Художественное своеобразие исторических хроник Дагестана второй половины XIX века :на материале хроник М.-Т. аль-Карахи, Х. Геничутлинского, Г. Гимринского тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.02, кандидат филологических наук Абакарова, Разият Абакаровна

Диссертация и автореферат на тему «Художественное своеобразие исторических хроник Дагестана второй половины XIX века :на материале хроник М.-Т. аль-Карахи, Х. Геничутлинского, Г. Гимринского». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 361420
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Абакарова, Разият Абакаровна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
10.01.02
Специальность: 
Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы или группы литератур)
Количество cтраниц: 
172

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Абакарова, Разият Абакаровна

ВВЕДЕНИЕ.3

Глава I. ХРОНИКА МУХАММЕД-ТАХИРА АЛЬ-КАР АХИ «БЛЕСК ДАГЕСТАНСКИХ САБЕЛЬ В НЕКОТОРЫХ ШАМИЛЕВ-СКИХ БИТВАХ» КАК ПАМЯТНИК ИСТОРИИ И ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАРЫ.15

1.1. История создания рукописи, ее издания и перевода на русский язык. 21—

1.2. Жанровые особенности и специфика композиционного построения. 21

1.3. Образ имама Шамиля как главная составляющая хроники.37

Глава II. ХРОНИКА ХАЙДАРБЕКА ГЕНИЧУТЛИНСКОГО «ИСТОРИКО-БИОГРАФИЧЕСЬСИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ» КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРОЗА. 82

2.1. Принципы изображения исторической действительности и прославленных личностей. 82—

2.2. Философская концепция Слова и Силы и претворение ее в образах предводителей народно-освободительной борьбы горцев . 99—

Глава III. ИСТОРИЗМ И ХУДОЖЕСТВЕННОСТЬ ПОВЕСТИ ГАСАНИЛАВА ГИМРИНСКОГО «ГАЗИМУХАММАД» 119

3.1. Элементы биографической прозы в повести. 119

3.2. Становление Газимухаммада как ученого и борца за внедрение шариата. 128

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Художественное своеобразие исторических хроник Дагестана второй половины XIX века :на материале хроник М.-Т. аль-Карахи, Х. Геничутлинского, Г. Гимринского"

Актуальность исследования. Определенная степень самосознания, присущая каждому народу побуждает его к самопознанию, поискам своих генетических корней, исторического пути своего развития, систематизации всего, что связано с его этническим лицом. По этому пути прошли и народы Дагестана, скудные сведения о себе они находили еще в трудах античных историков и путешественников, со временем эти сведения накапливались и приобретали систематизированный характер.

Этот процесс усилился и стал целенаправленным со второй половины VII века - периода соприкосновения дагестанцев с исламским миром, распространения и утверждения в крае мусульманской религии. Такие труды арабских историков, как «Книга драгоценных камней» Ибн Русте, «Книга путей и царств» ал-Истахрий, «Книга путей и царств» Ибн Хаукаля, «Книга о странах» Ибн ал-Факиха, «Книга сообщений и знаний» Масуди, «Книга завоевания стран» Ал-Баладзори содержат весьма ценные сведения о Дагестане и его народах. А позже, когда степень постижения арабо-мусульманской науки и культуры местными учеными достигла необходимого уровня, они стали по образцу и подобию прежних исторических сочинений создавать свои собственные произведения хроникального, мемуарного, эпистолярного характера. По общему признанию дагестанских востоковедов, этот процесс активно начался с XI века и плодотворно продолжался в последующие века. Результатом этой деятельности явились широко известные труды: «История Абу-Муслима», «История Ирхана», «История Ширвана и Дербенда», «Тарих Дагестан», «Дербенд-наме», «Ахты-наме», «Асари Дагестан».

Сочинение исторических трактатов приобретало новую энергию и силу и становилось частью духовной жизни, атрибутом научно-художественной деятельности во время событий, ставших судьбоносными для народов, населяющих край. Таким событием в истории Дагестана явилась народноосвободительная борьба против колонизаторской политики царского самодержавия, продлившаяся почти на протяжении всего XIX века. В этот период, особенно во второй половине, появилось значительное количество поэтических произведений и научных трудов местных авторов, посвященных описанию причин, хода, перипетий этой борьбы, ее выдающихся руководителей и активных участников. Лейтмотивом этих произведений выступало прославление патриотизма, свободолюбия, стойкости народа, сражающегося за свою свободу и национальный уклад жизни, в них звучала гордость за его мужество и отвагу.

В этом ряду находятся работы Мухаммед-Тахира аль-Карахи «Блеск дагестанских; сабель в некоторых шамилевских битвах», Хайдарбека Гени-чутлинского «Историко-биографические и исторические очерки»^ Гасанилава Гимринского «Газимухаммад», Исхака из Урмы «Эпоха Шамиля», «История шариатского восстания в Чечне и Дагестане 1877 года», Халила из Анпиды «Рассказы», Али Салтинского «Подарок братьям», Хаджи-Али из Чоха «Сказание очевидца о Шамиле», Асхаба из Сильды «Ункратлинское восстание 1871 года против русской администрации», Абдуразака из Согратля «История имамата и восстание 1877 года на территории Дагестана». Количество подобных сочинений значительно. Мы ограничиваемся названием тех из них, которые имеют непосредственное отношение к теме нашего исследования и которые написаны аварскими авторами. Эти сочинения созданы в первую очередь с целью сохранения исторической памяти народа, его героического прошлого для грядущих поколений. Они носят полифонический, сложный характер, ибо в них отражается мировоззрение народа, образ его мышления, картины жизни и быта, его традиции и обычаи, менталитет. В них включены образцы народного творчества, произведения художественной литературы того периода. Своеобразие этих произведений определяется сложившейся традицией, когда ученый-теолог-поэт творил на стыке религии, науки, литературы. Писались они вольно, раскованно в отличие от строгого, выдержанного научного стиля. И поэтому хроники дагестанских ученых являются плодотворным полем для приложения усилий представителей различных наук: философов, историков, культурологов, филологов.

На сегодняшний же день они являются предметом особого научного интереса историков, которые используют хроники в качестве источниковедческой базы и документального материала, тогда как представители других наук не уделяют им должного, заслуженного внимания.

Актуальность исследования. Исторические хроники наряду с их познавательностью носят также и литературный характер. На это обращали внимание ученые, занимавшиеся их анализом и осмыслением. Само слово «история» в переводе с греческого означает рассказ о прошедшем. Рассказ же, как и хроника, — это жанр художественной литературы, в частности ее прозаического вида. Если это рассказ, предназначенный для воздействия на слушателей и читателей, то он должен обладать художественностью, выразительностью, экспрессивностью, и поэтому в хрониках параллельно сосуществуют два начала: познавательно-информационное и художественно-эмоциональное.

Сами историки называют хроники нарративным или повествовательным жанром исторической литературы. Названия некоторых хроник: «повествование», «сказание», «рассказы», «очерки» — являются терминами, подчеркивающими их жанровую природу.

Востоковед Г. Э. Грюнебаум отмечает, что хроники не только источник исторической информации. Это «произведения, в сочинении которых эстетическое вдохновение играло активную роль»1. Эту же мысль выразил и академик Н. И. Конрад: «.понять письменный памятник — значит, понять его литературную природу, поскольку всякий памятник, каким бы он ни был, и его содержание и форма — есть литературное произведение»2. Академик И. Ю. Крачковский, занимавшийся непосредственно изучением исторических хроник Дагестана, пришел к выводу, что «они основаны на давней и хорошо из

1 Грюнебаум Г. Э. Основные черты арабо-мусульманской культуры. М., 1981.

С. 177.

2 Конрад Н. И. Запад и Восток. М.: Наука, 1972. С. 10. вестной литературной традиции». Переводчик хроники Мухаммед-Тахира аль-Карахи на русский язык А. Барабанов писал, что «.хроника, помимо ее исторической ценности, представляет также исключительный интерес с филологической точки зрения». В 1938 году И. Ю. Крачковский поручил ему, своему аспиранту, подготовить для издания хронику Мухаммед-Тахира, перевести ее на русский язык и сделать ее историко-литературный анализ.

Литературность, художественность — это характерные черты исторических хроник, отмечаемые всеми, кто обращался к их анализу. Не возникает сомнения в их принадлежности к художественному наследию народа, представителями которого являются создатели исторических хроник. «Дагестанская литература XVI-XIX вв. на арабском языке, испытывая общее влияние средневековой арабской литературы, всеми своими корнями была связана с историей и культурой Дагестана и, таким образом, по существу составляет духовное наследие народов Дагестана, лишь пользовавшихся арабским языком на определенной стадии исторического развития»1. Без включения этих произведений в историко-литературный процесс история литературы будет неполной.

Подчеркивая важность всестороннего изучения исторического прошлого народов Дагестана, востоковед, профессор А. Р. Шихсаидов отмечает: «Более 55 исторических сочинений, огромное число хронографов, хронологических записей, генеалогических таблиц, большое, еще нуждающееся в подробном изучении количество списков сочинений, уже сложившаяся традиция составлять своды исторических сочинений — все это вместе взятое дает представление о месте исторических сочинений в идейно-политической жизни дагестанского общества»2.

1 Филыитинский И. М. Периодизация средневековой арабской литературы // Народы Азии и Африки. 1962. № 4. С. 153.

2 Шихсаидов А. Р. Дагестанские авторы X — начала XX в. и рукописи их сочинений // Шихсаидов А. Р., Тагирова Н. А., Гаджиева Д. X. Арабская рукописная книга в Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздат, 2001. С. 118.

Обилие литературы хроникального жанра является особенностью культурного наследия аварского народа. И поэтому они должны занять подобающее место в историко-литературном процессе. Наша задача — включить это богатство в историю национальной литературы, исследовать его с точки зрения принадлежности к художественной литературе, его поэтического своеобразия. В этом актуальность и специфика данного исследования.

Степень научной разработанности темы. Арабоязычные исторические сочинения и художественная литература, созданная дагестанскими авторами, привлекали внимание ученых-ориенталистов как самостоятельное региональное наследие, созданное в одном из отдаленных районов мусульманского мира, являющееся неотъемлемой, составной частью общего арабо-мусульманского культурного и духовного арсенала, полностью вписывающееся в систему «мусульманский мир и его культура». Изучение арабоязыч-ного наследия народов Дагестана они считали задачей как дагестановедения, так и общего востоковедения. Поэтому они проявляли такой пристальный интерес к изучению этих памятников в историческом, литературном, лингвистическом планах. Эти источники давали им добротный, оригинальный местный материал для создания обобщающих трудов по истории и культуре Востока.

Известный востоковед И. Ю. Крачковский отмечал: «Арабская литература на Кавказе приобрела общее и широкое значение не только исторического источника, не только литературоведческого материала, но и живого человеческого документа, настоятельно требующего к себе внимания»1. Он ратовал за сбор, систематизацию, издание и всестороннее изучение этих памятников и сам активно и плодотворно занимался этим, направлял исследования ориенталистов в это русло.

1 Крачковский И. Ю. Арабская литература на Северном Кавказе // Крачковский И. Ю. Избр. соч.: В 6-ти томах. М.; Л., 1960. Т. 6. С. 619.

Отечественные ученые В. В. Бартольд, А. Н. Генко, И. Ю. Крачковский, В. Ф. Минорский, И. М. Филынтинский, А. М. Барабанов заложили основы востоковедения в Дагестане1, способствовали его становлению.

В изучение, собирание, систематизацию, осмысление, исследование арабоязычного культурного наследия народов Дагестана большую лепту внесли труды дагестанских ученых: М.-С. Саидова, В. Г. Гаджиева, М. X. Гай-дарбекова, М. Г. Нурмагомедова, А. Г. Гусейнаева, А. Р. Шихсаидова, X. М. Омарова, Т. М. Айтберова, Г. М.-Р. Оразаева, Н. А. Тагировой,

•у

Д. X. Гаджиевой, А. А. Исаева".

В их трудах дано описание сохранившегося до наших дней рукописного наследия народов Дагестана, а также оценка крупнейших из памятников. Они проанализированы как в общем плане, так и в конкретике каждого произведения. Выявлена их роль в культурном наследии и в создании полной, достоверной истории народов Дагестана. Вместе с тем специализация этих ученых в области исторической науки обусловила то, что в их исследованиях преобладает историческое начало, хроники осмыслены как исторические паS мятники и источники вне достаточной связи с их художественностью, литературностью.

1 Генко А, Н. Арабский язык и кавказоведение // Труды второй сессии ассоциации арабистов. М.; Л., 1941; Крачковский И. Ю. Арабская литература на Северном Кавказе // Крачковский И. Ю. Избр. соч. Т. 6; Он же. Арабская рукопись воспоминаний о Шамиле. Новые рукописи истории Шамиля Мухаммед-Тахира аль-Карахи // Там же; Бартольд В. В. Дербент // Бартольд В. В. Соч. М., 1965. Т. III; Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда. X-XI веков. М., 1963.

2 Саидов М.-С. Дагестанская литература на арабском языке. М., 1963; Шгсссаидов А. Р. Ислам в средневековом Дагестане. Махачкала, 1969; Гамзатов Г. Г., Саидов М.-С., Шихсаидов А. Р. Арабо-мусульманская литературная традиция в Дагестане // Гамзатов Г. Г. Дагестан: Историко-литературный процесс. Махачкала, 1990; Шихсаидов А. Р., Айтбе-ров Т. М., ОразаевГ. М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. М., 1993; Шихсаидов А. Р., Тагирова Н. А., Гаджиева Д. X. Арабская рукописная книга в Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздат, 2001; Каталог арабских рукописей Института истории, языка и литературы Дагестанского филиала АН СССР. М., 1977; Рукописная и печатная книга в Дагестане: Сб. ст. Махачкала, 1991; Каталог арабских рукописей научной библиотеки Дагестанского государственного университета. Махачкала, 2004; Каталог рукописей из фонда М.-С. Саидова. Махачкала, 2005.

В силу того, что исторические хроники являются памятниками письменности и представляют собой один из видов литературного жанра, дагестанские литературоведы в своих трудах, посвященных истории национальных литератур, рассматривали их как предмет литературы, как первый этап ее зарождения. И поэтому исследование литературного процесса начинали с анализа исторических сочинений.

В трудах Г. Г. Гамзатова, А.-К. Ю. Абдуллатипова, С. X. Акбиева, С. X. Ахмедова, 3. Н. Акавова, А. М. Вагидова, Г. Г. Гашарова, Ф. И. Вагабо-вой, С. М. Хайбуллаева, М.-Р. У. Усахова, Ч. С. Юсуповой значительное место занимает анализ исторических хроник, их литературности. Они включены в историко-литературный процесс и в историю национальных литератур, в обобщающие труды по истории и теории национальных литератур1.

Исследование опирается на труды отечественных и прежде всего дагестанских литературоведов.

Цели и задачи исследования. Учитывая важность изучения всех реалий культурного наследия народа для создания объективной, научно выверенной истории национальной литературы, в реферируемой работе подвергнут всестороннему филологическому анализу такой пласт художественной культуры народа, как исторические хроники, которые в своей совокупности и в системе еще не стали предметом литературоведческого анализа. Целью

1 Гамзатов Г. Г. Литература народов Дагестана дооктябрьского периода: типология и своеобразие художественного опыта. М.: Наука, 1982.; Абдуллатипов А.-К. Ю. История кумыкской литературы (до 1917 года). Махачкала, 1995; Акбиев С. X. Связь времен и дружба народов. Махачкала, 1985; Ахмедов С. X. Художественная проза народов Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1996; Гаишров Г. Г. Лезгинская литература: история и современность. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1998; Акавов 3. Н. Диалог времен: История кумыкской литературы в зеркале современности. Махачкала, 1996; Вагидов А. М. Восхождение к единству: общесоюзный литературный процесс и своеобразие художественного опыта даргинской литературы. Махачкала: Дагучпедгиз, 1991; Вагабова Ф. И. Формирование лезгинской национальной литературы. Махачкала: ДагФАН СССР, 1970; Хайбулла-ев С. М. О дореволюционной аварской литературе. Махачкала, 1974; Юсупова Ч. С. Дагестанская поэма. М.: Наука, 1988. Саидов М.-С. Дагестанская литература на арабском языке. М., 1963, Усахов М.-Р. У. Аварская литература, Махачкала, 2006. На авар, яз.; Хайбул-лаев С. М. История аварской литературы XVI—XIX веков. Махачкала, 2007. данной работы является выявление литературности, художественности наиболее широко известных и крупных исторических сочинений, таких как хроника Мухаммед-Тахира аль-Карахи «Блеск дагестанских сабель в некоторых сражениях Шамиля», «Историко-биографические и исторические очерки» Хайдарбека Геничутлинского, «Газимухаммад» Гасанилава Гимринского. Этой общей цели подчинены и конкретные задачи исследования:

1. Выявить и исследовать художественную природу хроник Мухаммед-Тахира аль-Карахи, Хайдарбека из Геничутля, Гасанилава из Гимры в единстве содержания и формы, характеризующую их народность, дать развернутый анализ этих трех памятников истории и культуры в их общности и своеобразии.

2. Выявить историческую основу, на которой созданы хроники, их достоверность, объективность, приемы и способы повествования.

3. Исследовать специфику жанра и стиля этих произведений, выделить особенности подачи жизненного материала, их композиции, рассмотреть приемы создания образов.

4. Проанализировать средства художественной изобразительности и выразительности, образной системы хроник.

5. Определить место и значение этих произведений в аварской литературе.

При таком подходе к этим памятникам можно будет понять их природу, специфику, сущность, а также получить необходимое представление об этом интересном, полифоничном жанре национальной культуры, повысить интерес к другим памятникам, оставшимся вне рамок данного исследования, прошлому народа, судьбе его выдающихся личностей.

О роли этих памятников в духовной жизни народа точно и ясно сказал академик И. Ю. Крачковский: «Важно, что они вошли здесь в обычный каждодневный обиход жизни. Они с большой яркостью показывают, что эта литература для Кавказа не была экзотикой или завозным украшением внешней учености: ею действительно жили. Эти хроники на самом деле читали и читают по сей день, с волнением переживая вновь отраженные там события»1.

Научная новизна диссертации. Хроники достаточно развернуто исследованы историками в качестве документального материала, первичных источников, однако вне связи с их литературностью, художественной природой. Литературоведы в своих обобщающих и конкретных трудах, посвященных историко-литературному процессу, рассматривают их в качестве не только основы зарождения художественной прозы, но и как первый этап ее становления. При этом они отмечают необходимость системного, развернутого их анализа. «В ряде работ последних лет справедливо подчеркивается, что прозу (шире - литературу) необходимо рассматривать с точки зрения ее художественности»2.

Настоящая работа является первым опытом цельного, системного труда, всецело посвященного анализу именно этой актуальной проблемы - выявления художественности исторических хроник. В реферируемой работе исторические хроники анализируются в ракурсе, на который исследователи обращали недостаточное внимание.

Методологическая и теоретическая основа исследования. Для анализа нашего материала использованы методы описательно-аналитический, сравнительно-исторический и типологический. Каждый памятник в диссертации исследован как самостоятельное произведение, имеющее свою специфику, авторский замысел. Так как в диссертации исследовались три письменных памятника, написанные на сходные темы, относящиеся к одному и тому же историческому периоду и группирующиеся вокруг одних и тех же исторических личностей, возникала необходимость их сравнения, сопоставления, выяснения общности и своеобразия. Хроники, являющиеся широко распространенным жанром мировой культуры, по своей природе имеют много общего, и их следует анализировать на фоне их типологической общности.

1 Крачковский И. Ю. Избранные сочинения. Т.6. С. 571.

2 Ахмедов С. X. Художественная проза народов Дагестана. С. 9-10.

В своем исследовании мы опирались на фундаментальные труды отечественных востоковедов, в той или иной степени затрагивающих этот материал: В. В. Бартольда, А. Н. Генко, И. Ю. Крачковского, Д. С. Лихачева, И. М. Филыптинского, В. М. Жирмунского, М. Б. Храпченко, В. Ф. Минор-ского, А. М. Барабанова.

В ходе работы мы обращались к выводам и обобщениям о природе хроник, содержащимся в исследованиях дагестанских ученых: Г. Г. Гамзатова, А.-К. Ю. Абдуллатипова, С. М. Хайбуллаева, С. X. Ахмедова, С. X. Ак-биева, 3. Н. Акавова, М.-Р. У. Усахова, Г. Г. Гашарова, А. Г. Гусейнаева, Ф. И. Вагабовой. Они впервые выявили литературность хроник, включили их в историю национальных литератур.

Учитывая новизну и трудность анализа такого сложного памятника, как хроника, мы стремились изучить и использовать весь доступный нам материал в этой области, включающий как исследования, так и тексты.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Изучение значительных, крупных, совершенных произведений духовного наследия народа само по себе является решением самостоятельной научной проблемы. Оно проливает свет на духовную культуру народа, ее историю, этапы ее зарождения, формирования и становления, способствует созданию полной развернутой картины движения художественного сознания и творческой практики народа. Темой исследования стали письменные памятники, посвященные героической борьбе народов Дагестана за свою независимость. Сейчас, когда особенно усилилось чувство национального самосознания, интерес к историческому прошлому народа, к национальной памяти, исследование произведений, посвященных судьбоносным событиям в жизни народа, послужит средством нравственного воспитания молодого поколения, привития им чувства патриотизма и любви к родному краю.

Материал диссертации поможет решению проблемы как зарождения художественной прозы народов Дагестана, особенно начального периода ее развития, так и создания полноценной истории национальной литературы. По материалам диссертации могут быть прочитаны спецкурсы, проведены спецсеминары на филологических факультетах вузов Дагестана. Диссертация может послужить отправным пунктом для исследования остальных исторических хроник Дагестана, имеющих научную и художественную ценность.

Объект исследования. Из большого количества исторических хроник, созданных представителями аварской научной и творческой интеллигенции, нами отобраны для изучения три памятника: «Блеск дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах» Мухаммед-Тахира аль-Карахи, «Историко-биографические и исторические очерки» Хайдарбека Геничутлинского и «Газимухаммад» Гасанилава Гимринского. Мы остановились на них по следующим причинам.

Во-первых, все они посвящены важнейшему историческому событию в жизни народов Дагестана — народно-освободительной борьбе за свою независимость в XIX веке. В тематическом, содержательном планах эти хроники близки, но каждую из них отличает подход автора к освещению исторических событий, границы их охвата, приоритеты выбора и оценки деяний личностей.

Во-вторых, по признанию специалистов, в них наиболее полно и достоверно изложены происшедшие события, показана роль в них исторических личностей. Они являются наиболее крупными, объемными из существующих хроник, получившими широкий научный и общественный резонанс и признание. Ни один исследователь Кавказской войны не обходится без всестороннего использования их в качестве источников, содержащих достоверный исторический материал.

В-третьих, Мухаммед-Тахир аль-Карахи, Хайдарбек Геничутлинский, Гасанилав Гимринский были не только учеными-богословами, но и людьми, наделенными поэтическим талантом. Их перу принадлежат героико-исторические песни, проповеди, назидания и наставления, т. е. произведения духовной литературы. В хрониках проявилось творческое начало их личности. В повествование они включили много внесюжетных элементов: вводные рассказы, воспоминания, лирические отступления, свидетельства очевидцев, аяты из Корана, молитвы, обращения к Всевышнему, добропожелания и проклятия, пословицы и поговорки, а также народные плачи и элегии, героико-исторические песни и поэмы других авторов, свои собственные поэтические произведения, т. е. самые разнообразные средства художественной изобразительности и выразительности, что придает хроникам большую литературность, является благодатным материалом для исследования проблемы художественности исторических хроник как литературного жанра.

Апробация диссертации. Работа обсуждалась на заседаниях отдела литературы и ученого совета Института ЯЛИ им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук.

Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования изложены в докладах и сообщениях на научных конференциях, а также отражены в статьях и тезисах, опубликованных в сборниках научных трудов и в периодической печати.

Структура диссертации. В структурном отношении работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Подобная композиция работы определена объектом исследования, его объемом, состоянием разработки темы, целью и задачами диссертации.

Заключение диссертации по теме "Литература народов Российской Федерации (с указанием конкретной литературы или группы литератур)", Абакарова, Разият Абакаровна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В работе была сделана попытка проанализировать в идейно-тематическом и художественном единстве три основных, на наш взгляд, хроникальных произведения второй половины XIX века: «Блеск дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах» Мухаммед-Тахира аль-Карахи, «Историко-биографические и исторические очерки» Хайдарбека Геничут-линского и хроникально-биографическую повесть Гасанилава Гимринского «Газимухаммад».

Первая из названных хроник может быть определена как художественно-историческая, так как ее автор был человеком, обладавшим поэтическим даром, и хотя он придерживался фактов истории, не отступал от них, он, тем не менее, значительно дополнял свое произведение «посланиями», «письмами», «вставными рассказами», «поэтическими текстами», «приложениями» и т. д., то есть материалом, над которым работало его воображение. И это уже свидетельство его писательского таланта. Документальность исторических фактов, о которых он повествует, не вызывает сомнений, так как Мухаммед-Тахир аль-Карахи был личным секретарем Шамиля и восемь лет (1850-1858) жил в его резиденции Дарго.

Хроника аль-Карахи состоит из двух частей. Первая часть композиционно стройная, фактически обоснованная. Здесь автор говорит о событиях, называя имена своих информаторов, ссылается на письменные источники, из которых он брал отдельные сведения. В ряде случаев он делает оговорки: «сообщил мне человек заслуживающий доверия», «передал», «рассказывают», «отступление от темы» и т. д.

Вторая часть хроники охватывает временной отрезок с 1859 по 1871 год. Эта часть композиционно не такая компактная, как первая. Здесь автор не указывает имена своих информаторов, не называет точно источники сведений. Тут часто встречаются такие выражения, как «нам сообщили», «рассказывают», «со слов одного очевидца» и т. д. Это в какой-то мере ставит под сомнение отдельные эпизоды хроники, хотя у нас и нет оснований сомневаться в том, что ее автор отступал от правды факта.

Во второй части после названия главы в скобках не указывается дата, как в первой. Мухаммед-Тахир аль-Карахи в своей хронике повествует о трех имамах: Газимухаммаде, Гамзате, Шамиле. Первым двум отведено немного места: 22 страницы - Газимухаммаду (17—39), шесть страниц — Гамзату (40— 45). Остальное место в хронике занимает Шамиль. Такая особенность структуры понятна. Само название хроники свидетельствует, что главный ее источник и герой - Шамиль.

Повествование о Шамиле имеет свою четкую композицию. Автор указывает на исключительные трудности, в которых оказался он в первые шесть-семь лет имамства. И только отступление в Чечню в 1839 году, где он получил сильную поддержку, положило начало его блестящим победам и славе. Примерно десять лет, до 1845 года, могут считаться пиком его славы. Последние годы, с 1855 и до пленения — это период угасания борьбы и ее поражение.

Таким образом, композиция хроники аль-Карахи, как и полагается в подобных произведениях, соответствует правде событий. Автор хроники — ярый поборник ислама, считающий священным делом распространение и утверждение шариата в Дагестане. Для него Шамиль — посланник Аллаха, вершащий на земле его дело. Поэтому так часто встречаются в структуре произведения обращения к Аллаху, чтобы он помогал борцам за веру. Одновременно аль-Карахи проклинает мунапиков и русских, которых называет мно-гобожниками, хотя они таковыми не были. Причину войны с Россией автор хроники видит не в обстоятельствах социально-экономического и политического, а религиозного порядка, обосновывая необходимостью защиты ислама от «неверных».

Еще одной особенностью композиции хроники аль-Карахи является, как уже было сказано, включение в содержание хроники поэтических текстов, касыд, принадлежащих как самому автору, так и другим поэтам. Они вошли во вторую часть хроники. Например, касыда Абд ар Рахмана ас-Сугратли о победном сражении с Воронцовым (II, 30-33), касыда самого аль-Карахи в утешение имама и поучения благородных наибов (II, 38-^41), стихи Мирза Али Ахтынского, заключенного и затем выпущенного Шамилем из тюрьмы (II, 47-^49), касыда самого аль-Карахи об отступлении войска генерала Аргутинского (II, 52—55) и т. д. Положительным моментом содержания хроники аль-Карахи является и то, что он дает сведения о том, что творится в стане русского войска, и это проясняет истинные цели русского царя и русских генералов.

Поражение Шамиля для Мухаммед-Тахира аль-Карахи - большое личное горе и горе Дагестана в целом. Но это, по его мнению, предрешено было Аллахом. Народ не желает мириться с поражением Шамиля, и поэтому они это поражение трактуют как предрешение свыше, тем самим, сохраняя в памяти потомков образ легендарного героя и его сподвижников как олицетворение величайшего героизма и свободолюбия. В заключительной странице второй части повествуется о том, что Шамиля царь и его приближенные встретили с большими почестями, выполнили его пожелания, разрешили совершить хадж в Мекку - это в определенной мере гиперболизация того, что на самом деле было.

Следующее хроникальное произведение, анализируемое в диссертации, «Историко-биографические и исторические очерки» Хайдарбека Геничутлинского. Мы имели полное основание рассматривать эти очерки как единое произведение с хроникальным сюжетом, разделенное на главы. Автор очерков такой же поборник ислама, как и Мухаммед-Тахир аль-Карахи. Он в первой же главе дает историю исламизации Дагестана Абумуслимом1, знатным арабом сирийского происхождения, «познавшего величие Аллаха». Абулмуслим, где военной силой, где хитростью, сумел насадить ислам во многих селах горного Дагестана. Однако ему и правителям Аварии до Уммахана автор очерков уделяет немного места. Основное внимание Хайдарбек

1 Речь о Абумуслиме, который в книге Геничутлинский называет Абулмуслимом.

Геничутлинский отводит Уммахану Аварскому, выдающемуся полководцу и правителю. Для автора очерков он является справедливым из всех правителей, который совершал походы и за пределы Дагестана, почти всегда одерживая победы, кроме последнего похода. Хайдарбек Геничутлинский влюблен в своего героя. Он для него является идеалом во всех отношениях. Отсюt да понятно, что деяния Уммахана он гиперболизирует и слишком перехваливает. И хотя в ряде покоренных местностей Уммахан разрушал города, села, уничтожал население, отношение автора к нему остается неизменно положительным.

Хайдарбек Геничутлинский уделяет внимание, хотя и не столь много, борьбе аварских ханов за престол и дворцовые перевороты. Наиболее ярким образцом дворцового переворота в духе Александра Дюма является переворот, совершенный Китлиляй, женой Уммахана, после его смерти. Небольшой фрагмент об этом перевороте может рассматриваться как образец авантюрного рассказа. Если говорить об общей композиции первых пяти глав книги, то в ней три четверти текста посвящены Уммахану. Автор очерков, на наш взгляд, поступил правильно. Уммахан заслуживал и большего внимания. На наш взгляд, если быть объективным, равным ему в Аварии до Шамиля правителя не было.

Уже в первых пяти главах ьсниги Хайдарбека Геничутлинского проявляется и ряд других особенностей его структуры: это обращения к Аллаху, «дополнения», «рассказы» и т. д., что характерно было и для хроники аль-Карахи. Главы, посвященные Газимухаммаду и Гамзату, по объему не большие. Но в них обозначается философская концепция Хайдарбека Геничутлинского - это Слово и Сила как средство воздействия на народные массы. Конечно, и у аль-Карахи имамы используют и слово и силу, но у него это не предстает четко обозначеной концепцией. Создается впечатление, что Хайдарбек Геничутлинский в большей мере склонен к Слову, которое дает положительные результаты, чем к Силе. Он неоднократно говорит, что использование силы имамами вызывало недовольство даже преданных ему горцев.

Чрезмерная жестокость при распространении шариата Газимухаммадом и Гамзатом, как становится ясно из текста очерков, явилась одной из серьезных причин их трагического конца.

Что же касается деятельности имама Шамиля, то ему уделено больше внимания, чем Газимухаммаду и Гамзату. Но все равно это неизмеримо меньше по объему, чем в хронике аль-Карахи. Тут следует особо отметить, что Хайдарбек Геничутлинский в главе о Шамиле повторяет многие положения хроники аль-Карахи. Это осознанный композиционный прием. Хайдарбек Геничутлинский продолжал дело аль-Карахи, в какой-то мере дополняя сведения о руководителе народно-освободительной войны народов Дагестана с русским царизмом.

И, наконец, следует отметить, что последняя глава книги очерков Хайдарбека Геничутлинского посвящена восстанию 1877 года. Но это небольшая глава (семь страниц) не дает полного представления об этом восстании и о широте его распространения. И, во-вторых, в художественном отношении этот очерк уступает предыдущим.

Книга очерков Хайдарбека Геничутлинского хотя и невелика по объему, но значительна по содержанию. Это своего рода история Аварии, начиная с периода ее исламизации и кончая восстанием 1877 года.

В отличие от хроники аль-Карахи и книги очерков Хайдарбека Геничутлинского повесть Гасанилава Гимринского посвящена жизни и деятельности одной исторической личности — имама Газимухаммада. Повесть Гасанилава Гимринского не только хроникальное, но и в первую очередь биографическое, а затем и историческое произведение.

Повесть эта отвечает всем признакам повести классического образца, она имеет документальную основу.

В повести, как правило, несколько действующих лиц в качестве основных или один как главный персонаж (это мы уже отметили применительно к повести Гасанилава Гимринского). Это тоже характерно для повести «Газимухаммад».

В отличие от романа, который изображает целую эпоху, повесть ограничивается отдельными очень важными событиями, составляющими важные факты жизни персонажа или отдельных периодов его жизни. Эта особенность характерна для повести Гасанилава Гимринского «Газимухаммад». Композиция повести строго продуманная.

На первом этапе жизни будущего имама окружают родители, родственники. На этом этапе он определяет цель своей жизни, перед ним стоит выбор: следовать примеру деда, ученого человека, алима, или продолжать профессию отца. Выбор решился в пользу деда.

Второй этап жизни - муталимствование, все более и более глубокое изучение ислама, встречи с видными религиозными деятелями, получение знаний у них и формирование его самого как ученого-исламиста.

Третий этап жизни Газимухаммада - это его деятельность в качестве имама. Последний период его деятельности автор повести справедливо считает основным. Газимухаммад в повести считает себя человеком, которому Аллах предопределил установление шариата в Дагестане. И это он полагает своей священной обязанностью.

Газимухаммад в повести выступает и как поэт, и как крупный ученый-теолог, и как человек, наделенный провидческим даром. И все эти качества он использовал, когда стал имамом.

Автор повести наделил Газимухаммада, образно говоря, двумя кры-лами: это Гамзат и Шамиль, его соратники, люди такие же бесстрашные и преданные исламу, делу установления шариата. Газимухаммад в повести ведет борьбу на два фронта. Первый — это стремление любой ценой, любыми средствами подчинить себе правителей разных областей Аварии, из которых непокорными и неподвластными ему остались хунзахские ханы. Установление шариата повсеместно являлось тяжелым делом. Второе направление его борьбы — русские, с которыми в союзе оказывалась местная аристократия.

Фанатичный в деле установления шариата, Газимухаммад был таким же фанатиком и в борьбе с русскими. И, наконец, надо обратить внимание на то, что Газимухаммад не всегда прибегал к дипломатии в своей деятельности, если слово не действовало, он сразу пускал в ход оружие. В ряде случаев это было ошибкой, особенно когда за ненависть к ханам расплачивались простые люди.

Таким образом, можно сказать, что первая аварская повесть дает запоминающийся образ выдающегося исторического деятеля - имама Газимухаммада.

Значение рассмотренных нами трех хроникальных произведений второй половины XIX века трудно переоценить. Они положили начало зарождению аварской исторической прозы.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Абакарова, Разият Абакаровна, 2009 год

1. Абакарова Ф. О. Очерки даргинской дореволюционной литературы. — Махачкала, 1963.

2. Абакарова Ф. О. Очерки даргинской советской литературы (1917— 1965). Махачкала: Даг ФАН СССР, 1969.

3. Абдуллатипов А.-К. Ю. История кумыкской литературы (до 1917 года). -Махачкала, 1995.

4. Абдуллатипов А.-К. Ю. Литература правды жизни. Махачкала, 1984.

5. Абдуллатипов А.-К. Ю. Темирбулат Бейбулатов // Дагестан: время, судьбы. Махачкала, 1995.

6. Абдуллатипов А.-К. Ю. Художественный мир Темирбулата Бейбулато-ва. Махачкала, 2005.

7. Абдурахман ал-Газигумуки. Краткое изложение подробного описания дел имама Шамиля. — М., 2002.

8. Абдурахман из Газикумуха. Книга воспоминаний. — Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1997.

9. Абу Мухаммад Ахмад Ибн-Асам ал-Куфи. Книга завоеваний / Пер. 3. М. Буниятова. Баку: Элм, 1981.

10. Аджиев А. М. Героико-исторические песни кумыков. Махачкала, 1971.

11. Айтберов Т., Иванов А. А., Казанбиев А. Д. Новые эпиграфические памятники с территории Аварии // Материалы сессии, посвященной итогам экспедиционных исследований в Дагестане в 1976-1977 гг. -Махачкала, 1978.

12. Акавов 3. Н. Диалог времен: История кумыкской литературы в зеркале современности. — Махачкала, 1996.

13. Акбиев С. X. Связь времен и дружба литератур. Махачкала, 1985.

14. Алиев Б. Г. Предания, памятники, исторические зарисовки о Дагестане. Махачкала, 1988.

15. Алиев С. М. Зарождение и развитие кумыкской литературы. Махачкала: Изд-во ДГУ, 1977.

16. Алкадари Г. Э. Асари-Дагестан: Исторические сведения о Дагестане. — Махачкала, 1994.

17. Арабская рукописная книга в Дагестане. — Махачкала, 2001.

18. Ахлаков А. А. Героико-исторические песни аварцев. — Махачкала, 1968.

19. Ахлаков А. А. Исторические песни народов Дагестана и Северного Кавказа.-М., 1981.

20. Ахмедов С. X. На путях развития дагестанской советской прозы. — Махачкала, 1978.

21. Ахмедов С. X. Обогащение жанровой системы дагестанской прозы // Жанры советской художественной прозы народов Дагестана: Сб. статей. Махачкала, 1987.

22. Ахмедов С. X. Путь, пройденный дагестанской прозой // Дружба. — Махачкала, 1996. № 3. С. 68-76. - На авар. яз.

23. Ахмедов С. X. Социально-нравственные ориентиры дагестанской прозы. Махачкала, 1990.

24. Ахмедов С. X. Художественная проза народов Дагестана. — Махачкала, 1996.

25. Барабанов А. М. Введение // Хроника Мухаммеда Тахира аль-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля / Пер. А. М. Барабанова. М.; Л., 1941.

26. Бейлис В.М. Из истории Дагестана VI -XI вв. // Исторические записки. -М., 1963. Т. 3.

27. Боденштенд Ф. Народы Кавказа и их освободительные войны против русских. — Махачкала, 1996.

28. Вагидов А. М. Становление и развитие даргинской поэзии. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1987.

29. Гаджиев В. Г. Имам Гамзат. Махачкала, 1995.

30. Гаджиев В. Г. Сочинение И. Гербера «Описание стран и народов между Астраханью и рекою Курою находящихся» как исторический источник по истории народов Кавказа. М., 1979.

31. Гаджиев В. Г. Хайдарбек Геничутлинский и его историко-биографические очерки (Введение) // Хайдарбек Геничутлинский. Ис-торико-биографические и исторические очерки. — Махачкала, 1992.

32. Гаджиева 3. 3. Аварская элегическая лирика. Генезис и онтогенез жанровых модификаций в эпоху нового общественного политического строя. Поэтика. XX в. Ч. 1. — Махачкала, 1999.

33. Газимухаммад и начальный этап антифеодальной и антиколониальной борьбы народов Дагестана и Чечни. Махачкала, 1997.

34. Гайдарбеков М. Хронологические выписки из истории Дагестана // Рукописный фонд Института истории, археологии и этнографии. — Ф. 3. On. 1. Д. № 236.

35. Гамзатов Г. Г. Дагестан: историко-литературный процесс. — Махачкала, 1990.

36. Гамзатов Г. Г. Дагестанский феномен Возрождения XVIII-XIX вв. — Махачкала, 2000.

37. Гамзатов Г. Г. Национальная художественная культура в калейдоскопе памяти. -М., 1996.

38. Гамзатов Г. Г. Преодоление. Становление. Обновление. Махачкала, 1986.

39. Гамзатов Г. Г. Формирование многонациональной литературной системы в дореволюционном Дагестане. Махачкала, 1978.

40. Гамзатов Г. Г. Художественное наследие и современность. Махачкала, 1982.

41. Гамзатов Г. Г., Саидов М.-С., Шихсаидов А. Р. Арабо-мусульманская литературная традиция в Дагестане // Гамзатов Г. Г. Дагестан: Историко-литературный процесс. — Махачкала, 1990.

42. Гаммер М. Шамиль. Мусульманское сопротивление царизму. Завоевание Чечни и Дагестана. М., 1998.

43. Гимринский Г. Газимухаммад. Махачкала, 1992. На авар. яз.

44. Гасанов А. Асари Дагестан // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. — Вып. 46. — Махачкала, 1929.

45. Гасанов М. Р. Исторические связи Дагестана и Грузии. — Махачкала, 1991.

46. Гашаров Г. Г. Лезгинская литература: история и современность. — Махачкала: Дагкнигоиздат, 1998.

47. Генко А. Н. Арабский язык и кавказоведение // Труды II сессии ассоциации арабистов. — М.; JL, 1941.

48. Грюнебаум Г. Э. Основные черты арабо-мусульманской культуры. — М., 1981.

49. Гусейнаев А. Г. Кассиев Э. Ю. Очерки лакской советской литературы. -Махачкала, 1964.

50. Дадаев Ю. Д. Государство Шамиля. Махачкала, 2006.

51. Даниялов Г.-А. Д. Имамы Дагестана. Махачкала, 1996.

52. Доного Х.-М. Сверкающий газават. Имам Гази-Мухаммад. Махачкала, 2007.

53. Жизнь и творчество Б. Малачиханова / Составитель А. М. Муртазали-ев. Махачкала, 2004.

54. Жирмунский В. М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. JI., 1977.

55. Забитов С. И. Арабоязычная поэзия Дагестана (общий обзор). Махачкала, 1986.

56. Ибрагимов М.-Н. Гасанилав Гимринский и его книга // Дружба. — Махачкала, 1997. № 1. — На авар. яз.

57. Ибрагимов М.-Н. Двоюродная сестра двух имамов // Ахульго. Махачкала, 2003. № 6.

58. Ибрагимова М. Имам Шамиль. — М., 1991.

59. Исторические, духовные, нравственные уроки Шамиля. — Махачкала, 2000.

60. Идрисов М. М. Влияние движения горцев Дагестана и Чечни в 20-50-е гг. XIX в. на развитие антиколониальной и антифеодальной борьбы на Кавказе: Дис. . канд. ист. наук. Махачкала, 1993.

61. История Ирхана // Дагестанские исторические сочинения. М., 1993.

62. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в.-М., 1988.

63. Казбекова 3. Г. Дагестан в европейской литературе. — Махачкала, 1994.

64. Казиев Ш. Имам Шамиль. — М.: Молодая гвардия, 2001.

65. Кассиев Э. Ю. Очерки лакской дореволюционной литературы. — Махачкала, 1959.

66. Каталог арабских рукописей Института истории, языка и литературы Дагестанского филиала АН СССР. М., 1977.

67. Каталог арабских рукописей научной библиотеки Дагестанского государственного университета. — Махачкала, 2004.

68. Каталог рукописей из фонда М.-С. Саидова. Махачкала, 2005.

69. Конрад Н. И. Запад и Восток. М.: Наука, 1972.

70. Краткая литературная энциклопедия. М., 1968. Т. 5.

71. Краткая литературная энциклопедия. -М., 1975.

72. Крачковский И. Ю. Арабская рукопись воспоминаний о Шамиле // Крачковский И. Ю. Избранные сочинения. -М.; JL, 1960. Т. VI.

73. Кузьмин А. И. Повесть как жанр литературы. М., 1984.

74. Литературный энциклопедический словарь. -М.: Советская энциклопедия, 1987.

75. Магомедов М. Г. Образование Хазарского каганата. М., 1983.

76. Магомедов Р. М. По аулам Дагестана. Махачкала, 1977.

77. Магомедов Р. М. У истоков имамата // Гази-Мухаммад и начальный этап антифеодальной и антиколониальной борьбы народов Дагестана и Чечни. Махачкала, 1997.

78. Магомедов Р. М. Борьба горцев за независимость под руководством Шамиля. Махачкала, 1991.

79. Магомедов Р. М. Два столетия с Шамилем. Махачкала, 1997.

80. Магомеддадаев А. М. Дагестанская диаспора в Турции и Сирии: генезис и проблемы ассимиляции: Дис. . канд. ист. наук. — Махачкала, 1996.

81. Малачиханов Б. О прошлом Аварии. Махачкала, 1928.

82. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI веков. М., 1963.

83. Муртазалиев А. М. Повесть Гасанилава Гимринского о Газимагомеде // Дружба. Махачкала, 1994. - № 6. - На авар. яз.

84. Мухаммад Рафии. Тарих Дагестан // Дагестанские исторические сочинения. -М., 1993.

85. Мухаммед-Тахир аль-Карахи. Блеск дагестанских сабель в некоторых шамилевских битвах. — Ч. 1-2.-Махачкала, 1990.

86. Мухаммед-Тахир. Три имама. Махачкала, 1990.

87. Образцы арабоязычных писем Дагестана XIX в. — Махачкала, 2002.

88. Очерки истории Дагестана. Махачкала, 1957. - Т. 1.

89. Потто Р. Кавказская война. Ставрополь, 1994.

90. Рифтин Б. JI. Типология взаимосвязи средневековых литератур // Типология и взаимосвязи средневековых литератур Востока и Запада. -М., 1974.

91. Романовский Д. И. Кавказ и Кавказская война. СПб., 1960.

92. Рукописная и печатная книга в Дагестане: Сб. статей. Махачкала, 1991.

93. Руновский А. Записки о Шамиле. — М., 1989.

94. Саидов М.-С. Дагестанская литература на арабском языке. М., 1963.

95. Газимухаммад и начальный этап антифеодальной и антиколониальной борьбы народов Дагестана и Чечни: Материалы Международной научной конференции 13-14 октября 1993 г. Махачкала, 1997.

96. Сборник сведений о кавказских горцах. — Вып.1. — Тифлис, 1868.

97. Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. II. — Тифлис, 1869.

98. Сергеенко А. П. «Хаджи-Мурат» Льва Толстого. М.: Современник, 1983.

99. Советский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1982.

100. Султанов К. К. Очерки истории дагестанских литератур XIX — нач. XX вв.-Махачкала, 1978.

101. Тагирова Н.А. Абдурахман из Газикумуха и его сочинение «Хуласат ат-Тафсил 'ан ахвал ал-имам Шамуил» // Абдурахман ал-Газигумуки. Краткое изложение подробного описания дел имама Шамиля. — М., 2002.

102. Усахов М.-Р. У. Аварская литература. — Махачкала, 2006.

103. Филыптинский И. Арабская поэзия средних веков. Послесловие // Арабская поэзия средних веков. М.: Художественная литература, 1975.

104. Филыптинский И. М. История арабской литературы X-XVIII веков. — М., 1991.

105. Филыптинский И. М., Шидфар Б. Я. Очерк арабо-мусульманской культуры (XIII-XII вв.). -М., 1971.

106. Хайбуллаев С. М. Духовная литература аварцев. Махачкала, 1998.

107. Хайбуллаев С. М. История аварской литературы. Махачкала, 2007.

108. Хайбуллаев С. М. Народные истоки аварской поэзии. Махачкала, 1966.

109. Хайбуллаев С. М. Наследие и открытия. — Махачкала, 1983.

110. Хайбуллаев С. М. О дореволюционной аварской литературе. Махачкала, 1974.

111. Хайбуллаев С. М. Поэзия газавата. Махачкала, 1998. - На авар. яз.

112. Хайбуллаев С. М. Поэзия мужества и нежности. — Махачкала: Даг-книгоиздат, 1978.

113. Хайбуллаев С. М. Поэтическая летопись Кавказской войны. — Махачкала, 2006.

114. Хайбуллаев С. М. Страницы аварской литературы. Махачкала: Да-гучпедгиз, 1991.

115. Хайбуллаев С. М. Гимбатов М.-К. О бурных днях Кавказа. Махачкала, 2005. — На авар. яз.

116. Халидова М. Р. Мифологический и исторический эпос народов Дагестана. — Махачкала, 1992.

117. Хроника Мухаммеда Тахира ал-Карахи о дагестанских войнах в период Шамиля / Пер. А. М. Барабанова. Махачкала: Юпитер, 1998.

118. Хроника «Обращение Картли».—Тбилиси. 1979.

119. Шамиль: Иллюстрированная энциклопедия. М., 1997.

120. Шихсаидов А. Р. Вопросы исторической географии Дагестана X—XIV вв. (Лакз, Гумик) // Восточные источники по истории Дагестана. — Махачкала, 1980.

121. Шихсаидов А. Р. Дагестанские авторы X начала XX в. и рукописи их сочинений // Шихсаидов А. Р., Тагирова Н. А., Гаджиева Д. X. Арабская рукописная книга в Дагестане. — Махачкала: Дагкнигоиздат, 2001.

122. Шихсаидов А. Р. О пребывании монголов в Рича и Кумухе // Ученые записки ИИЯЛ. Махачкала, 1958. - Т. 4.

123. Шихсаидов А. Р. Очерки истории источниковедения археографии средневекового Дагестана. Махачкала, 2008.

124. Шихсаидов А. Р. О проникновении христианства и ислама в Дагестан // Ученые записки. Махачкала, 1957. — Т. 3.

125. Шихсаидов А. Р., Айтберов Т. М., Оразаев Г. М.-Р. Дагестанские исторические сочинения. — М.: Наука, 1993.

126. Шихсаидов А. Р., Тагирова Н. А., Гаджиева Д. X. Арабская рукописная книга в Дагестане. Махачкала: Дагкнигоиздат, 2001.1. О ю

127. Юсупова Ч. С. Аварский романтизм:Лсонец XIX начало XX в. - Махачкала, 2000.

128. Юсупова Ч. С. Дагестанская поэма. М.: Наука, 1988.

129. Юсуфов Р. Ф. Введение // История дагестанской советской литературы: В 2. т. — Махачкала, 1967. Т. 1.

130. ИО.Юсуфов Р. Ф. Общность литературного развития народов СССР в дооктябрьский период. М.: Наука, 1985.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 361420