Ликвидация неграмотности в Среднем Поволжье в 1917-1930-х годах тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Сологуб, Наталья Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Ликвидация неграмотности в Среднем Поволжье в 1917-1930-х годах». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 178687
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Сологуб, Наталья Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Пенза
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
275

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Сологуб, Наталья Николаевна

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. Ликвидация неграмотности в первой половине 20-х годов XX века.

1.1. Грамотность населения России в начале XX века.

1.2. Первые шаги Советской власти по ликвидации неграмотности (1917-1920).

1.3. Развитие процесса ликвидации неграмотности в первой половине

20-х годов.

ГЛАВА II. Ликвидация неграмотности в конце 20-х-30-е годы XX века.■.:.:.

2.1. Культпоход и его роль в ликвидации неграмотности в конце 20-х -начале 30-х годов.

2.2. Процесс ликвидации неграмотности в конце 30-х годов.

ГЛАВА III. Подготовка кадров ликвидаторов неграмотности.

3.1. Возникновение системы подготовки кадров для ликвидации неграмотности и ее деятельность в 20-е годы.

3.2. Изменение в системе подготовки кадров ликвидаторов в конце

20-х - 30-е годы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Ликвидация неграмотности в Среднем Поволжье в 1917-1930-х годах"

Актуальность темы исследования. В истории не только каждой страны, но и в истории человечества в целом есть такие проблемы и вопросы, которые по мере исторического развития не только не теряют своего значения, но и, наоборот, становятся все более злободневными. К числу таких, так называемых вечных, актуальных вопросов, относится проблема образования вообще и ликвидация неграмотности взрослых в частности. Естественно, со временем она трансформируется в связи с изменением конкретной исторической обстановки. Доказательством этого является то, что уже на новом историческом этапе развития России встала проблема реформы образования, она вызванная, конечно, теми конкретными экономическими и политическими изменениями, которые произошли в нашей стране. Кроме того, современная Россия должна найти и занять определенное положение среди других государств. И так как ранее Россия занимала место великой державы, она должна не только сохранить, но и упрочить этот статус. А(без соответствующего экономического уровня это невозможно.

Экономическое развитие требует овладения новейшими научно-техническими достижениями, которые невозможны без ликвидации главной безграмотности нынешней России - компьютерной. Это первоочередная задача всей нашей образовательной политики. Однако в последнее время появилась и другая форма неграмотности, которую ученые назвали текстовой (когда люди, умеющие читать и писать, не понимают смысла текста). В связи с экономическими сложностями и вновь возникшей беспризорностью в нашей стране появилась угроза возникновения слоя сначала детско-юношеской, а затем, возможно, и взрослой неграмотности. Все это говорит о том, что перед развитием нашего образования стоят сложные и неоднозначные проблемы.

Обращение к истории - не только необходимый, но и закономерный процесс. Это становится особенно актуальным на переломных этапах развития, который и переживает сейчас Россия. Рассматривая первоочередные задачи современного российского образования, особенно проблему борьбы с различными видами безграмотности, вполне логично рассмотреть предшествующие этапы этого процесса, который аккумулировал в себе огромный исторический опыт. Сделать его достоянием широкой современной общественности - главная задача историка. Еще древние римляне говорили, что история есть учитель жизни, мать знаний.

В настоящем исследовании делается попытка выявить и проанализировать исторический опыт борьбы с безграмотностью. При этом мы стремились показать становление и развитие этого процесса в целом по стране, а также выявить особенности проявления этих общих тенденций для Среднего Поволжья.

Таким образом, актуальность изучения данной темы обусловлена необходимостью концентрации внимания общественных наук на изучении опыта проведения реформ народного образования в деле ликвидации неграмотности в нашей стране как одном из факторов развития общества на переломном этапе.

Объектом исследования является процесс становления и развития борьбы с неграмотностью в Средне-Волжском регионе с 1917-1930-х годах. В связи со спецификой аграрного развития региона особое внимание уделяется изучению борьбы с неграмотностью в сельской местности. Также, в связи со спецификой исторической эпохи (сменой государственного строя), предпринята попытка выявления в процессе ликвидации неграмотности роли и места общественных организаций и государственной системы, их взаимоотношений и взаимовлияния.

Предметом исследования являются:

- история возникновения борьбы с неграмотностью в России;

- изучение проблем, возникших в этом процессе в связи с изменением социально-политического строя в России в 1917 г.;

- развитие процесса ликвидации неграмотности после окончания гражданской войны до середины 20-х гг. XX в.;

- влияние роли конкретных исторических условий на процесс ликвидации неграмотности во второй половине 1920-х и 1930-х годах;

- изучение вопроса становления дела подготовки кадров ликвидаторов неграмотности и его развития;

- выявление роли государственных и общественных организаций в ликвидации неграмотности на разных этапах развития этого процесса. Хронологические рамки. Исследование охватывает период с 1917 по конец 1930-х годов, что продиктовано самой логикой изучения данной проблемы, так как именно в этот период в связи с известными историческими изменениями в нашей стране вопрос о ликвидации неграмотности становится частью государственной политики, оставаясь в то же время актуальной для России проблемой, которая возникла еще в конце XIX века. Поэтому потребовалось сделать исторический экскурс в данный предшествующий период. В связи с теми историческими этапами, которые переживала страна от 1917 г. до начала Великой Отечественной войны, обозначались и основные хронологические этапы изучения нашей проблемы. Выбранные хронологические рамки позволяют также проследить динамику развития грамотности, выявить темпы ликвидации неграмотности в одном из крупных регионов страны.

Территориальные рамки исследования включают в себя три Средне-Волжские губернии: Пензенскую, Самарскую и Симбирскую. Выбор данных губерний определяется несколькими факторами. Во-первых, общностью социально-экономического развития. Во-вторых, схожестью социального и политического развития этих губерний, которые, как известно, на определенном историческом этапе входили в единую административную единицу. В-третьих, их равноудаленностью от центральных районов страны. В-четвертых, все эти губернии, представляющие собой Средне-Волжский регион, в силу особенности исторического формирования Российского государства, отличались многонациональным и многоконфессиональным составом населения. В силу этого рассмотрение проблемы борьбы с неграмотностью в данной работе, в известной мере, должно затронуть вопрос ликвидации неграмотности среди национальных меньшинств, хотя это и не является предметом специального исследования. В-пятых, специфику региона в борьбе за ликвидацию неграмотности составляет также то, что он в предшествующую историческую эпоху характеризовался традиционно низким уровнем грамотности, а Пензенская губерния вообще занимала одно из последних мест.

Степень изученности проблемы. Изучение научной литературы позволило выделить ряд основных этапов и проблем, поднятых в этих исследованиях. Основными этапами изучения данной проблемы можно считать следующие: советская историография и современная российская историография.

В свою очередь, в советской историографии изучение проблемы ликвидации неграмотности также имело несколько направлений. К одному из них можно отнести статьи государственных деятелей и руководителей партии и правительства, в которых были изложены основные положения государственной политики в деле народного просвещения вообще и ликвидации неграмотности в частности. В силу понятных причин сформулированные в этих работах положения превратились в руководящие указания, которые должны были стать неукоснительными для исполнения всеми органами народного просвещения. К числу таких произведений относятся прежде всего работы

B.И. Ленина1. В этих работах, а особенно в Докладе на VIII съезде РКП(б), были заложены основы государственной политики в области народного просвещения и ликвидации неграмотности в частности2. Именно в этом докладе борьба с неграмотностью была объявлена им как обязательное условие строительства социализма в РСФСР, а затем в СССР. Таким образом, вопрос

0 ликвидации неграмотности стал неразрывной частью общей системы, складывающейся в нашей стране. Одновременно это же явилось истоком посте

1 Ленин В.И. Перлы народнического прожектерства //Полное собрание сочинений (ПСС) Т. 2. С. 471-504; он же. К вопросу о политике министерства народного просвещения. ПСС. Т. 23. С. 125-135; он же. Что можно сделать для народного образования. ПСС. Т. 23. С. 348-350; он же. Речь на I Всероссийском съезде учителей-интернационалистов 5 июня 1918 г. ПСС. Т. 36. М., 1981. С. 420-421; он же. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению 28 августа 1918 г. ПСС. Т. 37. С. 74-78; он же. Инструкция о составлении книги для чтения рабочих и крестьян. ПСС. Т. 37. С. 402; он же. В народный комиссариат просвещения. ПСС. Т. 37.

C. 474-477; он же. План «Директив ЦК коммунистам - работникам наркомпроса». ПСС. Т. 42. С. 415-416; и ДР

2 Там же. Т. 38. С. 174-184. пенно увеличивающейся идеологизации и огосударствления процесса ликвидации неграмотности. В последующих же работах Ленина борьба с ликвидацией неграмотности получила новое направление и была объявлена составной частью культурной революции1.

Дальнейшее развитие эти общие ленинские установки нашли в произведениях других партийных и государственных деятелей. В первую очередь здесь следует упомянуть Н.К. Крупскую. Наиболее важные ее статьи и выступления по проблеме ликвидации неграмотности были опубликованы в сборнике «Ликвидация неграмотности» . В этих работах Н.К. Крупской была конкретизирована ленинская установка на борьбу с неграмотностью в плане строительства социализма в СССР. Ею было обосновано усиление борьбы с неграмотностью в СССР в связи с первым и вторым пятилетними планами.

Таким образом, Н.К. Крупская ясно обозначила экономическую необходимость ликвидации неграмотности в СССР как одно из главных условий индустриализации страны. Она же сумела увидеть и обобщить определенный опыт различных общественных организаций и народных инициатив в деле о ликвидации неграмотности . Наряду с высокой оценкой роли народной инициативы ею же были заложены и основы постепенного государственного и идеологического подчинения этой инициативы.

Определенную роль в развитии государственной политики в деле ликвидации неграмотности сыграли статьи и речи М.И. Калинина. Он, как известно, был председателем Центрального совета общества «Долой неграмотность!» с момента образования до его роспуска. Поэтому для изучения роли и места ОДН в деле ликвидации неграмотности, истории ОДН невозможно получить полной картины без изучения его работ4.

1 Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 363-368.

2 Крупская Н.К. Ликвидация неграмотности. Сборник статей, докладов и разных материалов за 1920-1936 гг. Под. ред. А.Г.Кравченко. М., 1938.

3 Крупская Н.К. Культпоход и ликвидация неграмотности. М., 1928.

4 Калинин М.И. Статьи иречи. 1919-1935 гг. М., 1936; он же. О воспитании и обучении. М., 1957.

В этом же плане необходимо рассматривать и произведения A.B. Луна-1 ^ чарского и A.C. Бубнова , которые возглавляли Наркомпрос РСФСР в период с 1917 по 1937 г. В их работах содержится анализ состояния грамотности в стране, определены конкретные направления в борьбе с неграмотностью и выработана основная стратегия и тактика сочетания инициативы масс с государственной политикой в этой работе. Именно в их работах наиболее ярко отразился переход государственной политики от борьбы за ликвидацию неграмотности как таковой в борьбу с неграмотностью как составную часть культурной революции.

Определенный интерес для изучения проблемы нашего исследования представляют работы руководителей и участников борьбы с неграмотностью: A.C. Курской, Л.Н. Сталь, М.С. Эпштейна, Д.И. Эрдэ, А.Г. Кравченко, л

Г.И. Бройдо, Л.С. Фрид и др. Их произведения представляли собой популярные брошюры по интересующему нас вопросу. Однако ценность их заключается в том, что это была первая попытка обобщения опыта и свидетельства непосредственных участников этого процесса. В то же время в этих брошюрах наметилась главная тенденция советской историографии по вопросу ликвидации неграмотности. Все авторы без исключения не только не пытались говорить об ошибках и просчетах, которые уже проявились в ходе борьбы с неграмотностью, но и все несомненные успехи, достигнутые в этом деле,

1 Луначарский A.B. Просвещение и революция. М., 1924; он же. Культпоход комсомола. Речь на собрании комсомольского и профсоюзного актива Москвы. М.-Л., 1929; он же. Культурная революция и общественность. М.-Л., 1929; Луначарский A.B., Ахматов И. Ликвидация неграмотности среди батрачества. М., 1929; Луначарский A.B. О народном образовании. Сборник статей. М., 1958; он же. Третий фронт. М., 1925; он же. Ленин и народное образование. Сборник статей и выступлений. М., I960; он же. Проблемы народного образования. Сборник статей. М., 1938.

2 Бубнов A.C. Всеобщее начальное обучение и культурная революция. Три речи. М., 1930; он же. О культурных задачах. М., 1931; он же. О народном просвещении. М., 1929; он же. О культурном подъеме СССР за годы первой пятилетки. М., 1930.

3 Курская A.C. Пережитое. М., 1965; она же. С массами и через массы // Народное образование.- 1960,- № 4; Элькина Д. На культурном фронте. М., 1959; Сталь Л.Н. Работать по-новому, по-революционному. М., 1929; Кравченко А.Г. Деревенские ячейки партии и культурная работа в деревне. М., 1925; Эрдэ Д.И. Неграмотность и борьба с ней. Харьков, 1926; Ширямов A.A. На передовых позициях культурной революции. М., 1930; Ножницкий Г. Борьба масс за культминимум. М.-Л., 1930; Бройдо Г.И. В атаку против неграмотности и бескультурья. М.-Л., 1929; Бондарев Д.А. Ликвидация неграмотности (цифры, факты, перспективы). М.-Л., 1929; Эпштейн М.С. Итоги I Всероссийского съезда ОДН. М., 1926; Гасилов Г.В. Ликвидация безграмотности в Советской России. Страницы воспоминаний.//Русская речь. 1967. № 4; Иванова A.M. Что сделала Советская власть по ликвидации неграмотности среди взрослых. М., 1949; Науменко В.М. За сплошную грамотность. М., 1930. объясняли исключительно руководящей ролью партии и советского государства. Несомненный крен в деле глубокой политизации и бюрократизации процесса ликвидации неграмотности они рассматривали как естественный и необходимый, считали, что превращение борьбы с неграмотностью в составную часть культурной революции все оправдывает.

Из числа рассмотренных работ необходимо выделить работу JT.C. Фрид1. Ее книга была уже не только солидной по объему, но и являлась первым научным исследованием. Эта научная направленность проявилась, прежде всего, в том, что автор изложенные в работе выводы попытался обосновать значительным архивным материалом.

Кроме того, она сумела преодолеть характерную для других работ подобного рода пафосно-пропагандистскую направленность. Несмотря на то, что многие ее выводы и оценки были выдержаны в духе того времени, в целом ряд разделов этой работы не утратили своего значения и для современной науки.

Систематическое научное осмысление в советской историографии вопроса культурного строительства, в который как составная часть были включены вопросы образования вообще и ликвидации неграмотности в частности, начинается со второй половины 40-х гг. XX в. В числе первых таких работ л можно назвать монографию И.С. Смирнова . В этой работе автор на основании изучения государственных документов рассмотрел истоки государственной политики, в том числе и начало борьбы с неграмотностью. С начала 50-х гг. XX в. появляется ряд обобщающих работ .

1 Фрид Л.С. Очерки по истории развития политико-просветительной работы в РСФСР (1917-1922 гг.) Л., 1941.

2 Смирнов И. С. Из истории строительства социалистической культуры в первый период Советской власти (октябрь 1917-лето 1918). М.,1949.

3 Карпов Г.Г. О советской культуре и культурной революции в СССР. М., 1954; Ким М.П. Коммунистическая партия - организатор культурной революции в СССР. М, 1955; он же. 40 лет советской культуры. М., 1957; Абросенко К.П. Рост культуры советского общества. М., 1958; Мординов А.Е. О социалистическом содержании и национальной форме советской культуры. М., 1960; Кольцов A.B. Культурное строительство в РСФСР в годы первой пятилетки (1928-1932). М.-Л., 1960; Клочко В.Ф. Культурное строительство в советской деревне в годы второй пятилетки. М., 1956; Ремизова Т. А. Культурно-просветительная работа в РСФСР. 1921-1925 гг. М., 1962; Андреева М.С. Коммунистическая партия- организатор культурно-просветительной работы в СССР (1917-1933 гг.). М., 1963; Арнольдов А.И. Социализм и культура. М., 1962 и др.

Среди них наиболее значимой является монография М.П. Кима, в которой он увидел в проблеме культурного строительства и ликвидации неграмотности в СССР новое направление. Он сделал вывод, что поскольку в СССР до конца 30-х гг. XX в. основная масса населения проживала в деревнях, и именно она (эта масса) была неграмотной, то проблема культурного строительства и ликвидации неграмотности является в основном крестьянской. Кроме того, М.П. Ким значительное место в своей работе уделил рассмотрению роли широкой общественности в деле борьбы за всеобщую грамотность и культуру. Ему также принадлежит глубокий научный подход к изучению и оценке культпохода, роли ВЛКСМ и других общественных организаций. В книге поднят также вопрос о развитии шефского движения города над деревней в деле культурного преобразования села. Академик М.П. Ким впервые в советской исторической науке выдвинул глубоко обоснованное положение о чрезвычайной важности ликвидации женской неграмотности. Его монография была основана на изучении значительного документального и архивного материала, часть которого он ввел в научный оборот впервые.

Однако, как и в других научных работах советского периода, в труде М.П. Кима содержался и целый ряд положений, которые вызывают большие сомнения. Первым таким спорным тезисом, на наш взгляд, является утверждение о том, что к началу 40-х гг. XX в. ликвидация неграмотности практически была завершена. В новейших исследованиях (см. ниже) это положение опровергается рядом исследователей. Кроме того, все работы М.П. Кима, как и вся советская научная литература, проникнуты глубокой политизацией. Исключительно важную роль в решении вопросов борьбы с неграмотностью автор отводит руководящей роли партии, которую он считает главным условием в борьбе с безграмотностью. Также, отдавая дань своему времени, М.П. Ким уделил большое внимание вопросу классовой борьбы, которую он распространил и на борьбу с неграмотностью. и

Другим крупным исследователем проблемы ликвидации неграмотности является В.А. Куманев. В его трудах1, по сути дела, продолжались все основные тенденции в изучении вопроса о ликвидации неграмотности, заложенные еще М.П. Кимом. Работы «Революция и просвещение масс» и «Социализм и всенародная грамотность» носят как бы обобщающий характер. В остальных (из приведенного списка) рассматриваются отдельные стороны общей проблемы.

Уже в названиях работ проявилась основная мысль концепции В.А. Кума-нева. Для него не подлежало сомнению, что дело ликвидации неграмотности есть результат руководящей и направляющей роли партии и является составной частью строительства социализма в СССР. Он усилил также тезис М.П. Кима о том, что ликвидация неграмотности проходила в острой классовой борьбе, и этому вопросу он посвятил даже специальную главу в работе «Социализм и всенародная грамотность». Вслед за другими советскими исследователями В.А. Куманев принял официальное утверждение о завершении борьбы с неграмотностью в СССР к началу 40-х гг. XX в. Этот вывод он пытался обосновать с помощью неверных и запутанных данных, почерпнутых из официальной статистики.

Все же следует отдать должное В.А. Куманеву как исследователю. К числу безусловно ценных сторон его работы относится вовлечение в научный оборот значительного числа ранее не известного фактического материала, особенно по вопросу о роли массовых организаций, в частности ВЛКСМ. Этот фактический материал представляет большой интерес для современного исследователя. Однако этим материалом нужно пользоваться с известной долей осторожности и критически относится к выводам данного автора. Так, например, им приводится материал о роли и участии культармейцев во время культпохода в создании колхозов. Автор эти факты интерпретирует как дока

1 Куманев В.А. Массовый культурный поход за ликвидацию неграмотности в советской деревне (1928-1932) //История СССР . 1958. № 5. С. 92-110; он же. В борьбе за всеобщую грамотность в СССР. М, 1959; он же. Развитие советской культуры (цифры и факты). М., 1965; он же. Социализм и всенародная грамотность. М., 1967; он же. Революция и просвещение масс. М., 1973. зательство высокой сознательности культармейцев и совершенно игнорирует то, что такие культармейцы практически занимались не своим делом. И подобных примеров в его работах можно найти довольно много.

В то же время В.А. Куманеву принадлежат некоторые новые выводы, иногда даже полемического характера. Так, он впервые высказал мысль, что в первой половине 30-х гг. XX в. наблюдались рецидивы неграмотности, и известную часть работы посвятил этому вопросу. Он первый нашел и опубликовал архивные материалы по данному аспекту проблемы. Автор правильно высказал мысль о том, что борьба с малограмотностью, развернувшаяся в тот период, по сути дела, была борьбой с рецидивами неграмотности.

На рубеже 50-х-60-х гг. XX в. созданные М.П. Кимом основные концепции по вопросам культурного строительства в СССР нашли свое продолжение. В советской историографии к тому времени уже прочно установилось мнение о том, что борьба с неграмотностью явилась составной частью культурного строительства. Последующие исследователи1 в своих работах только углубляли и конкретизировали этот тезис. Но одновременно они и обогащали историческую науку новым фактическим материалом за счет дальнейшего изучения архивного материала.

Другим доказательством того, что основные тезисы М.П. Кима стали уже неоспоримым достоянием советской науки, является работа М.Н. Зиновьева и A.B. Плешакова2, которая носила популяризаторский характер и была рассчитана на широкий круг читателей. Именно ему был адресован главный тезис авторов: ликвидация неграмотности была делом рук Советской власти и одним из итогов первых пятилеток.

Научное же подведение итогов обсуждения этого вопроса содержалось в статье JI.M. Зака3. Она носила историографический характер и окончательно закрепила в научной литературе тезис о победе над неграмотностью в СССР. Но, тем не менее, JI.M. Зак, хотя и в осторожной форме, обратил внимание

1 Кольцов A.B. Культурное строительство РСФСР в годы первой пятилетки (1928-1932). М.-Л., 1960. Ремизова Т. А. Культурно-просветительная работа в РСФСР (1921-1925). М., 1962.

2 Зиновьев М.Н., Плешаков A.B. Как был выполнен ленинский декрет. М., Госполигиздат., 1961.

3 Зак Л.М. Культурное строительство в СССР в советской историографии // Вопросы истории. 1964. № 2. на тот факт, что в решениях центральных и местных партийных организаций отмечалось некоторое завышение данных по ликвидации неграмотности. Но эти замечания не поколебали убеждения автора в том, что культурная революция в СССР, а значит и ликвидация неграмотности, как ее составная часть, победили к началу 40-х гг. XX в. Свидетельством этого служит включение вышеупомянутой статьи, с некоторыми дополнениями, в юбилейную работу коллектива авторов «Культурная революция в СССР»1, изданную к 50-летию Октябрьской революции.

Косвенным подтверждением основных выводов советской исторической науки явились работы И.М. Богданова и В.Т. Ермакова . В работе И.М. Богданова путем сопоставления положения с грамотностью в дореволюционной России и в СССР утверждалось превосходство социалистического строя. Ценность этой книги заключается в том, что в ней приведен значительный интересный материал о грамотности и образовании в дореволюционной России. Автор также показал, что уже до 1917 г. в России предпринимались некоторые шаги по ликвидации неграмотности среди взрослых и по этому вопросу уже был накоплен определенный опыт. Отдавая дань уже устоявшимся концепциям о решающей роли советской власти в ликвидации неграмотности, в то же время И.М. Богданов утверждал, что советское народное образование использовало и продолжило уже имеющийся опыт, таким образом, сохраняя связь времен.

Работа В.Т. Ермакова носила обобщающий характер другого плана. В этот период происходил процесс укрепления и расширения социалистического лагеря, шла борьба двух систем за влияние на страны так называемого «третьего мира». И именно к ним была обращена эта работа. Для нас она интересна тем, что для автора уже являлся бесспорным тезис о борьбе с неграмотностью как части культурной революции в СССР. В связи с этим автор

1 Культурная революция в СССР. М., 1967.

2 Богданов И.М. Грамотность и образование в дореволюционной России и СССР. М., 1964.

3 Ермаков В.Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. М., Мысль, 1968. уделил внимание процессу ликвидации неграмотности в основном в годы первых пятилеток.

В 70-80-х гг. XX в. в рассмотрении проблемы борьбы с неграмотностью наметились некоторые новые тенденции, которые проявились в том, что усилился интерес к деятельности общественных организаций, участвовавших в ликвидации неграмотности. Это было своеобразным протестом против всеобщего «огосударствления» в застойные годы. В этом плане являются показательными работы Ц.А. Ямпольской1. В них, наряду с другими общественными организациями, рассматривались общественные организации, участвовавшие в ликвидации неграмотности, например, ОДН. В своих выводах Ц.А. Ямпольская указала на огромную роль общественных организаций в ликвидации неграмотности. Это утверждение было основано на значительном архивном материале, большая часть которого была впервые введена ею в научный оборот.

Особо следует отметить капитальную коллективную монографию «Великая Октябрьская социалистическая революция и становление советской культуры 1917-1927», подготовленную сотрудниками Института истории СССР АН СССР и вышедшую в 1985 г. в издательстве «Наука». Вместе с привлечением богатого фактического материала и появлением новых акцентов в рассмотрении различных аспектов культурной революции специальный раздел посвящен начальному этапу борьбы за ликвидацию неграмотности. Рассмотрение этой проблемы авторами было основано на изучении значительного документального материала. На первое место, конечно, поставлены официальные документы - Постановления правительства, решения съездов Советов и др. Кроме того, были использованы статистические данные, которые позволили увидеть глубину проблемы ликвидации неграмотности и своевременность принятых государственных решений по этому вопросу.

1 Ямпольская Ц.А. Вопросы теории и истории общественных организаций. М., 1971; она же. Общественные организации СССР. Некоторые политические и юридические аспекты. М., 1972.

Также в рассматриваемой монографии более рельефно стали проявляться критические ноты. Так, при изучении деятельности местных органов ВЧК л/б отмечалось, что ими было допущено значительное число перегибов, вплоть до применения карательных мер к неграмотным1. При рассмотрении проблемы ликвидации неграмотности после окончания Гражданской войны авторы остановились на вопросе о трудностях решения проблемы неграмотности уже в новых условиях. Этому вопросу было уделено такое большое внимание, что он был выделен как специальный раздел главы2. И основной трудностью авторы назвали экономическое положение, в котором находилась система ликвидации неграмотности. Таким образом, читатель подводился к мысли о том, что объективные причины помешали решить поставленные правительством на первую половину 20-х годов XX века задачи по ликвидации неграмотности, что и было выявлено переписью 1926 года3. Хотя в работе и присутствует известная идеологическая направленность, этот труд внес значительный вклад в изучение как общей проблемы культурной революции, так и отдельных ее аспектов.

В последующие годы, особенно в связи с перестройкой, проблема роли общественных организаций в ликвидации неграмотности стала рассматриваться уже в контексте проблемы взаимоотношения этих общественных организаций с государством. Среди таких работ хотелось бы выделить работы А.П. Купайгородской, Н.Б. Лебиной, Г.П. Коржихиной и др.4

В них уже прямо поднимается проблема огосударствления общественных организаций, в том числе и тех, которые были связаны с ликвидацией неграмотности. Особенно обращалось внимание на историческую роль ОДН и его судьбу. Таким образом, был дан старт изучению процесса формирования ко

1 Великая Октябрьская социалистическая революция и становление советской культуры 1917-1927. М., 1985. С. 168-169.

2 Там же. С. 69.

3 Там же. С. 172-173.

4 Купайгородская А.П., Лебина Н.Б. Добровольные общества Петрограда-Лениграда. 1917-1937. Тенденции развития. Л., 1989; Коржихина Т.П. Отзыв на книгу «Добровольные общества Петрограда -Ленинграда. 1917-1937.» // История СССР. 1990. № 3; она же. Общественные организации в политической системе страны. // История СССР. 1990. № 5; Формирование командно-административной системы. Сб. статей. М, 1992. мандно-административной системы в нашей стране. Переломным в этом плане можно считать уже указанный выше сборник статей, который хотя и вышел в 1992 г., но подготовлен был еще раньше.

Таким образом, советская историография проблемы ликвидации неграмотности полностью отразила историю советской исторической науки.

Наряду с большими концептуальными достижениями и глубоким изучением документального и архивного материала, который стал неотъемлемой частью накопления исторических знаний, одновременно она страдала значительной идеологизированностью. Все это и делает необходимым для исследователя вдумчиво и взвешено подходить к использованию этой литературы.

В то же время стало ясно, что некоторые аспекты истории ликвидации неграмотности изучены недостаточно и ждут своего исследователя. Это в первую очередь относится к проблеме общественных организаций, и в частности ОДН. Т.Н. Купайгородская и Н.Б. Лебина только затронули эти проблемы.

Оценить полноту изученности вопроса о ликвидации неграмотности в советской историографии нельзя без изучения некоторых проблем, имеющих к ней косвенное отношение, без которых, однако, невозможно решить некоторые вопросы борьбы с неграмотностью. На наш взгляд, к числу таких вопросов относится вопрос о переписях населения 1926 года и переписях 30-х годов XX в. Как известно, без изучения итогов этих переписей невозможно установить истинные итоги борьбы с неграмотностью на разных этапах. Особенно это относится к 30-м годам XX в., когда, как известно, итоги одной из переписей были вообще аннулированы.

Статистические данные о состоянии грамотности в Советской России уже использовались в самых ранних работах не только исследователями, но и государственными деятелями, причастными к борьбе с неграмотностью. Поэтому статистический материал уже тогда становился делом государственной политики.

В своих исследованиях советские историки, главным образом, использовали опубликованные данные Всесоюзной переписи 1926 г.1 и переписи л

1939 г. Первая попытка научного обобщения итогов переписи 1926 года была предпринята в книге В.И. Воблого и П.И. Пустохода. Именно им принадлежит впервые выдвинутый в нашей отечественной научной литературе тезис о том, что к концу II пятилетки неграмотность почти полностью исчезла. Этот вывод сыграл роль при подготовке переписи 1937 г. На основании выводов В.И. Воблого и П.И. Пустохода в последующих переписях вопрос о неграмотности был поставлен в таком виде, что не давал возможность выявить в ходе переписи истинное состояние дела.

Исследование переписи 1939 г. было проведено П.Г. Подьячих. Его работа вышла в двух изданиях, которые существенно отличались друг от друга. Для нас наибольший интерес представляет второй вариант,4 так как после 1953 года автор мог вслух сказать то, что нельзя было говорить в предшествующие годы. В связи с этим он рассмотрел как положительные, так и отрицательные стороны переписи 1939 г. Для нашего исследования наибольший интерес представляет его вывод о том, что к началу 40-х гг. XX в. ликвидация неграмотности не была завершена.

В начале 50-х гг. XX в. появлялись работы, в которых исследование грамотности непосредственно проводилось по материалам всесоюзных переписей. Первым поднял этот вопрос И.М. Богданов5. В своих работах он впервые показал, каким образом власти манипулировали данными переписи по этому вопросу. Он предложил новый подход, который заключался в том, что необходимо исчислять показатель грамоты не по отношению ко всему населению, а только к грамотноспособному, то есть с 9 лет. Однако в его работах есть

1 Всесоюзная перепись населения 1926 года. Т.Т.1-56. М., 1932.

2 Культурное строительство в СССР. М., 1940.

3 Пустоход П.И., Воблый В.И. Переписи населения. М., 1936.

4 Подьячих П.Г. Всесоюзная перепись населения 1939 года (методология и организация проведения переписи и разработки итогов). М., 1953.

5 Богданов И.М. Статистика советской культуры. М., 1950; он же. Вопросы грамотности и образования в переписях населения //Народное образование. 1958. №11. некоторые неточности, относящиеся к исчислению грамотных среди ряда народностей СССР.

Уже в отмеченных выше работах М.П. Кима и В.А. Куманева также затрагивался вопрос о переписях 1926 и 1939 г. как источниках для выяснения итогов борьбы с неграмотностью, в которых отмечались их отношения к этим данным.

Следующий этап в изучении вопроса о переписях начался в связи с перестройкой в нашей стране, когда были рассекречены многие архивные материалы, в том числе и по переписям 1937 и 1939 гг. Это позволило историкам уточнить целый ряд спорных вопросов, касавшихся ликвидации неграмотности. Наиболее интересной работой в этом плане явилась работа В.Б. Жиром-ской1. В ней автор указывал, что результаты переписи 1937 г. об уровне грамотности были, скорее всего, завышены. В качестве аргумента ею была высказана мысль, что формулировка переписного листа переписи 1937 г. была составлена так, что позволяла властям манипулировать полученными данными. Она также высказала предположение, что отсутствие полной публикации переписи 1939 г. служило той же цели. Работа В.Б. Жиромской явилась самой фундаментальной, поэтому она послужила отправной точкой для пересмотра некоторых старых положений, касавшихся ликвидации неграмотности. И, поскольку результаты переписей были одним из главных источников по данному вопросу, то они стали предметом исследования специалистов по источниковедению2. Все эти исследования переписей 1926, 1937, 1939 гг. хотя и не относились прямо к нашей проблеме, но они подготовили почву для пересмотра некоторых аспектов проблемы истории ликвидации неграмотности 20-30-х гг. XX в., тем более, что, как известно, результаты переписи 1937 г., а частично и переписи 1939 г., по целому ряду вопросов были скрыты от исследователей. Теперь же в связи с их рассекречиванием исследователи по

1 Жиромская В.Б. Всесоюзные переписи населения 1926,1937,1939 годов. История подготовки и проведения //История СССР. 1990. № 3. С. 84-104.

2 Акугинов С. Д. Всесоюзная перепись населения как источник по истории Калмыцкой АССР // Источниковедение истории советского общества. М, 1978. Вып. 3; Халфин С. А. Культурная революция и социализм: поиски новых подходов // Страницы истории Башкирской Республики. Новые факты, взгляды, оценки. Уфа, 1991. лучили новый, неисследованный материал. Поэтому вопрос о ликвидации неграмотности, который казался ранее полностью изученным, получил новый импульс в последующие годы.

Неудивительно, что в постсоветский период пересмотр достижений ликвидации неграмотности начался именно с переписей населения. Наиболее характерной в этом плане является работа В.А. Исупова1. Эта работа ознаменовала новые тенденции в изучении рассматриваемой нами проблемы. Во-первых, пересмотр прежних результатов и итогов в борьбе с неграмотностью начался с регионов2. Во-вторых, авторы впали в другую крайность и основные достижения в ликвидации неграмотности 30-х гг. XX в. готовы были полностью объявить ошибочными. Это так же опасно, как и преувеличение советскими историками итогов ликвидации неграмотности.

В последующие годы интерес к проблеме ликвидации неграмотности как самостоятельной теме в центральной печати практически исчез. Вышедшие в 90-е гг. XX в. работы касались, в основном, проблем народного образования о в целом . В то же время в регионах интерес к этим вопросам, наоборот, возрос4. К числу таких регионов относится и пензенский край. Проблема развития образования в крае стала предметом исследования ряда ученых5. В их ра

1 Исупов В.А. Игра без правил: переписи населения в 30-е годы//Советская история. Проблемы и уроки. Новосибирск. 1992 . С. 149-167.

2 Сергеев T.C., Егоров Л.Е. Ликвидация неграмотности населения. Развитие общеобразовательной школы // Из истории Чувашской республики. Чебоксары. 1992. Вып. 1.

3 Богуславский М.В. Ценностные ориентиры российского образования в первой трети XX в. // Педагогика. 1996. № 12; Вендеровская Р.Б. Отечественная школа 20-х годов.-М., 1996; Гершунский Б.С. Общечеловеческие ценности в образовании // Педагогика. 1992. № 5-6; Равкин З.И. Мифы и реалии в истории отечественной школы //Педагогика. 1991. № 9.

4 Дубинин А.Н. Формирование системы народного образования на Урале. 1917-1941 гг. Екатеринбург, 1996; Золоторев О.В. Развитие народного просвещения в Коми крае в первые годы советской власти. 1918-1925 гг. М., 1990; Кузнецова Е.В. Становление и развитие народного образования в Западной Сибири 1921-1925 г. Кемерово, 1995. s Абрамов С.Ф. Советы и народное образование в Пензенской губернии в 1918-1920 гг. //Проблемы культуры и демографии Поволжья. Пенза, 1995; Власов В.А. Школа и общество. Поиски путей обновления образования. Вторая половина XIX- первая треть XX вв. Пенза, 1998; Горланов Г.Е. Очерки истории культуры Пензенского края. Пенза, 1994; Сохранов В.В. Очерк о развитии народного образования в Пензенском крае. Пенза, 1996; Никулин В.И. Пензенское земство: Уроки культурно-просветительской деятельности 1865-1917 гг. Пенза, 1996; Иванчина А.Г. Пензенские национальные учебные заведения в крае// Очерки истории народного образования Пензенского края. Пенза, 1997; Кузьмина Т.Н., Шарошкин H.A. Рост общеобразовательного и культурного уровня рабочих Пензы во второй половине 1920-х - первой половине 1930-х гг. //Идеалы и реальности культуры российского города. Материалы городской научно-практической конференции. Пенза, 2004; Гордеев В.П. Пензенское учительство и «великий перелом» // ВУЗ и школа в новых условиях общественного развития России / Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 1996. ботах рассматривались различные аспекты истории народного образования в Пензенской губернии в довольно широком временном отрезке с середины

XIX до середины XX в.

Непосредственно проблема ликвидации неграмотности в Пензенском крае разрабатывалась такими пензенскими учеными, как Г.Ф. Винокуров, A.C. Касимов, Л.Ю. Федосеева и др.1 Наиболее полно она исследована Г.Ф. Винокуровым, который уже в течение длительного времени изучал эту проблему, поднял большое количество архивного материала и впервые ввел его в научный оборот. В последних его работах на основании новых данных критически были пересмотрены прежние выводы. Так, им были отмечены определенные недостатки и «перегибы», которые допускались в 30-е гг.

XX в. местными властями в проведении культпохода, деятельности ОДН и др.

Проблема народного образования в Среднем Поволжье стала предметом изучения и молодых ученых. Об этом свидетельствует целый ряд диссертационных исследований. Среди них хотелось бы отметить диссертации, защищенные за последние десятилетия2. Они отличаются привлечением широ

1 Винокуров Г.Ф. Роль города в культурном строительстве села в годы первой пятилстки(на примере культпохода) // Историческое краеведение. Пенза, 1993; он же. Ликвидация неграмотности на территории Пензенского края. // Очерки исторического народного образования Пензенского края. Пенза, 1997; Касимов A.C. Грамотность рабочих центрально-черноземного района в конце XIX-начале XX века. // Российская провинция XV1II-XX вв. кн. 2., Пенза, 1996; Федосеева Л.Ю. Участие рабочих Поволжья в школьном строительстве. Конец 20-х начало 30-х гг. //Ключевские чтения. Пенза, 1992; она же. Ликвидация неграмотности рабочих Поволжья во второй половине 1920-х середине 1930-х годов. Исторические записки. Вып. 6. Пенза, 2002; Сидорова Г.В. Ликвидация неграмотности как один из аспектов культурно-просветительной работы в Пензенском крае в 1920-е гг. // Государство и общество. Проблемы социально-политической и экономической истории России. Сб. научных статей. Пенза, 2003; Кузьмина Т.Н., Шарошкин H.A. Проблема ликвидации неграмотности среди рабочих Пензы и области в предвоенные годы (1938-июнь 1941 гг.) // Идеалы и реальности культуры российского города. Материалы IV городской научно-практической конференции. Пенза, 2003; Лебедев В.И. К вопросу о численности неграмотных и малограмотных в начале 50-х годов XX века. (По сведениям ЦК профсоюзов) // Проблемы культуры и демографии Поволжья. Пенза, 1995.

2 Сименихина И.Н. Советская историография культурной революции в Среднем Поволжье. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 1990; Вишняков Д.Л. Проблема ликвидации неграмотности в РСФСР (вторая половина 20-х 1930-е годы) Автореф. дисс.канд. ист.наук. М., 1994; Кочепасова Т.Д. Развитие культуры в Среднем Поволжье 1921-1925. Автореф. дисс.канд.ист.наук. Самара, 1997; Никулин В.И. Культурно-просветительская деятельность Пензенского земства. 1865-1917 гг. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саранск, 1997; Феоктистов В. А. Становление и развитие единой трудовой школы в условиях Пензенской губернии (1918-1929 гг.). Автореф. дисс.канд.ист.наук Пенза, 1999; Борисов С.Д. Народное образование Пензенского края в 1918-1929 гг. Автореф. дисс.канд.ист.наук. Пенза, 2000; Садовникова Е.И. Подготовка педагогических кадров в Пензенском крае в конце XIX - первой трети XX в. Автореф. дисс.канд.ист.наук Пенза, 2001; Торгашина Т.Ф. Подготовка кадров в Пензенской губернии в 1917-1928 гг. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2003. кого круга местных архивных материалов и новыми подходами к изучению проблемы народного просвещения.

В целом, анализируя степень изученности исследуемой проблемы, следует отметить, что советскими исследователями при всех положительных сторонах их работы была допущена ошибка, характерная в целом для советской историографии, - значительная политизация проблемы, выразившаяся в подтверждении официозных выводов о сущности и итогах борьбы с неграмотностью в первой трети XX в.

В постсоветский период в исторической науке с введением в научный оборот новейших источников и материалов началась работа по выявлению исторической истины. Однако эта работа еще не завершена, и многие вопросы еще остаются неисследованными, такие, как механизм огосударствления процесса ликвидации неграмотности, роль и значение общественных организаций, особенно ОДН, партийно-государственная политика в отношении добровольных обществ, а также вопрос о формировании кадров ликвидаторов. Пока что наиболее исследованным является вопрос об итогах ликвидации неграмотности на основании пересмотра результатов переписей.

Обобщающей работы, в которой рассматривался бы процесс ликвидации неграмотности в СССР и в Среднем Поволжье в частности, в постсоветской историографии до сих пор не имеется.

Цель работы. Основной целью данного исследования является изучение процесса ликвидации неграмотности в Среднем Поволжье в 1917-1930-х гг.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- выявить историческую необходимость ликвидации неграмотности;

- провести исторический экскурс этой проблемы до 1917 г.;

- показать развитие проблемы под влиянием изменения общественно-экономического строя в России после 1917 г.;

- исследовать, как предшествующий опыт борьбы с неграмотностью был использован правительством страны для выработки собственной стратегии решения вопроса;

- изучить те новые явления, которые возникли в процессе ликвидации неграмотности в первой половине 20-х гг. XX в.;

- рассмотреть результаты переписи 1926 г. как источника для подведения итогов борьбы с неграмотностью в предшествующий период;

- выяснить, какие новые тенденции в борьбе с безграмотностью проявились в конце 20-х гг. XX в. в связи с новым этапом в историческом развитии страны;

- изучить итоги нового этапа в ликвидации неграмотности на основе анализа итогов переписи 1937 г.;

- проанализировать влияние итогов борьбы с неграмотностью в первой половине 30-х гг. XX в. на заключительный этап борьбы с неграмотностью и выявить новые тенденции, возникшие в этот период;

- изучить подготовку кадров ликвидаторов неграмотности;

- определить общие тенденции в борьбе с неграмотностью и их преломление в связи с региональными особенностями Среднего Поволжья.

Научная новизна работы определяется тем, что в связи с изменениями, которые произошли в российской исторической науке, делается попытка взглянуть на проблему ликвидации неграмотности более объективно, без идеологической заданности, которая являлась характерной чертой изучения данной проблемы в советской историографии.

Это позволило нам изучить архивные материалы под другим углом зрения:

- весь исследуемый процесс рассмотрен в развитии и взаимосвязи, что позволило увидеть его эволюцию. Эта эволюция заключалась в том, что, поставленная правительством, глубоко гуманная цель вызвала энтузиазм, инициативу самых широких масс. Однако постепенное превращение Советской России в тоталитарное государство наложило пагубный отпечаток на процесс ликвидации неграмотности;

- исследован вопрос о влиянии идеологического фактора на процесс борьбы с неграмотностью и превращение его в составную часть культурной революции;

- изучен вопрос о подготовке кадров ликвидаторов и его влияние на развитие системы образования;

- расширен круг источников, введенных в научный оборот в результате работы в различных архивах. Это позволило уточнить и конкретизировать целый ряд ранее изученных факторов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В Советской России проблема ликвидации неграмотности не была результатом установления советской власти, а возникла гораздо раньше 1917 года.

2. Как до 1917 года, так и после необходимость в ликвидации неграмотности была продиктована общими тенденциями исторического развития России, и прежде всего ее экономическим развитием.

3. В первые годы существования Советской России борьба с неграмотностью в силу определенных исторических причин была в основном декларирована. Осуществление же ее проводилось на основании уже наработанного опыта предшествующего периода.

4. По мере становления нового строя процесс ликвидации неграмотности начал осуществляться теми же методами, что и строительство новой общественно-экономической системы.

5. Все недостатки и ошибки, которые проявились в строительстве нового общества, полностью перешли на процесс ликвидации неграмотности. Это сконцентрировалось в проблему огосударствления процесса ликвидации неграмотности, что пришло в неразрешимое противоречие с инициативой широких масс.

6. Результатом борьбы этих двух тенденций (государственной и народной инициативы) явилась победа первой, которая и стала главной причиной того, что к концу 30-х гг. XX в. проблема ликвидации неграмотности не была решена до конца.

7. Огосударствление процесса ликвидации неграмотности носило своеобразный характер. Он заключался в том, что участие массовых общественных организаций в ликвидации неграмотности не было исключено совсем. Во-первых, оно было поставлено под жесткий идеологический контроль, а во-вторых, общественные организации стали своеобразными органами, через которые государство осуществляло перекладывание на широкие массы материальных затрат по проведению обучения неграмотных. Кроме того, через эти же общественные организации труд обучающих грамоте был приравнен к общественной нагрузке и поэтому либо мало оплачивался, либо не оплачивался совсем.

8. С началом культурной революции в СССР борьба с неграмотностью перестала быть самоцелью и была объявлена правительством ее составной частью. Это также наложило большой отпечаток на процесс ликвидации неграмотности. Он стал глубоко идеологизированным и, как результат этого, был поставлен под жесткий партийный контроль.

9. Идеологизация и огосударствление постепенно не только стали вытеснять массовую инициативу в ликвидации неграмотности, но и превратили сам процесс обучения из добровольного в принудительный. Особенно в грубых формах это проявлялось в начале 20-х гг. XX в. в деятельности ВЧК (л/б).

10. Осуществление процесса ликвидации неграмотности являлось особой формой народного образования, так как оно касалось взрослых людей. Школы грамоты, ликпункты стали новыми формами народного образования. Они требовали и новых методических приемов, которые начали формироваться параллельно с развитием самого процесса ликвидации неграмотности.

11.Как специфическая форма народного образования, школы для взрослых потребовали и формирования специалистов особого рода. В связи с этим возникла особая учительская профессия - ликвидатор неграмотности.

12. Комплектация школ для взрослых учительскими кадрами должна была тоже стать особой формой обучения специалистов.

13.Подготовка кадров ликвидаторов прошла сложный противоречивый путь, который полностью отразил все положительные и отрицательные моменты развития борьбы с неграмотностью.

14.В процессе подготовки кадров ликвидаторов возникли новые органы народного образования — институты усовершенствования учителей и школы ФЗО.

15.В ходе развития процесса ликвидации неграмотности были получены ощутимые результаты и был накоплен большой положительный опыт, рожденный инициативой и энтузиазмом масс, привлеченных в начальный период борьбы с неграмотностью. Однако по мере огосударствления этого процесса и они стали принимать уродливые формы в виде культштурмов и культавралов.

Источниковая база исследования представлена различными группами документов и материалов.

Первую, наиболее важную группу, составляют документы государственных архивов. В Государственном Архиве Российской Федерации были изучены фонды ВЦИК (1917-1938), НКВД РСФСР (1917-1930), СНК РСФСР, ВЦСПС, Совета министров СССР (1923-1991), ЦИК СССР (1922-1938), Народного комиссариата республики (1917-1918). Все эти фонды содержат значительное количество официальных документов, а именно законов, постановлений, распоряжений и решений съездов и конференций по проблемам народного образования вообще и ликвидации неграмотности в частности. Изучение этих документов позволило нам проследить в динамике государственную политику РСФСР, а затем и СССР на протяжении значительного вревременного периода (1917-1939 гг.). На основании этих документов и были сделаны выводы о том, как борьба с неграмотностью становилась все более огосударствленной путем оттеснения и подчинения общественных организаций и усиления роли государственного аппарата. Также эти документы позволили увидеть все более решающую роль партийных органов и идеологизацию процесса ликвидации неграмотности.

В региональных архивах - Государственном архиве Пензенской области (ГАПО), Государственном архиве Самарской области (ГACO), Государственном архиве Ульяновской области (ГАУО), Государственном архиве социально-политической истории по Самарской области (ГАСПИСО), Центре документации новейшей истории по Ульяновской области (ЦДНИУО) были изучены фонды отделов народного образования исполкомов губернских, городских, уездных советов, отделов губернских, городских и уездных полит-просветов, фонды губернских, городских, уездных исполкомов, фонды губернских, городских, уездных отделений ВЧК(л/б), фонды губернских, городских, уездных комитетов ВКП(б), фонды краевых губернских, городских, уездных комитетов ВЛКСМ, фонды краевых, губернских, городских, уездных комитетов профсоюзов, фонды губернских городских, уездных отделений ОДН, фонды губернских плановых комиссий, фонды губернских советов народного хозяйства, фонд Пензенского практического института народного образования.

В этих архивах нами были найдены документы, ряд которых еще не был включен в научный оборот, позволившие более многосторонне на местном материале изучить процесс ликвидации неграмотности и выявить специфические особенности, характерные для Среднего Поволжья. В работе целый ряд документов был использован в неадаптированном виде, со всеми особенностями стилистического плана. Нам представляется необходимым и интересным сохранить, таким образом, в первозданном виде эти документы, которые позволяют проникнуть в сам дух исторической эпохи. Если фонды Государственного архива Российской Федерации помогли нам оценить проблему в целом, то региональные архивы дали возможность конкретизировать эти общие тенденции в борьбе с неграмотностью применительно к специфике изучаемого региона.

Вторую группу составляют опубликованные источники. Они представляют собой сборники декретов и постановлений различных государственных органов, прежде всего, касающихся народного просвещения, а также сборники решений партийных и комсомольских съездов, конференций и пленумов центральных комитетов этих организаций. Источники этой группы позволили нам проследить основные направления образовательной политики партии и правительства.

Третья группа источников включает в себя выступления ответственных работников государственных и партийных органов, руководителей государства и особенно работников Наркомпроса СССР и РСФСР. К этой же группе источников относятся материалы конференций участников процесса ликвидации неграмотности, а также съездов ОДН и выступления его руководителей. Анализ источников этой группы позволяет увидеть формирование и развитие процесса ликвидации неграмотности во всей его сложности и противоречивости.

Четвертая группа представляет собой различные статистические документы. В первую очередь к ним относятся результаты переписей 1897, 1926, 1937, 1939 гг., а также различные документально-статистические сборники как общесоюзного, так и регионального характера. Источники этого рода, как и всякие статистические данные, нами были использованы при критической перепроверке разных данных, поскольку, как известно, многие данные, в том числе и переписей, фальсифицировались, особенно на региональном уровне.

В пятую группу источников входят материалы периодической печати 2030-х гг. XX в. как центральных, так и местных изданий. Использование этих источников требует особого внимания и критического отношения, так как они отражали официальную идеологию и прошли соответствующую цензуру. При таких условиях источники этого рода дали нам материал, который отразил общую тенденцию развития страны в определенную историческую эпоху. Кроме того, в них содержится небезынтересный фактический материал, который дополняет архивные и статистические источники. Это дает возможность оценить проблему с различных сторон, особенно позволяет увидеть специфику данного региона в решении задач по ликвидации неграмотности.

В шестую группу источников можно выделить публикации извлечений из архивных документов и прессы того времени, сделанные пензенскими учеными.

Основные методологические принципы исследования. Методологической основой настоящего исследования являются:

1) принцип историзма;

2) объективный анализ конкретно-исторических факторов, на основании которых был определен характер исследуемых процессов;

3) рассмотрение всех процессов в динамическом и диалектическом развитии;

4) выделение в общеисторическом процессе особенных региональных явлений;

5) системное изучение источников и литературы, известных исследователю на данный момент;

6) деидеологизированный подход в анализе источников и научной литературы.

Все это позволило рассмотреть исследуемые явления в их развитии. Диалектический подход к изучению проблемы позволил увидеть ее со всеми внутренними противоречиями. Деидеологизация исследования способствовала тому, что в исследовании были использованы разнохарактерные и разнотипные источники, а проведение их сравнительного анализа дало возможность более взвешенных выводов.

Практическая значимость исследования определяется новизной представленных в нем некоторых конкретно-исторических материалов, новым подходом к изучению проблемы, что позволило сделать определенные выводы. Результаты исследования показали значительную противоречивость процесса ликвидации неграмотности, заключающуюся в различных тенденциях работы общественных и государственных организаций. Это очень важно для выявления процесса огосударствления борьбы с неграмотностью, а также для более точного выяснения места и роли каждой из сторон, участвовавших в процессе ликвидации неграмотности. Все это позволит выяснить в дальнейшем, какую роль в реформировании народного образования должны сыграть общественные и государственные органы.

Материалы исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки проблемы, подготовки обобщающих трудов по истории борьбы с неграмотностью как в Среднем Поволжье, так и в стране. Кроме того, результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания истории России, краеведения и спецкурсов.

Апробация работы. Основные положения настоящего исследования прошли апробацию и были изложены на всероссийских и межвузовских конференциях, в ходе обсуждения на кафедре «Отечественная история» ПГПУ, а также в десяти опубликованных статьях и тезисах.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Сологуб, Наталья Николаевна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя общий итог данного исследования, хотелось бы отметить следующие моменты.

Ликвидация неграмотности — закономерный этап в развитии всех стран и народов на определенной ступени их развития. Этот этап определяется, прежде всего, экономическими потребностями общества. Развитие индустриализации в той или иной стране, как правило, и является исходным моментом борьбы за всеобщую грамотность, так как вполне понятно стоит вопрос о создании квалифицированной рабочей силы.

В нашей стране борьба с неграмотностью имела те же экономические корни. Точно так же на рубеже Х1Х-ХХ вв., когда Россия стала втягиваться в научную реконструкцию, стало ясно, что без распространения грамоты этой задачи решить нельзя.

Кроме общих закономерностей в ликвидации неграмотности, безусловно, в каждой стране специфические исторические условия накладывали отпечаток и на борьбу с неграмотностью. Особенностью развития этого процесса в России явилось то, что в тот период страна все еще оставалась крестьянской. Поэтому первой особенностью ликвидации неграмотности было то, что ареной борьбы должна была стать деревня. Кроме того, в силу бытовых традиций и исторических особенностей России неграмотность имела также «женское лицо». Это полностью было подтверждено данными переписи 1897 года. И, наконец, в силу многонационального характера России неграмотность в национальных окраинах была также гораздо выше, чем в центральных районах России. Поэтому борьба с неграмотностью наталкивалась еще на одно препятствие. Многоконфессионный характер населения России, особенно в ее мусульманской части, не только увеличивал женскую неграмотность, но и являлся одним из серьезных препятствий в борьбе с этой неграмотностью.

Все эти особенности неграмотности в России стали проявляться еще до 1917 г., и те, кто принимал участие в борьбе с неграмотностью, очень быстро это осознали. Тем более, что политика правительства в области просвещения не стремилась ликвидировать все эти препятствия. Также большим сдерживающим моментом в борьбе с неграмотностью были и другие причины. Прежде всего, в условиях нарастания революционного движения в начале XX в. правительство боялось развития широкого общественного движения, которое хотело и могло взять на себя значительную часть труда в борьбе с неграмотностью. Значительным препятствием в развитии этого процесса было скудное государственное финансирование.

Тем не менее, в конце XIX - начале XX в. объективные причины, о которых говорилось выше, все-таки привели к началу процесса ликвидации неграмотности. И уже за небольшой срок, до 1914 года, был накоплен определенный позитивный опыт. Как известно, ликвидация неграмотности - это специфическая разновидность народного образования, так как в процессе обучения принимают участие взрослые люди. И к заслугам российской педагогической мысли следует отнести то, что она много сделала в направлении выработки методики работы с этим разнообразным контингентом учащихся.

Кроме того, в этот период были заложены национальные традиции общественного участия лучших слоев интеллигенции в деле борьбы с неграмотностью. В это время в деревне сформировался определенный слой учительства, труд которого можно было назвать подвижническим. Таким образом, к началу появления в России нового общественного строя борьба с неграмотностью имела уже определенный запас опыта и традиций.

В предшествующий Октябрю 1917 г. период процесс ликвидации неграмотности был далеко не однозначен и содержал в себе ряд противоречий. С установлением же нового общественного строя эти противоречия получили новый импульс. Следовательно, борьба с неграмотностью в Советской России началась не на пустом месте и не являлась заслугой исключительно новой власти. В то же время все те специфические моменты, которые отмечались выше, не только не исчезли, но и еще больше осложнились в связи с известными событиями в истории нашей страны - Первая Мировая война, голод, разруха, Гражданская война и новый этап голода и разрухи.

Изменение общественного строя в России также наложило определенный отпечаток на процесс борьбы с неграмотностью, а именно, кроме экономических причин необходимости распространения грамоты руководство страной, и прежде всего Ленин, прекрасно понимало, что новый строй может укрепиться только при распространении новой идеологии. Таким образом, начало ликвидации неграмотности в Советской России было тесно связано с идеологической политикой правительства. При этом экономическая значимость ликвидации неграмотности в условиях всеобщей экономической разрухи также оставалась важнейшим условием. I

Рассматривая конкретный исторический материал, в диссертации была предпринята попытка показать, что правительственная политика в деле борьбы с неграмотностью уже на самом раннем этапе существования Советской России и была тем исходным моментом, с которого и начался процесс ликвидации неграмотности.

Являясь результатом объективных причин, процесс ликвидации неграмотности полностью повторил все основные этапы и тенденции развития нашей страны. В исследовании мы стремились показать, что с самого начала процесс борьбы с неграмотностью нес в себе противоречивые тенденции. С одной стороны, дело ликвидации неграмотности было поставлено под государственный контроль. С другой стороны, была сделана ставка на широкий энтузиазм и самодеятельность масс. В нашей работе мы стремились показать, как на протяжении более двух десятилетий шла борьба этих тенденций.

Изучение источников и документов привело нас к выводу о том, что уже в первые годы существования советской власти постепенно контролирующая роль государства стала все большим тормозом на пути развития всеобщего массового движения в борьбе с неграмотностью. Однако на разных исторических этапах эта неоднозначная роль государства проявлялась поразному и полностью соответствовала основным этапам в развитии Советской России. Так, в период военного коммунизма в процессе ликвидации неграмотности применялись известные методы, характерные для данного этапа.

Наиболее ярким проявлением этого служило образование ВЧКл/б. Как это было показано в диссертации, методы принуждения в обучении грамоте достигали неслыханных размеров и проявлялись в самых чудовищных формах, вплоть до ареста и заключения под стражу нежелавших учиться. В период формирования тоталитарного государства в годы первых пятилеток в процессе ликвидации неграмотности все больше стало проявляться огосударствление этого процесса, который принимал в конце 20-х — первой половине 30-х гг. различные формы и виды. Однако магистральная линия проявлялась в том, что деятельность общественных организаций ставилась под контроль партийных и советских органов по всей вертикали власти. В результате такой политики общественные организации постепенно стали придатком государственных органов. Одновременно это приводило к установлению жесткого контроля над общественными организациями, который не мог не привести к постепенному вырождению самодеятельности масс и исчезновению народной инициативы. Кроме того, такой государственный контроль приводил к тому, что борьба с неграмотностью была поставлена на жесткое планирование, которое плохо сочеталось с добровольностью процесса ликвидации неграмотности с обеих сторон. В результате «спускаемые сверху» планы, как правило, были нереальными, и нижестоящие органы, чтобы не получать взысканий сверху, стали прибегать к фальсификации результатов борьбы с неграмотностью. Поднимаясь по ступеням власти вверх, эти фальшивые отчеты приобретали все более извращенный вид. В результате правительство получало порой совершенно искаженную картину, которая со своей стороны являлась исходным моментом для еще более нереальных планов. Наиболее ярким проявлением этого явился результат переписи 1926 г., который глубоко разочаровал правительство. Вместо того, чтобы изменить свою политику, государство усилило свой контроль над общественными организациями. Следствием этого явилось полное искажение выдвинутого народной инициативой нового метода борьбы с неграмотностью - культпохода. Поэтому культпоход не привел к ожидаемым результатам, что и проявилось в тех событиях, которые были связаны с переписью, намеченной на 1932 г., но перенесенной затем на 1937 г.

Безусловно, на процесс ликвидации неграмотности оказали большое влияние проводившиеся в стране массовые репрессии. В условиях роста подозрительности и недоверия контроль над общественными организациями и движениями достиг невиданных размеров. Наиболее ярко это проявилось в судьбе ОДН.

Борьба с неграмотностью постепенно была объявлена составной частью культурной революции и стала все больше политизироваться. Безусловно, без идеологической основы образование невозможно, но в СССР эта политизация приобрела поистине чудовищные размеры. Овладение грамотой стало превращаться в инструмент для овладения политической грамотой. Промывка мозгов стала приобретать все более и более неприкрытые виды и неслыханные размеры. Это проявилось в том, что энтузиасты - общественники сами сначала должны были подвергнуться проверке на политическую благонадежность под видом распространения различных школ и кружков политграмоты. Превращение борьбы с неграмотностью в составную часть культурной революции неизбежно должно было привести к полному контролю государства над этим процессом.

Государственный контроль в своем развитии принимал различные формы. Если на ранних этапах, в 20-е гг. XX в., государственные органы использовали грубые методы принуждения обучающихся и обучающих, то со второй половины 20-х и в 30-е годы XX в. это принуждение приобрело более тонкий и изощренный характер, который проявлялся в виде объявления тех или других неблагонадежными, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Огосударствление процесса ликвидации неграмотности проявилось также в том, что все успехи, достигнутые благодаря инициативе и самоотверженности масс, были отнесены на счет правящей партии и лично ее руководителя И. Сталина.

При всех негативных моментах ликвидация неграмотности в 20-е - 30-е гг. XX в. все-таки имела и несомненные положительные результаты. Однако они были достигнуты, главным образом, за счет народной инициативы и общественных организаций.

Развитие массового движения за грамотность и развитие общественных организаций, участвовавших в этом процессе, также определялось конкретно-исторической обстановкой, и на разных этапах истории Советской России оно имело свои особенности.

В первые годы Советской власти борьба с неграмотностью как бы повторила основные тенденции предшествующего периода. Сколько-нибудь серьезных общественных организаций пока еще не было. Народная инициатива проявлялась в деятельности интеллигенции, и прежде всего учительства, по созданию различных кружков и пунктов ликбеза. Понятно, что это не могло решить такую широкомасштабную проблему, как обучение грамоте многомиллионного взрослого населения. Кроме того, эти школы грамоты в условиях тяжелого экономического положения страны не могли существовать без широкой государственной поддержки. Она должна была выразиться не только в материальном обеспечении процесса, но и создать необходимые условия для обучающихся. Это проявилось в том, что государство выделило определенные средства на содержание школ грамоты, а также издало государственные постановления, которые обязывали работодателей предоставлять время для обучения работающих при сохранении за ними заработной платы. Но за это общественные организации должны были не только предоставлять государству часть своих материальных средств, но и поступиться своей независимостью. Это прежде всего касалось профсоюзов. Но и сочетание общественных и государственных усилий не могло в короткие сроки решить проблему ликвидации неграмотности. Необходимо было создать специализированные общественные организации.

Первой и главной из них стало общество «Долой неграмотность!». Возникновение ОДН и его роль в ликвидации неграмотности достаточно противоречивы и многогранны. Хотя оно и было действительно общественной организацией, но уже с самого своего возникновения вынуждено было опереться на поддержку и авторитет государства. Не случайно в числе его учредителей были видные государственные деятели, включая В.И. Ленина. Эта изначальная связь ОДН с государством наложила отпечаток на всю его деятельность. Хотя рассмотрение деятельности ОДН не являлось главной целью нашей работы, но изучение процесса ликвидации неграмотности в целом позволило сделать некоторые выводы. Несмотря на то, что ОДН было действительно общественной организацией, его структура полностью соответствовала властной вертикали государства. Уже это таило в себе угрозу подчинения ОДН государственным структурам и дальнейшего его огосударствления. Также ОДН использовалось государственными органами для дополнительного финансирования процесса ликвидации неграмотности за счет двух источников. Во-первых, за счет добровольных пожертвований. Как было видно из документов, в этот период лозунг «Грамотный, обучи неграмотного!» снова рассматривается в буквальном смысле, то есть грамотный должен был либо лично обучать неграмотных, либо внести определенную сумму. Вторым источником финансирования обществом «Долой неграмотность!» процесса ликвидации неграмотности была дозволенная государством коммерческая деятельность, в основном издательская. С ликвидацией НЭПа эта коммерческая деятельность, как известно, была запрещена.

Когда на основании переписи 1926 г. стало ясно, что негативное влияние государства привело к гораздо более низким результатам борьбы с неграмотностью, темпы этого процесса было решено повысить за счет подключения к нему широких слоев общественности. Однако под широкой общественностью стало пониматься не то, что понималось раньше. Вместо добровольного участия в борьбе с неграмотностью интеллигенции, и прежде всего учительства, была призвана широкая масса комсомольской молодежи. Эта общественность имела специфический характер. Во-первых, они уже прошли идеологическую обработку. Во-вторых, эта общественность имела уже свою властную вертикаль и, по определению самой сути ВЛКСМ, находилась под сильнейшим партийным контролем. К чести комсомольской молодежи нужно сказать, что их энтузиазм, особенно на начальной стадии, был неподдельным. И именно этот энтузиазм породил новую форму в борьбе с неграмотностью - культпоход. Однако правительство и эту массовую молодежную инициативу вскоре поставило под свой контроль. Участники культпохода совершенно искренне стремились выполнять свою гуманную роль. Однако, не имея ни знаний, ни опыта, они могли лишь помочь в ликвидации формальной неграмотности, что вело в основном к увеличению количества формально грамотных, то есть прошедших систему ликбеза. Эта тенденция в деятельности культармейцев наиболее ярко была сформулирована в ее главном лозунге - «Грамотный, обучи неграмотного!», который теперь стал пониматься только в буквальном смысле этого слова.

Результаты не заставили себя ждать. В стране появилось новое массовое явление - рецидивы неграмотности и малограмотность. Однако это была только видимая часть негативного влияния государства на народную инициативу. Процесс огосударствления процесса ликвидации неграмотности вскоре проявился и по отношению к культпоходу. Добровольность постепенно стала заменяться принудиловкой. Кроме того, культпоход вскоре был поставлен в жесткие рамки планирования, что неизбежно привело к тем же дутым цифрам выполнения этого плана. Это было сделать тем более легко, что никто не проверял качество грамотности, увеличивающейся за счет культпохода.

Однако рецидивы неграмотности и малограмотность все эти завышенные показатели постепенно сводили к нулю. Отложив перепись 1932 г. и сделав ставку на борьбу с малограмотностью, государство расписалось если не в полном провале борьбы с неграмотностью, то в значительном ее затягивании. Таким образом, роль общественности, безусловно, была велика в процессе ликвидации неграмотности. Однако этот результат оказался гораздо ниже вследствие сильного государственного прессинга. Единственный вывод, который был сделан государственными органами из культпохода, был следующий: сделать культармейцами учителей, особенно из числа молодежи. Таким способом дело ликвидации неграмотности передавалось в руки профессионалов, которые, однако, не должны были получать оплату за свой труд.

Изучив процесс ликвидации неграмотности как в целом по стране, так и в Среднем Поволжье, необходимо отметить, что региональный процесс ликвидации неграмотности полностью соответствовал основным тенденциям, присущим всей стране. Регион Среднего Поволжья повторил их как бы в миниатюре. Поэтому изучение регионального материала является еще одним доказательством того, что процесс ликвидации неграмотности в СССР был особым законченным историческим явлением.

При всех негативных сторонах этого процесса все-таки к концу 30-х гг. XX в. ликвидация неграмотности достигла определенных успехов. Все исследователи, включая и современных, это признают. Хотя 100% грамотности не было достигнуто, но, даже по самым пессимистическим подсчетам, она превысила 80%. При том уровне безграмотности, который имелся в России до 1917 г., полученный результат можно считать достаточно высоким. В основном грамотное население составляли молодые люди 18-30 лет, то есть самая творческая и активная часть общества. Особенно большое значение имело распространение грамоты среди сельского населения, которое, как известно, в нашей стране составляло большинство. Это привело к тому, что были разбужены и вовлечены в процесс преобразования страны широкие слои населения. Несмотря на все издержки тоталитарного режима, именно в эти годы наша страна сделала значительный рывок в превращении России в индустриальную державу. Беспосадочные перелеты через полюс, штурм стратосферы, начало покорения Арктики, строительство промышленных гигантов -наглядное тому доказательство. Только благодаря достаточно широкому процессу ликвидации неграмотности развивались отечественная наука и культура, достижения которых широко известны и без которых невозможна была бы победа в Великой Отечественной войне. В основе всех этих успехов лежало все же приобщение огромной массы населения к элементарной грамотности, что явилось заслугой, прежде всего, общественной инициативы. Ликвидаторы - общественники своим трудом в той или иной степени помогли процессу борьбы с неграмотностью. Но главную роль здесь, конечно, сыграли учителя, которые совершенно бескорыстно, на общественных началах за довольно короткий срок обучили большую часть неграмотного взрослого населения. Кроме того, они творчески сумели осмыслить государственный заказ на грамотность и привести этот процесс в соответствии с конкретно-историческими задачами своего времени. Это проявилось, прежде всего, в том, что была выработана новая методика преподавания грамоты взрослым. Хотя в нашем исследовании этот вопрос не входил в круг рассматриваемых проблем, но даже поверхностное знакомство с документами, в том числе региональными, позволяет сделать вывод, что шел процесс обобщения практического опыта с последующим его распространением. Без этого условия никакие положительные результаты в борьбе с неграмотностью были не возможны. Даже не являясь специалистом в области методики преподавания грамоты, можно ясно увидеть тот огромный труд, который был проделан учительством нашей страны. На наш взгляд, он вполне может быть отнесен к числу завоеваний современной цивилизации и использован в других странах, которым приходится решать аналогичные задачи. Другим творческим достижением отечественной педагогики можно также считать выработанное в ходе работы ликпунктов содержание занятий. Отбросив идеологическую направленность их деятельности, объективный исследователь мог видеть, как от примитивных форм обучения грамоте ликпункты переходили к сочетанию овладения грамотой с овладением профессиональными знаниями, что было очень важно для взрослого населения в условиях экономического перевооружения страны. Из этой системы затем выросла система профессионального обучения. И, наконец, ликпункты превратились в двухгодичные школы, которые уже готовили своих учащихся к поступлению в общеобразовательные школы школы более высокой ступени. Кроме этого, чисто профессионального значения общественности в ликвидации неграмотности, нужно отметить и другую ее заслугу. Участие широких масс в борьбе за грамотность создало в стране своеобразную общественную нетерпимость к безграмотности и давало положительный общественный импульс для возникновения мотивации к обучению у взрослого населения.

Безусловно, борьба с неграмотностью, как мы видели, была сопряжена с вопросом о профессиональных кадрах ликвидаторов. Этот вопрос в специальной литературе освещен недостаточно. Изучив как общесоюзный, так и региональный материал, можно отметить следующее. Формирование кадров ликвидаторов также имело общие закономерности, которые подтвердились и местным материалом. Процесс подготовки ликвидаторов полностью повторял все основные этапы борьбы с неграмотностью, и для каждого из этих этапов были характерны свои особые приемы и методы.

Вопрос о кадрах ликвидаторов возник уже на первом этапе борьбы за ликвидацию неграмотности (1917 - первая половина 20-х гг. XX в.). К середине 20-х гг. XX в. потребность в таких профессионалах привела к появлению учителя особой квалификации, который, собственно, и стал называться ликвидатором. С этой целью из первоначально мобилизованных через систему ВЧК л/б учителей общеобразовательной школы началось создание учителя для системы ликбеза. Однако вскоре этот процесс натолкнулся на серьезные материальные трудности для самих ликвидаторов, и к середине 20-х гг. XX в. острота проблемы была решена путем приравнивания ликвидатора по материальному и социальному статусу к учителю общеобразовательной школы. Это было верное решение, поскольку поставило процесс ликвидации неграмотности на профессиональную основу. Однако начавшийся новый этап борьбы с неграмотностью в связи с плачевными результатами переписи 1926 г. заставил правительство пересмотреть свое предшествующее решение. По его мнению, такая система подготовки ликвидаторов и изменение их положения страдало двумя недостатками. Во-первых, это требовало больших материальных затрат. Во-вторых, подготовка профессионала-ликвидатора требовала и значительного времени. Поэтому в 30-х гг. XX в. правительство попыталось вернуться к системе создания массы бесплатных ликвидаторов. При этом качество борьбы с неграмотностью резко упало. Практически проблема зашла в тупик, и правительство решило ее характерным для тоталитарного государства методом. Сохранив бесплатность и массовость ликвидаторов, оно изменило только его их состав - вместо энтузиаста-непрофессионала ликвидатором стал учитель-культармеец.

Изучение опыта формирования кадров ликвидаторов привело нас к выводу, что главные участники этого процесса — учителя - также подошли к данной проблеме творчески. Одним из проявлений этого явилось возникновение в нашей стране нового подразделения системы народного образования - института усовершенствования учителей.

Подводя общий итог исследования, необходимо отметить, что вполне ощутимые результаты в ликвидации неграмотности к началу 40-х гг. XX в. в основном были достигнуты за счет народной инициативы. Они были, как правило, связаны с обратным влиянием государства на этот процесс. Чем меньше было огосударствление процесса ликвидации неграмотности, тем выше был его результат. Но полностью исключить государственное участие в этом процессе тоже нельзя. Поэтому оптимальный вариант решения проблемы может основываться только на путях развития народной инициативы при определенной помощи государства, главным образом материальной.

Решение такого вопроса, как ликвидация неграмотности, невозможно без участия высококвалифицированных специалистов, то есть дипломированного учителя определенного профиля. Поэтому вполне закономерным было то, что главным ядром общественности, которая принимала участие в ликвидации неграмотности, были учителя. Их бескорыстный, творческий и не всегда достойно оцененный труд и сделал нашу страну, в конце концов, не только страной всеобщей грамотности, но и когда-то самой читающей страной в мире.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Сологуб, Наталья Николаевна, 2004 год

1. Архивные материалы

2. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ)

3. Ф.р.-130. Совет народных комиссаров РСФСР (СНК РСФСР) Ф.р.-393. Народный комиссариат Внутренних дел РСФСР (НКВД РСФСР)

4. Ф.р.-3316. Центральный исполнительный комитет СССР (ЦИК СССР) Ф.р.-5446. Совет Министров СССР

5. Ф.р.-5451. Всесоюзный Центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС)

6. Ф.р.-5462. Центральный комитет профсоюза работников просвещения

7. Государственный архив Пензенской области (ГАПО)

8. Ф.р.-198. Пензенский практический институт народного образования Ф.р.-253. Отдел народного образования исполкома Пензенского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (ГУБОНО)

9. Ф.р.-1381. Отдел народного образования исполнительного комитета

10. Пензенского областного совета депутатов трудящихся (ОБЛОНО)

11. Государственный архив Пензенской области, отдел фондов общественно-политических организаций (ГАПО-ОФОПО)

12. Ф.П.-37. Пензенский городской комитет КПСС

13. Государственный архив Самарской области (TACO)

14. Ф.р.-81. Самарский губернский исполнительный комитет Ф.р.-353. Самарский губернский отдел народного образования

15. Государственный архив социально-политической историипо Самарской области (ГАСПИСО)

16. Ф. 1. Самарский губернский комитет ВКП(б) Ф. 58. Самарский уездный комитет ВКП(б) г. Самара Ф. 655. Средне-Волжский областной комитет ВКП(б) Ф. 1141. Куйбышевский краевой комитет ВКП(б)

17. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО)

18. Ф.р.-103. Симбирский губернский совет народного хозяйства Ф.р.-190. Отдел народного образования исполнительного комитета Ульяновского губернского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов

19. Ф.р.-191. Отдел политпросветработы Ульяновского губернского отдела народного образования

20. Ф.р.-192. Отдел политпросветработы Ульяновского уездного отдела народного образования

21. Ф.р.-200. Исполком Ульяновского губернского совета рабочих,крестьянских и красноармейских депутатов

22. Ф.р.-266. Ульяновский исполнительный комитет уездных советоврабочих, крестьянских и красноармейских депутатов

23. Ф.р.-ЗОб. Ульяновский отдел народного образования исполнительногокомитета уездного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов

24. Ф.р.-334. Губернская плановая комиссия

25. Ф.р.-390. Отдел народного образования исполнительного комитета Ульяновского окружного совета

26. Ф.р.-411. Ульяновский губернский отдел профсоюза советских и торговых служащих

27. Ф.р.-521. Ульяновский городской отдел народного образования Ф.р.-634. Исполнительный комитет Ульяновского городского совета народных депутатов

28. Ф.р.-696. Ульяновский губернский совет профессиональных союзов Ф.р.-792. Симбирский губернский отдел профсоюза работников искусств

29. Ф.р.-1179. Ульяновский дворец книги им. В.И. Ленина Ф.р.-1624. Исполнительный комитет Ульяновского окружного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов Ф.р.-2396. Отдел кульпросветработы Ульяновского исполкома

30. Центр документации новейшей истории по Ульяновской области (ЦДНИУО)

31. Ф. 1. Ульяновский губернский комитет РКП(б) Ф.З. Ульяновский окружной комитет ВКП(б)1.. Опубликованные источники 1. Законодательные и нормативные акты

32. Бюллетень Народного комиссариата по просвещению РСФСР. М. -1930.- № 27.

33. ВЛКСМ в резолюциях съездов и конференций (1918-1928). -М.-Л.,-1929.-354 с.

34. Декреты Советской власти. T.IV. М., 1968. - 731 е.; Т. VIL - М., 1974. -675 с.

35. Журнал министерства внутренних дел. СПб, 1846. - Ч. 14.

36. Инструкция Центрального Управления народохозяйственного учета при Госплане СССР по заполнению переписного листа Всесоюзной переписи населения 1939 г. М., 1938. - 6 с.

37. Информационное письмо Центрального Управления народохозяйст-венного учета. М., 1939. - № 9. - 92 с.

38. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК. (1898-1986). в 15-ти т. -М.: Политиздат, 1983-1989.

39. Народный комиссариат по просвещению РСФСР. 1917- октябрь-1920 (краткий отчет). М., 1920.16. СУ РСФСР. 1920. №10.17. СУ РСФСР. 1929. №68.18. СУ РСФСР. 1930. №9.19. СУ РСФСР. 1930. № 527.

40. Сборники документов и статистические материалы

41. Азбука статистики / Под общей редакцией В.Н. Старовского. -М., 1934.-115 с.

42. Всеобщее обучение, ликвидация неграмотности и подготовка кадров. Статистический очерк. -М.: Государственно-плановохозяйственное издательство, 1930. -164 с.

43. Всеобщее обучение и политпросветработа в СССР. М., ЦУНХУ Госплана СССР, 1934.-96 с.

44. Всесоюзная перепись населения 1926 года: Краткие сводки. Вып. V. -М., 1928.- 101 с.

45. Всесоюзная перепись населения 1937 года: Материалы для докладчиков. Уральск, 1936. - 18 с.

46. Всесоюзная перепись населения 1937 года: Краткие итоги. -М., 1991. — 238 с.

47. Всесоюзная перепись населения 1939 г.: Основные итоги /Под. ред. Ю.А. Полякова. М.: Наука, 1992. - 254 с.

48. Год за годом: Хроника важнейших событий общественной жизни Пензенской области за 50 лет /Сост. B.C. Годин, Е.Я. Дмитрук, В.А. Озерская, А.В. Сергеев, А.П. Сташова. Саратов-Пенза: Приволжское книжное изд-во, 1967. - 175 с.

49. Государственная дума. Приложение к стенографическим отчетам. Т. 1,2.-СПб., 1910.

50. Грамотность в России. ЦСУ. Отдел статистики народного образования. -М., 1922.-55 с.

51. Доклад о народном образовании в Пензенской губернии к 14-му съезду Советов. Пенза, 1927. - 11 с.

52. Из итогов Всесоюзной переписи населения// Статистическое обозрение. -1928. № 3. - С. 100-107.

53. Культурная жизнь в СССР. 1928-1941. Хроника. М.: Наука. 1975. -168 с.

54. Культурное строительство в Пензенском крае 1917-1938. Документы и материалы / Сост. B.C. Годин и др. Саратов-Пенза: Приволжское книжное изд-во. Пенз.отд., 1986. - 332 с.

55. Культурное строительство в РСФСР. 1917-1927 гг. Документы и материалы / Сост. Л.И. Давыдова и др. Т.1. Ч. 1. 1917-1920. М., Советская Россия, 1983.-462 с.;Т.1.Ч. 2. 1921-1927. 1984.-364 с.;Т.2.Ч.1. 19281941. 1985.-398 с.

56. Культурное строительство в Куйбышевской области. 1917-1937. -Куйбышев, 1979.-312 с.

57. Культурное строительство в Саратовском Поволжье. Документы и материалы /Сост. Г. Малинин, 3. Гусакова. 4.1. 1917-1928. Саратов: Приволжское книжное изд-во, 1985. - 295 е.; Ч. 2. 1928-1945 /Сост. Л.Д. Островская. - Саратов, 1988. - 334 с.

58. Культурное строительство в СССР 1917-1927. Разработка единой государственной политики в области культуры. Документы и материалы /Сост. Т.Ю. Красовицкая. М.: Наука, 1989. - 381 с.

59. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. Сборник документов. 1917-1973. -М.: Педагогика, 1974. 559 с.

60. Народное образование в Ульяновской губернии за 1914-1924 гг. -Ульяновск, Ульяновский губернский статистический отдел, 1927.

61. Народное образование и культура в СССР: Стат.сб. М.: Финансы и статистика, 1989.-431 с.

62. Народное образование, наука, культура в СССР: Стат.сб. М.: Статистика, 1971.-403 с.

63. Наследие. Культура Пензенского края в документах эпохи, письмах и мемуарах современников, исследованиях, статьях и художественных произведениях // К.Д. Вишневский, Н.М. Инюшкин. Пенза, 1994. - 437 с.

64. Отчет о состоянии церковно-приходских школ и школ грамоты Пензенской епархии за 1891/92 уч. г. Пенза, Типография губернского правления, 1893; за 1896/97 уч. г. - Пенза, 1897.

65. Отчет о состоянии церковно-приходских школ Пензенской епархии за 1912/1913 уч. г. Пенза, 1914.

66. Пензенский край 1917-1977 г. Документы и материалы. Саратов: Приволжское книж. изд-во. Пензенское отделение, 1982. - 304 с.

67. Состояние народного образования в Пензенской губернии к 13-му съезду Советов. Пенза, 1926.

68. Справочник комсомольского пропагандиста. М., 1952.

69. Справочник партийного работника. Вып. 5. М., 1925. - 574.

70. Среднее Поволжье в цифрах. Общедоступный стат. справочник. М.Самара: Госиздат, Средне-Волжское обл. отделение, 1929.

71. Средняя Волга: Социально-экономический справочник. М.-Самара: ОГИЗ. СКГИ. 1932. - 173 е.: 1934. 2-е изд., доп. -391 с.

72. Статистический ежегодник России. 1915 год. П.: ЦСК МВД. 1916. -659 с.

73. Уровень образования, национальный состав населения, возрастная структура и размещение населения СССР по республикам, краям и областям. По данным Всесоюзной переписи населения 1959 г. — М.: Госстатиз-дат, 1960.-38 с.

74. Хроника Пензенской областной организации КПСС. 1884-1987 гг. -Саратов: Приволж.кн.изд-во. Пенз.отд., 1988. 376 с.3. Периодическая печать

75. Бюллетень особой комиссии по ликвидации неграмотности Средне-Волжской области. 1928.55. Вестник статистики. 1928.

76. Внешкольное образование. -1918.57. Вопросы истории. -1989.

77. Вопросы просвещения (Ульяновск). -1925.

78. Долой неграмотность Издание ОДН.-1924.60. За грамоту.- 1925.

79. За коммунистическое просвещение. -1931.62. Известия.- 1931.

80. Информационный бюллетень ЦП ОДН.- 1924.

81. Коммунистическое просвещение. 1926.

82. Комсомольская правда. -1930.

83. Красная летопись. Материалы к истории культурного строительства в Самарской губернии (октябрь 1917- апрель 1921). Самара: Госиздат, 1921.

84. Красное знамя (Пенза). -1919-1921.

85. Культпоход. Орган ЦС ОДН, ЦК ВЛКСМ, ЦК Рабпроса и Центрального штаба ликбезпохода. -1931.

86. Культфронт. Орган Культпропа крайкома ВКП (б), крайпрофсовета и крайоно Среднего Поволжья.-1931.

87. Народное образование.- 1960.

88. Народное просвещение. Еженедельник Народного Комиссариата по просвещению. -1920, 1928.

89. Пензенские губернские ведомости.- 1879.

90. Повысим грамотность. 1931-1936.

91. Под знаменем ленинизма. 1927.75. Правда. 1929,1939, 1940.

92. Просвещение (Пенза). -1921, 1926.77. Рабочая Москва.- 1924.

93. Рабочий путь (Пенза).- 1923.

94. Советский общественник. 1925.

95. Средне-Волжский комсомолец. 1929.

96. Третий фронт. Газета Общества «Долой неграмотность». -1924-1926.

97. Трудовая правда (Пенза). 1921, 1926-1931.

98. Ульяновская Правда. -1964, 1979.

99. Учительская газета.- 1930.

100. Работы руководителей партии и государства

101. Бубнов A.C. Всеобщее начальное обучение и культурная революция. -М., 1930.-47 с.

102. Бубнов A.C. О культурном подъеме в СССР за годы первой пятилетки. -М., 1933.- 16 с.

103. Бубнов A.C. О культурных задачах. М., 1931. - 44 с.

104. Бубнов A.C. О народном просвещении. М.- Л.: Госиздат, 1929. - 23 с.

105. Калинин М.И. О вопросах социалистической культуры. Статьи и речи. 1919-1935. -М, 1938. -112 с.

106. Калинин М.И. О воспитании и обучении. Избранные статьи и речи. -М.: Учпедгиз, 1957. 344 с.

107. Калинин М.И. О коммунистическом воспитании и обучении. Сборник статей и речей. 1924-1945 гг. — M.-JL: Изд-во Акад. пед. наук. РСФСР, 1948. 232 с.

108. Крупская Н.К. Культпоход и ликвидация неграмотности. М., 1928. — 24 с.

109. Крупская Н.К. Ленинские установки в области культуры. Сб. ст. М., 1934.-260 с.

110. Крупская Н.К. Ликвидация неграмотности. Сборник статей, докладов и разных материалов за 1920-1936 гг. М., 1938. - 97 с.

111. Крупская Н.К. Педагогические сочинения в 9-ти томах. М., 1960.

112. Ленин В.И. VIII съезд РКП(б) 18-23 марта 1919 г. Доклад о партийной программе 19 марта. ПСС. 5 изд. Т. 38.-М., 1981.-С. 116-117.

113. Ленин В.И. К вопросу о политике Министерства народного просвещения (дополнение к вопросу о народном просвещении) // ПСС. Т. 23. М., 1973.-С. 125-135.

114. Ленин В.И. Странички из дневника. ПСС. Т. 45. С. 363-368.

115. Ленин В.И. Перлы народнического прожектерства //Полное собрание сочинений (ПСС) Т. 2. С. 471-504.

116. Ленин В.И. Что можно сделать для народного образования. ПСС. Т. 23.-С. 348-350.

117. Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде учителей-интернационалистов 5 июня 1918 г. ПСС. Т. 36. М., 1981. - С. 420-421.

118. Ленин В.И. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению 28 августа 1918 г. ПСС. Т. 37. С. 74-78.

119. Ленин В.И. Инструкция о составлении книги для чтения рабочих и крестьян. ПСС. Т. 37. С. 402.

120. Ленин В.И. В народный комиссариат просвещения. ПСС. Т. 37. С. 474-477.

121. Ленин В.И. План «Директив ЦК коммунистам работникам нарком-проса». ПСС. Т. 42. - С. 415-416.

122. Луначарский A.B. Вопросы культурного строительства в РСФСР. -М.-Л., 1929.-143 с.

123. Луначарский A.B. Десять лет культурного строительства рабочих и крестьян. М.-Л., 1927. - 140 с.

124. Луначарский A.B. Культпоход комсомола. Речь на собрании комсомольского и профсоюзного актива Москвы. М.-Л., 1929.

125. Луначарский A.B. Культурная революция и общественность. М.-Л., 1929.

126. Луначарский A.B. Ленин и народное образование. Сборник статей и выступлений. М.: Акад. пед. наук РСФСР, 1960. - 167 с.

127. Луначарский A.B. О народном образовании / Статьи и речи за период 1917-1929 гг. М.: Акад. пед. наук РСФСР, 1958. - 559 с.

128. Луначарский A.B. Проблемы народного образования. Сборник статей. -М., 1938.

129. Луначарский A.B. Просвещение и революция. М., 1924.

130. Луначарский A.B. Третий фронт. М., 1925.

131. Луначарский A.B., Ахматов И. Ликвидация неграмотности среди батрачества. -М., 1929.1. Монографии и статьи

132. Абрамов С.Ф. Советы и народное образование Пензенской губернии в 1918-1920 гг.// Проблемы культуры и демографии Поволжья: Межвузовский сборник научных трудов. Пенза, 1995. - С. 20-28.

133. Абросенко К.П. Рост культуры советского общества. М., 1958.

134. Акугинов С.Д. Всесоюзная перепись населения как источник по истории Калмыцкой АССР//Источниковедение истории советского общества. -М., 1978. Вып. 3.

135. Алексеева JI. История инакомыслия в СССР. Новейший период. -Вильнюс-Москва. 1992. -427 с.

136. Андреева М.С. Коммунистическая партия-организатор культурно-просветительной работы в СССР (1917-1933 гг.). М.: Высшая школа, 1963.-99 с.

137. Арнольдов А.И. К расцвету коммунистической культуры. М.: Знание, 1964.-40 с.

138. Арнольдов А.И. Культурный прогресс в развитом социалистическом обществе. М.: Знание, 1977. - 63 с.

139. Арнольдов А.И. Социализм и культура. Культурная революция в европейских странах народной демократии. М.: Академия наук СССР, 1962.-430 с.

140. Арнольдов А.И. Коммунизм и культура. М.: Знание, 1960. - 74 с.

141. Арнольдов А.И. Социализм и культурная революция (Некоторые философские проблемы культурной революции). М.: Знание, 1967. - 32 с.

142. Баканов С.А., Жумашев P.M. О темпах ликвидации неграмотности в Казахстане в 1926- 1939 годах // Вопросы истории. 2002. - № 8. - С. 3239.

143. Биргер Л.И., Сыркин В.А. Становление и развитие советской системы подготовки специалистов на Средней Волге в довоенные годы (1917июнь 1941) // Из истории Среднего Поволжья и Приуралья. Куйбышев, 1973.-Вып. 5.

144. Благовещенский H.A. Крестьянское хозяйство. М., 1893.

145. Богданов И.М. Вопросы грамотности в переписях населения // Народное образование. 1958. - № 11. - С. 22-23.

146. Богданов И.М. Грамотность и образование в дореволюционной России и в СССР. -М.: Статистика, 1964. -195 с.

147. Богданов И.М. Статистика культуры. М., 1950. - 112 с.

148. Богуславский М.В. Ценностные ориентиры российского образования в первой трети XX в. // Педагогика. 1996. - № 12.

149. Бондарев Д.А. Ликвидация неграмотности. Цифры, факты, перспективы. М.-Л.: Государственное издательство. Общество «Долой неграмотность», 1929. - 72 с.

150. Бройдо Г.И. В атаку против неграмотности и бескультурья. М.-Л., 1929.-112 с.

151. Васильев П. На штурм бескультурья (о некоторых итогах культпохода и задачах комсомола в культурном строительстве). М.-Саратов, 1930.

152. Великая Октябрьская социалистическая революция и становление советской культуры. 1917-1927. Отв. ред. М.П. Ким. М.,1985. - 526 с.

153. Вендеровская Р.Б. Отечественная школа 20-х годов. М., 1996. — 129 с.

154. Вермичев И.А., Гайстер А., Раевич Г. 710 хозяйств Самарской деревни.-М., 1927,- 139 с.

155. Веселов А.П. Борьба Коммунистической партии за проведение культурной революции в деревне в годы коллективизации. Л., 1978. - 128 с.

156. Веселов В.Р. Великий Октябрь и становление народного образования. М.: Знание, 1987. - 62 с.

157. Вильяме А.Р. Сквозь русскую революцию. М., 1927.

158. Винокуров Г.Ф. Деятельность пензенских коммунистов по повышению культурного уровня трудящихся // Очерки истории Пензенской организации КПСС.-2-е изд., доп. и перераб. Саратов, 1983 - С. 220-231.

159. Винокуров Г.Ф. Ликвидация безграмотности. Новая газета Мир людей. - 2002. - № 2 (7382). - 16 января. - С. 11.

160. Винокуров Г.Ф. Ликвидация неграмотности на территории Пензенского края / Очерки истории народного образования Пензенского края // Под ред. В.И. Никулина. Пенза, 1997. - С. 209-217.

161. Винокуров Г.Ф. Роль города в культурном строительстве села в годы первой пятилетки (на примере культпохода) // Историческое краеведение. По мат. II Всесоюзной конференции по историческому краеведению. -Пенза, 1993.-С. 128-135.

162. Власов В.А. Страницы истории Пензенского образования. I городская научно-практическая конференция учащихся. Тезисы докладов. Часть I. Пенза, 1997. - С. 4-7.

163. Власов В.А. Школа и общество. Поиски путей обновления образования. Вторая пол. XIX-первая треть XX в. Пенза, 1998. - 259 с.

164. Волков А. Из истории переписи населения 1937 года. // Вестник статистики. 1990. - № 8. - С. 45-56.

165. Воробьев Н.Я. Всесоюзная перепись населения 1926 года. М., 1957. -107 с.

166. Выдрина A.B. Культурно-бытовая работа в колхозах. М., 1931. -54 с.

167. Вырвич А. Красная Армия в борьбе с неграмотностью. М., 1925. — 77 с.

168. Галин С.А. Исторический опыт культурного строительства в первые годы Советской власти (1917-1925). М., 1990. -142 с.

169. Гасилов Г.В. Ликвидация безграмотности в Советской России. Страницы воспоминаний // Русская речь. 1967. - № 4. - С. 17-19.

170. Гершунский Б.С. Общечеловеческие ценности в образовании // Педагогика. 1992. - № 5-6. - С. 9-12.

171. Глебова А. Рост материального и культурного уровня жизни трудящихся Пензенской области. Пенза: Пензенское областное изд-во, 1952.- 43 с.

172. Гордеев В.П. Пензенское учительство и «великий перелом» // ВУЗ и школа в новых условиях общественного развития России / Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 1996. -С. 208-210.

173. Горланов Г.Е. Очерки истории культуры Пензенского края. Пенза: ИПКиПРО, 1994.-241 с.

174. Городецкий E.H. Борьба народных масс за создание советской культуры (1917-1920 гг.) //Вопросы истории. 1954. -№ 4. - С. 15-21.

175. Городецкий E.H. Новые страницы истории Великого Октября. М.: Знание, 1978.-64 с.

176. Грибнов Г. В поход за грамоту, в бой за культуру. М., 1931.

177. Данилов В.П. Советская доколхозная деревня: население, землепользование, хозяйство. М., 1977. - 318 с.

178. Денисов С.Г. Борьба партии за культурное преобразование деревни. 1917-1937: Исторический очерк. -М., 1981. -68 с.

179. Дубинин А.Н. Формирование системы народного образования на Урале. 1917-1941 гг. Екатеринбург, 1996.

180. Егорова JT.C. Местные советы Мордовии в борьбе за ликвидацию неграмотности (1921-1928). В кн.: Вопросы истории Мордовской АССР. Труды НИИ языка, литературы, истории и экономики при СМ Мордовской АССР. Вып. 66. Саранск, 1982. - С. 23-40.

181. Ежова Т.И., Радзивиловская JI.B. Истоки развития школы Пензенского края //Просвещение. 1997. - № 1. - С. 85-93.

182. Ермаков В.Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. -М.: Мысль, 1968.-151 с.

183. Жиромская В.Б. Актуальные проблемы исторической демографии // Вопросы истории. 1989. - № 3. - С. 174-176.

184. Жиромская В.Б. Всесоюзные переписи населения 1926, 1937, 1939 годов. История подготовки и проведения //История СССР. -1990. № 3. -С. 84-104.

185. Зак JI.M. Культурное строительство СССР в советской историографии // Вопросы истории. 1964. - № 2. - С. 25-29.

186. Зак JI.M., Исаев М.И. Проблемы письменности народов СССР в культурной революции // Вопросы истории. 1966. - № 2. - С. 3-20.

187. Зиновьев М.Н. Коммунистическая партия и повышение культурно-технического уровня рабочего класса. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1977.-312 с.

188. Зиновьев М.Н., Плешаков A.B. Как был выполнен ленинский декрет. М.: Госполитиздат, 1961. - 128 с.

189. Золоторев О.В. Развитие народного просвещения в Коми крае в первые годы советской власти. 1918-1925 гг. -М., 1993. 165 с.

190. Иванова A.M. Что сделала Советская власть по ликвидации неграмотности среди взрослых. М., 1949. - 96 с.

191. Иванчина А.Г. Пензенские национальные учебные заведения в крае // Очерки истории народного образования Пензенского края. Пенза, 1997. -С. 176-181.

192. Иванчина А.Г. Подготовка учительских кадров для городов и сел Поволжья в 1928-1941 гг. // Проблемы культуры и демографии Поволжья. -Пенза, 1995.-С. 57-62.

193. Из опыта работы по повышению общеобразовательной грамотности среди взрослого населения. Пенза, 1951. - 26 с.

194. Ильин Г.В. Культурное строительство в СССР в годы борьбы за упрочение и развитие социалистического общества. (1937-1941). М., 1965. -109 с.

195. История образования и просвещения в России XIX-XX вв. М., 1994.-251 с.

196. Исупов В.А. Игра без правил: переписи населения в 30-е годы // Советская история. Проблемы и уроки. Новосибирск. - 1992. - С. 149-167.

197. Кабанов П.И. История культурной революции в СССР (краткий очерк). М.: Высшая школа, 1971.-271 с.

198. Кабанов П.И. Очерки культурно-просветительной работы в СССР в послевоенные годы. 1946-1953. -М.: Госкультпросветиздат, 1955. 135 с.

199. Карпов Г.Г. Ленин о культурной революции. Л.: Лениздат, 1970. -407 с.

200. Карпов Г.Г. О советской культуре и культурной революции в СССР. М.: Госкультпросветиздат, 1954. - 244 с.

201. Касимов A.C. Грамотность рабочих центрально-черноземного района в конце XIX-начале XX века // Российская провинция XVIII-XX вв. Кн. 2. Пенза, 1996. - С. 67-73.

202. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте // Вопросы истории. 1990. - № 8. - С. 42-48.

203. Ким М.П. 40 лет советской культуры. М.: Госполитиздат, 1957. -388 с.

204. Ким М.П. Великий Октябрь и культурная революция в СССР. М.: Знание, 1967.-48 с.

205. Ким М.П. Коммунизм и культура. М.: Госполитиздат, 1961. - 72 с.

206. Ким М.П. Коммунистическая партия организатор культурной революции в СССР. - М.: Госполитиздат, 1955. - 340 с.

207. Ким М.П. Советская культура. М.: Госполитиздат, 1957. - 36 с.

208. Клочко В.Ф. Культурное строительство в советской деревне в годы второй пятилетки. М.: Госкультпросветиздат, 1956. - 144 с.

209. Князьков С.А., Сербов H.H. Очерк истории народного образования в России. М., 1910. - 240 с.

210. Кожевников Е.М. Народное образование в СССР. — М.: Знание, 1988. -39 с.

211. Козлов С.А. Проблемы культурной революции в СССР в новейшей немарксистской историографии (1917- начало 1930 гг.) // История СССР. -1989.-№4.-С. 186-199.

212. Козлов С.А. Статистические источники изучения культуры и быта советского доколхозного крестьянства (1917-1927) // Источниковедение истории советского общества. 1982. - Вып. IV. - С. 135-169.

213. Кольцов A.B. Культурное строительство в РСФСР в годы первой пятилетки (1928-1932). M.-JL: Акад. наук. СССР (Ленингр. отд-ние), 1960. -208 с.

214. Коржихина Т.П. Общественные организации в политической системе страны // История СССР. 1990. - № 5. - С. 161-165.

215. Коржихина Т.П. Отзыв на книгу «Добровольные общества Петрограда-Ленинграда. 1917-1937.» // История СССР. 1990. -№ 3.

216. Королев Ф.Ф., Корнейчик Т.Д., Ровкин З.И. Очерки по истории советской школы и педагогики. 1921-1931/ Под. ред. Ф.Ф. Королева, В.З. Смирнова. -М.: Изд.-во АПН РСФСР, 1961. 508 с.

217. КПСС во главе культурной революции. М., 1972. - 376 с.

218. Кравченко А.Г. Деревенские ячейки партии и культурная работа в деревне. -М., 1925. -31 с.

219. Кривошеенкова Е.Ф. Ликвидация неграмотности в Красной Армии в годы гражданской войны // История образования и просвещения в России XIX-XX вв. Научно-практическая конференция. М., 1994. - С. 86-89.

220. Кузнецова Е.В. Становление и развитие народного образования в Западной Сибири 1921-1925 г. Кемерово, 1995.

221. Кузьмина Т.Н. Народное образование в Пензенском крае к концу 1930-х годов и проблема подготовки учительских кадров // Лингвистическое, историческое и литературное краеведение. Пенза, 1997. - С. 124125.

222. Культура, быт и материальное благосостояние рабочих Поволжья второй половины XIX-XX в. / Под. ред. Н.А.Шарошкина. Пенза, 1996.

223. Культурная революция в СССР. 1917-1965 гг. / Под. ред. М.П.Ким. -М.: Наука, 1967.-471 с.

224. Культурное строительство в СССР. М., 1940.

225. Культурно-просветительная работа в СССР/ Под ред. Т.А. Ремизовой. М.: Просвещение, 1974. - 272 с.

226. Культурно-просветительная работа среди женщин. Пенза, 1955. -24 с.

227. Культурно-просветительная работа. М.: Профиздат, 1969. - 495 с.

228. Куманев В.А. Ленинский комсомол в борьбе за всеобщую грамотность в СССР. М„ 1959. - 36 с.

229. Куманев В.А. Массовый культурный поход за ликвидацию неграмотности в советской деревне (1928-1932) // История СССР. 1958. -№5.-С. 92-110.

230. Куманев В.А. Развитие советской культуры (цифры и факты). М.: Знание, 1965.-45 с.

231. Куманев В.А. Революция и просвещение масс. М.: Наука, 1973. -335 с.

232. Куманев В.А. Социализм и всенародная грамотность. Ликвидация массовой неграмотности в СССР. М.: Наука, 1967. - 328 с.

233. Купайгородская А.П., Лебина Н.Б. Добровольные общества Петро-града-Лениграда. 1917-1937. Тенденции развития. Л., 1989. - 197 с.

234. Курская A.C. Пережитое. М., 1965. - 265 с.

235. Курская A.C. С массами и через массы //Народное образование. -i960.-№4. -С. 35-36.

236. Лебедев В.И. К вопросу о численности неграмотных и малограмотных в начале 50-х годов XX века. (По сведениям ЦК профсоюзов) // Проблемы культуры и демографии Поволжья. Пенза, 1995. - С. 102-109.

237. Лещинер Е. Комсомол в борьбе за грамоту // Повысим грамотность. 1935. -№ 2. - С. 14-16.

238. Ликвидация безграмотности. М., 1920. - 14 с.

239. Литвинцев С.Г. Заметки о народном образовании в Ульяновской области // Народное образование. 1946. - № 10. - С. 21-25.

240. Лобачев Ю.М. Ликвидация массовой неграмотности в СССР в интерпретации англо-американских буржуазных советологов // История СССР.-1983.-№2.-С. 187-194.

241. Масанова М.Д. Земства и становление системы всеобщего обучения в России 1864-1880. С-П.: Изд-во СЗАГС. Изд-во «Образования и культура», 2000. - 216 с.

242. Миронов Б.Н. Грамотность в России 1797-1917 годов // История СССР. 1985. - № 4. - С. 137-153.

243. Михайловский В.Г. Всесоюзная перепись населения 1926 года. М., 1926.-28 с.

244. Мординов А.Е. О социалистическом содержании и национальной форме советской культуры. М.: Госполитиздат, 1960. - 288 с.

245. Науменко В.М. За сплошную грамотность. М., 1930. - 95 с.

246. Никулин В.И. Пензенское земство: Уроки культурно-просветительской деятельности 1865-1917 г. // Управление образования администрации Пензенской области. Пенза, 1996. - 188 с.

247. Ножницкий Г. Борьба масс за культминимум. М.-Л., 1930. - 48 с.

248. Ножницкий Г. Как организовать культпоход в деревне. М., 1930. -64 с.

249. Ососков А., Котков К. Народное образование в Мордовской АССР. -Саранск, 1946.-С. 11-26.

250. Ососков A.B. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917): Учебное пособие. -М.: Просвещение, 1982. 208 с.

251. Очерки истории народного образования Пензенского края // Под ред. В.И. Никулина. Пенза, 1997. - 399 с.

252. Подьячих П.Г. Всесоюзная перепись населения 1939 года (методология и организация проведения переписи и разработки итогов). М.: Гос-статиздат, 1957. - 164 с.

253. Поляков Ю.А., Жиромская В.Б., Киселев И.Н. Полвека молчания (Всесоюзная перепись населения 1937 года) // Социологические исследования. 1990. - № 7. - С. 50-70.

254. Пустоход П.И., Воблый В.И. Переписи населения. М., 1936. 208 с.

255. Путь в полвека. Пензенская область за 50 лет Советской власти / Под ред. П.Д. Селиванова. Саратов Пенза: Приволжское кн. изд-во, 1967. -С. 170-171.

256. Пять лет работы ОДН и его очередные задачи. Л., 1928.

257. Равкин З.И. Мифы и реалии в истории отечественной школы // Педагогика. 1991. -№ 9. - С. 11-14.

258. Ремизова Т.А. Культурно-просветительная работа в РСФСР (19211925). М.: Акад. наук СССР, 1962. - 256 с.

259. Сергеев Т.С., Егоров Л.Е. Ликвидация неграмотности населения. Развитие общеобразовательной школы // Из истории Чувашской республики. Чебоксары. 1992. Вып. 1.

260. Смирнов М.С. Из истории строительства социалистической культуры в первый период Советской власти (октябрь 1917- лето 1918). М., 1949.

261. Смирнов М.С. Ленин и советская культура. Государственная деятельность В.И. Ленина в области культурного строительства (окт. 1917 -лето 1918). М.: Акад. наук СССР, 1960. - 448 с.

262. Советская культура в реконструктивный период. 1928-1941. / Под общей редакцией М.П. Кима. М.: Наука, 1988. - 603 с.

263. Сохранов В.В. Очерк о развитии народного образования в Пензенском крае. Пенза, 1996. - 32 с.

264. Сталь Л.Н. Итоги и перспективы работы ОДН. М., 1931. - 56 с.

265. Сталь JI.H. Работать по-новому, по-революционному. М.,1929. -79 с.

266. Страницы истории народного образования Пензенского края. Сост.

267. B.А. Власов // Просвещение: проблемы и перспективы. 1996. - № 3.1. C. 90-94.

268. Сударев И.М. Грамотность населения Пензенской губернии. Природа и хозяйство Пензенского края. Пенза, 1924. - № 2-3.

269. Тизанов С., Скворцов Н. Культурное строительство в Средне-Волжской области. М.-Самара: Госиздат, 1930. - 121 с.

270. Тизанов С., Скворцов Н. Пути культурной революции в Среднем Поволжье. М.-Самара: Госиздат, 1931. - 78 с.

271. Урвант Я.М. Путь к всеобучу (о развитии школьного дела в Пензенской области в 20-30-годах XX века) // Просвещение. 1997.- № 1. — С. 80-85.

272. Федоров И.С. Выдающиеся учителя и просветители Пензенской губернии. Пенза, 1958. - 62 с.

273. Федосеева Л.Ю. Ликвидация неграмотности рабочих Поволжья во второй половине 1920-х -середине 1930-х годов. Исторические записки. Вып. 6. Пенза, 2002. - С. 81-92.

274. Федосеева Л.Ю. Рабочие Поволжья и культурное строительство в регионе во второй половине 20-х середине 30-х годов. - Пенза, 2000. -173 с.

275. Федосеева Л.Ю. Участие рабочих Поволжья в школьном строительстве. Конец 20-х -начало 30-х гг. Ключевские чтения. - Пенза, 1992.

276. Формирование командно-административной системы. Сб. статей. -М., 1992.-236 с.

277. Фрид Л.С. Очерки по истории развития политико-просветительной работы в РСФСР (1917-1922 гг.) Л., 1941. - 184 с.

278. Халфин С.А. Культурная революция и социализм: поиски новых доходов // Страницы истории Башкирской Республики: новые факты, взгляды, оценки. Уфа, 1991. - С. 19-37.

279. Чехов Н.В. Народное образование в России с 60-х гг. XIX в. М.: Польза, 1912.-224 с.

280. Шарошкин H.A. Изменения в численности и составе рабочих Поволжья в переходный период от капитализма к социализму (1917-1937). -Саратов, 1984. 169 с.

281. Шарошкин H.A. Рабочие Поволжья в переходный период от капитализма к социализму (1917-1937 гг.). -М., 1985. 32 с.

282. Ширямов A.A. На передовых позициях культурной революции. М., 1930.

283. Шмулевич Б. Изба-читальня и ликвидация неграмотности. M.-JL, 1930.

284. Элькина Д.Ю. На культурном фронте. М.: Акад. пед. наук РСФСР, 1959. -143 с.

285. Эпштейн М.С. Итоги I Всероссийского съезда ОДН. М., 1926. -52 с.

286. Эрдэ Д.И. Неграмотность и борьба с ней. Харьков, 1926. - 275 с.

287. Ямпольская Ц.А. Вопросы теории и истории общественных организаций. М.: Наука, 1971.-258 с.

288. Ямпольская Ц.А. Общественные организации СССР. Некоторые политические и юридические аспекты. М.: Наука, 1972. - 216 с.

289. Диссертационные исследования

290. Бакулина Т.П. Роль Общества «Долой неграмотность» в осуществлении ленинского плана культурной революции. Дисс. канд. ист. наук. Л., 1984.

291. Биргер Л.И. Культурное строительство на Средней Волге в годы первой пятилетки (1928-1932). Дисс. канд. ист. наук. Куйбышев, 1966.

292. Борисов С.Д. Народное образование Пензенского края в 1918-1929 гг. Дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2000.

293. Вишняков Ю.Л. Проблема ликвидации неграмотности в РСФСР (вторая половина 20-х-1930-е годы). Дисс. канд. ист. наук. — М., 1994.

294. Гусев П.Н. Советская общественность в борьбе с массовой неграмотностью трудящихся деревни (1917-1932). Дисс. канд. ист. наук. Ярославль, 1986.

295. Ермаков В.Т. Исторический опыт культурной революции в СССР (Методология, история, историография). Дисс. д-ра ист. наук. -М.,1987.

296. Калистратов Ю.К. Рабочий класс и советская культура в 20-30 гг. Дисс. д-ра ист. наук. Н.-Новгород, 1998.

297. Козлов С.А. Критический анализ новейшей американской и английской немарксистской историографии истории советской культуры (1917-середина 1930-х гг.). Дисс. канд. ист. наук М., 1990.

298. Коржихина Т.П. Общественные организации в СССР в переходный период от капитализма к социализму. Дисс. д-ра ист. наук. М., 1986.

299. Кочепасова Т.Д. Развитие культуры в Среднем Поволжье. 1921-1925 гг. Дисс. канд. ист. наук. Самара, 1997.

300. Красовицкая Т.Ю. Проблемы государственного руководства национально-культурным строительством в РСФСР, 1917-1925 гг. Дисс. д-ра ист. наук. М., 1992.

301. Лысакова A.C. Ликвидация остатков неравенства женщин в быту в процессе коммунистического строительства в СССР. Дисс. канд. ист. наук. -М., 1965.

302. Мартынова З.В. Борьба партии за культурный подъем деревни в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.). Дисс. канд. ист. наук. — М., 1964.

303. Мельников B.B. Комсомол активный помощник Коммунистической партии в культурном строительстве СССР в первую пятилетку. Дисс. канд. ист. наук. - Киев, 1958.

304. Муслимова A.C. Народное образование в Дагестане во второй половине XIX начале XX вв. Дисс. канд. ист. наук. - Махачкала, 2002.

305. Никулин В.И. Культурно-просветительская деятельность пензенского земства. 1865-1917 гг. Дисс. канд. ист. наук. Саранск, 1997.

306. Подружин Г.И. Партийная организация Западной Сибири в борьбе за ликвидацию неграмотности и малограмотности взрослых и за развитие школьного образования в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.). Дисс. канд. ист. наук. Томск, 1965.

307. Садовникова Е.И. Подготовка педагогических кадров в Пензенском крае в конце XIX первой трети XX в. Дисс . канд. ист. наук. - Пенза, 2001.

308. Сименихина И.Н. Советская историография культурной революции в Среднем Поволжье. Дисс. канд. ист. наук. М., 1990.

309. Сулейманова Л.Ш. История становления и развития национальных общеобразовательных школ и педагогических учебных заведений в Башкортостане (1900 нач. 70-х гг. XX в.). Дисс. д-ра ист. наук. - Уфа, 2001.

310. Сумбурова Е.И. Подготовка педагогических кадров в Самарской губернии во второй половине XIX начале XX в. Дисс. канд. ист. наук. -Самара, 2004.

311. Терентьева Л.А. Культпоход на Нижней Волге. Из истории культурного строительства. Дисс. канд. ист. наук. Саратов, 1967.

312. Торгашина Т.Ф. Подготовка кадров в Пензенской губернии в 19171928 гг. Дисс. канд. ист. наук. Пенза, 2003.

313. Феоктистов В.А. Становление и развитие единой трудовой школы в условиях Пензенской губернии (1918-1929 гг.). Дисс. канд. пед. наук. -Пенза, 1999.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 178687