Контроль в управлении государством :Конституционно-правовые проблемы тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.02, доктор юридических наук Акопов, Леонид Владимирович

Диссертация и автореферат на тему «Контроль в управлении государством :Конституционно-правовые проблемы». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 133410
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Акопов, Леонид Владимирович
Ученая cтепень: 
доктор юридических наук
Место защиты диссертации: 
Ростов-на-Дону
Код cпециальности ВАК: 
12.00.02
Специальность: 
Конституционное право; муниципальное право
Количество cтраниц: 
395

Оглавление диссертации доктор юридических наук Акопов, Леонид Владимирович

ВВЕДЕНИЕ.

Глава I. ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ АКТУАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О КОНТРОЛЕ

В УПРАВЛЕНИИ ГОСУДАРСТВОМ.

§1. Этимология понятия «контроль» и его лингво-юридическая трактовка.

§2. Генезис представлений о контроле в истории и теории государства и права.

§3. Аксиология и телеология контроля как правовой формы деятельности.

Глава 2. ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ (НАРОДОВЛАСТНЫЙ) КОНТРОЛЬ И ЕГО РОЛЬ В УПРАВЛЕНИИ

ГОСУДАРСТВОМ.

§1. Роль институтов непосредственной и представительной демократии в организации контроля народа за государственными органами.

§2. Понятие и классификация организационно-правовых форм контроля народа за органами государства.

§3. Проблемы становления механизма контроля народа за представительными (законодательными) и исполнительными органами государственной власти.

Глава III. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ, ЕГО ВИДЫ

И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ.

§1. Президентский контроль в России и проблемы его оптимизации.

§2. Значение и особенности парламентского контроля.

§3. Контрольные полномочия Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти.

§4. Конституционный судебный контроль и надзор.

§ 5, Проблемы общего судебного контроля и прокурорского надзора за соблюдением гарантий реализации прав и свобод граждан.

Глава IV. АПОЛОГИЯ КОНТРОЛЬНОГО ПРАВА.

§1. Общенаучное (конституционно-правовое) и специально-функциональное понимание контрольной власти.

§2. Обоснование гипотезы о контрольном праве и его месте в системе российского права.

§3. Контрольное право как подотрасль российского публичного (государственного) права.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Контроль в управлении государством :Конституционно-правовые проблемы"

Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертационного исследования, в своей основе, предопределяется нынешним весьма противоречивым состоянием политико-правовой сферы демократического и государственного контроля, а также насущной необходимостью их эффективного осуществления для стабилизации, укрепления и прогрессивного развития российской государственности в условиях становления демократического гражданского общества, признающего высшей ценностью права и свободы человека и гражданина, а также невозможность их безусловного гарантирования без формирования правового государства в полисоставной (федеративной) России.

Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года и заложившая основы демократического правового государства в нашем Отечестве, безусловно, является фундаментом российского контрольного права. Определяющее значение здесь имеют такие государствен но-правовые принципы, как: народовластие, приоритет прав и свобод человека и гражданина, федерализм, разделение властей, взаимная ответственность государства и личности, общественный и судебный контроль, а также централизованная система прокурорского надзора за соблюдением законности.

Говоря о контрольном праве, мы рассматриваем его не только в качестве одного из особенных (относительно самостоятельных) направлений в праве либо специфической подотрасли в традиционном смысле этого слова, но прежде всего как своеобразный «узел» юридических наук. Именно под таким углом зрения, на наш взгляд, в повестку дня следует в первоочередном порядке поставить насущную необходимость кодифицировать и систематизировать российское законодательство о праве на контрольную деятельность (то, что в американской юриспруденции принято называть «right-to - control legislation»).

Контрольное право в этом контексте вполне логично (хотя бы и метафорично) представить в виде определенным образом структурированной системы - «вязанки прав» («bundl of rights»)1, в которой каждое из них выступает как определенное, исключительное правомочие.

Отметим, что отдельно взятый (один-единственный) субъект контроля крайне редко обладает всей совокупностью указанных правомочий по отношению к подконтрольному объекту. В действительности распределение полномочий между различными субъектами контрольного права может быть весьма и весьма сложным, порой противоречивым и даже взаимоисключающим (последнее имеет место при заведомом игнорировании общих принципов теории управления и контроля в частности).

Как верно отмечается А.И. Радченко, общие и частные функции государственного управления должны определяться на основе следующих источников: «основных функций социального управления (планирование, организация, контроль и учет, регулирование и координирование) и полномочий органов управления по определенным предметам ведения, установленных федеральными законами»2.

Современная реформа административно-государственного управления призвана не только укрепить федеративное единство и повысить

•в отдачу от деятельности всех государственных органов с одновременной поддержкой местного самоуправления, она также нацелена и на обеспечение системности и эффективности демократического (народовластного) и общегосударственного контроля, четкое соблюдение принципа разделения и взаимного уравновешивания ветвей государственной власти, разграничение предметов ведения и полномочий между феде

1 См.: Галятин М.Ю. США: правовое регулирование использования земель. - М.: Наука, 1991. С. 67.

2 Радченко А.И. Основы государственного и муниципального управления: системный подход. - 2-е изд., перераб. и доп. - Ростов н/Д.: Ростиздат, 2001. С. 136. ральными органами государственной власти и властными структурами субъектов Российской Федерации.

Тема нашего исследования имеет не только весьма важное теоретико-правовое значение, но и непосредственное программно-политическое звучание. Это, в частности, подтверждается и тем, что, определяя приоритеты развития Российского государства в новом тысячелетии, В.В. Путин отмечал: «Во всем мире наблюдается тенденция к усилению исполнительной власти. И потому далеко не случайно стремление общества усилить контроль над ней во избежание произвола и злоупотреблений. Вот почему я лично придаю первостепенное значение налаживанию партнерских отношений между исполнительной властью и гражданским обществом, развитию институтов и структур последнего, развертыванию активной и жесткой борьбы с коррупцией» (подчеркнуто нами - Л.А.)1.

Исследуемая в настоящей работе проблематика относится к важнейшей области конституционно-правовых отношений, которые имманентно устанавливаются: 1) между федеральными органами государственной власти с одной стороны, народом (гражданами и их объединениями) с другой стороны через институты непосредственной (прямой) демократии в ходе осуществления народовластного (демократического) контроля; 2) между главой государства (Президентом России) и его Администрацией с одной стороны, федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Федерации с другой стороны в процессе осуществления президентского контроля; 3) между парламентом России, его комитетами и комиссиями с одной стороны и федеральными органами исполнительной власти, а также иными государственными органами с другой стороны в процессе реализации полномочий парламентского контроля в сфере исполнения бюджетного

1 Владимир Путин: Россия на рубеже тысячелетия // Российская газета. 1999. 31 декабря. С. 4. законодательства; 4) между Правительством России и федеральными органами исполнительной власти с одной стороны, органами исполнительной власти субъектов Федерации (по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации), а также иными государственными органами, предприятиями, учреждениями и организациями с другой стороны в части юрисдикционных контрольных полномочий «правительственной власти»; 5) между федеральными судами и органами прокурорского надзора с одной стороны, всеми подконтрольными и поднадзорными субъектами (физическими и юридическими лицами) с другой стороны в сфере обеспечения соблюдения законности и правопорядка в соответствии с юрисдикцией судебной и прокурорской власти и другие.

Опыт последнего десятилетия выявляет здесь многообразные и вместе с тем довольно противоречивые явления, требующие своего научного осмысления и практической проверки.

В силу этого выбор в качестве объекта настоящего исследования сложившихся и вновь появляющихся в Российском государстве форм и методов демократического и государственного контроля имеет своей целью внести существенную лепту в решение актуальных проблем систематизации и повышения эффективности контроля как важнейшего вида юридической деятельности, обосновать необходимость формирования контрольного права в качестве подотрасли федерального конституционного права России вкупе с определением места последнего в соотношении с «указным» (президентским), парламентским, правительственным и судебным правом.

Из-за целого ряда объективных и субъективных причин до сих пор отсутствует целостное политико-правовое представление (понимание) важности и необходимости выделения в структуре федерального государственного права соответствующих подотраслей (названных выше), которые бы отражали вполне адекватно объективно сложившуюся и легитимизированную «пирамиду власти» в президентско-парламентской республиканской России. Речь идет не о простой констатации и тем более не об оправдании новой модели административно-государственного управления (которая в этом не нуждается), задача состоит в том, чтобы обеспечить конституционно-легитимный механизм разделения властей надежными институциональными сдержками и противовесами во избежание опасностей увлечения авторитарностью и «скатывания» к переизданию командно-административной системы в духе однопартийного диктата, имевшего место в прошлом.

Создание вездесущей, объективной и эффективной системы правового контроля в управлении демократическим федеративным государством с республиканской формой правления и с «человеческим» (социальным) лицом возможно лишь при условии четкого определения иерархических и юридических взаимосвязей между различными видами (общими и специальными), а также организационно-правовыми формами такого контроля. Нельзя не видеть и того, что назрела потребность в кодификации, консолидации и инкорпорации массива законодательных и подзаконных актов, имеющих прямое либо опосредованное отношение к реализации контрольных функций управомоченными государственными органами. Это позволит на деле сформировать контрольное право как специфическую подотрасль российского публичного права.

Основной целью диссертационной работы является в связи с вышеотмеченным системно-логический и комплексный анализ закономерностей взаимодействия, взаимосвязей внешнего и внутреннего характера между различными видами общего и специального (организационно-властного) правового контроля, которые проявляются как на уровне глубинной конституционной природы демократического (народовластного) и государственного контроля, так и в процессе реализации политико-правовых форм контроля как юридической деятельности органов государственной власти и управления.

В качестве подцелей и задач исследования выступают: гносеологический и ретроспективный анализ истоков современных представлений об имманентной взаимосвязи контроля и права (и наоборот); обоснование демократического контроля в качестве важнейшего комплексного государственно-правового института; системно-аналитическое и функционально-организационное исследование основных видов государственного контроля (президентского, парламентского, правительственного, судебного); общенаучное и специальное обоснование гипотезы о необходимости контрольного права, формулирование путей его становления и определение его места и роли в общей системе российского публичного и, в частности, конституционного права.

Методологическую основу диссертации предопределили актуальные методы познания, в том числе общенаучного (системно-логический, диалектико-материалистический, политологический, социологический, исторический), так и специально-познавательного (компаративный, историко-правовой, организационно-функциональный, лингво-юридический, дедукции и индукции, формально-логический, кибернетический) характера. Применение указанных методов дало возможность «незашорено» и многоаспектно, объективно-исторически и актуально-логически, проспективно и комплексно изучить, проанализировать, обобщить и резюмировать весьма сложные и коллизионные контрольно-правовые отношения на различных «этажах» пирамиды государственной власти, в соответствующих взаимоотношениях ветвей власти, исходя из конституционного принципа их функционального разделения и противоречивого единства. Кроме того избранный методологический инструментарий позволил постулировать необходимость дополнения классического принципа разделения единой государственной власти на три ветви еще двумя относительно «самодостаточными» функциональными ветвями, а именно президентской и контрольной властью.

Источниковедческая база исследования состоит из многочисленных и разнообразных научных трудов как российских, так и иностранных авторов, а также широкого массива законодательных и иных нормативно-правовых источников. Особенностью источниковой основы работы является и специфичность контрольно-правовых норм, которые преимущественным образом «рассеяны» по правовому полю почти всех отраслей законодательства.

Вместе с тем в качестве фундамента, краеугольного основания нашего исследования следует обозначить, безусловно, Конституцию Российской Федерации 1993 года. Мы опирались также на федеральные конституционные законы и иные российские законы, постановления Конституционного Суда Российской Федерации и указы главы Российского государства.

Научная новизна и оригинальность диссертационного исследования заключаются:

-в нетривиальном подходе к комплексному исследованию правового контроля в связи с его местом и ролью в управлении государством как важнейшего (фундаментального) социального института;

- в глубоком раскрытии сущности демократического (народовластного) контроля как самостоятельного и неотъемлемого государственно-правового института;

-в новом сравнительно-правовом анализе различных звеньев (ветвей) государственного контроля в единой «архитектонике» конституционной общефедеральной государственной власти;

-в обосновании гипотезы и аргументированных доказательствах назревшей потребности в утверждении контрольного права в «связке» подотраслей конституционного права России.

Последнее осуществлено впервые в отечественной научной литературе в качестве шага, логически подготовленного известными российскими учеными, не имевшими, однако, в связи с политико-идеологическими запретами (в период всевластия КПСС) возможности его сделать. Это потребовало, в свою очередь, своеобразно сформулировать наиболее существенные характеристики и по новому раскрыть основы указного права, парламентского права, правительственного права, судебного права в их логической взаимосвязи с контрольным правом вообще и контрольно-юридической деятельностью, в частности. Отсюда и возможность подразделения (самой конституционной подотрасли) контрольного права на общую и особенные части.

В то же время в работе доказывается тезис общеметодологического свойства о том, что основой (базисом) контрольного права как подотрасли федерального государственного права являются контрольно-юридические отношения политически властного характера.

Это было обусловлено и предложенным автором концептуальным подходом к решению проблемы соотношения общенародной, президентской, парламентской, правительственной, судебной и контрольной властей. Причем последняя может быть рассмотрена в качестве некоего организационно-связующего начала всех других ветвей власти.

На защиту выносятся следующие новые выводы и положения, которые имеют важное значение для теории и практики как общего, так и непосредственно федерального конституционного права (науки и отрасли):

1. Получили ретроспективно-правовое и гносеологическое, а также философское обоснование тезисы об имманентной (исходно-деонтологической) взаимосвязи контроля и права, права и контроля в историческом, актуальном и проспективном их рассмотрении. Тем самым показано и доказано, что контроль, без которого невозможно достижение любой цели (в том числе и правовой) зачастую выступает как предпосылка установлений юридического характера в социальном, государственном, коллективном и индивидуальном бытии. Иными словами контроль выступает в ипостаси права, а оно, в свою очередь, предстает в форме «нормоконтроля» (контрольно-властных юридических предписаний и действий).

2. Подтверждено синкретическое единство в праве вообще и в контрольном праве, в частности, свободы и необходимости, правомочий и обязанностей граждан, их объединений, государства в целом.

3. Доказано, что демократический (народовластный) контроль должен и вполне может считаться комплексным государственно-правовым институтом. В то же время этот вид социально-правового контроля следует включить в контрольное право в качестве его важнейшего правового института.

4. По-новому решен вопрос о методологии теоретического рассмотрения и политико-практического осуществления конституционного принципа разделения властей, не требующей внесения изменений и дополнений в Основной Закон Российского государства.

В предложенной нами концепции устойчивость и стабильность взаимоотношений (скоординированность и согласованность функционирования) ветвей власти (президентской, парламентской, правительственной и судебной) обеспечивается общеполитической контрольной властью, включающей в себя как демократический (народовластный), так и общегосударственный контроль всех видов.

5. Раскрыта природа и специфика социально-правовых связей субъектов демократического и государственного контроля в их противоречивом (диалектическом) единстве (и расхождении). Одновременно анализируются вопросы юрисдикционных контрольных полномочий указанных субъектов политико-правового контроля.

6. Раскрыты важнейшие характеристики и особенности контрольно-правовых отношений в системе разделения государственной власти, опираясь на фундамент демократического (народовластного) контроля, выступающего в конечном счете первоисточником контрольно-властных полномочий федеральных государственных органов.

7. С учетом архитектоники построения государственной власти на основе Конституции Российской Федерации предложена своеобразная модель структуры общей части федерального конституционного права, которая должна по предложению автора включать в себя наравне с другими и следующие подотрасли, отвечающие системе разделения властей, а именно: указное (президентское), парламентское (законодательно-представительное), правительственное (политико-административное), судебное (юстиция), контрольное право.

8. Обосновывается значение и специфика конституционной (политико-правовой) природы контрольного права как важного средства управления государством и реализации его функций. Вся система контрольного права как подотрасли публичного (государственного) права находит свое воплощение в институтах народовластия, президентуры, парламентской, исполнительной и судебной власти. С учетом народного суверенитета и конституционной гарантии законодательных полномочий народа (например, путем референдума Российской Федерации) предложено законодательную власть именовать парламентской, учитывая также и прерогативы главы государства в законотворческой деятельности.

9. Устанавливается, что механизм взаимодействия контрольной власти (в политико-правовом смысле) с другими ветвями государственной власти во многом определяется исторически сформировавшимся единоначальным (по преимуществу) принципом управления государством и, что для предупреждения опасностей авторитаризма и «полицейщины» необходимо включить в концепцию и в юридическую конструкцию осуществления контрольной власти в качестве фундаментальной ее основы принцип приоритета демократического (народовластного) контроля со всеми его конкретными проявлениями.

10. Исследуются значение и место конституционного судебного контроля (юстиции), контроля судов общей юрисдикции, арбитражных и военных судов, а также прокурорского надзора в общей системе контрольной власти и контрольного права, при этом отнюдь не умаляется их самостоятельное правовое бытие в судебной ветви власти. Одновременно выявлены и новые нюансы соотношения чисто судебных и специфически контрольных правоотношений на примерах из правоприменительной (и, в частности, судебной) практики в сфере защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина.

11. Опираясь на обоснованную в работе концепцию контрольной власти как относительно самостоятельной ветви государственной «кра-тологии», автор сформулировал рекомендации, направленные на повышение эффективности демократического и государственного контроля, совершенствования законодательства о контрольно-юридической деятельности вкупе с нормативно-правовыми актами о статусе федеральных органов государственной власти.

12. Предложено дополнить, а также видоизменить юридические новеллы основополагающих федеральных конституционных и федеральных законов, и иных нормативных актов, регламентирующих статут и деятельность по контролю парламентской, правительственной и судебной власти. Обоснована также необходимость разработки и принятия специального закона о федеральной президентской власти.

13. Автор разработал и приложил к исследованию модельный проект федерального закона об организации государственного контроля в Российской Федерации в собственной интерпретации. Вместе с тем «презюмирована» возможность и учреждения в структуре федеральных органов исполнительной власти, утверждаемой Президентом России, специальной федеральной службы государственного контроля, находящейся под руководством главы Российского государства и отвечающей за координацию контрольной деятельности иных федеральных органов исполнительной власти в сфере внешнего государственного контроля и надзора.

Практическая значимость и апробация результатов исследования. Обоснованные и постулированные автором предложения как теоретического, так и прикладного характера, рекомендации по дальнейшему совершенствованию российского законодательства, относящегося к сфере демократического и государственного контроля, могут быть использованы в научных и учебных целях, в практике работы государственных органов и политических партий, депутатов и должностных лиц, граждан. Апробация полученных результатов обеспечивалась в различных формах их внедрения; в правотворческих инициативах депутатов Государственной Думы, Законодательного Собрания Ростовской области. Автор непосредственно использовал и предлагал свои разработки в ходе выполнения экспертизы и составления проектов нормативных актов об Администрации Чеченской Республики по поручению ответственных сотрудников полномочного представителя Президента России в Южном федеральном округе (отмечен в благодарственном письме на имя ректора Северо-Кавказской академии государственной службы за подписью заместителя полпреда главы государства в Южном федеральном округе H.H. Бритвина). Нами были внесены предложения по приведению отдельных законов Ростовской области в соответствие с федеральным законодательством, и они были учтены при доработке и принятии поправок в законы субъекта Федерации. В составе творческого научного коллектива автор принял участие в выполнении научно-исследовательской работы (финансируемой за счет федеральных бюджетных средств на научные исследования Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации) по теме «Роль территориальных органов федеральных министерств и ведомств в системе регионального управления» (апрель-октябрь 2000 года) и подготовил раздел научного отчета по проблеме анализа правового обеспечения деятельности территориальных федеральных органов исполнительной власти (на примере Ростовской области). Научный отчет, включающий выполненный нами раздел, получил положительную оценку в Администрации Президента России.

Материалы исследования активно используются автором в его работе (на общественных началах) в качестве члена Совета по кадровой политике при Мэре г. Ростова-на-Дону, а также в преподавании конституционного, административного, муниципального, служебного права и ряда спецкурсов, включая авторские - «Актуальные проблемы административного права России», «Правовые основы службы в налоговых органах и органах налоговой полиции», «Страховое право Российской Федерации», которые он ведет в Северо-Кавказской академии государственной службы (в Ростовском юридическом институте и на факультете государственного и муниципального управления СКАГС), Институте управления, бизнеса и права (г. Ростов-на-Дону) и других вузах.

Выносимые на защиту положения докладывались на международных, всероссийских (ранее - всесоюзных), межрегиональных и региональных конференциях, симпозиумах, совещаниях, «круглых столах» в городах Москве, Волгограде, Краснодаре, Туапсе, Майкопе, Пятигорске, Ростове-на-Дону, Таганроге.

По теме диссертационного исследования опубликовано свыше 50 научных и научно-методических работ. Общий объем публикаций - более 70 п.л.

Заключение диссертации по теме "Конституционное право; муниципальное право", Акопов, Леонид Владимирович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Переходя в третье тысячелетие от Рождества Христова и «переваривая» более чем тысячелетний опыт своего государственно-исторического развития, Россия наконец-то осознала, что надо положить конец революциям и контрреволюциям в своем политико-правовом устройстве1.

Обращаясь к российскому Парламенту, к Правительству, к региональным и местным властям, В.В. Путин подчеркнул: «Нам не достичь ощутимых результатов, если не снять опасений и настороженного отношения людей к государству. Суть многих наших проблем - в застарелом недоверии к государству, неоднократно обманывавшему граждан. В унаследованной из прошлого подозрительности граждан к государству. В отсутствии подлинного гражданского равенства и делового партнерства»2 (подчеркнуто нами - Л.А.).

Несмотря на богатейшую историю контроля в управлении государством Российским3, на деле мы имели один серьезный «порок», обусловленный большой нестабильностью контрольной деятельности государственных органов и организационно-правовых форм ее осуществления, которые весьма сильно зависели от политической конъюнктуры. Причем в сравнении с другими странами мы отличались в худшую сторону. Так, например, в США и некоторых государствах Западной Европы на протяжении ряда веков (по крайней мере последних полутораста-двухсот лет) установились: несменяемость контроля, преимущественная несовместимость деятельности по исполнению и общему контролю за реализацией государственных

1 См.: Не будет ни революций, ни контрреволюций. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2001. 4 апреля. С. 3-4.

Там же. С. 4.

См.: Погосян Н.Д. Формирование статуса Счетной палаты Российской Федерации (историко-правовые аспекты и некоторые современные проблемы) // Государство и право. 1998. №4. (С. 1018). С. 10 (литература по истории государственного контроля в России приведена в сноске к указанной статье - Л.А.). функций, осуществление гражданского контроля над системой административно-государственного управления; устойчивые формы парламентского и судебного контроля, финансового контроля, института омбудсмена; контроль над публичной государственной службой etc1.

В этой связи полагаем уместным привести весьма образное суждение известных философов В.Ж. Келле и М.Я. Ковальзона, в свое время отмечавших, что: «Эмпирическое многообразие мировой истории, сложность, зигзагообразность развития отдельных стран или регионов, своеобразие судеб отдельных народов столь же мало опровергает логику всемирной истории, как и тот факт, что бочка выдержанного вина стоит дороже такой же бочки молодого вина, опровергает трудовую теорию стоимости»2 (подчеркнуто нами - Л.А.). Однако, в чем же заключается логика мировой истории по отношению к такому фактору развития цивилизации, каким является контроль в управлении государством. Над этой общетеоретической (как в философском, так и в политико-правовом смыслах) проблемой «ломали головы» многие выдающиеся российские ученые. Так, например, основатель учения о ноосфере В.И. Вернадский еще в 1893 году писал: «Другим основным положением для меня является.: <то>, что государство составляет собрание людей, обладающих самой широкой возможностью вырабатывать в себе сознательность к окружающему, развивать свой разум и действовать сообразно своему разуму и что

1 Подробнее см.: Политико-административный менеджмент: институты, технологии. Германский и российский опыт / Под ред. В.В. Бакушева. - М.: Издательский центр «Академия», 1997 (Раздел V. «Контроль в политико-административном менеджменте»), С. 109-118; Государственная служба. Решения и контроль. Зарубежный опыт. Информационно-аналитический бюллетень. РАГС при Президенте РФ. - М.: Изд-во РАГС, 1997. №1 (18); Василенко И.А. Административно-государственное управление в странах Запада: США, Великобритания, Франция, Германия. Учебное пособие. - М.: Издательская корпорация «Логос», 1998. С. 137-144; Контроль за деятельностью государственной администрации во Франции (второе издание). Российско-Французская серия учебных и информационных материалов №30. Посольство Франции в Москве. 1994 (автор: Пьер Сандевуар); Государственный контроль за экономикой. - М.: Юристъ, 2000; Погосян Н.Д. Правовой статус высших органов финансового контроля (ВОФК) Великобритании, Франции, Германии и Польши// Государство и право. 1998. №2. С. 103-111.

2 Цит. по: Келле В.Ж., Ковальзон М.Я. Теория и история: (Проблемы теории исторического процесса). -М.: Политиздат, 1981. С. 77. правительство, каково бы то оно ни было - монархич<еское>, республиканское^ etc. (очевидно, в конце концов наиболее удобная -республик<анская> форма) есть лишь ставленник граждан и должно, следовательно, постоянно действовать при их участии и их контроле. Оно не должно выделяться как нечто особенное (помазанник - царь, диктатор, ставленный волею «всего» народа etc.) из среды государства»1 (подчеркнуто нами - Л.А.).

Другой оригинальнейший мыслитель Д.Л. Андреев в своей знаменитой «Розе Мира» резюмировал: «Таким образом, опыт истории подводит человечество к пониманию того очевидного факта, что опасности будут предотвращены и социальная гармония достигнута не развитием науки и техники самих по себе, не переразвитием государственного начала, не диктатурой «сильного человека», не приходом к власти пацифистских организаций социал-демократического типа., - но признанием насущной необходимости одного-единственного пути: установления над всемирной Федерацией государств некоей незапятнанной, неподкупной, высокоавторитетной инстанции, инстанции этической, внегосударственной и надгосударст-венной. ибо природа государства внеэтична по своему существу. Какая же идея, какое учение помогут создать подобный контроль?.

Мне представляется международная организация, политическая и культурная, ставящая своей целью преобразование сущности государства путем последовательного осуществления всеохватывающих реформ. Решающая ступень к этой цели - создание Всемирной Федерации государств, как независимых членов, но с тем, чтобы над Федерацией была установлена особая инстанция, о которой я уже упоминал: инстанция, осуществляющая контроль над деятельностью государств и руководящая их бескровным и безболезненным

1 Цит. по: Вернадский В.И, «Основою жизни - искание истины». 20 июля <1893>. Вторник// Новый мир. 1988. №3. С. 227. преобразованием изнутри. Именно бескровным и безболезненным: в этом все дело, в этом ее отличие от революционных доктрин прошлого. А тот строй, о котором я говорю, прямо противоположен всякой иерократии: не церковь растворяется в государстве, поглотившем ее и от ее имени господствующем, но и весь конгломерат государств, и сонм церквей постепенно растворяются во всечеловеческом братстве, в интеррелигиозной церкви. И не высшие иерархи церкви занимают кресла в высших органах, законодательных, исполнительных и контролирующих, но лучшие представители всех народов, всех конфессий. всех общественных слоев, всех специальностей. Не иеро-кратия, не монархия, не олигархия, не республика: нечто новое, качественно отличное от всего, до сих пор бывшего. Это - всемирное на-родоустройство, стремящееся к освящению и просветлению всей жизни мира. Я не знаю, как его назовут тогда, но дело не в названии, а в сути. Суть же его - труд во имя одухотворения человека, одухотворения человечества, одухотворения природы»1 (подчеркнуто нами -Л А).

Перефразируя Г.В. Мальцева, можно сказать, что также как в свое время общество самоорганизовывалось в государство во избежание внутренней неупорядоченности и предотвращения социального хаоса, настанет эпоха и «всемирного народоустройства» и «Всемирной Федерации», предсказанная Д.Л. Андреевым, которого Г.В. Мальцев почему-то назвал «неполитически мыслящим автором»2, с чем мы не можем вполне согласиться.

Синхронно с идеями Д.Л. Андреева другой замечательный российский ученый и писатель И.А. Ефремов в противовес антиутопии О. Хаксли о «Прекрасном новом мире», в котором общество управляет

1 Цит. по: Андреев Д.л. Роза Мира / Сост. и подгот. текста А.А. Андреевой. - М.: Иной Мир, 1992. С. 8, 9-10, 23.

2 См.: Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. - М.: Прометей, 1999. С. 337. ся десятью «мировыми контролерами», основная функция которых состоит в том, чтобы без лишнего шума ликвидировать любое отклонение от стандарта, подавляя всякую живую мысль и инициативу1, проецирует на эпоху всепланетного объединения новые всеобъемлющие и в то же время «метадемократические» формы контроля в своем знаменитом научно-фантастическом романе «Туманность Андромеды».

В обществе будущего, в объединенной цивилизации Земли в описании И.А. Ефремова существенным механизмом общепланетарного контроля выступает т.н. «Контроль Чести и Права», наблюдающий за судьбой каждого человека Земли совместно с Контролями Юга и Севера2. Интересно, что в систему управления общецивилиза-ционными процессами грядущего общества И.А. Ефремов вводит и такие «социальные институты», как Совет Экономики, Академия Горя и Радости, Совет Звездоплавания, Академия Стохастики и Предсказания Будущего. В следующем романе И.А. Ефремова «Час Быка» управление в условиях объединенного народа Земли описывается так:

- У нас нет простонародья, нет толпы и правителей. Законно же у нас лишь желание человечества, выраженное через суммирование мнений. Для этого есть точные машины3. (Заметим, что, как утверждают уже в наши дни официальные лица: «Сегодня, тридцать лет спустя. создание первых компьютерных сетей и восемь лет спустя после того, как Интернет приобрел современные очертания, говорить о глобальном информационном пространстве стало не только теоретически интересно, но и практически необходимо»4 - примечание наше. Л.А.).

1 Цит. по: Баталов Э.Я. В мире утопии: Пять диалогов об утопии, утопическом сознании и утопических экспериментах. - М.: Политиздат, 1989. С. 287.

2 См.: Ефремов И.А. Туманность Андромеды. - М.: Госуд. изд-во художественной литературы, 1961. С.231,235.

3 Ефремов И.А. Час Быка: Научно-фантастический роман. - 2-е изд., доп. / Послесловие Ю.М. Медведева. - М.: Изд-во МПИ, 1988. С. 95.

4 Цит. по: Панарин И.Н. Информационная война и власть. - М.: Мир безопасности, 2001. С. 21.

Каждый большой вопрос, - пишет далее И.А. Ефремов, - открыто изучается миллионами ученых в тысячах научных институтов. Результаты доводятся до всеобщего сведения. Мелкие вопросы и решения по ним принимаются соответствующими институтами, даже отдельными людьми, а координируются Советами по главным направлениям экономики»1.

На вопрос - «Но есть же верховный правящий орган?» - следует четко отрицательный ответ: «- Его нет. По надобности, в чрезвычайных обстоятельствах, власть берет по своей компетенции один из Советов. Например, Экономики, Здоровья, Чести и Права, Звездо-плаванья. Распоряжения проверяются Академиями»2.

Обосновывая необходимость сложных охранительных систем грядущего общества, И.А. Ефремов писал: «Несмотря на неизбежное возрастание доброты, сострадания и нежности, от суммы пережитых миллионов лет инфернальных страданий, накопленных в генной памяти, всегда возможно появление людей с архаическим пониманием доблести, с диким стремлением к власти над людьми, возвышению себя через унижение других. Одна бешеная собака может искусать и подвергнуть смертельной опасности сотни людей. Так и человек с искривленной психологией в силах причинить в добром, ничего не подозревающем окружении ужасные бедствия, пока мир, давно забывший о прежних социальных опасностях, сумеет изолировать и трансформировать его. Вот почему так сложна организация ПНОИ - психологического надзора, работающая вместе с РТИ - решетчатой трансформацией индивида - и непрерывно совершенствуемая Советом Чести и Права»3.

1 Ефремов И.А. Час Быка:. С. 95.

2 Там же. С. 95-96.

3 Там же. С. 124-125.

И, наконец, нелишне будет процитировать своего рода напутствие И.А. Ефремова «политикам», а именно: «. Подготовьте понятную всем программу действий, а главное - создайте справедливые законы: законы не для охраны власти, собственности или привилегий, а для соблюдения чести, достоинства и для умножения духовного богатства каждого человека. С законов начинайте создание Трех шагов к настоящему обществу: закона, истинно общественного мнения, веры людей в себя. Сделайте эти три шага - и вы создадите лестницу из инферно»1 (подчеркнуто нами - Л.А.).

Столь подробное изложение совершенно фантастических (на первый взгляд) предсказаний И.А. Ефремова обусловлено наряду с содержанием в них гипотез о роли социального контроля в будущем мироустройстве также и тем, что мы вполне разделяем ту сравнительную формулу соотношения свободы и фантазии, которую очень точно дал Э.В. Ильенков:

Свобода вообще - а свобода воображения (Фантазия) есть ее типичный и притом резче других выраженный вид - есть вообще только там, где есть целенаправленное действие, совпадающее с совокупной необходимостью. Это аксиома диалектико-материали-стической философии. В эстетике эту аксиому тоже забывать нель-зя»2 (подчеркнуто нами - Л.А.). Добавим лишь, что и в праве указанную аксиому не учитывать нельзя. И далее Э.В. Ильенков резюмировал: «Свобода есть там, и только там, где есть действие сообразно некоторой цели, и ни в коем случае - не сообразно давлению ближайших наличных обстоятельств. Поэтому свобода вообще, а свобода воображения, в частности, неотделима от цели работы воображения. В художественном воображении, особенно отчетливо - в искус

1 Там же. С. 426-427.

2 Цит. по: Ильенков Э.В. Об эстетической природе фантазии // Вопросы эстетики. Вып. 6. М., 1964. С. 62. стве, эта цель обретает форму «идеала», то есть «красоты». Поэтому красота или идеал и выступает как важнейшая, наиболее общая форма организации работы воображения, как условие свободного выражения, как его субъективный критерий и как форма его продукта. Со свободой воображения красота связана неразрывно. Силой свободного воображения может обладать только человек, действующий не по личному капризу, а исключительно по цели, имеющей всеобщее значение и характер. - индивидуум, чутко улавливающий широкие общественные потребности, звучащие в неясном рокоте миллионов, и умеющий превратить общественно-значимую потребность в личностно окрашенный пафос»1 (подчеркнуто нами - Л.А.).

Наш краткий обзор взглядов известных российских мыслителей был бы неполон без упоминания имени H.H. Моисеева, который еще в рамках представлений о «социалистической судьбе человечества» (Г.Х. Шахназаров) провидчески писал: «К. Маркс представлял себе структуру общества в форме пирамиды. Наверху человек - личность. Личности образуют гражданское общество. А оно, в свою очередь, - государство. И гражданское общество имеет возможность не только Формировать. но и контролировать государство»2 (подчеркнуто нами - Л.А.).

Мы вполне солидарны с Г.В. Мальцевым в том, что: «Создание ноосферы немыслимо без уяснения этических и правовых сторон верховенства человеческого разума, принимающего на себя миссию определять развитие мира, направлять и регулировать его движение. Осваивая природу, космос, человек преобразовывает себя в соответствии с законами природы, естественными императивами. Благодаря этому он способен сохранять за собой меняющиеся на ка

1 Там же. С. 64, 68.

2 Цит. по: Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. - М.: Молодая гвардия, 1990. С. 338. ждом историческом этапе функции регуляции и контроля над социальными и естественными процессами»1.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие выводы и предложения.

Современная наука рассматривает государство в качестве организации публичной политической власти, производной от гражданского общества, социально-экономических, правовых и культурно-духовных отношений, складывающихся в нем. Эта организация власти, вырастающая из недр гражданского общества и над ним, и обслуживающая в соответствии со своим естественно-историческим назначением потребности саморазвития той или иной страны, так или иначе должна быть подконтрольна своей «aima mater».

Анализируя теоретико-правовые предпосылки и организационно-юридические формы реализации демократического (народовластного) контроля, мы стремились логически ясно и мотивированно выделить самостоятельный конституционно-правовой институт комплексного характера. Государственно-организованное, а не подавляемое бесконтрольным аппаратом насилия, общество посредством правовых институтов формирует органы публичной политической власти таким образом, чтобы обеспечить себя от произвола и вырождения демократии в деспотию. Конечно, за тысячелетия своего существования право сильно модифицировалось, сохраняя вместе с тем институты и принципы, наиболее адекватно отражающие специфику правоотношений людей и закрепляющие меру свободы человека в социуме и необходимости ее защиты. Это в полной мере относится к принципам народного суверенитета и принадлежности всей полноты власти народу (народоправства), а следовательно и к институту демократического контроля за органами государства.

1 См.: Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. - М.: Прометей, 1999. С. 407-408.

Последний имманентно выступает как один из основных способов реализации суверенитета народа там и тогда, где и когда его субъектом является народ в целом.

Краеугольный конституционный принцип народовластия в демократических государствах служит главной предпосылкой постулирования контроля за органами государственной власти в качестве составной части политической стратегии. Как известно, США, Франция, Австралия и некоторые другие развитые страны обозначили демократический контроль в качестве важнейшей проблемы и направления легитимации государственной власти. В современной политико-правовой парадигме Российской Федерации, сформулированной высшими органами государственной власти, центральное место занимает задача создания условий для реального гражданского контроля за деятельностью государственных органов и предоставления гражданам, а также общественным объединениям возможности воздействовать на них.

В проведенном исследовании сделана попытка не только показать закономерность возрастания роли демократического и государственного контроля в истории развития государственности через ретроспективный анализ политико-правовых учений и их взаимосвязи с практикой, но также и выявить логику систематизации государственно-правовых норм в специфическую комплексную подотрасль науки конституционного права, а именно контрольное право. Обосновывается концептуальный тезис о том, что фундаментальной константой демократического правового государства с республиканской формой правления, в котором власть исходит от народа и к нему же должна возвращаться, не может не быть контроль суверена (носитель суверенитета - народ) над органами, обладающими делегированными полномочиями по осуществлению функций государственной власти и местного самоуправления. Как верно отмечает Н.Д. Погосян: «На современном этапе развития Российского государства необходимы новая теория и практика контроля, соответствующие требованиям формирующегося в России правового демократического государства и гражданского общества»1. В настоящей работе мы попытались внести определенную лепту в решение названной проблемы.

Через показ взаимоотношений личности (человека и гражданина) и государственно-властных органов, при которых индивид выступает в качестве равноправного с государством партнера, участвующего в обусловленных законодательством формах взаимного контроля, проводится мысль о теоретико-методологической необходимости выделения новой подотрасли публичного права - контрольного права в его научно-юридическом и практическом понимании и значении. Наряду с этим обосновываются пути трансформации общественно-значимых интересов и потребностей в политико-правовые требования и действия по контролю (т.н. артикуляция интересов народа), а также процессы согласования и объединения (агрегирования) политически актуальных требований и гражданских инициатив.

Таким образом, народовластие, государство и правовой контроль выступают в качестве цели и средства, причины и следствия, и тем самым приобретают признаки конституционно-правовых установок (догм) и функций, оформляясь в программные, учредительные, институциональные и контрольные правоотношения в их системном единстве.

Демократический контроль и контрольное право призваны сыграть ключевую роль и в борьбе против злоупотребления властью, и с незаконными действиями (бездействием) государственных органов и должностных лиц, причиняющих вред обществу и личности. Это в полной мере вытекает из духа и буквы Конституции Российской Федерации.

1 См.: Погосян Н.Д. Формирование статуса Счетной палаты Российской Федерации (историко-правовые аспекты и некоторые современные проблемы) II Государство и право. 1998. №4. С. 14.

Список литературы диссертационного исследования доктор юридических наук Акопов, Леонид Владимирович, 2002 год

1. Конституция Российской Федерации: Официальный текст с историко-правовым комментарием. - М.: Издательская группа ИН-ФРА М-НОРМА, 1999.

2. Конституция (Основной Закон) Российской Федерации-России. - М,: Известия, 1992.

3. Конституции республик в составе Российской Федерации: (Сборник документов). М.: Изд-во «Манускрипт», 1995 (под ред. H.A. Михалевой).

4. Земельный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» от 25 октября 2001 г. №136-Ф3, №137-Ф3 // Российская газета. 2001. 30 октября.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. - М.: «АКА-ЛИС», 1999.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Официальное издание. - М.: Юрид. лит., 1999.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации. - Официальный текст. Вступительная статья проф. А.Н. Игнатова и проф. Ю.А. Красикова. - М.: Издательская группа ИНФРА М-НОРМА, 1999.

8. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации». Официальные тексты по состоянию на 15 февраля 1998 г. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998.

9. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». - М.: Юрид. лит., 1994.

10. Федеральный конституционный закон «О референдуме

11. Российской Федерации» // Российская газета. 1995.19октября. С. 3-6.

12. Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // Российская газета. 1997. 4 марта. С. 15.

13. Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации». Официальное издание. - М.: Юрид. лит., 1998.

14. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации». Официальное издание. - М.: Юрид. лит., 1997.

15. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Федеральный закон от 6 октября 1999 года №184-ФЗ // Российская газета. 1999. 19 октября. С. 4-5.

16. Федеральный закон «Об обороне» // Российская газета. 1996. 6 июня. С. 5-6.

17. Федеральный закон «О государственной охране»// Российская газета. 1996. 6 июня. С. 4, 5.

18. Федеральный закон «О политических партиях» от 11 июля 2001 г. // Российская газета. 2001. 14 июля.

19. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». Официальное издание. - М.: Юрид. лит., 2000.

20. Федеральный закон «О Счетной палате Российской Федерации» от 11 января 1995 г. №4-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. №3. Ст. 167.

21. Федеральный закон «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат федерального собрания» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 8. Ст. 801.

22. Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999.

23. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 51. Ст. 4970.

24. Закон Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 19. Ст. 683.

25. Закон Российской Федерации «О государственной тайне» // Российская газета. 1993. 21 сентября 1993 г., № 182.

26. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 2. Ст. 198.

27. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (по состоянию на 14 октября 1999 г.). Официальное издание. - М.: Издательский дом «Адвокат», 1999.

28. Кодекс законов о труде Российской Федерации. - М.: ТЕ-ИС, 1997.

29. Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «Об общественных объединениях» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №21. Ст. 1930.

30. Федеральный закон от 31 июля 1995 г. «Об основах государственной службы Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. Ст. 2990.

31. Федеральный закон от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №35. Ст. 3506.

32. Федеральный закон от 17 ноября 1995 г. «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. №47. Ст. 4472; Российская газета. 1999. 17 февраля.

33. Федеральный закон от 20 декабря 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О вынужденных переселенцах»» // Российская газета. 1995. 28 декабря. С. 5.

34. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. «Об оружии» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №51.

35. Федеральный закон от 19 сентября 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №38. Ст. 4339.

36. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №39. Ст. 4465.

37. Федеральный закон от 8 января 1998 г. «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» //Российская газета. 1998. 16 января. С. 10-11.

38. Федеральный закон от 28 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе» // Российская газета. 1998. 2 апреля. С. 11-14.

39. Федеральный закон от 30 марта 1998 г. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» // Российская газета. 1998. 7 апреля. С. 3.

40. Общеправовой классификатор отраслей законодательства // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. №1. Ст. 119.2. Специальная

41. Абрамович A.M. Правовой статус советского гражданина / Под ред. Шабайлова В.И. - Минск: Наука и техника, 1988.

42. Авакьян С.А. Гражданство Российской Федерации. - М.: Российский юридический издательский дом, 1994.

43. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. - М.: РЮИД, 1997.

44. Аверьянов В.Б. Аппарат государственного управления: Содержание деятельности и организационные структуры / АН УССР, Инт государства и права. Отв. ред. В.В. Цветков. - Киев: Наукова думка, 1990.

45. Автономов A.C. Системность категорий конституционного права. Диссертация. докт. юрид. наук (12.00.02) /Ин-т гос-ва и права РАН/. М., 1999.

46. Адамецки Кароль. О науке организации / Избр. произв. / Пер. с польск. - М.: Экономика, 1972.

47. Азаркин Н. М. Монтескье. - М.: Юрид. лит., 1988.

48. Азовкин И. А. Управление и контроль в деятельности высших органов власти в СССР. - М.: Знание, 1986.

49. Айвазян С.М. История России. Армянский след. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1997.

50. Акопов Л.В. Государство, подконтрольное народу: (политико-правовая ретроспекция). - Ростов н/Д: Полиграф, 1994.

51. Акопов Л.В. Демократический контроль как государственно-правовой институт (история, теория, практика). Ростов н/Д., 1997.

52. Акопов Л.В., Смоленский М.Б. Антропономия права. - Ростов н/Д.: Экспертное бюро, 1999.

53. Актуальные проблемы изучения и формирования общественного мнения, его использование в управлении социальными процессами / Ред. кол.: Бритвин В. Г. (отв. ред.), Коробейников В. В. (отв. ред.) и др. М., 1987.

54. Алексеев В.П. Становление человечества. - М.: Политиздат, 1984.

55. Алексеев H.H. Основы философии права. - СПб.: Изд-во «Лань», 1999.

56. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. -М.: Изд-во НОРМА, 2001.

57. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. - М.: Юрид. лит., 1966.

58. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. - М.: Юрид. лит., 1981. Т. 1.

59. Английская буржуазная революция XVII века. - М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 1.

60. Андреев Д.Л. Роза Мира / Сост. и подгот. текста A.A. Андреевой. - М.: Иной Мир, 1992.

61. Андрианов С.Н., Берсон A.C., Никифоров A.C. Англорусский юридический словарь. - М.: Рус. яз. при участии ТОО «Рея», 1993.

62. Андрющенко Е.Г. Общественное мнение и гласность в системе управления обществом. - М.: Знание, 1988.

63. Анисимов А.Ф. Исторические особенности первобытного мышления. - Л., 1971.

64. Аристотель. Афинская полития: Государственное устройство афинян / Пер. и коммент. С.И. Радцига; Предисл. В. Сережнико-ва; Редакция B.C. Сергеева. - М.-Л.: Соцэкгиз, 1936.

65. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. Пер. с франц. - М.: Текст, 1993.

66. Атаманчук Г.В. Государственное управление (организационно-функциональные вопросы): Учебное пособие. - М.: ОАО «НПО «Экономика», 2000.

67. Ашин Г.К. Современные теории элиты: Критический очерк. - М.: Междунар. отнош., 1985.

68. Багатурия Г. А. Контуры грядущего: Энгельс о коммунистическом обществе. - М.: Политиздат, 1972.

69. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. Учебник для ВУЗов. - М.: Издат. группа ИНФРА М-НОРМА, 1999.

70. Байтин М.И. Государство и политическая власть. - Саратов: Изд-во С ГУ, 1972.

71. Барабашев Г.В., Шеремет К.Ф. Советское строительство: Учебник. - 2-е изд. - М.: Юрид. лит., 1981.

72. Барабашев Г.В., Шеремет К.Ф. Непосредственная демократия в СССР. - М.: Знание, 1984.

73. Баренбойм Петр. Первая Конституция Мира. Библейские корни независимости суда: Учебное пособие. - М.: Белые альвы, 1997.

74. Барнашов A.M. Теория разделения властей. Становление, развитие, применение. - Томск: Изд.- во Томского ун- та, 1988.

75. Баталов Э.Я. В мире утопии: Пять диалогов об утопии, утопическом сознании и утопических экспериментах. - М.: Политиздат, 1989.

76. Батурин Ф.А. Социальная активность трудящихся: Сущность и управление. - Новосибирск: Наука, 1984.

77. Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном круге: Буржуазная демократия и «электронная диктатура» / Отв. ред. Г.Х. Шахназаров. - М.: Наука, 1987.

78. Батурин Ю.М., Лифшиц Р.З. Социалистическое правовое государство: От идеи к осуществлению: (Политико-правовой взгляд).- М,: Наука, 1988.

79. Бахрах Д.Н. Административное право России. Учебник для вузов. - М.: Изд-во НОРМА, 2000.

80. Безуглов A.A. Суверенитет советского народа. - М.: Юрид. лит., 1975.

81. Безуглов A.A., Кряжков В.А. Гласность работы Советов. -М.: Юрид. лит., 1988.

82. Бережнов А.Г. Права личности: Некоторые вопросы теории. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991.

83. Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового завета. - М.: Издание Московской патриархии, 1992.

84. Блюнчли (I.K.) Общее государственное право Блюнчли. Перев. с 3-го изд. под ред. О.М. Дмитриева. Т. I. - М.: Университ. тип., 1865.

85. Богданов A.A. Тектология: Всеобщая организационная наука. М., 1989.

86. Богомолов A.C. Диалектический логос: Становление античной диалектики. - М.: Мысль, 1982.

87. Богуславский В.М. Этьенн Бонно де Кондильяк. - М.: Мысль, 1984.

88. Бойцова В.В. Служба защиты прав человека и гражданина. Мировой опыт. -М.: Изд-во БЕК, 1996.

89. Большой англо-русский словарь. В двух томах. Под общ. руковод. д-ра филол. наук проф. И.Р. Гальперина. Том I. - М.: Сов. Энциклопедия, 1972.

90. Бондарь Н.С. Местное самоуправление и права человека в Российской Федерации. - Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1998.

91. Бондарь Н.С. Права человека и Конституция России: трудный путь к свободе. - Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1996.

92. Бондарь H.С. Самоуправление народа и социально-экономические права граждан СССР: Конституционный аспект. - Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1988.

93. Бурлацкий Ф.М., Мушинский В.О. Народ и власть: Научно-популярный очерк политической системы социализма. - М.: Политиздат, 1986.

94. Бурцев В.В. Государственный финансовый контроль: методология и организация. - М.: Информационно-внедренческий центр «Маркетинг», 2000.

95. Бутенко А.П. Власть народа посредством самого народа: О социалистическом самоуправлении. - М.: Мысль, 1988.

96. Бутусова Н.В. Государственно-правовые отношения между Советским государством и личностью. - Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1986.

97. Буш Дж. Глядя в будущее. Автобиография: Пер. с англ. / Послесл. Г.И. Герасимова. -М.: Прогресс, 1989.

98. Василенко И.А. Административно-государственное управление в странах Запада: США, Великобритания, Франция, Германия. Учебное пособие. - М.: Издательская корпорация «Логос», 1998.

99. Васильев A.M. Правовые категории: Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. - М.: Юрид. лит., 1976.

100. Вебер М. Избран, произв. / Пер. с нем.; Сост., общ. ред. и послесл. Ю.П. Давыдова; Предисл. П.П. Гайденко. - М.: Прогресс, 1990. - (Социологич. мысль Запада).

101. Веселовский В. Классы, слои и власть / Пер. с польск.; Под ред. и с предисл. А.Г. Здравомыслова. - М.: Прогресс, 1981.

102. Вильсон В. Государство. Прошлое и настоящее конституционных учреждений. Перев. под ред. A.C. Ященко с предисл. М.М.

103. Ковалевского. С приложением текстов важнейших конституций. - М.: Изд. В.М. Саблина, 1905.

104. Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. - М.: Наука, 1979.

105. Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. - М.: Юрид. лит., 1985.

106. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Учебное пособие. - М.: Изд-во МГУ, Издательская группа ИНФРА М-НОРМА, 1997.

107. Вознесенский Э.А. Финансовый контроль в СССР. - М.: Юрид. лит., 1973.

108. Габричидзе Б.Н., Елисеев Б.П. Административное право России. - М.: ИНФРА М-НОРМА, 1998.

109. Габричидзе Б.Н., Елисеев Б.П., Чернявский А.Г. Конституционное право современной России: Учебник для вузов. - М.: Изд-во «Дело и Сервис», 2001.

110. Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Административное право Российской Федерации: Учебник для вузов. - М.: Изд-во «Дело и Сервис», 2001.

111. Галятин М.Ю. США: правовое регулирование использования земель. -М.: Наука, 1991.

112. Гамбаров Ю.С. Свобода и ее гарантии. Популярные социально-юридические очерки. СПб., 1910.

113. Гарибджанян Б. Г. Научно-техническая революция и демократия: Критический анализ американских буржуазных концепций. -Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1985.

114. Гачек Ю. Общее государственное право на основе сравнительного правоведения. Часть 2. Право современной демократии. -Рига: Изд-во «Наука и Жизнь», 1912.

115. Гегель Г. В. Ф. Политические произведения. - М.: Наука,

116. Гегель Г.В. Ф. Философия права / Пер. с нем.; Ред. и сост. Д.А. Керимов и B.C. Нерсесянц. - М.: Мысль, 1990.

117. Гиндев П. Демократия и общественный прогресс. - М.: Прогресс, 1972.

118. Гоббс Т. Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М., 1936.

119. Голощапов H.A. Таможенный контроль. Под редакцией И.А. Ильина. - М.: Экзамен, 1999.

120. Гомер. Илиада. Пер. Н.И. Гнедича. -М.: Правда, 1984.

121. Горфункель А.Х. Джордано Бруно. - М.: Мысль, 1973.

122. Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. - М.: Юрид. лит., 1987.

123. Государственная служба. Решения и контроль. Зарубежный опыт. Информационно-аналитический бюллетень. РАГС при Президенте РФ. - М.: Изд-во РАГС, 1997. №1 (18).

124. Государственно-правовые аспекты демократизации советского общества / Под ред. С.А. Авакьяна. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.

125. Государственно-правовое развитие зарубежных стран в 70-80-е годы: Сб. научн. тр. - М.: 1986.

126. Государственное право буржуазных и развивающихся стран: Учебник. - М.: Юрид. лит., 1989.

127. Государственное право Российской Федерации. Учебник / Под ред. O.E. Кутафина. - М.: Юрид. лит., 1996.

128. Государственный и общественный контроль в СССР / Под ред. В.И. Туровцева. - М.: Наука, 1970.

129. Государственный контроль за экономикой. - М.: Юристъ,

130. Государство и общество. Управление, самоуправление и судебная власть. Статьи В.П. Безобразова. - СПб.: Тип. В. Безобра-зова, 1882.

131. Градовский А.Д. Собрание сочинений. Т. 8. Начала русского государственного права. Часть II. Органы управления. - СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1903.

132. Гранкин И.В. Парламент России. - М.: Изд-во АО «Консал-тбанкир», 1999.

133. Графский В.Г. Бакунин. - М.: Юрид. лит., 1985.

134. Грачева Е.Ю. Проблемы правового регулирования государственного финансового контроля. - М.: Юриспруденция, 2000.

135. Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права. - Л.: Изд-во Ленинград, ун-та, 1987.

136. Григорян Л.А. Народовластие в СССР. - М.: Юрид. лит.,1972.

137. Григорьян Б.Т. Философия о сущности человека. - М.: Политиздат, 1973.

138. Губаева Т.В. Словесность в юриспруденции. - Казань: Изд-во Казанского университета, 1995.

139. Гулиев В. Е., Рудинский Ф. М. Демократия и достоинство личности. -М.: Наука, 1983.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 133410