Конструирование социальной ненависти в дискурсе тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.19, кандидат филологических наук Колосов, Сергей Александрович

Диссертация и автореферат на тему «Конструирование социальной ненависти в дискурсе». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 189215
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Колосов, Сергей Александрович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Тверь
Код cпециальности ВАК: 
10.02.19
Специальность: 
Теория языка
Количество cтраниц: 
156

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Колосов, Сергей Александрович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НЕТЕРПИМОСТИ

1.1. Научные подходы к изучению нетерпимости.

1.1.1. Социобиологический подход.

1.1.2. Социально-структурный подход.

1.1.3. Социально-когнитивный подход.

1.1.4. Дискурсивный подход.

1.2. Язык как средство конструирования социальной реальности.

1.3. Конфликт как основополагающий смысл дискурса ненависти.

1.4. Конструирование этнического конфликта.

1.5. Концепт «идентичность» и его конструирование в дискурсе.

1.6. Языковые формы выражения предубеждений.

1.7. Вербальная агрессия.

Выводы по Главе 1.

Глава 2. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ «НЕНАВИСТЬ»

2.1. Концепт как объект изучения в лингвистике.

2.2. Проблема изучения эмоций.

2.3. Эмоции как объект изучения в лингвистике.

2.4. Социальный аспект эмоций.

2.5. Эмоциональный концепт «ненависть».

2.5.1. Подходы к изучению эмоциональных концептов.

2.5.2. Структура эмоционального концепта «ненависть».

Выводы по Главе 2.

Глава 3. СТРУКТУРНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ДИСКУРСА НЕНАВИСТИ

3.1. Содержательные признаки и смыслы дискурса ненависти.

3.2. Манипулятивные стратегии в институциональном дискурсе ненависти.

3.2.1. Стратегии презентации.

3.2.2. Стратегии «легализации ненависти».

3.2.3. Пример комплексного анализа дискурса ненависти.

3.3. Признаки дискурса ненависти.

3.4. Моделирование дискурса ненависти.

Выводы по Главе 3.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Конструирование социальной ненависти в дискурсе"

Тема настоящего диссертационного исследования связана, с одной стороны, с эмоциональной сферой человеческого бытия (ненависть), а с другой с миром социальных отношений (социальная ненависть). Предполагается, что ненависть и социальная ненависть находятся в родовидовых отношениях. В отличие от просто ненависти, социальная ненависть направлена на объект (группу или индивида как представителя определённой группы), который выделяется, в первую очередь, по социально-релевантным признакам и характеристикам таким, как пол, национальность, раса, возраст, сексуальная ориентация и т.д. В социальных науках для обозначения подобного рода ненависти принят термин «нетерпимость», которому в английском языке соответствует термин «intolerance». В англоязычных научных работах, посвящённых проблемам нетерпимости, наряду со словом «intolerance» часто используется слово «hate», то есть эти термины являются взаимозаменяемыми. В настоящем исследовании используется термин «социальная ненависть», по отношению к которому «нетерпимость» выступает в роли синонима.

Начиная с середины прошлого века человеческую мысль как никогда ранее стали волновать проблемы национальных, культурных и тендерных различий. На повестке дня всё чаще появляются вопросы расовых, этнических, межкультурных отношений и, как результат, сопряжённые с ними проблемы национальной и культурной идентичности, социальной агрессии, межнациональных конфликтов и нетерпимости [Bruner 1990; Spillers 1991; Wiegman 1995; Huntington 1993; Национализм, ксенофобия и нетерпимости в современной России 2002; Тишков 2000; Толерантность 1995; Толерантность в современной цивилизации 2001; Толерантность 2001; Толерантность 2002; Язык и этнический конфликт 2001]. Особую актуальность обозначенные проблемы приобретают в свете одновременного протекания и столкновения двух противоположных тенденций в современном мире. С одной стороны, набирает обороты процесс 4 глобализации, а идея мультикультурных обществ становится всё более популярной. В то же время наблюдается обратный процесс: государства-нации стремятся к сохранению территориальной целостности, экономической и политической независимости, культурных традиций.

На современном этапе развития общества стратификационный порядок системного мира уже не является доминирующим в развитии социальной структуры, как это было на первом и втором этапах развития модерна. Происходит усиление роли статусных порядков, определяемых «стилем жизни и принадлежностью к ценностно-фундированной статусной группе, которая формируется через соответствующие ценностные образцы, идентичность, верования, вкусы, мнение и потребление» [ Социологические теории модерна. 1996: 23].

Основные проблемы, связанные с нетерпимостью, дискриминацией, социальными конфликтами и агрессией, изначально обсуждались и изучались в рамках исследований национализма и расизма. Анализ теоретических работ по данной тематике позволяет выделить следующие ключевые вопросы: 1) причины возникновения нетерпимости (ненависти); 2) роль элит и социальных институтов в конструировании конфликтов и создании установок на нетерпимое отношение; 3) язык как средство трансляции и воспроизводства этих установок.

Для лингвистической теории является важным установить отношения между восприятием некоторого фрагмента текста и воздействием, которое этот текст оказывает на коммуниканта. Несомненно, что один и тот же текст может вызвать совершенно разные чувства у различных реципиентов. Это зависит, в первую очередь, от того, насколько психологическая структура сознания реципиента-интерпретатора совпадает с психологическими особенностями и установками создателя текста. Другими немаловажными факторами являются возраст, класс, образование, профессия, пол, культура, прежние знания, личностные характеристики, текстовый опыт. Это значит, что слушающий/читающий изначально стремится приписать то, что он или она слышит или читает, определённому фрейму, что первоначальный текст сканируется посредством определённых стратегий с тем, чтобы получить текстуальную базу (значение, план, предмет текста). С другой стороны, этот процесс зависит от социопсихологических параметров и реальной ситуации [Водак 1997: 50]. Следует подчеркнуть тот факт, что реципиент всегда интерпретирует воспринимаемый текст и, как следствие, выводит смысл из него, а понимание в значительной мере зависит от предшествующего знания, хранящегося в памяти в виде схем, скриптов и фреймов.

В англоязычном мире уже довольно прочно устоялся термин «hate speech», используемый для любых вербальных форм проявления нетерпимости и разжигания розни. 30 октября 1997 года Комитет Министров государств-участников Совета Европы по вопросам разжигания ненависти принял рекомендацию № R (97)20 по борьбе с разжиганием ненависти. В этом документе, призванном ограничить распространение ненависти, термин «hate speech» определяется как понятие «покрывающее все формы самовыражения, которые включают распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов ненависти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации и враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями».

Нетрудно заметить, что вышеприведённое определение довольно пространно и может быть релевантным для огромного числа жанров текстов (дискурсов): от лозунгов, программ политических партий и текстов СМИ до шуток и анекдотов националистического толка. Определение оперирует концептами, являющимися ключевыми для политического дискурса (раса, антисемитизм, национализм, этнос, меньшинства), который непосредственно связан с идеологией [о множественности подходов к определению содержания и границ политического дискурса см. подробнее: Шейгал 2000].

В исследованиях социологов встречается термин «язык вражды» [Верховский 2002]. Однако авторы этого проекта (информационног исследовательский центр «Панорама»), проводившие мониторинг российских СМИ, признают, что в большей степени наличие языка вражды в исследуемых текстах определялось чисто субъективно. Они исходили из того, было бы им самим неприятно прочитать подобное высказывание об этнической или религиозной группе, к которой они себя причисляют. Таким образом, субъективность в данном вопросе неизбежна. Особенно это проявляется в случаях, когда в тексте отсутствуют эксплицитные вербальные маркеры агрессивности, такие, как непосредственные призывы к насилию, дискриминации, обсцентные слова и др. Вообще стоит отметить, что в «чистом» виде тексты ненависти в институциональной коммуникации встречаются по большей части в Интернете на экстремистских сайтах, которых, в принципе, не так уж и много. В остальных случаях ненависть искусно вуалируется создателями текстов, чтобы их не могли обвинить в распространении ненависти.

Термин «язык вражды» вызывает некоторую критику ещё и в том ^ плане, что слово «язык» невольно относит исследователя к изучению формальных, по большей части лексических средств. При этом когнитивные аспекты продуцирования и рецепции текста выпадают из поля зрения. В этой связи для изучения языковых форм реализации нетерпимости и их воздействия на реципиента нами вводится понятие «дискурс ненависти». Вслед за Ю. Н. Карауловым и В. В. Петровым, мы понимаем дискурс как «сложное коммуникативное явление, включающее кроме текста ещё и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресанта), необходимые для понимания текста» [Караулов, Петров 1989: 8]. Ненависть при этом выступает, с одной стороны, как социализированное № чувство, а с другой, как синоним таких понятий, как «нетерпимость», предубеждение», «агрессия».

Объектом данного исследования является речевая коммуникация.

Предмет анализа составляют вербальные тексты с эмоционально-смысловой доминантой «ненависть», а также когнитивно-речевые механизмы формирования и реализации ненависти по отношению к различным социальным группам. Необходимо оговориться, что в работе не ставится цель давать какую-либо оценку дискриминируемым группам и предубеждениям против них.

Актуальность избранной темы обусловлена:

1) важностью обращения к проблеме распространения ненависти и розни в современном обществе;

2) необходимостью выявления роли языка в формировании социальных отношений;

3) необходимостью исследования социально значимых эмоций с точки зрения их реализации и конструирования в языковой коммуникации;

4) интегративностью используемого подхода.

Целью диссертационного исследования является критический анализ дискурса ненависти, описание его структурно-содержательных элементов и свойств, выявление типичных «жанрообразующих» признаков.

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

- рассмотреть существующие научные подходы к проблеме социальной ненависти (нетерпимости);

- обозначить парадигму, в рамках которой возможно комплексно исследовать феномен социальной ненависти;

- описать структуру эмоционального концепта «ненависть», выявить его ассоциативные связи и формы реализации в дискурсе;

- определить соотношения и связи между понятиями ненависть, нетерпимость, агрессия, предубеждение;

- выделить и проанализировать когнитивно-речевые стратегии, применяемые для конструирования ненависти в дискурсе;

- выявить свойства и функции дискурса ненависти на персональном и институциональном уровнях;

- построить модель дискурса ненависти.

Материалом исследования послужили дефиниции понятия «ненависть», представленные в толковых и специальных русскоязычных и англоязычных словарях (15 источников); данные анкетного опроса (100 информантов); дискурсивные формы выражения ненависти к определённой социальной группе (персональный дискурс; 404 текста); тексты электронных СМИ на русском и английском языках (30 текстов).

В соответствии с целью и задачами исследования в качестве основных методов анализа использовались критический дискурс-анализ, метод лингвистического наблюдения и описания, метод компонентно-дефиниционного анализа, метод контекстуально-интерпретационного анализа, контент-анализ, метод сопоставительного анализа, метод анкетного опроса.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных и зарубежных исследователей, посвящённые изучению социально-когнитивных (О. В. Аронсон, С. В. Кардинская, О. Карпенко, К. Лоренц, В. С. Малахов, А. Г. Осипов, В. А. Тишков, G. Allport, J. Baldwin, D. Bar-Tal, M. Billig, B. Dunwoodie, S. Huntington) и лингвистических (A. Верховский, P. Водак, Дейк ван Т. А., Н. А. Купина, Т. В. Михайлова, М. Asante 1998) аспектов нетерпимости и социальной агрессии, работы представителей теории социального конструкционизма (Б. Андерсен, П. Бергер, К. Джерджен, Т. Лукман, А. Н. Онучин, V. Burr, W. Реагсе, J. Powers), исследования в области дискурс-анализа и критической лингвистики (И. В. Жуков, М. Л. Макаров, А. А. Романов, А. А. Филинский, Е. И. Шейгал, Beaugrande R. d е, Н. В rookes, В. D ellinger, D ijk van Т. А., N. F airclough, R. Huelsse, G. Kress, R. Langer, J. Torfing), лингвистической концептологии (A. П. Бабушкин, Л. Е. Вильмс, А. А. Залевская, В. И. Карасик, Н. А. Красавский, 3. Д. Попова, Т. Ю. Сазонова, Г. Г. Слышкин, Ю. С. Степанов, И. А. Стернин,

A. Damasio), лингвистической эмотиологии (В. П. Белянин, Е. Ю. Мягкова, Е. А. Репина, 3. Е. Фомина, В. И. Шаховский), психологические и социально-когнитивные теории эмоций (А. Вежбицкая, Б. И. Додонов, С. J1. Рубинштейн, P. Ekman, D. Margolis, Е. McCarthy, A. Ortony, D. Rougement, Т. Turner, R. Plutchik, R. Sousa de).

Научная новизна работы заключается: а) в разработке лингвистического аспекта проблем, являющихся объектом внимания таких научных направлений, как психология, социология, философия; б) в описании структуры и лингвистически релевантных характеристик эмоционального концепта «ненависть»; в) в изучении эмоций как социальных феноменов и применении принципов социального конструкционизма к их исследованию; г) в определении дискурса ненависти, а также комплексном описании его признаков и свойств; д) в выявлении социально-значимых смыслов, программируемых в дискурсе ненависти.

Теоретическая значимость выполненной работы состоит в развитии теории критического дискурс-анализа, описании когнитивных и речевых механизмов разжигания социальной ненависти и конструирования социальной реальности, описании стратегий манипуляции общественным сознанием. Полученные результаты способствуют лучшему пониманию языковых механизмов воздействия СМИ на социум.

Практическая ценность работы определяется возможностью применения ее результатов в разработке общих и специальных курсов по семантике и прагматике речевого общения, лингвистической эмотиологии, теории речевого воздействия, социолингвистике, для проведения лингвистической экспертизы текстов СМИ и других типов текстов институционального дискурса с целью установления фактов разжигания ненависти и пропаганды нетерпимости.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Изучение эмоциональных концептов требует не только лингвистического анализа вербальных средств их концептуализации и реализации, но и социопсихологического интерпретирования.

2. В лингвистическом плане дискурс ненависти можно определить как процесс (вос)производства устных и письменных текстов с эмоционально-смысловой доминантой «ненависть». «Ненависть» как эмоция может проявляться в тексте эксплицитно (через посредство прямой номинации этой эмоции и использования соответствующих эмотивов), а также имплицитно — путём актуализации сопряжённых с ненавистью понятий и категорий, таких как отвращение, презрение, страх, внешняя угроза и т.д.

3. Дискурс ненависти можно рассматривать как одно из пространств коммуникативной деятельности человека, в котором происходит конструирование социальной реальности. Объект дискурса ненависти всегда социален. Следовательно, на дискурсивном уровне происходит не только «отображение», но и конструирование отношений между субъектами социального мира.

4. Основной функцией институционального дискурса ненависти является консолидация МЫ-группы, поддержание и укрепление её доминирующего положения и авторитета.

5. Основными свойствами дискурса ненависти являются агрессивность, иррациональность и манипулятивность.

6. Персональный дискурс, в первую очередь, характеризуется установкой на выражение ненависти и диффамацию объекта, в то время как в институциональном дискурсе главной коммуникативной задачей является оправдание ненависти.

Основные положения и результаты исследования были апробированы на аспирантских семинарах, заседаниях кафедры теории языка и межкультурной коммуникации ТГУ, студенческих научных конференциях на факультете Иностранных языков и международной коммуникации ТГУ,

Всероссийской научной конференции «Языки и картина мира» (Тула, 12-15 марта 2002), VIII Герменевтической конференции «Понимание и рефлексия в коммуникации, культуре и образовании» (Тверь, 11-13 октября 2002), IV международной научной конференции «Филология и культура» (Тамбов, 1618 апреля 2003), региональной научной конференции «Единство системного и функционального анализа языковых единиц» (Белгород, 8-9 октября 2003), межвузовской научно-практической конференции «Проблемы охраны общественного порядка, общественной безопасности и пути их решения» (Тверь, 17-18 июня 2004). По теме диссертации опубликовано 9 работ в форме статей и тезисов к научным конференциям общим объёмом 3,3 п.л.

Объём и структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы, приложения.

Заключение диссертации по теме "Теория языка", Колосов, Сергей Александрович

Выводы по Главе 3

Чувство ненависти сопряжено с такими понятиями, как отвращение, презрение, страх, опасность, непонимание, зависть, при этом происходит постоянное противопоставление образа себя и соответственно своей группы с образом Другого в следующих оппозициях: нормально - ненормально, естественно - неестественно, здоровый - больной (в прямом и переносном смысле), жертва - враг. При конструировании образа Другого релевантными становятся только те свойства и черты объекта, которые заведомо получают негативную оценку с позиций большинства. Для дискурса ненависти характерны чёрно-белое восприятие действительности, парадоксальность и гиперболизация.

Ненависть может проявляться по-разному. В одном случае, человек ненавидит саму сущность явления, не понимает его и не может терпеть. Это чувство внешне проявляется в вербальной и / или какой-либо другой агрессии. В других случаях, человек может испытывать неприязнь к объекту, никак это особо не выражая. Он готов терпеть объекта, но только до тех пор, пока последний никак не затрагивает его интересов и не начинает представлять угрозу. Тогда нетерпимость начинает принимать активные формы выражения (протест, дискриминация, устранение объекта).

Образ группового объекта в случае социальных отношений конструируется дискурсивно. Он складывается из представлений, тиражируемых средствами массовой информации. Не имея никаких личных контактов с объектом, индивид находится в уверенности, что имеет адекватное представление о нём. В дискурсе происходит постоянная консолидация МЫ-группы и одновременное противопоставление её Другому с поляризацией оценок.

Формы и значения (смыслы) дискурса ненависти не зависят от объекта нетерпимости, в то время как содержательная сторона (топики) могут варьироваться в зависимости от типа подвергаемой нападкам группы.

Институциональный дискурс ненависти менее эмоционален по сравнению с его персональной разновидностью. Однако он характеризуется большей манипулятивностью и завуалированностью коммуникативной цели - разжигания ненависти и нетерпимости. Манипуляция в институциональном дискурсе основана на определённых речевых стратегиях, которые используются для презентации объектов, аргументации и «легализации» (оправдания) ненависти.

УУ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящем диссертационном исследовании предпринята попытка лингвистического анализа эмоционального концепта «ненависть», а также языковых средств и стратегий, используемых для разжигания социальной розни и ненависти. Введено понятие «дискурс ненависти» как охватывающее все формы языковой реализации нетерпимости. Ненависть при этом рассматривалась нами как эмоционально-смысловая доминанта текста, метасмысл.

Смыслы, конституирующие метасмысл «ненависть», выводились нами из рассмотрения совокупности характеристик эмоционального концепта «ненависть». С этой целью были применены дефиниционно-компонентный, интерпретативный и дискурсный анализы, что позволило описать типичные условия и признаки проявления ненависти в сфере как межличностных, так и социальных отношений.

В структуре концепта «ненависть» были выделены понятийный, смысловой, оценочный и ценностный компонент. В рамках понятийного компонента были выделены следующие базовые слоты: тональность, интенсивность, модальность, субъект, объект, медиатор, каузальность, направленность, акциональность.

Интерпретативно-дискурсивный анализ позволил выявить следующие понятия, сопряжённые с чувством ненависти: отвращение, презрение, враждебность, злоба, зависть, страх, агрессия.

Ненависть - социализированная эмоция, а не инстинкт, ибо она возникает только при осознании существования Другого. Образ Другого конструируется дискурсивно. Восприятие объекта и возникающее у реципиента отношение к нему зависит от психологических особенностей реципиента, а также его интерпретативных способностей.

Будучи социализированной эмоцией, ненависть несёт в себе ярко выраженный ценностный компонент, который играет немаловажную роль в регулировании поведения человека. Ненависть неизменно сопряжена со

132 сферой этических оценок субъекта и объектов социальной реальности. Оно возникает, в первую очередь, вследствие конфликта между концептами «добра» и «зла», «хорошего» и «плохого», которые являются полюсами универсальной аксиологической шкалы. Соответственно, объективное зло со знаком «минус» вызывает у субъекта чувство ненависти, которое для него имеет абсолютно положительный смысл. Так, вряд ли у кого-либо может вызвать непонимание или осуждение ненависть к врагу во время войны или террористам.

Ненависть может выражаться в дискурсе прямо, а может быть имплицитно заложена. В любом случае она проявляется через актуализацию определённых смыслов, сопряжённых с понятием «ненависть». Для конструирования этих смыслов автор прибегает к ряду когнитивно-речевых стратегий, релевантных интерпретативным моделям получателя текста.

В работе осуществляется структурно-содержательный критический анализ дискурса ненависти в его персональной и институциональной формах. Было установлено, что в персональном дискурсе основной коммуникативной задачей является выражение ненависти и диффамация противника, а для институционального дискурса важнее всего её легализовать. В институциональном дискурсе наблюдается тенденция к завуалированности истинных коммуникативных целей создаваемых текстов. Это объясняется тем, что в России, как и в большинстве цивилизованных стран, существуют административные и уголовные запреты (хотя и не всегда исполняющиеся) на публичное распространение расовой, национальной и религиозной розни.

В реальности происходит постоянное взаимодействие персональных и институциональных форм речевой коммуникации. Институциональный дискурс, ориентируясь на общественное сознание, воспроизводит формулы и штампы, понятные обывателю, тем самым подкрепляя массовые стереотипы и представления о Других. Предубеждения и негативные оценки преподносятся таким образом, что у читателя / слушателя, не возникает сомнения в справедливости последних и создаётся чувство уверенности, что все так думают и говорят. В то же время институциональный дискурс отражает иерархию личностных мыслительных моделей, связанных с нетерпимым отношением к какой-либо социальной группе.

Сравнительный анализ дискурсов, выражающих нетерпимое отношение к разным группам, позволил сделать вывод о том, что значения и формы выражения ненависти не зависят от объекта. В работе также выявлены типичные формально-содержательные признаки текстов, раскрывающих метасмысл «ненависть».

Дискурс ненависти - это противопоставление себя Другому и одновременная дискурсивная консолидация своей группы. На личностном уровне происходит своего рода проверка и фиксирование социальной идентичности индивида. «Я» и «Мы» каждый раз задаются конкретной ситуацией, определённым контекстом.

Враждебное отношение ко всему чужому заложено в человеке биологически, поэтому смеем предположить, что достижение всеобщей терпимости является утопией. Дискурс ненависти будет существовать ровно столько, сколько будет существовать человечество. Будет сменяться объект нетерпимости и эволюционировать формы и содержательные элементы самого дискурса. Поэтому главной проблемой, на наш взгляд, является не то, как искоренить языковые формы проявления ненависти, а распространение принципиально иных форм и способов представления Другого в институциональном дискурсе. Для этого необходим критический подход к изучению языковой коммуникации.

Дискурс ненависти упрощает реальность, чётко деля мир на «плохих» и «хороших». Апеллируя, прежде всего, к эмоциям, он зачастую не позволяет разобраться во всей сложности и неоднозначности отношений в социуме. При этом мы не говорим, что ненависть есть абсолютное зло. Вопрос в том, является ли оправданным её намеренное (по большому счёту, искусственное) разжигание.

Перспективы исследования могут быть связаны с изучением функционирования оценочного и ценностного компонентов концепта «ненависть» в сознании носителей разных языков, и соответственно, разных культур, а также их выражения в дискурсе. Особый интерес может представлять исследование реализации концепта «ненависть» в различных типах дискурса (философский, религиозный, военный). Список признаков дискурса ненависти является открытым и требует расширения и уточнения. С точки зрения воздействия дискурса ненависти на социум, возможно рассмотреть образы Другого, конструируемые в различных типах дискурса.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Колосов, Сергей Александрович, 2004 год

1. Аронсон О. В. Конфликты и сообщества (о политической функции в высказывании) // Язык и этнический конфликт / Под ред. М. Брилл Олкотт и И. Семёнова; Моск. Центр Карнеги. М.: Гендальф, 2001. - С. 15-34.

2. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. - М.: "Языки русской культуры", 1999. - 896 с.

3. Аскольдов С. А. Концепт и слово // Русская словесность: от теории словесности к структуре текста: Антология. М.: Academia, 1997. - С. 267-279.

4. Астен Т. Б. Формирование интертекстуального эмоционального фона в художественных произведениях // Языковая личность: проблемы лингвокультурологиии и функциональной семантики: Сб. науч. тр. / ВГПУ. Волгоград: Перемена, 1999. - С. 186-194.

5. Бакумова Е. В. Речевые маркеры социально-полишческой идентификации// Языковая личность: проблемы когниции и коммуникации: Сб. науч. тр. / ВГПУ. Волгоград: Перемена, 2001. - С. 236-241.

6. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс, 1994. -616 с.

7. Белянин В. П. Психологические аспекты художественного текста. М.: Изд-во МГУ, 1988. - 120 с.

8. Белянин В. П. Патопсихологический анализ идеологических текстов // Новые избирательные технологии: Тезисы научно-практической конференции «Психология и Бизнес Online» (Москва, 5-6 июля 1999 года). М.: Диалог-МГУ, 1999. - С. 11-12.

9. Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: Прогресс, 1974. - 447 с.

10. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Academia-Центр: Медиум, 1995. - 322 с.

11. Блакар Р. М. Язык как инструмент социальной власти// Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987. - С. 88-120.

12. Блохин И. Н. Изучение роли телевидения в формировании этнических стереотипов // Средства массовой информации в современном мире. Ч. 2: Тезисы научно-практической конференции. - С-Пб., 2001. - С. 65-66.

13. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика: Курс лекций по английской филологии. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. ун-та, 2001. - 123 с.

14. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. / Отв. ред. и сост. Н. А. Кронгауз. М.: Русские словари, 1997. - 410 с.

15. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов / Пер. с англ. А. Д. Шмелёва. М.: Языки славянской культуры, 2001а. -288 с.

16. Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики / Пер. с англ. А. Д. Шмелёва. М.: Языки славянской культуры, 20016. - 272 с.

17. Вепрева И. Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху. -Екатеринбург: Изд-во Уральского Университета, 2002. 379 с.

18. Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: Рус. яз., 1990. - 246 с.

19. Верховский А. Национализм, расизм и ксенофобия в Российских СМИ // Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России. — Москва: Московская Хельсинская группа, 2002. С. 185-225.

20. Вильмс JI. Е. Лингвокультурологическая специфика понятия «любовь»: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 1997. - 24 с.

21. Вилюнас В. К. Основные проблемы психологической теории эмоций вступ. ст.) // Психология эмоций. Тексты / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - С. 3-28.

22. Водак Р. Язык. Дискурс. Политика /Пер. с англ. и нем.; ВГПУ. -Волгоград: Перемена, 1997. 139 с.

23. Волков А. За что мы не любим друг друга? // Огонёк. 2001. - №13 (4688). - С. 19-21.

24. Гавел В. Ненависть: обида на весь мир // Кэмпо. 1994. - № 5 - С. 15-16.

25. Гавенко С. Анализ аргументативного эффекта оценочной семантики в естественном языке. 2001. - http://www.dialog-21 .ru/Archive/2001/volume 1/l8.htm

26. Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Сб. работ. М.: Прогресс, 1989.-310 с.

27. Дерябин А. А. Дискурсы самоопределения: опыт рефлексии. 2003. -http://two.cityline.rii/~idcriast/shgo/deriabin.htm

28. Джерджен К. Дж. Движение социального конструкционизма в современной психологии. // Социальная психология: саморефлексия маргинальное™: Хрестоматия. М.: ИНИОН, 1995. - С. 51-73.

29. Джунусов М. С. Национализм: Словарь-справочник. 2002. - http:// skinheads.narod.ru/nazionalizm.msgusunov.html

30. Дилигенский Г. Г. Социально-политическая психология: Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: Новая школа, 1996.-352 с.

31. Дмитриева О. JI. Ярлык в парламентской речи // Культура парламентской речи. М.: Наука, 1994. - С. 90-96.

32. Додонов Б. И. Эмоция как ценность // Психология мотивации и эмоций / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер и М. В. Фаликман. М.: ЧеРо, 2002. - С. 273-285.

33. Дорофеева Н. В. Удивление как эмоциональный концепт: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 2002. - 19 с.

34. Жуков И. В. Критический анализ дискурса печатных СМИ: особенности освещения северокавказского конфликта 1998-2000 гг.: Дис. . канд. филол. наук. Тверь, 2002. - 249 с.

35. Залевская А. А. Актуальные вопросы терминологии: «концепт» или «конструкт»? // Лингвистический вестник: Сб. науч. тр. Вып. 3. -Ижевск, 2001.-С. 13-19.

36. Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М.: Новое Литературное Обозрение, 1996. - 351 с.

37. Зорькина О. С. О психолингвистическом подходе к изучению текста // Язык и культура: Сб. науч. тр. Новосибирск: Изд-во Новосибирского государственного университета, 2003. - С. 205-210.

38. Исраэли Р. Израиль и евреи в учебной литературе Палестинской автономии: воспитание ненависти. 1999. - http://www.judea.ru/ articles/process/edu/education.php3?articleid=24

39. КалютаА. М. Заголовок как индикатор речевого поведения // Методологи исследований политического дискурс: Актуальные проблемы содержательного анализа общественно-политических текстов. Вып. 2 Минск: БГУ, 2000. - С. 157-163.

40. Карасик В. И. Культурные доминанты в языке // Языковая личность: культурные концепты: Сб. науч. тр. Волгоград-Архангельск: Перемена, 1996.-С. 3-16.

41. Карасик В. И. Субкатегориальный кластер темпоральности (к характеристике языковых концептов) // Концепты. Научные труды Центроконцепта. Архангельск: Изд-во Приморского гос. ун-та, 1997. -С. 154-171.

42. Карасик В. И. Языковые концепты как измерения культуры (субкатегориальный кластер темпоральности). 2001. - www.crc. promorsu.ry/library/articles/Sbornik2/sbornik24.htm#top

43. Караулов Ю. Н., Петров В. В. От грамматики текста к когнитивной теории дискурса Вступит, статья. // Дейк ван Т. А. Язык. Познание. Коммуникация: Сб. работ. М.: Прогресс, 1989. - С. 5-11.

44. Кардинская С. В. Проблема способов структурирования этнического пространства: толерантность и нетерпимость // Толерантность: Сборник статей. Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2002. - С. 70 - 89.

45. Карпенко О. Как эксперты производят «этнофобию» // Расизм в языке социальных наук. СПб.: Алетейя, 2002. - С. 23-31.

46. Клар И., Бар-Тель Д., Круглянски А. Ситуация конфликта как когнитивная схема // Психология социальных ситуаций: Хрестоматия. -СПб.: Питер, 2001. С. 216-225.

47. Колодкина Е. Н. Некоторые подходы к проблемам строения концепта и взаимодействия концептов // Слово и текст: психолингвистический подход: Сб. науч. тр. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2003. - Вып. I. - С. 76-84.

48. Колосов С. А. О риторике и прагматике дискурса ненависти // Лингвистика и филологическая герменевтика: Сб. науч. тр. Тверь, Твер. гос. ун-т, 2003. - С. 60-65.

49. Конфликты в современной России: Проблемы анализа и регулирования / Авт.: Е. И. Степанов, Е. И. Васильева, Л. М. Романенко и др.; Под ред. Е. И. Степанова. М.: Эдиториал УРСС, 1999. - 343 с.

50. Корытная М. Л. Роль заголовка и ключевых слов в пониманиихудожественного текста: Автореф. дис. канд. филол. наук. Тверь,1996.- 16 с.

51. Котов А. А. Моделирование преобразований объектов реального мира как механизм речевого воздействия. 2001. - http://expertizy.narod.ru/ magazine/025 .htm

52. Кравченко А. В. Знак, значение, знание. Очерк когнитивной философии языка. Иркутск: Издание ОГУП "Иркутская областная типография №1", 2001.-261 с.

53. Красавский Н. А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокулыурах: Монография. Волгоград: Перемена, 2001а. - 495 с.

54. Красавский Н. А. Динамика эмоциональных концептов в немецкой и русской лингвокультурах: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. -Волгоград, 20016. 40 с.

55. Крысин Л. П. Эвфемизмы в современной русской речи // Русистика. -Берлин, 1994. №1-2. - С. 28-49.

56. Кубрякова Е. С. Концепт // Краткий словарь когнитивных терминов / Кубрякова Е. С., ДемьянковВ.3., ПанкрацЮ.Г., Лузина В. Г. М.: Филол. фак. МГУ, 1996.-С. 90-93.

57. Купина Н. А., ЕнинаЛ. В. Три ступени речевой агрессии // Речевая агрессия и гуманизация общения в средствах массовой информации. -Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1997. С. 23-30.

58. Купина Н. А., Михайлова О. А. Лингвистические проблемы толерантности. 2001. - http://jasper.ctc.usu.ni:2222/urmion/textmod. jsp?doc =research/p3 2d. html&ret=research/cont.htl\

59. Куттер П. Любовь, ненависть, зависть, ревность: Психоанализ страстей. СПб.: Б.С.К., 1998.- 114 с.

60. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живём. Гл. 1-6 // Теория метафоры: Сборник / Пер. под ред. Н. Д. Арутюновой, М. А. Жирмунской. М.: Прогресс, 1990. - С. 387-415.

61. Леви-Строс К. Структурная антропология. М.: Наука, 1985. - 536с.

62. Лихачёв Д. С. Концептосфера русского языка // Известия РАН. М.: Наука, 1993.-Сер. Лит. и яз.-Т. 52.-№1.-С. 3-9.

63. Логический словарь ДЕФОРТ / Отв. редакторы: С. Я. Левит, Л. Т. Мильская. М.: Мысль, 1994. - 268 с,

64. Лоренц К. Так называемое зло. К естественной теории агрессии // Психология мотивации и эмоций / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер и М. В. Фаликман. М.: ЧеРо, 2002. - С. 132 - 157.

65. Лотман Ю. М. Избранные статьи. Статьи по семиотике культуры. Т. 1. -Таллин: Александра, 1992. 479 с.

66. Лукашевич Е. В. Когнитивная семантика: эволюционно-прогностический аспект. М., Барнаул: Изд-во Алтайского ун-та, 2002. - 234 с.

67. Любицкая Е. В. Речевой акт угрозы в сленге современной молодёжи. -2002. http://conf.stavsu.ru/ YOUTHSCI/SEC7/ lubitskaya.htm.

68. Ляпин С. X. Концептология: к становлению подхода // Концепты: Науч. труды Центроконцепта / Сост. О. П. Скидан. Вып. 1. - Архангельск: Изд-во Поморского гос. ун-та, 1997. - С. 11-35.

69. Макаров М. Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе: Монография. Тверь: Тверской государственный университет, 1998. -200 с.

70. Макаров М. Л. Речевая коммуникация в группе: дискурсивное конструирование социальной идентичности // Эссе о социальной власти языка/ Под общ. ред. Л.И. Гришаевой. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2001. - С. 30-36.

71. Макаров М. Л. Основы теории дискурса. М.: ИТДГК "Гнозис", 2003280 с.

72. Макдауголл У. Различение эмоции и чувства // Психология эмоций. Тексты / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - С. 103-107.

73. Малахов В. С. «Скромное обаяние расизма» и другие статьи. М.: Модест Колеров и "Дом интеллектуальной книги", 2001а. - 171 с.

74. Малахов В. С. Символическое производство этничности и конфликт // Язык и этнический конфликт / Под ред. М. Брилл Олкотт и И. Семёнова; Моск. Центр Карнеги. М.: Гендальф, 20016. - С. 115-138.

75. Маслова В.А. Введение в лингвокульторологию. М.: Наследие, 1997. -206 с.

76. Матвеева Г. Г. К вопросу о речевых стратегиях скрытого воздействия отправителя текста на его получателя. 2003. - http://rspu.edu.ru/ proj ects/deutch/note44 .html

77. Михайлова Т. В., Михайлов А. В. Использование эмоциональных смыслов для выражения оценочных значений в Повестях Смутного Времени XVII века. 2003. - http://wwwlib.sibstu.kts.ru/paradigma/ 2/4.htm

78. Михальская А. К. Русский Сократ: лекции по сравнительно-исторической риторике: Учебное пособие для студентов гуманит. фак. -М.: Academia, 1996. 192 с.

79. Московичи С. Век толп: Исторический трактат по психологии масс. -М.: Центр психологии и психотерапии, 1998. 475 с.

80. Мягкова Е. Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистического исследования. Воронеж: Изд-во Воронеж, унта, 1990. - 106 с.

81. Мягкова Е. Ю. К проблеме исследования эмоциональных единиц индивидуального лексикона.- 1999. http://fccl.ksu.ru/ winter.99/cog model/myagkova.pdf

82. Мягкова Е. Ю. Экспериментальное исследование «констант русской культуры» // Слово и текст в психолингвистическом аспекте: Сб. науч. тр. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2000. - С. 56-63.

83. Назаретян А. П. Агрессивная толпа, массовая паника, слухи. Лекции по социальной и политической психологии. СПб.: Питер, 2003. - 192 с.

84. Национализм, ксенофобия и нетерпимость в современной России. М.: Московская Хельсинская группа, 2002. - 416 с.

85. Нестеренко В. Язык нетерпимости и язык доверия // Свободная мысль: Теоретический и политический журнал. 1992. - №2. - С. 74-77.

86. Никитина С. Е. Концепт судьбы в русском народном сознании // Понятие судьбы в контексте разных культур. М.: Наука, 1994. - С. 130137.

87. Нордберг JI. В. Толерантность и социальное насилие как элементы дифференциации современного социума // Толерантность: Сборник статей. Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2002. - С. 57-70.

88. Онучин А.Н. "Новая парадигма" в социальной психологии // Мир психологии. 1999. - № 3. - С. 90-97.

89. Осипов А. Г. Конструирование этнического конфликта и расистский дискурс // Расизм в языке социальных наук. СПб.: Алетейя, 2002. - С. 45-69.

90. Павилёнис Р. И. Проблема смысла: Современный логико-философский анализ языка. М.: Мысль, 1983. - 286 с.

91. Палашевская И. В. Концепт «закон» в английской и русской лингвокультурах: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 2001.-23 с.

92. Перцев А. В. Толерантность как моральный идеал // Толерантность: Исследования. Переводы. Информация. / Вестник Уральского межрегионального института общественных отношений. 2001. - № 1. -Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001. - С. 50 - 70.

93. Попова 3. Д., Стернин И. А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях. Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2000. - 30 с.

94. Попова 3. Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике. -Воронеж: Истоки, 2001. 191 с.

95. Прохвачёва О. Г. Лингвокультурный концепт «приватность» (на материале американского варианта английского языка): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Волгоград, 2000. - 24 с.

96. Разворотнева С. В. Язык власти, власть языка // Психология и психоанализ власти: Хрестоматия. В 2-х томах. / Сост. Д. Я. Райгородский. Самара: Издательский дом "БАХРАХ", 1999. - Т. 1. - С. 220-237.

97. Рахманин B.C. Социальные проблемы языка в современном мире // Эссе о социальной власти языка / Под общ. ред. Л.И. Гришаевой. Воронеж: Воронежский государственный университет, 2001. - С. 13-21.

98. Ю5.Рейковский Я. Исследования выражения эмоций // Психология мотивации и эмоций / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер и М. В. Фаликман. -М.: ЧеРо, 2002. С. 439-446.

99. Репина Е. А. Агрессивный текст как тип текста. 2002. - http://www. textology.ru/public/agress.html

100. Речевая агрессия и гуманизация общения в средствах массовой информации. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1997. - 120 с.

101. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре // Культорология. XX век: Антология. М: Юрист, 1995. - С. 69-104.

102. Риман Ф. Основные формы страха. Исследования в области глубинной психологии. М.: Алетейа, 1998. - 330 с.

103. Романов А. А. Политическая лингвистика: Функциональный подход. -Москва-Тверь: ИЯ РАН, ТвГУ, 2002. 191 с.

104. Рубинштейн С. Л. Эмоции // Психология эмоций. Тексты / Под ред.

105. B. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984.1. C. 152-161.

106. Савельев А. Н. Политическая мифология и политическая технология // Москва. 1998.-№8.-С. 160-170.

107. Сазонова Т. Ю. Различные подходы к трактовке концепта // Слово и текст в психолингвистическом аспекте: Сб. науч. тр. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2000. - С. 70-76.

108. Сахно С. Л. «Своё-чужое» в концептуальных структурах// Логический анализ языка. Культурные концепты. М.: Наука, 1991. - С. 95-101.

109. Сеченов И. М. Психология поведения: Избранные психологические труды / Под ред. М. Г. Ярошевского. М.; Воронеж: Изд-во «Института практической психологии», 1995. - 318 с.

110. Скидан О. П. Математический концепт и его категориальная структура // Концепты. Научные труды Центроконцепта. Вып. 1. Архангельск: Изд-во Поморского государственного университета, 1997. - С. 36-68.

111. Слышкин Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецендентных текстов в сознании и дискурсе. М.: Academia, 2000а. -128 с.

112. Слышкин Г. Г. Дискурс и концепт (о лингвокультурном подходе к изучению дискурса) // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс: Сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 20006. - С. 38-45.

113. Соломаха В. А. Признак как медиатор межполевых связей в лексиконе носителя языка: Дис. . канд. филол. наук. Тверь, 2003. - 165 с.

114. Социологические теории модерна, радикализированного модерна и постмодерна: Научно-аналитический обзор. М.: ИНИОН, 1996. - 65 с.

115. Спиноза Б. О происхождении и природе аффектов // Психология эмоций. Тексты / Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю. Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - С. 29-46.

116. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. М.: Акад. Проект, 2001.-989 с.

117. Стернин И. А., Быкова Г. В. Концепты и лакуны // Языковое сознание: формирование и функционирование: Сб. статей / Отв. ред. Н. В. Уфимцева М.: Б. и., 1998 - С. 55-67.

118. Тишков В. А. Политическая антропология. Lewiston: The Edwin Mellen Press, 2000. - 338 с.

119. Толерантность: Сб. науч. статей. Выпуск 1. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1995.- 100 с.

120. Толерантность: Исследования. Переводы. Информация. / Вестник Уральского межрегионального института общественных отношений. -2001. № 1. - Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001. - 169 с.

121. Толерантность в современной цивилизации: Материалы международной конференции. Екатеринбург, 14-19 мая 2001 г. / Под ред. М. Б. Хомякова. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001. - 292 с.

122. Толерантность: Сб. науч. статей / Под ред. Н.С. Ладыжец. Ижевск: Удмуртский государственный университет, 2002. - 254 с.

123. УинтерД. Интеллектуальные задачи политической психологии // Политическая психология. Хрестоматия: Учебное пособие / Пер. с англ. Составитель профессор Е.Б. Шестопал. М.: Инфра-М., 2002. - С. 6-23.

124. Филинский А. А. Критический анализ политического дискурса предвыборных кампаний 1999-2000 гг.: Дис. . канд. филол. наук. -Тверь, 2002. 163 с.

125. Фомина 3. Е. Эмоционально-оценочная лексика современного немецкого языка: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. М., 1996. - 66 с.

126. Фрумкина Р. М. Концепт, категория, прототип // Лингвистическая и экстралингвистическая семантика. М.: Наука, 1992. - С. 28-43.

127. Фуко М. Воля к истине: По ту сторону знания, власти и сексуальности. -М.: Молистериум: Касталь, 1996. 446 с.

128. Хотинец В. Ю. Этническая идентичность и толерантность. -Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2002. 121 с.

129. Чернейко Л. О. Лингво-философский анализ абстрактного имени. М.: Индрик, 1997.-319 с.

130. Шаховский В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1987. -192 с.

131. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса: Монография / Ин-т языкознания РАН; Волгогр. гос. пед. ун-т. Волгоград: Перемена, 2000. -368 с.

132. Юданова Е. Т. Суггестивная функция языковых средств англоязычного политического дискурса: Автореф. дис. канд. филол. наук. С.Петербург, 2004. - 20 с.

133. Юнг К. Г. Эмоция и чувство // Психология мотивации и эмоций / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер и М. В. Фаликман. М.: ЧеРо, 2002. - С. 108110.

134. Язык и этнический конфликт / Под ред. М. Брилл Олкотт и И. Семёнова; Моск. Центр Карнеги. М.: Гендальф, 2001. - 150 с.

135. Ямсков А. Этнический конфликт: проблема дефиниции и типологии // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: Сб. статей / Ред. В. А. Тишков, А. В. Малашенко, М. Б. Олкотт. М.: Московский Центр Карнеги, 1997. - С. 206-207.

136. Ярошевский Т. Размышления о практике. М.: Прогресс, 1976. - 310 с.

137. Allport G. The Nature of Prejudice. Cambridge, Massachusetts: Addison-Wesley Pub. Co., 1954. - 537 p.

138. Asante M. K. Identifying Racist Language: Linguistic Acts and Signs // Communicating prejudice. Thousand Оaks, С alifornia: S age Publications, 1998.-Pp. 87-99.

139. Baldwin J. R. Tolerance / Intolerance: A Multidisciplinary View of Prejudice // Communicating prejudice. Thousand Oaks, California: Sage Publications, 1998.-Pp. 24-57.

140. Barth F. Introduction // Ethnic Groups and Boundaries: The Social Organization of Culture Difference. Bergen, Universitetsforlaget; London: Allen & Unwin, 1969. - Pp. 9-37.

141. Bar-Tal D. Causes and consequences of delegitimization: models of conflict and ethnocentrism // The Journal of Social Issues. 1990. - Volume 46. -Issue l.-Pp. 65-83.

142. Beaugrande R. de The Story of Discourse Analysis // Discourse as Structure and Process. London: Sage Publications Ltd., 1997. - Pp. 35-62.

143. Billig M. Banal Nationalism. London: Sage Publications, 1995. - 200 p.

144. Brookes H. J. 'Suit, tie and a touch of juju' the ideological construction of Africa: a critical discourse analysis of news on Africa in the British press// Discourse & Society. - 1995. - Volume 6. - Issue 4. - Pp. 461-494.

145. Burr V. Introduction to Social Constructionism. London, New-York: Routledge, 1995.- 198 p.

146. Damasio A. Concepts in the brain // Mind and Language. 1989. - Volume 4. -Issue 1-2.- Pp. 24-28.

147. Dellinger B. Critical Discourse Analysis. 1995. - http://users.utu.fi/bredelli/ cda.html.

148. Dictionary of Sociology and Related Sciences / Ed. By H. P. Fairchild. -Totowa, New Jersey: Littelefield, Adams & Co, 1977. 240 p.

149. Dijk van T. A. Elite Discourse and Racism. Sage Series on Race and Ethnic Relations. Volume 6. London: Sage Publications Ltd., 1993. - 320 p.

150. Dijk van T. A. Ideologies in Political Discourse on Immigration. 1995. -http://www.let.uva.nl/4eun.

151. Dunwoodie В. C. Moral Exclusion in the Information Age: A Question of Technoschism. 1997. - http://srproj.lib.calpoly.edu/projects/psych/ DunwoodieBriceCraig/index.html

152. Ekman P. All emotions are basic // The Nature of Emotion: Fundamental Questions / ed. P. Ekman and R. Davidson. New York: Oxford University Press, 1994.-Pp. 15-19.

153. Fairclough N. Critical Discourse Analysis: the Critical Study of Language. -London: Longman Group Limited, 1995a. 265 p.

154. Fairclough N. Media Discourse. London, New-York: Edward Arnold, 1995b. - 200 p.

155. Fiske S., Taylor S. Social Cognition. New-York: McGraw-Hill, Inc., 1991. — 718 p.

156. Fowler R, Hodge В., Kress G., Trew T. Language and Control. London: Routlege and Kegan Paul, 1979. - 224 p.

157. Gergen K. J. The Saturated Self: Dilemmas of Identity in Contemporary Life. New-York: Basic Books, 1991.-295 p.

158. Habermas J. The Theory of Communicative Action. Vol. 1. - London: Heinemann, 1984. - 465 p.

159. Hall E. Inventing the barbarian: Greek self-definition through tragedy. -Oxford: Oxford University Press, 1989. 277 p.

160. Halliday M. Language as social semiotic: the social interpretation of language and meaning. London: Edward Arnold, 1978. - 256 p.

161. Huelsse R. The discursive construction of identity and difference Turkey as Europe's Other? // ECRP Joint Sessions of Workshops. Mahnhem, 26-31 March, 1999. - http://www.essex.ac.uk/ecpr/jointsessions/Manpapers/w22/ hulsse.pdf

162. Huntington S. P. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs. 1993. - Vol. 72. - No. 3. - http://www.foreignaffairs.Org/1993/3.html

163. Klineberg O. Social Psychology. New York: Holt, 1948. - 578 p.

164. Koeck W. K. Autopoiese, Kognition und Kommunikation // Zur Biolgie der Kognition. Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1990. - S. 159-188.

165. Kress G. Ideological Structures in Discourse // Handbook of Discourse Analysis. Vol. IV. London: Academic Press, 1985. - Pp. 27-41.

166. Langer R. The concept of discourse in the analysis of complex communication events. 1998. - http://www.diskurs.dk/litteratur/pdf/ artikler/Langer,%20Roy The%20concept%20of%20discourse% 20in% 20 the%20analysisIKL-paper%201998.pdf

167. Lakoff G., Kovecses Z. The cognitive model of anger inherent in American English // Cultural models in language and thought. Cambridge: Cambridge University Press, 1987. - Pp. 195-221.

168. Margolis D. R. The f abric о f s elf: A theory о f e thics and e motions. N ew Haven: Yale University Press, 1998. - 207 p.

169. Matic J. Disarmament of Hatred. 1995. - http://www.aimpress.ch/dyn/trae/ archive/data/199503/50321 -004-trae-beo.htm

170. McCarthy E. D. Emotions are Social Things // Research agendas in the sociology of emotions / ed. Theodore D. Kemper. Albany: Stale University of New York Press, 1990. - Pp. 51 -72.

171. Ortony A., Turner T. What's basic about basic emotions? // Psychological Review. 1990. - Volume 97. - Pp. 315-331.

172. Pearce W. B. Interpersonal Communication: Making Social Worlds. New York, New York: HarperCollinsCollegePublishers, 1994. - 377 p.

173. Plutchik R. The Psychology and Biology of Emotion. New York, New York: HarperCollinsCollegePublishers, 1994. - 396 p.

174. Potter J., Wetherell M. Discourse and Social Psychology: Beyond Attitudes and Behaviour. London: Sage, 1987. - 216 p.

175. Powers J. H. Public Speaking: The Lively Art. New-York: HarperCollins College Publishers, 1994.-455 p.

176. Rougement D. de Love in the Western World. Princeton: Princeton University Press, 1983. - 392 p.

177. Sousa R. de The Rationality of Emotion. Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 1987.-373 p.

178. The Social Construction of Emotions / edited by Rom Harre. Oxford, OX, UK ; New York, NY, USA : Blackwell, 1986. - 316 p.

179. Tomkins S .S., McCarter R. What and where are the primary affects: S ome evidence for a theory // Perceptual and Motor Skills. 1964. - Vol. 18. - Pp. 119-158.

180. Torfmg J. New Theories of Discourse: Laclau, Mouffe and Zizek. Oxford, UK; Maiden, Massachusetts: Blackwell Publishers, 1999. - 342 p.

181. Wodak R. Zur diskursiven Konstruktion nationaler Identitaet. Frankfurt am Main.: Suhrkamp, 1998. - 567 p.

182. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ

183. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. М.: Рус. яз., 1989. - Т. 2: И-О. - 779 с.

184. Еникеев М. И., Кочетков О. Л. Общая, социальная и юридическая психология: Краткий энцикл. словарь. М.: Юридическая литература, 1997.-447с.

185. Конюхов Н. И. Словарь-справочник по психологии. М.: Б. и., 1996. -154 с.

186. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов и Н. Ю. Шведова; РАН, Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. 4-е изд., доп. - М.: Азбуковник, 1999. - 939 с.

187. Психология: Словарь / Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Политиздат, 1990. - 494 с. Ребер А. Большой толковый психологический словарь / Пер. с англ. -М.: Вече, 2000. - Т 1: А-О. - 591 с.

188. Словарь русского языка: В 4-х т. М.: Рус. яз., 1986. - Т. 2: К-О / Подг. Л. Г. Александровой и др. - 736 с.

189. Словарь современного русского литературного языка: В 20-ти т. М.-Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1958. - Т. 7: Н / Ред. Ф. П. Сороколетов и Ф. П. Филин. - 1468 с.

190. Современный толковый словарь русского языка / РАН. Ин-т лингвист, исследований; Авт. Проекта и гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб.: Норинт, 2001.-959 с.

191. Социологический энциклопедический словарь / Ин-т соц.-полит. исслед. РАН; Ин-т социологии РАН; Ред.-координатор Г. В. Осипов. М.: Изд. Группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998. - 480с.

192. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: Прогресс, 1986.-456 с.

193. Longman D ictionary о f С ontemporary E nglish. 3 rd e d. - Harlow, E ssex: Longman Diet., 1995. - 1668 p.

194. Random House Webster's unabridged dictionary. 2nd ed. - New York: Random House, 1997. - 2230 p.

195. The Advanced Learners Dictionary of Current English / by A. S. Hornby, E. V. Gatenby, H. Wakefield. Oxford: Oxford University Press, 1963. - 1200p.

196. Penguin Dictionary of Psychology / by A. S. Reber. 2nd ed. - London, New-York: Penguin Books, 1995. - 880 p.

197. The WordNet Dictionary // http://www.hyperdictionary.com.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 189215