Культ гор в средневековом мировоззрении Японии :На материале памятника конца ХII в. "Седзан енги ("Сказания о горах" тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.03, кандидат исторических наук Горбылев, Алексей Михайлович

Диссертация и автореферат на тему «Культ гор в средневековом мировоззрении Японии :На материале памятника конца ХII в. "Седзан енги ("Сказания о горах"». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 65766
Год: 
1998
Автор научной работы: 
Горбылев, Алексей Михайлович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
07.00.03
Специальность: 
Всеобщая история (соответствующего периода)
Количество cтраниц: 
353

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Горбылев, Алексей Михайлович

Содержание

Введение

Глава 1. Источниковедение и историография

§ 1. «Сёдзан энги» - главный источник исследования

§ 2. Дополнительные источники

§ 3. Историография и степень изученности проблемы

Комментарии

Глава 2. Сакральная география сюгэндо

§ 1. Древний анимистический культ гор

§ 2. Сакральное пространство и сакральная география сюгэндо

§ 3. Символы сакральноста Сакральные предметы и сакральные объекты

Выводы

Комментарии

Глава 3. Организация культа и религиозная тренировка сюгэндо

§ 1. Структура и характер пантеона сюгэндо

§ 2. Священные тексты

§ 3. Религиозная тренировка ямабуси

§ 4. Магия сюгэндо

§ 5. Паломничества на священные горы

Выводы

Комментарии

Глава 4. Зарождение и развитие религиозной традиции сюгэндо и «житие»

Эн-но Гёдзя

§ 1. Эн-но Гёдзя в «Сёдзан энги»

§ 2. Эн-но Одзуну в «Сёку Нихонги»

§ 3. Эн-но Гёдзя в «Кимбу-сэн хонъэнги»

§ 4. Метаморфозы образа Эн-но Одзуну и становление сюгэндо

§ 5. Отшельничество в эпоху Нара

§ 6. Государственная политика в отношении отшельников

§ 7. Отшельническое движение и Эн-но Гёдзя «Кимбу-сэн хонъэнги»

§ 8. Возникновение объединений ямабуси (IX - XII вв.)

§ 9. Объединение ямабуси Кумано

§ 10. Эволюция представлений об Эн-но Гёдзя

Выводы

Примечания

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Культ гор в средневековом мировоззрении Японии"

Тема работы и ее актуальность

Темой работы избран японский культ гор и его место в средневековом мировоззрении Японии. В японской историографии культ гор обозначается термином сайгаку синко - «культ гор», «горные верования» или «горная религия». Хотя религиозные представления о горах никогда не были систематизированы, сам этот термин свидетельствует об их всеобъемлющем характере, сложности и широте распространения.

Феномен сангаку синко гораздо шире, чем обожествление горы или поклонение ей. Здесь гора выступает как интегральный фактор в религиозной жизни народа. С горой связаны различные верования, культ местного божества, разнообразные ритуалы и обряды, практика строительства монастырей, различные методы религиозной тренировки [Kishimoto Hideo. "The role of mountains in the religious life of the Japanese people" - Proceedings of the Ninth international congress for the histoiy of religion. 1958, pp. 545-546].

Специфической разновидностью сангаку синко является синкретическое религиозное течение сюгэндо - «путь обретения сверхъестественных чудотворных возможностей», сложившееся в Японии период с VII по Х1Г в. в результате взаимодействия древнего анимистического культа гор с религиозным даосизмом и эзотерическим буддизмом и сохранившееся до наших дней. Особенностью сюгэндо является акцент на религиозной тренировке и отшельничестве на священных горах и специфических приемах обретения магических сил. Именно сюгэндо и является главным объектом исследования данной работы.

Основателем сюгэндо традиция называет легендарного подвижника VII в. Эн-но Гёдзя. Однако современные исследования показывают, что сюгэндо развилось естественным образом, и в действительности у него не было одного создателя. И в этом состоит специфика сюгэндо, которое явилось не порождением ума религиозного гения, а детищем живой народной традиции

Последователей сюгэндо можно разделить на 2 категории: практиков и верующих. Практиков чаше всего называют ямабуси - «лежащие (или спящие) в горах», реже гёдзя - «совершающие деяния», «подвижники» - или сюгэндзя (гэндзя) - «овладевающие чудотворными силами». Верующие - это те семьи, чьи религиозные потребности обслуживаются определенными группами ямабуси. Цели практиков и верующих в обращении к сюгэндо различны. Если для ямабуси. никогда не покидавших горы, целью является сюгэн - «обретение чудотворных сил» - и, в конечном счете, превращение в будду «в этом те|ле», то рядовые верующие обращаются к сюгэндо для того, чтобы использовать его магические возможности в повседневной жизни, что чрезвычайно характерно для японской религиозной традиции в целом. По справедливому утверждению Г. Эрхарта, религиозная цель сюгэндо, «простиралась до использования религиозных сил для удовлетворения любой вообразимой потребности человека» [Earhart, Н.В. А Religious Study of Mount Haguro Sect of Shugendo, an Example of Japanese Moutain Religion. Chicago, 1965, p. 3]. Эти потребности обслуживались ямабуси, которые в традиционном обществе выполняли функции шаманов, гадателей, лекарей, духовных наставников, совершали похоронные, поминальные и очистительные обряды, благословляли посадку риса и т.д.

На протяжении 13 веков своего существования сюгэндо оказывало и продолжает оказывать сегодня огромное влияние на религиозные представления японцев, их мировоззрение и психологию, причем, как справедливо пишет Г. Эрхарт, «возможно, ни одно другое японское религиозное движение не было столь же глубоко связано с повседневной жизнью, как сюгэндо» [Earhart, Н.В. А Religious Study of Mount Haguro Sect of Shugendo, an Example of Japanese Moutain Religion. Chicago, 1965, p. 4].

Охватив практически всю территорию Японии, сюгэндо оставило заметный след в культуре Японии. С сюгэндо так или иначе связаны сотни буддийских и синтоистских храмов и монастырей, многочисленные произведения искусства, запечатлевшие священные горы, божества, мандалы и т.д., изделия ремесла, сотни письменных источников, как созданных в рамках самой традиции сюгэндо и излагающих мифы о божествах гор, предания о выдающихся горных отшельниках, правила религиозной тренировки, исполнения обрядов и поклонения, так и созданных вне ее, содержащих богатейший материал о религиозных представлениях о горах, чудотворных способностях ямабуси и т.д. Непосредственным образом с сюгэндо связаны многочисленные фестивали (мацури), различные виды традиционного танца, театра, музыкального искусства. Большое влияние оказало сюгэндо и на так называемые воинские искусства (бу-дзюцу) Японии, традиционную медицину. Многие выдающиеся подвижники, и в первую очередь, Эн-но Гёдзя, стали популярнейшими героями японского фольклора, персонажами десятком произведений.

Отличительной чертой сюгэндо было существование многочисленных локальных традиций, связанных с конкретной священной горы, что не позволяет безоговорочно говорить о сюгэндо в делом и заставляет в каждом случае обращать внимание на местную специфику, проявляющуюся в уникальных способах религиозной тренировки, обрядах, выборе объектов поклонения. Эти локальные традиции, вобравшие в себя традиций местных племен и родов и сохранившиеся до настоящего времени, являются настоящими сокровищницами для этнографов, которые позволяют исследовать религиозные представления и культуру жителей конкретных районов, связанных с конкретными племенами ш родами, что представляется чрезвычайно важным для изучения процесса формирования японского этноса, государственности, механизмов взаимодействия центра и периферии.

Местные традиции сюгэндо опирались на могущественные объединения сюгэндзя, которые к ХП в. превратились в могущественные в экономическом и военном отношениях организации, игравшие большую роль в политической и экономической жизни страны.

Пожалуй, самое большое влияние сюгэндо оказало на мировоззрение японцев, определив характер восприятия окружающего пространства, представлений о божествах, иных мирах, Вселенной, месте человека в ней и его назначении в жизни. Сюгэндо определяют как течение в рамках буддизма, однако это не книжный буддизм, а буддизм, увиденный через призму собственных религиозных представлений религиозным деятелем, вышедшим из народа, не прошедшим монашеского посвящения, не умеющим читать сутры и к тому же воспринимающего буддизм вкупе с даосизмом, континентальным шаманизмом1. Это народное религиозное течение представляет собой единый, нерасчленимый синто-буддийский комплекс. Именно такой комплекс религиозных представлений стал характерен для подавляющего большинства японцев, начиная, по крайней мере, с X в2. Таким образом, можно говорить, что сюгэндо оказало огромное влияние на формирование религиозных представлений японского народа.

Сюгэндо, в полной мере отразив сложный процесс взаимодействия автохтонных и заимствованных религиозных элементов, также является важным ключом к пониманию различных периодов японской религиозной истории.

Все это и определяет актуальность настоящего исследования.

Хронологические рамки

Хронологические рамки данного исследования - VII - ХП вв. -продиктованы, с одной стороны, текстом, исследование которого положено в основу работы, - «Сёдзан энги», а с другой, важностью этого периода в истории сюгэндо и японской культуры в целом.

VII - ХП вв. составляют целую эпоху в истории Японии. С конца VI в. ускоряется процесс институциализации японского государства. Многочисленная иммиграция с материка и активизация контактов с ним способствовали проникновению континентальной культуры на острова: государственных институтов, форм хозяйствования, религиозных представлений и т.д. Результатом этих процессов стали великие реформы VII в., которые имели далеко идущие последствия в политической, экономической, социальной и культурной сферах. В религиозной сфере этот период характеризовался активным взаимодействием автохтонных японских религиозных верований и пришедших с континента буддизма и даосизма. Усвоение континентальной культуры в VI - VHI вв., становление национального самосознания и многие другие факторы обусловили появление в эпоху Хэйан развитой национальной культуры, которая по праву считается классической, а наивысшие ее проявления входят в «золотой» фонд мировой культуры. Именно в это время складывались основные параметры японско й культур но й тр а диции

Период VH - XII вв. можно назвать важнейшим периодом истории сюгэндо, так как именно в это время происходило становление этого религиозного движения, формировались его основные черты.

Задачи исследования

Диссертант поставил своей задачей всестороннее исследование религиозной традиции гор Омию, включая Ёсино и Кумано, Кацураги и Касаги, занимавшей центральное место в сюгэндо, с точки зрения ее характера, организации, культа, религиозной тренировки и истории формирования на основе памятника XII в. «Сёдзан энги».

Общая задача исследования может бьггь конкретизирована в виде 3 пунктов:

1. Исследование концепции сакрального пространства и сакральной географии сюгэндо:

- представления о характере сакрального пространства в сюгэндо;

- соотношение сакральной географии сюгэндо и реальной географии;

- взаимосвязь сакральной географии сюгэндо с сакральной географией древнего анимистического культа гор;

- взаимосвязь сакральных географий отдельных горных массивов (Оминэ. Кацураги и Касаги);

- границы сакральной географии сюгэндо:

- символы сакральности гор сюгэндо (сакральные предметы, помещаемые на вершины, сообщения о пребывании на них «святых подвижников» и др.).

2. Исследование зарождения и формирования сюгэндо:

- истоки сюгэндо и тенденции его развития:

- роль Эн-но Гёдзя в формировании сюгэндо:

- возникновение и оформление объединений ямабуси в горах Кумано.

3. Исследование организации культа и аскетической практики сюгэндо:

- структура и характер пантеона сюгэндо;

- священные тексты;

- магия сюгэндо;

- паломничеств на священные горы;

- религиозная тренировка.

Автор стремился также исследовать механизм взаимодействия автохтонных локальных японских культов и привнесенных религий (буддизм, даосизм) в синкретическом религиозном течении сюгэндо.

Научная новизна

Впервые в западной историографии работа опирается на исследование доктриналъного текста, что до некоторой степени позволяет рассмотреть сюгэндо изнутри В отечественном ялоноведении исследование сюгэндо проведено впервые.

Практическая ценность

Практическая ценность работы состоит, во-первых, в том что ее материалы и выводы могут быть использованы в преподавании курсов истории религии Японии и истории общественной мысли Японии Во-вторых, в научный оборот вводится ценный источник по религиозным представлениям средневековых японцев, который может быть использован для изучения взаимодействия автохтонных и иноземных зарубежных традиций, народной религии Японии, культа гор в целом и собственно сюгэндо.

Методологическая основа

Методологической основой диссертации послужили современные комплексные историко-тестологические подходы и достижения мировой историографии - японской, западной и отечественной. В основе исследования - принцип историзма, обуславливающий комплексное использование широкого круга различных по жанру источников, позволяющее составить реалистическое представление об исследуемой эпохе, что делает возможным критический подход в: изучению данных исследуемого источника - «Сёдзан энги».

Апробация работы

Основные положения диссертации были изложены и одобрены на заседании Кафедры истории стран Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии 28 октября 1998 г.

Структура и содержание диссертации

Поставленные задачи диктуют структуру работы.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации по теме "Всеобщая история (соответствующего периода)", Горбылев, Алексей Михайлович

Выводы

1. В эволюции сюгэндо в рассматриваемый период четко просматриваются два этапа: этап зарождения и организационного оформления.

Зарождение сюгэндо (VII - ЕХ вв.) было связано с неформальным движением горных отшельников, исповедовавших религиозные преставления, представлявшие собой смесь автохтонных и заимствованных верований и представлений, и использовавших разнообразные приемы религиозного подвижничества, направленного на обретение магических способностей и долголетия. Отшельники частью были выходцами из буддийских монахов, частью мирянами, самовольно принявшими монашеский постриг (сидосо). Их подвижничество, как правило, носило индивидуальный характер и осуществлялось на священных горах синго, которые рассматривались как места повышенной концентрации магической силы. Несмотря на противодействие государства распространению практики такого рода, она охватила значительные территории.

На следующем этапе (Х-ХП вв.) формируются объединения горных подвижников. Первоначально основой таких объединений становится консолидация подвижников вокруг одной священной горы или храма, но в дальнейшем под сильным влиянием эзотерического буддизма школ Сингон и Тэндай в рамках территориальных объединений ямабуси складываются целостные религиозные доктрины, обосновывающие задачи и методы религиозной практики, выбор конкретного места для таковой и т.д.

2. В качестве источников сюгэндо можно выделить116:

1) Раннее синто (гэнси синто). При тщательном исследовании конкретных локальных традиций сюгэндо вскрывается их генетическая связь с древними верованиями и представлениями, проявляющаяся в организации культа, магической практике и методах религиозной тренировки (подробнее см. главы I и 2).

2) Анимистический культ гор. Анимистический культ гор предопределил ареал распространения горного отшельничества, которое охватило горы, считавшиеся священными еще в добуддийский период, оказал чрезвычайно большое влияние на формирование представлений сюгэндо о сакральном пространстве и значение гор в религиозной тренировке.

3) Шаманизм. Техника введения в транс, характерная для шаманизма оказала большое влияние на последователей сюгэндо, которые совершали восхождения на священные вершины именно с целью установления контактов с богами и духами, предопределило экстатическое восприятие ямабуси окружающей действительности.

4) Религиозный даосизм. Религиозный даосизм и, прежде всего, связанные с ним доктрины шэньсянь (яп. синсэндо), магия дзюгондо и оммёдо явились источниками ряда методов психофизической тренировки, талисманов, лекарственных и магических снадобий, используемых в сюгэндо.

5) Буддизм. Буддизм оказал определяющее влияние на религиозные представления горных отшельников, объекты поклонения, ритуалы, магическую практику, вызвал значительные трансформации представлений о горах как сакральном пространстве.

Взаимодействие этих автохтонных и заимствованных религиозных традиций предопределило сложный синкретический характер сюгэндо как религиозного течения.

3. Эволюция сюгэндо может быть рассмотрена через призму эволюции образа легендарного основателя этого религиозного течения, которая просматривается в "Сёдзан энги"

Этап зарождения сюгэндо зафиксирован в "житии" Эн-но Гёдзя "Кимбу-сэн хонъэнги", где Эн-но Одзуну выступает в качестве типичного горного отшельника конца VII - IX вв. Анализ жития Эн-но Одзуну в «Кимбу-сэн хонъэнги» в сопоставлении с сообщением о нем в «Сёку Нихонги» свидетельствует о значительной трансформации образа Эн-но Одзуну под влиянием распространения отшельнического движения. Исторический Эн-но Одзуну был во многом близок отшельникам. Так же, как и они, он взошел на священную гору, чтобы заниматься магией, исповедовал синкретические взгляды, обрел чудотворные способности и потерпел от преследований государства. И эта близость, по-видимому, предопределила то, что народная молва стала переносить на него характерные черты буддийских подвижников последующих после его ссылки десятилетий. В результате родился тот Эн-но Убасоку, который известен нам по преданию «Нихон рёики», записанному монахом Кёкай почти через сто лет после события. Эта метаморфоза явилась началом развития мифического образа, который почти целиком оторвался от своей исторической основы.

Говоря об этой метаморфозе, нужно подчеркнуть, что в период зарождения сюгэндо Эн-но Одзуну еще не воспринимался ни как первый горный подвижник, ни, тем более, как основатель сюгэндо. В «Нихон рёики», «Кимбу-сэн хоньэнги» и близких этим памятникам текстах он выступает лишь как типичный отшельник эпохи, подвижник-одиночка, не имеющий учеников, занимающийся индивидуальной аскетической практикой.

Позднее, на следующем этапе, когда горное отшельничество приобрело организованный характер, сложились крупные религиозные объединения ямабуси, и у их членов появилась необходимость самоидентификации, установления собственных корней, Одзуну, а точнее Эн-но Гёдзя, постепенно превращается в лидера и святого родоначальника сюгэндо, образ которого все более мифологизируется. А сами предания о нем приобретают значения доказательств правомочности религиозной практики на конкретной вершине, истинности используемых методов и т.д. и традиции в целом.

Заключение

1. В УП - ХП вв. культ гор в Японии под влиянием проникающих в народные массы буддизма и даосизма трансформировался в синкретическое религиозное течение сюгэндо, особенностью которого является направленная на обретение сверхъестественных способностей религиозная тренировка в горах, рассматриваемых как сакральное пространство, обладающее магическими свойствами. Религиозные представления сюгэндо оказывали огромное влияние на мировоззрение японцев. Это влияние явилось важнейшим фактором формирования на народном уровне единого синто-буддийского комплекса религиозных представлений, который остается характернейшей чертой мировосприятия японцев до настоящего времени Исходя из этого, трудно переоценить роль сюгэндо в формировании мировосприятия и мировоззрения японского народа.

Влияние сюгэндо на религиозные представления широких народных масс связано с тем, что последователи этого течения постоянно действовали в тесном контакте с сельским населением, обслуживая самые различные его потребности в качестве священников, шаманов, гадателей, целителей и т.д.

2. Сюгэндо имеет сложную синкретическую природу. Анализ представлений ямабуси о сакральном пространстве, их обрядовой практики, объектов поклонения, магических приемов, методов религиозной тренировки показывает, что в формировании сюгэндо участвовало, по крайней мере, 5 религиозных компонентов. Это раннее синто (гэнси синто), анимистический культ гор, шаманизм, религиозный даосизм и буддизм. Роль каждого из этих компонентов была различна, и, по-видимому, наибольшее значение для оформления сюгэндо имели анимистический культ гор, явившийся фундаментом, и эзотерический буддизм, придавший этому течению окраску буддийского движения и акцентировавший необходимость религиозной тренировки. В работах японистов неоднократно отмечалась способность японцев к избирательному усвоению иноземных традиций и подгонке их под свои собственные нужды и представления. Это свойство японского менталитета отчетливо проявилось и в истории сюгэндо - течения, по внешним проявлениям относимого к буддизму, но по глубинной сущности неразрывно связанного с автохтонной религиозной культурой.

3. В эволюции сюгэндо в рассматриваемый период четко просматриваются два этапа.

Зарождение сюгэндо (VII - IX вв.) было связано с неформальным движением горных отшельников, исповедовавших смесь автохтонных и заимствованных верований и представлений, и использовавших разнообразные приемы религиозного подвижничества, направленного на обретение магических способностей и долголетия. Большей частью эти отшельники были мирянами, самовольно принявшими монашеский постриг (сидосо), занимавшимися индивидуальным подвижничеством в горах.

На следующем этапе (Х-ХП вв.) складываются объединения горных подвижников. Первоначально основой таких объединений становится консолидация подвижников вокруг одной священной горы или храма, но в дальнейшем под сильным влиянием эзотерического буддизма школ Сингон и Тэндай в рамках территориальных объединений ямабуси складываются целостные религиозные доктрины, обосновывающие задачи и методы религиозной практики, выбор конкретного места для таковой и т.д. Распространение паломничеств в святые горы сюгэндо Есино и Кумано представителей высших слоев дворцовой аристократии, подносивших богатые дары местным храмам, повлекло за собой превращение объединений ямабуси в мощные религиозные организации, обладавшие значительной экономической и военной мощью, которые постепенно стали играть значимую роль в политической и экономической жизни страны.

Необходимо особо подчеркнуть, что сюгэндо не было создано какой-то одной личностью, а развилось естественным путем, выйдя из недр религиозных представлений японского народа, и как таковое, отражает характерные религиозные представления японцев, сформировавшиеся уже в глубокой древности: анимизм, политеизм, акцент на получении конкретных благ в этой жизни и т.д.

4. Таким образом, сюгэндо может быть охарактеризовано как типичный японский религиозный феномен В своей обзорной работе; посвященной японской религии, американский религиовед Г.Б. Эрхарт высказал идею, что японской религии присущи, по крайней мере, 6 главных особенностей [Japanese Religion: Unity and Diversity. Belmont, California, 1968, pp. 5-8]. Анализ сюгэндо с этой точки зрения позволяет сделать вывод, что это типичный японский религиозный феномен:

1) Тесная связь между человеком, ками и природой Сюгэндо - прекрасный образец этой связи, поскольку поклонение божествам в нем осуществляется именно в природной среде священных гор.

2) Чрезвычайное значение семьи как религиозной единицы. Система «приходов» (касуми), связывавшая верующих с горными центрами сюгэндо, рассматривает семью как главный элемент. Отношения между касуми и семьей носят наследственный характер и сохраняются на протяжении многих поколений

3) Важность очистительных обрядов, ритуалов и амулетов. Именно эти функции и выполняли в традиционном обществе ямабуси.

4) Важность местных празднеств и самостоятельных культов. Как отчетливо показывает исследование традиции сюгэндо гор Оминэ, для сюгэндо характерна привязка к конкретной местности, к священной горе, благодаря чему местная традиция сюгэндо неизбежно приобретает специфическую окраску.

5) Пропитывание религией повседневной жизни. Ямабуси обслуживали все религиозные потребности людей, от рождения и до смерти: совершали похоронные, поминальные и очистительные обряды, благословляли посадку риса, занимались лекарством и т.д., оказали большое влияние на различные формы традиционного искусства, играли важную роль в политической, экономической и военной истории Японии. В настоящее время сюгэндо привлекает многих последователей именно благодаря тому, что его практика является эффективным методом психической реструктуризации личности, закалки воли, мобилизации духовных и психологических сил, физической тренировки.

6) Естественная связь между японской религией и японской нацией Наконец, сюгэндо - это типичный пример связи между японской религией и японской нацией В полной мере отразив сложный процесс взаимодействия автохтонных и заимствованных религиозных элементов, оно является хорошим ключом к пониманию различных периодов японской религиозной историк

По-видимому, именно наличие мощного автохтонного фундамента делает сюгэндо типичным японским религиозным течением.

5. Проделанная работа наглядно показала, что в основе сюгэндо лежал мощный пласт автохтонных верований, издревле связанных с гор, почитавшимися в японской традиции сакральными. Этот автохтонный пласт предопределил характер представлений отшельников о горах как сакральном пространстве, богах, оказал большое влияние на методы религиозной тренировки и обрядовую практику.

Под влиянием буддизма представления о горах как сакральном пространстве претерпели существенные изменения (горы начинают восприниматься как «чистая земля» или мандала). Наложение буддийских верований на мощные местные культы привело к резкому усилению влияния последних, которые в ряде случаев, как, например, в случае с горами Ёсино и Кумано, приобрели общенациональное значение.

Хотя все эти изменения, происходившие в процессе развития сюгэндо, действительно были чрезвычайно значимыми, представляется, что гораздо более важным является преемственность традиции: культ конкретной горы, считавшейся сакральной еще в добуддийский период, с приходом буддизма не приходит в упадок и не умирает, а видоизменяется и расцветает. Вне зависимости от того, кому поклоняются местные жители - синтоистский ками, пришедший из-за моря будда или синкретический аватар, центром поклонения ему, как и центром религиозной тренировки, остается древняя сакральная гора. Эта поразительная адаптивность и живучесть древних традиций очевидна и сегодня, когда священные горы сюгэндо по-прежнему остаются местами религиозной практики и тренировки. Интересно, что восхождения на священные горы стали столь популярны, что в районе Кансай до сих пор мужчина не считается настоящим мужчиной, если он ни разу не поднялся на святую гору Оминэ, куда запрещен доступ женщинам. А обряд ниси-но нодзоки, суть которого заключается в покаянии грехах в подвешенном до пояса над пропастью положении, на горе Сандзё-га такэ приобрел значение едва ли не инициационного обряда при переходе в состояние взрослого мужчины.

Эта живучесть архаичной религиозной традиции, по-видимому, связана не только с ее значительной устойчивостью, но и, в первую очередь, с наличием в ней механизмов, позволяющих адаптироваться к переменам ситуации. Можно выделить два таких механизма: отождествление божеств и выборочное адаптирование заимствование религиозных представлений и практики извне. Действие первого механизма заключается в отождествлении местного божества с божеством общенациональным (или наднациональным, как будда), когда местное божество рассматривается как местное проявление национального божества. Характерным примером использования такого механизма являются боги Трех гор Кумано, которые считались местными воплощениями таких важных божеств синтоистского пантеона как Куни-но токотати-но микото (Хонгу), Идзанаги-но микото (Сингу) и Идзанами-но микото (Нати). Наличие этого механизма, подкрепленного буддийской доктриной хондзи-суйдзяку, объясняет, почему древние культы Кумано и Ёсино не были полностью вытеснены буддизмом, а получили новое развитие через синкретизм с буддизмом.

Оборотной стороной использования механизма отождествления божеств является готовность и способность осуществлять сознательное и избирательное заимствование религиозных и, шире, культурных элементов извне. Особо нужно подчеркнуть, что в процессе заимствования эти элементы претерпевают сильную трансформацию, суть которой заключается в их вписывании в существующую традицию. Так будды и бодхисаттвы, запечатленные на мандалах, оказываются отождествленными с божествами конкретных гор, на смену абстрактному изображению мандалы приходит сангаку мандара - горная мандала, на которой изображаются конкретные священные горы, сутра может почитаться вне связи с ее содержанием, а исключительно как синтай - «тело бога», наделенное магической силой и т.д.

По-видимому, эти механизмы уходят корнями в глубокую древность, когда из различных племен, населявших разные районы Японии, располагавших собственными развитыми мифологическими системами, складывался родо племенной союз с императорским родом во главе.

6. Подводя итоги исследования, нужно отметить, что настоящая работа не претендует на исчерпывающий анализ «Сёдзан энги». Были исследованы лишь те, с точки зрения диссертанта, наиболее значимые данные текста, которые имеют непосредственное отношение к решению поставленных задач. Представляется, что этот богатейший по содержанию памятник может быть полезен и для исследования других сторон религиозной культуры Японии.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Горбылев, Алексей Михайлович, 1998 год

1. Большой японско-русский словарь. В 2-х т. М., 1970. / под ред. Н.И. Конрада.

2. Кодзиэн Токио, 1988. / сост. Симмура Идзуру.

3. Нихонси дзитэн (Энциклопедический словарь по истории Японии). Изд. «Кадокава», Токио, 1997.

4. Ота Токуёси Буккё дайдзитэн (Большой энциклопедический словарь по буддизму). Токио, 1988.

5. Сюгэндо дзитэн (Энциклопедический словарь по сюгэндо) Токио,1986. / под ред. Миякэ Хитоси.1. Источники1. На русском языке

6. Древние фудоки. М., 1969. / Пер., предисл. и коммент. К.А. Попова

7. Идзумо фудоки. М., 1966 / Пер., предисл. и коммент. К.А. Попова

8. Кодзики. Спб., 1994. Т. 1-2.

9. Маньёсю. (Собрание мириад листьев): в 3 т. М., 1971-1072 / Пер., предисл. и коммент. А.Е. Глускиной

10. Мещеряков А.Н. Японские легенды о чудесах. IX XI вв. М., 1984.

11. Нихон рёики. Японские легенды о чудесах. Спб., 1995.

12. Нихон сёки: Анналы Японии Спб., 1997. Т. 1-2.

13. Повесть о доме Тайра. М., 1982. / Пер., предисл. и коммент. И. Львовой.

14. Сказание о Ёсицунэ. М., 1982. / Пер. А. Стругацкого; послесловие Е. Пинус

15. Свод законов «Тайхорё». 702-718 гг. Тт. 1-2, М., 1985.1. На японском языке

16. Дзэнитани Бухэй. Эн-но Гёдзя дэнки сюсэй (Собраниежизнеописаний Эн-но Гёдзя). Осака, 1996.

17. Кокон тёмондзю. В сер. «Нихон котэн. бунгаку тайкэй», т. 84. Токио, 1966.

18. Кондзяку моногатарисю. В сер. «Нихон котэн бунгаку тайкэй», т. 22-26. Токио, 1961.

19. Сёдзан энги. В сер. «Нихон сисо тайкэй», т. 20. Токио, 1975.

20. Сёку Нихонги В сер. «Кокуси тайкэй». Токио, 1975.1. Литература1. На русском языке

21. Арутюнов С.А., Светлов Г.Е. Старые и новые боги Японии М.,1968.

22. Блаватская Е.П Теософский словарь. Лондон, 1892.

23. Буддизм в Японии М., 1993.

24. Буддийская философия в средневековой Японии М., 1998.

25. Вениаминов И.Г. Религия и христианство в Японии. СПб., 1905.

26. Глускина А.Е. Заметки о японской литературе и театре. М., 1979.

27. Горегляд В.Н. Буддизм и японская культура VIII ХШ вв. -Буддизм, государство и общество в странах Центральной и Восточной Азии в средние века. М., 1982.

28. Горегляд В.Н. Мифы древней Японии» в Кодзики Спб., 1994. Т. 1,с. 22-2329.31.

29. Игнатович А.Н. Буддизм в Японии: очерк ранней истории М., 1988. Игнатович А.Н. Буддизм и даосизм в Японии (к проблеме отношений и оценок). Дао и даосизм в Китае. М., 1982, с. 179-206.

30. ИкэгутиЭкан. Подвижник огня. М., 1996.

31. Комаровский Г.Е. Пять тысяч будд Энку. М., 1968 г.

32. Крюков М.В., Малявин В В., Софронов М.В. Китайский этнос на пороге средних веков. М., 1979.

33. Маслов A.A. Мистерия Дао. Мир «Дао да нзина». М., 1996.

34. Мещеряков А.Н. Древняя Япония: Буддизм и синтоизм, М., 1982.

35. Сафронова Е.С. Синто-буддийский синкретизм в Японии УШ XIV вв. - Вопросы научного атеизма. Вып. 16. М., 1974.

36. Светлов Г.Е. (Комаровский). Нара. Колыбель японской цивилизации. М., 1994.1. На японском языке

37. Адзиа буккё си. Нихон хэн (История буддизма в Азии. Япония), тт. 1-6. Токио, 1972.

38. Вакамори Tapo. Сюгэндо-си кэнкю (Исследования по истории сюгэндо). Токио, 1979.

39. Вакамори Tapo. Ямабуси Токио, 1964.

40. Ватанабэ С. Нихон-но буккё (Японский буддизм). Токио, 1965.

41. Годзё Дзюнкё. Сюгэндо-но кокоро (Сердце сюгэндо). Осака, 1983.

42. Горай Сигэру. Яма-но сюкё сюгэндо (Горная религия сюгэндо). Токио, 1970.

43. Дзусэцу Нихон-но буккё (Иллюстрированная история японского буддизма). Т. 6, Симбуцу сюго то сюгэн (Взаимодействие синтоизма и буддизма и практика подвижничества). Токио, 1989.47. Ёсино Хироко. Яма-но ками (Горные божества). Киото, 1995.

44. Кубота Нобухиро. Сюгэндо дзиссэн сюкё-но сэкай (Сюгэндо - мир практической религии). Токио, 1991.

45. Миякэ Хитоси Нихон-но миндзоку сюкё» (Народная религия Японии»), Токио, 1994.

46. Миякэ Хитоси. Сюгэндо сисо-но кэнкю (Исследование мысли сюгэндо). Токио, 1985.

47. Миякэ Хитоси. Сюгэндо то Нихон сюкё (Сюгэндо и японские религии). Токио, 1996.

48. Миямото Касао. Эн-но Одзуну. в Нихон сюкё си-но надзо (Загадки истории японской религии), т.1, с. 125-133. Токио, 1976.

49. Мураками Тосио. Сюгэндо-но хаттацу (Развитие сюгэндо). Токио,1942.

50. Мураяма Сюиги. Сюгэн-но сэкай (Мир подвижничества). Токио,

51. Мураяма Сюити. Хондзи суйдзяку (Доктрина «хондзи суйдзяку»). Токио, 1974.

52. Мураяма Сюити Ямабуси-но рэкиси (История ямабуси). Токио,1997.

53. Найто Масатоси Сюгэндо-но сэйсин утю. Дэва сандзан-но мандара сисс. (Духовный космос сюгэндо. Представления мандалы Трех гор Дэва). Токио, 1991.5В. Симодэ Сэкё. Синсэн сисо (Идеи «шэньсянь»), Токио, 1968.

54. Сюгэндо-но хон (Книга о сюгэндо). Токио, 1994.

55. Тогава Ансё. Дэва сюгэн-но сюгё то сэйкацу (Аскетическая практика и жизнь подвижников Дэва). Токио, 1994.

56. Тоёсима Осаму. Кумано-синко то сюгэндо» (Культ Кумано и сюгэндо). Токио, 1990.

57. Хори Итиро. Вагакуни минкан синко си-но кэнкю (Исследование истории японских народных верований), в 2-х томах. Токио, 1960.

58. Цудзи Дзэнносукэ. Нихон буккё си (История буддизма в Японии), тт. 1-3. Токио, 1969.

59. Ямада Рюсин. Сюгэнарагё (Изнурительная-аскеза сюгэндзя). Осака,1993.1. На европейских языках

60. Auesaki Masaharu. History of Japanese Religion. 1928.

61. Blacker C.J. "The Catalpa Bow. A Study of Shamanistic Practices in Japan". London, 1975.

62. Blacker C.J. Initiation in the Shugendo: the passage through the ten states of existence. Initiation, London, 1965.

63. Earhart, H.B. A Religious Study of Mount Haguro Sect of Shugendo, an Example of Japanese Moutain Religion. Chicago, 1965.

64. Earhart H. Byron. Japanese Religion: Unity and Diversity. Belmont, California, 1968

65. Earhart H. Byron. Mout Fuji and Shugendo. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 16/2-3, June-September, 1989. Shugendo and Mountain Religion in Japan, p. 205-226.

66. Eliot Ch. Japanese Buddhism. L., 1959.

67. Frederic Louis. Buddhism. Flammarion Iconographic Guides. Paris N.Y., 1995.

68. Gorai Shigeru. Shugendo Lore. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 16/2-3, June-September, 1989. Shugendo and Mountain Religion in Japan, p. 117142.

69. Grappard Allan G. Flying Mountains and Walkers of Emptiness. Sacred Space in Japanese Religions. Sacred Mountains of Asia, L., 1995, p. 36-42.

70. Gunderts Wilhelm. Japanische Religionsgeschichte. 1943.

71. Hon Ichiro. Folk religion in Japan. Chicago, 1968.

72. Ikegami Hiromasa. The Significance of Mountains in the Popular Beliefs in Japan Religious Studies in Japan, pp. 152-160, ?.

73. Kishimoto Hideo. The Role of Mountains in the Religious Life of the Japanese People Proceedings of the Ninth International Congress for the history of Religions, 1958, pp. 545-549.

74. Kitagawa J.M. Religion in Japanese History. N.Y.-L., 1966.

75. Miyake Hitoshi. Religious Rituals in Shugendo: A Summary. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 16/2-3, June-September, 1989. Shugendo and Mountain Religion in Japan, p. 101-116.

76. Naumann Nelli. Yama-no Kami die japanische Berggottheit. - Folklore Studies, XXII (1963), 133-366; XXEI (1964), pp. 48-199.

77. Nitschke G. Building the sacred Mountain, Tsukuriyama in Shinto Tradition. Sacred Mountains of Asia, L., 1995, p. 110-118.

78. Renondeau G. Le Shugendo, histoire, doctrine et rites des anachoretes dits yamabushi. Paris, 1965.

79. Rhodes Robert F. The Kaihogyo Practice of Mt. Hiei. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 14/2-3, 1987.

80. Rotermund Hartmut 0. Die Legende des Enno-Gyoja» Orients Extremus. 1065. Jg. 12, №2.

81. Rotermund Hartmut O. Die Yamabushi. Hamburg, 1968.

82. Sawa Ryuken. Shugendo Art. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 16/2-3, June-September, 1989. Shugendo and Mountain Religion in Japan, p. 195204.

83. Snyder G. Walking the Great Ridge Omine on the Womb-Diamond Trail. Sacred Mountains of Asia, L., 1995, p. 71-77.

84. Stevens J. The Path of the Spiritual Athlete. The Marathon Monks of Mt. Hiei. Sacred Mountains of Asia, p. 60-66.

85. Swanson P.L. Shugendo and the Yoshino Kumano Pilgrimage: An Example of Mountain Pilgrimage. - Monumenta Nipponica, 1981, vol. XXXVI, 1, c. 55-84.

86. Tyler Royall. Kofuku-ji and Shugendo. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 16/2-3, June-September, 1989. Shugendo and Mountain Religion in Japan, p. 143-180.

87. Tyler Royall. Kofitkuji and mountains of Yamato. Japan Review, 1990, 1, p. 153-223.

88. Tyler Susan. "Honji Suijaku Faith". «Japanese Journal of Religious Studies», vol. 16/2-3, June-September, 1989. «Shugendo and Mountain Religion in Japan», p. 227-250.

89. Wakamori Taro. The Hashira-matsu and Shugendo. Japanese Journal of Religious Studies, vol. 16/2-3, June-September, 1989. Shugertdo and Mountain Religion in Japan, p. 181-194.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 65766