Государство и преступность в Советской России 1945-1953 гг. :На материалах Ленинграда и Ленинградской области тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, доктор исторических наук Говоров, Игорь Васильевич

Диссертация и автореферат на тему «Государство и преступность в Советской России 1945-1953 гг. :На материалах Ленинграда и Ленинградской области». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 185400
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Говоров, Игорь Васильевич
Ученая cтепень: 
доктор исторических наук
Место защиты диссертации: 
Санкт-Петербург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
712

Оглавление диссертации доктор исторических наук Говоров, Игорь Васильевич

Введение.4

ГЛАВА 1. Научные основы изучения проблемы.

§ 1. Восприятие преступности как явления в послевоенный период и реакция на нее государства и общества.18

§ 2. Историография исследуемой темы.62

ГЛАВА II. Основные черты и тенденции уголовной преступности в городе и области.

§ 1. Преступная деятельность уголовных элементов и групп (причинный комплекс, динамика и характерные черты). 87

§ 2. Криминальная среда в послевоенном обществе: социально-криминологические характеристики . 165

ГЛАВА III. «Черный рынок» в Ленинграде и факторы его существования.

§ 1. Формирование системы подпольных экономических отношений и ее влияние на повседневную жизнь общества.224

§ 2. Становление и развитие механизмов коррупции . 285

ГЛАВА IV. Специфика административно-силового воздействия на преступность и ее эффективность.

§ 1. Место и роль советских спецслужб в подавлении уголовной преступности . 329

§ 2. Особенности работы ленинградской милиции в послевоенное десятилетие. 344

§ 3. Негласные и специальные формы противодействия преступности и результаты их применения . 397

§ 4. Проблемы собственной безопасности в милицейских структурах. 429

ГЛАВА V. Органы уголовной юстиции Ленинграда и области и их участие в борьбе с преступностью

§ 1. Прокуратура и содержание ее работы в послевоенные годы. 474

§ 2. Практика уголовного судопроизводства и ее результативность. 534

§ 3. «Право на защиту» и его реальное воплощение. 564

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Государство и преступность в Советской России 1945-1953 гг. :На материалах Ленинграда и Ленинградской области"

Актуальность темы исследования. Сегодня Россия переживает очередной кризисный период, одним из основных показателей которого является рост уровня криминальных проявлений. В этих условиях государство может рассчитывать на поддержку гражданами своей политики лишь в том случае, если оно может обеспечить безопасность общества в целом, сохранность жизни и собственности жителей, вне зависимости от их общественного статуса, справедливость и объективность применения уголовного законодательства и т.д. Поэтому особый интерес представляет изучение того, как решали данные вопросы властные институты российского государства на различных этапах его истории.

Практически не изученной в данном отношении остается сталинская эпоха (30 - 50-е гг.). При огромном количестве научных исследований, посвященных данному периоду, большинство из них освещает особенности политического режима сталинизма, массовые репрессии, личности И.Сталина и его окружения. Различные стороны жизни простого человека в эту эпоху исследованы достаточно слабо. Тем более крайне недостаточно проанализированы воздействие на жизнь рядовых граждан такого негативного фактора, как преступность и то, как действовали государственные органы, пытаясь ликвидировать угрозу общественному спокойствию со стороны преступных элементов.

Наиболее неблагополучным в криминальном отношении в годы сталинского режима являлось послевоенное десятилетие. Завершение Великой Отечественной войны сопровождалось взрывом преступности, значительно осложнившим ситуацию в обществе. Анализ действий властей, которые быстро сумели подавить этот криминальный всплеск, имеет важное значение для воссоздания полной и объективной истории Отечества, точного представления об одной из важных сторон повседневной жизни на переломном этапе.

Исследование картины преступности в послевоенном Советском Союзе и мер по борьбе с ней партийно-советских властей, милиции, прокуратуры и суда позволяет глубже оценить особенности жизни советского общества при сталинизме, понять характер сталинского режима, его отношение к зако-нонепослушным гражданам, получить более четкое представление о формах и методах воздействия авторитарного режима на криминальную среду.

Кроме того, изучение государственной политики по борьбе с преступностью в послевоенный период на основе ранее неизвестных документов и материалов дает возможность проанализировать положительные и негативные стороны в действиях сталинского государства по обеспечению общественного спокойствия. Опыт работы различных звеньев правоохранительной системы в 40-50-е гг. сохраняет актуальность и на сегодняшний день. Его использование, на наш взгляд, позволит обеспечить результативность в действиях органов МВД и юстиции в современных условиях.

Предмет и объект исследования. Предметом изучения автор избрал анализ уголовной преступности как социального феномена и механизм действий правоохранительных органов по борьбе с ней, его направленность, технологию и воздействие на жизнь рядовых граждан СССР. Объектом исследования являются конкретные виды нарушений уголовного законодательства и деятельность органов милиции и юстиции по их подавлению.

Хронологические рамки исследования. Нижняя хронологическая граница исследования определена 1945 г. Это объясняется тем, что в 1945 г., после завершения Великой Отечественной войны страна пережила резкий рост криминала и перед руководством СССР встала задача, в кратчайшие сроки обеспечить подавление преступности. Верхней границей исследования определен 1953 г. Смерть И.Сталина и мартовская амнистия вызвали новый подъем преступности. Одновременно изменения в политическом руководстве страны сопровождались переменами во взгляде государства на карательную политику в отношении как «политически неблагонадежных», так и «социально вредных и уголовных» элементов.

Географические рамки исследования. Учитывая сложность и не разработанность данной проблемы, географические рамки исследования ограничиваются Ленинградом и Ленинградской областью. На этой территории сосуществовали в послевоенный период два типа общественной жизни: крупного мегаполиса (Ленинград) и провинции (Ленинградская область). Таким образом, в Ленинградском регионе действовали закономерности, определяющие уровень и характер криминальных проявлений, особенности уголовной и экономической преступности и основные принципы действий правоохранительных органов, типичные для большинства регионов Советской России данного периода. В целом это позволяет на примере Ленинграда и Ленинградской области проследить характерные особенности преступности и правоохранительной политики в послевоенный период.

Цель и задачи исследования. Опираясь на широкий круг источников и работы предшественников, автор поставил перед собой следующую цель: раскрыть характерные особенности послевоенной преступности и ее роль в социальной жизни общества, рассмотреть основные принципы государственной политики по минимизации негативного влияния криминала на общество. В соответствии с целью исследования определен ряд задач: -установить динамику криминальной ситуации в 1945-1953 гт. в Ленинграде и Ленинградской области и причины, влияющие на уровень и характер преступности в послевоенное десятилетие;

-выявить наиболее типичные формы преступлений, характерные для 40-50-х гг., их общественную опасность;

-проанализировать социальный, общественный и возрастной состав криминальных элементов в сталинском государстве;

-изучить характер теневых экономических отношений, сложившихся к середине 50-х гг. в СССР.;

-раскрыть подходы сталинского режима к пониманию проблемы преступности и определению основных приоритетов правоохранительной политики в стране;

-исследовать основные принципы направления деятельности милиции, прокуратуры и суда в сфере борьбы с преступностью, позитивные и негативные стороны в их деятельности;

-рассмотреть, насколько простые граждане были в 40-50-е гг. защищены, с одной стороны, от посягательств уголовных элементов, с другой - от произвола представителей силовых структур, обеспечивающих борьбу с преступностью, в какой степени общество было информировано о ситуации с преступностью и методах противодействия ей правоприменительной системы, как общество оценивало успешность этих действий и уровень своей безопасности;

-показать, какую роль региональная номенклатура играла в руководстве и контроле за практической деятельностью милиции, прокуратуры и суда в уголовно-правовой сфере;

-исследовать итоги борьбы с преступностью в 40-50-е гг., сформулировать основные выводы и предложения.

Источниковую базу исследования составили материалы и документы архивов Санкт-Петербурга и Ленинградской области: Центрального государственного архива (ЦГА СПб) и Центрального государственного архива исто-рико-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГА ИПД СПб), Отдела специальных фондов Информационного центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области (ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО) и Ленинградского областного государственного архива (ЛОГАВ).

Из материалов, хранящихся в ЦГА СПб., автором использованы документы фондов исполкомов ленинградских областного и городского Советов.

Эти документы можно разделить на две группы. В первую входят-решения, материалы протоколов заседаний исполкомов, посвященные вопросам обеспечения охраны общественного порядка, борьбы с беспризорностью и нищенством, предупреждения хищений и растрат, расследования злоупотреблений со стороны представителей партийно-хозяйственной номенклатуры. Вторую группу документов составляли спецсводки и отчеты правоохранительных органов Ленинграда и области в советские органы об уровне преступности в регионе. Кроме того, в диссертационном исследовании использованы материалы (отчеты, докладные, спецсообщения) прокуратуры войск МВД по Ленинградской области, посвященные борьбе с преступностью в органах милиции.

Эти данные помогли автору составить целостную картину взаимоотношений и взаимодействия в сфере обеспечения общественного порядка и безопасности партийных, советских, правоохранительных и хозяйственных органов региона, уточнить динамику и характер криминальных проявлений в городе и области в конце 40-х - начале 50-х гг., оценить внутреннюю ситуацию в подразделениях МВД-МТБ Ленинградской области.

Из числа хранящихся в ЦГА ИПД СПб документов исследователем использованы отчеты, сводки различных отделов Ленинградского обкома ВКП(б)-КПСС, областного и городского комитетов ВЛКСМ, посвященные условиям жизни различных групп населения, хищениям, злоупотреблениям в системе торговли и потребительской кооперации, положению в детских учреждениях, школах фабрично-заводского обучения, ремесленных училищах и т.д.

С помощью этих сведений исследователю удалось проанализировать комплекс причин, оказавших воздействие на положение с преступностью в Ленинградском регионе в послевоенное десятилетие, проследить особенности социально-хозяйственной ситуации в Ленинграде и области и ее влияние на процессы развития в обществе элементов «черного рынка» и «теневой экономики». Кроме того, в диссертации использованы материалы Ленинградского горкома ВКП(б)-КПСС (Ф. 25), посвященные разработке и проведению в жизнь партийными органами решений, относящихся к уголовно-правовой сфере.

Материалы, хранящиеся в ОСФ ИЦ ГУВД (приказы, директивы и распоряжения НКВД-МВД СССР, приказы Управления МВД по Ленинградской области, городской и областной милиции и ежеквартальные отчеты ГУВД о своей работе), дают возможность проанализировать криминогенное состояние в городе и области, основные методы деятельности милиции по профилактике, пресечению и раскрытию тех или иных видов преступлений. В фондах 1,2 и 28 архива сосредоточена ценнейшая информация о повседневной деятельности различных милицейских подразделений, ее сильных и слабых сторонах, о характере и наиболее распространенных типах уголовных и экономических преступлений в исследуемый период. Отчеты и справки Управления МВД помогли провести анализ социального и возрастного состава криминальной среды в послевоенном обществе, выделить наиболее уязвимые в криминологическом отношении группы населения в Ленинграде и области.

Деятельность органов суда, прокуратуры и адвокатуры города и области исследована по документам, хранящимся в ЛОГАВ. Это прежде всего приказы и отчеты о работе органов юстиции в 40-50-е гг. Особый интерес представляют протоколы ведомственных и межведомственных совещаний, в которых участвовали работники судов, прокуратуры, милиции и адвокатуры. Эти протоколы дают возможность проследить взгляды сотрудников правоохранительных органов на проблему преступности, цели и задачи правоохранительной политики в регионе. Также сведения, содержащиеся в фондах ЛОГАВ, помогли в оценке характера взаимоотношений партийно-советских и правоохранительных органов в послевоенном Ленинграде и области, особенностей взаимодействия систем юстиции и МВД-МГБ в уголовно-правовой практике. Документы городской и областной прокуратуры, адвокатуры, суда дают возможность вычленить основные характерные черты и особенности сталинского правосудия, определить, какими приоритетами оно руководствовалось в практической работе.

В целом данные, хранящиеся в городских и областных архивах, позволяют создать полную картину криминальной ситуации в послевоенное десятилетие в Ленинградском регионе, вычленить комплекс мер, предпринимаемых карательными органами по ее регулированию. В то же время необходимо отметить, что официальные источники обладают рядом особенностей, которые необходимо учитывать. К ним прежде всего можно отнести их идеологическую заданность и свойственное для любой бюрократической системы стремление скрыть негативную и преувеличить позитивную информацию.

Нами установлено, что содержание некоторых спецсообщений, донесений и справок по одним и тем же проблемам, подготовленных партийными и советскими органами, милицией, судом и прокуратурой, по отдельным вопросам противоречат друг другу, Таким образом, архивные материалы нуждаются во всестороннем уточнении, проверке и исследовательской экспертизе.

Достоверность исследования была достигнута за счет критического анализа имеющихся в распоряжении автора материалов, сопоставления данных из различных источников и т.д. Также необходимо отметить, что значительная часть материалов, посвященных негативным сторонам жизни общества в 40-50-е гг., хранящихся в архивах (прежде всего в ЦГА ИПД), остается засекреченной и не доступной широкому кругу исследователей. В целом автором при подготовке работы были использованы материалы более чем 400 дел 19 архивных фондов. Значительная часть документов введена в научный оборот впервые.

Наряду с архивными, значительную роль при подготовке диссертации сыграли опубликованные источники. Здесь необходимо отметить опубликованные сборники документов. Условно их можно разбить на четыре группы.

В первую входят материалы уголовного законодательства, сборники, в которые входят приказы, циркуляры, документы, посвященные работе различных правоохранительных органов в советский период и деятельности отдельных ведомств по борьбе с преступностью1. Материалы этих сборников позволяют определить правовые основы действий правоприменительной системы по подавлению преступности в сталинский период, определить ее приоритеты в данной деятельности, проследить, борьбе с какими видами преступности придавалось особое значение в послевоенное десятилетие, как силовые структуры реагировали на указания партийно-политического руководства.

Вторую группу представляют из себя опубликованные материалы высших партийно-государственных органов (ЦК ВКП(б)-КПСС и СНК- СМ СССР) . Они дают возможность проследить, как, на основе каких данных принимались решения, касающиеся проблемы преступности, руководством страны, как контролировать результаты их выполнения, как руководители страны представляли себе криминальную ситуацию.

Третью группу документов представляют сборники, посвященные отдельным регионам3. Данные, содержащиеся в них, помогают сравнить криминальную ситуацию в Ленинградской области в 40-50-е гг. с положением в других регионах, выделить общее и особенности в деятельности карательных ведомств по пресечению уголовных правонарушений в разных районах СССР.

Четвертую группу документов составляют тематические сборники и публикации документов в журналах, затрагивающие отдельные проблемы, такие, как злоупотребления в ходе денежной реформы 1947 г., сбор органами МГБ материалов, компрометирующих руководство вооруженных сил и МВД СССР, результаты применения правоохранительными органами Указов от 4 июня 1947 г., причины и последствия амнистии 1953 г. и т.д.4

Самостоятельную группу источников составляет мемуарная литература. Во-первых, это воспоминания бывших работников правоохранительной системы, которые дают возможность проанализировать ситуацию- в правоприменительных органах того периода, положительные и отрицательные стороны в деятельности прокуратуры и милиции5.

Во-вторых, воспоминания о 40-50-х гг. граждан, имевших различный общественный статус. Они показывают, какое место в сознании жителей страны послевоенной поры занимала тема преступности, обеспечения личной безопасности, как они оценивали действия правоохранительных органов6. Особый интерес представляют записки о посещении Советского Союза американским писателем Д.Стейнбеком. Его «взгляд со стороны» на послевоен

•у ную жизнь в СССР позволяет по-новому посмотреть на многие проблемы .

В-третьих, это мемуары бывших узников сталинских лагерей (В.Шаламова, Ж.Росси, С.Снегова, А.Жигунова и др.), в которых довольно подробно описаны нравы преступного мира и психология «блатных» того о времени . Особо примечательны воспоминания Г.С.Сечкина. В молодости активный член воровского сообщества, он в литературно-художественной форме раскрывает порядки и нравы «криминальной среды», «неофициальные» методы воздействия на «рецидивистов» со стороны сотрудников МВД 9 и т.д.

Используя мемуарную литературу, необходимо учитывать особенности, присущие данному виду источников, такие, как субъективизм и самоцензура авторов, изложение материалов в литературно-художественной форме, непредумышленное, а иногда и явное, в русле авторской концепции, искажение фактов и т.д.

В качестве примера можно привести различные оценки в воспоминаниях репрессированных, касающиеся так называемой «сучьей войны» -столкновений между различными криминальными «мастями» в исправительно-трудовых учреждениях. В.Шаламов - рядовой заключенный, крайне негативно оценивал как «сук», так и «честных воров». С.Снегов - в заключении технолог завода, который по роду своей деятельности был связан с «блатными», сотрудничающими с администрацией, считал, что суки прекратили в лагерях «уголовный беспредел», что улучшило положение осужденных. А.Жигулин, случайно оказавшийся в коллективе «честных воров», противопоставлял их честность, приверженность строгому кодексу правил, порядочное отношение к простым осужденным, жестокости и «бесчестности» сук. Тем не менее мемуарные источники бесценны для понимания атмосферы и условий жизни в обществе в исследуемый период.

В диссертационном исследовании также используются и материалы периодических изданий 40-50-х гг. Так, в журналах «Социалистическая законность» и «Советское государство и право» регулярно размещались материалы о практике применения уголовного законодательства по конкретным видам преступлений, рекомендации и методики для следователей, прокуроров и судей, примеры из следственной практики и т.д. В журнале «Судебная практика Верховного Суда СССР» разбирались примеры судебных приговоров по конкретным уголовным делам, публиковались постановления Верховного Суда о применении наказания по тем или иным статьям Уголовного кодекса и т.д. Журнал «Пограничник» в 1948-1955 гг., в связи с отсутствием у советской милиции своего периодического издания, регулярно публиковал на своих страницах статьи о работе милиции (в основном о вопросах партийно-политической работы в органах милиции). Материалы журнала «Пропаганда и агитация», издаваемого ленинградскими обкомом и горкомом ВКП(б)-КПСС, помогают проследить, какие сложности присутствовали в социально-хозяйственной жизни региона (что неизбежно влияло на интенсивность криминальных проявлений).

Кроме того, органы прокуратуры СССР выпускали периодические издания с рекомендациями для своих сотрудников и положительными примерами из деятельности различных подразделений прокуратуры, такие, как «Следственная практика», «Работа лучших следователей», «Практика прокурорского надзора за судами» и др.

Довольно активно проблема преступности освещалась и в ленинградской прессе. Такие газеты, как «Смена», «Вечерний Ленинград», «Ленинградская правда» публиковали на своих страницах отчеты о раскрытых преступлениях, материалы о злоупотреблениях в торговле, кооперации и т.д. Свою газету «Пост революции» издавали в 40-50-е гг. и Управления городской и областной милиции. В данной газете (предназначенной для служебного пользования), раскрывались различные стороны в деятельности органов милиции, в том числе и относящиеся к борьбе с преступностью. (К сожалению, в библиотеках Санкт-Петербурга сохранились подшивки данного издания только за 1946-1948 гг.). Газетные материалы явились ценным дополнением к другим источникам.

Методология данного диссертационного исследования основана на принципах объективности и историзма. При написании работы использовались общенаучный, проблемно-исторический, историографический, статистический и другие методы.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые подвергаются научному осмыслению проблемы общественной жизни отдельного региона в 40-50-е гг. через анализ социально-криминологических узлов, возникших в этот период. В работе изучены динамика, причины и характер уголовной и экономической преступности в 1945-1953 гг. Исследованы действия правоохранительной системы по контролю за криминальными проявлениями в обществе, сложившиеся принципы правоохранительной политики сталинского режима.

На материалах архивов прослеживаются такие, ранее не рассматриваемые проблемы, как степень защищенности рядовых граждан в условиях советской системы от нарушений законности, степень открытости действий силовых структур в 40-50-е гг., взаимоотношения партийно-государственной номенклатуры и карательных органов и влияние криминальных факторов на политические процессы в стране и регионе в послевоенное десятилетие.

В научный оборот впервые выведено значительное число новых источников, ранее недоступных для широкого круга исследователей.

На основе анализа архивных и опубликованных материалов сделаны новые выводы и обобщения, дающие возможность более глубоко оценить послевоенную ситуацию в Советском Союзе, характер сталинского государства, отношения властей с обществом.

Формулируются приоритеты научных исследований и авторских работ по проблемам истории преступности, взаимодействия государственных и общественных институтов в условиях обострения* криминальной ситуации в стране.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут способствовать развитию исследований исторической и юридической наук в области «криминальной антропологии» (т.е. анализа воздействия преступности на человека, в совокупности, как одной из сторон социальной жизни общества).

Кроме этого, данная работа создает предпосылки для постановки новых теоретико-методологических проблем при изучении истории преступности и борьбы с ней, которые могут быть использованы в последующих исследованиях. Полученные результаты исследования могут применяться также в обобщающих трудах по истории Отечества, истории Санкт-Петербурга и Ленинградской области и правоприменительных органов. Содержащийся в диссертации материал может стать основой для разработки учебных пособий, программ специальных курсов и лекций по истории преступности, органов внутренних дел, суда и прокуратуры.

Помимо этого, положительный и негативный опыт деятельности правоохранительных органов в послевоенное десятилетие по борьбе с преступностью необходимо учитывать и сегодня при разработке государственных и региональных концепций по противодействию криминалу. Изучение функционирования правоприменительных служб в 40-50-е гг. может облегчить решение таких вопросов, как взаимодействие правоохранительных решение таких вопросов, как взаимодействие правоохранительных органов и местной администрации, участие общественности в охране правопорядка, гласность в сфере борьбы с преступностью, недопущение нарушения законности при уголовных расследованиях и обеспечение объективного и независимого уголовного судопроизводства.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка источников и литературы, приложений.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Говоров, Игорь Васильевич

Результаты исследования дают основание сделать вывод о'том, что в послевоенный период завершается оформление основных принципов советской юстиции и правосудия. Для советского руководства органы юстиции и внутренних дел являлись прежде всего инструментом проведения своей политики. Весь социалистический период российской истории перед всеми подразделениями юстиции стояли три основные задачи: обеспечение борьбы с преступностью, воспитание из советских граждан членов социалистического общежития и защита прав и свобод человека. Инструментальный подход к деятельности юстиции приводил к тому, что в ту или иную политическую эпоху приоритет отдавался той или иной задаче.

В сталинскую эпоху упор делался на осуществление двух первых задач, что приводило к ослаблению соблюдения в работе судебно-прокурорских служб принципов законности. Уголовная юстиция в 40-50-е гг. представляла из себя карательную машину, стремящуюся исключительно насильственными методами искоренить преступность и заставить жителей СССР строго соблюдать требования закона и активно участвовать в строительстве социализма. Однако не следует путать, как делают многие исследователи, нормы функционирования в 30-50-е гг. уголовного и политического правосудия. Сталинская правовая система исключала «врагов народа» из жизни советского общества, поэтому и процессуальное положение политических и уголовных преступников было абсолютно разным. Фактически в 40-е гг. завершается складывание двух параллельных систем юстиции — политической и уголовной. Если в органах политической юстиции требования уголовного и уголовно-процессуального кодекса фактически игнорировались, в уголовной - соблюдение принципов уголовного законодательства ставилось во главу угла. В то же время особенности сталинской государственной машины оказывали серьезное влияние на деятельность аппарата юстиции. К 50-м гг. на деятельности прокуратуры, суда и адвокатуры серьезно сказывались такие негативные факторы, как уменьшение самостоятельности деятельности судов, усиление зависимости работников юстиции не только от партийной линии, но и местных властей, «выдавливание» из системы принципиальных сотрудников с самостоятельной точкой зрения.

Безусловно, подавляющее число следователей, прокуроров, судей всех уровней и адвокатов в 40-е гг. оставались честными и порядочными людьми, искренне озабоченными тем, чтобы к ответственности привлекались настоящие преступники, а не невинные люди, чтобы тяжесть наказания соответствовала степени преступления. Однако законы системы — проповедь «непогрешимости судебного аппарата», порядок, когда любая судебная ошибка оценивалась как плохая работа представителей юстиции, крайняя жесткость законов и очень малый «люфт» в возможности их применения привели к тому, что советское правосудие все более приобретало обвинительный характер, а возможность лиц, привлеченных к уголовной ответственности, доказать свою невиновность все более сокращалась. Наряду с законами, на деятельность советских юристов стали оказывать значительное воздействие ведомственные инструкции секретного, не публичного характера и телефонное право.

В период «хрущевской оттепели» политическое руководство изменило приоритеты, стоящие перед советской юстицией. На первое место выдвигаются требования строгого соблюдения законов, недопущения нарушений законности, соблюдения прав граждан. Либерализм в определении мер наказания, который в 40-е гг. был основным объектом критики в судебной системе, в середине 50-х гг. стал одним из основных принципов правосудия. Дело дошло до того, что условное наказание стали получать даже опасные рецидивисты. Однако в начале 60-х гг. новый подъем уровня преступности вновь привел к ужесточению карательной политики. Однако основной характерной чертой советской юстиции на протяжении всей истории СССР оставался ее управляемый, инструментальный характер.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение проблемы преступности в послевоенное десятилетие и действий государства по борьбе с ней в Ленинграде и Ленинградской области полностью подтвердили актуальность и новизну избранной темы диссертации. В ходе работы над исследованием был проанализирован значительный объем литературы и архивных источников.

Анализ историографии по данной теме показал, что она действительно освещена недостаточно. В современной исторической и юридической литературе поставлены лишь самые общие вопросы. Большинство публикаций касается лишь частных вопросов темы. Практически не изученной оказалась такая проблематика, как характер послевоенной преступности, ее особенности в различных регионах страны, место в жизни советского общества, формы и методы действий правоохранительных органов и взгляды представителей сталинского руководства на задачу подавления криминальных проявлений в обществе и т.д. Данная диссертация посвящена исследованию этих вопросов.

В ходе работы над диссертацией автор использовал материалы девятнадцати фондов четырех архивов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в которых сосредоточены сведения о криминальной ситуации и работе силовых структур региона. Часть документов впервые введена в научный оборот. Они позволяют по-новому раскрыть такие проблемы, как цель, задачи и механизм действий органов милиции, прокуратуры и суда в 1945-1953 гг., роль партийно-советских органов региона в определении приоритетов в борьбе с преступностью, степень правовой защищенности граждан, оказавшихся в поле действия системы уголовного правосудия, степень развитости в послевоенном обществе нелегальных экономических институтов и др.

На основе анализа использованных в диссертации научных работ и источников автор пришел к следующим выводам.

В середине 40-х гг. Советский Союз пережил очередной взрыв криминальных проявлений, вызванный целым комплексом причин. Во-первых, резкое возрастание числа преступлений в 1945-1947 гг. объяснялось последствиями войны; во-вторых, - экономическим и продовольственным кризисом 1946 г. и низким уровнем жизни населения страны; в-третьих, - особенностями политического режима в СССР и его отношения к различным категориям граждан (отбывшим заключение, репатриированным, политически неблагонадежным и т.д.). Сказался рост уровня криминала и на Ленинградском регионе. После Москвы и Московской области здесь он был наиболее высок, в сравнении с ситуацией в стране. Если в 1940 г. коэффициент преступности в стране (т.е. количество преступлений на 10 тыс. чел.) составлял 28, а в 1949 г. - 7, то в 1946 г. в Ленинграде на 10 тыс. чел. совершалось 85,8 преступлений, в 1947 г. - 57,3. Так, число краж в Ленинграде возросло с 1944 по 1945 гг. в 1,5 раза (с 6903 случаев до 11502), в том числе карманных - в 2,5 раза (с 405 случаев до 1036). Из совершаемых в Советском Союзе убийств на Ленинград и Ленинградскую область приходилось в 1945 г. каждое 50-е, в 1946 г. - каждое 40-е. Высокой доля Ленинградского региона в общесоюзной преступности оставалась и в дальнейшем. В 1952 г. на Ленинград приходилось каждое 25-е преступление, зарегистрированное по стране, в 1953 г. - каждое 40-е.

Преступность в советском обществе в исследуемые годы условно можно разбить на две группы: уголовную и экономическую. К уголовным преступлениям относились криминальные деяния, направленные против жизни, здоровья и собственности граждан, государственных и общественных организаций, общественного порядка. Исследование подтвердило ранее высказанное предположение, что особенностью уголовных преступлений является то, что сам образ действий преступников свидетельствует о факте преступления, т.е. эти преступления носили открытый характер.

Экономические же преступления в этот период представляли из себя использование в личных корыстных интересах пороков хозяйственной системы. Здесь преступные деяния протекали в скрытой форме, не имели конкретных потерпевших и становились известными лишь длительное время спустя после их совершения или вообще оставались скрытыми. И уголовная, и экономическая преступность отличались своими характерными чертами и особенностями.

Сравнительный анализ широкого круга источников привел исследователя к выводу о том, что своеобразие Ленинградского региона состояло в Т0хМ, что здесь соседствовало два типа преступности - преступность мегаполиса (в Ленинграде) и преступность провинциального, сельского типа (в Ленинградской области). Общим и для города и для области было то, что основную массу преступных проявлений здесь составлял мелкий криминал: кражи и мошенничество в небольших размерах, уличные грабежи. И преступники и жертвы относились в основном к малообеспеченным слоям населения. Советское общество, представлявшее из себя бедный и социально однородный организм, породило такую же преступность: бедную и плохо организованную. Именно такой она и оставалась до начала перестроечной эпохи. Изменение социально-бытовых условий жизни страны в 60-х — начале 80-х гг., хотя и меняло некоторым образом преступность в стране, но оставляло прежними её основные характерные черты: низкие формы организованности, ограниченные масштабы профессионализма в преступной среде, высокая степень вовлечения в преступные действия представителей молодежи, низко рациональная мотивация преступных действий (значительную долю преступлений составляли деяния, бессмысленные с точки зрения выгоды для человека, их совершающего). Лишь начало коренной ломки социальных условий на рубеже 80-х - 90-х гг. привело к изменению основных характеристик российского криминала.

В то же время между криминогенными ситуациями в Ленинграде и Ленинградской области существовали и серьёзные различия. Во-первых, они заключались в различной интенсивности криминальных проявлений. Уровень преступности в Ленинграде всегда в несколько раз превышал уровень преступлений в области. Так, если в первом квартале 1947 г. в Ленинграде милицией было зарегистрировано5304 преступления уголовного характера, то в Ленинградской области - 2651 преступление, во втором квартале 5179 и 2550 преступлений соответственно, в третьем квартале - 5056 и 2005 преступлений, в четвёртом квартале - 2862 и 1761. В 1953 г. в Ленинграде было совершено 8065 уголовных преступлений, а в области - 2653. Кроме того, если в Ленинграде наибольшее распространение в 40-е годы получила уличная преступность - грабежи, квартирные и карманные кражи, действия молодежных хулиганских шаек, то в районах области основное число преступлений приходилось на кражи продуктов, фуража с колхозных и совхозных полей и хранилищ, массовые драки во время советских и религиозных праздников. Эти различия объясняются на наш взгляд в первую очередь разницей в демографической и экономической ситуации города и области. Если в Ленинграде развивались новые социальные и культурные ценности, свойственные для индустриального общества, то в сельских регионах значительную роль играли традиции общинного уклада жизни. Эти особенности влияли на характер преступности. В крупных городах (в том числе в Ленинграде) процесс разрыва старых и формирования новых социальных связей зачастую проявлялся, особенно в молодежной среде, в росте антиобщественного поведения. В сельских же районах преступные проявления в основном сохранили тот же характер, что и в дореволюционную эпоху (в российской деревне драки «стенка на стенку» и воровство имущества у эксплуатирующих труд крестьян - помещиков до 1917 г., совхозов и колхозов - в годы Советской власти, не воспринимались, как преступное деяние). Криминальную обстановку в области осложнял также синдром «101 километра». Лицам с уголовным прошлым запрещалось проживать в Ленинграде и 100-километровой зоне вокруг него. В результате рецидивисты скапливались в более отдаленных районах области.

Основная доля преступлений, как в Ленинграде, так и в стране в целом в 40-50-е гг. совершалась молодыми людьми в возрасте до 25 лет. Значительная часть деяний криминального характера приходилась также на военнослужащих и бывших фронтовиков. Такая ситуация во многом объяснялась последствиями Великой Отечественной войны: психологическими особенностями лиц - участников военных действий, и взрослением целого поколения, которое в условиях войны оказалось вне родительского и государственного надзора. Тяжелая экономическая ситуация во второй половине 40-х гг. привела к возрастанию в числе лиц, нарушавших уголовное законодательство, доли женщин и членов партии.

Экономическая преступность в 40-50-е гг. на Северо-Западе РСФСР отличалась более высокой организованностью и рациональным характером. Хотя наибольшее число лиц, привлеченных за преступления хозяйственного характера, составляли мелкие расхитители и спекулянты, основной ущерб государству наносили действия организованных преступных групп, действовавших в различных отраслях народного хозяйства.

Уже к началу 50-х годов можно говорить о криминализации целого ряда отраслей народного хозяйства (торговли, снабжения, общепита и легкой промышленности). Изучение источников позволило диссертанту сделать вывод, что в обыденном сознании произошла синонимизация понятий торговец и жулик. В 40-е - 50-е годы по сути завершилось формирование основных принципов действия теневой экономики, бурно расцветшей в 60-е — 80-е годы. К ним, прежде всего, можно отнести: получение прибыли за счёт удовлетворения запросов граждан, которые не могут удовлетворить официальные институты, тесная связь нелегальных экономических структур с официальными хозяйственными учреждениями, через которые шло получение сырья и сбыт «левого» товара, вовлеченность в преступную деятельность хозяйственных руководителей и представителей органов власти разного уровня.

Анализ архивных материалов показал, что «альтернативная экономика» в социалистическом обществе имела двойственный характер. С одной стороны, теневые дельцы паразитировали на недостатках плановой хозяйственной системы и своими криминальными действиями затрудняли деятельность экономических механизмов. Это не могло не отражаться негативным образом на жизни населения. С другой стороны, теневые экономические структуры (прежде всего подпольщики-кустари и спекулянты) помогали простым гражданам выживать в условиях дефицита и неразвитости легкой промышленности. Это доказывает и опыт Ленинградского региона послевоенного десятилетия.

В основном за совершение преступных действий экономического характера привлекались лица 30-40 лет, занимающие более высокий общественный статус по сравнению с уголовными преступниками (в большинстве — маргинальными элементами, низкооплачиваемыми рабочими и колхозниками). В основном это были лица, занимающие материально-ответственные должности в народном хозяйстве.

Развитие «теневых» отношений в экономике сделало неизбежным участие в них служащих различных государственных учреждений, то есть распространение в советском обществе элементов коррупции. До сих пор устойчиво мнение, что тоталитарный характер сталинского правления делал невозможным распространение коррупции в советском государстве. Жесткий репрессивный режим, система тотального контроля действительно сужали возможности чиновников к злоупотреблениям. Однако огосударствление всех сторон хозяйственной жизни сформировало, на взгляд исследователя, «почву» для «неофициальных» контактов хозяйственных деятелей и партийно-государственной номенклатуры незаконного характера.

В 40-50-е гг. можно выделить две основные формы коррупции. Во-первых, это взяточничество, имевшее место среди рядовых работников государственных учреждений и правоохранительных органов, в кооперации, торговле и общепите районного уровня ( открытая коррупция). В среде партийно-советской номенклатуры, руководстве правоохранительных органов получили большее распространение формы «скрытой коррупции» - «самоснабжение», «сращивание с хозорганами» и использование в личных целях казенных средств.

Характерным примером подобной ситуации в 40-50-е гг. стало положение в Ленинграде и Ленинградской области второй половины 40-х гг. Факты «самоснабжения», использование служебного положения в личных целях получили здесь повсеместное распространение в районном и областном звене партийно-советских и правоохранительных органов. Следствием этого стало попустительство со стороны властей злоупотреблениям в колхозах и совхозах, пром- и потребкооперации, торговле общепите и других отраслях народного хозяйства, появление фактов взяточничества в деятельности милиции, прокуратуры, суда.

Подобные явления были закономерным результатом развития советской государственной системы. Для любого государства, построенного по централизованному бюрократическому образцу (как в СССР), характерно появление отраслевых или территориальных корпоративных группировок внутри государственного аппарата. Эти группировки начинают борьбу за власть, за влияние на первое лицо государства (в данном случае И.Сталина). В подобных замкнутых номенклатурных группировках регионального уровня неизбежным становилось развитие коррупции.

Масштабные акции против коррумпированных элементов на местах сталинским режимом предпринимались лишь в качестве первого шага по подавлению той или иной номенклатурной группировки. Впоследствии подобные акции превращались в дела политического характера. Примером такого развития событий служит и «Ленинградское дело». В то же время сталинская система власти: регулярная «перетасовка» кадров, жесткий контроль над государственной системой делали размеры и масштабы коррупции минимальными. Ослабление государственного давления на чиновников в конце 50-х -начале 60-х гг. немедленно породило значительный рост коррупции в СССР.

Как позволяют утверждать результаты исследования, руководители советского государства хорошо понимали опасность преступных проявлений для общественного спокойствия. В то же время, говоря о их реакции на криминальные раздражители, необходимо учесть, что И.Сталин и его ближайшее окружение относились к первому поколению большевиков, которые были твердо убеждены в верности марксистского тезиса о том, что преступность является следствием социально-экономических условий, характерных для эксплуататорского общества. Партийно-политические руководители СССР считали, что в социалистическом обществе отсутствуют причины, порождающие преступность (то есть классовая рознь и низкий уровень жизни основной массы населения). Из этого тезиса исходила уверенность партийного аппарата в возможности решить проблему преступности навсегда. Для этого требовалось, с его точки зрения, очистить общество от элементов, «зараженных» моральными пережитками капитализма, толкающими их на преступление. Следствием таких идеологических подходов стала опора в борьбе с криминальной средой исключительно на карательные меры. Такая позиция, с одной стороны, позволяла успешно подавлять преступные проявления, с другой, - она привела к тому, что правоприменительная система перестала делать различия между крупными преступниками и мелкими правонарушителями. Более того, советский режим постоянно подчеркивал приоритет общественных государственных ценностей над частными. Главной задачей правоохранительных органов ставилась защита прежде всего государственной собственности и интересов. Это привело к тому, что после 1947 г. мелкому «несуну» грозило такое же наказание, как и убийце. Ориентация исключительно на карательные меры привела к тому, что государство фактически игнорировало причины, порождающие преступность, процессы, ведущие к постоянной самоорганизации криминального мира.

Борьба с преступностью, по сути дела, свелась к борьбе с преступниками. Государство репрессировало уголовные элементы, но не предпринимало усилий для ликвидации условий (экономических, социальных и психологических) их порождающих. Подобную систему противостояния преступности можно определить как «карательно-охранительную».

В практической работе правоохранительных органов в послевоенное десятилетие имелись свои сильные и слабые стороны. Милиция, прокуратура и суд Ленинграда и области добились высокой эффективности в подавлении криминальной активности в обществе. С 1945-го по 1948 год был значительно снижен уровень преступности, подавлено уголовное подполье, достигнут высокий уровень раскрываемости преступлений. К 1953 г. ленинградская милиция находила преступников по четырем из пяти совершенных преступлений. Органами МВД упор в раскрытии преступлений делался на применение оперативных методов (в первую очередь, агентурной информации). Значительное внимание уделялось также контролю за элементами, склонными к нарушению закона. В городе и области функционировала разветвленная сеть милицейских постов и патрулей, позволяющая обеспечить высокую степень личной безопасности граждан. Использование паспортных ограничений позволяло органам милиции эффективно очищать Ленинградский регион от маргинальных элементов, являвшихся питательной средой преступности.

Значительную лепту в улучшение криминогенной ситуации в городе и области внесли также работники прокуратуры и суда. В 40 — 50-е годы повысилось качество их работы, сократилось число случаев направления уголовных дел на доследование и оправдательных приговоров. Усиление уголовных репрессий за различного рода преступления судами способствовало быстрой стабилизации обстановки в регионе. В то же время в деятельности правоохранительной системы послевоенного периода имелось и немало недостатков.

Война значительно ослабила органы внутренних дел и юстиции в кадровом и техническом оснащении. Кроме того, в 30-е годы сформировалась система отчетности служб правопорядка, основанная на количественных показателях. Весьма слабо к защите правопорядка привлекались представители общественности. Эти причины, а также постоянные требования партийных органов об улучшении работы правоприменительной системы породили такие негативные явления, как систематическая фальсификация уголовной статистики, массовые нарушения законности при ведении следственных и оперативно-розыскных мероприятий, обвинительный уклон в деятельности суда. Все эти факторы были характерны и для деятельности правоохранительных служб Ленинграда и Ленинградской области. По сути дела, развитие системы правопорядка в 40 - 50-е годы шло в направлении расширения возможностей карательных органов в преследовании уголовных элементов и одновременно сужения реальных прав граждан, проходящих по уголовным делам в качестве подозреваемых.

Исследование показало, что практическую работу правоприменительной системы также осложняли противоречия между различными подразделениями органов правопорядка. Постоянные конфликты между работниками милиции, прокуратуры и суда стали в 1945 - 1953 годах нормой для Ленинградского региона. Эти конфликты порождались как естественными противоречиями между правительственными организациями, действующими в смежных сферах (практически во всех странах мира существуют серьёзные противоречия между службами полиции и юстиции), так и особенностями советской политической системы. В ней соперничество между различными карательными органами искусственно поощрялось руководством страны, чтобы пресечь возможные претензии силовых структур на власть и обеспечить получение более объективной информации о положении в стране.

В послевоенное десятилетие на работу правоохранительных органов Ленинграда и области оказывало также отрицательное воздействие усиление контроля за их деятельностью со стороны партийной номенклатуры. Партийно-советские структуры активно вмешивались в функционирование органов внутренних дел и юстиции, стремясь определять не только общую стратегию их деятельности, но и руководить их действиями при решении конкретных уголовных дел. Можно констатировать, что в послевоенный период завершилось становление системы «телефонного права», значительно осложнившей работу органов правопорядка в Советской России. Опыт Ленинграда показывает, что к середине 50-х годов сложилась ситуация, когда руководители органов правопорядка регионального уровня оказались зависимы от местной номенклатуры даже в большей степени, чем от своего непосредственного начальства.

Автору хотелось бы подчеркнуть, что в период сталинского правления, как в стране в целом, так и в Ленинградском регионе в частности отсутствовала четко сформулированная программа борьбы с преступностью. Партийные органы обращались к проблеме преступности эпизодически, лишь в моменты подъема преступности. Как только криминальная ситуация стабилизировалась, партийно-советские органы самоустранялись от вопроса борьбы с преступностью, полностью «перекладывая ее на плечи» правоохранительных органов.

В то же время исследование показало, что нельзя смешивать, как это делают некоторые историки, принципы деятельности карательной системы СССР по подавлению политической и уголовной преступности. По мнению автора, можно сказать, что в 40-е гг. в СССР складываются две параллельно действующие системы правосудия - системы уголовной и политической юстиции. К уголовной юстиции можно отнести милицию, прокуратуру и суды общей подсудности, политической — органы государственной безопасности, внесудебные репрессивные институты и спецколлегии судов. Конечно, это деление несколько условно. Однако фактом является то, что при расследованиях и судебных разбирательствах по уголовным делам, по сравнению с политическими, гораздо большее значение придавалось сбору доказательств, соблюдению норм социалистической законности и защите прав подсудимых. Так, адвокатура, хотя ее возможности по сравнению со странами Запада были серьезно сужены, играла в 40-50-е гг. значительную роль в уголовном судопроизводстве, препятствуя серьезным нарушениям закона в этой сфере, в то время как в политических делах функции защиты превратились в формальность.

Вместе с тем необходимо признать, что особенности сталинского режима сказывались и на борьбе с уголовной преступностью. Восприятие преступников как «социально вредных» элементов приводило к тому, что к ним применялись такие же меры принуждения, что и к антисоветски настроенным и «социально чуждым» жителям страны (распространение на них ограничений паспортного характера, применение при резком росте криминальных проявлений для их подавления органов внесудебных репрессий - Особого совещания при МВД СССР и т.д.).

Надо признать, что правительство страны не смогло в послевоенные годы обеспечить полную поддержку своей политике по борьбе с преступностью со стороны общества как в целом по стране, так и в Ленинградском регионе. Простые граждане, поддерживая меры властей против уголовных преступников и крупных «хищников», в целом были отрицательно настроены к уголовным репрессиям против мелких нарушителей закона. Объяснялось это тем, что экономическая послевоенная ситуация и социалистическая система хозяйствования привели к тому, что большая часть обывателей в послевоенном Советском Союзе в целом и Ленинграде и области в частности оказалась причастна к теневым экономическим отношениям. К тому же, простых жителей, в отличие от властей, гораздо больше беспокоил уголовный криминал, чем экономический. Стремление властей засекретить информацию о криминогенной ситуации в обществе, одностороннее и скудное освещение работы правоохранительных органов создавали у населения предвзятое и негативное отношение к утверждениям властей о «решении проблемы преступности в СССР», отрицательное мнение о деятельности милиции, суда и прокуратуры.

Несмотря на все вышеперечисленные недостатки, «карательно-охранительная» концепция, применяемая советским режимом, позволила в достаточно короткие сроки (1945-1947 гг.) серьезно снизить уровень криминальных проявлений в стране, включая Северо-Запад, и (без значительных изменений в социально-экономической ситуации) поддерживать низкий уровень нарушений уголовного законодательства. Однако эта стабильность поддерживалась исключительно карательными методами и не обеспечивалась серьезным улучшением условий жизни населения. Поэтому ослабление государственного нажима в 1953 г., после смерти И.Сталина привело-'к взрыву криминальных проявлений.

За год преступность в СССР (в том числе в Ленинградском регионе) выросла в два раза. Тем самым еще раз была подтверждена тесная связь уровня криминала в обществе с его экономическим, политическим и социальным состоянием. Попытки Н.Хрущева во второй половине 50-х гг. заменить карательные методы подавления преступности методами воздействия общественностью и воспитательными мерами также завершились неудачей.

Изучение материалов о борьбе с преступностью в послевоенном Советском Союзе имеет важное научное, практическое и воспитательное значение.

С научной точки зрения необходимо отметить, что рассмотрение вопросов, связанных с историей преступности и борьбой с ней, позволит российским ученым более всесторонне и полно изучить состояние общества на том или ином историческом этапе, характер государственной системы, взаимодействие правоохранительных органов с простыми гражданами страны при том или ином политическом режиме и т.д.

На взгляд автора, дальнейшего изучения требуют следующие вопросы:

-особенности преступности и деятельности правоохранительных органов в различных регионах на тех или иных этапах советской истории;

-возникновение и развитие криминальной субкультуры и ее влияние на повседневную жизнь и культуру советского общества;

-воздействие на преступность и состояние общества в целом изменений взглядов советского государства на криминал;

-влияние, которое оказали на криминальную ситуацию в СССР 30-50-х гг. порядки, существующие в системе ГУЛАГа;

-развитие органов уголовной юстиции в 20-50-е гг., изменение соотношения в их деятельности задач правосудия и борьбы с преступностью;

-воздействие, которое оказали на криминальную ситуацию в стране политические репрессии сталинского режима;

-взаимодействие в процессе противостояния криминальным элементам органов внутренних дел и государственной безопасности;

-участие партийных органов в определении принципов правоохранительной политики в стране в целом и на региональном уровне в частности.;

-роль средств массовой информации в общественной системе Советского Союза как регулятора во взаимоотношениях общества и правоприменительной политики государства;

-влияние, оказываемое на изменение политики по борьбе с преступностью обращений граждан в партийно-советские органы на местах, ЦК ВКП(б)-КПСС, МВД, Генеральную прокуратуру СССР и т.д.;

-развитие структур теневой экономики на различных этапах советской истории, их взаимодействие с народным хозяйством и влияние, оказываемое теневой экономикой на уровень жизни и настроения населения страны;

-причины проникновения в партийно-государственный аппарат СССР элементов коррупции, деятельность руководства страны по пресечению подобных процессов;

-использование лозунгов борьбы с коррупцией и разложением государственного аппарата И.Сталиным и его окружением как предлога для политических репрессий.

Результатом исследований этих проблем должно стать создание полной картины взаимодействия государственных институтов и общества в условиях советского режима, воздействия на состояние общества преступности при социалистической системе.

Не менее важное значение имеет и воспитательный аспект. Изучение послевоенной преступности и действий государс гва по борьбе с ней позволит новым поколениям лучше понять, как жилось простым людям в сталинскую эпоху, как изменилась повседневная жизнь граждан России по сравнению с

40-50-ми гг., как перемены в общественной жизни влияли на преступность и действия правоохранительных органов. Для достижения этой цели целесообразно:

-в ходе преподавания в вузах МВД, на юридических и исторических факультетах других высших учебных заведений подготовить и читать спецкурсы по темам: «История преступности в России и Советском Союзе», «Правоохранительные органы России в условиях сталинского режима», «Преступность, власть и общество в 30-50-е гг. в Советской России»;

-провести рассекречивание документов, отражающих состояние преступности и государственной политики по ее подавлению в 20-60-е гг. в СССР, хранящихся в архивах Санкт-Петербурга (прежде всего ЦГА ИПД) и сделать их доступными для широкого круга исследователей;

-на базе данных центральных и местных архивов подготовить к публикации сборники документов: «Ленинград 30-50-х гг.», «Амнистии 1945-1953 гг.: причины и результаты», «Сталинский СССР и преступность: проблема и решение»;

-используя материалы данного исследования, на базе кафедры истории Санкт-Петербургского университета МВД России подготовить к выпуску работу «История преступности в Советской России».

Кроме того, рассмотрение проблем преступности и борьбы с ней в послевоенный период позволяет дать некоторые практические рекомендации для органов государственного управления и правоохранительной системы в современных условиях.

В 40-50-е гг. сотрудниками органов внутренних дел и юстиции был накоплен значительный опыт по профилактике, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений, рассмотрению их в судах. В настоящее время этот опыт вновь оказался востребованным. Хотя общество и преступность в современной России изменились по сравнению с послевоенным десятилетием, подавляющее число преступлений по-прежнему относится к «уличному криминалу». Большинство преступлений сегодня, как и в 40-е гг., составляют мелкие мошенничества, кражи, грабежи, бытовые убийства, изнасилования, хулиганство. Изменились объекты преступных посягательств, но причины преступлений, цели и методы преступников остались прежними. Если в 1945 г. целью карманного вора были хлебные карточки, то в 2003 г. — мобильный телефон. Если в 40-е годы кража со взломом на торговой базе имитировалась, чтобы скрыть хищение, сегодня - чтобы получить страховку за товар. Если в середине ХХ-го века делец покупал «дружбу» инструктора горкома пошивом бесплатного костюма, а районного прокурора — устройством его жены на работу в торговлю, то в начале XXI века чиновнику предлагают бесплатную туристическую путевку на Багамы и «хлебное место» для сына в частной фирме. Изменились суммы хищений, но методы их вуалирования фиктивными накладными и ведомостями остались прежними.

Сотрудникам научных учреждений МВД и прокуратуры Российской Федерации необходимо проанализировать опыт работы милиции, прокуратуры и суда по организации борьбы с преступностью в 40-50-е гг., изучить позитивные и негативные стороны в их работе и выработать на основе этого опыта рекомендации сотрудникам спецслужб и юстиции в современных условиях.

Так, по мнению автора, в МВД необходимо разработать, в том числе и на основе опыта 40-50- гт. проекты нормативных актов, позволяющие восстановить систему «подсобных сил милиции», т.е. привлечения к сотрудничеству с ней дворников, комендантов общежитий и т.д. Кадровым аппаратам ОВД хотелось бы рекомендовать на основании статистических данных советского периода проанализировать материалы личных дел сотрудников милиции и других подразделений МВД, осужденных за преступления, и определить универсальные признаки так называемой «группы риска», т.е. сотрудников, склонных к нарушениям закона. Это позволит, на наш взгляд, более подробно разобраться в причинах преступности в органах МВД и снизить ее уровень. Анализ опыта оперативной и следственной работы в 40-50-е гг. может быть использован для разработки методических пособий и указаний по преподаванию таких дисциплин, как «оперативно-розыскная деятельность», «криминология», «криминалистика» в учебных заведениях МВД и прокуратуры.

Кроме того, положительный эффект имело бы использование при подготовке юристов по предметам «судебная речь» и «судопроизводство» > примеров из деятельности юристов не только периода до 1917 г. или современной России, но и периода 20-50- гг., таких, как А.Лейбзон. Для этого автор считал бы необходимым изучить опыт работы адвокатуры в сталинский период, подготовить и выпустить учебное пособие по теме «Адвокаты в тоталитарном государстве».

Исследователь считал бы также полезным использовать опыт взаимодействия в 40-50-е гг. правоохранительных органов с органами исполнительной власти на местах. В частности, исследователь считал бы необходимым использовать этот опыт при разработке концепций борьбы с преступностью в центре и на местах, организации общественных формирований по оказанию содействия милиции и т.д.

Все вышесказанное доказывает, что проблема изучения преступности занимает важное место в истории советского общества. Она оказала серьезное воздействие на его развитие в 40-50-е гг. и остается актуальной и на сегодняшний день.

Опыт сталинской эпохи показывает, что преступность невозможно победить исключительно карательными методами. Она выживает и приспосабливается к условиям самых жестких политических режимов. Как мы видим, Советскому государству даже в условиях тоталитаризма не удалось добиться исчезновения криминальных проявлений в советском обществе. Наоборот, сам подход государства к борьбе с преступностью в 20-50-е гг. привел к возникновению в деятельности правоохранительной системы проблем, не решенных на всем протяжении советской истории. Такие факторы, как отсутствие четких стратегических и тактических приоритетов в государственной программе по борьбе с криминалом, влияние на основные положения этой программы политических и идеологических установок, разное понимание властью и простыми гражданами опасности тех или иных видов нарушения уголовного законодательства, слабая связь между правоохранительной системой и обществом, противоречия в деятельности милиции, суда и прокуратуры и сегодня негативно влияют на выполнение задач по осуществлению общественной безопасности и по-прежнему требуют своего разрешения.

Список литературы диссертационного исследования доктор исторических наук Говоров, Игорь Васильевич, 2004 год

1. Ленинградский областной государственный архив (ЛОГАВ)

2. Фонд Ленинградский городской суд (ФР-4375). On. 1. ДД. 45-47, 52, 54, 58, 59, 61, 66а, 67, 73-77, 84, 87, 88, 90, 109, 116, 123, 125-128, 145, 146.

3. Фонд Ленинградская городская прокуратура (Ф. Р-4380). Оп. 10. ДД. 1-7.

4. Фонд Ленинградская областная прокуратура (Ф. Р-3824). Оп. 3. ДД. 52, 53, 55, 57, 58, 60, 62-65, 70,71, 91-94, 96, 98,99, 111,113, 120-122, 124, 129, 130, 131, 134, 140-142, 148-151, 158, 160.

5. Фонд Ленинградская областная коллегия адвокатов (Ф. Р-3673). Оп. 1. ДД. 14, 17, 20, 23. 26, 29, 30, 36, 43,44, 51-54.

6. Фонд Ленинградская городская коллегия адвокатов (Ф. Р-3672). Оп. 1. ДД. 3,4, 6-8, 10-14, 16-19, 21-23, 25, 26, 35, 44, 45, 79, 80, 81-84.

7. Отдел специальных фондов информационного центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области (ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО)

8. Фонд Приказы и директивы НКВД-МВД СССР. (Ф. 2). On. 1. ДД. 65-68, 70, 73-77, 79-85, 87-89, 91-94, 96-102, 104, 106, 108, 109, 115, 116, 118-120, 122, 161, 162, 164, 165, 171-174, 179, 180.

9. Фонд Секретариат ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской облас-ти.(Ф. 28). ДД. 9-12, 14-26, 29-31, 44.

10. Центральный государственный архив Санкт-Петербурга1. ЦГА СПб)

11. Фонд Военная прокуратура войск НКВД-МВД Ленинградской области (Ф. 9260). Оп. 1. ДД. 30, 34-36, 38, 45, 50, 52, 55, 57, 58, 60, 61, 63, 70, 73, 75, 87, 89, 90, 97, 138, 140.

12. Фонд Военная прокуратура войск МВД Ленинградского военного округа (Ф. 9261). Оп. 2. ДД. 23, 25, 32.

13. Фонд Исполнительный Комитет Ленинградского областного совета депутатов трудящихся (Ф. 7179). Оп. 14. ДД. 300, 402; Оп. 33. ДД. 53, 60, 67, 69, 81, 85, 94, 97, 102, 494, 526, 706, 1328, 1348, 1496; Оп. 53. ДД. 18,110, 130, 132, 138, 150, 167, 191,214.

14. Фонд Исполнительный Комитет Совета депутатов трудящихся Куйбышевского района Ленинграда (Ф. 568). Оп. 4. Д. 38.

15. Фонд Исполнительный Комитет Совета депутатов трудящихся Свердловского района Ленинграда (Ф. 4948). Оп. 1. Д. 140.

16. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГА ИПД СПб)

17. Фонд Ленинградский городской комитет ВКП(б)-КПСС (Ф. 25). Оп. 2 ч. 1У. ДД. 5383, 5390, 6017, 6083, 6243, 6770, 6972; Оп. 5. ДД. 801, 1181, 1212, 1262; Оп. 10. Д. 608; Оп. 28. ДД. 91, 129, 143, 181,199 .

18. Фонд Ленинградский областной комитет ВЛКСМ (Ф. К-598). Оп. 5. Д. 160; Оп. 6. ДД. 56, 516, 527; оп. П. ДД. 290, 298, 307, 308.

19. Фонд Ленинградский городской комитет ВЖСМ (Ф. К-881). Оп. 1. ДД. 493, 494, 800, 803, 804, 1145, 1147, 1366, 1367, 1379, 1409, 1412, 1443, 1445, 1448, 1469, 1472, 1473, 1475, 1535; Оп. 6. ДД. 13, 56, 434.

20. Фонд Политотдел Управлений милиции Ленинграда и Ленинградской области (Ф. 6125). Оп. 1. ДД. 2, 3, 5.1.. Материалы нормативного характера

21. ГУЛАГ: Главное управление лагерей 1917-1960. М.: МФД, 2000. -886 с.

22. История государства и права России в документах и материалах. 1930-1990 гг. Минск: Изд-во «Амалфея», 2000. 624 с.

23. Лубянка: ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МВД-МГБ-КГБ. 1917-1960 гг. М.: МФД, 1997.-352 с.

24. Сб. действующих приказов и инструкций Генерального прокурора

25. СССР. М.: Изд-во «Юр. лит.», 1966. -532 с.

26. Сб документов по истории отечественного уголовного права и процесса. Екатеринбург: Изд-во Урал. юрид. ин-та МВД России, 1997. -172 с.

27. Сб. документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. 1917-1952 гг. М.: Госюриздат, 1953.-464 с.

28. Сб материалов по охране социалистической собственности. М.: Гос-торгиздат, 1952.-250 с.

29. Сб. нормативных документов по советскому исправительно-трудовому праву (1917-1959). М.: Госюриздат, 1959. 360 с.

30. Сб. приказов и инструкций Министерства юстиции СССР 1936-1948 гг. М.: Юр. изд-во Минюста СССР, 1949.-415 с.

31. Советская прокуратура. Сб. документов. М.: Юр. лит., 1981. 288 с.

32. Советская прокуратура в важнейших документах. М.: Гос. изд-во юр. лит., 1956.-508 с.

33. Справочник по законодательству для прокурорско-следственных и судебных работников. Т. 1. М.: Гос. изд-во юр. лит., 1962. 723 с.

34. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М.: Гос. изд-во юр. лит., 1952.- 135 с.

35. Уголовный кодекс РСФСР. М.: Гос. изд-во юр. лит., 1953. 75 с.

36. I. Сборники и публикации документов

37. Борьба с преступностью в Украинской ССР (Сб. док.). Т. 2. 1926-1967. Киев: ВШ МООП СССР, 1968. 952 с.

38. Г.К.Жуков. Неизвестные страницы истории. Публ. док-в // Военные архивы России. Вып. 1. 1993. 175-242.

39. Денежная реформа 1947 года: реакция населения по документам Особой папки Сталина// Отечественная история. 1997. № 6. С. 134-140.

40. Из протоколов районных народных судов о привлечении к уголовной ответственности колхозников по Указу 1947 г. // Советские архивы. 1990. №3. С. 55-60.

41. Лаврентий Берия 1953. Стенограмма Пленума (июльского) ЦК КПСС и другие документы. М.: МФД, 1999. 512 с.

42. Маленков Г.М. Отчетный доклад XIX съезду партии о работе ЦК ВКП(б). М.: Госполитиздат, 1953. 110 с.

43. Москва послевоенная 1945-1947 гг. Архивные документы и материалы. М.: Изд-во объединения «Мосгорархив», 2000. 768 с.

44. Новгородская полиция, милиция и органы внутренних дел. 1703-2003. Сб. документов и материалов. Великий Новгород: УВД Новгородской области, 2001. 670 с.

45. Новый курс Л.П.Берии. Публикация документов // Исторический архив. 1996. №4. С. 132-164.

46. ЗЛО. Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР 1945-1953. М.: РОССПЭН, 2002.-656 с.

47. Попов В.П. Крестьянство и государство (1945-1953). Сб. док. Париж: УМСА-PRESS, 1992. 309 с.

48. Советская жизнь 1945-1953. М.: РОССПЭН, 2003. 720 с.1У. Мемуары

49. Баранович-Поливанова Р. Впечатления послевоенной поры // Знамя. 1996. №5. С. 144-158.

50. Громов С.М. Записки «важняка». М.: «Детектив-Пресс», 2000.-288 с.

51. Жигулин А. Черные камни. М.: Моск. рабочий, 1989. — 271 с.

52. Каминская Д. Записки адвоката. Benson: KHRONIKA PRESS, 1984.-345 с.

53. Карпец И.И. Сыск (записки начальника уголовного розыска). М.: Наука, 1994.-352 с.

54. Квок Д.Г. Год рождения двадцать четвертый. М.: «Универсум», 1993.- 184 с.

55. Кляцко Л. Дневник студентки журфака (1953-1957). М.: РИФ «РОЙ», 2002. 88 с.

56. Романенко В.Н. Воспоминания о родителях. СПб.: без изд-ва, 2000. -192 с.

57. Росси Ж. Справочник по ГУЛАГу. В 2 т. М.: Просвет, 1991.

58. Сечкин Г.С. На грани отчаяния. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003. 352 с.

59. Скорин И.Д. Ветераны уголовного розыска. М.: Сов. писатель, 1978. -280 с.

60. Снегов С.А. Норильские рассказы. М.: Сов. писатель, 1991. 304 с,

61. Стейнбек Д. Русский дневник. М.: Мысль, 1990. 142 с.

62. Теребилов В.И. Записки юриста. М.: «Лекс-Эст», 2003. 160 с.

63. Шаламов В.Т. Очерки преступного мира // Собр. соч. В 4 т. Т. 2. Колымские рассказы. М.: Худ.лит., 1998. 594 с.

64. Шейнин Л.Р. Записки следователя. М.: «Дрофа», 2003. 512 с.

65. Шепилов Д.Т. Воспоминания // Вопросы истории. 1998. № 3. С. 3-27.

66. Шмонов A.A. На берегах Невы. Моя милиция. СПб.: Полигон, 1998. -479 с.

67. У. Диссертации и авторефераты

68. Аксалиев Т. Становление и развитие организационно-правовых основ трудового перевоспитания осужденных СССР (1917-1969). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1993. 24 с.

69. Гилязитудинов P.K. Правовые основы и организация исполнения наказаний в тюрьме в период 1917-1953 гг. Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. М., 1999. 22 с.

70. Горохова В.В. Органы милиции городов Особого списка (1947-1956). Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. ист. наук. М., 2003. -29 с.

71. Детков М.Г. Развитие системы исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы в России. Автореф. дисс . д-ра. юрид. наук. М., 1994.-43 с.

72. Ерощенко Д.Ю. Преступность в Петрограде в 1914-1917 гг. Автореф. дисс . канд. ист. наук. СПб., 2003. 31 с.

73. Жаркой М.Э. Милиция Ленинграда в послевоенный период (19441956 гг.). Дисс . канд. ист. наук. СПб., 1995.-200 с.

74. Иванов В.А. Механизм массовых репрессий в Советской России в конце 20-х 40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). Дисс . д-ра. ист. наук. СПб., 1998.-643 с.

75. Исаков В.М. Труд осужденных в исправительных учреждениях советского государства (1917-1990 г.). Автореф. дисс . канд. юрид. наук. М., 2000.- 18 с.

76. Казаков А.И. Очерки судебного управления РСФСР в период 19301970-е гг. Автореф. дисс . канд. юрид. наук. Свердловск, 1984. 17 с.

77. Матвеева A.A. Преступность в Москве (историко-сравнительный анализ). Автореф. дисс . канд. юрид. наук. М., 1997. 17 с.

78. Могильницкая Д.М. Ответственность за умышленное убийство в советском уголовном праве. Автореф. дисс . канд. юрид. наук. Л., 1959. -15 с.

79. Пономарев П.Г. Развитие ленинских идей о наказании в советском исправительно-трудовом праве. Автореф. дисс . канд. юрид. наук. М., 1979.-20 с.

80. Самарин В.А. Борьба с бандитизмом в Ленинграде во второй половине 40-х гг.: исторический аспект Дисс . на соискание ученой степени канд. ист. наук. СПб., 2001. 180 с.

81. Смирнова Н.В. Деятельность органов НКВД-МВД в борьбе с беспризорностью и безнадзорностью в Ленинграде и Ленинградской области. Дисс . канд. юрид. наук. СПб., 1997. 190 с.

82. Сморгунова Н.Ф. Предупреждение беспризорности среди детей и подростков в России. Автореф. дисс . канд. пед. наук. Владимир, 1998. — 22 с.

83. Смыкалин A.C. Пенитенциарная система Советской России 1917 — начала 60-х гг. (историко-юридическое исследование). Автореф. дисс . д-ра. юрид. наук. Екатеринбург, 1998.48 с.

84. У1. Монографии, книги, брошюры, статьи

85. Аксенов А., Улукаев А. О простых решениях непростых проблем // Коммунист. 1990. № 6. С. 78-88.

86. Александров Г.Н. Борьба с обмериванием и обвешиванием покупателей. М.: Юр. изд-во Минюста СССР, 1948. 28 с.

87. Александров Ю.К. Тюремный закон. М.: «Правовое просвещение», 1999.-288 с.

88. Амирова Д.К. Криминология убийства. М.: Мастер-Лайн, 2000. -144 с.

89. Андреев В.Н. Содержание под стражей в СССР и России. М.: «Спарк», 2000.-198 с.

90. Андреева В.Н., Дементьев С.И., Трахов А.И., Самвелян K.P. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы. Краснодар: Южный институт менеджмента, 2001. 222 с.

91. Андреевский Г.В. Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху (30-40-е гг.). М.: Молодая гвардия, 2003.-463 с.

92. Анисимков В.М. Криминальная субкультура. Уфа: Изд-во Уфимского юридического института МВД РФ, 1998. — 169 с.

93. Анисимков В.М. «Тюремная община»: «вехи» истории. Уфа: без изд-ва, 1993.-71 с.

94. Анисимков В.М. Тюрьма и ее законы. Саратов: СГАП, 1998. -194 с.

95. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993. 303 с.

96. Астемиров З.А. История советского исправительно-трудового права. Лекция. Рязань: Высшая школа МВД СССР, 1975. 52 с.

97. Астемиров З.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М.: Высшая школа МВД СССР, 1970. 126 с.

98. Ахмадов Д.Х. и др. Становление и развитие органов советской милиции и ИТУ. Уфа: ЮИ МВД РФ, 1993. 60 с.

99. Бажанов С.И. Историческая преемственность следственных групп (бригад) // Законность. 1998. № 5. С. 41-46.

100. Базунов В.В., Детков М.Г. Тюрьмы НКВД-МВД СССР в карательной системе советского государства. М.: НИИ уголовно-исполнительной системы, 2000.- 110 с.

101. Басков В.И. Отечественная прокуратура в 1922-1996 гг. // Вестник Московского университета. Сер. 11. 1998. № 1. С. 101-115.

102. Башкин A.B., Кузнецов Ю.В. Разговор без протокола. Л.,: Знание, 1966.-62 с.

103. Без выстрелов и сенсаций. М.: Изд-во «Центр», 1995. 620 с.

104. Безнин М.А., Димони Т.М. Социальный протест колхозного крестьянства (вторая половина 40-х — 60-е гг.) // Отечественная история. 1999. №3. С. 81-89.

105. Белкин P.C. История отечественной криминалистики. М.: Изд-во «Норма», 1999.-496 с.

106. Белкин P.C., Виндберг А.И. История советской криминалистики. Формирование частных криминалистических теорий (сороковые-пятидесятые годы). М.: Академия МВД СССР, 1983. 78 с.

107. Белова Н.П. Понятие и признаки организованной группы как вида соучастия по российскому уголовному законодательству (исторический аспект) // Юрид. записки Воронежского гос. ун-та. 2000. Вып. 12. С. 120136.

108. Бережков В.И. Питерские прокураторы. Руководители ВЧК-МГБ. 1918-1954 гг. СПб.: Русско-Балтийский информ. центр "Блиц", 1998. -280 с.

109. Березенков Г.Н. Развитие общего понятия хищений в советском уголовном праве // Проблемы борьбы с преступлениями против социалистической собственности. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 1985. С. 26-35.

110. Березнев А.Т. История органов внутренних дел России. Уч. пособие. В 2 ч. Ч. 2. Воронеж: ВВШ МВД РФ, 1998. 160 с.

111. Бессарабов В.Г. Советская прокуратура (1922-1991) // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 120-138.

112. Биленко C.B. На бессменном посту (из истории советской милиции). М.: Знание, 1969.-48 с.

113. Биленко C.B., Максименко Н.П. Этапы развития советской милиции. М.: МВД СССР. 1972. 55 с.

114. Бова В. Генералы преступного мира// Смена. 1995. 14 октября.

115. Бова В. Сталинские суки или истребление воров // Смена. 1995. 26 сентября.

116. Богданов И .Я., Калинин А.П. Коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. М.: Изд-во РАН, 2001.-240 с.

117. Бойцов М.А., Хромова И.С. Послевоенное десятилетие -1945-1955. М.: МИРОС, 1999.- 108 с.

118. Бокарев Ю. Власть и преступность в России. От второй мировой войны до послевоенного строительства // Россия XXI. 1994. № 3. С. 7394.

119. Болотский Б.С. и др. Фальшивые деньги (фальшивомонетничество). М.: Экзамен, 2002. 384 с.

120. Борданов С.А. Народный суд на страже социалистической собственности. М.: Госюриздат, 1952. 32 с.

121. Борисов О. Гений дорожного криминала // Лесная газета. 1997. 23 августа.

122. Барщевский М.Ю. Организация и деятельность адвокатуры в России. М.: Юрист, 1997. 320 с.

123. Боффа Д. История Советского Союза. В 2 т. Т. 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. М.: Международные отношения, 1994. 632 с.

124. Бурде Д. Борьба с бандитизмом в СССР в 1944-1953 гг. // Социальная история. Ежегодник. 2000. М.: РОССПЭН, 2000. 351 с.

125. Бытко Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: История и современность. Саратов: СГАП, 1998.-220 с.

126. Ваксер А.З. Ленинград: свет Победы и трудная поступь мира (19451948) // История Петербурга. 2002. № 3. С. 34-43.

127. Ваксер А.З. «Чудо» возрождения или история без чудес // Нева. 1992. № 11/12. С. 321-345.

128. Вербицкая О.М. Российская деревня в 1945-1959 гг. (историко-демографический аспект) // Этот противоречивый XX век. М.: РОССПЭН, 2001. С. 298-316.

129. Верт Н. История Советского государства 1900-1991. Пер. с фр. М.: Изд-во «Весь мир», 1999. 544 с.

130. Верховному Суду 40 лет. М.: Изд-во «Известия», 1965. 95 с.

131. Верховный Суд СССР. М.: Юр. лит., 1974. 424 с.

132. Власов B.C. Причины и условия преступности в СССР. Ярославль, 1987.-67 с.

133. Власова H.A. История развития ускоренного досудебного производства в советском уголовном процессе // Проблемы уголовного процесса и криминалистики. М.: ВНИИ МВД СССР, 1987. С. 57-67.

134. Во имя человека. JT.: Лениздат, 1982. 271 с.

135. Водолазский Б.Ф., Вакутин Ю.А. Преступные группировки, их обычаи, традиции, законы (Прошлое и настоящее). Омск: Омская высшая школа милиции, 1979. 38 с.

136. Водопьянова 3. Предупреждение из прошлого: амнистия 1953 г. // Куранты. 1994. № 57. (26. 03).

137. Военные трибуналы органы правосудия в Вооруженных Силах СССР. М.: Воениздат, 1988. - 296 с.

138. Волков И.М. Деревня СССР в 1945-1953 гг. в новейших исследованиях историков (конец 1980-х 1990-е гг.) // Отечественная история. 2000. № 6. С. 115-124.

139. Время выбрало нас. История, воспоминания, очерки. М.: Объединенная редакция МВД России, 1997. 448 с.

140. Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М.: Юр. изд-во НЮО СССР, 1941.-220 с.

141. Ганцевич С.В. Историко-правовой анализ развития законодательства об ответственности за лжепредпринимательство в России // Юристь-Правоведъ, 2001. № 1. С. 20-24.

142. Гельфер М.А. Преступные посягательства на социалистическую собственность. М.: ВЮЗИ, 1953.-70 с.

143. Гельфер М.А. Преступные посягательства против личной собственности. М.: ВЮЗИ, 1954. 61 с.

144. Герман Р.Б. Деятельность российской милиции в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период (1941-1960). Ростов-на-Дону: РЮИ МВД РФ, 2000. 164 с.

145. Герман Р.Б., Герман О.Б. Подготовка, обучение и воспитание кадров милиции в первые послевоенные годы // Юристь-Правоведъ, 2001. № 1. С. 16-18.

146. Гернет М.Н. Изучение преступности в СССР // Избр. произв. М.: Юр. лит, 1974.-639 с.

147. Герцензон A.A. Введение в советскую криминологию. М.: Юр. лит., 1965.-227 с.

148. Голяков И.Т. Советский суд самый демократичный суд в мире. М.: Изд-во «Правда», 1951. - 23 с.

149. Гончаров И.Д. Возникновение и развитие института предварительного следствия в советском уголовном процессе. Киев: ВШ МВД им. Ф.Э.Дзержинского, 1980.-48 с.

150. Гонюхов С.О., Горобцов В.И. Очерки истории органов внутренних дел России. Красноярск: Красноярская высшая школа МВД РФ, 1998. -52 с.

151. Горобцов В.И. Предмет уголовно-исполнительного права: эволюция, современное состояние, перспективы развития. Уч. пособие. Красноярск: Красноярская высшая школа МВД РФ, 1999. 80 с.

152. Горохова В.В. Милиция городов Особого списка в политической системе советского общества // Страницы истории правоохранительных органов России. М.: ЮИ МВД России, 2001. С. 49-55.

153. Горшенин К.П. Советская прокуратура. М.: Юр. изд-во Минюста, 1947.-63 с.

154. Горшенин К.П. Советский народный суд. М.: Юр. изд-во Минюста СССР, 1949.-50 с.

155. Грабовская Н.Т. Уголовно-правовая борьба с преступностью несовершеннолетних в СССР. JL: Изд-во ЛГУ, 1961. 80 с.

156. Греков М.Л. Тюремные системы: история и современность. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 1999. 147 с.

157. Гринберг М.С. Репрессии 20-50-х гг. и принципы уголовного права // Известия вузов. Правоведение. 1993. № 5. С. 73-79.

158. Гринберг М.С. Уголовное право и массовые репрессии 20-х и последующих годов // Государство и право. 1993. № 1. С. 63-73.

159. ГУ ЛАГ: его строители, обитатели и герои. Франкфурт/Майн. М.: Международное общество прав человека, 1999. 456 с.

160. Гуров А.И. Красная мафия. М.: Самоцвет, МИКО «Коммерческий вестник», 1995. 352 с.

161. Гуров А.И. Криминальный профессионализм и борьба с ним. М.: ВНИИ МВД СССР, 1983. 96 с.

162. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и настоящее. Юр. лит., 1990. 304 с.

163. Гусев Л.Н. Подсудность уголовных дел. М.: Гос. изд-во юр. лит., 1955.- 110 с.

164. Гыске A.B. Современная российская преступность и проблемы безопасности общества. М.: Прогрессивные биомедицинские технологии, 2000.-320 с.

165. Давид Р., Жоффре-Спиноза К. Основные правовые системы современности. М.: Международные отношения, 1999. 400 с.

166. Данилов A.A. Высшие органы СССР в первые послевоенные годы // Историческая наука на рубеже веков. М.: Наука, 2001. С. 302-325.

167. XX век: История и современность. В 2 ч. Ч. 2. СПб.: Петербургский гос. ун-т путей сообщения, 1994. 133 с.

168. Дворянсков И.В., Друзин А.И., Чучаев А.И. Уголовно-правовая охрана отправления правосудия (историко-правовое исследование). М.: Воениздат, 2002. 150 с.

169. Девиантность и социальный контроль в России (Х1Х-ХХ вв.): тенденция и современное осмысление. СПб.: Алетейя, 2000. 384 с.

170. Дела и люди ленинградской милиции. Очерки истории. Д.: Лениз-дат, 1967.-375 с.

171. Демографическая ситуация в СССР в 40-е годы (по документам Особой папки Сталина) // Отечественные архивы. 1996. № 2. С. 27-33.

172. Дендряев В.Н. Квалификация присвоения и растраты вверенного имущества по уголовному законодательству СССР и РСФСР (1917-1993) И Ученые записки Регионального открытого социального института, 2001. Вып. 7. С. 158-172.

173. Детков М.Г. Научное и организационно-правовое обеспечение исполнения уголовных наказаний в виде лишения свободы в Российском государстве: исторический аспект и современность. М.: ВНИИ МВД России, 1998.-294 с.

174. Детков М.Г. Содержание карательной политики советского государства и ее реализация при исполнении уголовного наказания в виде лишения свободы в 30-50-е гг. Домодедово: РИПК работников МВД РФ, 1992. -156 с.

175. Деришев Ю.В. Историко-правовой аспект единого следственного аппарата в России // Проблема предварительного следствия и дознания. М.: ВНИИ МВД РФ, 1997. С. 15-22.

176. Деришев Ю.В. Органы предварительного расследования в России: прошлое, настоящее, будущее. Омск: Омский юрид. ин-т МВД РФ, 1998. -99 с.

177. Дизгарь А.Л. Уголовные наказания: эволюция и перспективы. Краснодар: Южный инт-т менеджмента, 2001. 201 с.

178. Дикелиус М., Константинов А. Преступный мир России. СПб.: Биб-леополис, 1995. 300 с.

179. Долгова А.И. Преступность, ее организованность и криминальное общество. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003. 570 с.

180. Доронин И. Пахан контрразведчик (из истории разведки и контрразведки преступного мира) // Юридическая газета. 1992. № 48.

181. Дугин А.Г. Неизвестный ГУЛАГ. М.: Наука, 1999. 101 с.

182. Дугин А.Г. НКВД: страницы истории (1917-1954) // Государственные учреждения и общественные организации СССР. Проблемы, факты, исследования. М.: МГИАИ, 1991. С. 91-95.

183. УН. Периодические издания а) Журналы:

184. Пограничник. Орган Политуправления пограничных войск МВД-МТБ СССР. 1948.-1953 гг.

185. Пропаганда и агитация. Орган Ленинградского городского и областного комитетов ВКП(б)-КПСС. 1945.-1953 гг.

186. Советское государство и право. Орган Института государства и права АН СССР. 1945-1955 гг.

187. Социалистическая законность. Орган Генеральной прокуратуры СССР. 1945-1955 гг.

188. Судебная практика Верховного Суда СССР. Орган Верховного Суда СССР. 1945-1953 гг.б) Газеты:

189. Вечерний Ленинград. Орган Исполнительного Комитета Ленинградского городского совета. 1945-1953 гг.

190. Ленинградская правда. Орган Ленинградского городского и областного комитетов ВКП(б)-КПСС. 1945-1953 гг.

191. Пост революции. Орган политотделов Управлений милиции Ленинграда и Ленинградской области. 1946-1948 гг.

192. Смена. Орган Ленинградского городского и областного комитетов ВЛКСМ. 1945-1953 гг.в) Иные периодические издания:

193. Практика прокурорского надзора за судами. Вып. 1. М.: Прокуратура СССР, 1948.

194. Работа лучших следователей. Материалы учебно-методических конференций лучших следственных работников прокуратуры. Вып. 3. М.: Прокуратура СССР, 1953; Вып. 4. М., 1954.

195. Следственная практика. Вып. 9-16. М.: Прокуратура СССР, 19481954.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 185400