Художественный мир русского декадентского романа рубежа XIX - XX веков тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, доктор филологических наук Долгенко, Александр Николаевич

Диссертация и автореферат на тему «Художественный мир русского декадентского романа рубежа XIX - XX веков». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 227524
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Долгенко, Александр Николаевич
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Волгоград
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
377

Оглавление диссертации доктор филологических наук Долгенко, Александр Николаевич

Введение.4

Глава первая. Историко-культурные, историко-литературные и теоретико-методологические предпосылки исследования жанра декадентского романа в русской литературе рубежа XIX — XX веков.19

1.1. Русский декаданс в историко-литературной перспективе. 19-32 (Ъ .1.2. Русский декаданс как культура переходного типа.33

1.3. Принципы анализа декадентского романа как переходного жанра. .46

1.4. Жанровая модель декадентского романа в литературах Европы.57

Глава вторая. Идейный мир русского декадентского романа.81

2.1. Новая постановка старого вопроса в романе «Тяжелые сны.83

2.2. «Мелкий бес» и кризис гуманизма.111

2.3. Утопия «Санина»: сверхчеловек в мире людей.135

2.4. Человек «У последней черты».172бес».

3.3. Натуралистический хронотоп «Санина»

3.4. Хронотоп суицида в романе «У последней черты». .227

Глава четвертая. Русский декадентский роман в диалоге с классическим наследием.235

4.1. «Новый миф об уездном Раскольникове» («Тяжелые сны»).235

4.2. «Метаповествование о русской классике» («Мелкий бес»).243

4.3. Оригинальное «эпигонство» («Санин»).261

4.4. Очарование отрицания («У последней черты»). .277

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Художественный мир русского декадентского романа рубежа XIX - XX веков"

Роман не без оснований признан ведущим жанром литературы последних двух-трех столетий (Хализев, 2002: 363-372). Однако несмотря на то, что интерес к нему ученых, критиков и писателей никогда не ослабевал, история и теория этого жанра и сегодня оставляет целый комплекс нерешенных проблем. Одним из дискуссионных вопросов исторической типологии русского романа является развитие жанра на рубеже XIX - XX вв., так как в эту эпоху мировоззренческие системы и поэтические течения смешиваются и сменяются, не порывая друг с другом окончательно (.Русская литература, 2000).

В данном контексте особый интерес представляет художественный мир русского декадентского романа. В критических работах рубежа XIX XX вв. это понятие эксплуатируется весьма активно, хотя, как правило, весьма оценочно {Абрамович, 1908; Глинский, 1896; Пирогов, 1908; Покровский, 1904 и др.), по отношению к ранним романам В. Брюсова, Ф. Сологуба, Д. Мережковского и М. Арцыбашева. В научных исследованиях XX — начала XXI вв. корпус текстов, включенных критическим дискурсом в поле декаданса, анализируется либо в контексте развития реалистической беллетристики (Красовский, 1988; Старикова, 1974; Русская литература, 2000 и др.), либо в рамках истории символистского романа (Ильев, 1991; Колобаева, 2000; Русская литература, 2000; Силард, 1984; ЕЬеМ, 1988 и др.). Даже в тех случаях, когда для определения своеобразия того или иного произведения используется термин декадентский роман» (Красовский, 1988; Павлова, 2004 и др.), он, как правило, заключается в кавычки.

Игнорирование литературоведением феномена русского декадентского романа не согласуется, по меньшей мере, с двумя установленными теоретико-литературной наукой объективными закономерностями.

Во-первых, с тем, что путь литературы каждого народа в принципе сходен с путями литератур других народов. Он подчинен общим законам развития человеческого общества {Гачев, 1964; Дмитриев, Лихачев, 1989; Конрад,1966 и др.). Развитие литератур принципиально стадиально, но не обязательно синхронно. Если в европейской литературе декадентский роман стал исторической разновидностью жанра романа во Франции (Ж.-К. Гюисманс), Великобритании (О.Уайльд), Бельгии (Ж. Роденбах), Польше (С. Пшибышевский) и других странах {Яеес1 ]УЫзяеп, 1989), то разумно предположить, что и русская литература, уже на рубеже XVIII— XIX вв. вышедшая на параллельный курс развития с ведущими литературами Европы, не могла остаться в стороне от художественной разработки жанра декадентского романа.

Во-вторых, с тем, что жанр как особый тип художественной целостности, создающий определенный образ миропереживания, запечатлевает определенное мировоззрение {Гачев, 1968; Поспелов, 1983; Фрейденберг, 1997; Хализев, 2002 и др.). С первых попыток осмысления явления декаданса в России {Венгерова, 1896; Волынский, 1896; Покровский, 1904 и др.) и до итоговых работ последних лет {Литературная энциклопедия, 2003; Русская литература, 2000 и др.) утверждается идея формирования декаданса как особого типа мировоззрения, и вполне закономерным было бы воплощение данного мировоззрения в определенные жанровые рамки. Русский роман конца XIX в., осуществлявший напряженный философско-этический (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой) и социально-философский («общественный роман» 1870-80-х гг., народническая беллетристика) поиск, к этому вполне располагал.

Следует учитывать и то обстоятельство, что само понятие декаданса окончательно не выяснено: его объем разрастается, наполняется новым смыслом всякий раз, когда речь заходит об индивидуалистическом, пессимистическом и эсхатологическом началах в художественном творчестве. Кроме того, мировоззренческие претензии декаданса всегда сталкивались с вполне закономерным идеологическим и методологическим сопротивлением. В результате представление о русском варианте этого феномена интеллектуальной и художественной культуры, постепенно преодолевающее смешение понятий, унаследованное от критики рубежа XIX - XX вв. и советского литературоведения (Красовский, 1988; Старикова, 1974; Цвик, 1985 и др.), определяет декаданс как первую фазу символизма, а символизм — как первую фазу модернизма (Минералова, 2003; Пайман, 1998; Русская литература, 2000 и др.). Такая дифференциация удобна для анализа и вполне отражает самобытность русской художественной мысли, но вряд ли вполне адекватна исторической сути явления. Декаданс в Европе воспринимается как мировоззрение, нашедшее художественное воплощение в символизме (Обломиевский, 1973), эстетическая система, из которой вырастает символизм (.Бахтин, 2000, 2: 290-291). В России символизм — самостоятельная мировоззренческая система, противополагающая себя декадансу {Белый, 1994; Иванов, 1994). Декаданс не вырастает до художественного метода ни в России, ни в Европе, в то время как русский символизм успел, несмотря на предельную плотность литературного процесса, к началу XX в. выработать собственные принципы художественной типизации.

Осознание символизма как художественного метода в работах последних десятилетий сформировало устойчивую тенденцию к его своеобразной абсолютизации. Вполне понятно, что возможность формирования художественного метода, претендующего на универсальность в ситуации кризиса классического реализма, весьма заманчива. Поскольку универсальный метод не появляется ниоткуда и не уходит в никуда, естественны попытки ученых установить его пра- к пост- явления. Осознание декаданса как явления пре-символизма {Минц, 1986, 1988; Русская литература, 2000 идр.) отчасти справедливо, но не вполне соответствует сути явления. Такая абсолютизация, помимо всего прочего, опасна тем, что границы действия творческого метода искусственно расширяются и, как следствие, постепенно размываются. Примером тому может служить включение в ряде исследовательских работ творчества реалистов в поле пресимволизма {Минц, 1988; Могилънер, 1999 и др.). В этом видится та же тенденция к искусственной универсализации художественного метода, что наблюдалась в советском литературоведении по отношению к реализму и, отчасти, к классицизму.

Тем не менее, уже на первых порах недолгой жизни декаданса в русской литературе критика предпринимала успешные попытки преодоления смешения исторически сосуществующих понятий декадентского и символистского {Баженов, 1899; Венгерова, 1896;

Волынский, 1896 и др.) и пришла к выводу о переходном характере декадентского искусства. Данное положение не вызывает сомнений, однако современные исследователи следуют ему лишь отчасти. На наш взгляд, для уяснения художественной природы декадентского творчества гораздо важнее осознавать не предварительный его характер по отношению к символизму, а итоговый характер — во французской литературе, безусловно, по отношению к натурализму, в русской гораздо шире — по отношению ко всей классической традиции.

Актуальность исследования художественного мира русского декадентского романа, таким образом, обусловлена дискуссионно-стью вопроса о сущности и границах выраженного в нем мировоззрения, особой значимостью для создания объективной картины развития русского романа на рубеже XIX— XX вв. определения спектра исторических разновидностей жанра, а также тем, что адекватного научного представления о своеобразии жанра декадентского романа в русской литературе до настоящего времени выработано не было.

Объект исследования — русская романная проза конца XIX — начала XX вв. Его предмет составляют основные аспекты художественного мира жанра декадентского романа в творчестве Ф. Сологуба и М. Арцыбашева: тематика, проблематика, конфликт, сюжет, композиция, типология героев, поэтика пространства и времени.

Выбор материала исследования осуществлялся с учетом наблюдений критики 1890—1910-х гг., самоопределения романистов данного периода и имеющегося опыта научного осмысления их творчества. На фоне двух основных направлений развития русского романа на рубеже XIX - XX вв. — символистского и неореалистического (Русская литература, 2000)— выделяется творчество Ф. Сологуба и М. Арцыбашева. Первый стоит особняком в истории русского символизма (Павлова, 2004), второй выделяется на фоне постнароднической беллетристики (Бердышева, 2002). Сближает их то, что в романном творчестве писателей разностороннее воплощается декадентское мировоззрение.

В той или иной степени в то или иное время выразителями декадентского мировоззрения были все так называемые «старшие символисты», а также некоторые вышедшие из народнического круга беллетристы (М. Арцыбашев, Л. Андреев, И. Коневской, И.Ясинский и др.), но никого, пожалуй, за исключением Ф. Сологуба (Павлова, 2004), нельзя считать декадентом вполне. Однако следует помнить, что принадлежность (осознанная писателем, определенная критикой или доказанная наукой) писателя к тому или иному манифестированному литературному движению еще не дает повода для однозначной атрибуции всех его творений (Бахтин, 1975). Вопреки мнению критики, ранние романы Д. Мережковского, В. Брюсова, 3. Гиппиус принадлежат скорее неоромантизму (или пресимволизму), нежели декадансу; из пяти завершенных романов Ф. Сологуба только первые два собственно декадентские— «Тяжелые сны» (1895) и «Мелкий бес» (1905); М. Арцыбашев, в отличие от «старших» символистов никогда не называвший себя декадентом, является автором итоговых образцов жанра декадентского романа в русской литературе рубежа XIX -XX вв. — «Санин» (1907) и «У последней черты» (1911).

Такая ситуация вполне соответствует общему духу и тону развития литературы той эпохи, когда художественный поиск осуществляется настолько интенсивно, что течения и школы то создаются, то распадаются, а писатели кочуют по группировкам в поисках своего «пути». Кроме того, декаданс — искусство крайнего индивидуализма, искусство одиночек— не допускал корпоративности, что было весьма необычно для литературного быта, строившегося на конкуренции, взаимодействии и взаимопроникновении творческих групп и плеяд.

Цель данного исследования — выявить идейно-художественное своеобразие жанра декадентского романа в русской литературе. Достижение указанной цели сопряжено с решением следующих задач:

1. Определить историко-культурные, историко-литературные и теоретико-методологические предпосылки исследования жанра декадентского романа в русской литературе рубежа XIX — XX веков

2. На основе анализа тематики и проблематики романов Ф. Сологуба и М; Арцыбашева выявить своеобразие идейного мира русского декадентского романа.

3. Исследовать особенности сюжетно-композиционной организации и своеобразие конфликта декадентских романов Ф. Сологуба и М. Арцыбашева.

4. Изучить типологию героев русского декадентского романа.

5. Выявить особенности пространственно-временной структуры произведений.

6. Установить характер и принципы взаимодействия художественного мира декадентского романа с наследием русской классики.

7. Соотнести опыт русского' декадентского романа с западноевропейской традицией жанра.

Цель и задачи предопределили положение в основу методологии исследования синтеза историко-типологического, историко-генетического, сравнительно-исторического методов исследования литературы и логико-смыслового метода исследования культуры.

В исследовании декадентского романа как явления литературы переходного типа был использован предложенный П. А. Сорокиным логико-смысловой метод исследования культуры, а также теоретические идеи С.А. Аверинцева, М.М. Бахтина, М. Калинеску,

B.В. Кожинова, Д.С. Лихачева, А.Ф. Лосева, A.A. Потебни, Н.Т. Рымаря, Й Смаги, В.Е. Хализева, А.Я. Эсалнек и др.

В анализе жанра декадентского романа в контексте развития русской литературы в XIX — начале XX вв. мы опираемся на теоретические идеи и результаты исследований X. Барана, Л.Р. Берды-шевой, П. Бицилли, A.M. Буланова, С.А. Венгерова, Р. Вруна, Г.Д. Гачева, H.A. Горских, А.Г. Горнфельда, М.М. Дунаева,

C.П. Ильева, Р.Я. Клейман, М.М.Павловой, А.И.Покровского, Б. Спэкмена, Е.А. Стариковой, И.Я. Цвика, X. Эберт и др.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой первую попытку целостного анализа идейно-художественного своеобразия русского декадентского романа. Его результаты позволяют по-новому взглянуть на развитие жанра романа в русской литературе рубежа XIX — XX вв. и могут стать важным этапом на пути создания объективной картины развития русского романа.

Теоретическая значимость диссертации заключается в комплексном междисциплинарном подходе к анализу художественного мира декадентского романа как исторической жанровой разновидности русского романа.

Впервые логико-смысловой метод исследования культуры применяется для анализа переходных явлений в истории русской литературы.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее материал и результаты могут быть использованы в вузовских и школьных курсах истории русской литературы, в спецкурсах и спецсеминарах по литературе. Теоретические решения могут быть использованы при анализе переходных явлений в истории литературы и при создании целостной картины развития русской литературы.

На защиту выносятся следующие положения: 1. Фундаментальные посылки русского декаданса как элитарно-ориентированной культуры переходного типа определяются основными положениями декадентского мировоззрения, представляющего трансформацию и синтез крайнего индивидуализма, нигилизма, пессимизма, аморализма и мистицизма. Декадентский индивидуализм объединяет в себе черты ренессансного и романтического и наполняется эсхатологическим содержанием. В связи с этим для декадентского мироотношения первостепенное значение имеет идея неприятия мира. Мироощущение декаданса отличают пессимизм и скепсис в отношении позитивного изменения картины мира. Основные черты литературы русского декаданса в целом связаны с тем, что в декадентской эстетике и поэтике радикализуются основные устремления чувственного искусства, цель которого — доставлять тонкое чувственное наслаждение. Для достижения этой цели оно всегда ищет нечто новое, всегда стремится быть сенсационным, декларирует свободу от религии, морали и зиждется на внешней самопрезентации и разнообразии форм. Декаданс суммирует достижения чувственного искусства и воплощает их с предельной яркостью и полнотой.

2. В художественном мире русского декадентского романа находит всестороннее воплощение декадентское мировоззрение в его отечественном варианте. В центре идейного мира русского декадентского романа— крайний индивидуализм солипсического толка, в котором человек вытесняет Бога и занимает его место. Причем, не просто человек, а исключительная личность (казус Расколь-никова). Следствием этого оказывается генеральный тезис — тезис о принципиальной бессмысленности жизни: без Бога жизнь бессмысленна (казус Карамазова). Художественное утверждение идеи бессмысленности жизни инициирует поиски смысла поначалу в удовольствиях (отсюда эсхатологический гедонизм и эротика — пристальное внимание к «вопросам пола»), а затем в смерти (удовольствия жизни предельны, и лишь смерть дает вечное наслаждение небытия). Отсюда и легкость в обращении со смертью (своей и чужой). В идейном мире русского декадентского романа происходит полная дискредитация христианской этики (понятия греха, стыда, вины, совести и пр. не актуальны).

3. Сюжет декадентского романа строится на основе развития особого конфликта, знаменующего фатальный разлад между миром и человеком в ситуации бессмысленности жизни и богооставленности человека. В этом декадентском конфликте, синтезирующем элементы классического (разум — чувство), романтического (человек — мир), натуралистического (личность — социум) и символистского (дух — плоть), аксиологические полюсы фундаментального конфликта литературы эпохи монотеизма (добро - зло) распределены в соответствии с мировоззренческими установками декадентской культурной ментальности: добро (чувство, человек, личность, дух) — зло (разум, мир, социум, плоть). Релятивизм декаданса проявляется в том, что в художественном мире романов Сологуба и Арцыбашева эти акценты часто сменяются на противоположные. Разрешение декадентского конфликта связано у Сологуба с уходом от жизни (в ирреальный мир мечты или «блаженного безумия» через преступление против других — убийство), у Арцыбашева — из жизни (в небытие через преступление против себя — самоубийство).

4. Позиция главных героев по отношению к полюсам декадентского конфликта наделяет их функциями декадентского героя (Логин, Сварожич) или декадентского антигероя (Передонов, Санин). С одной стороны, герой и антигерой декадентского романа имеют много типологически сходного, что позволяет Сологубу и Арцы-башеву еще более резко обозначить их противоположность. И герой, и антигерой наследуют черты «байронического» типа: принципиальный разлад человека с действительностью (причем, не потому, что человек несовершенен, а потому, что несовершенен мир), ставят себя над миром и над людьми, совершают мистически окрашенное убийство или самоубийство. И тот, и другой наследуют черты «лишнего» человека: невозможность реализовать потенциал своей личности в реальной действительности, крах попыток позитивного изменения мира. И тот, и другой наследуют черты «нового» человека: оппозиционность социально-политической позиции, бескомпромиссность и целеустремленность. Для достижения своей цели они не жалеют ничего и никого, идут на преступление. С другой стороны, многое типологически отличает героя и антигероя декадентского романа. Декадентский герой с его упорными поисками смысла жизни своеобразно включается в галерею героев-правдоискателей, он принципиально связан традиционной художественной антропологией. Декадентский антигерой и у Сологуба, и у Арцыбашева представляет собой новый тип: Передонов являет собой продолжение развития типа «маленького» человека, связанное с утратой человеческого («маленький» человек в нем измельчал настолько, что «человеческого» уже не видно за «бесовским»), Санин воплощает ницшеанскую идею преодоления человеческого в сверхчеловеке. И тот, и другой, в конечном счете, свидетельствуют о кризисе идеи человека, крахе попытки субституции Божественного человеческим и дают повод говорить о мизантропическом начале как доминирующем в художественной антропологии русского декадентского романа.

5. Пространственно-временной континуум романов Ф. Сологуба и М. Арцыбашева структурируется по принципу натуралистического хронотопа западных образцов декадентской прозы: географически определенное пространство, имеющее конкретные черты некой социальной среды в современную историческую эпоху. Такая организация пространственно-временной структуры принципиально отличает декадентский роман от неоромантического, символистского и шире — модернистского, в которых хронотоп не привязан строго к современной автору действительности и строится на постоянной смене пространственно-временных пластов. Пространство декадентского романа тяготеет к замкнутости, время — к сезонной цикличности, ритм — к статичности. Если в декадентских романах Сологуба натуралистический хронотоп наполнен элементами символистской топологии и хронографии (ирреальное пространство сна как альтернатива реальному), то в романах Арцы-башева мы имеем дело с натуралистическим хронотопом в чистом виде, что, во многом, предопределяет безальтернативность разрешения декадентского конфликта на пути самоуничтожения человека.

6. Определяющей для художественного мира русского декадентского романа была принципиальная ориентация на своеобразную мифизацию наследия русской классики. В художественном мире декадентских романов Ф. Сологуба и М. Арцыбашева русская классическая литература становится мифом — художественным воплощением универсального опыта человечества в постижении смысла бытия и законов мироздания. В мире декадентского романа элементы классической традиции фигурируют как атрибуты мифа, новым художественным воплощением которого, в свою очередь, становится художественный мир романов Ф. Сологуба и М. Арцыбашева.

В системе тем и мотивов, идей и образов, характерологии и композиции, пространстве и времени декадентского романа обнаруживается сознательная ориентация авторов на художественный опыт Н.М. Карамзина, A.C. Пушкина, М.Ю. Лермонтова,

Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, А.И. Гончарова, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова. Фундаментальное значение для структуры художественного мира русского декадентского романа имеет философско-этический и художественно-эстетический опыт Ф.М. Достоевского.

7. Разработка и художественное воплощение жанровой модели русского декадентского романа происходит по тому же «сценарию», что и у создателя жанрового канона Ж.-К. Гюисманса: очарование декадансом сменяется разочарованием в нем. Приметой первого в русской литературе рубежа XIX - XX вв. были «Тяжелые сны» Ф.Сологуба и «Санин» М. Арцыбашева, знамением второго—- «Мелкий бес» и «У последней черты», однако если у Сологуба разочарование принимает форму иронии, то у Арцыбашева оно поистине трагическое.

В художественном мире русского декадентского романа воплощаются и отдельные элементы постпоисмансовской традиции жанра: мотив «тупого» («священного», «блаженного») безумия, реализующийся как вариант разрешения декадентского конфликта в «Мелком бесе», вписывает Ф. Сологуба в традицию Ж. Роденбаха; болезненный эротизм и псевдореволюционность М. Арцыбашев унаследовал от С. Пшибышевского; разработка образа сверхчеловека в творчестве Арцыбашева соотносима с художественным опытом О. Уайльда как создателя образа Дориана Грэя.

Апробация результатов исследования. Концепция, основные идеи и результаты исследования обсуждались на международных симпозиумах (София, 2002; Женева, 2004), конгрессах (Гранада,

2004; Москва, 2004), конференциях (Волгоград, 2001, 2003-2005; Ульяновск, 2001-2005; Санкт-Петербург, 2002-2004; Пятигорск, 2003-2004; Днепропетровск, 2004; Казань, 2004; Киев, 2004-2005; Красноярск, 2004; Москва, 2004-2005; Саратов, 2004-2005, Тамбов, 2004; Тольятти, 2004; Армавир, 2005; Бийск, 2005; София, 2005; Шумен, 2005), круглых столах (София, 2004; Ставрополь, 2004), на всероссийских, межрегиональных и межвузовских конференциях (Волгоград, 1995, 1998, 2002; Коломна, 2002; Саратов, 2001, 20032005; Таганрог, 2003, 2005; Великий Новгород, 2004, Москва, 2005), на вузовских конференциях Волгоградского государственного университета (Волгоград, 1992-1995), Волгоградского государственного педагогического университета (Волгоград, 1996-2005) и Волгоградской академии государственной службы (2004-2005).

Материал и основные идеи исследования использованы в вузовским курсе истории русской литературы, в спецкурсах «Русская литература в контексте мировой культуры» и «Флуктуации русской литературы», читаемых автором диссертации в Волгоградском государственном педагогическом университете.

Результаты исследования изложены в монографии, учебном пособии, статьях и тезисах общим объемом 42,3 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы. Объем текста — 377 страниц.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Долгенко, Александр Николаевич

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русский декадентский роман как тип художественной целостности, создающий определенный образ миропереживания, являет собой попытку выражения нетрадиционного для русской литературы содержания в традиционных формах. В этом его принципиальное отличие от символистского романа, в котором новы и содержание, и форма.

Уже первый опыт русской литературы в жанре декадентского романа убеждает в том, что для его автора — Ф. Сологуба — особое значение имел западный опыт художественного воплощения нового мировоззрения. Не случайно уже современники отметили ряд сходных элементов в творчестве Ф. Сологуба и Ж -К. Гюисманса (Горнфельд, 1915; Львов-Рогачевский, 1910 и др.). Это наблюдение развивается и в некоторых научных исследованиях {Павлова, 2004; Селезень, 1968), общий вывод которых не вызывает сомнений: Сологуб и Гюисманс являлись живым воплощением идей и духа декаданса каждый в своей стране. Как справедливо отмечает М. Павлова, Сологуба притягивали характеры, отмеченные пафосом натурализма, «поощрявшего документированное изображение уродливых сторон личности, житейской "грязи", будничности, пошлости "среды", болезни», и утверждает, что в этом контексте «могут быть прочтены почти все художественные тексты его ранней прозы, в том числе романы "Тяжелые сны" и "Мелкий бес"» {Павлова, 2004). Однако влиянием французского канона своеобразие художественного мира первого романа Сологуба не исчерпывается.

Если воспринимать «Тяжелые сны» лишь как вторичный (эпигонский) текст по отношению к западной традиции, то приходится констатировать, что Сологуб — эпигон не только Гюисманса, но и Достоевского. В антропоморфном виде структура русского декадентского романа образца «Тяжелых снов» вырисовывается следующим образом: мозг и нервная система — декадентское мировоззрение автора, скелет — жанровый канон, все остальное, все, за счет чего тело романа движется, дышит, одним словом, живет, дает классическое наследие.

Влияние традиций русской классики, насколько мы смогли убедиться, оказывается более значимым для уяснения идейно-художественного своеобразия романа «Тяжелые сны». В романе «Мелкий бес» оно станет уже решающим.

Во втором романе Ф. Сологуба декадентское неверие в возможность позитивного преображения жизни в пределах самой жизни, тотальный пессимизм, всепоглощающее ощущение конфликтности бытия и смертоносной дисгармонии человеческих отношений беспрецедентны и безальтернативны.

Очарование идеи сверхчеловека, воплотившееся в первом романе Сологуба, во втором трансформировалось в разочарование, принявшее гротескные формы. Это разочарование ощущается тем более остро, что для его художественного воплощения автор максимально широко использовал богатейший арсенал русской классической литературы — литературы гуманистической, но не антропоцентрической.

Антропоцентризм скорее отличает декаданс как искусство, в котором человек впервые становится «мерой всех вещей». Кризис гуманизма, неотступно следующий за «смертью Бога», привел к тому, что антропоморфный Бог вытесняется теоморфным человеком на периферию художественной аксиологии. Весь ужас этой ситуации и воплощен в романе «Мелкий бес». Используя классические сюжеты и образы, которые в сологубовской неомифологии фигурируют как архетипические, писатель сумел показать это так, что многие поняли его и вместе с ним ужаснулись.

Эклектичная поэтика второго и последнего декадентского романа Сологуба выстраивается на основе конструктивного диалога с классическим наследием, при этом в жанровой структуре «Мелкого беса» отчетливо проглядывает модель, выработанная писателем в «Тяжелых снах». Однако традиционный художественный арсенал -не вполне удовлетворяет Сологуба в «Мелком бесе», в котором, в отличие от «Тяжелых снов» наблюдаются не только отдельные элементы символистской поэтики, но уже появляется второстепенная сюжетная линия, вроде бы намечающая переход автора от декадентской эклектики к символистскому синтезу, впоследствии, однако, ставшему частью эклектичной поэтики модернизма. Это, разумеется, ставит роман «на грань разрыва с богатой традицией, предвещая новые явления литературы XX века» (В. Ерофеев). Однако грань эту Сологуб в «Мелком бесе» не переходит.

Ф. Сологубу понадобится неудачный опыт возвращения к зо-лаизму в романе «Слаще яда», прежде чем он создаст фантастическую (во всех смыслах) «Творимую легенду», которая станет первым, и, думается, непревзойденным (по крайней мере, до «Мастера и Маргариты» М.А. Булгакова) образцом русского модернистского романа, как непревзойденным образцом русского символистского романа останется «Петербург» А. Белого. В редуцированном виде модернистская структура «Творимой легенды» найдет воплощение в последнем романе «самого декадента среди русских, самого русского среди декадентов» — «Заклинательница змей».

В романном творчестве М.П. Арцыбашева воплощаются неверие в социальный прогресс и творческие силы природы, пессимизм и страх перед жизнью, ощущение трагического разлада между личностью и внешним миром, стремление отгородиться от конфликтности бытия и дисгармонии человеческих отношений. В этом отношении Арцыбашев оказывается единомышленником и последователем Сологуба, хотя о прямом влиянии и взаимовлиянии носителей декадентского мировоззрения говорить не приходится-художник-декадент интересуется только собой и своим представлением о мире.

В своем первом романе М. Арцыбашев, как и Ф. Сологуб, по-новому актуализирует проблему героя своего времени, пессимистически оценивая творческий и нравственный потенциал современника. Гордыня и стихийная непредсказуемость поведения человека, вырывающегося из-под власти разума, давшего волю своим низменным чувствам, страстям, способного к сильнейшим эмоциональным движениям и надломам, нашли художественное воплощение в арцыбашевской концепции человека.

Реальный мир в художественном сознании Арцыбашева, насколько оно выражено в романе «Санин», принципиально бессмыслен. В соответствии с этим формируется основной способ художественной объективации: объективный мир, пропущенный ственной объективации: объективный мир, пропущенный через их индивидуальное восприятие, превращается в субъективную реальность, отражающую художественное сознание и жизненный опыт творческой личности.

Художественный мир своего романа Арцыбашев конструирует, используя богатый арсенал русской классики. В романе «Санин» находят своеобразное преломление традиции М.Ю. Лермонтова, И.С. Тургенева, Н.Г. Чернышевского, Л.Н. Толстого и, разумеется, Ф.М. Достоевского, эпигоном которого считали Арцыбашева и критики, и исследователи его творчества. Однако все элементы художественного мира, позаимствованные писателем у классической традиции, структурируются вокруг мировоззрения автора.

Крайний индивидуализм М. Арцыбашева не доходил до солипсизма, как это было в случае с Ф. Сологубом, однако именно любовь к себе в сочетании с ненавистью к окружающей действительности породили ту странную арцыбашевскую привязанность к жизни, которая всегда приводила его героев к смерти.

Декадентская субституция Божественного человеческим находит в романе «Санин» беспрецедентное выражение в попытке создать образ сверхчеловека. Однако и в этом случае, как это было у Гюисманса и Сологуба, ситуация богооставленности порождает два проблемных направления в идейном мире романа: проблему насилия и «вопрос пола». Принципиальное отличие арцыбашевско-го подхода к разработке данных проблем заключается в том, что они лежат на поверхности идейного мира произведения. Эта доступность обусловливает полемическую заданность и, отчасти, публицистический тон романа «Санин».

Вопрос пола» Арцыбашев решает вполне по-декадентски, противопоставляя любви культ плотских наслаждений. Проблема насилия реализована в романе Арцыбашева в сюжетной коллизии самоубийства. Нравственный мятеж, умственное распутство, богоборчество, катарсическое наслаждение от прикосновения к греховному отличает фигуру .сверхчеловека Санина, который в художественной структуре романа Арцыбашева оказывается «антигероем», противопоставляющим себя декадентскому герою Сварожичу. Юрий Сварожич трагически переживает разлад с миром и бессмысленность жизни, а Санин всем этим наслаждается. Встреча героя и антигероя в пределах одного художественного мира принципиально отличает Арцыбашева от Сологуба, романные структуры которого последовательно выстраиваются вокруг героя (Тяжелые сны») или антигероя («Мелкий бес»). Столкновение Арцыбашевым героя и антигероя привносит антитетичность в сюжет и композицию романа «Санин», что придает этим сторонам художественного мира произведения дополнительную динамику (в отличие от статики романов Сологуба).

В «Санине», в отличие от романов Сологуба, пространственно-временные координаты романного мира исчерпываются натуралистическим хронотопом. Альтернативного времени и пространства, предоставляющего декадентскому герою утопическую возможность преодоления конфликта с бессмысленным миром, в романе Арцыбашева нет. Поэтому разрешение декадентского, конфликта, происходящее в действительном, а не ирреальном мире, трагично. Преодоление бессмысленности бытия происходит за счет не чужой, а собственной жизни: это добровольный уход в небытие посредством суицида.

Идея неприятия мира в декадентских романах Гюисманса находит воплощение в мотиве бегства. Декадентский герой, бегущий от зла и безысходности действительного мира, находит убежище в искусственном мире, реализованном через творчество. Бунт против мира и преодоление бессмысленности бытия в романах Сологуба связаны с попыткой преображения мира путем сокращения зла, основным способом этого «преображения» является убийство. За ним следует бегство в ирреальный мир. В романе Арцыбашева бунт против бессмысленности богооставленного мира также связан с мотивом бегства, но бегства окончательного. У героя Арцыбашева нет возможности уйти в ирреальный мир мечты. Поэтому реализация мотива бегства от мира связана в романе «Санин» не с убийством, а : с самоубийством.

Христианский гуманизм Достоевского, который во всяком, даже падшем и низменном человеке видит образ Божий, стал тем, чего были лишены русские декаденты. В декадентском романе духовное освобождение героя осуществляется не на пути смирения, самосовершенствования, молитвенного постижения бытия Бога и человека, а на пути бунта и греха: убийства или самоубийства.

Подводя итог исследованию идейно-художественного своеобразия русского декадентского романа, позволим себе высказать некоторые соображения относительно своеобразия жанра.

М.М. Бахтин в статье «Эпос и роман (О методологии исследования романа)» утверждал, что герой романа показывается «не как готовый и неизменный, а как становящийся, изменяющийся»; это лицо «не должно быть «героичным» ни в эпическом, ни в трагическом смысле этого слова, романический герой объединяет в себе как положительные, так и отрицательные черты, как низкие, так и высокие, как смешные, так и серьезные» (Бахтин, 1975: 450). При этом роман запечатлевает «живой контакт» человека «с неготовой, становящейся современностью (незавершенным настоящим)». И он «более глубоко, существенно, чутко и быстро», чем какой-либо иной жанр, «отражает становление самой действительности» (Бахтин, 1975: 451). Это положение наглядно демонстрирует непосредственную связь романа с культурой чувственного типа, утверждающей, по словам П.А. Сорокина, принципиальное вечное становление (Сорокин, 2000: 78).

Роман способен открывать в человеке не только определившиеся в поведении свойства, но и нереализованные возможности; некий личностный потенциал: «Одной из основных внутренних тем романа является именно тема неадекватности герою его судьбы и его положения», человек здесь может быть «или больше своей судьбы, или меньше своей человечности» (Бахтин, 1975: 479). Все это находит отражение в галерее типов, реализованных в главных героях русского декадентского романа: это и отрешенный индивидуалист (иногда с претензией на сверхчеловека: Логин у Ф. Сологуба, Санин у М. Арцыбашева), и неудавшийся прожектер и правдоискатель (Сварожич и Чиж у М. Арцыбашева, отчасти Логин у Ф. Сологуба), и симбиоз маленького и лишнего человека — гипертрофированный (Передонов у Ф. Сологуба) или травестирова-ный (Чиж у М. Арцыбашева).

Роман осваивает жизнь человека в динамике, становлении, эволюции и в ситуациях сложных отношений героя с окружающим миром. Почва для становления и упрочения романа, по мнению В.Е. Хализева, возникает там, где наличествует интерес к человеку, который обладает хотя бы относительной независимостью от установлений социальной среды с ее императивами, обрядами, ритуалами, которому не свойственна «стадная» включенность в социум (Хализев, 2000: 365). Русский декадентский роман воплощает этот аспект жанра в гипертрофированном виде: он выдвигает на первый план героя-индивидуалиста, противопоставляющего себя и социуму, и миру. Здесь мы всегда имеем дело с ситуацией тотального отчуждения героя от окружающего, асоциальностью, демоническим своеволием. Таковы были Онегин A.C. Пушкина, Печорин М.Ю. Лермонтова, Базаров И.С. Тургенева, Бельтов, Раскольников и Иван Карамазов Ф.М. Достоевского, таковы получились Логин Ф. Сологуба, Санин, Сварожич и Чиж М. Арцыбашева.

Отчуждение человека от социума и миропорядка было интерпретировано М.М. Бахтиным как необходимо доминирующее в романе. Ученый утверждал, что здесь не только герой, но и сам автор предстают не укорененными в мире, удаленными от начал устойчивости и стабильности: «у романа новая, специфическая проблемность; для него характерно вечное переосмысление — переоценка» (Бахтин, 1975: 473). Тем самым роман рассматривается как выражение миросозерцания скептического и релятивистского, которое мыслится как кризисное и в то же время имеющее перспективу. Роман, утверждает Бахтин, готовит новую, более сложную целостность человека «на более высокой ступени <.> развития» (Бахтин, 1975: 480). Миросозерцание, воплощенное

1975: 480). Миросозерцание, воплощенное в русском декадентском романе, воплощает кризисное состояние не только личности героя или автора, но и культуры в целом: здесь соединяются идея сверхчеловека Ницше, воспринятая в основном через философско-этический опыт Достоевского, экзистенциализм Достоевского и Кьеркегора, пессимизм Шопенгауэра и Гартмана. Однако идея сверхчеловека («человека на более высокой ступени развития») в идейном мире декадентского романа претерпевает крах. И это вполне закономерно. Д. Лукач назвал жанр романа эпопеей обезбо-женного мира, а психологию романного героя — демонической. Предметом романа он считал историю человеческой души, проявляющейся и познающей себя во всяческих приключениях (авантюрах), а преобладающей его тональностью — иронию, которую определял как негативную мистику эпох, порвавших с Богом (Лукач; 1994). В этом отношении декадентская «ирония» человеческой души, заблудившейся в пустой и мнимой действительности и зашедшая в тупик собственного ego, принципиально противоположна символистской «лирике» живых начал бытия.

Русский декадентский роман всецело погружается в атмосферу солипсического демонизма и иронии, распада человеческой цельности, отчужденности личности. Опора героя на самого себя в классической романистике XIX в. (как западноевропейской, так и отечественной) представала чаще всего в освещении двойственном: с одной стороны, как достойное человека «самостоянье», возвышенное, привлекательное, чарующее, с другой — в качестве источника заблуждений и жизненных поражений (Хализев, 2002: 369). В декадентском романе эта двойственность преодолевается: индивидуалистический бунт личности против бессмысленности мира носит бескомпромиссный характер (не жизнь, так смерть).

Роман как жанр, склонный к синтетичности, резко отличен от иных, ему предшествовавших, являвшихся «специализированными» и действовавших на неких локальных «участках» художественного постижения мира. В эклектичной поэтике русского декадентского романа находит воплощение вековой опыт большой повествовательной формы. От сентиментализма он унаследовал повышенное внимание к внутреннему миру человека. Однако декадентский герой — это, скорее, субъект мыслящий, нежели чувствующий. Художественный опыт романтизма находит в декадентском романе воплощение в представлении о фатальной раздвоенности мира, которое реализуется на всех уровнях организации текста: от структуры образа до композиции. Кроме того, как и романтизм, декаданс активно использует мифологические и демонологические образы. Однако в декадентском романе, сконцентрированном на художественной объективации субъективных переживаний автора, эти образы призваны не столько создать определенный колорит, сколько компенсировать относительную бедность мира личности. Влияние натурализма в декадентском романе сказывается и на уровне художественной детали, и в структуре описания. Особенно же явно оно в системе мотивации характера и поступков персонажа. Это уже не социальный детерминизм реалистического романа, а своеобразно трансформированный и наполненный мистическим колоритом генетический детерминизм. Большая доля элементов структуры жанра унаследована декадентским романом от реалистического, в особенности от романа Достоевского.

Романистика Ф.М. Достоевского рассматривается Бахтиным как наследование античной мениппеи — жанра, приверженного к «необузданной фантастике», воссоздающого «приключения идеи или правды в мире: и на земле, и в преисподней, и на Олимпе». Ме-ниппея, утверждает Бахтин, является жанром «последних вопросов», осуществляющим «морально-психологическое экспериментирование», и воссоздает «раздвоение личности», «необычные сны, страсти, граничащие с безумием» (Бахтин 1979, 192-197). Жанр декадентского романа в русской литературе активно развивает ми-ниппейное начало: в центре его идейного, по сути, единственный вопрос: в чем смысл человеческой жизни. Единственный ответ на него: жизнь бессмысленна. В связи с этим декадентский роман уделяет особое внимание теме убийства и самоубийства, а также проблеме преступления и наказания. <

Одна из важнейших черт романа XIX в. — пристальное внимание авторов к окружающей героев микросреде, влияние которой они испытывают и на которую воздействуют. Вне воссоздания микросреды романисту «очень трудно показать внутренний мир личности» (Эсалнек, 1985: 93). Русский декадентский роман в данном отношении отличается разнонаправленным вниманием к «среде». Микросреда автора здесь практически полностью совпадает с микросредой героя: основной хронотоп — русская провинция на рубеже Х1Х-ХХ вв. Однако в аспекте художественного осмысления окружающей героев микросреды весьма показательно то, что из декадентского романа уходит столь важная для русской классики тема Дома (в высоком смысле — как неустранимого бытийного начала и непререкаемой ценности). Бездомность мира декадентского романа во многом обусловливает основной принцип художественного изображения — жесткий натурализм.

Декадентские ответы на карамазовские вопросы — ответы для немногих. Поэтому в случае с русским декадентским романом мы имеем дело с жанром, актуальным, прежде всего, для эпохи fin de siècle, соединяющей в себе переходность и эсхатологичность. Декадентское мировоззрение не знает понятий вины и греха, поэтому зло во внутреннем мире героя декадентского романа не знает преград. Восставая против зла, порока и пошлости действительности, герои Ф. Сологуба и М. Арцыбашева руководствуются только лишь собственными представлениями о добре и зле, основанными на исключительной роли ego. Декаденты односторонне и весьма поверхностно восприняли мысль Ф.М. Достоевского о том, что человек богоподобен не разумом и добротой, а тем, что загадочные последние корни его существа, наподобие самого Бога, обладают таинственностью, непостижимостью, иррациональной творческой силой, бесконечностью и бездонностью, и окончательно вытеснили Бога из художественной аксиологии. Но неверие в Бога окончилось для декадентов неверием в человека.

Основные координаты художественного мира русского декадентского романа, определенные в настоящем исследовании, позволяют говорить о нем как о социально-философском романе, в котором главным принципом поэтики является эклектичность, форма работает на содержание и, как следствие, художественная структура отличается дисгармоничностью. В целом приходится констатировать, что в русском декадентском романе больше социально-философского, нежели художественного смысла. Возможно, поэтому романы Ф. Сологуба и М. Арцыбашева представляют для современного читателя интерес не столько художественно-эстетический, сколько историко-литературный и социально-философский.

Нередко бывает, что книга, воплотившая думы и потребности определенного исторического момента, нашедшая живой отклик у современников писателя, позже выпадает из читательского обихода, становится достоянием истории литературы, представляющим интерес только для специалистов. На сегодняшний день судьба русского декадентского романа рубежа XIX — XX вв. предстает именно таковой. Как она сложится дальше, покажет будущее.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Долгенко, Александр Николаевич, 2005 год

1. Арцыбашев, М.П. Автобиография / М.П. Арцыбашев // Известия книжного магазина товарищества М.О. Вольф. — 1909. — № 7.

2. Арцыбашев, М.П. Вечный мираж / М.П. Арцыбашев. -— Берлин, 1922.

3. Арцыбашев, М.П. Записки писателя. Т. I—III / М.П. Арцыбашев. — М., 1917.

4. Арцыбашев, М.П Письма Борису Савинкову: К истории русской эмиграции в Варшаве / предисл., подгот. текста и примеч. Д.И. Зубарева // De visu. — М., 1993. — № 4. — С. 49—69.

5. Арцыбашев, М.П. Собрание сочинений: в 3 т. / М.П. Арцыбашев. — М., 1994.

6. Арцыбашев, М.П. Собрание сочинений. Т. I—X / М П. Арцыбашев — Пб., 1905—1917.

7. Арцыбашев, М.П. Эпидемия самоубийств / М.П. Арцыбашев // Итоги недели. •—1911. — № 6.

8. Белый, А. Письма к Ф. Сологубу / А. Белый // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома на 1972 г. — Л., 1974.— С. 131—137.

9. Блок, А. Собрание сочинений: в 8 т. / А. Блок. — М.; Л., 1962.

10. Брюсов, В.Я. Дневники: Автобиографическая проза. Письма / В.Я. Брюсов. — М., 2002.

11. Гоголь, Н.В. Собрание сочинений: в 6 т. / Н.В. Гоголь.— М.,1952.

12. Горький, A.M. Собрание сочинений: в 30 т. / A.M. Горький. — М., 1953.

13. Достоевский, Ф.М. Полное собрание сочинений: в 30 т. / Ф.М. Достоевский. — Л., 1971—1991.

14. Мережковский, Д.С. Собрание сочинений: в 4 т. / Д.С. Мережковский.—М., 1990.

15. Сологуб, Ф. Письма к Л.Я. Гуревич и А.Л. Волынскому / Ф. Сологуб // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома на 1972 г. —Л., 1974. —С. 112—130.

16. Сологуб, Ф. Собрание сочинений: в 6 т. / Ф. Сологуб.— М., 2000—2002.

17. Сологуб, Ф. Стихотворения/ Ф. Сологуб. — Л., 1978.

18. Сологуб, Ф. Творимая легенда: в 2 кн. / Ф. Сологуб; сост., под-гот. текста, вступ. ст., послесл. Л. Соболева. — М., 1991.

19. Сологуб, Ф. Тяжелые сны: роман; Рассказы / Ф. Сологуб; сост., подгот. текста, вступ. ст., коммент. М. Павловой.—Л., 1990.

20. Sologub, F. The petty demon / F. Sologub; Translated from the Russian and with an introduction by S.D. Cioran. — London, 1990.* *

21. Венгеров, С.А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых (от начала русской образованности до наших дней). Т. 1—4 / С.А. Венгеров. — Спб., 1889—1895.

22. Краткая литературная энциклопедия: в 9 т. — М., 1968—1973. (КЛЭ)

23. Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред. А.Н. Николюкина; ИНИОН РАН. — М., 2003.

24. Литературный энциклопедический словарь. — М., 1987. (ЛЭС)

25. Маковский, М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры образов / М.М. Маковский. — М., 1996.

26. Масанов, И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: в 4 т. / И.Ф. Масанов. — М., 1960.

27. Мифологический словарь / гл. ред. Е.М. Мелетинский. — М., 1991.

28. Мифы народов мира: энциклопедия: в 2 т. — М., 1991.

29. Русские писатели: XX век: биобиблиогр. словарь: в 2 ч. — М.,■ 1998.

30. Словарь литературоведческих терминов / сост. Л.И. Тимофеев.—М., 1974.

31. Словарь по этике / под ред. И.С. Кона. — М., 1983.

32. Современное зарубежное литературоведение (Статьи Западной Европы и США). (Концепции. Школы. Термины): энцикл. справ. / отв. ред. канд. филол. наук. А.Е. Махов. —• М., 1996.сзл)

33. Терминологический словарь зарубежного литературоведения (страны Западной Европы и США). Вып. 1: справочник.—- М., 1992 (ТСЗЛ)

34. Философская энциклопедия: в 5 т. — М., 1960—1970.

35. Христианство. Т. 1—3: энцикл. словарь / под ред. С. Аверинце-ва. —М., 1993—1995.

36. Шейнина, Е.Я. Энциклопедия символов / Е.Я. Шейнина. — М., 2002.

37. Энциклопедия символизма: Живопись, графика и скульптура. Литература. Музыка: пер. с фр. / Ж. Кассу, П. Брюнель, Ф. Кло-дон и др.; науч. ред. и авт. послесл. В. М. Толмачев. — М., 1999.* *

38. Абашина, М. Г. Массовая литература 1880-х— начала 1890-х годов (И. И. Ясинский, В. И. Бибиков): дис. . канд. филол. Наук / М.Г. Абашина. — СПб., 1992.

39. Абрамов, А.И. Декаданс в социокультурном измерении: (К характеристике философско-эстетических исканий) / А.И. Абрамов // Обществ, науки и современность.—- 1997. — № 1.—- С.- 146—152.

40. Абрамович, Н.Я. О художественном письме в современной беллетристике (Л. Андреев, М. Арцыбашев, А. Куприн, С. Сергеев-Ценский, Ф. Сологуб, Д. Мережковский и др.) / Н.Я. Абрамович // Образование. — 1908. — № 6, отд. III. — С. 72—76.

41. Абрамович, Н.Я. Художники сатанизма / Н.Я. Абрамович // Образцы сатанизма: сборник. — М., 1913. — С. 123—128.

42. Абрамович, Н.Я. Художники Эроса / Н.Я. Абрамович // Литературно-критические очерки / Н.Я. Абрамович. — Пб., 1909. — Кн. 1. —С. 99—104.

43. Агафонов, Е. Воспоминания о М.П. Арцыбашеве / Е. Агафонов// Собрание сочинений: в 3 т. / М. Арцыбашев. — М., 1994. — Т. 3. — С. 761—767.

44. Агеносов, В.В. Литература русского Зарубежья (1918—1996) / В.В. Агеносов. — М., 1998.

45. Адрианов, С. Критические наброски / С. Адрианов // Вестн. Европы. — 1909. — № 4. — С. 780—792.

46. Азадовский, K.M. 3. Н. Гиппиус: метафизика, личность, творчество / K.M. Азадовский, A.B. Лавров // Сочинения: Стихотворения. Проза/3. Н. Гиппиус. — Л., 1991. — С. 3—44.

47. Амфитеатров, A.B. Против течения / A.B. Амфитеатров. — Пб., 1908.

48. Анненский, И.Ф. Книги отражений / И.Ф. Анненский.— М., 1979.

49. Аннибал, Л. Мелкий бес: рецензия / Л. Аннибал // Весы. — 1905. —№9—10.

50. Аннинский, Л.А. Серебро и чернь: русское, советское, славянское, всемирное в поэзии серебряного века / Л.А. Аннинский. — М., 1997.

51. Арсеньев, К. Русские беллетристы нового поколения / К. Арсеньев // Вестн. Европы. — Спб., 1884. — № 4. — С. 758—774.: .

52. Арский. Мотивы Солнца и тела в современной беллетристике (О ницшеанстве в «Санине») / Арский // Вопросы пола. — 1908. — № 2. — С. 28—30; № 3. — С. 27—31.

53. Арский. «Санин» М.П. Арцыбашева / Арский // Новости дня. — Пб., 1907. — 1 окт. (№ 2). — С. 3-^.

54. Арский. Мистицизм Ф. Сологуба / Арский // Литературный календарь-альманах. — Пб., 1908. — С. 75—78.

55. Арцыбашев, М.П. Эпидемия самоубийств / М.П. Арцыбашев // Итоги недели. — 1911. — 4 апр. (№ 6). — С. 2—4.

56. Арьес, Ф. Человек перед лицом смерти / Ф. Арьес. — М., 1992.

57. Асмус, В.Ф. Иммануил Кант / В.Ф. Асмус. — М., 1973.

58. Аспиз, Е. Воспоминания о М.П. Арцыбашеве; Письма М.П. Ар-цыбашева / Е. Аспиз; публ. и коммент. М. Аспиз // Вопр. лит. — 1991.— № 11/12. — С. 354—371.

59. Афанасьев, А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: в 3 т. / А.Н. Афанасьев. — М., 1994.

60. Афанасьев, А.Н. Происхождение мифа: ст. по фольклору, этнографии и мифологии / А.Н. Афанасьев; сост., подгот. текста, статья, коммент. A.JI. Топоркова. —■ М., 1996.

61. Ачкасов, А. Арцыбашевский Санин около полового вопроса / А. Ачкасов. — М., б. г..

62. Баженов, H.H. Символисты и декаденты. Психиатрический этюд / H.H. Баженов // Памяти В.Г. Белинского: лит. сб. -— М., 1899. —С. 279—311.

63. Баландин, Р.К. Жизнь, смерть, бессмертие?. / Р.К. Баландин. — М., 1992. .

64. Баран, X. Поэтика русской литературы начала XX века / X. Баран.—М., 1993.

65. Баранов, А.И. Романы Ф. Достоевского и С. Пшибышевского: (Опыт сопоставительного анализа поэтик) / А.И. Баранов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. — 2000. — № 3. — С. 17—28.

66. Барков, А. Структура текста мениппеи: Вопросы семиотики и нарратологии / А. Барков // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

67. Барт, Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика: пер. с фр. / Р. Барг. —М., 1994.

68. Батай, Ж. Литература и Зло: Э. Бронтэ, Бодлер, Мишле, Блейк, Сад, Пруст, Кафка, Жене / Ж. Батай; пер. с фр., коммент. Н.В. Бунтман, Е.Г. Домогацкой; предисл. Н.В. Бунтман. — М., 1994.

69. Бахтиаров, А. У автора «Санина» г. Арцыбашева / А. Бахтиа-ров // Петерб. газ. — 1910. — 19 окт. (№ 287). — С. 3.

70. Бахтин, М.М. Вопросы литературы и эстетики / М.М. Бахтин. — М., 1975.

71. Бахтин, М.М. Лекции об А. Белом, Ф. Сологубе, А. Блоке, С. Есенине / М.М. Бахтин // Диалог. Карнавал. Хронотоп. — М., 1993. —№2—3.

72. Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского / М.М. Бахтин.—М., 1979.

73. Бахтин, М.М. Собрание сочинений: в 7 т. / М.М. Бахтин.—М., 2000. —Т. 2, 6.

74. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. — М., 1986.

75. Башкеева, В. В. Творчество И. И. Ясинского в литературном процессе 80-х годов XIX века: автореф. дис. . канд. филол. наук / ВВ. Башкеева. — М., 1984.

76. Безродный, М. К истории русской рецепции антиномии apollinisch / dionysisch / М. Безродный // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

77. Белинский, В.Г. Полное собрание сочинений: в 13 т. / В.Г. Белинский.—М., 1955.

78. Белый, А. Арабески / А. Белый. — М., 1911.

79. Белый А. Луг зеленый / А. Белый. — М., 1910.

80. Белый, А. На рубеже двух столетий. Воспоминания: в 3 кн. Кн. 1 /А. Белый. —М., 1989.

81. Белый А. Символизм / А. Белый. — М., 1910.

82. Белый, А. Символизм как миропонимание / А. Белый. — М., 1994.

83. Белявский, Ф. Рассказы Арцыбашева / Ф. Белявский // Слово. — 1905. — 15 сент. (№ 256). — С. 5—6.

84. Бердышева, Л.Р. Проблема героя в творчестве М.П. Арцыбашева: автореф. дис. . канд. филол. наук / Л.Р. Бердышева; МПГУ. — М., 2002.

85. Бердышева, Л.Р. Философия ненависти и любви в прозе Л. Андреева и М. Арцыбашева («Тьма», «Рабочий Шевырев») / Л.Р. Бердышева// Эстетика диссонансов. — Орел, 1996.— С. 18—21. ' / .

86. Бердяев, Н. Духовный кризис интеллигенции / Н. Бердяев. — Спб.,1910.

87. Бердяев, Н. Истоки и смысл русского коммунизма / Н. Бердяев. — М., 1990.

88. Бердяев, Н. Философия свободы / Н. Бердяев.— М., 2000.

89. Бицилли, П. Салимбене и Пушкин / П. Бицилли; съст., предго-вор и бележки Галина Петкова. — Варна, 2004.

90. Блоковский сборник XV: Русский символизм в литературном контексте рубежа XIX—XX вв. — Тарту, 2000.

91. Блоковский сборник XVI: Александр Блок и русская литература первой половины XX века. — Тарту, 2003.

92. Блюменкранц, M. Эсхатологическая проблематика в творчестве Ф.М. Достоевского / М. Блюменкранц // The Dostoevsky Journal: An Independent review. — 2001. — V. 2. — C. 15—21.

93. Богданов, A.H. Методология литературоведческого анализа /

94. A.H. Богданов, Л.Г. Юдкевич.—M., 1969.

95. Богданов, В.А. Между Альдонсой и Дульсинеей / В.А. Богданов // Писатель и жизнь. — М., 1987. — С. 158—170.

96. Богданов, В.А. Самокритика символизма (Из истории проблемы соотношения идеи и образа) / В.А. Богданов // Контекст-1984: лит.-теорет. исслед. — М., 1986. — С. 164—194.

97. Бодлер, Ш. Об искусстве / Ш. Бодлер. — М., 1986.

98. Борисов, В. В гостях у автора «Санина» / В. Борисов // Вестн. лит. — 1908. — № 4. — С. 74—75.

99. Борисова, Л.М. Проблемы художественного синтеза в теории русских символистов / Л.М. Борисова // Науч. докл. высш. шк. Филол. науки. — 1990. — № 5. — С. 12—21.

100. Боцяновский, В. Санин вернулся (Литературные наброски) /

101. B. Боцяновский // Утро России. — 1910. — 9 окт. (№ 269). — С. 2. ■

102. Бринкман, А.Г. Пластика и пространство как основные формы художественного выражения / А.Г. Бринкман. — М., 1935.

103. Брюсов, В. Далекие и близкие / В. Брюсов. — М., 1912.

104. Брюсов, В. Ремесло поэта / В. Брюсов. — М., 1981.

105. Брюсов, В. Среди стихов. 1894—1924. Манифесты. Статьи. Рецензии / В. Брюсов. — М., 1990.

106. Брюсов, В. Торжество победителей / В. Брюсов // Весы.— 1907. —Вып. 9.

107. Буланов, A.M. Авторский идеал и его воплощение в русской литературе второй половины XIX века / A.M. Буланов. — Волгоград, 1989.

108. Буланов, A.M. Художественная феноменология изображения «сердечной жизни» в русской классике (A.C. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, И.А. Гончаров, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой): монография / A.M. Буланов. — Волгоград, 2003.

109. Бушмин, A.C. Методологические вопросы литературоведческих исследований / A.C. Бушмин. — Л., 1969.

110. Быков, П.В. Силуэты далекого прошлого / П.В. Быков. — М.; Л., 1930.

111. Варанов, И.П. М. Арцыбашев как художник-психолог и импрессионист и как певец смерти старого и жизни нового человека / И.П. Варанов. — Киев, 1908.

112. Вейман, Р. История литературы и мифология / Р. Вейман.—1. V.M., 1975. , . . V^V-'V.

113. Венгеров, С. МП. Арцыбашев / С. Венгеров // Новый энциклопедический словарь.—- Пб.: Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон, 1911. — Т. III. — С. 938—943.

114. Венгеров, С.А. Тетерников Ф.К. / С.А. Венгеров // Энциклопедический словарь. — Пб.: Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон, 1907. — Т. II. —С. 353—355.

115. Венгерова, З.А. Литературные характеристики. Т. 1 / З.А. Вен-герова. —Спб., 1897.

116. Венгерова, 3. Новые течения во французском романе (Ж.К. Гю-исманс) / 3. Венгерова // Сев. вестн. — 1896. — № 7, отд. 1. — С. 113—132.

117. Вершинина, H.JI. Русская беллетристика 1830—1940-х годов (Проблема жанра и стиля) / Н.JI. Вершинина. — Псков, 1997.

118. Веселовская, М. Жорж Роденбах— поэт безмолвия / М. Весе-ловская // Мертвый Брюгге / Ж. Роденбах. — Томск, 1999. — С. 5—32.

119. Веселовский, А. Историческая поэтика / А. Веселовский.— М., 1989.

120. Ветловская, В. «Арифметическая» теория Раскольникова / В. Ветловская // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

121. Виноградов, В.В. История слов / В В. Виноградов; отв. ред. чл.-кор. РАН Н.Ю. Шведова; Рос. акад. наук, Отд-ниё лит. и яз., Науч. совет «Русский язык: история и современное состояние», Ин-т рус. яз. РАН. — М , 1994

122. Виноградов, В.В. О художественной прозе / В.В. Виноградов. — М.; Л., 1930.

123. Владимирова, М.М. Идеи Шопенгауэра на французской почве: (По произведениям и переписке писателей-натуралистов) / М.М. Владимирова // Проблемы истории зарубежной литературы. — СПб., 1993.—Вып. 4.—С. 49—69.

124. Войтоловский,А. Литературный распад / А. Войтоловский.— Спб., 1909.

125. Волков, Е.М. Постнатуралистические течения в немецкой прозе на рубеже XIX—XX веков: Проблемы поэтики / Е.М. Волков; Горл. гос. пед. ин-т иностр. яз. им. Н.К. Крупской. — Горловка, 1992.

126. Волков, И.Ф. Творческие методы и художественные системы / И.Ф. Волков. — М., 1989.

127. Волошин, М. Избранное: стихотворения, воспоминания, переписка / М. Волошин. — Минск, 1993.

128. Волынский, А. Борьба за идеализм / А. Волынский.— М., 1900.

129. Волынский, А. Книга великого гнева / А. Волынский. — Спб., 1904.

130. Волынский, А. Критическая заметка / А. Волынский // Сев. вестн. — 1890. — № 2, отд. 2. — С. 101—106.

131. Волынский, А. Литературные заметки / А. Волынский // Сев. вестн. — 1893. —№3, отд. 2. —С. 108—141; 1896. — № 1, отд. 1. — С. 298—316; 1896. — № 2, отд. 1. — С. 328—341; 1896. — № 10, отд. 1. — С. 225—255.

132. Волынский, А. Русские критики / А. Волынский. — Спб., 1896.

133. Боровский, В.В. Литературно-критические статьи / В.В. Боровский. — М., 1956.

134. Воспоминания о серебряном веке / сост., авт. предисл. и ком-мент. В. Крейд.— М., 1993.

135. Восток — Запад: пространство русской литературы: материалы Междунар. науч. конф. (заоч.). Волгоград, 25 нояб. 2004 г. / отв. ред.: A.M. Буланов, Н.Е. Тропкина. — Волгоград, 2005.

136. Выготский, Л.С. Психология искусства / Л.С. Выготский.— М., 1968.

137. Гайденко, П.П. Трагедия эстетизма / П.П. Гайденко. — М., 1970.

138. Галактионов, А.А. Русская философия IX—XX вв. / А.А. Галактионов, П.Ф. Никандров. — Л., 1989.

139. Гаспаров, М.Л. Избранные статьи / М.Л. Гаспаров. — М., 1995.

140. Гачев, Г.Д. Содержательность художественных форм. Эпос. Лирика. Театр / Г.Д. Гачев. — М., 1968.

141. Гачев, Г.Д. Ускоренное развитие литературы / Г.Д. Гачев. — М., 1964.

142. Гизетти, А. Лирический лик Сологуба / А. Гизетти // Современная литература: сб. ст.—Л., 1925. — С. 82—92.

143. Гиппиус, З.Н. Разочарования и предчувствия. «У последней черты» / З.Н. Гиппиус // Рус. мысль. — 1910. — № 12, отд. 2. — С. 179—180.

144. Гинзбург, Л. О психологической прозе / Л. Гинзбург. — Л., 1971.

145. Глинский, Б. Болезнь или реклама? / Б. Глинский .// Ист. вестн. — 1896. — Т. 63, № 2. — С. 618—655.

146. Голлербах, Э.Ф. Из воспоминаний о Ф.К. Сологубе (1928 г.) / Э.Ф. Голлербах // Рус. лит. — 1990. — № 1. — С. 218—224.

147. Головачева, А.Г. «Декадент» Треплев и бледная луна / А.Г. Головачева // Чеховиана: Чехов и «серебряный век»: материалы конф. Ялта, 1993 г. —М., 1996. —С. 186—194.

148. Головин, К. Русский роман и русское общество / К. Головин.—Пб., 1897.

149. Горнфельд, А.Г. Книги и люди. Т. 1 / А.Г. Горнфельд. — Спб., 1908.

150. Горнфельд, А.Г. Темный путь (К 60-летию Ф. Сологуба) / А.Г. Горнфельд // Боевые отклики на мирные темы. — Д., 1924. —С. 191—200.

151. Горнфельд, А.Г. Федор Сологуб / А.Г. Горнфельд // Русская литература XX века / под ред. С.А. Венгерова. — М., 1915. — Т. 2. —С. 14—64.

152. Горнфельд, А.Г. Пути творчества / А.Г. Горнфельд.— Пг., 1922.

153. Городецкий, С. На светлом пути (Поэзия Ф. Сологуба с точки зрения мистического анархизма) / С. Городецкий // Факелы. — Пб., 1907. — Кн. 2. — С. 191—207.

154. Горский, Д.П. Истина и ее критерии / Д. П. Горский // Вопр. философии. — 1962. — № 2.

155. Горских, H.A. Н.В. Гоголь и Ф. Сологуб: поэтика вещного мира: автореф. дис. . канд. филол. наук/ H.A. Горских.— Томск, 2002.

156. Гофман, М. Ф. Сологуб / М.Ф. Гофман // Книга о русских поэтах последнего десятилетия / под ред. М. Гофмана. — Пб.; М., 1909. —С. 241—248.

157. Гостинцева, JI. Символизм как миросозерцание / JI. Гостинце-ва // Петербургские чтения. — СПб., 1999. — № 4. — С. 145— 151.

158. Грачева, A.M. Бестселлеры начала XX в. (К вопросу о феномене успеха) / A.M. Грачева // Русская культура XX века на родине и в эмиграции. — М., 2000. — Вып. 1. — С. 61—75.

159. Грейденберг, М. Санин (Итоги прошлого и проблемы будущего) / М. Грейденберг.— Харьков, 1908.

160. Гроф, С. Человек перед лицом смерти / С. Гроф, Д. Хэлифакс; Пер с англ. А. Неклесса. — М., 2001.

161. Гулыга, A.B. Кант / A.B. Гулыга. — М., 1981.

162. Гуревич, Л. Оторванные души (О Л. Андрееве и Ф. Сологубе) / Л. Гуревич // Литература и эстетика. — М., 1912. — С. 61—67.

163. Данилевский, Р.Ю. Русский образ Фридриха Ницше (Предыстория и начало формирования) / Р.Ю. Данилевский // На рубеже XIX и XX веков: Из истории международных связей русской литературы: сб. науч. тр. — Л., 1991.—С. 5—43.

164. Данилин, Я. «Санин» в свете русской критики / Я. Данилин,— М., 1908.

165. Дефье, О.В. Д. Мережковский: преодоление декаданса (раздумья над романом о Леонардо да Винчи) / О.В. Дефье. — М., 1999.

166. Дикман, М И. Поэтическое творчество Федора Сологуба / М.И. Дикман // Стихотворения / Ф. Сологуб. — Л., 1979. — С. 5—74.

167. Дмитриев, В. поЭТИКА (этюды о символизме) / В. Дмитриев. — СПб., 1993.

168. Дмитриев, Н.Д. О филологии / Н.Д. Дмитриев, Д.С. Лихачев. — М., 1989.

169. Дмитриев, П. Журнальное обозрение / П. Дмитриев // Образование. — 1907. — № 11, отд. III. — С. 122—130.

170. Дмитриев, П. Об М. Арцыбашеве / П. Дмитриев // Новая газ. — 1906. — 29 нояб. (№ 13). — С. 2—3.

171. Долгенко, А.Н. Русский декаданс: определение и самоопределение / А.Н. Долгенко // Изв. Волгогр. гос. пед. ун-та. Сер. «Филологические науки». — 2002. — № 1. — С. 91—102.

172. Долгенко, А.Н. Флуктуации русской литературы (движение отечественного искусства слова от средневековья до современности)/А.Н. Долгенко. — Волгоград, 2004.

173. Долгополов, Л. На рубеже веков: О русской литературе конца

174. XIX — начала XX века / Л. Долгополов. — Л., 1985.

175. Долинин, А. Достоевский и другие / А. Долинин// Статьи и исследования о русской классической литературе. — Л., 1989.—1. С. 438—450.

176. Долинин, А. Отрешенный (Психология и творчество Федора Сологуба) / А. Долинин // Заветы. — 1913. — № 7, отд. И. — С. 55—85.

177. Драгомирецкая, Н.В. Автор и герой в русской литературе XIX—

178. XX веков / Н.В. Драгомирецкая. — М., 1991.

179. Дубровский, В.Н. Концепции пространства-времени. Физический и философский аспекты / В.Н. Дубровский. — М., 1991.

180. Дудкин, В.В. Достоевский и Ницше (проблема человека)/ В.В. Дудкин. — Петрозаводск, 1994.

181. Дунаев, М.М. Вера в горниле сомнений: Православие и русская литература в XVII—XX веках / М.М. Дунаев. — М.,18(20ДЗоркгейм, Э. Самоубийство. Социологический этюд / Э. Дюрк-гейм. — Спб., 1912.

182. Евгеньев-Максимов, В. Из истории прошлого русской журналистики / В. Евгеньев-Максимов, Д. Максимов. — JI., 1930.

183. Евдокимова, JI.B. Мифопоэтическая традиция в творчестве Ф. Сологуба: автореф. дис. . канд. филол. наук / JI.B. Евдокимова.—Волгоград, 1996.

184. Евтушенко, Э.А. Мистический сюжет в творчестве Ф.М. Достоевского: автореф. дис. . канд. филол. наук / Э.А. Евтушенко. — Самара, 2002.

185. Еременко, Л.И. Философско-эстетические искания М П. Ар-цыбашева в романе «Санин» / Л И. Еременко, Г.И. Карпова // Серебряный век. — Кемерово, 1996.— С. 15—22.

186. Еременко, Л.И. Хотел быть услышанным / Л.И. Еременко, Г.И. Карпова // Санин; Кровавое пятно; Рабочий Шевырев; Деревянный чурбан / М П. Арцыбашев. -— Кемерово, 1990. — С. 406—413.

187. Ермилова, Е.В. Теория и образный мир русского символизма / Е.В. Ермилова. — М., 1989.

188. Ермоленко, С. Лирика М.Ю. Лермонтова: жанровые процессы: монография / С. Ермоленко. — Екатеринбург, 1996.

189. Ерофеев, В. На грани разрыва («Мелкий бес» Федора Сологуба и русский реализм) / В. Ерофеев // В лабиринте проклятых вопросов / В. Ерофеев. — М., 1990. — С. 79—100.

190. Жанровые разновидности романа в зарубежной литературе XVIII—XX веков. — Киев, 1985.

191. Жбанков, Д. Современные самоубийства / Д. Жбанков // Современный мир. — 1910. — № 3.

192. Жданов, С. Как живет и работает Арцыбашев / С. Жданов // Вестн. лит. — 1910. — № 11. — С. 304—308.

193. Живолупова, Н.В. Внутренняя форма покаянного псалма в структуре исповеди антигероя Достоевского 7 Н.В. Живолупо-ва// Достоевский и мировая культура, № 10.— М.: Классика плюс, 1998. — С. 99—106.

194. Живолупова, Н.В. Другой в художественном сознании Достоевского и проблема исповеди антигероя / Н.В. Живолупова // The Dostoevsky Journal: An Independent review. — 2001. — V.2.—- C. 37—55.'

195. Живолупова, H.B. Исповедь антигероя: от Достоевского и Михаилу Агееву (проблема жанра) / Н.В. Живолупова // The Dostoevsky Journal: An Independent review. — 2002—2003. — V. 3/4. — C. 1—31.

196. Живолупова, Н.В. Проблема свободы в исповеди антигероя. От Достоевского к литературе XX века (Е. Замятин, В. Набоков, Вен. Ерофеев, Э. Лимонов) / Н.В. Живолупова // Поиск смысла.— Н. Новгород: Изд-во Нижегор. лингв, ун-та, 1994.— С. 180—208.

197. Жид, А. Достоевский: эссе: пер. с фр. / А. Жид. — Томск, 1994.

198. Жизнь. Смерть. Бессмертие. — СПб., 1993.

199. Жиркова, И.А. Новеллистика старших символистов и ее оценка в критике / И.А. Жиркова // Советская литература в прошлом и настоящем. — М., 1990. — С. 4—16.

200. Жирмунский, В.М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика/ В.М.Жирмунский. — JI., 1977.

201. Заградка, М. Поэтика заглавий в русской литературе XX века / М. Заградка // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

202. Задорнова, В.Я. Восприятие и интерпретация художественного произведения / В.Я. Задорнова.—М., 1984.

203. Закржевский, А. Карамазовщина. Психологические параллели (Достоевский, Валерий Брюсов, В.В. Розанов, М. Арцыбашев) / А. Закржевский. — Киев, 1912.

204. Закржевский, А. Подполье / А. Закржевский. — Киев, 1911.

205. Закржевский, А. Религия. Психологические параллели / А. Закржевский. — Киев, 1913.

206. Запись лекций Бахтина М.М. об Андрее Белом и Федоре Сологубе / публ. С. Бочарова // Studia Slavica. Academiae scientiarum Hungaricae. — 1983. — Т. XXIX. — С. 221—243.

207. Зарубежная эстетика и теория литературы XIX—XX веков. — М., 1987.

208. Захариева, И. Художественный синтез в русской прозе XX века (20-е — первая половина 50-х годов) / И. Захариева. — София, 1994.

209. Зельцер, Л. Выразительный мир художественного произведения / Л. Зельцер. — М., 2001.

210. Зенкин, С. Нечто о декадансе / С. Зенкин // Новое литературное обозрение. — 1994. — № 7. — С. 360—365.

211. Зетцер, Г. Чехов, декаданс и Макс Нордау / Г. Зетцер // Чехов и Германия. — М., 1996. — С. 180—186.

212. Иванов, А.И. Роль мировоззрения в творчестве писателя / А.И.Иванов. — Саратов, 1962.

213. Иванов, В. Борозды и межи. Опыты эстетические и критические / Вяч. Иванов. — М., 1916.

214. Иванов, В. По звездам. Статьи и афоризмы / Вяч. Иванов.— Спб., 1909.

215. Иванов, В. Рассказы тайновидца / Вяч. Иванов // Весы.— 1904. —№8. —С. 47—50.

216. Иванов, В. Лики и личины России. Эстетика и литературная теория/ Вяч. Иванов. — М., 1995.

217. Иванов, В. Родное и вселенское / Вяч. Иванов. — М., 1994.

218. Иванов-Разумник, М. Русская литература XX века (1890— 1915 гг.) / М. Иванов-Разумник. — Пг., 1920.

219. Иванов-Разумник, М. История русской общественной мысли. Девятисотые годы / М. Иванов-Разумник. — Пг., 1918.

220. Иванов-Разумник, Р.В. О смысле жизни. Ф. Сологуб, Л. Андреев, Л. Шестов / Р.В. Иванов-Разумник. — Спб., 1908.

221. Из истории русского искусства второй половины ХЗХ — начала XX века. — М., 1978.

222. Из истории русско-немецких литературных взаимосвязей.— М., 1987.

223. Измайлов, А. Литературный Олимп / А. Измайлов.— М., 1911.

224. Измайлов, А. Пестрые знамена. Литературные портреты безвременья / А. Измайлов. — М., 1913.

225. Измайлов, А. Помрачение божков или новые кумиры / А. Измайлов.— М., 1910.

226. Измайлов, А. Путаница идеалов / А. Измайлов // Биржевые ведомости. — 1910. — 14 июля (№ 11813). — С. 3.

227. Измайлов, А. Роман о «новых людях» («Санин» М. П. Арцы-башева) / А. Измайлов // Биржевые ведомости.— 1907.— 20 сент. (№10108). —С. 3.

228. Измайлов, А. Триумфы смерти и банкротство бытия (Конец романа М.П. Арцыбашева «У последней черты») / А. Измайлов // Биржевые ведомости. Веч. вып. —1912. — 7 февр. (№12774). — С. 5; 8 февр. (№ 12776). — С. 4; 9 февр. (№ 12778). — С. 4.

229. Ильев, С.П. Архитектоника ранних романов Ф. Сологуба / С.П. Ильев // Вопросы русской литературы. — Львов, 1989. — Вып. 2 (54). — С. 82—87.

230. Ильев, С.П. Русский символистский роман. Аспекты поэтики / С.П. Ильев. —Киев, 1991.

231. Ильин, И.А. Собрание сочинений: в 10 т. / И.А. Ильин. — М., 1994.

232. Исаев, С.Г. Литературные маски серебряного века: (На материале творческих исканий «старших» символистов) / С.Г. Исаев // Филол. науки. — 1997. — № 1. — С. 3—13.

233. Искржицкая, И. Культурологический аспект литературы русского символизма / И. Искржицкая. — М., 1997.

234. Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания. — М., 1994.

235. История немецкой литературы: в 5 т. — М., 1968.

236. История романтизма в русской литературе. — М., 1979.

237. История русской литературы. XX век: Серебряный век / под ред. Ж. Нива. — М., 1995.

238. История русской литературы XIX века. Вторая половина.— М., 1987.

239. История русской философии. — М., 1994.

240. История французской литературы: в 3 т. — М., 1959.

241. История эстетической мысли: в 6 т. / Ин-т философии АН СССР; редкол.: М.Ф. Овсяников (пред.) и др..— М., 1985— 1987.

242. Кабанова, Д.С. Творчество Оскара Уайльда и дендизм в Англии конца XIX века / Д.С. Кабанова // Филологические этюды. — Саратов, 2003. — Вып. 6. — С. 89—92.

243. Каган, М.С. Эстетика как философская наука / М.С. Каган. — СПб., 1997.

244. Кант, И. Критика способности суждения / И. Кант. —М., 1994.

245. Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. — М., 1994.

246. Кант и философия в России. — М., 1994.

247. Канчефф, Э. Заметки о понимании декадентской и символистской литературы / Э. Канчефф // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания XX века. — Иваново, 1999. — Вып. 4. — С. 204—213.

248. Касаткина, Т.А. Характерология Достоевского / Т.А. Касаткина.— М.: Наследие, 1996.

249. Касаткина, Т.А. О творящей природе слова. Онтологичность слова в творчестве Ф.М. Достоевского как основа «реализма в высшем смысле» / Т.А. Касаткина.—М., 2004.

250. Кауфман, А.Е. Из журнальных воспоминаний (Литературные характеристики и курьезы) / А.Е. Кауфман // Ист. вестн. — 1912. — Т. 130, № 10. — С. 122—149.

251. Каухчишвили, Н. Иконные горки и структура некоторых приемов у Достоевского / Н. Каухчишвили // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Иовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин.—Белград; М., 2002.

252. Келдыш, В.А. К проблеме литературных взаимодействий в начале XX века (О так называемых «промежуточных» художественных явлениях) / В.А. Келдыш // Рус. лит. — 1979. — № 2.

253. Келдыш, В.А. О прозе Сологуба / В.А. Келдыш // Голодный блеск/Ф. Сологуб. — Киев, 1991. — С. 5—24.

254. Клейман, Р.Я. Сквозные мотивы творчества Достоевского в историко-культурной перспективе / Р.Я. Клейман. — Кишинев, 1985.

255. Климентов, А. Романтизм и декадентство / А. Климентов. — Одесса, 1913.

256. Коган, П. Очерки по истории новейшей русской литературы. Т. III. Вып. 1 / П. Коган. — М., 1910.

257. Кожевникова, H.A. Типы повествования в русской литературе XIX—XX вв. / H.A. Кожевникова. — М., 1994.

258. Кожинов, В.В. Классицизм, модернизм и авангардизм в XX в. /

259. B.В. Кожинов // Теоретико-литературные итоги XX века. — М., 2003. —Т. 2: Художественный текст и контекст культуры. — С. 5—25.

260. Колобаева, JI.A. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX—XX вв. / Л.А. Колобаева. — М., 1990.

261. Колобаева, Л.А. Русский символизм / Л.А. Колобаева. -— М., 2000.

262. Кол-Оман. Кто же, наконец, Санин? (Опыт материалистического толкования «проблемы пола») / Кол-Оман. — Одесса,: 1908. ■

263. Колтоновская, Е. Две правды (Из текущей литературы: «У последней черты» Арцыбашева, «Яблони цветут» Миртова) / Е. Колтоновская // Всеобщ, ежемесячник. — 1911. —№ 11. —С. 118—126.

264. Колтоновская, Е. Из новейшей литературы (Арцыбашев) / Е. Колтоновская // Рус. мысль.-— 1913. — № 10, отд. II. — С. 49—58.

265. Колтоновская, Е. Критические этюды / Е. Колтоновская.— Пб., 1912.

266. Колтоновская, Е. Новая жизнь / Е. Колтоновская. — Пб., 1910.

267. Колтоновская, Е. Предел или перевал? (Об Арцыбашеве) / Е. Колтоновская // Новый журнал для всех. — 1910. — №11. —1. C. 85—92.

268. Комарова, Е.А. Принцип «симулякра» в романе Ж.-К. Гюис-манса «Наоборот» / Е.А. Комарова // Теория языка и речи: история и современность. — Иваново, 1999. — С. 229—235.

269. Комарова, Е.А. Роман «Наоборот» в контексте художественного творчества Ж.-К. Гюисманса: автореф. дис. . канд. филол. Наук / Е.А. Комарова; МПГУ. — M., 2003.

270. Конева, JI.A. Философия Вл. Соловьева как явление символизма / JI.A. Конева // Философия культуры. — Самара, 1993. —v' С. 116—126. '

271. Конрад, Н.И. Запад и Восток /Н.И. Конрад. — M., 1966.

272. Крайний, А. Разочарования и предчувствия / А. Крайний // Рус. мысль. — 1910. — № 12, отд. II. — С. 179—180.

273. Кранихфельд, В.П. В мире идей и образов. Т. 2 / В. Краних-фельд. — Спб., 1912.

274. Кранихфельд, В. В подполье / В. Кранихфельд // Современный мир. — 1910. — № 11, отд. II. — С. 82—100.

275. Кранихфельд, В. Литературные отклики (Обличенье женщины) / В. Кранихфельд // Современный мир. — 1913. — №12. — С. 200—215.

276. Краснов, П. Неоромантическая и мистическая поэзия / П. Краснов // Книжки Недели. — 1897. — Нояб. — С. 140—150.

277. Краснов, П. Искания необычайного (J.K. Huysmans. А rebours) / П. Краснов // Книжки Недели.— 1895.— Февр.— С.148—158.

278. Краснов, П. Русские декаденты / П. Краснов // Труд. — 1895. — №11. — С. 449—460.

279. Курицын, В. Fin de все / Вяч. Курицын // Лит. учеба. — 1991. — № 2. — С. 99—102.

280. Красовский, В.Е. От натурализма к декадентству: (О неонатурализме 1900-х гг.) / В.Е. Красовский // Из истории русской литературы конца XIX— начала XX века. — М., 1988. — С. 61— 77.

281. Кричевская, Ю.Р. Модернизм в русской литературе: эпоха серебряного века/Ю.Р. Кричевская.— М., 1994.

282. Кузьмина, Т.А. «Бог умер»: личные судьбы и соблазны секулярной культуры Электронный ресурс. / Т А. Кузьмина: www.nietzsche.ru/ look/11901.html (2000).

283. Кузьмичев, И.К. Введение в общее литературоведение XXI века /И.К. Кузьмичев. — Н. Новгород, 2001.

284. Кумпан, К.А. Д.С. Мережковский ■—поэт: (У истоков «нового религиозного сознания») / К.А. Кумпан // Стихотворения и поэмы/Д.С. Мережковский. — СПб., 2000.—С. 5—114.

285. Куприна-Иорданская, М.К. Годы молодости / М.К. Куприна-Иорданская.— М., 1966.

286. Кучевский, В.Б Философия нигилизма Фридриха Ницше / В.Б. Кучевский. —М., 1996.

287. Кьеркегор, С. Наслаждение и долг / С. Кьеркегор. — Спб., 1894.

288. Кьеркегор, С. Страх и трепет / С. Кьеркегор. — М., 1993.

289. Лавров, A.B. Блок и Арцыбашев / A.B. Лавров // Блоковский сборник. VIII. — Тарту, 1988. — С. 51—70. — (Ученые записки Тартуского государственного университета; вып. 813).

290. Ланин, Б.А. Идеи «Открытого общества» в творчестве Василия Гроссмана / Б.А. Ланин. — М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1997.

291. Лебедев, Б.Н. «Санин» М. Арцыбашева / Б.Н. Лебедев. — Пб., 1908.

292. Левченко, Я. Об одном персонологическом типе в прозе М.П. Арцыбашева / Я. Левченко // Русская филология. — Тарту, 1995. —№6. —С. 68—77.

293. Левяш, И. Центральный вопрос Достоевского и ответ Ницше Электронный ресурс. / И. Левяш // Русская литература в контексте современности: тез. и докл. Междунар. конгр. (Москва, 14—19 дек. 2004 г.): http://www.dostoevsky-fund.ru (2004).

294. Лейдерман, Н. Траектории «экспериментирующей эпохи» / Н. Лейдерман // Вопр. лит. — 2002. — №4. '

295. Литература русского зарубежья («первая волна» эмиграции: 1920—1940 годы): в 2 ч. Ч. 1 / под общ. ред. д-ра филол. наук, проф. А.И. Смирновой. — Волгоград, 2003.

296. Литературно-эстетические концепции в России конца XIX — начала XX века. — М., 1975.

297. Литературный процесс и русская журналистика конца XIX — начала XX века. 1890—1904: Буржуазно-либеральные и модернистские издания.— М., 1982.

298. Литературный распад. Кн. I—II: крит. ст. —Пб., 1908—1909.

299. Лихачев, Д.С. Внутренний мир художественного произведения / Д.С. Лихачев // Вопр. лит. — 1968. — № 8.

300. Лихачев, Д.С. Избранные работы: в 3 т. / Д.С. Лихачев. — Л., 1987.

301. Лихачев, Д.С. Историческая поэтика русской литературы / Д.С. Лихачев. — СПб., 1999.

302. Локоть, Т.В. Вопросы половой этики и любви / Т.В. Локоть. — Пб.;М., 1909.

303. Ломтев, C.B. Проза русских символистов / C.B. Ломтев. — М., 1994.

304. Лосев, А.Ф. Владимир Соловьев и его время / А.Ф. Лосев. — М„ 1990.

305. Лосев, А.Ф. Имя: Избранные работы, переводы, беседы, исследования, архивные материалы / А.Ф. Лосев. — СПб., 1997.

306. Лосев, А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии / А.Ф. Лосев. —М., 1993.

307. Лосев, А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство / А.Ф. Лосев, —М., 1976.

308. Лосев, А.Ф. Проблема художественного стиля / А.Ф. Лосев. — Киев, 1994.

309. Лосский, И.О. Условия абсолютного добра: Основы этики / Н.О. Лосский. —М., 1991.

310. Лотман, Ю.М. Беседы о русской культуре / Ю.М. Лотман. — СПб., 1993.

311. Лотман, Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь /Ю.М. Лотман. — М., 1988.

312. Лотман, Ю.М. Избранные статьи: в 3 т. / Ю.М. Лотман.— Таллинн,1993.

313. Лотман, Ю.М. Лекции по структурной поэтике / Ю.М. Лотман.— Тарту, 1964.

314. Лотман, Ю. О русской литературе. Статьи и исследования (1958—1993). История русской прозы. Теория литературы / Ю. Лотман. — СПб., 1997.

315. Лукач, Д. Теория романа / Д. Лукач; пер. Г. Бергельсона // Новое лит. обозрение. — 1994. — № 9. — С. 13—80.

316. Лундберг, Е. Мережковский и его новое хритианство / Е. Лунд-берг. — Спб., 1914.

317. Львов, В. Рассказы М. Арцыбашева, т. I / В. Львов // Образование — 1905 —№ 8, отд. III. — С. 60—73.

318. Львов-Рогачевский, В. Быть или не быть русскому символизму/ В. Львов-Рогачевский // Современный мир.— 1910. — № 10, отд. II. — С.80—84.

319. Львов-Рогачевский, В. М. Арцыбашев / В. Львов-Рогачевский // Современный мир. — 1909. — № 11, отд. II. — С.26—48.

320. Львов-Рогачевский, В. Одержимый. («У последней черты», роман М. Арцыбашева) / В. Львов-Рогачевский // Снова накануне. — М., 1913.—С. 53—66.

321. Магалашвили, А.Р. Дон-Кихот в контексте эстетических концепций и творчества Ф. Достоевского и Ф. Сологуба / А.Р. Магалашвили // Творчество Ф.М. Достоевского. Проблемы, жанры и интерпретации. — Новокузнецк, 1988. — С. 76—82.

322. Магалашвили, А.Р. Поэтика малой прозы Ф.К. Сологуба: авто-реф. дис. . канд. филол. наук / А.Р. Магалашвили; СО РАН. — Новосибирск, 2000.

323. Магалашвили, А.Р. Философия самоубийства в новеллах Ф. Сологуба / А.Р. Магалашвили // Серебряный век: философскоэстетические и художественные искания: межвуз. сб. науч. тр. — Кемерово, 1996. — С. 34—39.

324. Маковский, Ф. Что такое русское декадентство / Ф. Маковский // Образование. — 1905. — № 9. — С. 125—142.

325. Малахова-Мирович, В. О смерти в современной поэзии / В. Малахова-Мирович // Заветы. —1912. — № 7, отд. III. —- С. 98— 108.

326. Манн, Ю.В. Диалектика художественного образа / Ю.В. Манн. — М., 1987.

327. Марков, В.Ф. К вопросу о границах декаданса в русской поэзии (О лирической поэме) / В.Ф. Марков // О свободе в поэзии /

328. B.Ф. Марков. — СПб., 1994. — С. 47—58.

329. Маркович, В.М. Миф о Лермонтове на рубеже XIX—XX веков / В.М. Маркович // Имя — сюжет — миф. — СПб., 1996. -—1. C. 115—139.

330. Машбиц-Веров, И. Русский символизм и путь Александра Блока / И. Машбиц-Веров. — Куйбышев, 1969.

331. Мелетинский, Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа / Е.М. Мелетинский.— М., 1986.

332. Мелетинский, Е.М. О литературных архетипах/ Е.М. Мелетинский.—М., 1994.

333. Мелетинский, Е.М. Поэтика мифа / Е.М. Мелетинский. — М., 2000.

334. Мережковский, Д.С. О причинах упадка и новых течениях современной русской литературы / Д.С. Мережковский.— Спб., 1893.

335. Мережковский, Д.С. Эстетика и критика: в 2 т. / Д.С. Мережковский. — М.; Харьков, 1994.

336. Методология анализа литературных произведений. — М., 1988.

337. Милюков, П.Н. Очерки по истории русской культуры. Т. 2. Ч. 1 / П.Н. Милюков. — М., 1994.

338. Минералова, И.Г. Русская литература серебряного века: Поэтика символизма / И.Г. Минералова. — М., 2003.

339. Минский, Н. При свете совести: Мысли и мечты о цели жизни / Н. Минский. — Спб., 1890.

340. Минский, Н. Религия будущего / Н. Минский. — М., 1905.

341. Минц, З.Г. «Новые романтики» (К проблеме русского пресим-волизма) / З.Г. Минц // Тыняновский сборник: Третьи Тыняновские чтения. — Рига, 1988. — С. 144—158.

342. Минц, З.Г. О некоторых «неомифологических» текстах в творчестве русских символистов / З.Г. Минц // Блоковский сборник. Ш.—; Тарту, 1979. — С. 76—120. — (Ученые записки Тартуского государственного университета; вып. 459).

343. Минц, З.Г. Об эволюции русского символизма: (К постановке вопроса: тез.) / З.Г. Минц // А. Блок и основные тенденции развития литературы начала XX века: Блоковский сб. УЛ. — Тарту, 1986. — С. 7—24. — (Ученые записки Тартуского университета; вып. 735).

344. Минц, З.Г. У истоков «символистского Пушкина» / З.Г. Минц // Пушкинские чтения в Тарту. — Таллинн, 1987. — С. 72—76.

345. Михайловский, Б.В. Избранные статьи о литературе и искусстве / Б.В. Михайловский. — М., 1991.

346. Михайловский, Н.К. Русские символисты / Н.К. Михайловский// Полн. собр. соч.: в 10 т. / Н.К. Михайловский. — Спб., 1914. —Т. 8. —С. 184—191.

347. Михайловский, Н.К. Русское отражение французского символизма / Н.К. Михайловский // Русское богатство. — Спб., 1893. — №2, отд. 2. —С. 45—68.

348. Михайловский, Б.В. Творчество Ф. Сологуба / Б.В. Михайловский // Литература XX века / Б.В. Михайловский. — М., 1939. — С.283—289.

349. Могильнер, М. Мифология «подпольного человека». Радикальный микрокосм в России начала XX века как предмет семиотического анализа / М. Могильнер. — М., 1999.

350. Мордовцева, Т.В. Идея смерти в культурфилософской ретроспективе / Т.В. Мордовцева.—Таганрог, 2001.

351. Мукаржовский, Я. Исследования по эстетике и теории искусства/Я. Мукаржовский — М., 1994.

352. Наливайко, Д. Про спиввидношення «декадансу», «модернизму», «авангардизму» / Д. Наливайко // Слово и час. — Кш'в, 1997. — № 11/12. — С. 44—48.

353. Нарский, И.С. Артур Шопенгауэр— теоретик вселенского пессимизма / И.С. Нарский // Избранные произведения / А. Шопенгауэр. — М., 1993. — С. 3—40.

354. Наука о литературе в XX веке (история, методология, литературный процесс). — М., 2001.

355. Науменко-Живой, А.Н. Импрессионизм и роман Ж.-К. Гюис-манса «Наоборот» / А.Н. Науменко-Живой // Традиции и взаимодействия в зарубежных литературах. — Пермь, 1996.— С. 95—115.

356. Недзвецкий, В. Романизированная мистерия Ф.М. Достоевского («Братья Карамазовы») / В. Недзвецкий // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Иовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

357. Неженец, Н.И. Русские символисты 7 Н.И. Неженец.— М., 1992.

358. Неизданный Федор Сологуб. — М., 1997.

359. Нива, Ж. Возвращение в Европу: ст. о рус. лит./Ж. Нива; пер. с фр. Е.Э. Ляминой; предисл. А.Н. Архангельского. — М., 1999.

360. Никитин, В. О магии символов и мистике слова / В. Никитин // Наука и религия. — 1993. — № 7. — С. 26—29.

361. Николаев, М.Н. Особенности творчества М.П. Арцыбашева Электронный ресурс. / М.Н.Николаев: http://www.nick.pskovtel.ru/arts/decadance/person/nikolaevl .zip (2000).

362. Николаев, П.В. Л.Н. Толстой и М.П. Арцыбашев / П.В. Николаев // Толстой и о Толстом: материалы и исслед. — М., 1998.—Вып. 1. —С. 221—244.

363. Николаенко, Д.В. Сочинения Электронный ресурс.: в 18т./ Д.В. Николаенко. — 3-е изд. на CD-ROM. — СПб., 2002. — Т. 10: Методология теории социокультурных систем.

364. Ницше, Ф. Сочинения: в 2 т. / Ф. Ницше. — М., 1990.

365. Новиков, А.И. Нигилизм и нигилисты. Опыт критической характеристики / А.И.Новиков. — Д., 1972.

366. Новикова, М.М Символика в художественном тексте / М.М. Новикова, И.Н. Шама. — Запорожье, 1996.

367. Новополин, Г.С. Порнографический элемент в русской литературе/Г.С. Новополин.— Пб., 1909.

368. Ноговицын, О. Зло в христианстве и бунт Ивана Карамазова / О. Ноговицын // The Dostoevsky Journal: An Independent review.—2001. —V. 2. —С. 63—73.

369. Нордау, M. Вырождение / М. Нордау. -— Спб., 1893.

370. Носова, Г.А. Язычество в православии / Г.А. Носова— М., 1975.-'.

371. Нымм, Е. Литературная позиция Иеронима Ясинского (1880— 1890 годы) / Е. Нымм. — Тарту, 2003.

372. О Федоре Сологубе. Критика, статьи, заметки / сост. А. Чеботаревская. — Спб., 1911.

373. Обломиевский, Д.Д. Французский символизм / Д.Д. Обломиев-ский. —М., 1973.

374. Одоевцева, И.В. На берегах Невы. Воспоминания / И.В. Одо-евцева. — М., 1988.

375. Ойзерман, Т.И. Проблема истины и ее критерия / Т.И. Ойзерман // Вестн. МГУ. Сер. экономики, философии и права. — 1956. — № 1.

376. Омельченко, А.П. Герой нездорового творчества («Санин», роман Арцыбашева) / А.П. Омельченко. — Пб., 1908.

377. Омельченко, А.П. Свободная любовь и семья («Санин», как вопрос нашего времени) / А.П. Омельченко. — Пб., 1909.

378. Орлов, В.Н. Перепутья. Из истории русской поэзии XX века /1. B.Н. Орлов. —М., 1976.

379. Орлов, В.Н. Перекресток / В.Н. Орлов // Избранные работы: в 2т./В.Н. Орлов. — М., 1988 — Т. 1—С. 376—538.

380. Ортега-и-Гассет, X. Избранные труды: пер. с исп. / X. Ортега-и-Гассет. — М., 1997.

381. Ортега-и-Гассет X. Эстетика. Философия культуры: пер. с исп. / X. Ортега-и-Гассет.— М., 1991.

382. Освобождение от догм. История русской литературы: состояние и пути изучения. Т. 2—М., 1997.

383. Охотина, Г.А. Федор Сологуб и Чехов / Г.А. Охотина // Анализ художественного произведения. —Киров, 1993. — С. 58—82.

384. Павлова, М. Из творческой истории романа Ф. Сологуба «Мелкий бес» (отвергнутый сюжет «Сергей Тургенев и Шарик» и его место в художественном замысле и идейно-образной структуре романа) / М.М. Павлова // Рус. лит. — 1997. — № 2. —1. C. 138—154.

385. Павлова, М. Из творческой предыстории «Мелкого беса» (Алголагнический роман Федора Сологуба) / М. Павлова // De visu. — 1993. — № 9. — С. 30—54.

386. Павлова, М. Между светом и тенью / М. Павлова // Тяжелые сны / Ф. Сологуб. — Л., 1990. — С. 3—16.

387. Павлова, М. Преодолевающий золаизм, или Русское отражение французского натурализма / М. Павлова // Рус. лит. — 2002. —№1.

388. Павлова, T.B. Оскар Уайльд в русской печати начала XX века / Т.В. Павлова // Из истории русско-советского международного книжного общения (XIX—XX вв.). — Л., 1987. — С. 42—57.

389. Пайман, А. История русского символизма / А. Пайман. — М.,• 1998.

390. Палей, А Р. Федор Сологуб / А.Р. Палей // Встречи на длинном пути. Воспоминания / А.Р. Палей. — М., 1990. — С. 28—31.

391. Панкеев, И. «.Чего нет ни у Горького, ни у Андреева» / И. Панкеев // Кн. обозрение. — 1995. — № 31. — С. 25.

392. Парамонов, Б. Голая королева: Русский нигилизм как культурный проект / Б. Парамонов // Звезда. — 1995. — № 6. — С. 208— 216.

393. Парамонов, Б. Новый путеводитель по Сологубу / Б. Парамонов // Звезда. — 1994. — № 4. — С. 199—203.

394. Пестерев, В.А. Модификации романной формы в прозе Запада второй половины XX столетия / В.А. Пестерев. — Волгоград, 1999.

395. Петрочук, О. Сюжет о потерянной дочери / О. Петрочук // Новый мир. — 1993. — № 6. — С. 246—253.

396. Пигалев, А.И. Философский нигилизм и кризис культуры / А.И. Пигалев. — Саратов, 1991.

397. Пильд, Л. Иероним Ясинский: позиция и репутация в литературе/ Л. Пильд // Александр Блок и русская литература первой половины XX века: Блоковский сб. XVI.-— Тарту, 2003.— С. 36—51.

398. Пильд, Л. Пушкин в «Мелком бесе» Ф. Сологуба / Л. Пильд // Пушкинские чтения в Тарту-2. — Тарту, 2000. — С. 306-—321.

399. Пильд, Л. О генезисе русского символизма в трудах 3. Г. Минц / Л. Пильд // 200 лет русско-славянской филологии в Тарту. — Тарту, 2003. — С. 350—358.

400. Пильский, П. Критические статьи. Т. 1 / П. Пильский. — Пб., 1910.

401. Пильский. П. М. Арцыбашев (Революция и беллетристы) / П. Пильский // Свобода и жизнь. — 1906. — 20 нояб. (№ 13). — С. 2.

402. Пирогов, П.В. Арцыбашев как художник и мыслитель (Как пришел Арцыбашев к апофеозу Санина) / П.В. Пирогов. — М., 1908.

403. Писатели символистского круга. Новые материалы. — СПб., 2003.

404. Питирим Сорокин и социокультурные тенденции нашего времени: материалы Междунар. науч. симп., посвящ. 110-летию со дня рождения Питирима Сорокина (Москва — Петербург — Сыктывкар, 4—9 февр. 1999 г.). — М.; СПб., 1999.

405. Платек, Я. Ясный холод вдохновенья (О творчестве Ф. Сологуба) / Я. Платек // Муз. жизнь. — 1992. — № 17/18. — С. 25— 27.

406. Покровский, А.И. Современное декадентство перед судом вековечных идеалов / А.И. Покровский // Рус. вестн. — 1904. — № 6. — С. 543—594.

407. Полонский, В. Из литературы и жизни (О М. Арцыбашеве) / В. Полонский // Всеобщий ежемесячник. — 1910. — № 12. — С. 103—115.

408. Попов, В. Модный роман («Санин» М. Арцыбашева) / В. Попов // О веяниях времени. — Пб., 1908. — С. 39—51.

409. Поспелов, Г.Н. Вопросы методологии и поэтики: сб. ст. / Г.Н. Поспелов. — М., 1983.

410. Поспелов, Г.Н. Проблемы исторического развития литературы / Г.Н. Поспелов. — М., 1972.

411. Потебня, A.A. Из записок по теории словесности: (Поэзия и проза. Тропы и фигуры. Мышление поэтическое и мифическое) / A.A. Потебня. — Харьков, 1905.

412. Потебня, A.A. Слово и миф / A.A. Потебня. — М., 1989.

413. Потебня, A.A. Теоретическая поэтика / A.A. Потебня. — М., 1990.

414. Поэтические течения в русской литературе конца XIX— начала XX века. — М., 1988.

415. Поярков, П. Поэты наших дней / П. Поярков. — М., 1907.418Г Проблеми, имена и школи в руското литературознание през XX век = Проблемы, имена и школы в русском литературоведении XX века. — София, 2003.

416. Прокопов, Т. Возвращение Михаила Арцыбашева / Т. Прокопов // Наш третий клад: повести и рассказы / М.П. Арцыбашев. — М., 1996. — С. 5—24.

417. Прокопов, Т. Жизни и смерти Михаила Арцыбашева / Т. Прокопов // Собр. соч.: в 3 т. / М.П. Арцыбашев. — М., 1994. — Т. 1. —С. 5—31.

418. Протопопов, М. Больной талант / М. Протопопов // Рус. мысль. — 1891. — № 12, отд. 2. — С. 258—278.

419. Пумпянский, JI.B. Классическая традиция: Собрание трудов по истории русской литературы / Л.В. Пумпянский; отв. ред. А.П. Чудаков; сост. Е.М. Иссерлин, Н И. Николаев; вступ. ст., подгот. текста и примеч. Н.И. Николаева. — М., 2000.

420. Пятигорский, A.M. Мифологические размышления: лекции по феноменологии мифа / A.M. Пятигорский. — М., 1996.

421. Радлов, Э. Очерк истории русской философии / Э. Радлов. — Спб., 1912.

422. Радин, П. Трикстер. Исследование мифов североамериканских индейцев / П. Радин; пер. с англ. В.В. Кирющенко. — СПб.: Евразия, 1999. —286 с.

423. Рациональное и эмоциональное в литературе и фольклоре: сб. науч. ст. по материалам Всерос. науч. конф. — Волгоград, 2001.

424. Регинин, В. Арцыбашев о «Санине» / В. Регинин // Биржевые ведомости. — 1908. — 5 июня (№ 10536). — С. 6.

425. Редько, А.Е. Еще одна проблема / А.Е. Редько // Рус. богатст-во. — 1910. —№ 1, отд. II. — С. 130—144.

426. Редько, А.Е. Литературно-художественные искания в конце XIX— начале XX вв. / А.Е. Редько. — Л., 1924.

427. Редько, А.Е. «Образцы красоты человеческой» по Ф. Сологубу / А.Е. Редько // Рус. богатство. — 1912. — № 12. -— С. 347—364.

428. Редько, А.Е. Сборник о страшном («Земля», VII) / А.Е. Редько //Рус. богатство. — 1911. —№12, отд. II. — С. 129—134.

429. Редько, А.Е. Федор Сологуб в бытовых писаниях и «творимых легендах» / А.Е. Редько // Рус. богатство. — 1909.— № 2, отд. II. — С. 65—96; № 3, отд. II. — С. 65—101.

430. Решетов, В.Г. Возрождение и Декаданс: У. Шекспир и Ф. Бэкон в восприятии Ф. Ницше и О. Уайльда / В.Г. Решетов // Фи-лол. науки. — 1997. — № 3. — С. 41—47.

431. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. — Л., 1974.

432. Розанов, В.В. Декаденты / В.В. Розанов. — М., 1904.

433. Розанов, Н.П. Крылья смерти (Творчество М.П. Арцыбашева) /

434. H.П. Розанов. — Владикавказ, 1913.

435. Россов, Н. О старых богах и новых настроениях (Из последних страниц истории русского интеллигента) / Н. Россов // Познание России. —1909. —№ 1. —С. 136—159; №2. —С. 12—41.

436. Руднев, А. «Я человек жизни, и только жизни, земной, человеческой.» / А. Руднев // Вопр. лит. — 1991. — № 11/12. — С. 352—354.

437. Руднев, В.П. Словарь культуры XX века / В.П. Руднев.—- М.,. 1997. • ■

438. Русская идея: сб. произведений рус. мыслителей / сост. Е.А. Васильев; предисл. A.B. Гулыги. — М., 2002.

439. Русская литература XX века. Т. 1—2 / под ред. С.А. Венгеро-ва. —М., 1914—1915.

440. Русская литература XX века: направления и течения. Вып.1.—Екатеринбург, 1992.

441. Русская литература конца XIX— начала XX вв. (1908— 1917). —М., 1972,

442. Русская литература конца XIX— начала XX в.: Девяностые годы / отв. ред. Б.А. Бялик; ИМЛИ АН СССР. — М., 1968.

443. Русская литература конца XIX— начала XX в.: 1901—1907 / отв. ред. Б.А. Бялик; ИМЛИ АН СССР. — М., 1971.

444. Русская литература конца XIX— начала XX в.: 1908—1917 / отв. ред. Б.А. Бялик; ИМЛИ АН СССР. — М., 1972.

445. Русская литература рубежа веков (1890-е — начало 1920-х годов). Кн. 1 / отв. ред. В.А. Келдыш; ИМЛИ РАН. — М., 2000.

446. Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов: материалы Междунар. науч. конф., г. Волгоград, 24—7 апр. 2005 г. / ВолГУ ; оргкомитет : О. В. Иншаков (пред.) и др.. —Волгоград, 2005.

447. Русский модернизм: Проблемы текстологии: сб. ст. / ред. О.А. Кузнецова; РАН, Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом).-— СПб., 2001.

448. Русский роман XX века: Духовный мир и поэтика жанра: сб. науч. тр./ отв. ред., сост. проф. А.И. Ванюков. -— Саратов, 2001.

449. Русский символизм в литературном контексте рубежа XIX— XX вв.: Блоковский сб. XV.—Тарту, 2000.

450. Рымарь, Н.Т. Введение в теорию романа / Н.Т. Рымарь. -— Воронеж, 1989.

451. Самопознание европейской культуры XX века. Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе.:— М., 1991.

452. Саськова, Т.В. Символистский «миф» о Достоевском / Т.В. Саськова // Традиции и новаторство русской прозы XIX века. — Горький, 1988. — С. 66—72.

453. Селегень, Г. «Прехитрая вязь» (Символизм в русской прозе: «Мелкий бес» Федора Сологуба) / Г. Селегень. — Вашингтон, 1968.

454. Семиотика города и городской культуры. Петербург // Труды по знаковым системам. XVIII. — Тарту, 1984. — Вып. 664.

455. Серебряный век в России. — М., 1993.

456. Серебряный век русской литературы. — М., 1996.

457. Сиклари, Дж. У истоков русского символизма / Дж. Сиклари // Из истории русской эстетической мысли.— СПб., 1993.— С. 117—130.

458. Силантьева, В.И. Художественное мышление переходного времени: Литература и живопись: А.П. Чехов, И.И. Левитан,

459. B.А. Серов, К.А. Коровин / В.И. Силантьева. — Одесса, 2000.

460. Силард, Л. Поэтика символистского романа конца XIX — начала

461. XX века (В. Брюсов, Ф. Сологуб, А. Белый) / Л. Силард // Проблемы поэтики русского реализма XIX века. — Л., 1984. — С. 265—284.

462. Симачева, И.Ю. Сатирическая традиция Н.В. Гоголя в прозе символистов: автореф. дис. . канд. филол. наук / И.Ю. Симачева. — М., 1989.

463. Симачева, И.Ю. Явь и мечта в романе Ф. Сологуба «Творимая легенда» / И.Ю. Симачева // Рос. лит. журн. — 1994. — № 5/6. —1. C. 120—133.

464. Скабичевский, A.M. История новейшей русской литературы (1848—1908 гг.)/A.M. Скабичевский. —Спб., 1909.

465. Смерть как феномен культуры. — Сыктывкар, 1994.

466. Смирнов, С.А. Человек перехода Электронный ресурс. / С.А. Смирнов: www.anthropology.ru/ru/texts/smirseal/man.html (2003).

467. Смирнов, И.П. Мегаистория. К исторической типологии культуры / И.П. Смирнов. — М., 2000.

468. Смирнов, И.П. Художественный смысл и эволюция поэтических систем / И.П. Смирнов. — М., 1977.

469. Смирнова, Л.А. Русская литература конца XIX— начала XX века / JI.А. Смирнова. — М., 1993.

470. Соболев, А Л . Из комментариев к «Мелкому бесу»: «Пушкинский» урок Передонова / A.JI. Соболев // Рус. лит. -— 1992. — № 1. —С. 157—160.

471. Соболев, A.JI. «Мелкий бес»: к генезису заглавия /

472. A.JI. Соболев // В честь 70-летия проф. Ю.М. Лотмана. — Тарту, 1992. —С. 175—179.

473. Соколов, А.Г. История русской литературы конца XIX— начала XX века / А.Г. Соколов. — М., 1984.

474. Собенников, A.C. «Чайка» Чехова и «Гроза прошла» Мережковского: (К типологии героя-«декадента») / A.C. Собенников // Чеховиана: Чехов и «серебряный век»: материалы конф. Ялта, 1993 г. — М., 1996. — С. 195—199.

475. Соловьев, В. Сочинения: в 2 т. / Вл. Соловьев. — М., 1988.

476. Соловьев, B.C. Философия искусства и литературная критика /

477. B.C. Соловьев. — М., 1991.

478. Соловьев, С. Символизм и декадентство / С. Соловьев // Весы. — 1909. — № 5. — С. 53—56.

479. Соотношение рационального и эмоционального в литературе и фольклоре: материалы Междунар. науч. конф. г. Волгоград, 21— 24 окт. 2003 г.: в 2 ч. — Волгоград, 2004.

480. Сорокин, П.А. Социальная и культурная динамика: Исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений / П.А. Сорокин; пер. с англ., коммент. и статья В.В. Сапова. —СПб., 2000.

481. Сорокин, П.А. Человек. Цивилизация. Общество: пер. с англ. / П.А. Сорокин; общ. ред., сост. и предисл. А.Ю. Согомонов. — М., 1992.

482. Социально-культурный контекст искусства.-—М., 1987.

483. Спроге, JI. «Мелкий бес» Федора Сологуба: Айса и Ананке / JI. Спроге // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йо-вановичу» / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

484. Старикова, Е. Реализм и символизм / Е. Старикова // Развитие реализма в русской литературе. — М., 1974. — Т. 3. — С. 165— 247.

485. Старыгина, A.B. Социология русской культуры: проблемное поле и методология изучения / A.B. Старыгина // Сиб. социол. вестн. — 2002. — № 2.

486. Стельтнер, У. Пшибышевский и русский модернизм / У. Стельтнер // Studia rossica posnaniensia. — Poznan, 1993. —Z. 25. —S. 25—32.

487. Степанян, K.A. Смерть и воскресение, бытие и небытие в романах Достоевского / К.А. Степанян // The Dostoevsky Journal: An Independent review. — 2001. — V. 2. — С. 103—119.

488. Судьба «Санина» в Германии. Постановление суда касательно конфискации и снятия ареста с романа «Санин» М. Арцыбашева. Мнения судебных экспертов / пер. с нем., под ред. В.И. Ротен-штерна.—Пб., 1909.

489. Сумцов, Н.Ф. Символика славянских обрядов: избр. тр. / Н.Ф. Сумцов. — М., 1996.

490. Сутан, Л.А. Гоголь и символисты: монография / Л.А. Сутан. — М., 1999.

491. Сухих, И. Бунин, Чехов и декадент Урениус / И. Сухих // Звезда—1995.—№10—С. 137—139.

492. Тагер, Е.Б. Возникновение модернизма / Е.Б. Тагер // Русская литература конца XIX — начала XX в.: Девяностые годы. — М., 1968, —С. 189—212.

493. Тагер, Е.Б. Избранные работы о литературе / Е.Б. Тагер. —М., 1988,'

494. Тальникова, Д. «Символизм» или реализм (Ф. Сологуб, А. Белый) / Д. Тальникова // Современный мир. — 1914. — № 4. — С. 121—• 149.

495. Тамарченко, Н.Д. Русский классический роман XIX века: Проблемы поэтики и типологии жанра / Н.Д. Тамарченко. — М.,

496. Тарланов, Е.З. Константин Фофанов: Легенда и действительность / Е.З. Тарланов. — Петрозаводск, 1993.

497. Теория литературы: в 3 т. — М., 1962.

498. Тишунина, Н.В. Роман О. Уайльда «Портрет Дориана Грея»: к проблеме «двойничества» в литературе XIX века / Н.В. Тишунина// Писатель и литературный процесс.— СПб.; Белгород, 1998. — С. 66—74.

499. Тодоров, Цв. Теории символа / Цв. Тодоров; пер. с фр. Б. На-румова. — М., 1998.

500. Толмачев, В.М. Декаданс: опыт культурологической характеристики / В.М. Толмачев // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. — 1991. — № 5. — С. 18—28.

501. Толстая, Е. Мерцанье и бурленье: Чехов и декаденты в изображении И. Ясинского / Е. Толстая // Чеховский сборник. — М., 1999. —С. 34—56.

502. Толстая, Е. Поэтика раздражения: Чехов в конце 1880 — начале 1890-х годов / Е. Толстая. — М.: РГГУ, 2002.

503. Томашевский, Б. Поэтика / Б. Томашевский.— М., 1996.

504. Топорков, A.JÏ. Теория мифа в русской филологической науке XIX века. Современные исследования / A.JI. Топорков. — М., 1997. ■

505. Топоров, В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ. Исследования в мире мифопоэтического: избранное / В.Н. Топоров. — М., 1995.

506. Топоров, В.Н. Пространство и текст (Из работ московского семиотического круга) / В.Н. Топоров; сост. и вступ. ст. Т.М. Николаевой.— М., 1997.

507. Тригорин, М. Проблема пола и «Санин» Арцыбашева: (публичная лекция) / М. Тригорин. — М., 1908.

508. Трифонов, Н. Не все то серебро, что блестит: Декадентская поэзия начала века и современность / Н. Трифонов // Кн. обозрение. — 1997. — №32. — С. 8.

509. Трубецкой, Е. Конец революции в современном романе (По поводу «Санина» Арцыбашева) / Е. Трубецкой // Моск. еженедельник.— 1908.— № 17.— С. 3—15.

510. Трубецкой, Е. Современный бес / Е. Трубецкой // Моск. еженедельник.— 1908 — № 24. — С. 4—13.

511. Тугаринов, В.П. Законы объективного мира, их познание и использование / В.П. Тугаринов. — М., 1955.

512. Тынянов, Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино / Ю.Н. Тынянов.— М., 1977.

513. Тюпа, В.И. Аналитика художественного. Введение в литературоведческий анализ/В.И. Тюпа.—М., 2001.

514. Улановская, Б.Ю. О прототипах романа Ф. Сологуба «Мелкий бес» / Б.Ю. Улановская // Рус. лит. — 1969. — № 3. — С. 185— 189.

515. Усов, А. Несколько слов о декадентах (Бодлэр, Верлэн, Маллармэ, Рембо) / А. Усов // Сев. вестн. — 1893. — № 8, отд. 1.—С. 191—205.

516. Фадеева, И.Е. Проблема трагического в русской культуре XIX—XX веков / И.Е. Фадеева // Художественная культура и гуманизация образования. — СПб., 1992. — С. 26—39.

517. Фарино, Е. Введение в литературоведение / Е. Фарино.— СПб., 2004.

518. Фатеева, H.A. Контрапункт интертекстуальности, или Интертекст в мире текстов / H.A. Фатеева.— М., 2000.

519. Федотов, Г.П. В защиту этики / Г.П. Федотов // Путь. — Париж, 193..

520. Фидлер, Ф.Ф. Первые литературные шаги: автобиогр. совр. рус. писателей / Ф.Ф. Фидлер.— М., 1911.

521. Философов, Д.В. Старое и новое / Д.В1 Философов. — М., 1912.

522. Фомин, А.Г. Ф. Сологуб / А.Г. Фомин 7/ Русская литература XX века / под ред. С.А. Венгерова. — М., 1915. — Т. 2. — С. 193—198.

523. Франк, C.JI. Достоевский и кризис гуманизма (К 50-летию со дня смерти Достоевского) / С.Л. Франк // О Достоевском.— М., 1990. —С. 391—397.

524. Фрейденберг, О.М. Миф и литература древности / О.М. Фрей-денберг. -—М., 1978.

525. Фрейденберг, О.М. Поэтика сюжета и жанра / О.М. Фрейденберг. — М., 1997.

526. Фридман, Я. Характеристика «героя» нашего времени Санина (по роману Арцыбашева «Санин») / Я. Фридман. — Брест-Литовск, 1908.

527. Хабаров, Ю. Арцыбашев как певец личности (Опыт литературной характеристики) / Ю. Хабаров.— Саратов, 1909.

528. Хайдеггер, М. Время и бытие: ст. и выступления / М. Хайдег-гер. —М., 1993.

529. Хайдеггер, М. Слова Ницше «Бог мертв» / М. Хайдеггер // Вопр. философии. — 1990. — № 7.

530. Хализев, В.Е. Теория литературы / В.Е. Хализев.— М., 2002.

531. Ханзен-Леве, A. Ore. Русский символизм. Система поэтических мотивов. Ранний символизм / А. Ханзен-Леве; пер. с нем. С,1. Бромлея.—СПб., 1999.

532. Хижняков, Е. «Санин», роман Арцыбашева в критико-юмористическом очерке / Е. Хижняков. -—Харьков, 1908.

533. Ходасевич, В. Некрополь / В. Ходасевич. — Л., 1990.

534. Ходасевич, В Федор Сологуб. Тяжелые сны. Роман. 2-е изд. Спб., 1905 / В. Ходасевич // Золотое руно — 1906 — № 2. — С. 130—131.

535. Холодов, А.Б. Мифопоэтика романов Ф.М. Достоевского: диалог и контекст / А.Б. Холодов // The Dostoevsky Journal: An Independent review.—2001.—V. 2. — С. 137—149.

536. Хуснулина, P.P. Английский роман XX века и "Преступление и наказание" Ф.М. Достоевского: очерки о прозе О. Уайльда, В. Вульф, С. Моэма, Б. Хопкинса, Э. Берджесса, Дж. Фаулза / P.P. Хуснулина; Казан, гос. ун-т им. В.И. Ульянова-Ленина. — Казань, 1998.

537. Цвик, И.Я. Религия и декадентство в России / И.Я. Цвик.— Кишинев, 1985.

538. Цейтлин, А.Г. Становление реализма в русской литературе /1. A.Г. Цейтлин. — М., 1965.

539. Цыбенко, Е.З. Взаимосвязи польской и русской модернистской прозы рубежа XIX и XX вв. (Пшибышевский, Берент, Брюсов, Арцыбашев, Белый) / Е.З. Цыбенко // Научные доклады Филологического факультета МГУ. — М., 1996. — Вып. 1. — С. 145— 166.

540. Цыбенко, Е.З. Станислав Пшибышевский и русская модернистская проза / Е.З. Цыбенко // Studia poloncia: К 60-летию

541. B.А. Хорева. — М., 1992. — С. 217—228.

542. Цыбенко, Е.З. Станислав Пшибышевский и русская "женская проза" начала XX века / Е.З. Цыбенко // Slowianie Wschodni : Duchowosc — kultura — jezyk. — Krakow, 1998. — С. 153—159.

543. Чавдарова, Д. HOMO LEGENS в русской литературе XIX века / Д. Чавдарова.—Шумен, 1997.

544. Чеботаревская, А. Федор Сологуб. Мелкий бес / А. Чеботарев-ская // Образование. — 1907. — № 7, отд. II.

545. Чернец, Л.В. Литературные жанры (проблемы типологии и поэтики)/Л.В. Чернец—М., 1982.

546. Честертон, Г. К. Вечный Человек / Г. К. Честертон.— М.; СПб., 2004.

547. Чмыхов, Л.М. Декаданс изнутри: (Культурологические аспекты) / Л.М. Чмыхов // Вестн. Ставроп. гос. пед. ун-та.Сер. «Социально-гуманитарные науки». — 1995. — Вып. 1. — С. 106—107.

548. Чудаков, А.П. Слово— вещь— мир / А.П. Чудаков.— М., 1992.

549. Чуковский, К. Геометрический роман («Санин», роман Арцы-башева») / К. Чуковский // Речь — 1907 — 27 мая. (№ 123). — С. 2.

550. Чуковский, К. От Чехова до наших дней / К. Чуковский. — Пб., 1908.

551. Чуковский, К. Самоубийцы / К. Чуковский // Речь. — 1912. — 23, 24 дек.

552. Чулков, Г. Наши спутники / Г. Чулков. — Пг., 1922.

553. Чулков, Г. О мистическом анархизме / Г. Чулков. — Спб.,1906.

554. Чхартишвили, Г. Писатель и самоубийство / Г. Чхартишви-ли. —М.,2003.

555. Чюмина, О. «Санин» Арцыбашева / О. Чюмина // Иллюстрированный еженедельник.— 1908.— № 51. — С. 816—55951Шахнович, М.И. Первобытная мифология и философия / М.И. Шахнович. — Л., 1971. *

556. Шкловский, В. О теории прозы /В. Шкловский. — М., 1983.

557. Шопенгауэр, А. Афоризмы и максимы / А. Шопенгауэр.— Л., 1991. .

558. Шопенгауэр, А. Избранные произведения / А. Шопенгауэр — М., 1993.

559. Шопенгауэр, А. Мир как воля и представление / А. Шопенгауэр.—М., 1993.

560. Шопенгауэр, А. Свобода воли и нравственность / А. Шопенгауэр.— М., 1992.

561. Шпенглер, О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой культуры. Т. 1 / О. Шпенглер. — М., 1993.

562. Щученко, В.А. Символ как способ выражения культурного содержания: К вопросу о русских символистах / В.А. Щученко // Русская культура: традиции и современность. — СПб., 1993. — С. 36—43.

563. Элиаде, М. Космос и история / М. Элиаде. — М., 1987.

564. Элиаде, М. Священное и мирское / М. Элиаде; пер. с фр., пре-дисл. и коммент. Н.К. Гарбовского. — М., 1994.

565. Элиаде, М. Аспекты мифа / М. Элиаде. — М., 1995.

566. Эллис, Л.Г. Русские символисты / [Л.Г.] Эллис. — М., 1920.

567. Энгельгардт, М. А. Кривое зеркало (О «Санине») / М. А. Энгельгардт // Вестн. знания — 1908— №7/8. —С. 1000—1009.

568. Эсалнек, А.Я. Внутрижанровая типология и пути ее изучения / А.Я. Эсалнек. — М., 1985.

569. Эсалнек, А.Я. Своеобразие романа как жанра / А.Я. Эсалнек.—М., 1978.

570. Эсалнек, А.Я. Типология романа / А.Я. Эсалнек. — M., 1991.

571. Эткинд, А. Хлысты, декаденты, большевики: Начало века в архиве Михаила Пришвина / А. Эткинд // Октябрь. — 1996. — № 11. —С. 155—176.

572. Юм, Д. О самоубийстве / Д. Юм; пер. С. Роговина. — М., 1996.

573. Юнг, К Г. Архетип и символ/ К Г. Юнг.— М., 1991.

574. Яковлев, Д.Е. Моралисты и эстеты : (Английская неоромантическая эстетика и современность) / Д.Е. Яковлев. — М., 1988. (Новое в жизни, науке, технике. Сер.: Эстетика; № 6).

575. Яковлев, Д.Е. Философия эстетизма / Д.Е. Яковлев. — М., 1999.

576. Якубович, И.Д. Романы Ф. Сологуба и творчество Достоевского / И.Д. Якубович // Достоевский: материалы и исслед. — СПб., 1994. —С. 188—203.

577. Ясинский, И. Рыцарь Зеркал. Критические наброски. Декадентские схватки и потуги / И. Ясинский // Петерб. газ.— 1895. — 11 окт. (№ 279).— С. 1.

578. Ясинский, И. Мои литературные дебюты и редакция «Азиатского вестника» (Отрывок из воспоминаний) / И. Ясинский // Ист. веста. — 1891. — Т. 46, № 12. — С. 668—675.

579. Ясинский, И. Нравственность и безнравственность / И. Ясинский // Ежемесячные сочинения. — 1902. — № 2. —С. 151—160.

580. Ясинский, И. Роман моей жизни: кн. воспоминаний / И. Ясинский. — М; Л., 1926. ; .* *

581. Ш Jornadas Andaluzas de Eslavística / ed. Enrique F. Quero Gervilla. — Granada, 2004.

582. XII Symposium International Dostoïevski / ed. by U. Schmid, J.-Ph. Jaccard. — Genève, 2004.

583. Adam, P. Symbolistes et decadents / P. Adam, M. Pakenham.— Exeter, 1989.

584. Ahn, B.-S. Dekadenz in der Dichtung des Fin de Siècle / B.-S. Ahn.—Göttingen, 1996.

585. American Contributions to the Tenth International Congress of Slavists (Literature), Sophia, September 1988 / ed. Jane Gary Harris. — Slavica, 1988.

586. Bauer, R. Altes und Neues über die Decadence / R. Bauer // Literaturwissenschaftliches Jahrbuch.— Berlin, 1991.— Bd. 32.— S. 149—173.

587. Bauer, R. Die schöne Décadence: Geschichte eines literarischen Paradox / R. Bauer. — Frankfurt am Main, 2001.

588. Beilharz, A. Die Decadence und Sade. Untersuchungen zu erzählenden Texten des französischen Fin de Siècle / A. Beilharz. — Stuttgart, 1997.

589. Bernheimer, Ch. Decadent subjects: the idea of decadence in art, literature, philosophy, and culture of the fin de siècle in Europe / Ch. Bernheimer, Kline T. Jefferson, N. Schor. — Baltimore, 2002.

590. Birkert, J. The sins of the fathers: decadence in France 1870— 1914 / J. Birkert. — London; N. Y., 1986.

591. Borchmeyer, D. Nietzsches Begriff der Decadence / D. Borchmeyer // Die Modernisierung des Ich. — Passau, 1989. — S.84—95. ■ ■■

592. Boura, C.M. The heritage of symbolism / C.M. Boura. — London, 1943.

593. Brodsky, P.P. Fedor Sologub: Optimist of Death / Diss. / P.P. Brodsky. — Berkeley, 1972.

594. Brodsky, P.P. Fertile fields and poisoned gardens: Sologubs debt to Hoffman, Pushkin and Hotorn / P.P. Brodsky // Essays in literature. — 1974. — № 1. — P. 96—108.

595. Buvik, P. "La luxure et la purete : Essai sur l'oeuvre de J.K. Huysmans et la psychanalyse freudienne" / P. Buvik // Edda. — Oslo, 1988. — H. 4. — S. 323—340.

596. Calinescu, M. Five faces of modernity: Modernism. Avant-garde. Decadence. Kitsch. Postmodernism / M. Calinescu. — Durham, 1987.

597. Catteau, J. Dostoyevsky and the Process of Literary Creation (Cambridge Studies in Russian Literature, May 11, 1989 / Series Editor— Catriona Kelly, Translator— Audrey Littlewood) / J. Catteau. — Cambridge, 1989.

598. Cevasco, G.A. The breviary of the Decadence: J.-K. Huysmans's "A rebours" and English literature / G.A. Cevasco.—N. Y., 2001.

599. Cogny, P. J.-K. Huysmans : De l'ecriture a l'Ecriture / P. Cogny. — Paris, 1987.

600. Cultural Politics at the Fin de Siècle / ed. by Sally Ledger, Scott McCracken. -—Cambridge, 1995.

601. Daly, N. Modernism, Romance and the Fin de Siècle: Popular Fiction and British Culture, 1880—1914 / N. Daly. — Cambridge, 1999.

602. De Greve, C. Georges Rodenbach / C. de Greve. — Bruxelles,' 1987. ■ ;/.';'

603. Denissoff, N. Fedor Sologoub, 1863—1927 / N. Denissoff.— Paris, 1981.608. "Die modernen Pessimisten als décadents": von Nietzsche zu Horstmann.— Wüzburg, 1993.

604. Donato, E. The script of decadence: essays on the fictions of Flaubert and the poetics of Romanticism / E. Donato. —N. Y., 1993.

605. Dostojewskij und Deutschland: Unter Berücksichtigung seiner internationalen Bedeutung (XL Symposium der Internationalen Dostojewskij-Gesellschaft).— Baden-Baden, 2001.

606. Dowling, L.C. Aestheticism and decadence: a selective annotated bibliography / L.C. Dowling. — N. Y., 1977.

607. Dowling, L. Language and decadence in the Victorian fin de siècle / L. Dowling. — Princeton (N.J.), 1986.

608. Ebert, Chr. Symbolismus in Rusland: Zur Romanprosa Sologubs, Remisows, Belys / Chr. Ebert. — Berlin, 1988.

609. Ellmann, R. The uses of decadence: Wilde, Yeats and Joyce / R. Ellmann // Literary interrelations. — Tubingen, 1987. —№ 2. — P. 27—39.

610. Fedor Sologub 1884—1984: Texte, Aufsatze, Bibliographie.— München, 1984.

611. Friedman, D.F. The symbolist dead city: a landscape of poesis / D.F. Friedman.—N Y., 1990.

612. Foster, E.H. Decadents, symbolists, & aesthetes in America: fin-de-siècle American poetry: an anthology / E.H. Foster. — Jersey City, 2000.

613. Fuchs, Stefan F.-J. Dekadenz: Versuch zur ästhetischen Negativität im industriellen Zeitalter anhand von Texten aus dem französischen und englischen Fin de siècle / F.-J. Stefan Fuchs. — Heidelberg, 1992.

614. Garelick, R.K. Rising star: dandyism, gender, and performance in the fin de siHcle / R.K. Garelick. — Princeton, 1998.

615. Gillespie, M.P. "The picture of Dorian Gray" : "What the world thinks me" / M.P. Gillespie. — London, 1995.

616. Grossman, J.D. Valéry Bryusov and the riddle of Russian decadence / J.D. Grossman. — Berkeley, 1985.

617. Gruenter, R. Erinnerung an Georges Rodenbach (1855—1898) / R. Gruenter // Euphorion. — Heidelberg, 1987. — Bd. 81, № 2. — S. 181—187.

618. Hansson, C. Fedor Sologub as a short-story writer: Stylistic Analyses / C. Hansson.— Stockholm, 1975.

619. Heistein, J. Decadentisme, symbolisme, avant-garde dans les littératures européennes: Recueil d'etudes / J. Heistein. — Wroclaw, 1987.

620. Holthusen, J. Fedor Sologubs Roman-Trilogie "Tvorimaja legenda" / J. Holthusen. — Haag, 1960.

621. Holthusen, J. Studien zur Äesthetik und Poetik des russischen♦ •

622. Symbolismus / J. Holthusen. — Göttingen, 1957.

623. Hurley, Ky. The Gothic Body: Sexuality, Materialism, and Degeneration at the Fin de Siècle / Ky. Hurley. — Cambridge, 1996.

624. Hustvedt, A. The decadent reader: fiction, fantasy, and perversion from fin-de-siècle France / A. Hustvedt. —N. Y., 1998.

625. Hutchings, S C. Russian Modernism: The Transfiguration of the Everyday (Cambridge Studies in Russian Literature, December 11, 1997/ Series Editor— Catriona Kelly) / S C. Hutchings. — Cambridge, 1997.

626. Huysmans: Une esthetique de la decadence : Actes du colloque de Bale, Mulhouse et Colmar des 5, 6 et 7 nov. 1984 / Organise par Guyaux A. et al.. — Geneve, 1987.

627. Joret, P. Bruges-la-Morte ou la felure d'un idealisme : Les racines idéologiques d'une fleur de papier / P. Joret // Review belge de philologie et d'histoire. — Bruxelles, 1988. — T. 66, № 3.— P. 502—534.

628. Koppen, E. Dekadenter Wagnerismus: Studien zur europäischen Literatur des Fin de siècle / E. Koppen. — Berlin, 1973.

629. Krzyzowska-Protasienia, G. Michail Arcybaszew w ocenie rosy-jskiej kiytyki literackiej lat 1901—1992 / G. Krzyzowska-Protasienia// Acta Univ. wratislaviensis.— Wroclaw, 1994.— № 1569: Slavica wratislaviensia, № 81. — S. 67—87.

630. Laver,' J. The first decadent, being the strange life of J.K. Huys-mans / J. Laver. — N. Y., 1955.

631. Lucker, N. Scandalous "Sanin" revisited: A literary re-assessment / N. Lucker//New Zealand Slavonic journal. — Wellington, 1999.— P. 193—202.

632. Marquize-Pouey, L. Le mouvement décadent en France / L. Mar-quize-Pouey. — Paris, 1986.

633. Martens, D. L'Onirisme chez Huysmans: cles de lecture / D. Martens // Lettres romanes. — Louvain-la-Neuve, 2002. — T. 56, № 1/2. —P. 91—113.

634. Marvick, L.W. Aspects of the fin-de-siècle decadent paradox/ L.W. Marvick // Clio. — Fort Wayne, 1992. — V. 22, № 1. — P. 1—-19. ' ■ -,

635. Matusiak, A. Wedrowka oniiyczna w prozie rosyjskich dekaden-tow: (Ciezkie sny Fiodora Sologuba i opowiadania Walerija Briu-sowa) / A. Matusiak // Acta uniw. wratislaviensis. — Wroclaw, 1997. — № 1952: Slavica wratislaviensia, 98. — S. 65—74.

636. Moeller-Sally, B.F. Oscar Wilde and the culture of Russian modernism / B.F. Moeller-Sally // Slavic a. East Europ. j. — Tucson, 1990. — V. 34, № 4. — P. 459—472.

637. Mohneyron, F. L'androgyne decadent: mythe, figure, fantasmes / F. Monneyron. — Grenoble, 1996.

638. Morrison, S.A. Russian opera and the symbolist movement / S.A.Morrison. — Berkeley, 2002.

639. Mythos in der slawischen Moderne. —Wien, 1987.

640. Navarette, S.J. The shape of fear: horror and the fin de siècle culture of decadence / S.J. Navarette. — Lexington, 1998.

641. Neuhauser, R. Dostoevsky's Conservative Ideology: About the Construction of Pseudological Realities / R. Neuhauser // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

642. Ogilvie, М.В. Reconstructing the Canon: Russian Writing in the 1980s (Studies in Russian and European Literature, May 1, 2000 / M.B. Ogilvie, C.J. Choquette; ed. by Arnold McMillin). — Harwood, 2000.

643. Pellegrini, E. Dal pozzo enigmático della decadenza / E. Pellegrini// Ponte. — Firenze, 1994. — A. 50, № 3. — P. 128— 131. '^V.---7

644. Perennial Decay: On the Aesthetics and Politics of Decadence / ed. by Liz Constable, Dennis DenisofF, and Matthew Potolsky. — Pennsylvania., 1999.

645. Oôadlikova, M. Básnik krasy a smrti / M. Ofcadlikova // Sologub F. Posedly. — Praha, 1983. — S. 333—357.

646. Padgett, A. Beyond Dostoevsky: The Discourse of Non-Existence / A. Padgett // The Dostoevsky Journal: An Independent review. — 2002—2003. — V. 3/4. — P.79—93.

647. Paglia, C. Sexual personae / C. Paglia. —New Haven, 1990.

648. Peylet, G. La literature fin de sincle de 1884 a 1898: entre dñcadentisme et modernitií / G. Peylet. — Paris, 1994.

649. Pierrot, J. The decadent imagination, 1880—1900 / J. Pierrot. — Chicago, 1981.

650. Pittock, M. Spectrum of decadence: the literature of the 1890s. / M. Pittock. — London; N. Y., 1993.

651. Rabinowitz, S. J. Sologub's Literary Children: Keys to a Symbolist's Prose / S. J. Rabinowitz. — Slavica, 1980.

652. Rasch, W. Die literarische Decadence urn 1900 / W. Rasch.— München, 1986.

653. Rashkin, E. Art as symptom: A portrait of child abuse in "The picture of Dorian Gray" / E. Rashkin // Modern philology. — Chicago, 1997. — V. 95, № 1. — P. 68—80.

654. Reed, J.R. Decadent style / J.R. Reed. — Ohio, 1985.

655. Reed, Whissen Th. The devil's advocates: Decadence in modern literature / Whissen Th. Reed. — Westport, 1989.

656. Regn, G. Satanismus als Diskurs: Grenzen der Mimesis und negative Ästhetik in Huysmans "La-Bas" / G. Regn // Zeitschrift für französishe Sprache und Literatur. — Wiesbaden ; Stuttgart, 1994. — Bd. 104, H. 3. — S. 269—291.

657. Richard, N. Le Mouvement Décadent: dandys, esthetes et quintes-sents / N. Richard. — Paris, 1968.

658. Robbins, K.L. The Artistic Vision of Fedor Sologub: A Study of Five Major Novels / Diss. / K.L. Robbins.— Washington, 1975.

659. Romancing Decay / ed. by Michael St John. — Ashgate, 1999.

660. Saint-Amour, P.K. Oscar Wilde: Orality, literary property, and crimes of writing / P.K. Saint-Amour // Nineteenth-century literature. — Berkeley, 2000. — V. 55. — P. 59—91.

661. Schenk, Chr. Venedig im Spiegel der Dècadece-Literatur des Fin de siècle / Chr. Schenk. — Frankfurt am Main, 1987.

662. Schoolfield, G.C. A Baedeker of decadence: charting a literary fashion, 1884—1927 / G.C. Schoolfield. — New Haven, 2003.

663. Semjatova, B. Sologubs Schopenhauerrezeption und Ihre Bedeutung fur die Motivgestaltung in Seinen Erzählungen / B. Semjatova.— München, 1997.

664. Showalter, E. Daughters of decadence: women writers of the Fin-de-Siècle/E. Showalter. —NewBrunswick, 1993.

665. Showalter, E. Sexual anarchy: gender and culture at the fin de siècle / E. Showalter. — N. Y., 1990.

666. Simonek, S. Zur widerspruchlichen Konzeption von Dekadenz und Moderne bei Ivan Franko / S. Simonek // Osterreichsche Osthefte. — Wien, 1993. — Jg. 35, № 4. — S. 611—632.

667. Smaga, J. Dekadentyzm w Rosji / J. Smaga. — Wroclaw, 1981.

668. Smith, V. W. Fedor Sologub (1863—1927): A Critical Biography/ Diss./V. W. Smith. — Stanford University, 1993.

669. Sorokin, P.A. Social and Cultural Dynamics. — V. I—IV / P.A. Sorokin. —N.Y., 1937—1941.

670. Sorokin, P.A. The Crisis of Our Age. The Social and Cultural Outlook / P.A. Sorokin. — N.Y., 1957.

671. Spackman, B. Decadent genealogies: the rhetoric of sickness from Baudelaire to D'Annunzio / B. Spackman. — Ithaca, 1989.

672. St John, M. Romancing decay: ideas of decadence in European / St John M.—Ashgate, 1999.

673. Stableford, B.M. Glorious Perversity: The Decline and Fall of Literary Decadence / B.M. Stableford. — Borgo, 1998.

674. Stableford, B.M. The Dedalus book of decadence (moral ruins) / B.M. Stableford. — Sawtry, 1990.

675. Stableford, B.M. The second Dedalus book of decadence: the black feast / B.M. Stableford. — Sawtry, 1992.

676. Sturgis, M. Passionate attitudes: the English decadence of the 1890s. / M. Sturgis. — London, 1995.

677. The Noise of Change: Russian Literature and the Critics 1891— 1917 / Trans, and ed., Stanley Rabinowitz. — Ann Arbor, 1986.

678. The Silver Age in Russian Literature. Selected Papers from the Fourth World Congress for Soviet and East European Studies, Harrogate, 1990. —N. Y., 1992.

679. Thornton, R.K.R. The decadent dilemma / R.K.R. Thornton.— London, 1983.

680. Tihanov, G. The Master and the Slave. Lukacs, Bakhtin, and the Ideas of Their Time / G. Tihanov. — Oxford, 2000.

681. Tucker, H. Scholars of decadence / H. Tucker // Michigan quarterly review. — Ann Arbor, 1987. — V. 26, № 2. — P. 421—427

682. Vilcot, J.-P. Huysmans et l'intimité protégée / J.-P. Vilcot. — Paris, 1988.

683. Vroon, R. Max Nordau and The Origins of Russian Decadence: some preliminary observations / R. Vroon // Sine arte, nihil: сб. науч. тр. в дар проф. Миливое Йовановичу / ред.-сост. Корнелия Ичин. — Белград; М., 2002.

684. Weir, D. Decadence and the making of modernism / D. Weir. — Amherst, 1995.

685. Weststejn, W.G. Sologub and the Poetry of the Eighties / W.G. Weststejn // Культура русского модернизма. — M., 1993. — С. 365—377.

686. Williams, R.L. The horror of life / R.L. Williams. — Chicago, 1980.

687. Winthrop, H. Variety of meaning in the concept of decadence / H. Winthrop // Philosophy & Phenomenology Researches. — Sidney, 1971. —№3.

688. Zhivolupova, N. Dostoevsky and Traditional Values of Russian Culture. A lecture presented at The Kennan Institute on May 9,1996 / N. Zhivolupova. — Washington (DC), 1996. — P. 16—28.

689. Ziegler, R. Beauty raises the dead: literature and loss in the fin de siècle / R. Ziegler. — London, 2002.

690. Ziegler, R. From body magic to "divine alchemy": Anality and sublimation in J.-K. Huysmans / R. Ziegler // Orbis litterarum. — Copenhagen, 1989. — V. 44, № 4. — S. 312—326.

691. Zur Poetik des Romans / Hrsg. von V. Klotz. — Darmstadt, 1965.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 227524