.

Евреи, традиционно имевшие в глазах российских властей репутацию контрабандистов и «врагов Отечества», рассматривались местной администрацией как неблагонадежная в своей массе, а потому нежелательная для края категория населения. Кроме того, следует иметь в виду актуальность стоявшей перед властными структурами задачи утверждения на российском Дальнем Востоке «русского труда» в условиях экспансии «желтого труда». В борьбе за ее решение чиновничество, проявляя усердие, нередко выходило за рамки официальных установок, определявших «русский труд» как труд российских подданных, а не только этнических русских. Подозрительность российской власти в отношении еврейства Дальнего Востока усиливали и постоянные попытки ведущих западных держав в конце ХГХ - начале XX вв. утвердить свое экономическое и политическое влияние в регионе. Вынужденная прибегать к привлечению в край иностранного капитала власть постоянно опасалась усиления экономической экспансии со стороны западных государств. Имея в виду, а чаще преувеличивая, присущую евреям корпоративность, общинность, она видела в них потенциальных «агентов влияния» этих стран.

В наиболее концентрированном виде такой подход местной власти к «еврейскому вопросу» на Дальнем Востоке существовал при Приамурском генерал-губернаторе Н.Л.Гондатти, создавшем для еврейского населения самые жесткие условия жизни за всю историю края.

Однако проведенное автором исследование подтверждает утвердившийся в исторической литературе вывод о том, что на практике для евреев существовали более широкие возможности, нежели позволяли официальные установления. По меткому замечанию Ю Гессена, закон боролся с жизнью, а жизнь боролась с законом. Это целиком относится и к их проживанию на территории Приамурского генерал-губернаторства. Во-первых, местной администрации нередко приходилось считаться с конкретными ситуациями и делать из общих правил исключения, исходя из экономических интересов края. Во-вторых, зачастую она была объективно не в состоянии обеспечить абсолютного соблюдения весьма запутанного российского законодательства и собственных постановлений о евреях в условиях слабой заселенности региона и недостатка кадров в полицейском ведомстве. В-третьих, на огромной территории Сибири сложилась, по свидетельствам современников, целая система чиновничьих поборов с еврейского населения. При помощи взятки для многих евреев существовала реальная возможность узаконить свое пребывание на данной территории, чем они, несомненно, пользовались.

Как подтверждается материалами исследований предшественников, занимавшихся проблемой экономического развития региона, в начале XX в. евреи, при всей их немногочисленности, стали играть заметную роль в жизни края, прочно занимая определенные экономические ниши. Начав с традиционных для всех «торговых меньшинств» видов деятельности, со временем наиболее удачливые из них стали успешно заниматься лесной и деревообрабатывающей промышленностью, золотодобычей, рыбным промыслом. Однако их успешное предпринимательство осуществлялось, как правило, не благодаря политике местной власти, а в известной степени вопреки ей.

По мнению автора, политика ограничения еврейского присутствия в крае в дореволюционный период в известной степени тормозила его экономическое развитие. В условиях постоянной нехватки финансовых и людских ресурсов привлечение евреев, использование их предприимчивочти и адаптивности в различных экономических и культурно-бытовых средах пошло бы ему только на пользу. Россиийские евреи реально могли внести более весомый вклад в хозяйственное освоение Дальнего Востока. Задавленные жесточайшей конкуренцией в перенаселенных местечках черты оседлости, страдая от бесправия и антисемитизма, они готовы были терпеть лишения и трудности, связанные с освоением новых территорий и жизнью в непривычно суровых климатических условиях. Значительные экономические возможности региона, слабая хозяйственная конкуренция, а также отсутствие бытового антисемитизма - все это привлекало наиболее предприимчивую и мобильную часть еврейства, готовую к экономическому риску и способную к сравнительно быстрой социальной адаптации. Дискриминационная политика властных структур как государственного, так и местного уровней в отношении евреев определенно снижала потенциал края. На взгляд автора, она не отвечала как внешне -, так и внутриполитическим интересам России в целом. Во-первых, потому, что слабое хозяйственное освоение дальневосточной окраины, в конечном счете, негативно отражалось на позициях государства в регионе. А во-вторых, свободная миграция еврейского населения на Восток страны помогла бы в известной степени снять остроту ситуации в черте оседлости, что в немалой степени обусловливало революционаризм еврейской молодежи.

Таким образом, не касаясь нравственых аспектов политики государственного антисемитизма царской России, автор пришел к выводу о ее нецелесообразности с точки зрения, как интересов края, так и страны в целом.

Произошедшая Февральская революция, отменившая все национальные и вероисповедальные ограничения, внесла радикальные изменения в жизнь российского, в том числе дальневосточного еврейства, создала условия для его активной всесторонней деятельности. Проведенное исследование показало, что общественно-политическая активность местного еврейского населения была несравнимо ниже, чем в европейской части страны, а также ряде областей Сибири. Особенности юридического и социального статуса, экономического положения и менталитета еврейства Дальнего Востока, обусловили, по мнению автора, низкую степень его политизации, а тем более радикализации. Этим объясняется их слабое участие в деятельности партий, что не относится к евреям, прибывшим в край из эмиграции либо из европейской России и игравшим заметную роль среди местных большевиков, эсеров и др. Но это были люди с утраченной национальной самоидентификацией, в иерархии ценностей которых приоритетными были исключительно классовые.

Вместе с тем революционные изменения достаточно ярко, на взгляд автора, показали, что, несмотря на процессы ассимиляции и аккультурации, национальное самосознание дальневосточного еврейства не было утрачено. Об этом свидетельствовала сравнительно динамичная активизация его общественно-культурной жизни.

Свершившаяся в октябре 1917 г. социалистическая революция первоначально, как показало исследование, не отразилась на еврейской жизни восточной окраины. Новая власть, вскоре свергнутая Гражданской войной и интервенцией, не успела в полной мере создать и укрепить здесь свои институты. Вот почему проводившаяся в первые послереволюционные годы в Советской России политика большевиков в отношении евреев практически никак не затронула Дальний Восток.

Анализ политики Белых режимов в отношении еврейского населения региона позволил сделать вывод, что она, как правило, не носила выраженного антиеврейского характера. Исключение составила деятельность барона Унгерна. Отступавшие с Запада страны войска несли с собой усиление настроений антисемитизма, но они не получили массового распространения среди местного казачества и гражданского населения. Произвол и террор^ чинимые многочисленными атаманами, приносили мирному населению, в том числе евреям, страдания и беды, однако они не имел национальной окраски.

На всей территории региона в годы Гражданской войны продолжали функционировать еврейские общины, беспрепятственно осуществлялась религиозная деятельность, существовали культурные и просветительские организации, а в ряде случаев и еврейские политические партии. Условия для их деятельности определялись позицией конкретного правителя, финансовыми возможностями общины, наличием авторитетного лидера.

Анализ «еврейской» жизни региона в этот период показал, что наиболее активно проявила себя в годы Гражданской войны еврейская община Владивостока. Ее успешной деятельности в известной степени благоприятствовало также выгодное географическое положение города, облегчавшее контакты с представителями сложившихся центров российского еврейства, а также военное и дипломатическое присутствие западных держав, являвшееся определенным гарантом безопасности для местного еврейского населения.

Весьма своеобразной была «еврейская» политика, проводимая Дальневосточной республикой (1920-1922 гг.). Для евреев, как и для всех национальных меньшинств, было провозглашено право на культурную автономию, создание собственных национальных институтов. Однако его реализация затруднялась ограниченными финансовыми ресурсами, сложным военно-политическим положением и очевидным временным характером этого государственного образования. Тем не менее, в структуре Министерства по национальным делам ДВР существовал еврейский отдел. Его создание, как представляется, объяснялось не актуальностью «еврейского вопроса» в регионе, а скорее копированием опыта национальной политики в Советской России, где в эти годы ему уделялось некое особое внимание.

То обстоятельство, что значительная роль в правительстве ДВР принадлежала большевикам, накладывало определенный отпечаток на характер проводимой этим ведомством работы, внося в нее дух классового подхода и межпартийной конфронтации. Вместе с тем существование в республике демократических институтов и несоветской формы правления, закрепленных Конституцией, гарантировали возможность функционирования всех национальных, в том числе еврейских, общественных и политических структур.

На территории ДВР действовали, насколько позволяла обстановка, религиозные общины, культурно-просветительские и благотворительные организации, еврейские политические партии. Последние были представлены сионистами, пользовавшимися наибольшим влиянием в регионе, Бундом и «Поалей-Цион». Они вели между собой острую борьбу, выступая косолидированно лишь в случае необходимости противодействия антисемитизму, а также в организации кампаний помощи пострадавшим от Гражданской войны и от разразившегося в Центральной России голода евреям.

В годы Гражданской войны существенно снизилась численность еврейского населения региона. В условиях политической нестабильности, экономической разрухи и хаоса наиболее состоятельные евреи (и не только евреи) покинули край, перебравшись в более благополучный Харбин. Туда переехала также наиболее активная часть дальневосточного еврейства -немногочисленная интеллигенция, служители культа, деятели политических партий. Город привлекал их и тем, что здесь сложилась многочисленная и авторитетная община.

История еврейской общины Харбина неразрывно связана с историей российского Дальнего Востока и, по мнению автора, может рассматриваться как преемственная по отношению к истории дореволюционного российского еврейства. Основанная в начале XX в. дальневосточными евреями, она на многие годы стала прибежищем для евреев разных губерний Российской империи. Город притягивал их хорошими экономическими возможностями, знакомой культурной средой, отсутствием антисемитизма. В значительной степени это обусловливалость подходом российской власти к «еврейскому вопросу» на территории полосы отчуждения КВЖД. Он характеризовался известным прагматизмом, продиктованным стремлением освоить данную территорию в максимально сжатые сроки в условиях сложности геополитической ситуации в регионе. Это требовало создания в районе колонизации атмосферы высокой деловой активности, не стесненной сословными, национальными, религиозными и иными рамками.

Благоприятные экономические и социальные возможности обусловили формирование в Харбине довольно многочисленной и хорошо структурированной еврейской колонии. Она стала одной из многих национальных общин россиян, каждая из которых вносила свой вклад в хозяйственное освоение Маньчжурии, в создание ни с чем не сравнимой атмосферы города.

Проведенное исследование государственной и местной политики в отношении евреев, проживавших в Харбине, их экономической роли в жизни города позволило автору сделать вывод о том, что при условии отказа российской власти от антисемитских политических стереотипов вклад еврейского начселения в освоение восточной окраины России мог быть значительно более весомым.

Победившая в результате Гражданской войны Советская власть на Дальнем Востоке положила конец деятельности всех национальных демократических институтов, в том числе еврейских. Являясь гарантом недопущения еврейских погромов, злостной антисемитской пропаганды, она вместе с тем постепенно развернула наступление на религию, традиции и культуру еврейского народа. Исследование показало, что в 20-е гг. в крае, как и повсюду в стране, упразднялись национальные общины, закрывались еврейские школы, запрещались политические партии. Этот процесс не имел этнической «окраски», он происходил в рамках осуществлявшегося в стране советского строительства.

При этом следует отметить, что никакой специфической конструктивной программы в отношении еврейского населения региона до конца 20-х гг. у местной власти не было. По существу имел место процесс разрушения традиционных еврейских институтов. Евреи, как и многие другие национальные меньшинства края за исключением «туземцев и восточных рабочих», не являлись объектом самостоятельной национальной политики. В структуре органов власти различных уровней отсутствовали органы, которые могли учитывать и выражать их этно-культурные интересы.

Ситуация несколько изменилась с принятием в 1928 г. руководством СССР решения о выделения Биробиджанского района для еврейской колонизации. Оно, как представляется, было призвано решить три важнейшие общегосударственные задачи. Во-первых, улучшить демографическую ситуацию на малонаселенном Дальнем Востоке в условиях слабой укрепленное™ границ и стихийной миграции из соседнего Китая. Во-вторых, силами еврейских переселенцев при финансовой поддержке зарубежной диаспоры интенсифицировать хозяйственное освоение пограничного края в условиях сложной геополитической ситуации в регионе. В-третьих, ослабить остроту проблемы бедственного экономического положения основной массы еврейского населения бывшей черты оседлости.

Принятое в Москве решение, как показало исследование, было недостаточно проработанным, и к его реализации местные органы оказались слабо подготовлены. Кроме того, в рассматриваемый период оно еще практически не отражалась на существе проводимой в крае национальной политики.

Таким образом, можно утверждать, что в течение первого десятилетия после восстановления Советской власти на Дальнем Востоке в 1922 г., специфической политики в отношении местного еврейского населения не осуществлялось.

332

Новый, советский этап местной «еврейской» истории начинается в 30-е гг., что связано с конкретизацией планов создания национально-государственной автономии в регионе и кампанией массового переселения евреев на Дальний Восток. Но это уже другая, совершенно самостоятельная история.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Романова, Виктория Валентиновна, 2001 год

1.0фшшально-документальные материалы.

2. Борьба за власть Советов в Приморье (1917-1922 гг.). Сб. док. Владивосток Приморское кн. изд-во, 1955. — 831 с.

3. Борьба за идиш на Дальнем Востоке. Издание Харбинской Лиги еврейской культуры "Цукунфт". Харбин, 1921. 37 с.

4. Вместе со всей Россией: По воспоминаниям и документам. Хабаровск: Кн. изд-во, 1988.-316 с.

5. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генереал-лейтенанта Духовского. 1893, 1894 и 1895 годы. СПб., 1895. 172 с.

6. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Том VII. ДВК. Якутская ССР. М.: Изд-во ЦСУ Союза ССР, 1928. 200 с.

7. Дальревком. Сборник материалов. Хабаровск: Дальневосточное государственное издательство, 1949. 148 с.

8. Дальсовнарком. 1917 1918 гг. Сб. док. и материалов. Хабаровск: Кн. изд-во, 1969 - 375 с. ^

9. Дело о погроме в г.Томске в 1905 г. (Отчет о судебном заседании Томского окружного суда). Томск: Типолигогр. Сиб. товарищества печ. дела, 1909. -101 с.

10. Еврейская коммунистическая партия. Резолюции и постановления, принятые второй всепартийной конференцией, состоявшейся в гор. Харькове 16-23 июня 1920 г. Б.м. Б.и. 24 с.

11. Еврейское население России по данным переписи 1897 г. и по новейшим источникам. Пг.: Тип. АО "Кадима", 1917. 76 с.

12. Еврейское население СССР (Движение за время с 1897 по 1923 гг. и распределение по республикам и поселениям). М.: ЦК ОРТ, 1927. -43,6 с.

13. Колчак и интервенция на Дальнем Востоке. Док. и материалы. Владивосток: ИИАЭН ДВО РАН, 1995. 215 с.

14. Конституции и конституционные акты СССР (1922 1936). Сборник документов под ред. акад. И.П.Трайнина. М.: Изд-во "Ведомости Верховного Совета РСФСР", 1940 - 206 с.

15. Концепция государственной национальной политики Российской Федерации. Постановление Правительства Российской Федерации. Собрание законодательства Российской Федерации, 1996. №19. Ст. 2312.

16. Леванда В. Полный хронологический сборник законов и положений, касающихся евреев, от Уложения Алексея Михайловича до настоящего времени, 1649 -1873. СПб., 1873. 1153 с.

17. Левин Э.Б. Сборник ограничительных законов и постановлений о евреях на 1 июня 1902 г. СПб., 1902.-511 с.

18. Ленин В.И. К вопросу о рабочих депутатах в Думе и их декларации // Ленин В.И. Полн. собр. соч. М.: Госполитиздат, 1961. Т. 22. С. 202-206.

19. Ленин В.И. Национальное равноправие // Ленин В.И. Полн. собр. соч. М.: Госполитиздат, 1961. Т. 25. С. 85 86.

20. Нам И.В. Культурно-национальная автономия в истории России. Документальная антология. Том 2. Дальний Восток. 1921 1922 / Под ред. Э.И.Черняка. Томск: Изд-во Том.ун-та, 1999. - 297 с.

21. Национальный вопрос и Советская Россия. М.: Гос.изд-во, 1921. 90 с.

22. Низовья Амура накануне эвакуации (По материалам правительственной экспедиции и корреспонденциям газеты "Вехи"). Хабаровск: Электротипография т-ва "Приморье", 1922. 89 с.

23. О дозволении евреям механикам, винокурам и вообще мастерам и ремесленникам проживать повсеместно в Империи // Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XL. Отделение первое. 1865 г. № 42264. СПб., 1867. С.692 703.

24. О дозволении евреям, сосланным в Сибирь на поселение, пользоваться правом торговли // Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. T.IX. Отделение первое. 1834 г. № 6875. СПб., 1835. С. 194.

25. Обзор Приморской области за 1914 г. Приложение к Всеподданейшему отчету. Владивосток, 1916. 98 с.

26. Основной закон (Конституция) Дальневосточной республики. Утверждена Учредительным собранием Дальнего Востока 27 апреля 1921 г. Владивосток: Изд-во Приморской областной земской управы, 1921 23 с.

27. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Изд. Центр, стат. комитета мин-ва внутр. дел. LXXII. Амурская обл.Тетрадь 2. 1904 53 е.; LXXVI. Приморская обл. Тетрадь 3.1905. - 211 е.; LXXXVII. Остров Сахалин. Тетрадь 2. 1903. - 69 с.

28. Первая Дума о евреях. Речи депутатов. Извлечение из стенографических отчетов. СПб.: Тип. Монтвида, 1908. 16 с.

29. Первая Советская Конституция (Конституция РСФСР 1918 г.). Сборник док-тов под ред. А.Я.Вышинского. Док-ты по истории Советской Конституции. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1938.-463 с.

30. Российская эмиграция в Маньчжурии: военно-политическая деятельность (1920-1945). Сборник документов. Южно-Сахалинск, 1994. -151с.

31. Сборник узаконений и постановлений, изданных в порядке Декларации 14 марта 1919 г. о Между союзном заведовании Сибирскими и Китайской Восточной железной дорогой. Владивосток. Типография Восточного института, 1920 30 с.

32. Свод законов Российской империи.Т.2. Учреждение Сибирское. СПб., 1892,- 67 с.

33. Систематический сборник разъяснений Правительствующего Сената по делам о жительстве евреев / Составил Лозина-Лозинский. СПб, 1902. -624 с.

34. Сталин И.В. Об антисемитизме. Ответ на запрос Еврейского телеграфного агенства из Америки // Сталин И.В. Сочинения. М.: ОГИЗ, 1947.Т.13. С. 28.

35. Съезд Дальневосточных национальных организаций в гор. Никольск-Уссурийском (с 15 по 20 сентября 1922 г.) Обзор деятельности и итоги работы. Б.м. Б.г. Издание Отдела информации канцелярии съезда Дальневосточных национальных организаций. 55 с.

36. Периодическая печать а) журналы

37. Бюллетень Игуд Иоцей Син Ассоциации выходцев из Китая. Тель-Авив. 1951-2000.

38. Ветник Дальневосточной Государственной научной библиотеки. Ежеквартальный журнал по вопросам теории и практики библиотековедения, библиографии и книговедения. Хабаровск: РИО ДВГНБ, 2000.

39. Вестник Еврейского университета в Москве. Москва — Иерусалим." 1992 -2000.

40. Восход / Ред. М.Г.Сыркин. СПб., 1899 -1906.

41. Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999.

42. Еврейская жизнь (Сибирь Палестина) / Изд. Паевое тов-во «Евр. жизнь»; Ред. А.И.Кауфман. Харбин. 1925 - 1940.

43. Еврейская неделя. Еженедельный журнал, посвященный интересам еврейства. Пг., 1917.

44. Еврейская старина. Трехмесячник Евр. ист.-этногр. об-ва. СПб., 1909 — 1915.

45. Иерусалимский Русско еврейский вестник. Издание научно - исследовательского центра «Русское еврейство в зарубежье». Иерусалим, 1998.

46. Источник. Документы русской истории. Приложение к российскому ис-торико- публицистическому журналу «Родина». 1993 2000.

47. Книжки «Восхода». Учено-литературный и политический журнал. СПб., 1904 -1906.

48. Наш путь: Орган Дальневост. обл. Ком. Евр. соц.-дем. рабочей партии («Поалей-Цион»).Чита, 1922.

49. Недельная хроника «Восхода» / Изд. А.Е.Ландау. СПб., 1882 1897.

50. Отечественная история. М.,1993 2000.

51. Отечественные архивы. Научно-теоретический и научно-практический журнал. М„ 1995 1999.

52. Рассвет. Еженедельник. Пг., 1917 1918.

53. Рассвет. Орган русских евреев. СПб., 1879- 1884.

54. Родина. Российский историко-публицистический журнал. М., 1990 — 2000.

55. Россия и ATP. Научный журнал: гуманитарные проблемы стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Владивосток, 1992- 1999.

56. Русский воин. Орган военной и государственной мысли. Владивосток, 1922.

57. Сибирские вопросы. СПб. 1905- 1911.

58. Сибирь — Палестина. Известия Палестинского Информационного Бюро для Сибири и Дальнего Востока. Харбин. 1920 -1924. (С 1924 г. Еврейская жизнь).

59. Страничка «Югенд Поалей-Цион»: Прил. к журн. «Наш путь». Чита, 1922.

60. Хроника «Восхода» / Изд. А.Е.Ландау. 1898 1899.225. ICOR Almanac. N.Y., 1943.

61. ICOR Year book. N.Y., 1932 -1936.227. Nailebn. N.Y., 1933 1951.

62. Ambijan Bulletin. N.Y., 1947 1950.б) газеты

63. Амур. Б.и. Хабаровск, 1920.

64. Амурская жизнь. Политический, общественный и литературный орган. Благовещенск, 1906

65. Амурская правда. Орган Амурского Губревкома и Амурского Губкома РКП. Благовещенск, 1923-1924.

66. Амурский край. Газета литературная и политическая. Благовещенск, 1899-1910.

67. Амурское эхо. Ежедневная общественно-политическая и литературная газета. Благовещенск, 1915-1918.229. Блоха. Владивосток, 1920.

68. Вестник Маньчжурии. Ежедневная газета, посвященная политике, экономике, культуре и интересам профессионально-трудовой жизни. Харбин, 1918 г.

69. Вестник национального движения. Владивосток, 1922.

70. Вестник съезда несоциалистических организаций Дальнего Востока. Владивосток, 1921.

71. Вехи. Экономическая, общественно-политическая, литературная газета. Хабаровск, 1922.

72. Вечер. Орган внепартийный, демократический под редакцией С.Ф.Знаменского, Л.А.Кроля, В.И.Моравского, М.И.Павловского. Владивосток, 1921 -1922.

73. Вечерние новости / Ред. С.Р.Чернявский. Харбин. 1920 -1921.

74. Владиво-Ниппо (Владивосток). Ежедневная газета. 1920-1922.

75. Владивосток. Ежедневная вечерняя газета. Владивосток, 1911.

76. Волна. Внепартийная, демократическая, обществ,- полит и лиг. газета. Хабаровск, 1922

77. Восток. Владивосток, 1913-1914.

78. Восточная окраина. Штаб Походного Атамана Дальневосточных казачьих войск. Чита, 1920.

79. Вперед. Орган Харбинской конференции общественных, политических и профессиональных организаций. Харбин, 1920—1921.

80. Голод. Однодневная газета Общественного комитета помощи голодающим. Харбин, 1921.

81. Далекая окраина. Владивосток, 1917 1920.

82. Дальневосточнй телеграф. Внепартийная, политическая. Общественная и литературная газета. Чита, 1921-1922.

83. Дальневосточные известия. Орган СНК Дальнего Востока. Хабаровск, 1917-1918.

84. Дальневосточный путь. Общественно-политическая и литературная газета орган Дальбюро ЦК РКП и Дальревкома. Чита, 1923 - 1925.

85. Дальний Восток. Ежедневная газета, посвященная интересам Приамурского края. Владивосток, 1918 1922.

86. Думы Забайакалья. Общественно-литературная и политическая газета. Чита, 1910-1913.

87. Еврейская жизнь. Общественно-политическая и литературная газета. Москва, 1915-1917.

88. Еврейские известия /Ред. изд. Д.Л.Грейс. СПб., 1907 -1908.

89. Еврейское обозрение. Еженедельная общественная и политическая газета /Изд. Н.И. Дымшиц. СПб., 1910.

90. Единение. Орган социалистической мысли. Хабаровск, 1920.

91. Забайкальская новь. Ежедневная политическая, литературная и общественная газета. Чита, 1905-1909.

92. Забайкальские областные ведомости. Чита, 1892 -1906.

93. Зарубежная мысль. г.Маньчжурия. 1922.

94. Заря. Ежедневная демократическая газета. Харбин, 1920 1923.

95. Земля и сотрудничество. Газета экономическая, общественно-политическая и литературная, посвященная интересам трудового народа. Благовещенск, 1918.

96. Земский край. Газета политическая^ общественная и экономическая. Орган русской национальной мысли. Владивосток, 1922.

97. Известия Временного Приамурского правительства. Владивосток, 1921.

98. Красное знамя. Орган Приморского губкома ВКП (б). Владивосток, 19241925

99. Наш край. Ежедневная газета. Хабаровск, 1919.

100. Никольск-Уссурийский листок. Газета Южно-Уссурийского края. 19001905.

101. Новь. Ежедневная политическая и финансово-экономическая газета. Харбин, 1921.

102. Приамурская жизнь. Общественно-политическая и литературная газета. Хабаровск, 1917-1920.

103. Приамурские ведомости. Хабаровск, 1894-1917.

104. Приамурский край. Общественно-политическая, экономическая и литературная газета. Владивосток, 1911-1913.

105. Приамурье. Газета внепартийная, политико-экономическая и литературная. Владивосток, 1918. Затем издание отдела информации при Временном Приамурском правительстве. Владивосток, 1922.

106. Свободное Приамурье. Политическая, общественная и литературная газета. Хабаровск, 1917-1918.

107. Слово. Ежедневная газета. Владивосток, 1920-1922.

108. Харбинский день. Харбин, 1922.

109. Читинский листок. Чита, 1906.

110. Архивные материалы Российский Государственный исторический архив (РГИА)

111. Ф. 821. Департамент духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел.

112. Ф. 1269. Еврейский комитет. Спб. 1837-1865 гг.

113. Ф. 1545. Комитет общества охранения здоровья еврейского населения. 1912-1924 гг.

114. Российский Государственный архив социально-политической истории1. РГАСПИ)

115. Ф.17.-Центральный Комитет КПСС (ЦК КПСС). 1898. 1903-1991.35. Ф. 78. Фонд М.И.Калинина.36. Ф. 82. Фонд В.М.Молотова.

116. Ф. 144. Фонд П.М.Никифорова.

117. Ф. 151. Фонд П.Г.Смидовича.

118. Ф. 272. Организация «Поалей-Цион» в СССР. 1917 1928 гг.

119. Ф. 372. Дальбюро ЦК РКП (б). 1920-1925 гг.

120. Ф. 445. Центральное бюро еврейских коммунистических секций при ЦКВКП(б). 1918-1930 гг.

121. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

122. Ф.620. Центральный Комитет Еврейской социал-демократической рабочей партии (ЕСДРП) «Поалей-Цион». Харьков, Москва. 1906 - 1928 гг.

123. Ф. 936. Управление делами Временного Приамурского правительства. Владивосток (1921 - 1922 гг.).

124. Ф. 944. Управление внутренних дел Земского Приамурского края. 1921-1922 гг.

125. Ф. Р-1318. Народный Комиссариат по национальным делам РСФСР. 1917-1924 гг.

126. Ф. Р-1339. Еврейский общественный комитет по оказанию помощи пострадавшим от погромов и стихийных бедствий. 1920-1924 гг.

127. Ф. 3316. Центральный Исполнительный Комитет СССР.

128. Ф. 5194. Приамурский Земской собор. Владивосток. 1922.

129. Ф. 5263. Постоянная Центральная комиссия по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР. 1929 -1938 гг.

130. Ф. 5674. Совет Труда и Обороны319. Ф. Р-6683.-ФондВ.Е.Флуга.

131. Ф. Р-7541. Комитет по земельному устройству трудящихся евреев (КОМЗЕТ) при Президиуме Совета Национальностей Центрального Исполнительного Комитета СССР. 1924 - 1938 гг.

132. Ф. Р-8373. Центральный Комитет «Поалей-Цион». 1919-1923 гг.

133. Ф. Р-9443. Фонд С.М.Диманпггейна.

134. Ф. Р-9498. Всесоюзное общество по земельному устройству трудящихся евреев (ОЗЕТ). 1924 - 1938 гг.

135. Ф. Р-9528. Всероссийский еврейский съезд. 1918 г.

136. Ф. Р-9531. Центральное управление еврейскими общинами России (ЦЕВААД). 1898-1920 гг.

137. Ф. Р-9538. Еврейское общество оказания помощи пострадавшим от войны и погромов (ЕВОПО). 1914 - 1930 гг.

138. Российский Государственный Архив Экономики

139. Ф. 5675. Народный комиссариат земледелия СССР.

140. Российский Государственный исторический архив Дальнего Вбстока1. РГИА ДВ)

141. Ф. 1.-Приморское областное управление. 1867-1917 гг.

142. Ф. Р-28. Владивостокская городская управа. 1870-1926 гг.

143. Ф. 702. Канцелярия Приамурского генерал-губернатора. 1861-1920 гг.

144. Ф. 704. Канцелярия военного губернатора Амурской области. 18581917 гг.

145. Ф. 1154. Южно-Сахалинское окружное полицейское управление. Пост Корсаков. 1867-1893 гг.

146. Ф. 1264. Управление Хабаровского воинского начальника. г.Хабаровск. 1908-1919 гг.

147. Ф. 1480. Комиссар по инородческим делам в Приамурском крае, г. Хабаровск. 1917 г.

148. Ф. 1528. —Харбинское полицейское управление. 1906-1907 гг.

149. Ф. 1615. Штаб Приамурского военного округа, г. Хабаровск. 1879 -1919 гг.

150. Ф. Р-2413. Дальневосточный краевой исполнительный комитет Советов депутатов трудящихся. г.Хабаровск. 1923 - 1938 гг.

151. Ф. 2422. Дальневосточный революционный комитет. 1922-1924 гг.

152. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК)

153. Ф. П-2. Далькрайком ВКП (б). 1925 1938 гг.

154. Ф. 18.- Министерство внутренних дел Дальневосточной республики. 1920-1922 гг.

155. Ф. П-44. Дальневосточная (областная) краевая комиссия по собиранию и изучению материалов по истории Октябрьской революции и истории РКП (б). (Дальистпарт).

156. Ф. Р-99. Хабаровсккрайагропромсоюз. 1909 - 1991 гг.

157. Ф. Р-137. Хабаровский крайисполком. 1925 - 1991 гг.

158. Ф. П-335. Приамурский губком РКП (б). 1920 - 1923 гг.

159. Ф. П-341. Хабаровский окружной комитет ВКП (б). 1926 - 1930 гг.

160. Ф. П-358. Николаевский уком РКП (б). 1922 - 1926 гг.

161. Ф. 488. Штаб Красной Армии Николаевского округа.

162. Ф. Р- 830. Главное бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи.

163. Ф. 831. — Общество единения народов Маньчжурии Империи Кио — Ва Кай. 1938-1945 гг.

164. Ф. 959. Главком атаман Семенов.

165. Ф. 1057. Приамурский Земской собор.

166. Ф. Р-1179. Коллекция материалов о деятельности религиозных организаций. 1903-1908; 1933 гг.

167. Ф. 1181. Министерство иностранных дел ДВР.

168. Ф. 1503. Коллекция документальных материалов по истории Октябрьской революции и гражданской войны на Дальнем Востоке.

169. Государственный архив Еврейской автономной области (ГАЕАО)

170. Ф. Р.3-Е. Биробиджанское представительство Центрального правления общества по земельному устройству трудящихся евреев при ЦИК СССР (ОЗЕТ). 1926-1938 гг.

171. Государственный архив Иркутской области (ГАИО)

172. Ф. 24. Главное Управление Восточной Сибири. 1822 - 1887 гг.

173. Ф. 600 Иркутское губернское жандармское управление. 1890 - 1917 гг.

174. Ф. Р-135. Иркутский городской комитет сионистсткой организации. 1917-1920 гг.

175. Ф. 2482.- Съезд еврейских общин Сибири и Урала. 1919 г.1.ud Iotzev Sin Archive (IISA) Архив Ассоциации «Игуд Иоцей Син»1. Израиль, Тель-Авив)

176. Нефондированный архив содержит документальные материалы о деятельности еврейской общины г. Харбина. Личный архив А.И.Кауфмана.

177. American Jewish Archives (США. Цинциннати)

178. Личный фонд Д.Маркуса (J.Marcus Collection).

179. YIVO Institute for Jewish Research (США, Нью-Йорк)

180. Фонд Бунда (Bund Archives)

181. Монографические исследования

182. Авдеева н.А. Дальневосточная народная республика (1920-1922 гг.). Хабаровск. Кн. изд-во, 1957 64 с.

183. Архивы Дальнего Востока России на пути в новое тысячелетие. Материалы региональной научно-практической конференции. Владивосток: Приморская краевая организация Добровольного общества любителей книги, 1998. 270 с.

184. Атаман Семенов. О себе. Воспоминания, мысли и доводы. М., 1990. -320 с.

185. Бакунин М.А. Избранные философские сочинения и письма. М.: Мысль, 1987.-573 с.3.60.3.61.

186. Барсуков И. Граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский. По его письмам, официальным документам, рассказам современников и печатным источникам (Материалы для биографии). Кн. 1, 2. М.,1891. -321 с.

187. Белинский В.Г. Избранные философские сочинения. Т. 2. М.: Госполитиздат, 1948. 595 с.

188. Белковский Г.А. Русское законодательство о евреях в Сибири. СПб.: «Центр» типолитогр. М.Я.Минкова, 1905. 160 с.

189. Биографический словарь деятелей Вост. Сибири. / Сост. З.В.Востоков. Хабаровск.-216 с. (Рукопись).

190. Блюм А.В. Еврейский вопрос под советской цензурой, 1917 1991. / Отв. ред. Д.А.Эльяшевич. СПб.: Петербург. Евр. ун-т, 1996. - 185 с.

191. Бодиско A.M. Из жизни Хабаровска. Хабаровск. Б.и., 1913. 285 с.

192. Булдыгерова Л.Н., Куликова Е.И., Степанова Л.П., Шельдешева С.А. Очерки Дальнего Востока. Хабаровск: Изд-во ХГТУ, 1994. 95 с.

193. Вайсерман Д. Как это было? Биробиджан: Б.и., 1993. 232 с.

194. Вайсерман Д.И. Биробиджан: мечты и трагедия. Хабаровск: Издательство «Риотип» краевой типографии, 1999. — 504 с.

195. Васильев Н.П. Гурлянд И.Я. Вторая Дума. СПб.: Изд. А.Суворина, 1907 -96 с.

196. Вейнберг А. Еврейский рекрутский набор и еще кое-что из еврейского быта. М.: Изд. И.Д.Сытинна, 1893. 72 с.

197. Вестник Международного центра азиатских исследований. 2/1999. Иркутск: Иркутский государственный педагогический университет. Кн.2. -274 с.

198. Войгинский B.C. Правда и ложь об евреях. СПб.: Прибой, [1914]. 32 с.

199. Войгинский B.C., Горнштейн А.Я. Евреи в Иркутске / Хоз. правл. Иркут. евр. молитв, дома и Иркут. отд-ния О-ва распространения просвещения между евреями в России. Иркутск, 1915. 393 с.

200. Вопросы истории Дальнего Востока: межвузовский сборник научных статей. Хабаровск: Изд-во ХГПУ, 1999. 132 с.

201. Вопросы истории Дальнего Востока: Межвузовский сборник научных статей. Выпуск 2. Хабаровск: Изд-во ХГПУ, 2000. 173 с.

202. Гессен Ю. Евреи в России. Очерки общественной, правовой и экономической жизни русских евреев. СПб.: «Право», 1906. 471 с.

203. Гессен Ю. Галерея еврейских деятелей: Лит.-биогр. Очерки. СПб.: Типолитогр. А.Е.Ландау,1898. Вып.1: О.А.Рабинович, И.Г.Оршанский. - 63 с.

204. Гессен Ю. Закон и жизнь. Как создавались ограничительные законы о жительстве евреев в России. СПб.: Право, 1911. 187 с.

205. Гессен Ю. История еврейского народа в России. М. Иерусалим, 1993 -236 с.

206. Гессен Ю. О жизни евреев в России. Записка в Государственную Думу. СПб.: Общественная польза, 1906 135 с.

207. Глуздовский В.Е. Дальневосточная окраина. Владивосток, 1916. 162 с.

208. Годы. Люди. Судьбы. История российской эмиграции в Китае. Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию г. Харбина и КВЖД (Москва, 19-21 мая 1998 г.) М.: Ин-т Российской истории РАН, 1998. 94 с.

209. Горький М, Несвоевременные мысли. М.: Советский писатель, 1990. -400 с.

210. Готовцев Д.В. Открытое письмо графу С.Ю.Витте. Киев: Рус. Печатня, 1908. -12 с.

211. Гройсман А. Евреи в Якутии. 4.2. После революции. Якутск: Изд-во ЯНЦСОРАН, 1999,- 81 с.

212. Гройсман А.Евреи в Якутии.Ч.1 Община. Якутск: Изд-во ЯНЦСО РАН, 1995.-111 с.

213. Гутман А.Я. Гибель Николаевска-на-Амуре: страницы из истории гражданской войны на Дальнем Востоке. Берлин: Русский экономист, 1924. -297 с.

214. Дижь-Ракель, раввин. Еврейский вопрос и евреи в Сибири. Тобольск: Гу-берн. тип., 1895. 59 с.

215. Дмитрий Леонидович Хорват. Владивосток: Б.и., 1918. 56 с.

216. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Л., 1983. Т.25. 470 с.

217. Дубинина Н.И. Приамурский генерал-губернатор Н.Л.Гондатти. Хабаровск: Приамурское географическое общество, 1997. 208 с.

218. Дубнов С.М. Евреи в России и Западной Европе в период антисемитской реакции. М-Пг.: Изд-во Л.Д.Френкель, 1923. 127 с.

219. Дубнов С.М. Евреи в царствование Николая II (1894-1914). Пг/. Кадима, 1922.-85 с.

220. Дубнов С.М. Краткая история евреев. Ростов-на-Дону.: Изд-во «Феникс», 1997. -576 с.

221. Дубнов С.М. Новейшая история еврейского народа T.III. Рига, 1938 -477 с.

222. Дудаков С.Ю. Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России: Очерки.М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2000. 640 с.

223. Духовская В.Ф. Из моих воспоминаний (Соч. в 2 т.). Б.м. Б.и. Б.г. 71 с.

224. Евреи в меняющемся мире. Материалы 1-й международной конференции (Рига, 28 29 авг. 1995 г.). Рига, 1996 - 331 с.

225. Евреи в России: XIX век: А.И.Паперна. Из Николаевской эпохи; А.Г.Ковиер. Из записок еврея; Г.Б.Слиозберг. Дела давно минувших дней /Вступ. статься, сост., подгот текста и коммент. В.Е.Кельнера. М.: Новое литературное обозрение, 2000. 560 с.

226. Евреи в России и ЕАО: Восстановление исторической памяти, образования и культуры: Материалы науч.- практ. конф. (17 апр. 1998 г.) Биробиджан: Б.и., 1998. 44 с.

227. Евреи в России. Историографические очерки. 2-я половина XIX XX век. М. - Иерусалим. Гешарим, 1994 — 256 с.

228. Евреи в России: История и культура. Сб. научн. трудов /Отв. ред. Д.А.Эльяшевич. СПб., 1995.-213 с.

229. Евреи в Российской империи ХУШ XX веков. Сборник трудов еврейских историков: Учеб. пособие для учителей евр. школ и студентов евр. ун-тов. М.: Евр. ун-т - Иерусалим: Gesharim, 1995. - 687 с.

230. Евреи в Сибири: Сб. статей /Под ред. Э.И.Черняка и Я.М.Кофмана. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000. 170 с.

231. Евреи и русская революция. Материалы и исследования. / Ред. сост. О.В. Будницкий при участии Р.А.Городницкого, В.Е.Кельнера, Д.Кпиера, Л.Ю.Кричевского, С.Г.Маркедонова. М. - Иерусалим. Гешарим, 1999. -479 с.

232. Евреи Крыма. Очерки истории // Сост. Э.Соломоник. Симферополь Иерусалим, 1997. -127 с.

233. Еврейская энциклопедия. Свод знаний о ев-ве и его культуре в прошлом и настоящем: В 16 т. Спб.: Об-во для науч. евр. изд. и изд-во Брокгауз — Ефрон, 1908-1913. Т. 14. [1913]. -962 ст.

234. Иванов Вс. Из неопубликованного: Сборник. Л.: Б.и., 1991. 318 с.

235. Иванов Вс. Огни в тумане: Думы о русском опыте. М.: Советский писатель, 1991.-318 с.

236. Из истории гражданской войны на Дальнем Востоке (1918 1922 гг.): Сб. науч. ст. Хабаровск: Хабаровский краеведческий музей им. Н.ИГродекова, 1999. - 164 с.

237. Известия Российского государственного исторического архива Дальнего Востока. Сб. научн. тр. Том I. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1996.-196 с.

238. Иконникова Т.Я. Дальневосточный тыл России в годы первой мировой войны. Хабаровск: Изд-во ХГПУ, 1999. 365 с.

239. Иоффе Г.З. Кочаковская авантюра и ее крах. М.: Мысль, 1983 294 с.

240. Иоффе Э.Г. Страницы истории евреев Беларуси. Краткий научно-популярный очерк. Минск, 1997. 292 с.

241. История Дальнего Востока в эпоху феодализма и капитализма (ХУШ в. -февраль 1917 г.). М.: Наука, 1991. 469 с.

242. История евреев в России. Проблемы источниковедения и историографии. Сборник научных трудов / Отв. ред. Д.А.Эльяшевич. СПб., 1993 180 с.

243. История еврейских общин Сибири и Дальнего Востока. Сборник материалов I региональной научно-практической конференции. 4-5 ноября 2000 г. /Под ред. Э.Й.Черняка и Я.М.Кофмана. Томск: Изд-во ТГУ, 2000. -136 с.

244. История еврейского народа. Материалы Шестой, Ежегодной Международной Междисциплинароной конференции по иудаике. Часть 2. М.: Пробел, 1999. 308 с.

245. Кабузан В.М. Дальневосточный край в ХУП начале XX вв. (1640 -1917). Историко-демографический очерк. М.: Изд-во Наука, 1985. — 260 с.

246. Каган И.И. Очерк истории евреев Оренбуржья в XIX начале XX вв. (По документам гос. архива Оренбургской области). Оренбург: Гос архив Оренбургской области, 1996. - 64 с.

247. Калинин В.А. Краткий исторический очерк города Никольск-Уссурийска. Никольск-Уссурийск: Электротипография С.К.Гурского, 1913.-86 с.

248. Калинин М.И. Еврейский вопрос. Харьков: Изд-во «Пролетарий», 1927. -44 с.

249. Калинин М.И. Евреи земледельцы в союзе народов СССР. (Речь на съезде Общества земельного устройства трудящихся евреев ОЗЕТ 17 ноября 1926 г.). Б.м. Б.и. Б.г. - 9 с.

250. Калинин М.И. и Смидович П.Г. о земельном устройстве трудящихся евреев в СССР. М.: Б.и., 1927. 62 с.

251. Кальмина JI.B., Курас JI.B. Еврейская община в Западном Забайкалье (60-е годы XIX века февраль 1917 года. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999. - 171 с.

252. Кауфман А.А. По новым местам. Очерки и путевые заметки 1901-1903. По Амуру и Приамурью. В Уссурийском крае. СПб., 1905. 350 с.

253. КВЖД и ее влияние на развитие политических, социально-экономических и культурных процессов в Северо-Восточной Азии. Тезисы докл. и сообщений междунар. науч. конф. Владивосток: ИИАЭН ДВ ДВО РАД 1997-140 с.

254. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары. Пер. с англ. М.: Республика, 1993. 384 с.

255. Кочубей О.И. Печерица В.Ф. Исход и возвращение. (Русская эмиграция в Китае в 20-40-е годы). Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1998. 250 с.

256. Крадин Н. Старый Хабаровск: портрет города в дереве и камне. (1858 -1938 гг.) Хабаровск: Кн. изд-во, 1999. 204 с.

257. Крушанов А.И. Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке (1918-1920 гг.) Кн.1. Владивосток: Изд-во ДВНЦ АН СССР, 1972 285 с.

258. Крушанов А.И. Гражданская война в Сибири и на Дальнем Востоке (1918-1920 гг.). Кн. 2. Владивосток:Дальневосточное кн. изд-во, 1984 -224 с.

259. Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. М.-Л.: ГИЗ, 1929. -311 с.

260. Левкин Г.Г. Волочаевка без легенд. Хабаровск: Приамурское географическое общество, 1999. 286 с.

261. Лесков Н.С. Евреи в России: Несколько замечаний по еврейскому вопросу / вступ. ст. Ю.Гессена. Пг.: ГИЗ, 1919. 96 с.

262. Лютостанский И.К. Покаянное письмо . автора книги «Об употреблении евреями христианской крови» / Предис. Н.Крыева. Киев: И. Замитор, 1911.-8с.

263. Матвеев З.Н. История Дальневосточного края (Краткий очерк). Владивосток, 1929.-31 с.

264. Мелихов Г.В. Маньчжурия далекая и близкая. М.: Наука, 1991. 317 с.

265. Мелихов Г.В. Российская эмиграция в Китае (1917 1924 гг.). М.: Логос, 1997.-245 с.

266. Миграционные процессы в Восточной Азии. Тезисы докл. и сообщений междунар. науч. конф. Владивосток: ИИАЭН ДВ ДВО РАН, 1994 214 с.

267. Миндлин А. «Еврейская политика» Столыпина / Об-во «Еврейское наследие». Препр. М., 1996. - 15 с.

268. Муромов Г.Т. По русскому Дальнему Востоку. Люди, их жизнь и нравы: Дневник странника. Т. 2. М.: Товарищество тип. А.И.Мамонтова, 1911. -479 с.

269. Мухачев Б.И. Александр Краснощекое. Историко-биографический очерк. Владивосток: ДВО РАН, 1999. -284 с.

270. Национализм и еврейство. Сборник статей и лекций раввина А.М.Киселева. Харбин: Изд-во газеты «Евр. жизнь», 1941. 182 с.

271. Национальная политика России: история и современность. М.: «Русский мир», 1997. 680.

272. Национальные истории в советских и постсоветских государствах. М.: «Аиро XX», 1996. - 445 с.

273. Нетерпимость в России: старые и новые фобии // под ред. Г.Витковской и А.Малашенко. М.: Моск. Центр Карнеги, 1999. 196 с.

274. Никитин В.Н. Евреи земледельцы. 1807 - 1887. СПб., 1887. - 692 с.

275. Никифоров П.М. Записки премьера ДВР. Победа ленинской политики в борьбе с интервенцией на Дальнем Востоке (1917-1922 гг.). М.: Госполитиздат, 1963. 287 с.

276. Нилус Е.Х. Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги. 1896 1923 гг. Харбин. Типография Кит. Вост. жел. дороги и Т-ва «Озо», 1923.-690 с.

277. Алепко А.В. Иностранные капиталы в дальневосточных областях России: государственное регулирование и первые результаты. 1860 1900 гг. // Вопросы истории Дальнего Востока: межвуз. сб. научн. ст. Хабаровск: Изд-во ХГПУ. С. 16 - 34.

278. Анфимов А.М. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах // Отечественная история. 1994. №.3. С. 58 -76.

279. Бакунин М.А. Бог и государство // Избранные философские сочинения и письма. М.: Мысль, 1987. С. 445 521.

280. Бейлин С.Х. Из рассказов о кантонистах // Еврейская старина. 1909. Вып. 3. С. 115-119.

281. Белинский В.Г. Еврейские секты в России // Избранные сочинения. Т.2. М.: Госполигиздат, 1948. С. 350 -352.

282. Белые и евреи: По материалам рос. посольства в Париже и личного архива В.А.Маклакова / Публ., вступ. ст. и примеч. Будницкого О.В. // Евреи и русская революция. М. Иерусалим, 1999. С.269 - 290.

283. Бердяев Н.А. Судьба еврейства // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.) Спб.: София, 1993. С. 309-325.

284. Бердяев Н.А. Христианство и антисемитизм. Религиозная судьба еврейства // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.). Спб.: София, 1993. С.325 - 342.

285. Бордюгов Г., Бухарев В. Национальная историческая мысль в условиях советского времени // Национальные истории в советских и постсоветских государствах. М.: Аиро-ХХ, 1996. С.21 73.

286. Бриман С. Еврейский вопрос в общем контексте парламентских дискуссий I Государственной Думы // Вест. Евр. ун-та в Москве. 1998. №.2. С.63 -71.

287. Бруцкус Б.Д. Еврейское население под коммунистической властью // Евреи и русская революция. М. Иерусалим, 1999. С.293 - 319.

288. Будницкий О. «Еврейский вопрос» в Гражданской войне (Историографические заметки) // История еврейского народа. Материалы Шестой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. 4.2. М.: Академическая серия, 1999. С. 144 173.

289. Ватранцев В.Д., Романенко А.И., Колобов М.В., Тепоков А.Х. Помни, Отечество // "Дело не получило благословения Бога". Хабаровск: Кн. изд-во, 1992. С. 9-21.

290. Вожова Т. Формирование еврейской диаспоры в Казахстане (до 1917 г.) // История еврейского народа. Материалы Шестой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. 4.2. М.: Академическая серия. С. 174 -188.

291. Вигенберг М. Образ еврея и государственная мифология (По материалам губернских комиссий по еврейскому вопросу 1881 года) // Материалы Восьмой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. М., 2000. С. 139 140.

292. Гавлин М. Роль винных откупов в формировании крупных еврейских капиталов // История еврейского народа. Материалы Шестой Ежегодной Междисциплинарной конференции по иудаике. 4.2. М.: Академическая серия, 1999. С.91-97.

293. Гаврилова Н.И. Иркутский купец Я.С.Домбровский (штрихи к биографии) // Сибирский еврейский вестник № 2. Иркутск: "Арком", 1996. С.120-126.

294. Ганелин Р. Еврейский вопрос во внутренней политике России в 1915 г. // Вест. Евр. ун-та в Москве. 1997. №.1. С.41-65.

295. Гончаров А.Н. Развитие российского законодательства о праве жительства и передвижения евреев. 4epfa еврейской оседлости. Популярный очерк // Сибирский еврейский сборник №.1. Иркутск: «Арком», 1992. С.79 — 89.

296. Гончаров Ю. Еврейское купечество в Сибири во второй половине XIX -начале XX в. // Материалы Седьмой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. М.: Пробел, 2000. С. 107 111.

297. Гудков JI. Антисемитизм в постсоветской России // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А.Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. С. 44 98.

298. Далинский. Евреи в Армии // Военный сборник. Спб., 1911. №.9. С. 105122; № Ю. С. 75 99.

299. Достоевский Ф.М. Дневник писателя за 1877 г. Гл. 2 -3. // Достоевский Ф.М. Полн.собр. соч.: В 30 т. Л., 1983. Т.25 С. 74 92.

300. Дубинина Н.И., Ципкин Ю.Н. Об особенностях дальневосточной ветви российской эмиграции. (На материалах Харбинского комитета помощи русским беженцам) // Отечественная история. 1996 № 1. С. 70 84.

301. Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в понятиях // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1. С. 8 23.

302. Дятлов В.И. Евреи: диаспора и "торговый народ" // Сибирский еврейский сборник № 2. Иркутск: "Арком", 1996. С. 6 14.

303. Зиммель Г. Чужак // Сибирский еврейский сборник № 2. Иркутск: "Арком", 1996. С.15-19.

304. Иванов В.Н. Из харбинского жития // "Дело не получило благословения Бога". Хабаровск, 1992. С. 334-339.

305. Из истории и мифологии революции. Почему евреи? «Круглый стол». // Отечественная история. 2000. №. 2. С. 89 121.

306. Ицкович И. Воспоминания архангельского кантониста // Еврейская старина. 1912. Вып. 1. С. 62-64.

307. Кальмина JI. Евреи в Западном Забайкалье: поиск экономических ниш (вторая половина XX начало XX вв.) // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1. С. 104 -114.

308. Кальмина Л.В. Метрические книги Верхнеудинской религаозной общины как статистический источник // Сибирский еврейский сборник № 2. Иркутск: "Арком", 1996 С. 54 59.

309. Карсавин Л.П. Россия и евреи // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.). СПб.: София, 1993. С. 407-431.

310. Кельнер С. "Союз для достижения полноправия еврейского народа в России" и еврейское национальное представительство в Государственной думе // Вест. Евр. Ун-та в Москве. 1997. № 3. С. 27-50.

311. Кельнер С.В. Еврейский вопрос и русская общественная жизнь в годы Первой мировой войны // Вестник Евр. Ун-та в Москве. 1997 №. 1. С.66 -93.

312. Ковальченко И.Д. Теоретико-методологические проблемы исторических исследований // Новая и новейшая история. 1995. № 1. С. 3 33.

313. Курас Л.В. Есть ли будущее у россиского еврейства? // Сибирский еврейский сборник № 1. Иркутск: «Арком», 1992. С. 103 112.

314. Кушнарёв И. На рандеву с атаманом Семёновым // "Дело не получило благословения Бога". Хабаровск, 1992. С. 306-318.

315. Малашенко А. Ксенофобии в постсоветском обществе // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А. Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. С.6 18.

316. Мелихов Г.В. Еврейская колония в Харбине // Бюллетень Игуд Иоцей Син. 1997. № 349. С. 44-46.

317. Мережковский Д.С. Еврейский вопрос как русский // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.). СПб., 1993. С. 301 -303.

318. Милитарев А. О содержании термина «диаспора» (к разработке дефиниции) // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1. С. 24 — 33.

319. Молчанова Е.Г. Германский торговый капитал на российском Дальнем Востоке во второй половине XIX начале XX вв. // Вопросы истории Дальнего Востока: Межвузовский сборник научных статей. Выпуск 2. Хабаровск. Изд-во ХГПУ, 2000. С. 31 - 46.

320. Мухачёв Б. «Дело» Краснощекова // Россия и АТР. Научный журнал: iy-манитарные проьлемы стран Азиатско-тихоокеанского региона. Владивосток. 1993. № 2. С. 55 69.

321. Мучник Ю. Религиозная жизнь сибирских евреев в XIX столетии (по материалам Томской губернии) // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1.С. 58-76.

322. Мыш М. Еврейский вопрос в Сибири // Сибирские вопросы, 1908. № 1920. С. 8 -13.552. «На штык можно опереться, на него нельзя сесть» // Источник. 1993. №.3. С.54-71.

323. Надин П. Пятидесятилетие Амурского края // Вестник Европы. 1905. Т. 3. С. 166-197.554. "Оставим святочные темы и перейдем к еврейскому вопросу": Из переписки В.А.Маютакова и В.В.Шульгина // Евреи и русская революция. М. Иерусалим, 1999. С.374 - 442.

324. Рабинович В. Евреи дореволюционного Иркутска: наброски к портрету // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1. С. 77 -103.

325. Рабинович В. Евреи и иркутское общество (конец XIX начало XX вв.) // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под. ред. Г.Витковской и А.Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. С. 19-43.

326. Рабинович В.Ю. Горячие дни: Октябрь 1905 г. в Иркутске // Сибирский еврейский сборник № 2. Иркутск: "Арком", 1996. С. 60 — 69.

327. Рабинович В.Ю. История еврейской общины в Иркутской губернии (XIX начало XX вв.) // Сибирский еврейский сборник № 1. Иркутск: «Арком», 1992. С. 16-29.

328. Ремнёв А.В. Самодержавие в Сибири в конце 19 начале 20 веков: проблемы регионального управления // Отечественная история. 1994. № 2 С. 60-73.

329. Розанов В.В. Есть ли у евреев «тайны» ?. ( Ответ на заявление 400 раввинов) // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.). СПб.: София, 1993. С. 234 -238.

330. Розанов В.В. Почему на самом деле евреям нельзя устраивать погромов? // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX- первой половины XX вв.). СПб.: София, 1993. С. 290 299.

331. Романова В. Российские евреи в Харбине // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1. С. 115 142.

332. Романова В.В. «Еврейский вопрос» в деятельности Приамурского генерал-губернатора Н.Л.Гондатти (1911 1917 гг.) // Вопросы истории Дальнего Востока: межвуз. сб. научн. ст. Хабаровск: Изд-во XI НУ. С. 48 -71.

333. Романова В.В. Еврейская харбинская община в годы японской оккупации Маньчжурии (1931 1945 гг.) // Годы. Люди. Судьбы. Материалы международной научной конференции (Москва, 19-21 мая 1998 г.). М., 1998. С. 54-57.

334. Романова В.В. Особенности формирования еврейского населения Дальнего Востока России (2-я пол. XIX в.). // Материалы Седьмой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике. М.: Пробел, 2000. С.177 —181.

335. Романова В.В. Русские евреи в Харбине // Вестник Международного центра азиатских исследований. 2/1999. Иркутск: Иркутский гос. пед. унт. Кн.2. С. 134-140.

336. Сахаров К. Белая Сибирь // "Дело не получило благословения Бога". Публицистика и мемуары белых. Хабаровск: Кн. изд-во, 1992. С.29 180.

337. Сватиков С.Г. Евреи в русском освободительном движении / Публ., вступ. ст. и указ. ст. В.Е.Кельнера // Евреи и русская революция. М. -Иерусалим, 1999. С. 31 160.

338. Светачев М.И. Подготовка иностранного вторжения в Сибирь (ноябрь 1917 март 1918 гг.) // Вопросы истории Дальнего Востока. Хабаровск: Изд-во Хабаровского пед. ин-та, 1974. С. 3 - 91.

339. Сергеев О.И., Лазарева С.И. Российская эмиграция на Дальнем Востоке (1917 1945 гг.) Я Российская эмиграция на Дальнем Востоке. Владивосток: Дальнаука, 2000. С. 6 - 27.

340. Сикевич 3. Этническая неприязнь в массовом сознании россиян // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А. Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. С. 99 112.

341. Синиченко В.В. Проекты Восточносибирской администрации по освоению Дальнего Востока в 50-х 60-х гг. XIX в. // Вестник Международного центра азиатских исследований. 2/1999. Иркутск: Иркутский гос. пед. ун-т. Кн.2. С. 172- 178.

342. Соловьев Вл. Еврейство и христианский вопрос // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.). СПб.: София, 1993. С.31 - 80.

343. Соловьев Вл. Протест против антисемитического движения в печати // Тайна Израиля («Еврейский вопрос» в русской религиозной мысли конца XIX первой половины XX вв.). СПб.: София, 1993. С.94 - 95.

344. Соломон Е.Ш. Сионисты и общины: движение к I съезду еврейских общин Сибири и Урала (янв. 1919 г.) // Восток и Россия: взгляд из Сибири. Материалы и тез. докл. к науч.-пракг. конф. Иркутск, 16-18 мая 1996 г. Иркутск, 1996. С. 354-359.

345. Соломон Ш. К истории сионистской организации г. Иркутска // Сибирский еврейский сборник № 2. Иркутск: "Арком", 1996. С. 70 — 89.

346. Тихонов Т.И. Сибирские евреи, их права и нужды // Сибирские вопросы. 1905. №.1. С. 278-307.

347. Тшпков В.А. Концептуальная эволюция национальной политики в России // Россия в XX веке: Проблемы национальных отношений. М.: Наука, 1999. С.31-54.

348. Троицкая Н.А. Русская дальневосточная буржуазия и северо-восточный Китай // Известия Российского Государственного исторического архива Дальнего Востока. Сб. научн. трудов. Том I. Владивосток: Изд-во Даль-невост. ун-та, 1996. С. 53-67.

349. Филатов С., Лункин Р. Конец 90-х: возрождение, религиозной нетерпимости // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А. Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. С. 136-150.

350. Ципкин Ю.Н. Дальневосточная республика: опыт демократической альтернативы // Из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке (1918 -1922 гг.): Сб. науч. статей. Хабаровск: Хабаровский краеведческий музей им. Н.И.Гродекова, 1999. С. 119- 146.

351. Чернолуцкая Е.Н. Еврейская эмигрантская молодежная организация "Брит-Трумпельдор" в Маньчжурии (1930 40 е гг.) // Российская эмиграция на Дальнем Востоке. Владивосток: Дальнаука, 2000. С. 107 -116.

352. Чернолуцкая Е.Н. Формирование и общественно-политическая жизнь этнических диаспор российской эмиграции в Харбине // Годы. Люди. Судьбы. Материалы международной научной конференции (Москва, 19 -21 мая 1998 г.). М., 1998. С. 80 82.

353. Членов М. Еврейство в системе цивилизаций (постановка вопроса) // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1. С. 34 — 56.

354. Шостакович Б.С. Евреи участники польского нациоанльно-освободигельного движения начала 1860-х гг. в сибирской ссылке. Три биографических портрета // Сибирский еврейский сборник № 1. Иркутск: «Арком», 1992. С. 30-46.

355. Шпигель М. Из записок кантониста // Еврейская старина. 1911. Вып. 2. С. 255-258.

356. Эльяшевич Д. Источниковедение истории евреев в России (К постановке вопроса) // История евреев в России. Поблемы источниковедения и историографии: Сборник научных трудов / Отв. ред. Д.А.Эльяшевич. Спб.,1993. С. 27-53.

357. Энгель В. Либеральные тенденции в "еврейской политике" самодержавия конца XIX начале XX века // Вест. Евр. ун-та в Москве.1994. № 3. С.49 63.

358. Юхнёва Н. между традиционализмом и ассимиляцией (о феномене русского еврейства) // Диаспоры. Независимый научный журнал. М., 1999. № 1.С. 160-178.6. Диссертации

359. Кальмина Л.В. Еврейская община Западного Забайкалья (60-е гг. XIX в. -февраль 1917 г.). Диес. канд. ист. наук. Улан-Удэ, 1998. 174 с.

360. Рабинович В.Ю. Евреи дореволюционного Иркутска как предпринимательское меньшинство. Дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 1998. -236 с.7. Авторефераты

361. Алепко А.В. Иностранный капитал на Дальнем Востоке России и его влияние на развитие края (1860 1917 гг.). Автореф. канд. дисс. Хабаровск, 1998.-25 с.

362. Бендик Н.Н. Становление государственной архивной службы на Дальнем Востоке в 20-е годы. Автореф. канд. дисс. Хабаровск: 2000. 26 с.

363. Кальмина Л.В. Еврейская община Западного Забайкалья (60-е годы XIX века февраль 1917 г.). Автореф. канд. дисс. Улан-Удэ, 1998. - 22 с.

364. Кокоулин В.Г. Дальневосточная республика: борьба политических партий и групп. Автореф. канд. дисс. Новосибирск, 1999. 26 с.

365. Кротова М.В. Харбин аванпост русской промышленности, торговли и культуры в Маньчжурии (1898 - 1917 гг.) Автореф. канд. дисс. СПб., 1996. - 26 с.

366. Лысенко Л.М. Губернаторы и генерал-губернаторы в системе власти дореволюционной России. Автореф. докт. дисс. М., 2001. -48 с.

367. Рабинович В.Ю. Евреи дореволюционного Иркутска как предпринимательское меньшинство. Автореф. канд. дисс. Иркутск, 1998. 24 с."

368. Сердюк М.Б. Религиозная жизнь Дальнего Востока (1858 — 1917 гг.). Автореф. канд. дисс. Владивосток, 1998. — 22 с.

369. Сонин В.В. Становление Дальневосточной республики (1920 1922 гг.). Автореф. докт. дисс. Владивосток, 1990. - 35 с.

370. Умрихин А.В. Политико-административное устройство Дальнего Востока России во второй половине XIX начале XX вв. Автореф. канд. дисс. Благовещенск, 1998. - 26 с.

371. Фельдман Д.З. Документы РГАДА по социально-экономической истории евреев в России (II пол. XVIII XIX вв.). Автореф. канд дисс. М., 1996. 23 с.

372. Ципкин Ю.Н. Белое движение на Дальнем Востоке России и его крах (1920-1922 гг.). Автореф. докт. дисс. М., 1998. 43 с.

373. Литература иностранных авторов

374. Авинери Ш. Основные направления в еврейской политической мысли. Иерусалим: Библиотека Алия, 1990 320 с.

375. Евреи в Советской России (1917 1967) /Пер. с англ. М.Альтман. Иерусалим, 1975.-273 с.

376. Кандель Ф. Очерки времен и событий Из истории российских евреев. (Ч. III. 1882 1920 гг.). Иерусалим: Ассоциация Тарбут, 1994. - 335 с.

377. Кауфман А.И. Поселок Харбин // Бюллетень Игуд Иоцей Син. 1988. № 296-1998. №.353.

378. Перейра Норман Г.О. Сибирь: Политика и общество в гражданской войне. М.: Ин-т Российской истории, 1996. 197 с.370

379. Стефан Д. Русские фашисты. Трагедия и фарс в эмиграции. 1925 1945. М: Изд-во Сов.- Британского СП "Слово", 1992. - 441 с.

380. Ципперштейн С. Евреи Одессы. История культуры, 1794 1881. М.Иерусалим: Гешарим, 1995.-208 с.

381. Шварц С.М. Антисемитизм в Советском Союзе. Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1952.-263 с.

382. Baron S.The Russian Jews under Tsars and Soviets. N.Y. L. 1964. — 486 pp.

383. Johnson P. A History of the Jews. London: Phoenix Giant, 1996 643 pp.

384. Rediscovering Russia in Asia: Siberia and Russian Far East. Ed. By S.Kotkin, D. Wolff. N.Y., 1995. -356pp.

385. Stephan John. J. The Russian Far East. A History. Stanford University Press, 1994.-482 pp.

386. Wolff D. To the Harbin station. The Liberal Alternative in Russian Manchuria, 1898 1914. Stanford University Press. Stanford, California. 1999. - 255 pp.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 107326