Конфуцианство как идеология "служилого сословия" в сочинениях Хань Юя (768-824) тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.11, кандидат философских наук Мазур, Татьяна Геннадьевна

Диссертация и автореферат на тему «Конфуцианство как идеология "служилого сословия" в сочинениях Хань Юя (768-824)». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 149326
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Мазур, Татьяна Геннадьевна
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Улан-Удэ
Код cпециальности ВАК: 
09.00.11
Специальность: 
Социальная философия
Количество cтраниц: 
144

Оглавление диссертации кандидат философских наук Мазур, Татьяна Геннадьевна

Введение.

Глава I. Конфуцианство как идеология «служилого сословия» императорского Китая.

1.1. Идеология и ее зарождение в китайском обществе.

1.2. «Служилое сословие» - субъект конфуцианской идеологии.

1.3. Конфуцианская идеология: ее содержание, развитие и пропаганда

Глава II. Конфуцианская идеология и мировоззрение «служилого сословия» в сочинениях Хань Юя (768 - 824).

2.1. Хань Юй как классический представитель «служилого сословия».

2.2. Конфуцианство как «сердцевина» сознания «служилого сословия».

2.3. Зарождение тенденции к обновлению конфуцианской идеологии.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Конфуцианство как идеология "служилого сословия" в сочинениях Хань Юя (768-824)"

Актуальность темы. Актуальность исследования конфуцианства как идеологии «служилого сословия» и творчества Хань Юя, чиновника эпохи Тан (618 - 907), в контексте этой идеологии обуславливается, в первую очередь, исключительной важностью для Китая конфуцианской доктрины, формировавшей на протяжении довольно длительного периода менталитет китайского народа.

Существует масса литературы, посвященной конфуцианству, однако до сих пор оно не подвергалось социально-философскому анализу как сословная идеология чиновничества, составлявшая неотъемлемую часть сознания этой социальной группы на протяжении всей истории императорского Китая.

Обращение к сочинениям Хань Юя определяется, прежде всего, значимостью его места и роли в литературной и общественно-философской традиции Китая. Имя этого мыслителя стоит в одном ряду с именами самых известных исторических деятелей Танской эпохи. Хань Юй вобрал в себя характерные для «служилого сословия» черты и представлял собой классический пример чиновника, поэтому его сочинения являются важным источником, отражающим мировоззрение данного сословия.

Анализ сочинений Хань Юя становится актуальным и потому, что он был представителем чиновничества эпохи Тан. В Танский период официальная идеология государства испытывала достаточно сильное влияние даосизма и буддизма, о чем красноречиво свидетельствует факт провозглашения танским домом Ли своего происхождения о Ли Эра (Лао-цзы), а также пробуддийские настроения императора Тай-цзуна (627 - 649) и императрицы У Цзэтянь (684 - 704). Сочинения Хань Юя демонстрируют устойчивость конфуцианства в сознании «служилого сословия» и показывают независимость этой идеологии от мировоззренческих ориентиров правителей Китая.

Танская эпоха стала важным этапом и в истории развития конфуцианской идеологии. Достаточно глубокие перемены, произошедшие в различных сферах жизни танского общества, пришли в несоответствие с принципами конфуцианства, в результате чего стало неизбежным его обновление, которое осуществилось в последующую, Сунскую (960 - 1279), эпоху. Хань Юй, в годы жизни которого на поверхность всплыли все зреющие социальные противоречия, был свидетелем всех общественных перемен и отразил их с позиций «служилого сословия» в своих сочинениях, положив, тем самым, начало сунскому обновлению конфуцианства.

Соответственно, объектом данного исследования является конфуцианская идеология. Предметом - конфуцианство как идеология «служилого сословия», отраженное в сочинениях Хань Юя.

Степень изученности темы. Конфуцианству уделено немало внимания в отечественной и мировой науке. К изучению этого духовного феномена обращался выдающийся представитель российской дореволюционной китаистики акад. В.П. Васильев1, а также акад. В.М. Алексеев2, стоявший у истоков советского китаеведения. Важным этапом в изучении конфуцианства в России стали переводы на русский язык конфуцианских памятников «Лунь юй» и «Мэн-цзы», осуществленные П.С. Поповым3.

Среди работ, специально посвященных анализу конфуцианства, необходимо также отметить монографию Я.Б. Радуль-Затуловского «Конфуцианство и его распространение в Японии»4, рассматривающую это учение в историческом ракурсе, и книгу A.C. Мартынова «Конфуцианство. "Лунь юй"»5, в которой автор предлагает всестороннее исследование конфуцианства, характеризуя его как исторический, этический, литературный и философский феномен, а также приводит собственный перевод некоторых памятников конфуцианской мысли. Анализ конфуцианского учения и его основных категорий, а также перевод «Лунь юя», «Мэн-цзы» и «Сюнь-цзы» составляют содержание двухтомника «Классическое конфуцианство»6.

В работах В.В. Малявина, JI.C. Переломова, H.A. Абрамовой, В.В. Зайцева, А.И. Кобзева, А.Е. Лукьянова и др.7 также рассматривается учение Конфуция и его последователей, различные аспекты конфуцианской доктрины и ее роль в китайском обществе

Широко представлена конфуцианская доктрина и в сборнике «Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики»8, в статьях которого, охватывающих в общей сложности период с момента зарождения конфуцианства и вплоть до начала XX в., уделено немало внимания различным ее аспектам, а также ее отдельным представителям.

Конфуцианству традиционно отводится значительное место в исследованиях общего характера, в которых анализируется китайская мысль в целом на протяжении всей истории Китая или же на каком-то определенном ее этапе. Среди подобного рода работ, изданных на русском языке, следует отметить монографию Л.С. Васильева «Культы, религии, традиции в Китае»9, а также ряд переведенных с китайского языка изданий таких авторов, как Го Можо, Фэн Юлань, Ян Юнго и др10. Среди работ на китайском языке необходимо выделить четырехтомник, вышедший под редакцией Хоу Вайлу, «Чжунго сысян тунши» («Всеобщая история китайской мысли»)11.

Немало исследований посвящено жизни и деятельности конкретных теоретиков конфуцианства: Сюнь-цзы, Дун Чжуншу, Ван Янмина, Ван Чуаныпаня и др. 12 Конфуцианство эпохи Сун рассматривается в статье акад. Н.И. Конрада, в которой он анализирует взгляды сунских неоконфуцианских мыслителей13, а также в статьях В.В. Зайцева, А.Б. Краснова, A.C. Мартынова14, в которых изучается философское наследие главного представителя неоконфуцианства Чжу Си (1130 - 1200). Развитию политической формы конфуцианства в этот период посвящена монография З.Г. Лапиной «Учение об управлении государством в средневековом Китае»15, где исследуются проекты сунского мыслителя-конфуцианца Ли Гоу.

Среди англоязычных работ, затрагивающих сунский период конфуцианства, необходимо отметить монографию Чжана Карсуна (Чжан Цзюньмая) «The Development of Neo-Confucian Thought» («Развитие неоконфуцианской мысли») и статью У.Т. Де Бари «А Reappraisal of Neo-Confucianism» («Переоценка неоконфуцианства»)16.

Что же касается самого Хань Юя, то его творчество изучено в советской и российской науке недостаточно. На сегодня нет ни одного специального монографического исследования на русском языке, посвященного этому деятелю, хотя интерес к нему и зародился еще на заре советского китаеведения. Однако этот интерес, главным образом, был сосредоточен на Хань Юе как выдающемся поэте и прозаике, и оценке, прежде всего, был подвергнут тот вклад, который он внес в развитие китайской литературы. К литературному наследию Хань Юя обращались в своих работах А.Н. Желоховцев и В.Ф. Гусаров17. В некоторых статьях В.Ф. Гусарова рассмотрены не только литературные взгляды Хань Юя, но и его политические и философские воззрения. Взгляды Хань Юя как предшественника «Китайского Возрождения» разобраны и в статье акад. Н.И. Конрада «Хань Юй и начало китайского ренессанса»18.

Намного шире Хань Юй представлен у себя на родине. Это, прежде всего, фундаментальный труд тайваньского ученого Ло Ляньтяня «Хань Юй яньцзю» («Исследования Хань Юя»)19, впервые вышедший в свет в 1977 г. и несколькими годами позже, в 1981 г., переизданный. В нем представлены исчерпывающие сведения относительно биографии Хань Юя: его происхождения, семьи, детских лет, обучения, его знакомств с другими известными личностями, рассмотрены его взгляды на общество, проанализирована его теория «древней литературы» и т.д. Книга изобилует выдержками из литературных, главным образом, прозаических, произведений Хань Юя, многие из которых также приведены и целиком и подробно прокомментированы.

Интересным является и жизнеописание Хань Юя, составленное Тань Цзишанем20, ставшее пятой книгой в серии «Чжунго шижэнь чжуань» («Жизнеописания поэтов Китая»). Жизненный путь Хань Юя-поэта разбит здесь на ряд этапов, в соответствии с которыми приводятся и его стихи, отразившие все повороты в его судьбе.

Особенность этих двух книг состоит в том, что они включают в себя огромное количество прозаических и поэтических сочинений Хань Юя, снабженных комментариями и пояснениями, в результате чего могут выступать, по сути дела, источником для изучения творчества этого литератора.

В книге Ло Кэдяня «Лунь Хань Юй» («О Хань Юе»)21 и в коллективной монографии «Хань Юй пинчжуань» («Биография Хань Юя с комментариями»)22 также рассматривается биография Хань Юя и его взгляды как литератора и как мыслителя.

Кроме этого, необходимо отметить статьи Чэнь Инькэ, Жэнь Фаньцю и, в особенности, Цзи Чжэньхуая23, который в своих работах не только дает характеристику тем или иным сочинениям Хань Юя, но и показывает историческую эпоху, в которую жил и творил этот писатель, а также пытается понять общий духовный настрой, царивший в китайском обществе того времени, что представляет для нас особый интерес в связи с рассматриваемой нами темой.

Большой интерес представляет и вышедший в 1988 г. сборник «Хань Юй яньцзю луньвэньцзи» («Собрание статей о Хань Юе»)24, в состав которого вошли материалы первого международного симпозиума по изучению наследия Хань Юя, проводившегося в 1986 г. в г. Шаньтоу. Представленные в этом сборнике статьи всесторонне освещают жизнь и творчество этого исторического деятеля. Они знакомят нас не только с Хань Юем-чиновником, литератором, мыслителем, но и с Хань Юем-историком и педагогом. Наиболее интересной для нас в связи с темой нашего исследования стала статья сингапурского ученого Лин Сюйдяня «Гуаньюй Хань Юй вэньсюэ дэ сяныиисин вэньти» («К вопросу о реалистичности литературы Хань Юя»)25, в которой автор на примере конкретных произведений этого писателя показал, что основной массив его творческого наследия является отражением реалий современного ему общества.

В западной литературе до недавнего времени не было работ, специально посвященных творчеству Хань Юя. Первым таким трудом, изданном на английском языке, стала монография американского исследователя Ч. Хартмана «Han Yu and the T'ang Search for Unity» («Хань Юй и Танский поиск единства»)26. Придерживаясь интегрального подхода при обращении к столь многогранной личности, как Хань Юй, автор этой книги показывает, что именно стремление к единству, к унификации проходит через его деятельность и как политика-практика, и как конфуцианца-теоретика, и как литератора. Одним из достоинств данного исследования является то, что оно содержит достаточно большое количество переведенных автором работ Хань Юя, зачастую приведенных не фрагментарно, а в полном объеме, что значительно расширяет источниковую базу для изучения творчества этого литературного деятеля.

В целом, оценивая степень изученности заявленной темы, необходимо отметить следующее. Хотя синологической наукой накоплен богатый материал по конфуцианству, эта доктрина специально не рассматривалась как идеология «служилого сословия», несмотря на всеобщее признание ее в качестве государственной, официальной идеологии Китая. Акцент на классовый характер идеологии как таковой в рамках советской социальнофилософской науки обусловил тот факт, что в работах отечественных китаеведов этого периода, как и в работах китайских исследователей, конфуцианство традиционно считалось идеологией «господствующего класса», «класса феодалов». По всей видимости, одним из первых, кто связал конфуцианство именно со «служилым сословием», был немецкий социолог и историк Макс Вебер, который в своих работах называл эту доктрину «сословной этикой литературно образованной светской рационалистической бюрократии»27. Подобную связь отмечал и акад. В.М. Алексеев, ученый, стоявший у истоков советского китаеведения, который писал, что конфуцианство - это, прежде всего, «теория для будущих губернаторов»28. Более четко связь между выделением в обществе социального слоя шм, «служилого сословия», и появлением конфуцианства прослеживается в некоторых работах постсоветского периода29, однако в них данная социальная группа не рассматривается как субъект конфуцианской идеологии, непрерывно воспроизводящий ее в своем сознании независимо от идеологических ориентиров государственной власти. Говоря другими словами, в существующих на сегодняшний день исследованиях до сих пор не предпринимался социально-философский анализ конфуцианства как сословной идеологии чиновничества.

Что же касается Хань Юя, то, несмотря на то, что его творчество достаточно широко изучено в Китае, в отечественной литературе он известен лишь как предшественник сунских неоконфуцианцев и непримиримый критик буддизма, но не как «классический» представитель «служилого сословия», отразивший в своих сочинениях его идеологию.

Цель и задачи работы. Цель данного исследования - дать социально-философский анализ конфуцианству как идеологии «служилого сословия» и показать отражение этой идеологии в сочинениях чиновника-конфуцианца Хань Юя.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

1) раскрыть логико-понятийный аппарат исследования и рассмотреть зарождение идеологии в китайском обществе;

2) дать характеристику «служилому сословию» как субъекту конфуцианской идеологии;

3) рассмотреть конфуцианскую идеологию с точки зрения ее содержания, развития и пропаганды;

4) показать образ Хань Юя как «классического» представителя «служилого сословия»;

5) дать анализ сочинениям Хань Юя в контексте отражения в них конфуцианской идеологии как «сердцевины» сознания «служилого сословия»;

6) показать тенденции к обновлению конфуцианской идеологии, отраженные в сочинениях Хань Юя.

Источниковая база исследования состоит из опубликованных сочинений Хань Юя как в переводах на русский, английский и современный китайский языки, так и на языке оригинала.

Немало работ Хань Юя переведено на русский язык. К его творчеству обращался акад. В.М. Алексеев30, а также акад. Н.И. Конрад31.

Ряд трактатов Хань Юя, считающихся основными в его творческом наследии, переведен В.Ф. Гусаровым32. Этот снабженный предварительными пояснениями, а также комментариями, достаточно близкий к оригинальному тексту перевод сочинений Хань Юя позволяет сделать вывод относительно взглядов последнего на некоторые политические, социальные, философские и прочие проблемы современного ему общества.

Достаточно большое количество произведений Хань Юя представлено в переводе И. Соколовой33. Данное издание также снабжено комментариями к текстам и содержит послесловие автора. Сочинения Хань Юя, переведенные И.Соколовой, - это, прежде всего, образцы литературного творчества, они не грешат дословностью перевода и легко воспринимаются, однако тоже могут выступать надежным источником для изучения тех процессов, которые происходили в сознании их автора, в особенности, при сопоставлении их с оригиналом.

Что же касается англоязычных переложений трактатов Хань Юя, то здесь, в первую очередь, нужно сказать о фундаментальном труде историка китайской философии, китайца по происхождению, Чэнь Юнцзе (Chan Wing-tsit), «A Source Book in Chinese Philosophy» («Источники по китайской философии»)34, в котором содержаться два основных философских произведения этого танского деятеля. С поэтическим творчеством Хань Юя знакомят нас его избранные стихотворения, представленные в работе К. О. Хансона «Growing Old Alive: Poems by Han Yü» («Стареющий Живой: Стихи Хань Юя»)35.

Чрезвычайно широк спектр источников для изучения литературного наследия Хань Юя собственно на китайском языке.

Это, прежде всего, издание «Хань Юй ши вэнь и ши» («Стихи и проза Хань Юя с переводом и комментариями»), составленное Цзоу Цзиньсянем36. Оно включает в себя достаточно большое количество как прозаических, так и поэтических произведений Хань Юя, причем каждое из них снабжается комментариями, переводом на современный китайский язык и кратким пересказом.

Ценным источником является книга «Хань Юй вэньсюань» («Избранные произведения Хань Юя»)37, содержащая пятьдесят четыре прозаических сочинения Хань Юя, отобранных и прокомментированных Тун Дидэ, который расположил их в хронологическом порядке в соответствии с выделяемыми им в жизни Хань Юя творческими периодами.

Ряд произведений Хань Юя включает в себя и литературная антология «Гувэнь гуаньчжи» («Корпус древней литературы»)38, представляющая собой собрание образцов литературы в стиле гувэнь. Эти произведения сопровождаются отзывом составителей, подробными комментариями к тексту и переводом на современный китайский язык.

Методологическая и теоретическая база исследования. Методологической базой данного исследования послужили общенаучные методы познания, такие как метод анализа и синтеза, абстрагирования и обобщения, дедукции и индукции, а также исторический и логический методы.

Теоретической базой в исследовании идеологии и социальной структуры китайского общества стали работы А.К. Уледова, В.А. Ядова39, а также В.П. Илюшечкина40.

Научная новизна работы. Новизна данного диссертационного исследования заключается в предпринятом в нем подходе к конфуцианству как к сословной идеологии чиновничества, остававшейся неотъемлемой частью мировоззрения «служилого сословия» практически на протяжении всей истории императорского Китая независимо от идеологических и философских ориентиров его правителей.

Данная работа является первым социально-философским исследованием творчества Хань Юя как «классического» представителя «служилого сословия».

Научно-практическая значимость работы. Предпринятый в диссертации подход к конфуцианству как идеологии «служилого сословия» дает объяснение столь широкой популярности и авторитету этой доктрины в Китае. Обращение к литературному наследию Хань Юя позволяет в какой-то мере понять тот духовный климат, который господствовал в среде танских чиновников, проследить механизм функционирования и обновления конфуцианской идеологии, а также восполнить существующий в отечественном китаеведении пробел, связанный с недостаточной изученностью творчества этого деятеля.

Полученные в результате исследования материалы и выводы могут, в свою очередь, найти практическое применение при подготовке учебных пособий, семинаров и курсов по социальной философии и истории философии стран Востока и, в частности, Китая.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались автором на конференции молодых ученых Бурятии, посвященной 275-летию Российской академии наук, г. Улан-Удэ, 1999 г.; на ежегодной научно-практической конференции преподавателей, научных сотрудников и аспирантов БГУ, посвященной 5-летию БГУ, г. Улан-Удэ, 2000 г.; на Всероссийской научной конференции «Санжеевские чтения - 5», г. Улан-Удэ, 2002 г.; на международной конференции «Мир Центральной Азии», г. Улан-Удэ, 2002 г.; на XIV Конференции Европейской Ассоциации Китаеведения «Chinese Traditional Civilization and the Contemporary World», г. Москва, 2002 г.; на летней школе «Религии Дальнего Востока: история и современность», Благовещенск, 2002 г.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и двух приложений.

Заключение диссертации по теме "Социальная философия", Мазур, Татьяна Геннадьевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе была предпринята попытка дать социально-философский анализ конфуцианству как идеологии «служилого сословия» и показать отражение этой идеологии в сочинениях чиновника-конфуцианца Хань Юя.

Идеология как теоретическое отражение интересов той или иной социальной группы зародилась в Китае уже в XV - VII вв. до н. э., когда в результате социального расслоения общества выделившейся в нем верхушке потребовалось обоснование своего господствующего положения.

Возникновение конфуцианской идеологии было связано с появлением в структуре китайского общества социального слоя ши, составившего конкуренцию родовой аристократии в деле управления государством. Служба государю в обмен на привилегированное положение в обществе была осознана вновь выделившейся социальной группой в качестве ее коренного интереса, который как раз и защищало оформившееся в это время конфуцианское учение, и через призму которого оно отражало социальное бытие. Конфуцианская идеология обосновывала право чиновников-бюрократов на власть, а также, отражая самосознание данного сословия, определяла круг его обязанностей, его цели и задачи, формировала его отношение к явлениям действительности.

Устойчивость экономических отношений в китайском обществе в течение длительного отрезка времени, начиная с VI - V вв. до н. э. и практически вплоть до XX в., имела своим результатом неизменность его сословно-классовой структуры, сохранение «служилым сословием» своих позиций в государстве и, как следствие, - своего коренного интереса. Данное обстоятельство обусловило консервационный характер конфуцианства.

Нацеленность конфуцианства на социальную проблематику, неизменное ориентирование им своих носителей на службу обществу и государству обеспечили ему поддержку сверху и позволили обрести в эпоху Хань (206 до н. э. - 220 н. э.) статус официальной идеологии Китая, что, в свою очередь, привело к усиленному инкорпорированию его идей в массовое сознание.

На протяжении всей истории императорского Китая, несмотря на идеологические и философские ориентиры его правителей, конфуцианство оставалось идеологией «служилого сословия», «ядром» его мировоззрения, что хорошо прослеживается на примере сочинений чиновника Танской империи Хань Юя. Именно функционирование в его сознании конфуцианской идеологии предопределило направленность его произведении на общество, сделало центральной тематикой его творчества современные ему социальные проблемы, нарушавшие нормы конфуцианства. Функционирование этой идеологии, как свидетельствуют сочинения Хань Юя, определяло весь жизненный путь чиновника-бюрократа, неизменно побуждая его останавливать свой выбор на государственной службе, как наиболее достойном занятии. В конечном счете, именно конфуцианские установки, закрепившиеся в сознании представителей «служилого сословия», формировали и их отношение к тем или иным явлениям действительности, которые оценивались ими в категориях «соответствия» - «несоответствия» этим установкам.

Временами происходил некоторый отрыв конфуцианской идеологии от психологического уровня сознания чиновников-конфуцианцев. Подобное имело место в Танскую эпоху, когда мировоззрение «служилого сословия» значительно обогатилось буддийскими идеями, что возбудило интерес к вопросам, слабо разработанным в конфуцианстве, и потребовало их переосмысления. Этот отрыв был подготовлен и некоторыми переменами, произошедшими в это время в самом социальном бытие, в результате чего реальное положение вещей перестало соответствовать его идеологическому отражению, а содержавшейся в последнем информации стало не хватать для выработки решений по вопросам, касавшимся государственного управления. Однако сочинения Хань Юя показывают, что такие отрывы были относительно кратковременным явлением: конфуцианская идеология, функционировавшая в качестве «сердцевины» сознания «служилого сословия», побуждала его представителей приводить свои устремления в соответствие с ценностями конфуцианства, а свое новое отношение к изменившемуся объекту отражения соотносить с интересами той социальной группы, к которой они принадлежали. Все эти процессы и происходили в сознании танских чиновников-конфуцианцев, став первым шагом на пути последующего обновления конфуцианской идеологии, осуществившегося в эпоху Сун (960 - 1279).

Таким образом, анализ сочинений Хань Юя позволяет продемонстрировать, что конфуцианская идеология сохраняла неразрывную связь с мировоззрением «служилого сословия» даже в те периоды истории Китая, когда в официальной его идеологии значительное место занимали даосско-буддийские элементы. Неразрывную связь конфуцианства с сознанием «служилого сословия» подтверждает и тот факт, что обновление данной идеологии базировалось на определенных сторонах психологии именно этой социальной группы, на ее новых потребностях, настроениях и т.п. Все это, в свою очередь, свидетельствует о том, что эта идеология, носителями которой являлись практически все социальные группы традиционного китайского общества во главе с самим императором, имела своим субъектом «служилое сословие», в сознании которого она непрерывно воспроизводилась, функционировала и развивалась.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Мазур, Татьяна Геннадьевна, 2003 год

1. Сочинения Хань Юя на китайском языке

2. Ван Цзицзю (ред.-сост.) Гувэнь гуаньчжи (Корпус древней литературы). Шанхай: Дачжун шуцзюй, 1936. - 1484 с.

3. Тун Дидэ (сост. и коммент.) Хань Юй вэньсюань (Избранные произведения Хань Юя) Пекин: Жэньминь вэньсюэ чубаньшэ, 1985. -284 с.

4. Цзоу Цзиньсянь (сост.) Хань Юй ши вэнь и ши (Стихи и проза Хань Юя с переводом и комментариями) Харбин: Хэйлунцзян жэньминь чубаньшэ, 1985. - 313 с.

5. Сочинения Хань Юя в переводе на русский язык

6. Китайская классическая проза в переводах академика В.М. Алексеева. -М.: Изд-во АН СССР, 1959. 388 с.

7. Литература народов Востока в средние века: Тексты / Под ред. Н.М. Сазановой. М.: Изд-во МГУ; Изд-во «Сиринъ», 1996. - 480 с.

8. Хань Юй, Лю Цзунъюань. Избранное / Пер. И. Соколовой. М.: «Художественная литература», 1979. - 230 с.

9. Сочинения Ханъ Юя в переводе на английский язык

10. Chan Wing-tsit (tr.) A Source Book in Chinese Philosophy. Princeton: Princeton University Press, 1963. - C.856.

11. Growing Old Alive: Poems by Han Yii / Tr. by Kenneth O. Hanson. Port Townsend: Copper Canyon Press, 1978.

12. Источники по китайской философии

13. Лунь юй // Классическое конфуцианство: переводы, статьи комментарии А. Мартынова и И. Зограф. В 2 т. СПб.: «Изд. Дом "Нева"»; М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2000. - Т. 1. - С.95 -382 с.

14. Попов П.С. Изречения Конфуция, учеников его и других лиц. СПб., 1910.-126 с.

15. Попов П.С. Китайский философ Мэн-цзы. Перевод с кит., снабженный прим. М.: Изд. фирма «Вост. лит-ра» РАН, 1998. - 278 с.

16. Чжу Си. Син. Жэнь у чжи син (Природа-син. Природа-син человека и вещей) / Пер. с древнекит. В.В. Зайцева // Человек как философская проблема: Восток Запад. - М.: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1991. -С.217 - 239.1. Справочная литература

17. Большой китайско-русский словарь. В 4 т. / Под ред. проф. И.М. Ошанина. -М.: Наука, 1983 1984.

18. Китайская философия: Энциклопедический словарь. М.: Мысль, 1994. -573 с.1. Исследования1. На русском языке

19. Абрамова H.A. Конфуцианство в духовной культуре Китая: социально-политические традиции и современность. Чита: ЧитГТУ, 2001. - 6,9 п.л.

20. Абрамова H.A. Политическая культура Китая. Традиции и современность. М.: Изд. Дом «Муравей», 2001. - 21 п.л.

21. Алексеев В.М. Китайская литература: Избр. тр. М.: Наука, 1978. - 595 с.

22. Алексеев В.М. Китайская поэма о поэте: Стансы Сыкун Ту (837 908). - Пг.: Тип. А.Ф. Дресслера, 1916. - 481 с.

23. Бадылкин JLE. О буддийском влиянии в китайской культуре // НАА. -1978. -№ 3. С.81 - 92.

24. Барулин B.C. Социальная философия. Изд. 2-е. - М.:ФАИР-ПРЕСС, 2000.-560 с.

25. Бокщанин A.A. Очерк истории государственных институтов в китайской империи // Феномен восточного деспотизма: структура управления и власти. М.: Наука. Изд. фирма «Вост. лит-ра», 1993. -С.273 -333.

26. Буров В.Г. Мировоззрение китайского мыслителя Ван Чуаныианя. М.: Наука, 1976.-221 с.

27. Быков Ф.С. Учение о первоэлементах в мировоззрении Дун Чжуншу // Китай, Япония. История и филология. М., 1961.

28. Васильев В.П. Религии Востока. Конфуцианство, буддизм и даосизм. -СПб., 1873.

29. Васильев К.В. Истоки китайской цивилизации. М.: Изд. фирма «Вост. лит-ра» РАН, 1998.-319 с.

30. Васильев JI.C. Восток и Запад в истории (основные параметры проблематики) // Альтернативные пути к цивилизации: Кол.монография / Под ред. H.H. Крадина, Д.М. Бондаренко, В.А. Лынши. -М.: Логос, 2000. С.96 - 114.

31. Васильев Л.С. История Востока. В 2 т. М.: Высш. шк., 1998. - Т.1. -459 с.

32. Васильев Л.С. История религий Востока. -М.: Высш. шк., 1988. 416 с.

33. Васильев Л.С. Культы, религии, традиции в Китае. М.: Наука, 1970. -484 с.

34. Васильев Л.С. Традиционный Восток и марксистский социализм // Феномен восточного деспотизма: структура управления и власти. М.: Наука. Изд. фирма «Вост. лит-ра», 1993. - С. 143 - 176.

35. Васильев Л.С. Феномен власти-собственности. К проблеме типологии докапиталистических структур // Типы общественных отношений на Востоке в средние века. М.: Наука, 1982. - С.60 - 99.

36. Васильев Л.С. Что такое «азиатский» способ производства? // НАА. -1988. -№ 3. С.65 - 75.

37. Вебер М. Избранное. Образ общества: Пер. с нем. М.: Юрист, 1994 -704 с.

38. Волков C.B. Социальный статус служилых слоев в дальневосточных деспотиях // Феномен восточного деспотизма: структура управления и власти. М.: Наука. Изд. фирма «Вост. лит-ра», 1993. - С. 177 - 191.

39. Го Можо. Философы древнего Китая. М.: Изд-во Ин. лит-ры, 1961. -737 с.

40. Гусаров В.Ф. К вопросу о лексических средствах стилистики в прозе гувэнь // Литература и культура Китая. М.: Гл. ред. Вост. лит-ры, 1972. - С.208 - 215.

41. Гусаров В.Ф. К истории становления общеметодологической догмы китайского классического литературоведения // Китай: общество и государство. М.: Наука, 1973. - С.136 - 145.

42. Гусаров В.Ф. Некоторые положения теории пути Хань Юя // Письменные памятники Востока. 1972. М.: Наука, 1977.-С. 197 - 203.

43. Гусаров В.Ф. О стилистическом моделировании прозы Хань Юя // Жанры и стили литератур Китая и Кореи. М.: Наука, 1969. - С.39 - 50.

44. Гусаров В.Ф. Политико-философские воззрения Хань Юя (768 824 гг.) // Вестник Ленинградского Университета: Изд-во Ленинград. Ун-та, 1970. - № 14, Вып. 3. - С.70 - 78.

45. Дагданов Г.Б. Танская поэзия. Улан-Удэ: Изд-во Бурят, гос. ун-та, 1997.-70 с.

46. Дюмулен Г. История Дзэн Буддизма. Индия и Китай. СПб.: ТОО «ОРИС», ТОО «ЯНА-ПРИНТ», 1994. - 336 с.

47. Желоховцев А.Н. Литературные взгляды Хань Юя и Лю Цзунюаня // Историко-филологические исследования. М.: Наука, 1974. - С.200 -208.

48. Забровская Л.В. Китайский миропорядок в Восточной Азии и формирование межгосударственных границ (на примере китайско-корейских отношений в XVII XX вв.). - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. - 92 с.

49. Зайцев В.В. Конфуцианская концепция человека в философской мысли КНР // Философия и религия на зарубежном Востоке: XX в. М.: Наука, 1985.-С.120- 129.

50. Зайцев В.В. О формировании философского учения Чжу Си // Из истории китайской философии: становление и основные направления (даосизм, буддизм, неоконфуцианство). М., 1978. - С.66 - 87.

51. Зайцев В.В. Представление о человеке в средневековой китайской мысли // Методологические и мировоззренческие проблемы истории философии стран Востока. М., 1986. - 4.2. - С.90 - 93.

52. Илюшечкин В.П. Сословно-классовое общество в истории Китая (опыт системно-структурного анализа). М.: Наука, 1986. - 397 с.

53. История китайской философии. М.: Прогресс, 1989. - 552 с.

54. История Китая / Под ред. A.B. Меликсетова. М.: Изд-во МГУ, 1998. -736 с.

55. История Китая с древнейших времен до наших дней. М.: Наука, 1974. -534 с.

56. История стран зарубежной Азии в средние века. М.: Наука, 1970. -640 с.

57. Келле В.Ж. Идеология // Преподавание истории в школе. 1995. - № 2. -С.9- 11.

58. Кобзев А.И. Личность, природа и судьба человека в конфуцианстве // Личность в традиционном Китае. -М.: Наука, 1992. С.141 - 159.

59. Кобзев А.И. Проблема природы человека в конфуцианстве (от Конфуция до Ван Янмина) // Проблема человека в традиционных китайских учениях. М.: Наука, 1983. - С.207 - 230.

60. Кобзев А.И. Современный этап в изучении и интерпретации неоконфуцианства // НАА. 1983. - № 6. - С. 151 - 169.

61. Кобзев А.И. Учение Ван Янмина и классическая китайская философия. -М.: Наука, 1983.-352 с.

62. Коваленко В.И., Костин А.И. Политические идеологии: история и современность // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12, Полит, науки. 1997. - № 2.-С.45-74.

63. Козлова О.Н. Развитие идеологий и социальные конфликты // Социс. -1993. № 4. - С.25 - 29.

64. Козловский Ю.Б. Конфуцианство: миф и реальность // НАА. 1982. -№ 3. - С.41 - 51.

65. Конрад Н.И Философия китайского Возрождения (сунской школе) // Запад и Восток. М.: Наука, 1966. - С.201 - 239.

66. Конрад Н.И. Хань Юй и начало китайского ренессанса // Запад и Восток.-М.: Наука, 1966. С. 119 - 151.

67. Конрад Н.И. Избранные труды. Синология. М.: Наука, 1977. - 621 с.

68. Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики. М.: Наука,1982.-264 с.

69. Кравцова М.Е. История культуры Китая. СПб.: Изд-во «Лань», 1999. -416 с.

70. Кравцова М.Е. Поэзия вечного просветления: Китайская лирика второй половины V начала VI века. - СПб.: Наука, 2001. - 407 с.

71. Краснов А.Б. Учение Чжу Си о природе человека // Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики. М.: Наука, 1982. - 126 - 148.

72. Кроль Ю.Л. Китайцы и «варвары» в системе конфуцианских представлений о вселенной (II в. до н.э. II в. н.э.) // НАА. - 1978. - № 6. - С.45 - 58.

73. Кроль Ю.Л. Правовые воззрения ханьских конфуцианцев (по материалам трактата «Янь те лунь») // Одиннадцатая научная конференция «Общество и государство в Китае». Ч. 1. - М.: Наука, 1980.-С.145- 155.

74. Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Китайский этнос в средние века (VII XII вв.). - М.: Наука, 1984. - 336 с.

75. Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Китайский этнос на пороге средних веков. М.: Наука, 1979. - 327 с.

76. Крюков В.М., Переломов Л.С., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М.: Наука,1983.-415 с.

77. Лапина З.Г. Учение об управлении государством в средневековом Китае. М.: Наука, 1985. - 384 с.

78. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1974.-Т.39.-623 с.

79. Лукьянов А.Е. Дао Лао-цзы и Дао Конфуция // ПДВ. 1997. - № 6. -С.125- 134.

80. Малявин B.B. Китайская цивилизация. М.: «Изд-во Астрель», ООО «Изд-во ACT», Изд.-продюс. центр «Дизайн. Информация. Картография», 2000. - 632 с.

81. Малявин В.В. Конфуций. М., 1992.

82. Мартынов A.C. Буддизм и конфуцианцы: Су Дунпо (1036 1101) и Чжу Си (1130 - 1200) // Буддизм, государство и общество в странах Центральной и Восточной Азии в средние века. - М.: Наука, 1982. -С.206 - 316.

83. Мартынов A.C. Конфуцианская личность и природа // Проблема человека в традиционных китайских учениях. М.: Наука, 1983. - С. 180 - 191.

84. Мартынов A.C. Конфуцианская утопия в древности и в средневековье // Китайские социальные утопии. -М.: Наука, 1987. С. 10 - 57.

85. Мартынов A.C. Конфуцианство. «Лунь юй». В 2 т. - СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2001. - Т.1. - 368 с.

86. Мартынов A.C. Основные категории классического конфуцианства // Классическое конфуцианство: переводы, статьи комментарии А. Мартынова и И. Зограф. В 2 т. СПб.: «Изд. Дом "Нева"»; М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2000. - Т. 1. - С.35 - 94.

87. Мартынов A.C. Представление о природе и мироустроительных функциях власти китайских императоров в официальной традиции // НАА. 1972. -№ 5. - С.72 - 82.

88. Мартынов A.C. Чжу Си и официальная идеология императорского Китая // Конфуцианство в Китае. Проблемы теории и практики. М.: Наука, 1982.-С.111 - 125.

89. Михальченко И.И. Политическая идеология как форма общественного сознания. Киев: Наук, думка, 1981. - 262 с.

90. Науменко Т.В. Массовое сознание // Теоретический философский журнал «Credo». 2000. - № 4 (22).

91. Очерки истории Китая (с древности до «опиумных войн»). М.: Изд-во Вост. лит-ры, 1959. - 579 с.

92. Переломов JT.C. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая.-М.: Наука, 1981.-333 с.

93. Переломов JI.C. Конфуций: жизнь, учение, судьба. М.: Наука. Изд. фирма «Вост. лит-ра», 1993. - 440 с.

94. Переломов J1.C. Конфуций о человеке // Личность в традиционном Китае. М.: Наука, 1992. - С.41 - 62.

95. Попова И.Ф. Политическая практика и идеология раннетанского Китая. М.: Изд. фирма «Вост. лит-ра» РАН, 1999. - 279 с.

96. Радуль-Затуловский Я.Б. Великий китайский атеист Фань Чжэнь // Ежегодник музея истории религии и атеизма. М.; Д.: Изд-во АН СССР, 1957.-С.282-316.

97. Радуль-Затуловский Я.Б. Конфуцианство и его распространение в Японии.-М.; Д.: Изд-во АН СССР, 1947.-451 с.

98. Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого. М.: Наука, 1978. - 384 с.

99. Традиционная культура Китая. М.: Наука, 1983. - 208 с.

100. Уледов А.К. Духовная жизнь общества: Проблемы методологии исследования. М.: Мысль, 1980. - 271 с.

101. Уледов А.К. Общественная психология и идеология. М.: Мысль, 1985. -268 с.

102. Феномен восточного деспотизма: структура управления и власти. М.: Наука. Изд. фирма «Вост. лит-ра», 1993. - 392 с.

103. Феоктистов В.Ф. Философские и общественно-политические взгляды Сюнь-цзы. М.: Наука, 1976. - 294 с.

104. Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. СПб.: Изд-во «Евразия», 1998. - 376 с.

105. Хрестоматия по истории средних веков. В 3 т. / Под ред. акад. С.Д. Сказкина. -М.: Соцэкгиз, 1961. Т. 1. Раннее средневековье. -688 с.

106. Шефер Э. Золотые персики Самарканда. Книга о чужеземных диковинках в империи Тан. -М.: Наука, 1981. 608 с.

107. Ядов В.А. Идеология как форма духовной деятельности общества. JL: Изд-во Ленинград. Ун-та, 1961. - 122 с.

108. Яковлев М.В. Идеология. Противоположность марксистско-ленинских и буржуазных концепций. М.: Мысль, 1979. - 271 с.

109. Янгутов JI.E. Единство, тождество и гармония в философии китайского буддизма. Новосибирск: «Наука». Сиб. изд. фирма РАН, 1995. - 224 с.

110. Янгутов JI.E. Китайский буддизм: тексты, исследования, словарь. -Улан-Удэ: Изд-во Бурят, гос. ун-та, 1998. 160 с.

111. Янгутов JI.E. Трактат «Лихолунь» как источник по истории китайского буддизма // Источниковедение и историография истории буддизма. -Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1986. С. 110 - 117.

112. Ян Юнго. История древнекитайской идеологии. М.: Изд-во Ин. литры, 1957.-424 с.1. На китайском языке

113. Бянь Сяосюань, Чжан Цинхуа, Янь Ци. Хань Юй пинчжуань (Биография Хань Юя с комментариями). Нанкин: Наньцзин дасюэ чубаньшэ, 1998. - 586 с.

114. Жэнь Фаньцю. Лунь Хань Юй хэ Лю Цзунъюань дэ саньвэнь (О прозе Хань Юя и Лю Цзунъюаня) // Чжунго гудянь саньвэнь яньцзю луньвэньцзи. Пекин: Жэньмин вэньсюэ чубаньшэ, 1959. - С. 121 - 137.

115. Лин Сюйдянь. Гуаньюй Хань Юй вэньсюэ дэ сяныиисин вэньти (К вопросу о реалистичности литературы Хань Юя) // Хань Юй яньцзю луньвэньцзи. Гуанчжоу: Гуандун жэньминь чубаньшэ, 1988. — С. 109 — 124.

116. Ло Кэдянь. Лунь Хань Юй (О Хань Юе). Тайбэй: Гоцзя чубаньшэ, 1982.-243 с.

117. JIo Ляньтянь. Хань Юй яньцзю (Исследования Хань Юя). Тайбэй: Тайвань сюэшэн шуцзюй, 1981. - 457 с.

118. Тань Цзишань (сост. и пер.) Хань Юй (Хань Юй). Тайбэй: Ваныпэн чубань юсянь гунсы, 1983. - 219 с.

119. Хань Юй яньцзю луньвэньцзи (Собрание статей о Хань Юе). -Гуанчжоу: Гуандун жэньминь чубанынэ, 1988. 406 с.

120. Хоу Вайлу (гл. ред.) Чжунго сысян тунши (Всеобщая история китайской мысли). В 4 т. Пекин: Жэньминь чубаньжэ, 1959. - Т.4. -4.1.-594 с.

121. Хун Лю. Лунь Хань Юй чжи Чао гунцзи (О заслугах Хань Юя в деле управления Чаочжоу) // Хань Юй яньцзю луньвэньцзи. Гуанчжоу: Гуандун жэньминь чубанынэ, 1988. - С.364 - 371.

122. Цзи Чжэньхуай. Тан Чжэньюань, Юаньхэ шици дэ гувэнь юньдун хэ Хань Юй дэ гувэнь (Движение за «древнюю литературу» в периоды Чжэньюань и Юаньхэ и «древняя литература» Хань Юя) // Хань Юй вэньсюань. Пекин: Жэньминь вэньсюэ чубанынэ, 1985. - С.271 - 284.

123. Цзи Чжэньхуай. Хань Юй дэ цзибэнь сысян цзи ци маодунь (Основные взгляды Хань Юя и противоречия в них) // Вэньсюэ яньцзю, 1958. № 1. - С.69 - 78.

124. Чжунго фоцзяо (Китайский буддизм). В 4 т. Шанхай: Дунфан чубань чжунсинь, 1996. - Т.4. - 394 с.

125. Чэнь Инькэ. Лунь Хань Юй (О Хань Юе) // Чжунго гудянь саньвэнь яньцзю луньвэньцзи. Пекин: Жэньмин вэньсюэ чубанынэ, 1959. -С.110- 120.

126. Чэнь Ханьсин. Хань Юй шигэ дэ сесюэ фэнгэ (Юмористический жанр в поэзии Хань Юя) // Хань Юй яньцзю луньвэньцзи. Гуанчжоу: Гуандун жэньминь чубанынэ, 1988. - С.256 - 269.1. На английском языке

127. Вагу W.Th. de. A Reappraisal of Neo-Confucianism // Studies in Chinese Thought: The American Anthropological Association. Chicago, 1953. -C.81 - 111.

128. Chang C. The Development of Neo-Confucian Thought. New York: Bookman Associates, 1957. - 376 c.

129. Hartman С. Han Yü and the T'ang Search for Unity. Princeton: Princeton University Press, 1986. - 460 c.

130. Hou Wai-lu. A Short history of Chinese philosophy. Peking: Foreign Languages Press, 1959. - 178 c.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 149326