Князь К.-В. Острожский как лидер "русского народа" Речи Посполитой тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, кандидат исторических наук Соболев, Леонид Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Князь К.-В. Острожский как лидер "русского народа" Речи Посполитой». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 133046
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Соболев, Леонид Владимирович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03
Специальность: 
Всеобщая история (соответствующего периода)
Количество cтраниц: 
253

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Соболев, Леонид Владимирович

Введение

Использованные источники

1 4

2S0

Историография 10

Глава первая. КНЯЗЬ КОНСТАНТИН ВАСИЛИЙ ОСТРОЖСКИЙ В КРУГУ ЗНАТИ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО (30-е - 50-е гг. XVI в.) 16

§ 1.1. Значение деятельности кн. КИ.Острожского в истории рода. 17

§ 1.2. Первые известия о кн. К.-В.Острожском. 22

§ 1,3. Кн. И.К.Острожский. Борьба за наследство кн. КИ.Острожского в 40-е гг. XVI в. 24

§ 1.4. Формирование характера и мировоззрения кн. К-В.Острожского.

§ 1.5, Начало самостоятельной деятельности кн. К. -В. Острожского во второй половине 40-х гг. XVI в. 42

§ 1.6. Укрепление положения кн. К-В.Острожского на Волыни и установление связей среди правящей элиты Великого княжества Литовского и Короны (начало 50-х гг.). 45

§ 1,7, Женитьба на С.Тарновской и подготовка к борьбе за передел отцовского наследства. 53

§ 1.8. Кн. Галыика Острожская и борьба за острожские имения. 58

§ 1.9, Восстановление кн. К -В. Острожским утраченных позиций среди элиты Великого княжества и на Волыни; внешнеполитические взгляды князя; получение киевского воеводства. 73

§ 1.10. Кн. К-В.Острожский и православное духовенство в 40-х - 50-х гг. XVI в. 84

Глава вторая. БОРЬБА ЗА ПЕРВЕНСТВУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ НА ЮЖНОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО в 60-е гг. XVI в. 88

§ 2.1. Начало деятельности кн. К-В.Острожского в качестве киевского воеводы и основание Константинова. 88

§ 2.2. Военные действия на юго-восточной границе Великого княжества Литовского и проблема безопасности Киева. 95

§ 2.3. Борьба за заславское наследство с Г.А.Ходкевичем и конфликт с М.Мышкой-Варковским, 99

§ 2.4. Переход наследства кн. И.К.Острожского в руки О.Лаского и новое столкновение в борьбе за влияние на южнорусских землях с Ходкевичами. 107

§2.5. Кн. К. -В. Острожский и православное духовенство в 60-е гг. XVI в.

§ 2.6. Проблема тарновского наследства и установление контактов с католическим духовенством и зарубежными династами. 119

§ 2.7, Люблинский сейм 1569 г. 126

§ 2.8. Война за тарновское наследство. 138

Глава третья. ПЕРВЫЕ ШАГИ КНЯЗЯ КОНСТАНТИНА ВАСИЛИЯ ОСТРОЖСКОГО В КАЧЕСТВЕ ЛИДЕРА «РУССКОГО НАРОДА» РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. 146

§ 3.1. Переход наследства кя. И.КОстрожского к Сигизмунду Августу. 147

§ 3.2. Ухудшение отношений кн. К.-В.Острожского с Сигизмундом П

Августом, 150

§ 3.3. Деятельность кн. К,-В.Острожского в период первого бескоролевья и проблема самоопределения южнорусской магнатерии после заключения Люблинской унии. 157

§ 3.4. Объединение в руках кн. К-В.Острожского всего отцовского наследства и окончательное закрепление им лидирующего положения в южнорусских землях. 167

§ 3.5. Деятельность кн. К.-В.Острожского в период второго бескоролевья; первые самостоятельные внешнеполитические акции. 176

§ 3.6. Выступление кн. К.-В.Острожского в роли защитника южнорусских земель от татарских набегов. 183

§ 3.7. Отход от прогабсбургской ориентации и политика выжидания; соглашение с Баторием. 189

§ 3.8. Проблема борьбы с Крымом в первые годы правления Батория. 198

§ 3,9. Изменение отношения кн. К.-В.Острожского к внутрщерковным проблемам и начало подготовки издания Библии. 207

§ 3.10. Идеологическое обоснование первенствующего положения в южнорусских землях: формирование генеалогической легенды рода Острожских. Заключение 231

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Князь К.-В. Острожский как лидер "русского народа" Речи Посполитой"

XVI век является переломным этапом в истории южнорусских земель, составивших основу современного Украинского государства. Речь идет прежде всего о Волыни (и тесно связанной с ней Брацлавщине) и Киевской земле, вошедших в середине XIV в. в состав Великого княжества Литовского1. Внутри этого государства Волынь и Киевщина никогда не составляли какого-то единого целого, будучи его отдаленными, полуавтономными (что выразилось, например, в слабом - вплоть до начала XVI в. -проникновении в этот регион литовской аристократии) южными «окраинами» или, иначе говоря, «далекими землями». В XVI в. начинается процесс постепенного их сближения, выразившийся, в частности, в проникновении высшего слоя волынской правящей элиты - князей - на военно-административные должности киевского воеводства.

Постепенная отмена всех связанных с конфессиональными противоречиями ограничений проходит параллельно с увеличением политического веса православной знати во внутренней жизни Великого княжества. Однако определенная дистанция южных «окраин» от центральных районов государства, так и не преодоленная к середине XVI в., позволяет южнорусским землям Великого княжества практически безболезненно перейти в 1569 г. в состав другого государства - Польского королевства. Именно в рамках Короны Волынь, Брацлавщина и Киевщина оказываются объединенными в единый национально-территориальный комплекс, отличный от остальных районов Польши. Дворянство этого региона, осознающее свое единство и общность интересов как по национальному, так и, прежде всего, по конфессиональному признаку начинает претендовать на право считаться третьим - «русским» -«политическим народом» Речи Посполитой - наряду с польским и литовским. В то же время, в связи с глубоким кризисом внутри объединяющей «русский» народ православной церкви и стремлением правительства к унификации, более тесному объединению различных земель государства в единое целое, внутри православного общества зарождаются и при помощи правительства претворяются в жизнь планы объединения - унии - Киевской православной митрополии с Римско-католической церковью. Возникший конфликт, в результате которого православное общество оказалось расколото, повел к резкому обострению отношений православного населения не только с местными сторонниками унии, но и с поддерживавшим их польским католическим дворянством (в составе которого постепенно оказывается также все

1 Обозначение «южнорусские земли» используется для того, чтобы не смешивать территорию Волыни, Брацлавщины и Киевщииы (с которыми связана жизнь и деятельность кн. К.-В.Острожского), с также охватываемой общепринятым для XVI в. в Речи Посполитой термином «русские земли» территорией Галицкой Руси, вошедшей в середине XIV в. в состав Польского королевства. Современные термины «Украина», «украинский» в работе не используется, поскольку они начинает входить в широкое употребление только с конца XVI в. и дня рассматриваемого в работе более раннего периода явились бы анахронизмами (ср.: Русина О.В. Укра1на П1д татарами i Литвою. Кшв, 1998. - С. 5). большее число принявших католицизм представителей высших слоев правящей элиты южнорусских земель) и государственной властью. Религиозный конфликт, вызванный Брестской унией 1596 г., способствовал возникновению ряда других конфликтов -политических и национальных, на протяжении XVII в. резко изменивших положение находившихся в восточноевропейском регионе государств.

Наиболее, пожалуй, крупной, сложной и противоречивой фигурой в истории южнорусских земель XVI - начала XVII века является князь Константин Василий Острожский2, представитель рода, занимавшего в этом регионе уже к началу XVI века исключительное положение, как по своему богатству, так и по политическому и духовному влиянию. Активное участие, которое кн. К.-В.Острожский принимал практически во всех событиях своего времени, и прежде всего его роль в истории подготовки и проведения Брестской унии, а затем борьба с ней, привлекали пристальное внимание уже современников, видевших непоследовательность его действий, а также неопределенность (для одних - православных - мнимую, для представителей других конфессий - практически несомненную) в конфессиональном отношении, позволявшую православным называть его «столпом православия», протестантам разных толков -считать своим тайным последователям, а католикам - периодически поздравлять себя по поводу перехода князя в «римскую веру» (вплоть до торжественных булл папы в связи с этим). Однако все эти противоречия были затушеваны занявшей последнее десятилетие жизни кн. Константина Василия борьбой с унией, которая словно заслонила собой всю предшествовавшую долгую жизнь князя, создавая застывший образ, прошедший сквозь века, образ сложившегося политического деятеля, лидера православного населения южнорусских земель Речи Посполитой, защитника и покровителя православной церкви, богатейшего магната, положившего немало сил и труда на ниве просвещения своего народа. Именно от этого стереотипного (и, собственно, во многом справедливого для последней четверти XVI - начала XVII в.) образа отталкивались позднейшие историки, вынося князю свою оценку - положительную (вплоть до восторженной) или отрицательную, сначала прежде всего в зависимости от своей конфессиональной принадлежности, затем также от общественно-политических взглядов или классового подхода. Образ этот механически прилагался (и часто прилагается и сегодня) ко всем периодам жизни князя: словно всегда он был «богатейшим», «лидером», «покровителем и защитником» и - «старым»3.

Разрушать или пересматривать этот образ, который, как уже говорилось, при всей своей схематичности во многом соответствует - для определенного периода -действительности, необходимости, как нам представляется, нет. А вот попытаться

2 Имя Василий князь получил при крещении; Константином (в честь отца) он стал называть себя с конца 40-х гг. XVI в. Примерно с начала 70-х гг. в Речи Посполитой первое имя Острожското окончательно перестало употребляться (хотя в России, а также среди православного населения Османской империи князя по-прежнему называли Василием). В современной историографии принято двойное имя Острожского - Константин Василий, которое и используется в данной работе.

3 «Рекорд» в этом отношении поставил П.Кулиш, когда, описывая события 1553 г., сказал о 27-летнем Острожском - «почти старик». реконструировать биографию Острожского, понять «когда, как и почему» он превратился в столь крупную и неоднозначную фигуру, было бы важно.

Предмет работы составляет изучение жизни и деятельности князя Константина Василия Острожского до конца 70-х гг. XVI в. Выбор данных хронологических рамок продиктован тем, что именно к этому времени завершается процесс утверждения князя в роли политического лидера «русского народа» Речи Посполитой и, с другой стороны, начинается постепенное выдвижение его на роль духовного лидера, в каковом качестве Острожский выступает в 80-90-х гг. При этом повторим, что деятельность Острожского начиная с 80-х гг. XVI в. достаточно подробно освещена в исторической литературе. Нам же представляется, что решение многих неясных пока до конца эпизодов биографии князя этого времени также возможно лишь при адекватном рассмотрении более раннего периода жизни кн. Константина Василия. Приблизиться к этому и должна позволить данная работа.

В диссертации ставится цель реконструкции для рассматриваемого периода биографии кн, К.-В.Острожского во всех ее «внешних» аспектах: как политического, военно-административного, религиозного деятеля, крупнейшего землевладельца своего времени. Подобная реконструкция позволяет проверить правильность установившихся в литературе представлений о жизни и деятельности Острожского, устранить часто наблюдаемое несоответствие, вызванное механическим переносом более поздних фактов его биографии на предшествующие этапы жизни князя. В то же время, в связи с той ролью, которую Острожский играл на Волыни и Киевщине, реконструкция некоторых аспектов его биографии позволяет осветить многие неясные вопросы практически не изученной на сегодняшний день внутренней истории южнорусских земель.

Особенно значительное место в жизни Острожского в данный период занимали имущественные вопросы и военно-административная деятельность. Представляется необходимым выяснить, какова была «исходная позиция», с которой князь начал свое восхождение, что она давала ему «от рождения» и чего заставляла добиваться, или, иначе говоря, какое место изначально занимал кн. Константин Василий в составе, с одной стороны, литовско-русского правящего сословия, а с другой - среди православного населения Великого княжества Литовского. Решение Острожским имущественных вопросов, его военно-административная деятельность и участие во внутриполитической жизни государства рассматриваются в работе как непосредственные факторы, позволившие князю занять место политического лидера «русского народа» Волыни и Киевщины и, опосредованно, претендовать на духовное лидерство. Ставится задача показать процесс выдвижения кн. Острожского на лидирующие позиции, начало его, промежуточные этапы и завершение, условия, в которых он происходил, а также то, какой отпечаток накладывали на деятельность Острожского указанные выше изменения положения южнорусских земель и статуса православного населения в составе сначала Великого княжества Литовского, а затем Польского королевства. В связи с этим освещаются вопросы политической истории Великого княжества и Короны и, особенно, внутриволынские проблемы, выясняется, с представителями каких группировок литовско-русской и польской знати князь сотрудничал и каким противодействовал. Также ставится задача проследить становление внешнеполитических взглядов князя, и, в первую очередь, его отношение к православному Российскому государству.

В связи с утвердившимся представлением об особой роли, которую Острожский играл во взаимоотношениях с православным духовенством, ставится задача выяснить, насколько соответствует это представление данным рассматриваемого периода, показать в чем конкретно и в каких формах проявлялись эти взаимоотношения на различных этапах жизни и деятельности князя.

Большое значение в литературе традиционно придавалось также проблеме отношения Острожского к католицизму и протестантизму. Однако в тексте диссертации мы не останавливаемся на этой проблеме специально, лишь отмечая факты, говорящие о взаимоотношениях князя с представителями иных вероисповеданий. Это связано с тем, что большинство материалов по данному вопросу относится к более позднему периоду и выходит за хронологические рамки данной работы.

В то же время, состояние источниковой базы не позволяет пока решить многие вопросы, необходимые для реконструкции биографии исторического деятеля. В частности, мы очень мало знаем о частной жизни Острожского, нам не известны подлинные мотивы едва ли большей части его поступков. Эти и многие другие вопросы еще ждут своего решения и потребуют дополнительных разысканий в архивных собраниях разных стран. Данная же диссертация должна представлять из себя основу, отталкиваясь от которой будет возможен более адекватный анализ и реконструкция истории южнорусских земель и происходящей на ее фоне деятельности кн. К,-В. Острожского.

Использованные источники.

При подготовке к написанию данной работы ставилась задача собрать и систематизировать по возможности все опубликованные источники о кн, К,-В.Острожском, которые рассеяны по многочисленным, часто малоизвестным изданиям и значительная часть которых ранее не привлекалась исследователями.

Кроме того, нами были проведены разыскания в архивных собраниях России и Польши, давшие большое количество не известных ранее материалов о деятельности князя.

В первую очередь, это относится к хранящимся в Российском Государственном Архиве Древних Актов (далее - РГАДА) Литовской и Русской (Волынской) Метрикам (фонд 389)4. Первая из них представляет собой многообразный по составу и сложный по путям формирования государственный архив Великого княжества Литовского (нами использована та часть Метрики, которая включает в себя книги копий документов,

4 Перечисление использованных нами единиц хранения этого и последующих архивных собраний содержится в списке использованных источников. вышедших из великокняжеской канцелярии - записей и судных дел)3, вторая - архив киевского, волынского и брацлавского воеводств, составлявшийся после присоединения этих территорий к Польше в 1569 г.6 Кроме того, в РГАДА нами были частично просмотрены материалы Посольского Приказа - Сношения России с Польшей (фонд 79) и Крымом (фонд 123).

Интересные результаты дали также поиски в архивных собраниях Санкт-Петербурга: в Рукописном отделе Российской Национальной Библиотеки (далее - РНБ) и в Архиве Санкт-Петербургского филиала Института российской истории (далее -АИРИ СПБ).

Много новых материалов было обнаружено в польских архивах, прежде всего в Архиве Радзивиллов (Archiwum Radziwittöw, далее - AR), который хранится в Главном Архиве Древних Актов в Варшаве (Archiwum Glöwne Akt Dawnych, далее - AGAD). Кроме того, были частично обследованы фонды Библиотеки Польской Академии Наук в Курнике (Biblioteka Polskiej Akademü Nauk w Korniku, далее - ВКбгп.) и Архива Сангушек (Archiwum Sanguszköw), находящегося в Вавельском отделе Государственного Архива в Кракове (Archiwum Panstwowe w Krakowie, oddzial na Wawelu, далее - ASang.).

Следует отметить, что основной комплекс материалов, содержащих информацию о различных аспектах жизни и деятельности князя Константина Василия Острожского, относится к 80-90-м гг, XVI - началу XVII в. Для исследуемого же нами периода объем информации, предоставляемой источниками, значительно уже.

В работе использованы все основные виды источников: документальные, повествовательные (нарративные) и занимающие между ними промежуточное положение эпистолярные источники7.

Основными источниками, используемыми при написании работы, как по их информационной значимости, так и по удельному весу в составе источниковой базы, являются документальные, такие как:

1) акты государственного законодательства: королевские и великокняжеские распоряжения, указы, универсалы, грамоты, декреты; сеймовые конституции; подтвержденные королем и сеймом распоряжения должностных лиц;

2) акты внутреннего княжеского законодательства, действовавшие в пределах владений князей Острожских: распоряжения должностным лицам, слугам и боярам, подтвердительные и жалованные грамоты административно-хозяйственным единицам, монастырям, церквям;

5 О Литовской Метрике см. подр.: Хорошкевич А.Л. Литовская метрика, состав и пути формирования // Исследования по истории Литовской метрики: Сб. научных трудов, Москва, 1989, - С. 11-31.

6 Кулаковський П. Руська (Волинська) метрика: назва, склад, характер // Вюник Дтппропетровського университету: гсщията археологи. Вип. 1. Дшпропетровьск, 1996. - С. 58-71.

7 Эпистолярные источники выделены из повествовательных согласно замечанию Н,П.Ковальского, поскольку они «наряду с присущим им повествовательным характером содержат нередко значительную документальную информацию» (Ковальский Н.П. Источники по истории Украины XVI - первой половины XVII в.; Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва, 1984).

3) частно-правовые акты: публичные заявления, постановления судов, имущественные сделки, завещания;

4) люстрации (результаты ревизий) земель и замков, переписи войск Великого княжества Литовского;

5) документы исполнительных органов Российского государства - Приказов.

Источники первого и третьего, а также частично второго типа были в основном опубликованы в серийных многотомных изданиях XIX - начала XX в., изданных в результате деятельности Санкт-Петербургской и Киевской Археографических комиссий, таких как: «Акты, относящиеся к истории Западной России» (далее - АЗР)8, «Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России» (далее - АЮиЗР), «Архив Юго-Западной России» (далее - АЮ-ЗР), «Жизнь князя Андрея Михайловича Курбского в Литве и на Волыни». Часть источников этих типов опубликована в отдельных тематических сборниках документов: «Документы Московского архива министерства юстиции», Малиновский И.А. «Сборник материалов, относящихся к истории панов-рады Великого княжества Литовского» и в «Дополнении» к этому сборнику, «Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей», а также в приложениях к монографиям Н.А.Максимейко («Сеймы Литовско-Русского государства до Люблинской унии 1569 г.») и М.К.Любавского («Литовско-Русский сейм. Опыт по истории учреждения в связи с внутренним строем и внешней жизнью государства» и «Очерк истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно»). Источники второго типа опубликованы были также полностью или в выдержках В.ИПероговским в работе «Бывшие православные монастыри в г. Дубне» и Н.И.Теодоровичем в книгах «Город Владимир Волынской губернии в связи с историей Волынской иерархии», «Город Староконстантинов Волынской губернии, основанный в 1561 году князем Константином Константиновичем Острожским» и в многотомном издании «Историко-статистическое описании церквей и приходов Волынской епархии».

Из польских изданий XIX - начала XX в. наибольшее значение для нашей темы имеет многотомный «АгсЫ\\аип кэцгз! ЬиЬаЛо^укголу-Зап^згкб™ IV 51ат1ае» (далее -АЭ), в котором опубликована часть документов из личного архива князей Острожских, оказавшегося в составе архива князей Сангушков, унаследовавших его вместе с частью острожских владений. Некоторые источники опубликованы полностью в Приложении ко 2 тому «1а§1е11опек РокккЬ» А.Пшезджецкого, а также в выдержках во 2 и 5 томах. Важное значение для периода правления Батория имеют публикации 80-х гг. XIX в, И.Польковского («вргатуу wojeшle кго1а Stefana Ва1о^о»), Ю.Яницкого («АИа Ыэ^гусгпе до рапо\уаша 81еГапа Ваюгедо») и А.Павиньского («А1йа Мецук1 Когот^ со \vazniejsze ъ стшм ЭгеГапа Ва1о^о»).

В XX в. выпуск многотомных археографических изданий практически прекратился. Источники по интересующему нас периоду были опубликованы в очень незначительном количестве. Лишь в последние годы на Украине был издан сборник «Волинсыа грамоти XVI в.». Кроме того, были изданы несколько описей актовых к Использованные тома, место и время выпуска этого н последующих изданий указаны в списке использованных источников. материалов; опись части архива П.Доброхотова, хранящегося в АИРИ СПб (опубликована В.И.Ульяновским); опись кременецких гродских книг, хранящихся в Центральном Государственном Архиве Украины (подготовила Л.А.Попова). В Польше в 1953 г. А.Фастнахтом был опубликован каталог документов вроцлавской Библиотеки им. Оссолиньских, относящихся к 1507-1700 гг. История Люблинской унии 1569 г, в документах представлена в издании 1939 г. «Akta unji Polski z Litw^».

Люстрации волынских замков середины XVI в. были опубликованы под редакцией А.Яблоновского в 6-м томе многотомного издания «Zródía dziejowe». Используемые в работе переписи войск Великого княжества Литовского 1528, 1565, 1567 гг., опубликованы в 33 томе Русской Исторической Библиотеки (далее - РИБ).

Из документации российских Приказов использованы материалы Посольского приказа, опубликованные Г.Ф.Карповым в многотомном издании «Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским».

Проведенные нами разыскания в архивных собраниях, прежде всего в Литовской и Русской (Волынской) Метриках, а также в AR, позволили существенно дополнить опубликованный источниковый материал; в первую очередь это касается актов государственного законодательства и частно-правовых. В коллекциях Дубровского в РИБ и Доброхотова в АИРИ СПб богато представлены также акты внутреннего княжеского законодательства. В ряде случаев, найденные документы позволяют обратиться к ранее совершенно не известным фактам деятельности Острожского.

Из повествовательных (нарративных) источников использовались:

1) польские хроники XVI - начала XVII в.;

2) летописи;

3) религиозно-полемические сочинения;

4) диариуши (дневники) сеймов, дневники частных лиц.

Из польских хроник в первую очередь в работе используется написанная в конце XVI - начале XVII в. ЛХурницким хроника «Dzieje w koronie Polskiej za Zygmunta I y Zygmunta Augusta az do smierci jego» (впервые издана в 1637 г.). Часть своей хроники автор посвятил событиям, связанным с историей кн. Гальшки Острожской, в которой значительную роль сыграл кн. К.-В.Острожский. Данные Л.Гурницкого, который был не только современником, но и активным участником описываемых им событий, в работе уточняются и дополняются по документальным и эпистолярным источникам. События первых двух бескоролевий и упоминания об участии в них Острожского содержатся в хронике С.Ожельского «Bezkrólewia ksi^g osmioro, czyli dzieje Polski od zgonu Zygmunta Augusta roku 1572 az do roku 1576», написанной в 1574-1576 гг. (опубликована была только в 1856 г.). Многие данные этой хроники уникальны. Событиям бескоролевий, а также участию Острожского в борьбе с крымскими татарами посвящены отдельные страницы 1-го тома хроники Р.Гейденштейна «Dzieje Polski od smierci Zygmunta Augusta do roku 1594 ksi^g XII» (изд. в 1672 г.), а также написанной И.Бельским и изданной им в 1597 г. под именем отца, М.Бельского, хроники «Kronika polska Marcina Bielskiego». Использованы также сочинения Я.Понентовского, Б.Папроцкого, М.Стрыйковского, АХваньини, Е.М.Фредро и др. Данные этих хроник, используемые нами при учете ряда ограничений, налагаемых политической позицией и интересами, а также степенью и источниками информированности их авторов, отмеченными в историографии, можно проверить и дополнить информацией, содержащейся в документальных и эпистолярных источниках.

Из летописей использовался так называемый «Острожский летописец», в котором содержатся некоторые данные по первым годам жизни кн. Острожского. Достоверность их вызывает серьезные сомнения, поскольку не известны источники этой информации автора «Летописца» (в действительности имевшего отношение скорее не к Острогу, а к Острополю)9, очень слабо представлявшего себе хронологию событий. К тому же эти данные находятся в противоречии с информацией надгробной надписи кн. К.-В.Острожскому, опубликованной Н.И.Петровым. Кроме того, использованы некоторые литовско-белорусские летописи.

Из религиозно-полемических сочинений использован труд ПХкарги «О единстве церкви Божией» (опубликованный в 7-м томе РИБ), в котором содержится информация о контактах Скарги с Острожским.

В работе использовались также данные двух диариушей Люблинского сейма, опубликованных М.О.Кояловичем («Дневник Люблинского сейма 1569 г.»), в котором содержатся отдельные данные об участии Острожского в этом сейме, о взаимоотношениях его с коронными и литовскими магнатами и об отношении к нему польской шляхты. Из частных дневников использован «Дневник новгородского подсудка Федора Евлашевского», составленный в начале XVII в. на основе более ранних записей и других источников. В нем содержится некоторая информация об отношениях Острожского с православной иерархией и о его борьбе за возвращение отцовского наследства.

Из эпистолярных источников в работе использованы:

1) письма кн. К,-В. Острожского королю Сигизмунду Августу, императору Максимилиану II, польско-литовским должностным лицам и магнатам и др.;

2) письма разных лиц кн. К.-В.Острожскому;

3) донесения римских нунциев, послов и агентов европейских монархов, письма должностных и частных лиц, в которых речь идет об Острожском.

Данные эпистолярных источников представляют особое значение не только потому, что в них содержатся часто уникальные, не известные по другим источникам сведения, но и в связи с тем, что они позволяют лучше понять «тайные пружины» тех или иных событий, побуждения, симпатии и антипатии участвовавших в них людей, а также дают некоторое представление о мировоззрении, взглядах, и вообще об их индивидуальности. В то же время к этим данным нужно относиться с особой осторожностью, принимая во внимание все те «побуждения, симпатии и антипатии», проверяя и дополняя их материалами документальных и нарративных источников (если это возможно).

9 Ю.Мыцык справедливо отмечает, что «Летописец» следовало бы называть не «Острожским», а «Остропольским» (Мицик Ю. Острозький лггопнсець // Острозька давнина. Дослщження 1 матерали. Т. 1. Льв^в, 1995. -С. 71).

Основной комплекс эпистолярных источников (также как и документальных), относится к 80-90-м гг. XVI в. - началу XVII в, В связи с тем, что они были написаны в период, когда общественно-политическая и религиозная ситуация в Речи Посполитой по сравнению с 60-70-ми гг. серьезно изменилась, пришлось практически отказаться от ретроспективного использования этих более поздних материалов (в первую очередь это относится к письмам самого Острожского, в которых видна несомненная зависимость как от конкретной политической ситуации, так и от адресата).

Письма Острожского и письма к нему рассеяны по многочисленным изданиям. Несколько писем опубликовано в упоминавшихся выше многотомных российских археографических изданиях и в «Archiwum Sanguszkôw», а также в «Археографическом сборнике документов, относящихся к истории Северозападной Руси» (далее - АСД), Три письма Острожского кн. Ежи II Легницкому опубликовал А.Мосбах («Wiadomosci do dziejôw polskich z Archiwum Prowincji Szl^skiej»), Значительные выдержки помещены в работах А.Пшезджецкого, А.Краусхара, О.Халецкого и др.

Выдержки из донесений папских нунциев за 1550-1593 гг. частично опубликованы в 1-м томе римского издания «Litterae nuntiorum apostolicarum historiam Ucrainae illustrantes» (далее - LNAHU), дополняют их полностью изданные Ф.Ф.Вержбовским донесения нунция В.Лаурео за 1574-1578 гт. («Викентий Лаурео, мондовский епископ, папский нунций в Польше, 1574-1578, и его неизданные донесения кардиналу Комскому»), а также многотомное издание переписки переписки папских нунциев в Польше («Monumenta Polonia Vaticana»). Особенно много важной, часто уникальной информации переписка нунциев приносит для периода конца 70-х - начала 80-х гг. XVI в. Донесения испанских и прусских агентов опубликованы в отдельных томах «Elementa ad Fontium Editiones» (далее - EAFE), австрийских послов и агентов - в упоминавшихся уже работах А.Пшезджецкого и А.Краусхара, а также в публикации переписки А.Дудича («Andréas Dudithius Epistulae»), не затрагивающей, к сожалению, один из наиболее активных периодов его деятельности в Польше - 1574 г.; донесения венецианских послов изданы Е.Рыкашевским («Relacye nuncjuszôw apostolskich i innych osôb о Polsce od roku 1548 do 1690»). Очень важная, чаще всего уникальная информация, касающаяся борьбы Острожского за отцовское наследство, а также его деятельности на посту киевского воеводы содержится в письмах короля Сигизмунда Августа Радзивиллам. Новая публикация этих писем был подготовлена ККаневской в 1999 г. («Listy krôla Zygmunta Augusta do Radziwittôw»). К сожалению, эта публикация оказалась далеко не безупречной10, поэтому в необходимых случаях мы будем использовать также старое издание 1842 г. С.А.Ляховича («Listy oryginalne Zygmunta Augusta do Mikotaja Radziwitta Czarnego»), Некоторая информация содержится в переписке Я.Замойского («Archiwum Jana Zamojskiego»), в издании части переписки из архива Радзивиллов («Archiwum domu Radziwittôw»), Важные данные о деятельности Острожского в начале

10 См.: Janicki M,, Jaworski R. Nad nowa edyçja Iistôw krôla Zygmunta Augusta // Przegl^d Historyczny. T. XC, z. 3. Warszawa, 1999. - S. 347-364; Lulewicz H, Daremny trud edytora? Uwagi ita marginesie edycji korespondencji ostataego Jagiellona // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. T. XLIV. Warszawa, 2000. - S. 177-185. правления Батория содержатся в письмах постоянного информатора коронного маршалка А.Опалинского ксёндза Я.Пиотровского, опубликованной И.Польковским.

Очень богатый эпистолярный материал содержится в изученных нами материалах польских архивов. В первую очередь это относится к АЛ в АвАО, где находится лишь в ничтожной степени использованное исследователями большое собрание писем представителей рода Острожских (в первую очередь самого кн. Константина Василия) к биржанским Радзивиллам (в основном начиная с 1578 г.). В этом и ряде других фондов АвАО, а также в ВКогп.11 находится также целый ряд писем различных лиц (О.Воловича, Радзивиллов, Ходкевичей и др.), содержащих упоминания о деятельности Острожского. Обнаруженные нами в польских архивах эпистолярные материалы открывают часто совершенно неизвестные страницы деятельности кн. К.-В. Острожского, а также позволяют более адекватно рассмотреть ряд малоисследованных ранее эпизодов его биографии.

Используемые документальные, повествовательные и эпистолярные источники позволяют осветить практически все затронутые в работе вопросы. В то же время они распределяются неравномерно: абсолютное большинство источников относится к имущественным вопросам, политической и военно-административной деятельности князя. Гораздо слабее представлены для рассматриваемого в работе периода источники, относящиеся к вопросу о взаимоотношениях Острожского с православной церковью и с другими существовавшими в Речи Посполитой конфессиями. Это сказалось на удельном весе рассмотрения тех или иных вопросов в тексте диссертации.

Историография.

Общее количество работ, посвященных князю Константину Василию Острожскому, очень велико. Однако лишь незначительная часть их сохраняет в настоящее время научную ценность.

Внимание уже современников Острожского вызывала прежде всего его роль в подготовке Брестской унии, а затем борьба с ней. Именно эти вопросы освещались на посвященных князю страницах религиозно-полемических сочинений, авторы которых оценивали деятельность Острожского в зависимости от своей конфессиональной принадлежности. Высказанные противоположные точки зрения оказались во многом восприняты учеными XIX в., часто стремившимися найти в постоянно публикуемых изданиях источников подтверждения «своей» в конфессиональном отношении точки зрения. Это привело к некритичности и даже откровенной предвзятости многих трудов.

Изучение жизни и деятельности Острожского происходило, прежде всего, в контексте его участия в Брестской унии. Рассматривалась также культурно-просветительская деятельность князя.

11 Копии писем из уничтоженной позднее Библиотеки Ординации Красиньских, сделанные в конце 30-х - начале 40-х гг. XX в, С.Бодняком.

Начало многочисленным работам, посвященным Острожскому в отечественной историографии положили опубликованные в Киеве в 1840 г. статья В.О.Домбровского «Острожская старина»12 и особенно книга М.А.Максимовича 1859 г. «Письма о князьях Острожских графине А.Д.Блудовой», рассматривавшие деятельность князя именно в указанных выше аспектах. Последняя работа оказала существенное влияние на последующую литературу «православного направления», в которой практически не привлекались новые источники, а Острожский все более превращался в «даровитейшего и совершеннейшего во всех отношениях человека», как писал, например, в 1883 г. анонимный автор заметки «К портрету кн. Константина Острожского»13.

Появление подобных восхваляющих князя работ вызвало у ряда авторов стремление критически переосмыслить фигуру Острожского. Дальше всех в этом отношении пошел украинский историк П.А.Кулиш, посвятивший несколько страниц своей «Истории воссоединения Руси» рассказу о жизни «этого жалкого старика, наделавшего бессознательно очень много вреда русскому делу»14. Характерная цитата из этого труда показывает степень знакомства автора с первым периодом жизни Острожского: «Никаких доблестных дел из его молодости не записано даже и панегиристами»15. Не посчитал нужным упомянуть об Острожском в период до Люблинской унии в посвященном политической истории 4-м томе своей «Истории Украины-Руси» и крупнейший украинский историк М.С.Грушевский, Объяснение этому содержится в помещенной в 6-м томе характеристике князя в связи с его культурно-просветительской деятельностью. Так, Грушевский считает возможным говорить о «тихой и малозаметной жизни», которую Острожский вел, «несмотря на чрезвычайно значительное положение», занимаемое им, в связи с чем никакой «выдающейся политической роли кн. Острожский не играл», «несмотря на весь авторитет, неизмеримое богатство, связи и влияние»16.

Вопрос о деятельности Острожского в период до конца 70-х гг. XVI в. так и не привлек пристального внимания ни одного из российских и украинских авторов, писавших о князе. В то же время в общих трудах, посвященных предыстории и истории Брестской унии, роль Острожского изучалась все более основательно. Немало новых источников об Острожском привлек и осмыслил в соответствующем томе своей «Истории русской церкви» митр. Макарий (Булгаков), а особая заслуга в этом отношении принадлежит П.Н.Жуковичу: многие письма Острожского, уничтоженные во время II Мировой войны, известны только благодаря его серьезному и профессиональному труду «Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства

12 Точные выходные данные этой и последующих упомянутых в тексте работ указаны в списке использованной литературы.

13 К портрету кн. Константина Острожского//Киевская Старина. Ноябрь. Киев, 1883. - С. 524.

14 Кулиш П.А. История воссоединения Руси. Т. 1: От начала колонизации опустошенной татарским погромом Киево-Галицкой Руси до начала столетней казацко-шляхетской войны. Санкт-Петербург, 1874.-С. 279.

15 Там же.-С. 266.

16 Грушевський М.С. 1стор1я Украши-Руси. Т. VI: Жите економ1чне, культурне, нащональне ХГУ-Х^ вшв. Кигв, 1995. - С. 479-480. с церковной унией (до 1609 г.)», где особое внимание уделено изучению деятельности князя с середины 80-х гт. XVI в. Серьезным достижением российской историографии конца XIX - начала XX в. явилась также монография К.В.Харламповича «Западнорусские православные школы XVI и начала XVII века», значительная часть которой посвящена истории острожского училища, а в связи с этим и деятельности его основателя. Значительно менее удачной была предпринятая Н.П.Быковым попытка исследования истории рода Острожских: его опубликованная в 1915 г. работа «Князья Острожские и Волынь» не вышла за рамки предшествовавшей историографической традиции.

Говоря о польской историографии XIX - начала XX в., я не буду останавливаться на посвященных истории Брестской унии трудах авторов, представлявших униатско-католическое направление, в которых деятельность Острожского оценивалась резко отрицательно, поскольку для темы данной работы они не представляют интереса.

Нужно сказать, прежде всего, о том, что некоторые факты из жизни Острожского в период до конца 70-х гг, XVI в., связанные с Польшей и нашедшие, по этой причине, отражение на страницах польских хроник, привлекли внимание ряда неангажированных в межконфессиональную борьбу ученых. Так, вопрос о борьбе Острожского за отцовское наследство был освещен на страницах 2-го и 5-го томов «Польских Ягеллонок» А.Пшезджецкого и в книге А.Краусхара «Ольбрахт Лаский, воевода серадзский», В последней работе рассмотрены также эпизоды борьбы Острожского за тарновское наследство, которой посвящено и исследование А.Ю.Ролле (писавшего под псевдонимом Др Антоний И.) «Тарновское дело». Ряд фактов из биографии князя был освещен также на страницах книги Ст.Кардашевича, посвященной истории г. Острога. Вопрос о роли Острожского в истории Люблинской унии исследовал О.Халецкий в 1-м томе «Истории Ягеллонской унии» и особенно в специальной работе «Присоединение Подляшья, Волыни и Киевщины к Короне в 1569 году».

В межвоенный период в Польше почти одновременно были изданы два крупных труда, один из которых («Князь Константин Острожский и брестская уния 1596 г.» К.Левицкого) был посвящен непосредственно князю и продолжал православную традицию рассмотрения его деятельности17, в другом («Православная Церковь и Польская Речь Посполитая» К.Ходыницкого), не вписывавшимся ни в одну из «традиций», рассматривалась деятельность Острожского в соответствующих главах общего очерка истории церкви. Благодаря этим работам стали известны многие новые факты деятельности князя, в первую очередь его переговоров с папскими нунциями и участия в общественно-политической и религиозной борьбе в Речи Посполитой начиная с конца 70-х гг. XVI в. В то же время более ранний период вновь не привлек внимания исследователей. К.Левицкий позднее попытался восполнить этот пробел, написав очерк истории рода князей Острожских («Князья Острожские на службе Речи Посполитой»),

17 Ср. более раннюю работу этого же автора: Левицкий К. Константин Константинович князь Острожский, доблестный защитник православия и охранитель интересов православной церкви // Волынские епархиальные ведомости. 1908. № 8-13. В том же ключе выдержана книга об Острожском К.Зноско. однако первый период биографии кн. К.-В. Острожского был описан автором очень кратко и поверхностно.

В отечественной историографии XX в. работ, специально посвященных кн. К.-В.Острожскому, не появилось, хотя отдельные вопросы биографии князя, связанные с его культурно-просветительской деятельностью, а также с участием во внешне- и внутриполитической истории Речи Посполитой изучались, В 90-е гг. в ряде публикаций вновь был рассмотрен вопрос о роли князя в истории Брестской унии.

На освещение фигуры Острожского в украинской советской историографии большое влияние оказали замечания В.О.Голобуцкого, ряд наблюдений которого представляет интерес, в частности, указание на то, что Острожский «был главою украинской магнатско-княжеской, аристократической оппозиции, которая придерживалась крайне умеренных, консервативных социально-политических взглядов» и желала «расширения административной и культурно-религиозной автономии Украины в составе Польши»18. Влияние этой характеристики, а также призыва избегать «преувеличения» роли Острожского в истории культурно-национального движения на Украине ясно видны на посвященных князю в связи с деятельностью И. Федорова или основанием острожской «академии» страницах книг и статей Я,Д.Исаевича и ИЗМыцко19

После 1991 г. в украинской историографии можно отметить повышение интереса к фигуре «одного из тысяч славных сынов Украины», стремление осмыслить его «плодотворные дела и деятельность на благо родному народу и Отчизне»20 (можно назвать имена таких авторов, как О.И.Журко, И.Чопивская-Богун). К сожалению, эти работы не отличаются высоким научным уровнем; их характеризует часто панегирическое отношение к фигуре Острожского21. В то же время счастливым исключением на этом фоне явилась монография Н.Н.Яковенко, посвященная украинской шляхте. Хотя эта книга не посвящена непосредственно Острожскому, многие ее положения, позволяющие оценить место князей в тогдашнем обществе, используются в данной работе.

В польской послевоенной историографии разрабатывавшийся в XIX в. А.Краусхаром и А.Ю.Ролле вопрос об участии Острожского в борьбе за тарновское наследство привлек внимание Ю.Пирожиньского и В.Двожачека, которые ввели в научный оборот целый ряд новых источников, Пирожиньский в статье «История одного нападения. Война за тарновские имения между князем Константином Острожским и Станиславом Тарновским» рассмотрел этот вопрос на фоне внутриполитической

18 Голобуцький В.О, Актуальш питания юторп Украши доби феодалвму 1 завдання радянських 1сторик1в И Укршнський юторичний журнал. № 9. Кшв, 1973.- С. 28.

19 Названия указаны в списке использованной литературы.

30 Журко 0.1. Князь Костянтнн-Василь Острозький в кггоричнга думщ // Осягнення ¡сторй. Зб1рник наукових праць на пошану проф. М.П, Ковальського. Острог - Нью-Йорк, 1999. - С. 263.

21 Достаточно указать названия статей А.И.Журко: «Князь Константин-Василий Острожский - свеча и слава Украины» или «Князья Острожские: эпоха патриотов». Столь же незначительную научную ценность имеют и раборы об Острожском представителей эмигрантской украинской историографии -И.Власовского и И.Огиенко (митр. Иларион), истории Речи Посполитой, а Двожачек дал в своей монографии «Гетман Ян Тарновский» описание «тарновской войны» в контексте истории магнатского рода. В этой работе содержатся также ценные сведения о контактах Острожского с Я.Тарновским. Однако обоим авторам не удалось преодолеть общей для литературы об Острожском тенденции характеризовать фигуру князя (в данном случае в период 156070-х гг.), привлекая более поздние реалии его биографии22.

Значительным этапом в истории изучения жизни и деятельности Острожского явилась публикация в 1979 г. в 24-м томе «Польского биографического словаря» первой научной биографии князя, написанной Т.Хынчевской-Хеннель. Однако та часть биографии, которая посвящена деятельности Острожского в период до конца 70-х гг. XVI в., не очень удачна и содержит значительное количество фактических ошибок и неточностей, которые будут отмечены в дальнейшем. К фигуре Острожского Т.Хынчевска-Хеннель вновь обратилась в 1985 г. в своей книге, посвященной изучению национального сознания украинской шляхты и казачества. Автор попыталась доказать, что Острожский, представлявший собой для современников и потомков «идеал "правоверного, благочестивого Русина"» и бывший «достойным подражания образцом», являлся, вместе с П.Могилой и П.Конашевичем-Сагайдачным, одним из национальных героев Украины, олицетворяя собой в этом ряду «идеал православного шляхтича Русина»23. Эти построения Т.Хынчевской-Хеннель встретили в литературе справедливую и исчерпывающую критику24.

В 1997 г. была опубликована монография Т.Кемпы «Константин Василий Острожский (ок. 1524/1525-1608), киевский воевода и маршалок волынской земли». Это первое научное исследование, полностью посвященное изучению биографии Острожского. Кемпа помимо значительной части опубликованных источников привлек ряд архивных материалов (прежде всего из AGAD), им учтена бблыпая часть литературы вопроса. В то же время исследовательские интересы автора оказались сосредоточены прежде всего на участии Острожского в общественно-политической и религиозной борьбе 80-90-х гг. XVI - начала XVII в. В связи с этим поднятые в данной диссертации вопросы Кемпа рассматривает либо поверхностно, не ставя их специально, либо не рассматривает вообще. Особенно ярко это проявилось в разделе, посвященном роли Острожского в православной церкви, в котором автор идет в русле предшествовавшей литературы. Кроме того, необходимо отметить, что работа Кемпы содержит значительное число фактических ошибок и неточностей, связанных как с прямо ошибочным использованием данных источников, так и с неверной, на наш взгляд, их

22 Разрабыты ваемая ранее А. Пшезджецким тема борьбы Острожского за отцовское наследство нашла также отражение на страницах книги З.Куховича; подробно останавливаться на этой книге не имеет смысла, достаточно привести данную автором характеристику Острожского - «это психопат, мегаломан, эпилептик, подверженный приступам ярости» (Kuchowicz Z. Wizerunki niepospolitych niewiast staropolskich XVI-XVIII wieku. Lodz, 1972.-S. 185).

23 Chynczewska-Hennel T, Swiadomosc narodowa szlachty ukrairiskiej i kozaczyzny od schylku XVI do pofowy XVIJ w. Warszawa, 1985. - S. 125, 132.

24 Gawlas S., Grala H. Nie masz Rusi w Rusi: W sprawie ukrainskiej swiadomosci narodowej w XVII wieku. (Ree. na: Chynczewska-Hennel T. Swiadomosc.) // Przegl^d Historyczny. T, 77, z. 2, Warszawa, 1986. - S. 348. трактовкой. Явно недостаточным оказывается также использование автором архивных источников; автор не привлек не только данные Литовской и Волынской Метрик, но и значительные материалы польских архивов (в частности, слабо использована переписка Острожского)25. Все это серьезно снижает ценность данного исследования, особенно для рассматриваемого нами периода26.

Таким образом, несмотря на освещение ряда конкретных фактов биографии князя Константина Василия Острожского в период до конца 70-х гг. XVI в., общий вопрос о его выдвижении на роль лидера «русского народа» Речи Посполитой и связанные с этим конкретные вопросы, поставленные в данной работе, в литературе, посвященной Острожскому, раскрыты не были.

25 Следует упомянуть и о таких грубейших ошибках, как неверная атрибутация тех или иных архивных документов (см., напр., указанное автором письмо М.Радзивилла Рыжего от 11 мая 1576 г., якобы написанное кн. К,-В.Острожскому (Кетра Т. Коп^аШу ^Уаву1 ОБ^вЬ (ок. 1524/1525-1608), \vojewoda куоугеИ 1 тагегакк лепи \volynskiej. Топш, 1997. - 8. 76, рггур, 60); между тем, адресатом этого письма является Б.Стецкевич (что указано и в архивной описи), никаких упоминаний об Острожском в нем также не содержится (АСАХ), АЛ, йг. IV, 495, № 13, б. 63-64). Другие примеры подобных «неточностей» мы указываем в тексте.

25 См. также: Магюг К. Лес. па: Кетра Т. Копйап1у \VasyI Ов^кЬ. . // Ки-аг(а1тк НЫогусгпу. К СVI, г, 2. \Varszawa, 1999. - Б. 88-92; Ворончук I. Цей невловимий для юторищв князь Острозький. Рец. на: ТошаБг Кетра, Коп^аШу Wasyl ОяИт^кг. // Украшсыеий гумаштарний огляд. Вип. 2. КиТв, 1999, -С. 37-45.

Заключение диссертации по теме "Всеобщая история (соответствующего периода)", Соболев, Леонид Владимирович

Заключение.

Оставленное кн. К.И. Острожским наследство, состоявшее ич огромных материальных ресурсов, связей при дворе и в среде элиты Польского королевства и Великого княжества Литовского, а также значительного авторитета в среде православного духовенства, от рождения ставило его сына н ряды высшего слоя .литовско-русской аристократии. Особенно сильным было положение Острожских на Волыни, где они занимали официально закрепленное первенствующее положение. Однако для того, чтобы унаследованное высокое положение превратилось в реальное лидерство, кн. Константину Василию требовалось решить целый ряд проблем, связанных, в первую очередь, с родовыми земельными владениями.

Первый этап борьбы за отцовское наследство, привлекший пристальное внимание как королевского семейства, так и многих представителей польско-литовской правящей элиты, привел к разделу острожских имений между кн. К.-В. Острожским и его невесткой Беатой, причем последней удалось получить большую часть владений рода. В результате этого, в целом было установлено разделение владений между двумя ветвями княжеского рода, просуществовавшее вплоть до середины 70-х п. XVI в. Потеря большей части отцовских имений существенно ограничивапа материальные ресурсы Острожского. Подобные результаты не удовлетворили князя, стремившегося восстановить значение своего рода для начала хотя бы на Волыни, залогом чего должно было стать экономическое могущество. Поэтому в течение трех последующих десятилетий главной целью К.-В. Острожского стало стремление объединить в своих руках острожские владения.

В то же время молодой князь не мог не заинтересовать соперничавшие в борьбе за власть в государстве группировки знати, как человек, в перспективе способный стать влиятельнейшим представителем южнорусских земель Великого княжества Литовского. С этим, вероятно, было связано внимание к Острожскому со стороны Радзивиллов.

Начало возвышения Острожского в среде пока еще только волынской знати приходится на конец 40-х - начало 50-х гг. Во многом оно было облегчено всту плением князя в группировку Радзивиллов и тесными контактами с ее ¡лавой - Миколаем Радзивиллом Черным.

Начало 50-х гг. XVI в. открывает новый этап в деятельности кн. К.-В. Острожского, связанный с получением им места в великокняжеской раде, расширением и укреплением связей в среде правящей элиты как Великого княжества, так и Короны, а также с трагическими эпизодами борьбы за отцовское наследство.

Назначение 24-х летнего Острожского в 1550 г. маршал ком Волынской земли превращало его в высшее должностное лицо этого региона, однако для начала 50-х гг. нельзя еще говорить не только о высоком положении князя среди аристократии Великого княжества, но даже о его лидерстве в кругу волынских князей.

Большое значение для дальнейшей деятельности Острожского имел брак с представительницей крупнейшего польского магнатского рода Софьей Тарновской. Острожский, вступая в этот брак, рассчитывал на усиление своих позиций в дальнейшей борьбе с кн. Беатой за отцовское наследство. В то же время, если говорить о более долгосрочных последствиях брака, в будущем огромную службу Острожскому сослужило то, что он вступил в родственные связи с рядом могущественных мапопольских магнатских родов.

Успешное исполнение Острожским должностных обязанностей, все более укреплявшиеся связи с Радзивиллами и заинтересованность короля Сигизмунда Августа судьбой острожских владений, позволили князю к концу 50-х гг. несмотря на неудачную попытку насильственным путем решить вопрос об отцовских имениях, существенно укрепить свое положение и занять на Волыни одну из первых ролей.

В 50-е гг. формируются также внешнеполитические взгляды Острожского: он выступает сторонником сближения с Россией, которое должно было повлечь за собой организацию совместной войны против Крымского ханства и Османской империи.

Важным этапом на пути кн. К.-В. Острожского к лидерству среди «русского народа» южнорусских земель Великого княжества Литовского явилось назначение его в 1559 г. киевским воеводой. Князь становился главным должностным лицом всего русского юга Великого княжества, вступал в число высших сановников государства.

Объединение в руках Острожского двух важнейших на тот момент должностей южнорусских земель Великого княжества Литовского - киевского воеводы и маршалка Волынской земли - автоматически превращало князя в наиболее- влиятельное лицо на этих территориях.

В 60-е гг. XVI в. большое значение для Острожского имели военно-административные вопросы, связанные с необходимостью усиления обороны Киева в условиях войны с Россией. В то же время князь стремится упрочить свое положение на ■Волыни, что выразилось в основании им Константинова. В качестве его конкурентов в борьбе за влияние в этом регионе выступают представители соперничавшей с Радзивиллами во внутриполитической жизни Великого княжества группировки Ходкевичей.

Борьба за утверждение на первенствующих позициях в южнорусских землях в 60-е гг. привлекает основное внимание Острожского. Поэтому значительной роли во внутри- и внешнеполитической жизни Великого княжества Литовского князь в эти годы не играл, оставаясь в то же время достаточно последовательным сторонником политики Радзивиллов.

К концу 60-х гг. политическое лидерство Острожского в южнорусском регионе становится все более очевидным. Это получает свое выражение в отношении к князю польской стороны на проходившем в 1569 г. Люблинском сейме. На этом сейме Острожский выступает, прежде всего, как представитель высшей знати Великого княжества, во всем поддерживая линию его главы М. Радшвилла Рыжего, направленную на сохранение независимости и территориальной целостности государства. В то же время положение князя осложняет с одной стороны, начавшаяся с 1567 г. борьба за наследство Тарновских, с другой - конфликт с рядом литовских сановников.

Осуществленное на Люблинском сейме включение в состав Польского королевства Волыни, Брацлавщины и Киевщины оказало большое влияние на положение Острожского как государственного деятеля. Князь постепенно выходит из

2 12 сферы политического влияния Радзивиллов и превращается в самостоятельного политика.

В повышении значения Острожского во внутриполитической жизни Речи Посполитой большую роль сыграло успешное решение им вопроса о тарновском наследстве, доставившее князю самое крупное магнатское владение на территории Польши. В то же время значительной роли во внутренней жизни собственно Польского королевства кн. Константин Василий не играл. Главное его внимание было обращено на укрепление своего лидирующего положения в южнорусских землях Короны. Решающим в этом отношении моментом явилось объединение князем в 1574 г . в своих руках всех острожских владений, в результате чего Ост роже кий превратился в крупнейшего землевладельца и богатейшего магната государства.

Выражением лидирующего положения кн, К.-В. Острожского среди южнорусской знати явилось его участие в событиях первых двух бескоролевий в Речи Посполитой. В этот период Острожский выступает в южнорусских землях главным контрагентом ведущих польско-литовских политиков и иностранных дипломатов. Для современных наблюдателей князь был несомненным политическим лидером южнорусских земель, фигурой, равной по значению самым «общественным литовским магнатам - М. Радзивиллу Рыжему и Я. Ходкевичу. В то же время события, связанные с татарскими набегами на южные границы Речи Посполитой в 1575-1578 гг., демонстрируют признание со стороны «русской» шляхты ведущих позиций Острожского в регионе.

Политическое лидерство Острожского в южнорусских землях, окончательно упрочившееся к середине 70-х гг., огромные земельные владения и приносимые ими богатства, дали возможность князю обратиться к культурно-просветительским вопросам. На это повлияло не только стремление Острожского поднять значение своего рода, но и мотивы объективного характера, связанные с пониманием им низкого культурного уровня его сограждан и, прежде всею, православног о духовенства.

Особо нужно сказать об отношениях кн. К.-В.Острожского с православным духовенством. Каких-либо данных, которые позволили бы говорить об участии князя во внутренней жизни церкви в 50-е - 60-е гг., нет. Его взаимоотношения с духовенством ограничиваются фактически выполнением административных обязанностей, связанных с должностью киевского воеводы и владимирского старосты. Подобная деятельность продолжается и в первой половине 70-х гг.

В то же время с начала 70-х гг. появляются некоторые данные о пожертвованиях Острожского монастырям, расположенным в его владениях. Анашз этих данных показывает, что игумены этих монастырей начинают привлекать внимание князя к вопросу о легализации их «стародавних» прав в изменившихся после включения южнорусских земель в состав Короны условиях. Серьезные изменения в деятельности Острожского приходятся на середину 70-х гг. когда киевский воевода неудачно пытается вмешаться в вопрос о назначении Киево-Печерского архимандрита. События 1575-1576 гг. показывают, что в этот период Острожский не имел еще реальных рычагов влияния в крупнейших церковных институциях южнорусских земель. В то же

2 3* время эти события произвели на кн. Константина Василия серьезное впечатление и заставили его более внимательно присмотреться к привычным нравам духовенства.

Единственной православной епархией, в которой позиции Острожского в 70-е гг. очень сильны, была турово-пинская епископия Великого княжества Литовского. Данные о взаимоотношениях князя с турово-пинским епископом К. Герлецким позволяют говорить о том, что в отношении Острожского к внутрицерковным проблемам в середине 70-х гг. произошел серьезный сдвиг, связанный с осознанием князем своей ответственности в этой важнейшей для тогдашнего общества стороне общественной жизни. Одним из важнейших проявлений этого сдвига явилось обращение князя к работе над изданием церковнославянского текста Библии и приглашение, в связи с этим. Ивана Федорова, а также основание в Остроге училища.

В то же время говорить о какой-то особой роли, сравнимой с той. какую Острожский играл во взаимоотношениях с православным духовенством в 80-е - 90-е гг. XVI в., оснований пока нет.

Одной из важных составляющих, поддерживающих претензии Острожского на политическое и духовное лидерство, должно было стать идеологическое обоснование исключительного положения его рода среди других волынских княжеских семейств. Проведенный анализ произведений Б. Папроцкого и М. Стрыйковского показал, что в период 1578/79-1581 г. произошло формирование генеалогической легенды, возводившей князей Острожских к «королю Руси» Даниилу Романовичу 1 алицкому. Принадлежность кн. Константина Василия к роду законно коронованного правителя Галицко-Волынской Руси давала несомненную идеологическую основу для его притязаний на политическое и духовное лидерство среди «русского народа» Речи Посполитой. ггч

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Соболев, Леонид Владимирович, 2002 год

1. Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные Археографической комиссией. T. I. 1361-1598. Санкт-Петербург, 1863.

2. Бевзо O.A. Льв1вський Л1топис i Острозький л!тописець. Джерелознавче дослщження. Вид. друге. Кшв, 1971.

3. Волинсьы грамоти XVI в. / Упор. В.Б.Задорожний, А.М.Матв1енко, Ктв, 1995,

4. Востоков А.Х. Описание русских и словенских рукописей Румянцовского музеума. Санкт-Петербург, 1842.

5. Временник Общества Истории и Древностей Российских. Кн. 10. Москва, 1851.

6. Голубев С Т. Материалы для истории Западно-Русской Церкви. Вып.1. Киев, 1891. (=Чтения в Историческом Обществе Нестора летописца. Кн. 5).

7. Дневник Люблинского сейма 1569 года. Соединение Великого княжества Литовского с Королевством Польским / Изд. М.О.Коялович. Санкт-Петербург, 1869.

8. Описание документов Архива западнорусских униатских митрополитов. T. I. 1470-1700. Санкт-Петербург, 1897.

9. Документы Московского Архива министерства юстиции. Т.1 / Изд. М.Довнар-Запольский. Москва, 1897.

10. Дневник новгородского подсудка Федора Евлашевского (1564-1604 гг.) // Киевская старина, 1886. T. XIV.27.28. Жизнь князя Андрея Михайловича Курбского в Литве и на Волыни / Ред. Н.Иванишев. Киев. Тт. 1, 2, 1849.

11. Запов1т княжни Галыики Острозько!' 1579 р., березня 16 /Гйдг. Л.Демченко // Острозька давнина. Досшдження i матер1али. Т, 1. Львiв, 1995.

12. Исторические связи народов СССР и Румынии в XV начале XVIII в. Документы и материалы в трех томах. Т.1. 1408-1632. Москва, 1965.

13. Кременецький земський суд: Описи актових книг XVI-XVII ст. Вип,1; Кн. № 1-11 (1568-1598 pp.) / Упор. Л.А.Попова. Кшв, 1959.

14. Левицкий Д. Извлечения из документов, относящихся ко времени епископов Владимиро-Волынских Иоанна Борзобогатого и Феодосия Лазовского (1563-1565) // Волынские епархиальные ведомости. 1872. № 6, 7,

15. Линниченко И.А. Архивы в Галиции. Киев, 1888.

16. Литовская метрика. Отд. 2, часть 3. Юрьев, 1914. (=Русская Историческая Библиотека. Т. 30).

17. Литовская метрика. Отд. 1, часть 3: Книги Публичных Дел. Переписи войска Литовского 1528, 1565, 1567 гг. Петроград, 1915. (=Русская Историческая Библиотека. Т.33..

18. Малиновский И.А. Сборник материалов, относящихся к истории панов-рады Великого Княжества Литовского. Томск, 1901.

19. Памятники полемической литературы в Западной Руси, Кн. 1. Санкт-Петербург, 1878. (=Русская Историческая Библиотека. Т. 4).

20. Памятники полемической литературы в Западной Руси. Кн. 3. Санкт-Петербург, 1903. (=Русская Историческая Библиотека. Т. 19).

21. Разрядная книга 1475-1605 гг. T. II, ч. 1. Москва, 1981.

22. Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. Киев, 1874.

23. Сочинения князя Курбского. Т. 1. Сочинения оригинальные. Санкт-Петербург, 1914. (=Русская Историческая Библиотека. Т. 31).

24. Akta historyczne do panowania Stefana Batorego, króla polskiego, od 3 marca 1578 do 18 kwietnia 1579 r. / Wyd. J.Janicki. Warszawa, 1881. (=Biblioteka Ordynacyi Krasinskich. Muzeum Konstantego Swidziñskiego. T. 5-6).

25. Akta Metryki Koronnej со wazniejsze z czasów Stefana Batorego. 1576-1586 / Wyd. APawiñski. Warszawa, 1882. (=Zródla dziejowe. T. XI).

26. Akta podkanclerskie Franciszka Krasiñskiego. 1569-1573. Cz. Ill (zawieraj^ca dokumenta od dnia 1 Maja 1571 rokudo22Maja 1573 roku)/Wyd. Wl.Krasmski. Warszawa, 1871. (=Biblioteka Ordynacyi Krasinskich. Rok 1871. A. T. 4).

27. Akta sejmikowe wojewódstwa krakowskiego. Т. I. 1572-1620 / Wyd. S.Kutrzeba. Kraków, 1932.

28. Akta unji Polski z Litw^/ Wyd. S.Kutrzeba Í W.Semkowicz. Krakow, 1932.

29. Andreas Dudithius Epistulae. Ed. cur. L.Szczucki et T.Szepessy. P. IV. 1575 / Ed. C.Kotoñska, comm. instr. H.Kowalska. Budapest, 1998.

30. Archiwum Jana Zamojskiego, kanclerza i hetmana wielkiego koronnego. Т. I. 1553-1579 / Wyd. W.Sobieski. Warszawa, 1904.

31. Bielski J. Kronika Marcina Bielskiego, T.II (Ksiçga IV, V) / Wyd. KJ.Turowski. Sanok, 1856.

32. Dyaryusze sejmów koronnych 1548, 1553 i 1570 r. / Wyd. J.Szujski. Kraków, 1872. (=Scriptores Rerum Polonicarum. T. I).

33. Elementa ad Fontium Editiones. T. XI. Documenta Polonika ex Archivo Generali Hispaniae in Simancas. II pars/Ed. V.Meisztowicz., Romae, 1964,

34. Elementa ad Fontium Editiones. T. XII. Documenta Polonica ex Archivo Generali Hispaniae in Simancas. III pars/Ed. V.Meisztowicz. Romae, 1964.

35. Elementa ad Fontîum Editiones. T. XXIX. Res Polonicae ex Archivo regni Daniae. V pars / Ed. C.Lanckoronska et. G. Steen Jensen. Romae, 1972.

36. Elementa ad Fontium Editiones. T. XXXVIII. Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta. VIII pars. HB A, B2, 1548-49/Ed. C.Lanckoronska. Romae, 1976.

37. Elementa ad Fontium Editiones. T. XLI. Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta. XI pars. HB A, B2, 1560-66 / Ed. C.Lanckoronska. Romae, 1977.

38. Elementa ad Fontium Editiones. T. XLII. Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta. XII pars. HBA, B2, 1567-72 / Ed. C.Lanckoronska. Romae, 1977.

39. Elementa ad Fontium Editiones. T. XLIV. Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta. XIV pars. HBA, B 2b, 1546-67 / Ed. C.Lanckoronska. Romae, 1978.

40. Elementa ad Fontium Editiones. T, XLV, Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta. XVpars. HBA, B3, 1525-72/Ed. C.Lanckoronska. Romae, 1977,

41. Elementa ad Fontium Editiones. T. L. Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta, XX pars. HBA, B4, 1549-68 / Ed. C.Lanckoronska, Romae, 1980.

42. Elementa ad Fontium Editiones. T.LXXIII, Documenta ex Archivo Regiomontano ad Poloniam spectanta. XXXVIII pars. Ostpr. Fol., vol. 46, 57, HBA, B, K. 1185, a. 1563-1564 / Ed. C.Lanckoronska. Romae, 1989.

43. Fastnacht A. Katalog dokumentów Biblioteki ZakJa/ Ed. C.Lanckoronska.du Narodowego im. Ossoliñskich. Cz. I: Dokumenty z lat 1507-1700. Wroclaw, 1953.

44. Fredro J.M. Dzieje narodu polskiego pod Henrykiem Walezyuszem królem polskim a potem francuzkim/Przel. ztac. W.Syrokomla. Petersburg-Mohylow, 1855.

45. Górnicki L. Dzieje w koronie polskiej za Zygmunta I y Zygmunta Augusta az do smierci jego / Oprac. H.Barycz. Wroclaw, 1950,

46. Gvagnini A. Sarmatiae europeae descriptio. Spirae, 1581.

47. Gwagnin A. Z kroniki Sarmacyi Europskiej, opisanie Polski, w. ks. litewskiego, ziemie Ruskiej, ziemie Pruskiej, ziemie Intflantskiej, ziemie Zmudzkiej / Wyd. KJ.Turowski. Krakow, 1860.

48. Heidenstein R . Rajnolda Heidensteina, sekretarza królewskiego, Dzieje Polski od smierci Zygmunta Augusta do roku 1594 ksi^g XII. T. I / Przetí. i wyd. M.Gliszczynski. Petersburg, 1857.

49. Hosius S. Stanislai Hosii. Epistolae tum etiam eius orationes legationes. T. II. 1551-1558 / Ed. cur. F.Hipler et V.Zakrzewski. Cracoviae, 1886. (=Acta Histórica Res Gestas Poloniae illustrantia ab anno 1507 ad annum 1795. T, IX).

50. Hurmuzaki E. Documente privitóare la Istoria Românilor. Supl. I, v. I. 1518-1780. Bucuresci, 1886.

51. Ioannis Dlugossii Annales seu chronicae incliti Regni Poloniae. Liber 3-4. Varsoviae, 1970.

52. Katalog dokumentów tureckich. Documenty do dziejów Polski í krajów osciennych w latach 1455-1672 / Oprac. Z.Abrachamowicz. Warszawa, 1959. (=Katalog rçkopisôw orientalnych ze zbiorów polskich. T. I, cz. 1).

53. Krasinski J. Polska czyli Opisanie topograficzno-polîtyczne Polski w wieku XVI oraz materyaly do panowania Henryka Walezyusza, Warszawa, 1852.

54. Kronika z czasów króla Stefana Batorego 1575-1582 / Wyd. H.Barycz. Kraków, 1939, (=Archiwum Komisji Historycznej. Ser. 2. T. 3).

55. Ksiçga ekspedycji kancelarii nadworaej 1559-1572 / Oprac. I.Kaniewska. Krakow, 1997,

56. Lietuvos Metrika. KnygaNr. 51 (1566-1574). Vilnius, 2000.

57. Listy króla Zygmunta Augusta do Radziwittów / Oprac. I.Kaniewska. Krakow, 1999.

58. Listy oryginalne Zygmunta Augusta do Mikolaja Radziwilla Czarnego, wojewody wilenskiego, marszatka i kanclerza W.X.Litewskiego . i innych osób / Wyd. StA.Lachowicz. Wilno, 1842.

59. Litterae nuntiorum apostolicarum historiam Ucrainae illustrantes (1550-1850). Vol. 1. 15501593 / Ed. A.Welykyj. Romae, 1959.

60. Materialy do dziejów pismiennictwa polskiego i biografíi písarzów polskich. T. II / Wyd. T.Wierzbowski. Warszawa, 1890.

61. Matricularum Regni Poloniae Summaria. P. VI. Henrici Valesii regís témpora complectens 1573 1574 / Cont. M.Wozniakowa. Varsoviae, 1999.

62. Paprocki B. Herby rycerstwa polskiego na piçcioro ksi^g rozdzielone / Wyd. KJ.Turowski. Krakow, 1858.

63. Pisma polityczne z czasów pierwszego bezkrólewia / Wyd. J.Czubek. Krakow, 1906.

64. Pocz^tki panowania w Polsce Stefana Batorego 1575-1577 / Wyd. A.Pawiñski. Warszawa, 1877. (=Zródía dziejowe. T. IV).

65. Polska XVI wieku pod wzglçdem geograficzno-statystycznym, T. П1. Malopolska / Wyd. A.Pawiñski. Warszawa, 1886. (=Zródla dziejowe. T. XIV).

66. Polska XVI wieku pod wzglçdem geograficzno-statystycznym. T. VII. Cz. П. Ziemie Ruskie, RusCzerwona/Wyd. AJablonowskt. Warszawa, 1903. (=Zródla dziejowe. T. XVIII, cz. II).

67. Polska XVI wieku pod wzglçdem geograficzno-statystycznym. T. XI, Ziemie Ruskie. Ukrajna (Kijów Bractaw). Dz. III / Wyd. AJablonowski. Warszawa, 1897. (=Zródta dziejowe. T. XXII).

68. Ponçtowski J. KrótJd rzeczy polskich sejmowych pamiçci godnych komentarz / Wyd. K J.Turowski. Krakow, 1858.

69. Relacye nuncyuszów apostolskich i innych osób о Polsce od roku 1548 do 1690. T. 1 / Wyd. E.Rykaszewski. Berlin-Poznañ, 1864.

70. Rewizya zamków ziemi Wolyñskiej w polowie XVI wieku / Wyd. AJablonowski. Warszawa, 1877. (=Zród!a dziejowe. T. VI).

71. Sienkiewicz K, Skarbiec historii polskiej. T. 2. Paryz, 1840.

72. J.Radziszewska. Warszawa, 1978.

73. Suentoslai Orzelski Interregni Poloniae libros 1572-1576 / Ed. E.Kuntze. Cracoviae, 1917.

74. Scriptores Rerum Polonicarum. Т. XXII).1. Исследования.

75. Абрамович Д.И. К литературной деятельности мниха камянчанина Исаии // Памятники древней письменности и искусства. Т. 181, Санкт-Петербург, 1913.

76. Алексеев A.A., Лихачева О.П. Супрасльский сборник 1507 г. // Материалы и сообщения по фондам отдела рукописной и редкой книги Библиотеки Академии Наук СССР. Ленинград, 1978.

77. Баранович А.И. Новый город Западной Украины XVI в. (Основание Староконстантинова) // Ученые записки Института Славяноведения, т. 3. 1953.

78. Барановский С. Село Колодно Кременецкого уезда, как памятник судеб Волыни при короле польском Сигизмунде 1-м // Волынские епархиальные ведомости. Часть неофициальная. № 15. 1873,

79. Баумгартен H.A. Вторая галицкая династия // Известия Русского генеалогического общества. Т. 9. 1909.

80. Быков Н.П. Князья Острожские и Волынь, Петроград, 1915.

81. Вержбовский Ф.Ф. Две кандидатуры на польский престол, Вильгельма из Розенберга и эрцгерцога Фердинанда (1574-1575), По неизданным источникам. Варшава, 1889.

82. Викторовский П.Г. Западно-русские дворянские фамилии, отпавшие от православия в конце XVI и в XVII в. Вып. 1. Киев, 1912.

83. Власовський I. Князь К.К.Острозький знамештий патрон Í оборонець православ'я в icTopi'i украхнського народу. Нью-Йорк, 1958.

84. Власьев Г.А. Князья Острожские и Друцкие // Известия Русского генеалогического общества. Вып. IV. Санкт-Петербург, 1911.

85. Власьев Г.А. Происхождение князей Острожских // Записки императорского генеалогического общества. Т. 2. 1906.

86. Войтович Л. Родина княз!в Острозьких // Записки Наукового товариства Ím. Шевченка. Т. CCXXXI. Льв1в, 1996.

87. Войтович Л. Удшьш княз1вства Рюрикович1в i Гедемшович1в у XII-XVI ст. Льв1в, 1996.

88. Ворончук I. Цей невловимий для юториыв князь Острозький. Рец. на: Tomasz Kempa, Konstanty Wasyl Ostrogski (ok. 1524/1525-1608) wojewoda kijowski i marszalek ziemi wolynskiej. Toruñ, 1997 // Украшський гумаштарний огляд. Вип. 2. Кшв, 1999.

89. Голобуцький В.О. Актуальш питания icropii Украши доби феодал13му i завдання радянських icTopiiKÍB // Украшський юторичний журнал. 1973. № 9.2 40

90. Голубев С.Т. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники (Опыт исторического исследования). Т. 1. Киев, 1883.

91. Граля И. Иван Михайлов Висковатый. Карьера государственного деятеля в России XVI в. Москва, 1994.

92. Грушевский А С. Пинское Полесье Х1У-ХУ1 вв. Исторические очерки. Киев, 1903.

93. Грушевський М.С, 1стор1я Украши-Руси, Т. IV: Х^-ХУ1 в!ки в1 дно сини полггичш. Кшв, 1993.

94. Грушевський М.С. 1стор1я Украши-Руси. Т. VI: Жите економ1чне, культур не, нацюнальне XIV-XVII вшв. Кш'в, 1995,

95. Грушевський М.С. 1стор1я Укра1ни-Руси. Т. VII: Козацьки часи до року 1625. Кшв, 1995.

96. Гудзяк Б. Криза 1 реформа. Кшвська митрополия, Царгородський патр1архат I генеза Берестейсько! унп. Льв1в, 2000.

97. Дмитриев М.В. Православие и реформация. Реформационные движения в восточнославянских землях Речи Посполитой во второй половине XVI в. Москва, 1990.

98. Довнар-Запольский М.В. Украинские староства в первой половине XVI в. // АЮ-ЗР. Ч. 8, т. 5, Киев, 1907.

99. Домбровский В.О. Острожская старина//Киевлянин. Кн. 1.Киев, 1840.

100. Жукович П.Н. Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церковной унией (до 1609 г.). Санкт-Петербург, 1901.

101. Журко 0.1. Княз1 Острозыа Украша: епоха патрю-пв // Остропана в Украхн» 1 Сврош. Матер1али М1жнародного наукового симпоз1уму, Старокостянтишв, 2001.

102. Журко 0.1. Князь Костянтин-Василь Осгрозький св1ча I слава Украши // Старокостянтишв 1 край в простора часу. Матер1али Всеукрашсько! науково! юторико-краезнавчо! конференци. Хмельницький, 1997.

103. Журко О.1. Князь Костянтин-Василь Осгрозький в ¡сторичнш думц1 // Осягнення ¡стор'н. Зб1рник наукових праць на пошану проф. М.П.Ковальського. Острог Нью-Йорк, 1999.

104. Иннокентий (Павлов), игум. Славянская традиция Священного Писания и Острожская Библия// Острожская Библия: Сб. статей. Москва, 1990.34.1саевич Я.Д. Першодрукар 1ван Федоров I виникнення друкарства на Укра1ш. Льв1в, 1975.

105. Исаевич Я.Д. История издания Острожской Библии // Острожская Библия: Сб. статей. Москва, 1990.

106. Исаевич Я.Д. Новый документ об Иване Федорове // Федоровские чтения. 1978. Москва, 1981.

107. Исаевич Я.Д. Острожская Библия как памятник межславянских культурных связей // Федоровские чтения. 1981. Москва, 1985.

108. К портрету кн. Константина Острожского // Киевская Старина, 1883, ноябрь.

109. Каган М.Д. Исайя Каменчанин // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып, 2 (вторая половина XIV XVIb.),4. 1. А - К. Ленинград, 1988,

110. Калугин В.В. Андрей Курбский и Иван Грозный. (Теоретические взгляды и литературная техника древнерусского писателя). Москва, 1998.

111. Каро Я, Беата и Галынка. Исторический рассказ из польско-русской жизни XVI в. (пер, с нем. изд. 1883 г.) // Киевская старина. Т. XXVIII, март. Киев, 1890.

112. Ключевский В.О. Сочинения: в 8 тт. Т. 3: Курс русской истории, ч. 3. Москва, 1957,

113. Ковальский Н.П. Акт 1603 года раздела владений князей Острожских как исторический источник // Вопросы отечественной историографии и источниковедения. Вып. 2. Днепропетровск, 1975.

114. Ковальский Н.П. Источники по истории Украины XVI первой половины XVII в.: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва, 1984.

115. Ковальский Н.П. Острог как политико-административный, экономический и культурный центр XVI в. // Федоровские чтения. 1981. Москва, 1985.

116. Ковальский Н.П., Атаманенко В.Б. Новые сведения о пребывания Ивана Федорова в Дермани // Исследования по археографии и источниковедению отечественной истории XVI XX вв. Днепропетровск, 1990.

117. Колосова В.П. Идеологические предпосылки деятельности острожского кружка (Герасим Смотрицкий как редактор-полемист) // Федоровские чтения. 1981. Москва, 1985.

118. Колосова В.П. «Слово на еретики» Козмы Пресвитера и предисловия к Острожской Библии Ивана Федорова // Федоровские чтения. 1983. Великий русский просветитель Иван Федоров. Москва, 1987.

119. Коялович М.О. Литовская церковная уния. Т, 1. Санкт-Петербург, 1859.

120. Кром М.М. Меж Русью и Литвой. Западнорусские земли в системе русско-литовских отношений конца XV первой трети XVI в. Москва, 1995.

121. Кулаковський П. Руська (Волинська) метрика: назва, склад, характер // Вюник Дшпропетровського ушверситету: ¡сторк та археолопя. Вип. 1. Дншропетровьск, 1996.

122. Кулиш П.А. История воссоединения Руси. Т. 1: От начала колонизации опустошенной татарским погромом Киево-Галицкой Руси до начала столетней казацко-шляхетской войны. Санкт-Петербург, 1874.

123. Лаппо И.И. Великое княжество Литовское во второй половине XVI столетия. Литовско-русский повет и его сеймик. Юрьев, 1911.

124. Лаппо И.И. Великое княжество Литовское за время от заключения Люблинской унии до смерти Стефана Батория. Т. I, Санкт-Петербург, 1901,

125. Левицкий К. Константин Константинович князь Острожский, доблестный защитник православия и охранитель интересов православной церкви // Волынские епархиальные ведомости. 1908. № 8-13.

126. Левицький О. Внутрниш стан Захщнорусько1 Церкви в Польско-литовсько! держав» в кгнцю XVI ст. та Уния // Руська Исторична Б1блютека. Т. 8. Льв1в, 1900.

127. Лемерсье-Келькеже Ш. Литовский кондотьр XVI в. князь Дмитрий Вишневецкий и образование Запорожской Сечи по данным оттоманских архивов И Франко-русские экономические связи. Москва; Париж, 1970.

128. Любавский М.К. К вопросу об ограничении политических прав православных князей, панов и шляхты в Великом княжестве Литовском до Люблинской унии // Сборник статей, посвященных В. О. Ключевскому. Москва, 1909.

129. Любавский М.К. Литовско-Русский сейм. Опыт по истории учреждения в связи с внутренним строем и внешней жизнью государства. Москва, 1900.

130. Любавский М.К. Очерк истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно. Москва, 1915.

131. Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Книга пятая: Период разделения Русской Церкви на две митрополии. История Западнорусской, или Литовской митрополии (1458-1596). Москва, 1996.

132. Максимейко Н.А. Сеймы Литовско-Русского государства до Люблинской унии 1569 г. Харьков, 1903.

133. Максимович М.А. Письма о князьях Острожских графине А.Д. Блудовой. Киев, 1866.

134. Максимович М.А, Собрание сочинений. Т. 2. Киев, 1877.

135. Малышевский И И. Новые данные для биографии Ивана Федорова, русского первопечатника // Чтения в Историческом обществе Нестора-летописца, кн. 7. Киев, 1894.

136. Мацюк О.Я. К вопросу о переезде Ивана Федорова на Украину в 1566 г, // Федоровские чтения. 1983. Великий русский просветитель Иван Федоров. Москва, 1987.

137. Мицик Ю. Острозький лттописець // Острозька давнина. Дослщження i матер1али. Т. 1. Льв1в, 1995.

138. Мицько 1.3. Острозька слов'яно-греко-латинська академи. Кшв, 1990.

139. Мохов Н.А. Боевое содружество украинских казаков и молдаван в 70-80-х гг. XVI в. и деятельность Ивана Подковы // Ученые записки Института истории, языка и литературы Молдавского филиала АН СССР (сер. ист,). Т. VI. Кишинев, 1957,

140. Мыцко И.З. Дерманский культурно-просветительный центр и его участие в идеологической борьбе на Украине (70-е гг. XVI в. 30-е гг. XVII в.) // Федоровские чтения. 1978. Москва, 1981.

141. Мыцко И.З. Культурно-исторические предпосылки возникновения книгопечатания на Украине // Федоровские чтения. 1983. Великий русский просветитель Иван Федоров. Москва, 1987.

142. Мыцко И.З. Новые документы о пребывании Ивана Федорова на Волыни // Белорусский просветитель Франциск Скорина и начало книгопечатания в Белоруссии и Литве. Москва, 1979.

143. Мыцко И.З. Украинский писатель-полемист Василий Суражский сподвижник Ивана Федорова// Федоровские чтения. 1979. Москва, 1982.

144. Немировский Е.Л. Иван Федоров (около 1510-1583). Москва, 1985.

145. Немировский Е Л. Иван Федоров в Белоруссии. Москва, 1979,

146. Немировский Е.Л. Начало книгопечатания на Украине. Иван Федоров. Москва, 1974.

147. Немировский Е.Л. Острожские издания Ивана Федорова выдающиеся памятники восточнославянской культуры//Федоровские чтения. 1981. Москва, 1985.

148. Шмчук В.В. Визначна пам'ятка вггчизняного друкарства // Буквар 1вана Федорова. Кшв, 1975.

149. Отамановський В.Д. Вшниця в XIV-XVII столптях; 1сгоричне досл1дження, Вшниця, 1993.

150. Перлштейн А. Описание города Острога // Чтения Общества Истории и Древностей Российских, 1847, Кн. 4 (материалы иностранные),

151. ПероговскиЙ В.И. Бывшие православные монастыри в г. Дубне // Волынские епархиальные ведомости, 1880. № 28-29, 34,

152. Полпцук В. Князь Богуш Корецький землевласник i урядник (1510-1576) // Кшвська Старовина. № 3. Кшв, 2001.

153. Рогов А.И, Русско-польские культурные связи в эпоху Возрождения. (Стрыйковский и его «Хроника»), Москва, 1966.

154. Русина О.В. Украша пщ татарами i Литвою. Кшв, 1998.

155. Скрынников Р.Г. Переписка Грозного и Курбского. Парадоксы Эдварда Кинана. Ленинград, 1973.

156. Соболев Л. Борьба за наследство кн. К.И.Острожского в 40-е гг. XVI века // Остропана в Укра1ш i Сврош. Матер1али М1жнародного наукового симпоз1уму. Старокостянтингв, 2001.

157. Соболев Л.В, Генеалогическая легенда рода князей Острожских // Славяноведение, № 2. 2001.

158. Стороженко A.B. Стефан Баторий и днепровские козаки. Исследования, памятники, документы и заметки. Киев, 1904.

159. Теодорович Н.И. Город Владимир Волынской губернии в связи с историей Волынской иерархии. Исторический очерк. Почаев, 1893.

160. Теодорович Н.И. Город Староконстантинов Волынской губернии, основанный в 1561 г. князем Константином Константиновичем Острожским. Исторический очерк. Почаев, 1894.

161. Теодорович Н.И. Историко-статистическое описание церквей и приходов Волынской епархии. Т. 2: Уезды Ровенский, Острожский и Дубенский, Почаев, 1889.

162. Трачевский A.C. Польское бескоролевье по прекращении династии Ягеллонов. Москва, 1869.

163. УлащикН.Н. Введение в изучение белорусско-литовского летописания. Москва, 1985.

164. Ульяновський В. Вщоме i невщоме з бюграфп та даяльноси князя КТ.Острозького // Острозька давнина. Дослщження i матер1али. Т. 1. Льв1в, 1995.

165. Филюшкин А.И Личность в зоне контактов средневековых культур (Князь А.М.Курбский в литовской эмиграции) // Восточная Европа в древности и средневековье. Контакты, зоны контактов и контактные зоны. Москва, 1999.

166. Флоря Б.Н. Положение православной и католической церквей в Речи Посполитой. Развитие национально-конфессионального сознания западнорусского православного общества во второй половине XVI в. // Там же.

167. Флоря Б.Н. Проект антитурецкой коалиции в русской внешней политике 70-х гг. XVI в. // Социально-экономическая и политическая история Юго-Восточной Европы (до середины XIX в.), Кишинев, 1980.

168. Флоря Б.Н. Проект антитурецкой коалиции середины XVI в. // Россия, Польша и Причерноморье в XV-XVIII вв. Москва, 1979.

169. Флоря Б.Н. Россия и походы запорожцев в Молдавию в 70-х годах XVI века // Карпато-дунайские земли в средние века. Кишинев, 1975.

170. Флоря Б.Н. Русско-польские отношения и политическое развитие Восточной Европы во второй половине XVI начале XVII в. Москва, 1978.

171. Фрис В.Я. Собрание рукописей Музея Ивана Федорова во Львове // Федоровские чтения. 1981. Москва, 1985.

172. Харлампович К.В. Западнорусские православные школы XVI и начала XVII века, отношение их к инославным, религиозное обучение в них и заслуги их в деле защиты православной веры и церкви. Казань, 1898.

173. Хорошкевич А,Л. Литовская метрика, состав и пути формирования // Исследования по истории Литовской метрики: Сб. научных трудов. Москва, 1989.

174. Чопивська-Богун I. Княз1 Острозьы велич i занепад роду // Велика Волинь. Т. 15. Житомир, 1994.

175. Юзефович Л.А. Миссия Исайи (1561 г.) и Остафий Волович // Советское славяноведение, 1975, № 2.

176. Яковенко Н.М. Украшська шляхта з шнця XIV до сер. XVII ст. (Волинь i Центральна Украша). Кшв, 1993.

177. Ярушевич А. Ревнитель православия князь Константин Иванович Острожский (1461-1530) и православная Литовская Русь в его время. Смоленск, 1897.

178. Bardach J. Krewo i Lublin. Z problemów unii polsko-litewskiej // Idem. Studia z ustroju i prawa Wielkiego Ksiçstwa Litewskiego XIV-XVI w. Warszawa, 1970.

179. Bartoszewicz J. Ostrogscy // Encyklopedia Powszechna Samuela Orgeíbranda. T. 20, Warszawa, 1865,

180. Baumgarten N. Haiich et Ostrog // Orientalia Christiana Periodica. V. 3. Roma, 1937.

181. Bogucka M. Bona Sforca. Warszawa, 1989.

182. Boras Z. Ksi^zçta Piastowscy Sl^ska. Katowice, 1982.

183. Bues A. Stosunki Habsburgów z Polska. i ich starania o polski tron w latach 1572-1573 // Kwartalnik Historyczny. R. CII, 2. Warszawa, 1995.

184. Chodynicki K. Kosciót prawoslawny a Rzeczpospolita Polska 1370-1632. Warszawa, 1934.

185. Chynczewska-Hennel T. Ostrogski Konstanty Wasyl // Polski Slownik Biograficzny. T. 24, Wroclaw, 1979.

186. Chynczewska-Hennel T. Swiadomosc narodowa szlachty ukraiñskiej i kozaczyzny od schylku XVI do poíowy XVII w. Warszawa, 1985.

187. Cynarski S. Zygmunt August. Wyd. 2. Wroclaw, 1988.

188. Dembinska A. Wpiywy kultury polskiej na Wolyn w XVI wieku (w lonie warstwy szlacheckiej) Poznan, 1933. (=Poznañskie Towarzystwo Przyjaciól Nauk. Prace Komisji Historycznej. T. VII).

189. Dembinska A. Zygmunt I. Zarys dziejów wewnçtrzno-politycznych w latach 1540-1548. Poznan, 1948. (=PoznaáskÍe Towarzystwo Przyjaciól Nauk. Prace Komisji Historycznej. T. XIV, z. 3).

190. Dobrowolska W. Mlodosc Jerzego i Krzysztofa Zbaraskich (Z wstçpem o rodzie Zbaraskich i zyciorysem Janusza Zbaraskiego wojewody braclawskiego). Przemysl, 1926.

191. Dopierala K. Stosunki dyplomatyczne Polski z Turcj% za Stefana Batorego. Warszawa, 1986

192. Dubas-Urwanowicz E, Korespondencja oficjalna i prywatna w kontaktach miçdzy Rzecz^pospolit^ a Cesarstwem. Polonica w Haus-, Hof-, und Staatsarchiv w Wiedniu z lat 1562-1588 // PrzegM Historyczny. T. LXXXIII, z. 3. Warszawa, 1992.

193. Dubas-Urwanowicz E. Polskíe opinie o Henryku Walezym. Oczekiwania a rzeczywistosc // Przegl^d Historyczny. T. LXXXI, z. 1-2. Warszawa, 1990.

194. Dworzaczek W. Górka Lukasz // Polski Slownik Biograficzny. T. 8. Wroclaw, 1959-1960.

195. Dworzaczek W. Hetmán Jan Tarnowski. Z dziejów moznowladztwa malopolskiego. Warszawa, 1985.

196. Dworzaczek Wl, Paprocki Bartolomiej (Bartosz) // Polski Slownik Biograficzny. T. 25. -Wroclaw, 1980.

197. Dziubiñski A. Polsko-litewskie napady na tureckie pogranicze czarnomorskie w epoce dwu ostatnich Jagiellonów // Kwartalnik Historyczny. Rocznik CIII, 3. Warszawa, 1996.

198. FerencM. Dwór Zygmunta Augusta. Organizacja Í ludzie. Krakow, 1998.

199. Floria B. Magnateria lítewska a Rosja w czasie drugiego bezkrólewía // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. T. XXII. Warszawa, 1977.

200. Floria B, Wschodnía polityka magnatów litewskich w okresie pierwszego bezkrólewía // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. T. XX. Warszawa, 1975.

201. Gawlas S., Grala H. Nie masz Rusi w Rusi: W sprawie ukraiñskiej swíadomoscí narodowej w XVII wieku. (Ree. na: Chynczewska-Hennel T. Swíadomosó.) // Przegl^d Historyczny. T. 77, z. 2. Warszawa, 1986,

202. G^barowicz M. Iwan Fedorow i jego dzialalnosc w latach 1569-1583 na tle epoki. Cz. II. Opiekunowie i wspólpracownicy // Roczniki Biblioteczne. R. XIII, z. 3-4, Wroclaw-Warszawa, 1969.

203. Golebiowski E. Zygmunt August. Zywot ostatniego z Jagiellonów. Warszawa, 1962,

204. G^siorowski A. Itineraria dwu ostatnich Jagiellonów // Studia Historyczne. R. XVI, 1973, z. 2.

205. Grala H. Rutheni vs. Moschi: elita ruska Wielkiego Ksi^stwa Litewskiego wobec wojen Moskiewskich w XVI w. // Harn Pa^aboa. Kh. 8. rpoaha-bejiactok, 1999 (2000).

206. Gruszecki S. Walka o wladz§ w Rzeczypospolitej Polskiej po wygasni^ciu dynastü Jagiellonów (1572-1573), Warszawa, 1969.

207. Gruszecki S. Zmowa w podwarszawskiem lesie w 1572 roku // Rocznik Warszawski. T. VI. Warszawa, 1967.

208. Grzybowski S. Henryk Walezy, Wroctaw, 1985.

209. Halecki O. Dzieje Unii Jagielloñskiej. T. 2. Krakow, 1920.

210. Halecki O. Ostatnie lata SwidrigieHy i sprawa wdyñska za Kazimierza Jagiellonczyka. Krakow, 1915.

211. Halecki O. Przyt^czenie Podlasia, Wdynia i Kijowszczyzny do Korony w roku 1569. Krakow, 1915.

212. Herbst S. Wojna gdanska ii Herbst S. Potrzeba historii czyli O polskim stylu zyeia. Wybór pism. 2. Warszawa, 1978.

213. JaWonowski A. Pisma. T. 4: Wolyñ, Podole, Rus Czerwona. Warszawa, 1911.

214. Janicki M., Jaworski R. Nad nowq. edycj^ listów króla Zygmunta Augusta // Przegl^d Historyczny. T. XC, z. 3. Warszawa, 1999.

215. Jarosz W. „Legenda Batoryanska" Krytyczny szkic z dziejów Zaporoza // Kwartalnik Historyczny. R. XVII, 1903.

216. Jasnowski J. Mikoíaj Czarny Radzhvill (1515-1565). Kanclerz i marszalek Wielkiego Ksi?stwa Litewskiego, wojewoda wileñski. Warszawa, 1939. (=Rozprawy Historyczne Towarzystwa Naukowego Warszawskiego. T. 22).

217. Kamieniecki W. Zjazd j^drzejowski w 1576 r. // Studya historyczne wydane ku ezei prof. Wincentego Zakrzewskiego. Krakow, 1908,

218. Kamieñski A, Kariera rodu Siemaszków w XV XVII wieku // Lituano-Slavica Posnaniensia. Studia Histórica, III. Poznañ, 1989.1. Hl

219. Kaniewska I. Sanguszko (Sanguszkowicz) Hrehory // Polski Stownik Biograficzny. T. 34. Wroclaw, 1993,

220. Kardaszewicz S. Dzieje dawniejsze miasta Ostroga. Materiaty do historii Wolynia. Warszawa, Krakow, 1913.

221. Keenan E. Isaiah of Kamjanec-Podol'sk: Learned Exile, Champion of Orthodoxy // The Religious World of Russian Culture. Russia and Orthodoxy: Essays in Honor of Georges Florovsky. V. 2. The Hague-Paris, 1975.

222. Kempa T, Konstanty Wasyl Ostrogski (ok. 1524/1525-1608), wojewoda kijowski i marszalek ziemi wotyhskiej. Torun, 1997.

223. Kempa T. Mikotaj Krzysztof Radziwill Sierotka (1549-1616), wojewoda wilenski. Warszawa, 2000.

224. Kieniewicz L. Senat za Stefana Batorego. Warszawa, 2000.

225. Koiankowski L. Polska Jagiellondw. Dzieje polityczne. Olsztyn, 1991.

226. Koiankowski L. Zygmunt August, wielki ksi^ze Litwy do roku 1548. Lwow, 1913.

227. Krauschar A. Olbracht Laski, wojewoda sieradzki. Wizerunek historyczny na tie dziej6w Polski XVI wieku, T. I. Warszawa-Krakow, 1882.

228. Krauschar A. Olbracht Laski, wojewoda sieradzki. Wizerunek historyczny na tie dziejow Polski XVI wieku. T. II. Warszawa-Krakow, 1882.

229. Kuchowicz Z. Wizerunki niepospolitych niewiast staropolskich XVI-XVIII wieku. Lodz, 1972.

230. Kutrzeba S. Historia ustroju Polski w zarysie. T. II; Litwa. Lwow, 1921.

231. Lewicki K. Ksi^z? Konstanty Ostrogski a unia Brzeska 1596 r. Lwow, 1933.

232. Lewicki K. Ksi^ta Ostrogscy w stuzbie Rzeczypospolitej // Rocznik Wdynski. T. VII. Rowne, 1938.

233. Litwin H, Naplyw szlachty polskiej na Ukraine 1569-1648. Warszawa, 2000.

234. Lulewicz H. Daremny trud edytora? Uwagi na marginesie edycji korespondencji ostatnego Jagiellona // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. T. XLIV. Warszawa, 2000.

235. Lulewicz H. Radziwiil AJbrycht // Polski Siownik Biograiiczny. T. 30. Wroclaw, 1987.

236. Lulewicz H. Radziwift Krzysztof zwany Piorunem // Polski Stownik Biograficzny. T. 30, Wroclaw, 1987.

237. Lulewicz H. Radziwift Mikolaj zwany Czarnym // Polski Siownik Biograficzny. T. 30. Wroclaw, 1987.

238. Machynia M. Sanguszko (Sanguszkowicz) Dymitr // Polski Siownik Biograficzny, T, 34. Wroclaw, 1993.

239. Machynia M. Sanguszko (Sanguszkowicz) Fiodor 11 Polski Stownik Biograficzny. T, 34. Wroclaw, 1993,

240. Machynia M. Sanguszko (Sanguszkowicz) Roman II Polski Slownik Biograficzny. T. 34. Wroclaw, 1993.

241. Macürek J. Cechové a Poláci v 2. pol. XVI. století (1573-1589). (Tri kapitoly z déjin íesko-polské politické vzájemnosti). Praha, 1948.

242. Mazur K. Ree. na: Kempa T. Konstanty Wasyl Ostrogski (ok. 1524/1525-1608) wojewoda kijowski i marszalek ziemi wolyñskiej. Toruñ, 1997 // Kwartalnik Hístoryczny. R. CVI, z. 2. Warszawa, 1999.

243. Michalak H. Jan Zamoyski a Radziwillowie. Od suplikanta do mentora // Miscellanea Historico-Archivistica. T. III. Radziwillowie XVI-XVIII wieku w kr^gu polityki i kultury. Warszawa-Lódz, 1989.

244. Michalewiczowa A, Radziwill Jan // Polski Slownik Biograficzny. T. 30. Wroclaw, 1987.

245. Mienicki R. Dorohostajski Mikolaj //Polski Slownik Biograficzny. T. 5. Kraków, 1939.

246. Niesíecki K. Herbarz polski. T. VII. Lipsk, 1841.

247. Ochmanski J. Biskupstwo wilenskie w sredniowieczu. Ustrój i uposazenie. Poznan, 1972.

248. Paíucki W. Studia nad uposazeniem urz^dników ziemskich w Koronie do schylku XVI wieku. Warszawa, 1962.

249. Panek J. Poslední Rozmberkové. Praha, 1989.

250. Pirozyñski J. Dzieje jednego zajazdu. Wojna o dóbra tarnowskie mi^dzy ksi^ciem Konstantym Ostrogskim a Stanisíawem Tarnowskim w 1570 r. // Odrodzenie i Reformacja w Polsce. T, VII. Warszawa, 1962.

251. Pirozyñski J, Sejm warszawski roku 1570. Kraków, 1972. (=Zeszyty Naukowe Uniwersytetu Jagielloñskiego. CCLXXIX. Prace Historyczne, z. 36).

252. PociechaW. KrólowaBona(1494-1557). Czasy iludzieOdrodzenia. T. 2. Poznan, 1949.

253. Pociecha W. Królowa Bona (1494-1557), Czasy i ludzie Odrodzenia. T. 3. Poznan, 1958.

254. Podhorodecki L. Chanat Krymski i jego stosunki z Polsk^ w XV-XVIII w. Warszawa, 1987.

255. Prochaska A. Spór o Fedka Niezwizkiego // Miesi^cznik Heraldyczny. R, 6/1913.

256. Przezdziecki A. Jagiellonki Polskie w XVI wieku. T. 2. Kraków, 1868.

257. Przezdziecki A. Jagiellonki Polskie w XVI wieku. T. 5. Kraków, 1878.

258. Przezdziecki A. Podole, Wotyñ, Ukraina: Obrazy miejsc i czasów. T. 1-2, Wilno, 1841.

259. Puzyna J. Danilo ks. turowski, ostrogski i chetmski i jego potomstwo // Miesi^cznik Heraldyczny. R. 10/1931. № 11-12.

260. Puzyna J. O pochodzeniu kniazia Fedka Nieswizkiego // Míesi^cznik Heraldyczny. R, 4/1911.

261. Radzimiñskí Z.L. Marszalkowíe woiyñskiej ziemi przed unj^ lubelsk^ i ich spadkobiercy marszalkowie szlachty wolynskiej w dobie porozbiorowej. Lwow, 1916.

262. Radzimiñski Z.L. Monografía XX. Sanguszków oraz innych potomków Lubarta-Fedora Olgerdowicza X. Ratneñskiego. T. II, cz. 1: Gal^z Niesuchojezska. Lwow, 1912.

263. Radzimiñski Z.L, W sprawie pochodzenia Fedka Nieswizkiego // Miesi?cznik Heraldyczny. R. 4/1911.

264. Rolle A.J. (Dr Antoni J.). Sprawa tarnowska // Rolle A.J. (Dr Antoni J). Opowiadania historyczne. Ser. IV, cz. 2. Warszawa, 1884.

265. Sajkowski A. Od Sierotki do Rybíeñki, W krçgu radziwillowskíego mecenatu, Poznan,

266. Sapiehowie. Materialy historyczno-genealogiczne i maj^tkowe, T, 1. Petersburg, 1890.

267. Semkowicz W!. Korybutowicze i Nieswizcy w áwietle sfragistyki // Miesiçcznik Heraldyczny, R. 6/1913.

268. Seredyka J. Magnackie spory o posiadlosc kopysk^ w XVI i pierwszej polowîe XVII wieku // Zeszyty Naukowe Wyzszej Szkoly Pedagogicznej w Opolu. Seria A. Historia XIII. Opole,

269. Sokoiowski W. Politycy schylku zlotego wieku. Malopolscy przywôdcy szlachty i parlamentarzysci w latach 1574-1605. Warszawa, 1997.

270. Spieralski Z. Jan Tarnowski 1488-1561. Warszawa, 1977,

271. Stecki T.J. Miasto Rôwne. Kartka z kroniki Wolynia. Warszawa, 1880.

272. Sucheni-Grabowska A. Monarchia dwu ostatnich Jagiellonôw a ruch ekzekucyjny. Cz. I: Geneza ekzekucji dôbr. Wroclaw, 1974.

273. Sucheni-Grabowska A. Zygmunt August, krôl polski i wielki ksiqzç litewski. 1520-1562. Warszawa, 1996.

274. Tazbir J. Jan Kiszka arianski magnat // Tazbir J. Swiat panow Paskôw. Lodz, 1986.

275. Tazbir J. Piotr Skarga. Szermierz kontrreformacji. Warszawa, 1983.

276. Topolska M.B. Czytelnik i ksi^zka w Wielkim Ksiçstwie Litewskim w dobie Renesansu i Baroku. Wroclaw, 1984.

277. Urzçdnicy centralni i dostojnîcy Wielkiego Ksiçstwa Litewskiego XIV-XVIII wieku. Spisy / Oprac. H.Lulewicz i A.Rachuba, Kornik, 1994,

278. Wojtkowiak Z. Maciej Stryjkowski dziejopis Wielkiego Ksiçstwa Litewskiego. Kalendarium zycia i dzialalnosci. Poznan, 1990.

279. Wojtkowiak Z. Ostrogski Konstanty Iwanowicz // Polski Slownik Biograficzny. T. 24. Wroclaw, 1979.

280. Wolff J. Kniaziowie litewsko-ruscy od konca czternastego wieku. Warszawa, 1895.

281. Wolff J, Senatorowie i dygnitarze Wielkiego Ksiçstwa Litewskiego. 1386-1795. Krakow,

282. Wyczañski A. Polska Rzecz^Pospolit^. szlacheck^. Warszawa, 1991.

283. Zakrzewski W. Po ucieczce Henryka. Dzieje bezkrólewia 1574-1575. Kraków, 1878.

284. Zieliñski R., Zelewski R. Olbracht Laski. Od Kiezmarku do Londynu. Warszawa, 1982.

285. Zelewski R. Górkowa Elzbieta (Halszka z Ostroga) // Polski Slownik Biograficzny. T. 8. Wroclaw, 1959-1960.

286. Zelewski R. Laska 1. v. Ostrogska z Koscieleckich Beata // Polski Slownik Biograficzny. T. 18. Wroclaw, 1973.

287. Zelewski R, Laski Olbracht // Polski Slownik Biograficzny. T. 18. Wroclaw, 1973.

288. Zelewski R. Ostrogski Ilia (Eliasz) // Polski Slownik Biograficzny. T. 24. Wroclaw, 1979.1965.1975.1885.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 133046