Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897-1939 гг. :На материалах Оренбуржья тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Павлова, Лариса Владимировна

Диссертация и автореферат на тему «Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897-1939 гг. :На материалах Оренбуржья». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 225638
Год: 
2006
Автор научной работы: 
Павлова, Лариса Владимировна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Оренбург
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
215

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Павлова, Лариса Владимировна

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ОБУЧЕНИЕ ГРАМОТЕ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА.

1.1. Деятельность государства, общественных организаций и частных лиц по обучению грамоте взрослых жителей губернии.

1.2. Финансирование курсов и школ по обучению грамоте и проблема комплектования их преподавательским персоналом.

1.3. Итоги обучения грамоте взрослого населения в конце

XIX — начале XX века.

Глава 2. ЛИКВИДАЦИЯ НЕГРАМОТНОСТИ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ ОРЕНБУРЖЬЯ В 1917 — 1930-е гг.

2.1. Роль государства и общественных организаций в деле становления системы ликвидации неграмотности взрослого населения.

2.2. Финансирование мероприятий по ликбезу и задача их обеспечения преподавательскими кадрами.

2.3. Методы ликвидации неграмотности.

2.4. Итоги ликвидации неграмотности в советское время.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Ликвидация неграмотности взрослого населения. 1897-1939 гг. :На материалах Оренбуржья"

Актуальность исследования. Происходящая в современной России структурная перестройка экономики и обусловленная этим необходимость переквалификации и переобучения значительного числа лиц трудоспособного возраста усилили значение образования взрослых. Перед правительством нынешней России встают задачи, схожие с проблемами конца XIX — начала XX века, возникает необходимость своевременной помощи людям в преодолении социальных последствий экономических трансформаций, ликвидации функциональной неграмотности1. Для решения проблем адаптации современного человека, сформированного в иных исторических обстоятельствах, к новым социально-экономическим условиям в минимально короткие сроки представляется полезным обобщить российский и региональный опыт конца XIX — первых четырех десятилетий XX столетия.

Актуальность предпринятого исследования обусловлена и тем, что проблема ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбуржья до сих пор не получила всестороннего освещения в исторической науке. Указанный процесс рассматривался, как правило, только начиная с 1917 года, в то время как дореволюционному опыту обучения грамоте взрослых должного внимания не уделялось.

В этой связи несомненную научную ценность приобретает анализ исторического опыта борьбы с неграмотностью в Оренбуржье в конце XIX и в первые четыре десятилетия XX столетия с целью выявления общих и отличительных черт в работе по ликвидации неграмотности взрослого населения, целостности и единства этого процесса на протяжении всего изучаемого периода в условиях изменения политической власти. Единая государственная

1 Термин «функциональная неграмотность» в современной литературе трактуется как неспособность работника или гражданина эффективно выполнять свои профессиональные или социальные функции, несмотря на полученное образование (см.: Университетская книга. 2000. № 2. С. 19; Курьер ЮНЕСКО. 2000. № 3. С. 17). стратегия в указанной области и варианты ее реализации в регионе представляют особый интерес для всестороннего, комплексного исследования.

Объект исследования: процесс ликвидации неграмотности взрослого населения в России.

Предмет исследования: деятельность государства, общественных организаций и частных лиц по обучению грамоте взрослого населения в конце XIX и в первые четыре десятилетия XX века в Оренбургском крае.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1897 по 1939 год. Нижняя временная граница обусловлена проведением Первой всеобщей переписи населения, в ходе которой были получены сведения об уровне грамотности всех категорий населения России. Оживление экономической и культурной жизни Оренбургской губернии на рубеже XIX — XX веков вызывало растущую потребность в грамотных людях. В это время в общественном сознании жителей губернии сформировалась идея необходимости просвещения взрослого населения, начался процесс создания учреждений для внешкольного образования взрослых. В конце 30-х годов XX века в связи со всеобъемлющей работой по ликвидации неграмотности, проведенной в Советском государстве, данная задача утратила характер острой социальной проблемы в стране и в исследуемом нами регионе. Верхняя временная граница связана с проведением переписи населения в 1939 году, которая ознаменовала заключительный этап в процессе ликвидации неграмотности. Задачи исследования предопределили выход в некоторых случаях за временные границы работы.

Территориальные рамки исследования. Диссертация выполнена на материалах Оренбургской губернии, а в последующем — Оренбургской области. В 1897—1917 гг. в составе Оренбургской губернии находилось пять уездов: Верхнеуральский, Оренбургский, Орский, Троицкий и Челябинский. В марте 1919 г. из состава Оренбургской губернии Башкирии были переданы 70 волостей. Троицкий и Челябинский уезды отошли к вновь сформированной Челябинской губернии, Верхнеуральский уезд был присоединен к Уфимской губернии. Таким образом, к концу 1919 г. Оренбургская губерния состояла только из Оренбургского и Орского уездов. В июле 1920 г. Оренбургская и Тургайская губернии были слиты в одну — Оренбургско-Тургайскую, которую с декабря 1920 г. снова разъединили на две самостоятельные губернии. С конца 1920 по апрель 1925 г. Оренбургско-Тургайская губерния входила в состав Киргизской (Казахской) АССР. В 1928 г. Оренбургская губерния была преобразована в Оренбургский округ в составе Средне-Волжской области, а с августа 1930 г. — Средне-Волжского края. В результате нового районирования в 1934 г. была образована Оренбургская область.

Административно-территориальные изменения, происходившие в первые четыре десятилетия XX века, значительно затрудняют сравнительный статистический анализ процесса обучения грамоте взрослых. Поэтому исследование и обобщение работы по ликвидации неграмотности в некоторых случаях нами осуществляется на материалах двух сопоставимых регионов: Оренбургского и Орского уездов, которые претерпели менее значительные территориальные изменения в своем составе в течение всего изучаемого нами периода.

Степень изученности проблемы. Историческая наука располагает значительным количеством исследований, посвященных вопросам истории ликвидации неграмотности, а также связанной с ней проблеме уровня грамотности населения в целом по России и в отдельных ее регионах. Анализ работ по теме ликвидации неграмотности позволяет условно выделить два периода в ее изучении: первый — с конца XIX века по 1917 год; второй период традиционно начинается с 1917 года. В нем, в свою очередь, присутствуют два этапа: советский, охватывающий годы существования Советской власти (1917 год — конец 80-х — начало 90-х годов XX века), и постсоветский (рубеж 80—90-х годов XX века и до наших дней), включающий исследования современных российских специалистов в указанной сфере.

В дореволюционных трудах видных педагогов, просветителей и земских деятелей конца XIX — начала XX века, посвященных вопросам обучения взрослого населения, процесс создания системы внешкольных учреждений ставился в исключительную заслугу земствам, работа государства в сфере образования оценивалась исследователями в большинстве случаев негативно1.

Отношение передовой интеллигенции к образованию рабочих было изложено в докладе известного деятеля технического и профессионального образования А. Г. Неболсина , в котором подчеркивалось, что главным условием успешного промышленного развития любой страны являлся уровень образования рабочих, им выдвинут целый ряд требований, предусматривающих создание трудящимся условий для обучения. Б. Б. Веселовский в своей монографии3 впервые обстоятельно изучил финансовую деятельность органов местного самоуправления в деле становления и развития внешкольных учреждений. Г. А. Фальборк и В. И. Чарнолуский, проанализировав изменения уровня грамотности населения в течение 20 лет, показали, в частности, качественный рост уровня грамотности новобранцев Оренбургской губернии4. Н. В. Чехов, рассматривая основные формы внешкольного образования, подчеркнул, что образование взрослых было прежде всего делом частной и общественной инициативы5. В трудах Я. В. Абрамова и X. Д. Алчевской был обобщен опыт работы воскресных школ России и их роль в повышении образовательного и культурного уровня населения6. Большинство исследований являлись публицистическими и были призваны решать практические задачи, п возникающие в ходе работы земств по вопросам народного образования .

1 См., напр.: Просвещение: Свод трудов местных комитетов по 49 губерниям Европейской России / сост. Н. JI. Петерсон. СПб., 1904.

2Неболсин А. Г. Организация курсов для взрослых рабочих. Доклад на торгово-промышленном съезде 1896 г. в Н. Новгороде. СПб., 1897.

3 Веселовский Б. История земства за 40 лет. СПб., 1909. Т. 1.

4 Фальборк Г., Чарнолуский В. Народное образование в России. СПб., 1900.

5 Чехов Н. В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века. М., 1912.

6 Абрамов Я. В. Наши воскресные школы. Их прошлое и настоящее. СПб., 1900; Хроника воскресных школ / сост. М. Н. Салтыкова. М., 1900.

7 Народное образование в земствах. Основы организации и практика дела : сб. / под ред. Е. А. Звягинцева. М., 1914 и др.

Краеведческая литература дореволюционного периода касалась лишь отдельных аспектов образовательного процесса и не выделяла особо проблемы ликвидации неграмотности взрослого населения края. А. В. Васильев и А. Е. Алекторов впервые в краеведческой литературе подняли вопрос о значимости и необходимости просвещения нерусского населения губернии1. П. Н. Столпянский2 рассмотрел статистику расходов на внешкольное образование в бюджете г. Оренбурга начала XX века.

В целом в дореволюционных работах основное внимание уделялось вопросам народной школы, а анализ деятельности внешкольных форм просвещения практически отсутствовал. Публикации, посвященные этой проблеме, представляли собой не столько изучение реальной просветительной деятельности конкретных земств и общественных организаций, сколько рекомендации по ее организации.

После октября 1917 г. произошел разрыв с дореволюционными научными традициями российских историков и педагогов, чьи произведения, за редким исключением, были преданы забвению. Характерной чертой работ советской историографии 20—80-х годов XX века являлась прямолинейность и категоричность оценок, противопоставление принципа партийности принципу преемственности. Основные положения государственной политики в деле народного образования в целом и ликвидации неграмотности в частности были изложены в публикациях государственных и партийных деятелей 1920—1930-х годов . Впервые проблему организации внешкольного образо

1 Васильев А. В. Исторический очерк русского образования в Тургайской области и современное его состояние. Оренбург, 1896; Алекторов А. Е. Очерк народного образования в Тургайской области. Летопись 1744—1898 гг. Оренбург, 1900. Вып. II.

2 Столпянский П. Н. Город Оренбург. Материалы к истории и топографии города. Оренбург,

1908.

3 Бубнов А. С. О системе народного образования // Статьи и речи о народном образовании. М., 1959; Калинин М. И. О вопросах социалистической культуры : сб. статей и речей. 1925—1938. М., 1938; Крупская Н. К. Внешкольное образование в новом строе: (Доклад на I Всероссийском съезде по просвещению) // Педагогические сочинения : в 10 т. М., 1959. Т. 7; Ленин В. И. О пролетарской вания в новых исторических условиях затронули краевед-методист Е. А. Звягинцев и Е. Н. Медынский1. А. П. Пинкевич и А. Фильштинский одними из первых подвели теоретическую базу под вопрос образования взрослого населения в советский период2. Особое внимание в литературе 1920—1930-х годов уделялось опыту борьбы с неграмотностью на современном для исследователей этапе3. Пропагандистский момент в указанных книгах ощутимо преобладал над аналитическим. Приводимые статистические данные показывали исключительно успехи в деле ликвидации неграмотности, и этим доказывалась правильность всей проводимой Советским государством политики в области образования.

В 30—40-х годах XX века появились работы исследователей, которые обращались к дореволюционному опыту организации занятий с взрослым населением4. По мнению указанных авторов, буржуазия участвовала в организации таких школ и курсов, с целью «охватить трудящихся буржуазной идеологией и отвлечь их от революционного движения»5. Однако преподаватели воскресных школ, в числе которых обязательно упоминалась Н. К. Крупская, культуре // Поли. собр. соч. М., 1963. Т. 41; Луначарский А., Халатов А. Вопросы культурного строительства РСФСР: Доклады на XIV Всероссийском съезде Советов (15 мая 1929 г.). М. ; Л., 1929 и др.

1 Звягинцев Е. А. Принципы внешкольного образования и его живые силы. М., 1919; Медынский Е. Н. Энциклопедия внешкольного образования. Лекции, читанные на педагогическом факультете Уральского университета в 1920—1922 гг. М., 1923. Т. 1.

2 Пинкевич А. П. Советская педагогика за 10 лет (1917—1927 гг.). М., 1927; Фильштинский А. Общеобразовательные школы взрослых рабочих и крестьян. М.; Л., 1929.

3 Все на борьбу с темнотой : сб. статей по ликвидации неграмотности среди населения РСФСР. Вып. 1. М., 1923; Пять лет борьбы с неграмотностью : сб. статей, воспоминаний и материалов. М., 1925; Шаров Ив. Двадцать лет Ленинского декрета о ликвидации безграмотности // Школа взрослых. 1939. № 12 и др.

4 Медынский Е. Н. История русской педагогики: с древнейших времен до Великой Пролетарской революции. М., 1936; Паялин Н. Воскресные школы Невской заставы Петербурга // Школа взрослых. 1938. № 9—10; Куделли П. Ф. Дом № 65 по Шлиссельбургскому тракту // Школа взрослых. 1939. № 1; Шелгунов В. А. Мои воспоминания о воскресных школах // Школа взрослых. 1939. №7.

5 Медынский Е. Н. История русской педагогики до Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1938. С. 387. использовали занятия с рабочими, прежде всего, для ведения революционной пропаганды.

Значительно увеличилось количество исследований по общим и частным вопросам культурного строительства в 1950-е годы, появились работы, посвященные проблемам истории социалистической культуры1. Хотя они не могли дать глубокого анализа отдельных исторических этапов развития советской культуры, эти исследования определили роль и место культурно-просветительной работы в общем процессе культурной революции. Классовый подход к оценке историко-педагогических явлений, сложившийся на рубеже 50—60-х годов XX века, уводил исследователей от изучения глубинных процессов в сфере народного образования.

Дальнейшую разработку вопрос о ликвидации неграмотности получил в статьях и книгах по культурному строительству, выпущенных в 1960—1970-е годы . В них впервые вводились в научный оборот новые факты и архивные источники. Однако в целом характер развития исторической науки оставался экс

1 Карпов Г. Г. О советской культуре и культурной революции в СССР. М., 1954; Ким М. П. Коммунистическая партия — организатор культурной революции в СССР. М., 1955; Ким М. П. 40 лет советской культуры. М., 1957; Лаптев С. И. Октябрьская революция и расцвет социалистической культуры СССР // Ученые записки. Юбилейный сб., посвящ. 40-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Вып. 26. Ростов-на-Дону, 1957; Элькина Д. Ю. На культурном фронте: Из истории борьбы за ликвидацию неграмотности в СССР. М., 1959.

2 Зиновьев М., Плешаков А. Как был выполнен ленинский декрет. М., 1961; Ремизова Г. А. Культурно-просветительная работа в РСФСР (1921—1925 гг.). М., 1962; Зак JI. М. История культурного строительства СССР в советской историографии (1956—1963 гг.) // Вопр. истории. 1964. № 2; Гасилов Г. В. Великий шаг культурной революции // Советская педагогика. 1967. № 8; Куманев В. А. Социализм и всенародная грамотность. Ликвидация массовой неграмотности в СССР. М., 1967; Культурная революция в СССР: 1917—1965 гг. М., 1967; Культурная революция в СССР: (Кн. обозрение) // Коммунист. 1967. № 14; Кабанов П. И. Историография культурной революции в СССР // Ученые записки кафедр истории КПСС, философии, политэкономии и научного коммунизма. Т. 53, ч. 1. Курск, 1968; Стеллиферовская Е. Н. Культурно-просветительная работа в деревне (1924—1925) // Очерки по истории советской науки и культуры: материалы по истории русской культуры. М., 1968; Зак Л. М., Лельчук В. С. Строительство социализма в СССР. Историографический очерк. М., 1971; Гайнуллин Ф. Ф. Торжество ленинских идей культурного просвещения трудящихся масс в национальных республиках (на материалах Башкирии) // Ученые записки. Т. 254. Вып. 14. М., 1971; Ахмадиев Т. X. Борьба Башкирской партийной организации за развитие экономики и культуры республики в третьей пятилетке // Вопросы истории Башкирии. (Сов. период). Уфа, 1972. Вып. 1; Мосолова Е. К. В. И. Ленин о культурной революции и борьба партии за её осуществление в первые годы советской власти // КПСС — организатор строительства социализма и коммунизма : сб. тр. М., 1973; Культурно-просветительная работа в СССР. М., 1974. тенсивным: продолжалось расширение фактографической базы исследований, их тематики и географии, при незначительном методологическом и теоретическом их углублении, при определенной внутренней замкнутости. Особенно оживленную дискуссию историков вызывал вопрос об историографии, этапах, периодизации культурной революции, в том числе и ликвидации неграмотности в СССР. Наряду с трудами обобщающего характера публиковались исследования по проблемам истории ликвидации неграмотности в отдельных районах страны, среди различных групп населения города и деревни и т.п.1

Внешкольные формы просвещения взрослого населения в дореволюционный период не привлекли особого внимания исследователей. Среди всех элементов внешкольного образования в советской исторической литературе более всего изучены школы для взрослых: известны их численность, территориальное размещение, состав и число как преподавателей, так и учеников, подробно освещена деятельность политических партий в вечерне-воскресных школах2.

Достаточно объективно оценена работа земств по просвещению народа в многотомном труде «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: вторая половина XIX века»3, где дается обобщенная картина состояния народного просвещения в эпоху начавшейся модернизации России. Вместе с тем, хотя авторы и признавали вклад земства в развитие народного образования, просветительная деятельность органов местного самоуправле

1 Филиппова JI. Д. Борьба за всеобщую грамотность женщин-работниц СССР в период построения социализма : автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1969; Шпортенко А. М. Развитие образования взрослых в Украинской ССР (1917—1967 гг.): автореф. дис. . канд. пед. наук. Киев, 1970; Дропов И. Т. Основные этапы исторического развития общеобразовательной школы взрослых (1859—1971 гг.): автореф. дис. . канд. пед. наук. М., 1972; Гибадуллина JI. Г. Деятельность Башкирской парторганизации по ликвидации неграмотности взрослого населения (1919—1937 гг.) : автореф. дис. канд. ист. наук. Пермь, 1977.

2 Дронов И. Т. Первые воскресные школы в России // Вопр. истории. 1970. № 6; Его же. Воскресные школы — очаги культуры и просвещения // Советская педагогика. 1971. № 6; Жураковский Г. Е. Из истории просвещения в дореволюционной России. М., 1978.

3 Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР: вторая половина XIX века. М., 1976. ния имела для них значение лишь как средство радикализации народных масс и вовлечения их в революционную борьбу.

В 1980-е годы исследователей занимал вопрос об уровне грамотности отдельных групп населения России к 1917 г.1 Большой интерес представляет статья Б. Н. Миронова, где приводится динамика уровня грамотности населения России за 1797—1917 гг. Автор статьи справедливо утверждает, что до революции 1917 г. система образования для взрослых была развита слабо.

В 1980-е годы историки продолжали исследовать проблемы ликвидации неграмотности в советское время. Главный недостаток работ тех лет — «отраслевой» подход к изучению культуры, определенная «автономность» историко-культурных исследований. Культурные процессы рассматривались в отрыве от экономических, политических, бытовых и других общественных явлений. Несмотря на то, что в научный оборот был введен не привлекаемый ранее архивный материал, критерием научности в данный период выступало соответствие результатов и выводов положениям, закрепленным в партийных документах2.

Если ученые-историки, изучая ликвидацию неграмотности взрослого населения, делали акцент на политической подоплеке образовательных процессов, то специалисты по истории народного образования обращали внимание на характеристику образовательных учреждений по обучению грамоте взрослого населения, формы и методы преподавания в них, а также исследовали педагогические взгляды и деятельность педагогов, внесших свой вклад в развитие образования взрослых3.

1 Федоров В. А. Об уровне грамотности крестьянства в России в XIX веке // XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР. Уфа, 1984; Миронов Б. Н. Грамотность в России 1797—1917 годов. Получение новой исторической информации с помощью методов ретроспективного прогнозирования // История СССР. 1985. № 4.

2 Козлов В. А. Культурная революция и крестьянство (1921—1927): (по материалам европейской части РСФСР). М., 1983; Галин С. А. Исторический опыт культурного строительства в первые годы Советской власти (1917—1925). М., 1990.

3 Егоров С. Ф. В. П. Вахтеров и педагогика России начала XX в. // Советская педагогика. 1983. № 12; Кларин В. М. Н. К. Крупская как историк педагогики // Советская педагогика. 1985. № 2;

С конца 80-х — начала 90-х годов XX века историческая наука вступила в современный, постсоветский этап своего развития. Главными задачами историков стали освобождение исторической науки от прямолинейно-примитивных классовых и формационных установок. Работы историков, посвященные проблемам дореволюционной истории образования взрослого населения, в основном затрагивали роль земств в процессе внешкольного образования народа. С начала 1990-х годов появляются исследования, в которых скептическое и критическое отношение к земству, характерное для работ историков 1920—1980-х годов, уступило место некоторой идеализации деятельности местных органов самоуправления в области народного просвещения1. В ряде диссертаций, защищенных начиная со второй половины 1990-х годов, анализируется роль земств в становлении системы народного образования и культурно-просветительной работы в отдельных регионах2. Современные историки активно занимаются изучением внешкольного просвещения взрослого населения, подчеркивая решающую роль в этом земств и различных общественных объединений3.

Озерская Ф. С. К. Д. Ушинский и земская школа // Советская педагогика. 1985. № 2; Григорьев Н. Д. Н. К. Крупская о культурной революции в нашей стране // Советская педагогика. 1985. № 3; Горностаев П. В. Вклад Е. Н. Медынского в педагогику взрослых // Советская педагогика. 1985. № 3.

1 Абрамов В. Ф. Российское земство: экономика, финансы и культура. М., 1996; Абрамов В. Ф. Земство, народное образование и просвещение // Вопр. истории. 1998. № 8; Никитин В. А. Роль земства в развитии культуры во второй половине XIX века (некоторые аспекты) // Культура Зауралья: прошлое и настоящее : сб. науч. тр. Вып. 1. Курган, 1998; Егоров П. Уфимское губернское земство // Уфимские ведомости. 2003. № 12; Петровичева Е. М. Земское самоуправление в начале XX в. // Преподавание истории в школе. 2003. № 3.

2 Никулин В. И. Культурно-просветительская деятельность Пензенского земства. 1865— 1917 гг. : автореф. дис. . канд. ист. наук. Саранск, 1997; Демьянюк И. 10. Культурно-просветительская деятельность Московского земства в 1880-е — 1914 гг. : автореф. дис. . канд. ист. наук. М., 1998; Кошина О. В. Развитие образования на территории Мордовии во 2-й половине XIX — нач. XX века: социокультурный анализ: дис. канд. ист. наук. Саранск, 2001.

3 Брукс Д. Грамотность и печать в России, 1861—1928 // Чтение в дореволюционной России : сб. науч. тр. М., 1991; Пархоменко Т. А. Культура России и просвещение народа во второй пол. XIX— нач. XX в. М., 2001; Егоров П. Вспоможепка // Уфимские ведомости. 2003. № 2; Федоров В. А. Что читал русский крестьянин в конце XIX в.? // Педагогика. 2003. № 2; Ивенина Т. А. Приобщение народных масс к истории // Преподавание истории в школе. 2004. № 2.

На современном этапе историографии не ослабевает интерес исследователей к вопросу о ликвидации неграмотности взрослого населения в годы Советской власти. Появились многочисленные сборники научных трудов и монографии, где с новых позиций осмысливается вышеназванная историческая проблема. В научных сборниках в сферу внимания современных историков вошли социальный аспект вопроса, дан анализ отношения населения к обучению, истоков негативных явлений в процессе обучения взрослого населения1.

В диссертационных работах большинство авторов рассматривают процесс ликвидации неграмотности в Советской России в связи с педагогическими и общекультурными проблемами . И лишь немногие исследования были посвя

1 Баландина Н. И., Баландин Н. И. Ликвидация неграмотности крестьянства северного края в 1920-е — 30-е годы //Материальное положение, быт и культура северного крестьянства: (сов. период): межвуз. сб. науч. тр. Вологда, 1992; Ботникова Т. Ф. Культурные аспекты истории крупного российского сибирского города в начальный период «советизации» (1929-е — нач. 1930-х гг.) // «Русский вопрос»: история и современность : материалы докл. Всерос. науч. конф. Омск, 1993; Гусев Л. Н. Роль самодеятельных крестьянских общественных организаций в подъеме общего образования и культуры взрослого населения российской деревни (1917—1927 гг.) // Проблемы социально-политической истории Центрального Нечерноземья : сб. науч. тр. Тверь, 1993; Аракелова М. П. Ликвидация неграмотности среди женщин в первой половине 20-х годов // Социологические исследования. 1994. № 3; Зиязетдинов Р. М. Историография культурно-просветительной работы в Башкортостане (1917—1994 гт.) // История культуры Башкортостана. Уфа, 1996. Вып. 8; Кузнецов О. Участие общественных организаций АССР НП в развитии системы народного образования и борьбе с неграмотностью в 1922—1925 гг. // История и культура российских немцев. Вып. III, ч. 2. Саратов, 1996; Бондаренко О. Е. Обучение грамоте взрослых в Усинских селениях в тридцатые годы // Родники пармы : науч.-попул. сб. Вып. IV. Сыктывкар, 1996; Киселева Т. Г., Стрельцов Ю. А., Стрельцова Е. Ю. Культура и революция: историческая хроника первых послеоктябрьских десятилетий. М., 1998; Козлов О. В. Политическое просвещение: ликбез и культурно-массовая работа // От революции к революции. Люди. События. Мнения. Смоленск, 2000. Вып. 1.

2Белоглазова С. Б. История культурного строительства на юге Дальнего Востока СССР. 1917—1941. (Очерки истории): дис. . канд. ист. наук. Владивосток, 1992; Номогаева В. В. Соци-алыю-культурпое строительство в Бурятии в 1920—1930-е гг. : дис. . канд. ист. наук. Улан-Уде, 1997; Сычева Т. А. Реализация политики всеобщего обучения на территории Кузбасса в 30-е — 50-е годы : автореф. дис. канд. ист. наук. Кемерово, 2000; Шаймухаметов Р. Р. Деятельность сельских культурно-просветительных учреждений Башкортостана в 1917—1941 гг. : автореф. дис. . канд. ист. наук. Уфа, 2000; Павлов П. 10. История развития народного образования в сельских районах Приамурья в 1922—1941 гг.: автореф. дис. канд. ист. наук. Хабаровск, 2001; Савельев Д. Л. Формирование системы местных органов государственного управления культурой и их деятельность в 1917—1920-х годах: (на материалах Тюменской губернии) : автореф. дис. . канд. ист. наук. Тюмень, 2001; Козлов О. В. Взаимодействие власти и общества в процессе создания советской системы управления народным образованием и культурой российской провинции (1917—1922 гг.): (на материале Западного региона РСФСР): автореф. дис. д-ра ист. наук. М., 2001. щены непосредственно проблеме ликвидации неграмотности взрослого населения в годы Советской власти1. В указанных диссертациях были пересмотрены все этапы процесса ликвидации неграмотности, сформулирована основная цель образования взрослых, связанная не с общекультурным развитием, а с политическим просвещением масс. Вышли в свет труды, касающиеся ликвидации неграмотности в отдельных регионах России2. Ученых интересует вопрос об уровне грамотности различных категорий населения в изучаемый период3.

До сих пор в должной мере не выработаны методы объективного выявления общего и различного в деятельности по обучению взрослого населения в дореволюционный и послереволюционный периоды. В подтверждение действенности мероприятий по ликвидации неграмотности взрослого населения в 1920—1930-е гг. исследователи советского этапа историографии приводили либо данные победных рапортов, либо статистику переписей населения. До

1 Никулина Т. Е. Развитие начальной школы и ликвидация неграмотности в Удмуртии: исторический опыт и уроки (1920—1934 годы): дис. канд. ист. наук. Ижевск, 1994; Сологуб Н. Н. Ликвидация неграмотности в Среднем Поволжье в 1917—1930-х годах : автореф. дис. . канд. ист. наук. Пенза, 2004.

2 Филоненко Т. В. Ликвидация неграмотности в губерниях Центрального Черноземья России (1920—1927 гг.). Воронеж, 1999; Дранишников В. В., Манухии В. П., Дудакова Е. Ф. Очерки истории народного образования Кольского края. Мурманск, 2001.

Ермаков В. Т. Культура предреволюционной России. (К постановке проблемы) // Россия в XX веке: Историки мира спорят. М., 1994; Вишняков Ю. Борьба с неграмотностью в России и СССР// История. 1996. № 29; Попова Э. Ф. История высшего образования в Башкортостане по материалам переписей населения (1920—1970 гг.) // История Башкортостана по материалам Всероссийских и Всесоюзных переписей населения в XVI—XX вв.: (Этнодемографические материалы в Башкортостане в середине XVI—XX вв.): тез. науч. конф. Уфа, 1999; Ерофеев Н. Д. Уровень жизни населения в России в конце XIX — нач. XX в. //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8, История. 2003. № 1; Касимов А. С. Грамотность рабочих Центрально-Черноземного района в конце XIX — начале XX в. // Российская провинция XVIII—XX веков: реалии культурной жизни : материалы III Всерос. науч. конф. (Пенза, 25—29 июня 1995 г.). Пенза, 1996. Кн. 2; Фельдман М. А. Культурный уровень и политические настроения рабочих крупной промышленности Урала в годы нэпа // Отечественная история. 2003. № 5; Лившиц Ф. Д. Перепись населения 1937 г. // Демографические процессы в СССР: сб. науч. тр. М., 1990; Волков А. Г. Шаг к правде: (О статье Ф. Д. Лившица) //Демографические процессы в СССР : сб. науч. тр.; Жиромская В. Б. Демографическая история России в 1930-е гг. Взгляд в неизвестное. М., 2001; Егоров А. Д. Организация борьбы с неграмотностью населения и решения правительственных структур в период с 1918 по 1959 гг. // Ученые записки экономико-архитектурного фак. Ивановской гос. архит.-строит. академии. Вып. 7. Иваново, 1998; Баканов С. А., Жу-машев Р. М. О темпах ликвидации неграмотности в Казахстане в 1926—1939 годах // Вопр. истории. 2002. № 8; Девятова С. В., Купцов В. И. Образование в XX столетии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 20, Пед. образование. 2003. № 1. казательством эффективности работы в послереволюционное время для советских историков были факты повышения уровня грамотности. Однако ученые не уточняли цену таких результатов.

В краеведческих работах по Уральскому региону, появившихся в 1920-х годах, авторы делали попытку показать основные достижения в культурном строительстве в этот период. В них приводился подробный статистический и фактический материал, давались конкретные методические указания работникам «культурного фронта». Одной из первых краеведческих работ, отражающих процесс ликвидации неграмотности в советское время, была брошюра В. А. Еловикова1. В ней автор четко сформулировал основную цель ликвидации неграмотности: школы по ликвидации безграмотности должны быть основаны «для целей реального знания, для целей поднятия производства, для целей осуществления гигиены и санитарии труда, для целей антирелигиозной борьбы, для целей профдвижения. технические же навыки в письме. чтении и счете должны быть достигнуты попутно, но не как самостоятельные предметы» . Таким образом, В. А. Еловиков утверждал, что основополагающим моментом в обучении взрослого человека в 20-е годы XX века провозглашалось не общеобразовательное и культурное развитие, а приспособленность человека к жизни в новых политических условиях.

Н. Кириллов подробно рассмотрел создание сети пунктов по ликвидации неграмотности и культурно-просветительных учреждений по программе, выдвинутой Государственным планом3. Данные о культурно-просветительных учреждениях дореволюционной России и первых лет существования Советской власти показывали бурный рост названных учреждений в послереволю

1 Еловиков В. А. Культурно-просветительная работа на местах: (методическое руководство для культработников Профобразования, пролеткультовцев и политических работников). Оренбург, 1922.

2 Там же. С. 68.

3 Кириллов Н. Народное образование в Оренбургской губернии // Сельскохозяйственные районы и земельные нормы в Оренбургской губернии. Оренбург, 1927. ционные годы. Автором сделаны первые попытки анализа истории становления народного образования в изучаемом регионе и рассмотрены перспективы развития учреждений по обучению взрослого населения.

В целом краеведческая литература вышеназванного периода была слабо представлена серьезными исследованиями, в основном она носила информативный характер, при отсутствии полного анализа материала по народному образованию.

Обстоятельное историческое изучение проблем ликвидации неграмотности проводилось в Уральском регионе во второй половине 60-х годов XX века. В частности, периодизация указанного процесса на основе периодизации культурной революции, предложенной М. П. Кимом, дана в трудах В. Г. Чуфарова1. Автор полагал, что с ликвидацией неграмотности в основном было покончено к концу второй пятилетки, и справедливо утверждал, что успехи в ликвидации неграмотности населения способствовали усилению работы на всех участках культурного фронта .

Уральские исследователи связывали проблему ликвидации неграмотности среди взрослого населения с изучением вопросов повышения культурного уровня населения, истории народного образования и культурно-просветительной работы. Историков привлекали проблемы ликвидации неграмотности в городе и в деревне, изменение уровня грамотности населения Урала по итогам советских переписей. Все вопросы, касающиеся изучаемой нами темы, рассматривали с точки зрения вклада партийных организаций в руководство образованием взрослого населения Урала. Изучался вопрос о месте и роли ликбеза среди различных направлений культурного строительства. Все исследователи

1 Чуфаров В. Г. Основные моменты периодизации истории осуществления культурной революции на Урале //Культурная революция в СССР. 1917—1960. М., 1967.

2 Чуфаров В. Г. Партийные организации Урала во главе всенародного похода за ликвидацию неграмотности среди взрослого населения // Победа Октябрьской революции на Урале и успехи социалистического строительства за 50 лет Советской власти : материалы научной сессии преподавателей кафедр истории КПСС вузов Урала, посвященной 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Свердловск, 1968. сходились во мнении, что задача ликвидации неграмотности взрослого населения являлась первоочередной в культурном строительстве того времени, так как без ее осуществления невозможно было осуществить культурное возрождение страны1. Содержала большой фактический материал по указанной проблеме, хотя и не была лишена классового подхода, работа «Культурная революция на Урале» . В книге отмечалось значение ликвидации неграмотности для усиления темпов работы на других участках культурного строительства.

Основной особенностью трудов по истории ликвидации неграмотности на Урале 60—80-х годов XX века являлось исследование процессов обучения взрослого населения с историко-партийных позиций. Они написаны в основном на материалах Среднего Урала, где данные по Оренбуржью даются лишь как вспомогательный иллюстративный материал.

1 Ушаков Н. М. Борьба за повышение грамотности в деревне Южного Урала 1928—1932 гг. // Московский ордена Трудового Красного Знамени гос. пед. ин-т им. В. И. Ленина. Ученые записки. №421: (история СССР). М., 1971; Его же. Культурное строительство в деревне Южного Урала в годы первой пятилетки (1928—1932 гт.): дис. . канд. ист. наук. М., 1972; Потапов Н. Г. Из истории подготовки сельской производственной интеллигенции па Урале // Деятельность КПСС по развитию социалистической культуры. Вып. 1. Свердловск, 1973; Гибадуллина Л. Г. Общество «Долой неграмотность» — активный помощник партии в борьбе за грамотность: (на материалах Башкирской АССР) // Вопросы истории партийных организаций Урала в период социалистического и коммунистического строительства : межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1977; Волков С. М. Деятельность Пермской окружной партийной организации по ликвидации неграмотности (1928—1930 гг.) // Вопросы истории партийных организаций Урала в период социалистического и коммунистического строительства : межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1977; Чернышков В. В. Деятельность партийных организаций Урала по повышению роли общеобразовательной школы в коммунистическом воспитании учащихся в 1928—1937 годах : дис. канд. ист. наук. Свердловск, 1980; Гусельников И. В. Борьба за ликвидацию неграмотности в Пермской губернии в 1919—1920 гт. // Партийные организации Урала во главе культурной революции (1917—1941): межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1985; Волкова Т. С. Участие комсомола в ликвидации неграмотности и введении всеобщего начального обучения в 1919—1937 гг.: (историографический обзор) // Партийные организации Урала во главе культурной революции (1917—1941): межвуз. сб. науч. тр.; Советская историография Октябрьской революции и социалистического строительства на Урале (1917—1937). Свердловск, 1987; Попов М. В. Совершенствование форм и методов партийного руководства обучением взрослого неграмотного населения уральской деревни в годы реконструкции народного хозяйства (1926—1937) // Развитие школы: опыт партийного руководства, проблемы, задачи : сб. науч. тр. Свердловск, 1989; Берсенев В. Л., Толмачева Р. П., Третьяков В. В. Культурное развитие уральской советской деревни в новейшей литературе // Развитие культуры уральской советской деревни 1917—1987 : сб. науч. тр. Свердловск, 1989; Шев-рин И. Л. Рост грамотности крестьянства Урала в 1920—1927 гг. // Развитие культуры уральской советской деревни 1917—1987 : сб. науч. тр. Свердловск, 1989.

2 Культурная революция па Урале. Свердловск, 1966.

В Оренбуржье в 1960—1980-е годы выходили единичные публикации, освещающие процесс ликвидации неграмотности в регионе1. В кандидатской диссертации по проблеме культурного строительства на Южном Урале Н. И. Сайгин исследовал деятельность по просвещению взрослого населения как до революции, так и в период Советской власти . В работе «Расцвет социалистической культуры в Оренбургской области»3 автор сделал вывод о негативной политике царского правительства по отношению к народному образованию.

Исследователь относится к числу первых, кто затронул проблему внешкольного образования народа в Оренбуржье и обратил внимание на роль общественных организаций в дореволюционной культурно-просветительной деятельности.

В «Очерках истории Оренбургской областной организации КПСС»4 необходимость ликвидации неграмотности взрослого населения рассматривалась как составляющая общего плана строительства социализма. В книге ошибочно утверждалось о выполнении плана месячника ликвидации неграмотности 1928 г., которым предусматривалось обучить 25 тыс. неграмотных. Анализ источников показывает, что в действительности во время этого месячника было обучено грамоте около 18 тыс. человек5.

Отметим, что историки-краеведы советского периода в основном исследовали опыт работы по ликвидации неграмотности в годы Советской власти и не уделяли должного внимания проблеме повышения уровня грамотности взрослого населения в дореволюционное время.

1 Сайгии Н. И. Забытое слово «ликбез». // Блокнот агитатора. 1967. № 7; Белова О. Первая реформа школьного дела//Блокнот агитатора. 1988. № 17.

2 Его же. Коммунистическая партия — организатор культурного строительства в первые годы Советской власти: (на материалах Южного Урала): автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1967.

3 Его же. Расцвет социалистической культуры в Оренбургской области. Оренбург, 1959.

4 Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. Челябинск, 1983.

5 Бюллетень Оренбургского Окружного Отдела Народного Образования. 1929/30 уч. г. Оренбург, 1929. № 1. с. 5.

На современном этапе среди местных исследователей усилился интерес к внешкольной деятельности среди населения Урала и Оренбуржья на рубеже XIX—XX вв. Историками отмечается значительное развитие культуры и народного образования Оренбургской губернии, которая в этом отношении ушла далеко вперед по сравнению с другими областями Уральского региона1. Актуальной в историографии нашего региона остается проблема формирования системы народного образования для нерусского населения края2. Значительный интерес представляет вопрос об уровне грамотности различных категорий населения Урала на рубеже XIX—XX вв.3

Достоинством обобщающего труда «История Урала в период капитализма»4 является обстоятельное повествование о внешкольных мероприятиях по образованию взрослого населения губернии. Особо обозначено, что культурно-просветительная деятельность осуществлялась только благодаря об

1 Андреева Т. А. Культурный облик Оренбурга начала XX века // Иван Иванович Неплюев и Южно-Уральский край : материалы науч. копф. Челябинск, 1993; Зобов 10. С. «Очерки оренбургской старины» // Гостиный двор. Оренбург, 1995. № 1; Судоргина Т. В. Заботясь о народной трезвости // Южный Урал: историко-культурные проблемы : сб. науч. тр. Оренбург, 1995; Кузьмин К. В. Оренбургские сельскохозяйственные курсы для народных учителей 1890-х гг. // Крестьянство и казачество Южного Урала в трех веках : регион, конф. : программа и материалы. Оренбург, 1996; Юсупов М. Р. Культурно-просветительная деятельность земств Урала (1864 — февраль 1917 гг.) : автореф. дис. . канд. ист. наук. Челябинск, 1999; Колесникова В. А. Провинциальная культура Оренбурга второй половины XIX — начала XX века. Оренбург, 2002.

Фархшатов М. Н. «Правила» об образовании нерусских народов 1906 г. и мусульмане Оренбурга // Оренбургу — 250 лет : программа и материалы науч. конф. Оренбург, 1993; Васильева О. В., Синенко С. Г. Город над белой рекой. Краткая история Уфы в очерках и зарисовках. 1574—2000. Уфа, 2002; Тряскин П. Народ всегда тянулся к знаниям: краткая хроника развития системы образования // Истоки. 2003. № 43—44; Бакирова А. М. Татарское просвещение в Оренбургской губернии в конце XIX — первой четверти XX веков : дис. канд. ист. наук. Оренбург, 2004.

3 Серебренников Ю. Н. Грамотность населения Оренбургской губернии по данным переписи 1897 года // Двенадцатые Бирюковские чтения : тез. науч.-практ. конф. Челябинск, 1996; Его же. К вопросу о грамотности оренбургских казаков // Крестьянство и казачество Южного Урала в трех веках : регион, конф.: программа и материалы; Его же. Уровень грамотности и образования населения Урала (1861—1917 гг.) : дис. . канд. ист. наук. Челябинск, 1998; Сафронов А. А. Первая всеобщая перепись населения России 1897 г.: разработка данных о грамотности, их информационный потенциал и достоверность // Документ. Архив. История. Современность : сб. науч. тр. Екатеринбург, 2003. Вып. 3; Савицкий Г. В. Начальное народное образование на Южном Урале и в СевероЗападном Казахстане в 1850—1917 годах : дис. . канд. ист. наук. Оренбург, 2004; Сафронов А. А., Сафронова А. М. Школы и грамотность населения Верхотурского уезда Пермской губернии в конце XIXв. //Документ. Архив. История. Современность : сб. науч. тр. Екатеринбург, 2005. Вып. 5.

4 История Урала в период капитализма. М., 1990. щественной и частной инициативе. Отмечая значительные достижения народного просвещения на Урале, авторы, тем не менее, пришли к выводу, что «царизм всячески тормозил развитие в народе просвещения и культуры»1.

На современном этапе изучение процесса ликвидации неграмотности на Урале, и в частности в Оренбуржье, в годы Советской власти представлено в основном публикациями челябинской группы историков. Так, Н. Б. Цибульский, изучая процесс ликвидации неграмотности в 1930-е гг., сделал вывод о влиянии обучения взрослых на повышение общего культурно-образовательного уровня всего населения . В сфере интересов профессора С. С. Загребина находится история российской культуры XIX—XX вв., история региональной культуры и роль в этом интеллигенции3. В своей докторской диссертации он проанализировал культурную политику императорской России и Советской власти и, выявив их общие и специфические черты, сделал вывод о том, что культурная политика Советской власти обеспечивала более высокий уровень общественного блага в сфере просвещения, чем культурная политика самодержавия. Кроме того, С. С. Загребин рассмотрел значение культурной политики государства в истории развития отечественной культуры первой половины XX века4.

Взаимовлияние социально-политических процессов в деревне и изменений в культуре крестьянства — основная тема научных работ профессора М. В. Попова5. Исследователь подчеркивал негативное влияние тоталитарно

1 История Урала в период капитализма. М., 1990. С. 204.

2 Цибульский Н. Б. Работа по ликвидации неграмотности среди национальных меньшинств в Челябинской области в 1930-е годы //Двенадцатые Бирюковские чтения : тез. науч.-практ. конф.; Его же. Новый этап движения за всеобщую грамотность в Челябинской области во второй половине 30-х гт. // Проблемы социально-экономического и политического развития Урала в XVIII—XX вв.: сб. науч. тр. Челябинск, 1997.

3 Загребин С. С. Культурное строительство в Оренбуржье в 30-е годы // Оренбургскому краю — 250 лет : материалы юбилейной науч. конф. Оренбург, 1994.

4 Его же. Культурная политика государства и её реализация на Урале в 1900—1940 гт.: дис. д-ра ист. наук: в 2 т. Челябинск, 1999.

5 Попов М. В. Культура и быт крестьян Урала в 1920—1941 годах. Екатеринбург, 1997. го режима и командно-административной системы на культуру и быт крестьянства.

Местные исследователи рассматривают проблему ликвидации неграмотности различных категорий взрослого населения в годы Советской власти в связи с общими вопросами культурного развития Оренбуржья и деятельностью партийных и профессиональных организаций1.

В. С. Болодурин в своих работах определил этапы становления педагогической науки и подготовки педагогического персонала в регионе2. Большой интерес представляет его монография3, в которой впервые рассмотрена история становления и развития народного образования в Оренбуржье с момента основания края вплоть до начала Великой Отечественной войны. Ис

1 Футорянский JI. И. На мрак неграмотности // Комсомольское племя. Оренбург, 1988. 1 окт.; Бадретдинова М. М. Промышленность и рабочие Южного Урала в период нэпа (1921—1927 гт.) : дис. . канд. ист. наук. Оренбург, 1995; Футорянский JI. И. Из истории подготовки учительских кадров в Оренбуржье // Образование в Оренбуржье: история и современность: материалы науч,-практ. конф. Оренбург, 1996; Бадретдинова М. М. Деятельность Оренбургского Губполитпросвета и профсоюзов по просвещению взрослого населения в годы нэпа // Образование в Оренбуржье: история и современность : материалы науч.-практ. конф.; Футорянский JI. И. Ликвидация неграмотности среди молодежи Оренбуржья на завершающем этапе гражданской войны // Социальная политика, " социальное образование на региональном уровне : материалы межрегион, науч.-практ. конф. Оренбург, 2000; Моргунов К. А. Исторический опыт государственного регулирования национальных отношений на Южном Урале (1917—1939 гг.): дис. канд. ист. наук. Оренбург, 2000; Губскова Г. Г. Власти и образование на Южном Урале накануне, в период революции 1917 г. и гражданской войны : дис. . капд. ист. наук. Оренбург, 2003; Лукиных А. В. Культурно-просветительская деятельность профсоюзов Оренбургской губернии в 1923—1928 гг. // Вестн. Оренб. гос. пед. ун-та. 2004. № 4 (38). л

Болодурин В. С. Становление педагогической науки в Оренбуржье. Оренбург, 1997; Его же. Подготовка и повышение квалификации педагогических кадров в Оренбуржье в XIX — начале XX в. Оренбург, 1999; Его же. Развитие системы образования в Оренбуржье в XIX — начале XX в. Оренбург, 2000; Его же. Образование и педагогическая наука Оренбуржья. Этапы развития // Педагогическая мысль и образование XXI века : материалы междунар. науч.-практ. конф. Оренбург, 2000; Его же. Становление и развитие образования и педагогической мысли в Оренбуржье. (1735— 1940) : дис. . д-ра пед. наук. Магнитогорск, 2001; Его же. Развитие образования в Оренбурге // Оренбург — 260. Оренбург, 2003; Его же. Становление и развитие образования в Оренбурге в трех веках // Оренбург вчера, сегодня, завтра: исторический и социокультурный опыт : материалы и тез. Всерос. науч.-практ. копф. Оренбург, 2003.

3 Болодурин В. С. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории (1735—1940 годы). Оренбург, 2001. следователь проследил эволюцию образовательного процесса на протяжении обширного временного периода и в условиях различной политической ситуации. Автором обстоятельно рассмотрена деятельность по ликвидации неграмотности среди взрослого населения края в советское время и сделан вывод, что, несмотря на значительные материальные и организационные усилия, в Оренбургской области не удалось решить задачу полной ликвидации неграмотности населения к концу 1930-х годов1.

Следует отметить, что на современном этапе остается малоразработан-ной проблема обучения грамоте нерусских народностей, проживавших на территории Оренбургской губернии. Слабо изучены первые шаги Советской власти по организации системы обучения грамоте взрослого населения, влияние культпохода конца 1920-х — начала 1930-х гг. на рост грамотности среди населения. Недостаточны исследования по сравнению образовательных процессов, происходивших на территории Оренбуржья, с аналогичными процессами в других, в частности Уральских, губерниях.

В целом проведенный историографический анализ свидетельствует о том, что комплексного исследования данной проблемы в указанных хронологических и территориальных рамках не осуществлялось.

Целью исследования является сравнительный анализ двух периодов в процессе ликвидации неграмотности взрослого населения в Оренбуржье в 1897—1930-х гг.

Достижение этой цели предполагает постановку и решение следующих задач:

- определить роль государства, общественных организаций и частных лиц в ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбургского края;

- выявить источники финансирования региональных мероприятий по обучению грамоте взрослого населения;

1 Болодурин В. С. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории (1735—1940 годы). С. 157.

- исследовать уровень подготовленности преподавательского персонала и обеспеченность им школ и других образовательных структур в процессе обучения грамоте взрослых;

- проанализировать методы ликвидации неграмотности на территории региона;

- определить эффективность процесса ликвидации неграмотности взрослого населения в досоветский и советский периоды.

Методологическую основу исследования составляют принципы историзма и научной объективности. Анализ проблемы и выводы исследования опираются на сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, структурный, а также статистический методы. В процессе обработки источников нами применялись регрессионный и когортный анализ. Использование перечисленных методов позволило объективно оценить сущность проблемы ликвидации неграмотности взрослого населения в указанный период.

В работе используется ряд категорий, которые нуждаются в определенном методологическом комментарии.

Важными понятиями, на которых базируется исследование, стали «просвещение», «образование» и «обучение». Термин «просвещение» в нашей работе определяется как распространение знаний, образования1. Понятие «образование», составная часть просвещения, трактуется нами как целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах личности, общества и о государства . В исследовании указанный термин употребляется для характеристики общего начального уровня образования взрослого населения. Понятие «обучение» является составной частью образования. Указанное понятие трактуется в словаре как педагогически организованный процесс усвоения

1 Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. М., 1975. Т. 21. С. 110; Педагогический энциклопедический словарь. М., 2003. С. 221; Ожегов С. И. Словарь русского языка. 18-е изд. М., 1987. С. 537.

2 Популярный энциклопедический словарь. М., 1999. С. 917. социального опыта1. В работе используется термин «просветительное общество», который применяется нами для обозначения общественной организации в области образования . В исследовании употребляется понятие «качество образования», обозначающее определенный уровень знаний и умений, которого достигают обучаемые на определенном этапе в соответствии с планируемыми целями3.

В исторической и педагогической литературе термин «ликвидация неграмотности» объясняется как «массовая обязательная кампания по обучению основам грамотности взрослого населения в 20—30-е гг. XX в.»4. Хотя понятие «ликвидация неграмотности» стало употребляться после революции, мы сознательно применяем его также и по отношению к процессам, происходившим во внешкольном образовании дореволюционного периода, поскольку мы хотим показать целостность и единство деятельности по обучению"' грамоте взрослого населения до и после Октябрьской революции 1917 г., несмотря на разные формы, которые этот процесс принимал в различные периоды времени. В исследовании рассматривается процесс ликвидации неграмотности взрослого населения. Взрослым населением в исторической и психолого-педагогической литературе традиционно считаются граждане с 16-летнего возраста и старше5.

В дореволюционный период использовался более широкий по содержанию термин «внешкольное образование». Он появился во второй половине XIX века, когда в России стали создаваться культурно-просветительные учреждения для взрослых (воскресные и вечерние курсы, народные библиотеки, народные дома и др.), и обозначал совокупность форм культурно-про

1 Популярный энциклопедический словарь. М., 1999. С. 918.

2 Педагогический энциклопедический словарь. М., 2003. С. 175.

3 Коджаспирова Г. М., Коджаспиров А. Ю. Педагогический словарь. М., 2000. С. 56.

4 История Отечества : энциклопедический словарь. М., 1999. С. 269; Педагогический энциклопедический словарь. М., 2003. С. 133.

5 Педагогическая энциклопедия. Т. 2. М.; JI., 1930. С. 233; Кулюткин Ю. Н. Психология обучения взрослых. М., 1985. С. 11,14. светительной, общеобразовательной и воспитательной работы среди взрослого населения1. Таким образом, до революции ликвидация неграмотности взрослого населения не была самоцелью, она составной частью входила в систему внешкольных мероприятий по просвещению взрослого населения.

Культурно-просветительная работа, которая в дореволюционное время понималась как любая деятельность, организованная вне учебных заведений У и способствующая культурному росту человека , достаточно быстро была поставлена под контроль коммунистической партии и Советского государства. В Советской России указанная работа понималась как система мероприятий, содействующих коммунистическому воспитанию и политическому просвещению трудящихся3. Согласно декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 9 ноября 1917 г. об утверждении Государственной Комиссии по просвещению, в числе созданных в ее составе 15 отделов значился отдел внешкольного образования4. Несмотря на внешнюю схожесть основных направлений культурно-просветительной работы, установленных Советской властью, с формами внешкольного образования царской России, в культурно-просветительной работе Советского государства появились принципиально новые черты. В программе РКП(б), принятой на VIII съезде партии в марте 1919 г., в отношении ближайших задач Советской власти в области школьного и просветительного дела значилось «развитие самой широкой пропаганды коммунистических идей и использование для этой цели аппарата и средств государственной власти»5. Таким образом, в культурно-просветительной работе устанавливались новые приоритеты: она становилась в первую очередь средст

1 Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. Т. 5. М., 1971. С. 157; Педагогический энциклопедический словарь. М., 2003. С. 36; Новая Российская энциклопедия : в 12 т. М., 2004. Т. 1. С. 630—631.

2 Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. Т. 13. М., 1973. С. 599.

3 Там же.

4 Сборник декретов и постановлений рабочего и крестьянского правительства по народному образованию. Вып. 1. (с 28 окт. 1917 г. по 7 нояб. 1918 г.). Б.м., Б. г. С. 5—7.

5 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. 1.1898—1924. М., 1954. С. 419. вом политической пропаганды. Эта особенность кардинально отличала внешкольную работу до революции от аналогичной в годы Советской власти.

После организации в 1920 г. Главного управления политического просвещения Наркомпроса РСФСР (далее — Главполитпросвет) внешкольное образование получило название политико-просветительной, а позднее культурно-просветительной работы. Известный деятель народного образования дореволюционного и советского периода Е. Н. Медынский одним из первых сформулировал задачи внешкольного образования в новых исторических условиях. Первой и основной задачей внешкольного образования в Советской России ученый поставил ликвидацию безграмотности1. Исходя из поставленных задач, внешкольная просветительная работа становилась делом не частной инициативы, характерной для просветительной работы дореволюционного периода, а становилась прерогативой государства2.

Основной формой обучения основам грамоты в Оренбуржье в 1920— 1930-е годы был пункт по ликвидации неграмотности (далее — ликпункт), который составной частью входил в систему политико-просветительных учреждений3. Ликпункт и школа для малограмотных являлись первыми начальными ступенями в системе общеобразовательных школ взрослых4.

Ключевыми понятиями работы являются грамотность, неграмотность и малограмотность. Термин «грамотность» в нашем исследовании показывает степень овладения людьми навыками чтения и письма5. Содержание понятия «грамотность» было исторически изменчиво и с ростом социальных требований и развития человека имело тенденцию к расширению: от простых уме

1 Медынский Е. Н. Энциклопедия внешкольного образования. Лекции, читанные па педагогическом факультете Уральского университета в 1920—1922 гг. М., 1923. Т. 1. С. 28—29.

2 Там же. С. 29.

3 Педагогическая энциклопедия. Т. 3. М.; JL, 1930. С. 337.

4 См.: ГАОО. Ф. 459. On. 1. Д. 86. Л. 27 (Положение о типах школ взрослых); Фильштинский А. Общеобразовательные школы взрослых рабочих и крестьян. М.; Л., 1929. С. 50; Большая Советская Энциклопедия. Союз Советских Социалистических Республик. М., 1946. С. 1246.

5 Большая Советская Энциклопедия. 3-е изд. Т. 7. М., 1972. С. 245; Российский энциклопедический словарь: в 2 кн. Кн. 1. М., 2000; Педагогический энциклопедический словарь. М., 2003. С. 57. ний читать, писать, считать — к овладению некоторой системой общественно необходимых знаний и навыков. На ранней стадии развития грамотности, когда грамотным считался человек, умеющий только читать, она определялась по наличию одного этого признака.

В ходе Первой всеобщей переписи населения в России 1897 г., как и в других странах с низким уровнем грамотности, в переписном бланке был один вопрос: «Умеете ли читать?»1. Всякий, умеющий читать хотя бы по слогам, относился к грамотным. Грамотным в начале XX столетия в России считали человека, умеющего читать и писать2. Неграмотным в 20—30-е годы XX века считали человека, не умеющего читать или писать, или знающего буквы, но не умеющего читать. Человек, окончивший обучение на ликпункте, являлся малограмотным. Малограмотный человек не мог бегло читать, а также твердо не усвоил сложения, вычитания, умножения и деления простейших величин. К малограмотным относили также «самоучек», не обучавшихся в начальной школе, или людей, давно закончивших обучение и утративших навыки чтения, письма и счета3.

Обучение основам грамоты взрослого населения проходило в разных политических условиях, соответственно существовало два различных варианта организации данного процесса. Сравнивая оба периода в ликвидации неграмотности взрослого населения, мы основывались на следующих показателях: роль государства, общественных организаций и частных лиц в работе по обучению грамоте взрослого населения; источники финансирования, состав и уровень подготовленности преподавательского персонала, методы организации мероприятий по ликвидации неграмотности, темпы и итоги обучения грамоте взрослого населения.

1 Воробьев Н. Я. Всесоюзная перепись населения 1926 г. М., 1957. С. 105.

2 Грамотность // Малый энциклопедический словарь : в 4 т.: репринтное воспроизведение издания Брокгауза — Ефрона, 1907. М., 1997. Т. 2. С. 1345.

3 Программы для занятий со взрослыми на ликпункте. С краткими объяснительными записками и библиографией. М., 1925. С. 5; Педагогическая энциклопедия. М. ; JL, 1930. Т 3. С. 344; Разъяснение о порядке учета неграмотных // Школа взрослых. 1938. № 8. С. 64.

Источниковая база исследования. Цели и задачи, поставленные в исследовании, определили критерии отбора источников. Все они подразделяются на опубликованные и неопубликованные и могут быть классифицированы по нескольким группам.

Опубликованные документы и материалы составляют особую группу источников. К их числу относятся документы, исходившие непосредственно от земства: журналы заседаний губернского и уездного земских собраний, доклады управ по народному образованию1. Эта группа источников раскрывает весь комплекс мероприятий, проводимых Оренбургским губернским земством в области внешкольного образования.

Большую группу источников составили статистические материалы, которые позволили судить о динамике численности неграмотного населения на изучаемой территории, социальном составе неграмотных, общем количестве работников, занятых в сфере ликбеза, состоянии материальной базы и численности образовательных учреждений. К числу документов, составляющих данную группу источников, следует отнести прежде всего материалы переписей, обследований, сводные данные текущей статистики как общесоюзного, так и регионального характера, отчеты органов власти и различных учреждений и др. Однако при привлечении документов этой категории нами учитывалось качество содержащейся в них информации, поскольку анализ материалов показал определенные несоответствия указанных цифр и действительного положения дел. Кроме того, не всегда статистические обследования проводились регулярно и в полном объеме, что отразилось на полноте имеющейся информации. Данный вид источников, особенно касающийся дореволюционного периода времени, не отличался систематичностью и полно

1 Сборник журналов и постановлений Оренбургского Губернского Земского Собрания 1-й чрезвычайной и 1-й очередной сессий 1913 г. Оренбург, 1914; Доклады по народному образованию. Оренбургское Губернское Земское Собрание. 3-я очередная сессия. Оренбург, 1916; Доклады управы, журналы комиссии по Народному Образованию и журналы собрания. IV-я очередная сессия Оренбургского Губернского Земского Собрания. Оренбург, 1917 и др. той1. С большой осторожностью приходится использовать данные текущей статистики применительно к первым послереволюционным годам. Это связано как с условиями гражданской войны, временной оккупацией значительных территорий страны, так и с трудностями создания загсов, которые в большинстве сельских местностей появились только в начале 1920-х годов. Статистические сведения могут быть признаны достоверными и надежными лишь с середины 20-х годов XX века2.

К другой группе источников могут быть отнесены материалы съездов, конференций, совещаний, которые глубоко отображают дух своей эпохи3.

1 Статистический обзор Оренбургской губернии за 1902 г. Оренбург, 1903; Отчет о деятельности Оренбургского губернского комитета попечительства о народной трезвости за 1902 г. Оренбург, 1904; Отчет о деятельности Оренбургского уездного комитета попечительства о народной трезвости за 1903 г. Оренбург, 1904; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. СПб., 1904; Отчет Оренбургского Губернского комитета попечительства о народной трезвости за 1904 г. Оренбург, 1905; Статистический обзор Оренбургской губернии за 1904 г. Оренбург, 1905; Отчет о деятельности Оренбургской женской воскресной школы за 1903—4 уч. г. Оренбург, 1905; Статистический обзор Оренбургской губернии за 1905 г. Оренбург, 1906; Отчет о деятельности Оренбургского «Общества содействия народному образованию» за 1907 год. Оренбург, 1908; Отчет о состоянии Оренбургского казачьего войска за 1908 г. Часть гражданская. Оренбург, 1909; Статистический обзор Оренбургской губернии за 1909 г. Оренбург, 1910; Отчет о деятельности Оренбургского попечительства о народной трезвости за 1911 г. Оренбург, 1913; Отчет о деятельности Оренбургского попечительства о народной трезвости за 1912 г. Оренбург, 1914; Однодневная перепись начальных школ в империи, произведенная 18 января 1911 г. Вып. VII (9). Оренбургский учебный округ. Губернии: Оренбургская, Пермская и Уфимская; области: Тургайская и Уральская. Ч. I, II. СПб., 1914; Отчет о деятельности Оренбургской женской воскресной школы за 1914/15 уч. г. Оренбург, 1916; Отчет о деятельности Оренбургской женской воскресной школы за 1915/16 уч. г. Оренбург, 1917.

2 Статистический сборник по Оренбургской губернии. 1923 г. Оренбург, 1923; Статистико-экономический обзор Киргизской Советской Социалистической Республики. Оренбург, 1923; Отчет о работе Оренбургского Городского Совета Р.К.Д. XI созыва за период декабрь 1923 г. — май 1924 г. Оренбург, 1924; Статистический справочник Оренбургской губернии. Оренбург, 1925; Отчет о деятельности Оренбургского Губернского исполнительного Комитета за 1925—1926 гг. Оренбург, 1927; Пятилетний план хозяйственного и социально-культурного строительства Оренбургского округа. 1928/29 — 1932/33 гг. Оренбург, 1929; Среднее Поволжье в цифрах: общедоступный статистический справочник. Самара, 1929; Отчет Оренбургского Городского Совета о работе за 1931 год XVI созыва. Оренбург, 1931; Народное образование, наука и культура в СССР : стат. сб. М., 1971; Народное образование, наука и культура в Оренбургской области : стат. сб. Оренбург, 1975; Россия 1913 г.: стат.-документальный справочник. СПб., 1995; Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года: Уральский регион : сб. материалов / сост. В. П. Мотревич. Екатеринбург, 2002.

3 Труды I Всероссийского съезда представителей обществ вспомоществования лицам учительского звания / сост. под ред. В. М. Евтеева. М., 1907 Т. 2.; Постановления 5-й Оренбургской районной сельской партийной конференции 27—31 мая 1930 г. Оренбург, 1930; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 1—4. М., 1954,1970—1984.

Среди опубликованных источников большую ценность для исследуемой темы представляют нормативно-правовые материалы1. Их анализ позволил сделать вывод о различных ограничениях и препятствиях, существовавших в самодержавной России в деле организации системы культурно-просветительных учреждений для народа. Для изучения состояния исследуемой проблемы в советский период незаменимым источником послужили сборники декретов и постановлений различных государственных органов, касающихся народного образования и политико-просветительной работы . Следует выделить фундаментальный сборник документов , где содержатся наиболее важные постановления, распоряжения по проблемам ликвидации неграмотности взрослого населения.

Указанные источники способствуют выявлению основных форм и методов работы, которые применялись местными структурами по отношению к обучению взрослого населения. Однако эти документы позволяют составить лишь общее представление о процессах культурных преобразований.

Значительное место отводила вопросам культурного строительства на своих страницах центральная и местная периодическая печать. В Оренбурге

1 Фальборк Г., Чарнолуский В. Настольная книга по народному образованию. Т. 3. СПб., 1904; Народная школа. Руководство для учащих в начальных училищах : в 2 т. Казань, 1905; Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. Т. XXVI. 1906. Отд. I. № 27173—28753 и доп. СПб., 1909; Ежегодник народной школы. Вып. 1 / под ред. В. И. Чарнолуского. М., 1908; Свод законов, циркуляров и справочных сведений по народному образованию в переходный период / сост. В. И. Чарнолуским. М., 1908; Справочная книжка о школах и курсах для взрослых, народных университетах и народных домах: Систематический сборник законов, циркуляров, разъяснений Сената и справочных сведений о воскресных и т.п. школах разных ведомств, уроках и курсах для взрослых, школах и классах И.Р.Т. Общ-ва, сельскохозяйственных, технических, ремесленных, торговых и др. курсах и классах, о народных университетах и народных домах / сост. В. И. Чарнолуский. СПб., 1913.

2 Сборник декретов и постановлений рабочего и крестьянского правительства по народному образованию. Вып. 1 (с 28 октября 1917 г. по 7 ноября 1918 г.). Б.м., Б.г.; Общеобразовательная школа для взрослых. Пг., 1921; Постановления партии и правительства о школе: сб. постановлений ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР и РСФСР за 1931—1939 гг. М., 1939; Декреты Советской власти. Т. I, IV, VII, IX. М., 1968—1978; Культурное строительство в Оренбуржье : документы и материалы. 1918—1941. Челябинск, 1985; Культурное строительство в СССР. 1917—1927 : документы и материалы. М., 1989.

3 Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа : сб. документов. 1917— 1973 гг. М., 1974. на рубеже веков выходило значительное число периодических изданий. В период с 1915 по 1918 год особый интерес для настоящего исследования представляло еженедельное издание Оренбургского губернского земства — журнал «Оренбургское земское дело»1. В нем публиковались официальные постановления, имеющие отношение к народной школе, статьи обзорного характера, а также заметки об отдельных видах внешкольного образования. Эти материалы позволили проанализировать влияние культурной деятельности Оренбургского земства на уклад жизни и менталитет местного населения. Следует остановиться на местных периодических изданиях, непосредственно посвященных народному образованию в крае. На страницах «Вестника Оренбургского учебного округа» и «Учительского вестника» поднимались наиболее актуальные проблемы народного образования того времени: введение всеобщего начального обучения, меры по развитию системы образования нерусского населения Оренбуржья, работа по подготовке педагогического персонала, деятельность в области внешкольного обучения взрослого населения края и др. Значительное место в вышеназванных изданиях отводилось официальной части, где публиковались различные законы, циркуляры и распоряжения, касающиеся постановки системы внешкольного образования народа. В местных газетах можно обнаружить много фактического материала о состоянии народного образования, культурно-просветительной работе среди населения3.

В периодической печати, издававшейся в Советской России, наряду с официальными документами содержалась текущая информация с мест, ста

1 Оренбургское земское дело. Оренбург, 1915—1918.

2 Учительский вестник. Оренбург, 1908—1916; Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа, 1912—1915.

3 Оренбургские губернские ведомости. Уфа, с 1900—1917 гг. Оренбург; Оренбургский листок. Оренбург, 1900—1906; Оренбургский край. Оренбург, 1906—1907; Оренбургская газета. Оренбург, 1908—1915; Оренбургская жизнь. Оренбург, 1913—1917; Оренбургское слово. Оренбург, 1915— 1917; Заря. Оренбург, 1917; Свободное слово солдата. Оренбург, 1917; Оренбургский казачий вестник. Оренбург, 1917—1919. тистические данные, материалы о политических кампаниях, о работе культурно-просветительных учреждений. Наибольший интерес для нашего исследования представляет орган Народного комиссариата просвещения РСФСР «Школа взрослых»1. В журнале освещался опыт работы лучших школ для взрослого населения, на обсуждение читателей выносились вопросы об учебных программах, учебных пособиях, о формах массовой политической работы в школах взрослых и др. Особый интерес представлял официальный материал, который знакомил читателей с последними постановлениями партии и Советского правительства в области ликвидации неграмотности взрослого населения.

Региональная печать отражала, как правило, наиболее острые, насущные проблемы в деле ликвидации неграмотности. Непосредственно народному образованию в крае посвящены «Вестник просвещенца», «Бюллетень Оренбургского Окружного Отдела Народного Образования», «Бюллетень особой комиссии по ликвидации неграмотности Средне-Волжской области» и другие местные издания . Использование информации периодической печати требует критического анализа и перепроверки, сопоставления ее с другими видами письменных источников. Материалы указанного вида источников помогли выявить расхождение в деятельности представителей центра и местных структур власти относительно понимания методов культурных преобразований в стране. Вместе с тем периодическая печать содержала интересный фак

1 Школа взрослых. М., 1936—1941.

2 Известия. Оренбург, 1921; Политпросветительное дело. Оренбург, 1921; Вестник Кирглавпо-литпросвета. Оренбург, 1921; Степная правда. Оренбург, 1921—1923; Пролетарий. Оренбург, 1922—1923; Оренбургский рабочий. Оренбург, 1922—1923; Профессиональное движение в Киргизии. Оренбург, 1923—1924; Известия Киргизского Областного Комитета Российской Коммунистической Партии Секции III Коммунистического Интернационала. Оренбург, 1923—1925; Советская Киргизия. Оренбург, 1924; Известия Оренбургского Губернского комитета РКП(б). Оренбург, 1925; Вестник просвещенца. Оренбург, 1925—1928; Смычка. Оренбург, 1925—1930; Пахарь. Бугуруслан, 1925—1930; Бюллетень особой комиссии по ликвидации неграмотности Средне-Волжской области. Самара, 1928—1929; Бюллетень Оренбургского окружного Отдела народного образования. Оренбург, 1929—1930; Бюллетень Оренбургского окружного исполнительного комитета Советов Рабоче-Крестьянских, Казачьих и Красноармейских депутатов. Оренбург, 1929—1930; Оренбургская коммуна. Оренбург, 1930—1938. тический материал, который дополняет архивные и статистические источники. Это обстоятельство предоставляет возможность оценить специфику исследуемого региона при решении задачи обучения взрослого населения.

Основную информативную нагрузку несут неопубликованные архивные материалы, извлеченные автором из 40 фондов пяти центральных и региональных архивов. В Государственном Архиве Российской Федерации (ГАРФ) наибольший интерес представляют фонды 374 и 2314. Фонд 374 Центрального статистического управления при Совете Министров РСФСР содержит сведения о количестве школ для взрослых, а также о числе и составе преподавателей и учащихся этих школ, что позволяет выявить динамику работы по ликвидации неграмотности. В фонде 2314 Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации неграмотности находится ценный материал о трудностях начального этапа ликвидации неграмотности в стране и в Оренбургской губернии. Фонд 17 (Центральный комитет КПСС) Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) включает документы нормативного характера, касающиеся организации работы по ликвидации неграмотности в стране.

Значительную ценность для исследования представляют сведения о Первом Всероссийском съезде Общества «Долой неграмотность» (далее — ОДН), извлеченные из фонда Р-1156 (Башкирский областной совет Всероссийского общества «Долой неграмотность») Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан (ЦГИАРБ). Фонд 10 (Канцелярия Оренбургского губернатора) Государственного архива Оренбургской области (ГАОО) хранит содержательную информацию о деятельности культурно-просветительных обществ на территории Оренбургской губернии в дореволюционный период. В фонде 43 Оренбургской губернской земской управы указанного архива помещены доклады Оренбургской губернской земской управы, которые позволяют воссоздать аспекты деятельности губернского земства по организации системы внешкольных учреждений для народа. В фондах 186 (Плановая комиссия при Оренбургском губернском исполнительном комитете) и 188 (Статистическое бюро при Оренбургском губернском исполнительном комитете) содержится полный свод сети лик-пунктов на территории губернии в 1920-е годы. В материалах указывается половой, национальный и социальный состав преподавателей и учащихся школ для взрослых.

В Центре документации новейшей истории Оренбургской области (ЦДНИОО) наиболее интересный и разносторонний материал был извлечен из фондов 1 — Оренбургского губернского комитета РКП(б) — ВКП(б) и 371 — Оренбургского областного комитета КПСС, в которых широко отражена работа по обучению членов профсоюзов, допризывников, женщин и других групп населения в годы Советской власти. В документах второй половины 30-х годов XX века обстоятельно изложены сведения о кампании областного комитета ВКП(б) по проработке в районах области постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 февраля 1936 г. «О работе по обучению неграмотных и малограмотных». Документы фонда позволили проследить реализацию применения методов социалистического соревнования в системе ликбеза.

Работу с дореволюционными архивными материалами затрудняет противоречивость статистических данных о количестве просветительных учреждений, наличие разрозненных сведений препятствует их систематизации. В документах советского времени прослеживается явное несоответствие декларируемых результатов работы и действительного положения дел на местах.

Сочетание опубликованных и неопубликованных источников дает возможность глубоко исследовать интересующую нас проблему. В целом ис-точниковая база диссертационного исследования достаточно обширна, включает многообразные по глубине и количеству информации документы различного характера и происхождения, что позволяет осуществить исторически достоверное воспроизведение процесса обучения грамоте взрослого населения Оренбургского края.

Научная новизна исследования. Диссертационная работа представляет собой одну из первых попыток специального изучения проблемы становления и развития системы ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбургского края с 1897 года до конца 1930-х годов, когда указанная задача в основном была решена. Работой доказано единство процесса ликвидации неграмотности на протяжении всего названного хронологического периода, несмотря на различную политическую ситуацию в стране и регионе. Два периода в истории ликвидации неграмотности рассмотрены в сопоставлении, опираясь на аналогичные сравнительные показатели. В исследовании определены этапы, содержание, общее и особенное в развитии системы образования взрослых в регионе на протяжении всего изучаемого периода. В связи с изменениями, которые произошли в российской исторической науке, делается попытка взглянуть на проблему ликвидации неграмотности взрослого населения более объективно, без известной идеологической заданности, характерной для советской историографии. Расширен круг источников, введенных в научный оборот, что позволило представить новую трактовку исследуемой проблемы, а также уточнить и конкретизировать целый ряд ранее изученных фактов.

Теоретическая и практическая значимость работы связана с осмыслением деятельности общественных объединений и правительственных органов по ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбургского края. Материалы и выводы исследования могут быть использованы в дальнейшей научной разработке проблем культурной жизни России, при создании обобщающих трудов по истории Урала и России конца XIX — первых четырех десятилетий XX века. Конкретно-историческая информация и аналитическая часть, содержащиеся в диссертации, могут быть применены при разработке общих и краеведческих курсов по истории России и истории просвещения, на семинарских занятиях, в музейно-экскурсионной работе.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации докладывались на восьми Всероссийских, межрегиональных конференциях (Самара, 2002; Оренбург, 2003—2004; Челябинск, 2004; Уфа, 2004), ежегодных итоговых научно-практических конференциях преподавателей и студентов Оренбургского государственного педагогического университета. По теме диссертации автором опубликовано десять научных работ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и использованной литературы и приложения.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Павлова, Лариса Владимировна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Весь процесс ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбургского края в конце XIX — начале XX века условно делится на два этапа, рубежом которых стала революция 1917 г. и гражданская война. Два этапа процесса ликвидации неграмотности дали нам два варианта решения единой проблемы.

Несмотря на различные политические условия протекания исследуемого процесса до и после 1917 г., нами выделен ряд показателей, опираясь на которые можно провести сравнительный анализ двух периодов ликвидации неграмотности: роль государства, общественных организаций и частных лиц в работе по обучению грамоте взрослого населения, источники финансирования деятельности по обучению взрослого населения, состав и уровень подготовленности преподавательского персонала, методы и формы организации изучаемого процесса, а также итоги мероприятий по ликвидации неграмотности взрослого населения. Рассмотрение общих и различных черт образовательного процесса, происходящего в различные политические эпохи, дает возможность объективно оценить сущность ликвидации неграмотности и выяснить уроки, которые можно извлечь для рационального и грамотного решения современных проблем.

Просветительные организации Оренбуржья на дореволюционном этапе стремились распространить в народе основы грамоты, расширить его общеобразовательный и политический кругозор. Инициатива в создании школ и курсов для взрослых на рубеже XIX—XX вв. была сосредоточена в основном в руках органов местного самоуправления, общественных организаций и частных лиц. И царское, и советское правительство старалось сохранить контроль над содержанием просветительной деятельности. Если в дореволюционный период политическое просвещение было только одной из задач ликвидации неграмотности, то Советская власть превратила работу по обучению взрослого населения в орудие идеологической борьбы, образование взрослых приобрело в стране государственный характер.

Главные затраты на внешкольное образование взрослых в дореволюционное время в Оренбургской губернии несли земства, городские думы, сельские общества, общественные организации и частные лица. Наиболее существенный вклад в финансирование внешкольных мероприятий для народов Оренбуржья внесло земство. Около половины денежных средств, отпускаемых земством на народное образование, шло на внешкольное образование взрослого населения губернии. В Советской России государство, не имея необходимых средств, сразу же переложило основное бремя финансирования мероприятий по ликбезу на плечи местного бюджета, общественно-политических организаций и частных лиц. Таким образом, ликвидация неграмотности взрослого населения в Оренбуржье в силу недостатка ресурсов и в дореволюционное и в советское время была уделом местных органов власти и общественности. Государственные органы не имели возможности вести полновесное финансирование этой отрасли народного образования. Местный бюджет не мог обеспечить нужных масштабов финансирования, а на одном энтузиазме невозможно было осуществлять обучение грамоте взрослого населения в необходимых размерах. Тем не менее именно в период Советской власти государственные органы вели более или менее регулярное финансирование мероприятий по ликбезу.

Большим недостатком в деятельности учреждений по ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбургского края на протяжении всего исследуемого нами периода был дефицит квалифицированных преподавательских кадров. Преподавателями в дореволюционное время выступали в основном наиболее прогрессивные представители интеллигенции. Деятели оренбургского земства делали попытки поднять квалификацию «внешкольников» путем организации педагогических курсов. В период Советской власти в Оренбуржье в качестве педагогического персонала для обучения взрослого населения привлекались рядовые грамотные граждане. Несмотря на позитивную роль указанного явления, связанного с расширением численности обучающихся, необходимо все же отметить, что вовлечение в процесс преподавания людей с низкой профессиональной подготовкой существенно снижало уровень проводимой работы и в конечном счете приводило к рецидивам неграмотности.

На дореволюционном этапе население сознательно стремилось ликвидировать свою неграмотность, целью обучения выступала, прежде всего, адаптация человека к современным жизненным условиям, пробуждение его самосознания, а также формирование потребности к самообразованию. Стремление советских властей в кратчайшие сроки приобщить население к элементарным знаниям, вовлечь его в культурную сферу предопределило и методы работы. Наряду с добровольными методами привлечения к обучению наиболее распространенными были принудительные, административные меры. Недостаток ресурсов восполнялся администрированием и введением индивидуально-группового метода обучения. В период со второй половины 20-х годов XX века обучению неграмотных был придан характер массовой кампании при соблюдении выраженной классовой линии. Культурный поход позволил в определенной степени отказаться от чрезвычайных мероприятий и развернуть работу в плоскость всенародного движения. Вместе с тем, начавшись как общественная инициатива, культпоход превратился в плановую акцию, осуществляемую под контролем партийных органов, и приобретал политическую окраску. Организация культпохода, различные культштурмы снижали эффект проводимой работы и существенно влияли на конечные результаты.

Обучение грамоте взрослого населения стало широко развиваться в крае только после введения земств. Курсы по обучению грамоте взрослого населения действовали в основном в городах. В целом на первом этапе ликвидации неграмотности взрослого населения в Оренбуржье было обучено около

33 тыс. взрослых, что составляло примерно 3% взрослого населения губернии. Таким образом, созданных к 1917 г. курсов и школ для обучения взрослого населения было явно недостаточно. Однако, поскольку в доземский период просветительная работа велась очень слабо, именно земства способствовали ее активизации.

Наиболее широкий размах процесс ликвидации неграмотности приобрел в годы Советской власти. Сеть ликпунктов на территории Оренбуржья со второй половины 1920-х годов охватывала обучением в среднем от 18 до 43% всех взрослых неграмотных жителей губернии. Таким образом, на протяжении всего изучаемого периода наблюдался в целом динамичный рост числа школ для обучения грамоте взрослого населения региона.

Точных статистических данных об уровне грамотности взрослого населения исследуемого нами региона накануне Октябрьской революции 1917 г. нет. Опираясь на способ получения новой исторической информации с помощью метода ретроспективного прогнозирования, можно сделать вывод о том, что уровень грамотности взрослого населения Оренбургского и Орского уездов с 1897 по 1917 год вырос с 28 до 34% (в 1,2 раза), а в Оренбургской губернии — с 20,7 до 30% (в 1,5 раза). Следовательно, внешкольное образование на дореволюционном этапе находилось в «зачаточном» состоянии. Основываясь лишь на энтузиазме общественности, без должной поддержки государства задача повышения уровня грамотности взрослого населения не могла решаться эффективно. Более двух третей взрослого населения Оренбургской губернии к 1917 г. оставалось неграмотным.

В результате работы государственных и общественно-политических организаций уровень грамотности взрослого населения (20—49 лет) в Чкалов-ской области на завершающей стадии второго этапа ликвидации неграмотности достиг 81,3%1 и был близок к аналогичным показателям по СССР и дру

1 Подсчитано согласно: Всесоюзная перепись населения 1939 года: Уральский регион : сб. материалов / сост. В. П. Мотревич. С. 183. гим окраинным регионам страны. Не уступало по уровню грамотности Оренбуржье и другим областям Уральского региона. По уровню грамотности среди взрослого населения 20—49 лет в 1926 г. Оренбургская губерния занимала среднее положение среди районов Урала, лидируя над Башкирской, Удмуртской АССР и Челябинской областью и уступая Пермской и Свердловской областям. В 1939 г. Чкаловская область по этому показателю уступала Свердловской, Молотовской и Челябинской областям; в Башкирской и Удмуртской АССР уровень грамотности взрослого населения был ниже, чем в Чкаловской области.

Перепись 1939 г. показала, что грамотность населения еще не была «сплошной». Однако неграмотной оставалась только та категория населения, которая в силу объективных причин не могла овладеть грамотой. Поэтому в целом по стране, в том числе и в Оренбуржье, к концу 1930-х годов ликвидация азбучной неграмотности взрослого населения была в основном завершена.

Оценивая ход ликвидации неграмотности в Оренбургском крае, следует отметить ряд региональных особенностей, которые были характерны и для других окраинных регионов России.

Одной из черт образовательного процесса в Оренбургской губернии было довольно позднее введение в крае органов местного самоуправления. В период своей работы, с 1913 по 1918 год, земства не успели в полной мере развернуть все внешкольные мероприятия в губернии. Деятельность оренбургского губернского земства в области народного образования во многом сдерживалась ограничениями со стороны государства как в правах, так и в бюджете. Тем не менее именно в период работы в губернии органов местного самоуправления процесс внешкольного образования взрослого населения принял систематический и планомерный характер.

Уровень грамотности в Оренбургском казачьем войске был выше, чем в других казачьих войсках империи. В начале XX века 4/5 населения войскового сословия старше 7 лет умели читать и писать. Следовательно, целенаправленная и продуманная политика ОКВ в вопросах просвещения влияла на то обстоятельство, что Оренбургская губерния занимала одно из лидирующих мест среди других областей Уральского региона по уровню грамотности населения.

Спецификой деятельности по формированию внешкольных мероприятий для народа был учет многонационального состава населения губернии. Требовались национальные преподавательские кадры, возникала необходимость приспособить формы, методы, содержание работы по обучению населения к его национальным, религиозным и бытовым особенностям.

В условиях большого рассредоточения населения в сельской местности, а также нехватки педагогических кадров и денежных средств в 20—30-х годах XX века в Оренбургском крае большое распространение получила система охвата неграмотного населения индивидуально-групповым методом обу- . чения.

Следует отметить вклад школьников и пионеров в работу по ликвидации; неграмотности взрослого населения Оренбуржья в годы Советской власти. Дети активно участвовали в агитации за грамотность, вели учет неграмотного населения, изготавливали наглядные пособия, а также нередко самостоятельно проводили работу по обучению взрослых.

Большую агитационную работу по вовлечению неграмотных на лик-пункты в 1920—1930-е годы проводили средства массовой информации. Все периодические издания Оренбуржья активно включились в освещение вопросов организации обучения взрослых, что давало материал для агитации и пропаганды, способствовало распространению методического опыта организации занятий.

Таким образом, сравнительный анализ ликвидации неграмотности взрослого населения в эпоху самодержавной России и в годы Советской власти дал основание сформулировать общие и различные признаки указанного процесса. Чтобы уяснить значение ликвидации неграмотности в изучаемый нами период времени, необходимо обозначить критерий оценки процесса обучения грамоте. В области народного просвещения критерием общественного блага являются доступность и качество образования1.

Правительство самодержавной России мало интересовалось обучением основам грамоты взрослого населения. И хотя ассигнования на внешкольное образование со стороны правительства систематически увеличивались, все же основную финансовую и моральную ответственность в деле ликвидации неграмотности взрослого населения Оренбургской губернии взяла на себя буржуазия в лице общественных объединений, органов местного самоуправления и передовых представителей интеллигенции. Доступность просвещения народа, в рамках которого шла ликвидация неграмотности взрослого населения, обеспечивалась условиями бесплатного и общедоступного, независимого от половых, социальных и иных различий приема во все культурно-просветительные учреждения. В то же время стремление к общедоступности образования взрослого населения ограничивалось такими факторами, как недостаток учреждений внешкольного образования, тяжелые условия труда, которые часто не давали многим рабочим и служащим возможности систематически пополнять свои знания.

В Советском государстве ликвидация неграмотности трудоспособного населения была объявлена обязательной, что создавало реальные предпосылки для общедоступности обучения грамоте взрослых. Однако проведение в жизнь указанного принципа методами революционного насилия фактически перечеркивало гуманистическое содержание принципа доступности обучения.

Качество обучения в учреждениях внешкольного образования дореволюционной России было выше, чем на советских ликпунктах. В воскресных школах, на вечерних курсах для взрослых обучались те слои населения, которые действительно нуждались в образовании. Знания, полученные здесь,

1 См.: Загребин С. С. Указ. соч. С. 571. как правило, активно включались в дальнейшую практическую деятельность и, следовательно, надолго закреплялись в сознании человека. Высок был и уровень преподавания: обучение взрослых проводили или профессиональные учителя, или лучшие представители интеллигенции, глубоко преданные идее просвещения народа. Оренбургское губернское земство прикладывало значительные усилия с целью подготовки квалифицированного преподавательского персонала для внешкольных учреждений.

Эффективность работы органов ликвидации неграмотности в 1920— 1930-е годы можно оценивать по-разному. Если взять такой показатель, как уровень грамотности населения, то он в указанные годы неуклонно повышался. Однако качество обучения оставалось низким, большинство окончивших курсы ликбеза обладало лишь элементарной грамотностью. Советская статистика к грамотным относила людей, владеющих элементарными навыками письма, чтения и счета. «Ударные» методы обучения взрослого населения в Советской России порождали рецидивы неграмотности. К этому следует присовокупить низкий уровень преподавания: обучение часто проводили культармейцы, не имеющие специального педагогического образования. Невысокий уровень преподавания, принудительный характер привлечения неграмотных на ликпункты, куда под угрозой применения административных мер насильно загоняли такие категории граждан, которые не видели необходимости в своем обучении, например пожилых людей или женщин, — все эти обстоятельства приводили к низкому качеству получаемых знаний.

Таким образом, в Советской России при более высокой доступности обучения качество общеобразовательной подготовки было ниже, чем в дореволюционной России.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Павлова, Лариса Владимировна, 2006 год

1. Архивные документы

2. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ)

3. Фонд 374. Центральное статистическое управление при Совете Министров РСФСР.

4. Фонд 1575. Главное управление социального воспитания и политехнического образования.

5. Фонд 1803. Государственный комитет по народному образованию при Министерстве народного просвещения Временного правительства.

6. Фонд А-2306. Народный комиссариат по просвещению РСФСР.

7. Фонд А-2313. Главный политико-просветительный комитет Наркомата просвещения РСФСР.

8. Фонд 2314. Всероссийская чрезвычайная комиссии по ликвидации неграмотности.

9. Фонд 2315. Министерство Народного Просвещения.

10. Российский государственный архив социально-политическойистории (РГАСПИ)

11. Фонд 17. Центральный Комитет КПСС.

12. Центральный государственный исторический архив Республики1. Башкортостан (ЦГИАРБ)

13. Фонд Р-1156. Башкирский областной совет Всероссийского общества «Долой неграмотность».

14. Государственный архив Оренбургской области (ГАОО)

15. Фонд 10. Канцелярия Оренбургского губернатора.

16. Фонд 14. Оренбургское губернское присутствие.

17. Фонд 15. Оренбургское губернское по городским и земским делам присутствие.

18. Фонд 21. Оренбургское губернское жандармское управление.

19. Фонд 41. Оренбургская городская управа.

20. Фонд 43. Оренбургская губернская земская управа.

21. Фонд 44. Оренбургская уездная земская управа.

22. Фонд 47. Совет Мусульманского общества в г. Орске, Оренбургской губернии.

23. Фонд 73. Дирекция народных училищ Оренбургской губернии.

24. Фонд Р-186. Плановая комиссия при Оренбургском губисполкоме.

25. Фонд Р-188. Статистическое бюро при Оренбургском губисполкоме.

26. Фонд 214. Личный фонд Кречетовича Иосифа Павловича, почетного члена Оренбургской ученой архивной комиссии.

27. Фонд 289. Фонд Управляющего 15-ым Бузулукским удельным имением.

28. Фонд Р-450. Оренбургский Губернский отдел народного образования.

29. Фонд Р-451. Оренбургский окружной отдел народного образования.

30. Фонд Р-454. Оренбургское губернское управление по делам печати и зрелищ.

31. Фонд Р-458. Отдел народного образования Оренбургского Уездного Исполнительного Комитета Советов рабочих, крестьянских, казачьих и красноармейских депутатов Оренбургской губернии.

32. Фонд Р-459. Отдел народного образования Орского Уездного Исполнительного Комитета.

33. Фонд Р-461. Отдел народного образования райисполкома Оренбургского района.

34. Фонд Р-464. Отдел народного образования райисполкома Шарлыкского района.

35. Фонд Р-533. Оренбургский губернский профсоюз работников просвещения.

36. Фонд Р-542. Оренбургский окружной отдел профсоюза работников просвещения.

37. Фонд Р-738 — Оренбургский Окружной Совет общества «Долой неграмотность».

38. Центр документации новейшей истории Оренбургской области1. ЦДНИОО)

39. Фонд 1. Оренбургский губернский комитет РКП(б) — ВКП(б).

40. Фонд 4. Оренбургский окружной комитет ВКП(б).

41. Фонд 5. Оренбургский уездный комитет ВКП(б).

42. Фонд 7. Орский уездный комитет РКП(б) — ВКП(б).

43. Фонд 208. Оренбургский губернский комитет ВЛКСМ.

44. Фонд 209. Оренбургский окружной комитет ВЛКСМ.

45. Фонд 371. Оренбургский областной комитет КПСС.

46. Фонд 7367. Бугурусланский окружной комитет ВЛКСМ.2. Опубликованные источники21. Нормативно-правовые акты

47. Бюллетень справочного бюро Отдела Народного Образования Самарской Губернской Земской Управы / сост. по поручению Управы П. Казанцев. Самара : Тип. Губ. земства, 1914. Вып. 2. Воскресные школы и народные чтения. 77 с.

48. Декреты Советской власти. М.: Политиздат, 1957—1978. Т. I, IV, VII, IX.

49. Ежегодник народной школы / под ред. В. И. Чарнолуского. Вып. 1. М.: Изд. т-ва И. Д. Сытина, 1908. 461 с.

50. Закон 4 марта 1906 г. о союзах и обществах с последующим к нему разъяснением Правительственного Сената и Министерства Внутренних дел. СПб., 1906.

51. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1898—1970. Т. 1—4. М. : Политиздат, 1954, 1970—1984.

52. Культурное строительство в Оренбуржье: документы и материалы. 1918—1941. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1985. 176 с.

53. Культурное строительство в СССР. 1917—1927 : документы и материалы. М.: Наука, 1989. 382 с.

54. Народная школа. Руководство для учащих в начальных училищах : в 2 т. 5-е изд., исирав. и доп. / сост. А. Анастасиев. Казань : Тип. А. М. Петрова, Попер. — Владил., с.д., 1905.

55. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа : сб. документов. 1917—1973 гг. / сост. А. А. Абакумов и др.. М. : Педагогика, 1974. 560 с.

56. Полное собрание законов Российской империи. Собр. третье. Т. XXVI. 1906. Отделение I. № 27173—28753 и доп. СПб. : Гос. типография, 1909. 1147 с.

57. Постановления 5-й Оренбургской Районной сельской партийной конференции 27—31 мая 1930 г. Оренбург : Оренбургская Коммуна, 1930. 32 с.

58. Сборник декретов и постановлений рабочего и крестьянского правительства по народному образованию. Вып. 1 (с 28 октября 1917 г. по 7 ноября 1918 г.). Б. м., Б. г. 204 с.

59. Сборник распоряжений по Министерству Народного Просвещения. 1901—1903. Т. 15. СПб. : Паровая Скоропечатня «Восток», 1904. 2474 с.

60. Свод законов, циркуляров и справочных сведений по народному образованию в переходный период / сост. В. И. Чарнолуский. М. : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1908. 280 с.

61. Справочная книга по низшему образованию. Год 6-ой. (Сведения за 1909—1910 гг.) : бесплатное приложение к журналу «Известия по народному образованию за 1914 г. / сост. С. И. Анциферовым. Ч. 1. Пб. : Сенатская тип., 1914.388 с.

62. Труды I Всероссийского съезда представителей обществ вспомоществования лицам учительского звания / сост. под ред. В. М. Евтеева. Т. 2. М. : Книгоизд-во «Беседа». Т-во «Печатня» С. П. Яковлева, 1907. 1177 с.

63. Фальборк, Г. Настольная книга по народному образованию / Г. Фаль-борк, В. Чарнолуский. Т. 3 : Низшие учебные заведения всех ведомств и разрядов. СПб. : Типо-Лит. Б. М. Вольфа, 1904. 2623 с.

64. Статистические сборники и справочные издания

65. Владимирский, И. М. Отчет о состоянии народного образования в г. Оренбурге за 1915 г. / И. М. Владимирский. Оренбург, 1917. 160 с.

66. Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года: Уральский регион : сб. материалов / сост. В. П. Мотревич. Екатеринбург : Изд-во гуманитарного ун-та, 2002. 372 с.

67. Народное образование, наука и культура в Оренбургской области : стат. сб. Оренбург : ЦСУ РСФСР. Статистическое управление Оренбургской области, 1975. 152 с.

68. Народное образование, наука и культура в СССР : стат. сб. М. : Статистика, 1971. 402 с.

69. Общеобразовательная школа для взрослых. Пг.: Гос. изд-во, 1921.20 с.

70. Объяснительная записка к смете Министерства народного просвещения на 1916 г. Пг.: Тип. П. П. Сойкина, 1916. 122 с.

71. Отчет о деятельности Оренбургского Губернского исполнительного Комитета за 1925—1926 гг. Оренбург : Изд-во Оренб. губисполкома, 1927. 195 с.

72. Отчет о деятельности Оренбургского губернского комитета Попечительства о народной трезвости за 1902 г. Оренбург : Губ. типо-лит., 1904. 89 с.

73. Отчет о деятельности Оренбургского «Общества содействия народному образованию» за 1907 год. (Первый год существования). Оренбург : Типо-лит. Дворжец, 1908. 58 с.

74. И. Отчет о деятельности Оренбургского попечительства о народной трезвости за 1911 г. Оренбург : Тип. Бр. Маховых, 1913. 99 с.

75. Отчет о деятельности Оренбургского попечительства о народной трезвости за 1912 г. Оренбург : Тип. Бр. Маховых, 1914. 85 с.

76. Отчет о деятельности Оренбургского уездного комитета попечительства о народной трезвости за 1903 г. Оренбург : Типо-лит. Б. Бреслина, 1904. 49 с.

77. Отчет о деятельности Оренбургской женской воскресной школы за 1903—4 уч. г. Оренбург : Губ. Типо-лит., 1905. 70 с.

78. Отчет о деятельности Оренбургской женской воскресной школы за 1914/15 уч. г. Оренбург : Тип. 3. М. Вайсберг, 1916. 31 с.

79. Отчет о деятельности Оренбургской женской воскресной школы за 1915/16 уч. г. Оренбург : Тип. 3. М. Вайсберг, 1917. 40 с.

80. Отчет о работе Оренбургского Городского Совета Р.К.Д. XI созыва за период декабрь 1923 г. — май 1924 г. Оренбург : Гос. типо-лит. № 1 Орен-полиграфа, 1924. 48 с.

81. Отчет о состоянии Оренбургского казачьего войска за 1908 г. Часть гражданская. Оренбург : Тип. Д. Мазина, 1909. 110 с.

82. Отчет Оренбургского Городского Совета о работе за 1931 год XVI созыва. Оренбург, 1931. 62 с.

83. Отчет Оренбургского Губернского комитета попечительства о народной трезвости за 1904 г. Оренбург : Губ. типо-лит., 1905. 144 с.

84. Отчет правительства Киргизской автономной ССР 5-му Всекиргиз-скому съезду Советов. Оренбург : Издание орг. отдела ЦИК Киргизской АССР, 1925. 138 с.

85. Отчет Совета труда и обороны КССР Совету труда и обороны РСФСР о деятельности с 1 января по 1 октября 1921 г. Оренбург : Тип. губ-совнархоза№ 7, 1921.

86. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. / Центр, стат. комитет Мин-ва внутр. дел ; под ред. Н. А. Тройницкого. СПб., 1904. 173 с.

87. Программы для занятий со взрослыми на ликпункте. С краткими объяснительными записками и библиографией. 6-е перераб. изд. М. : Долой неграмотность, 1925. 31 с.

88. Программы школ для малограмотных. Русский язык, арифметика, география. Перепечатано с 4-го изд. Наркомпроса РСФСР 1937 г. Оренбург : Обл. кн.-журн. изд-во, 1938. 29 с.

89. Пятилетний план хозяйственного и социально-культурного строительства Оренбургского округа. 1928/29 — 1932/33 гг. Оренбург : Изд. Оренб. окрплана, 1929. 498 с.

90. Средне-Волжская область : сб. материалов к 1-й Обл. конф. ВКП(б) и 1-му Обл. съезду Советов. Самара : Изд. врем, бюро ЦК ВКП(б) и орг. комитета Ср.-Волж. обл., 1928. 119 с.

91. Среднее Поволжье в цифрах : общедоступный стат. справочник / сост. Г. Г. Котов. Самара : Гос. изд-во. Ср.-Волж. обл. отделение, 1929. 229 с.

92. Статистико-экономический обзор К.С.С.Р. Оренбург, 1923.

93. Статистические сведения по начальному образованию в Российской империи. (Данные 1905 г.). Вып. 6. / под ред. В. И. Фармаковского и А. А. Шапеллона. Одесса : Тип. Е. И. Фесенко, 1907. 312 с.

94. Статистический обзор Оренбургской губернии за 1902 г. Оренбург : Типо-лит. Губ. Правления, 1903. 45 с.

95. Статистический обзор Оренбургской губернии за 1904 г. Оренбург : Тип. Губ. Правления, 1905. 46 с.

96. Статистический обзор Оренбургской губернии за 1905 г. Оренбург : Тип. Губ. Правления, 1906. 49 с.

97. Статистический обзор Оренбургской губернии за 1906 г. Оренбург : Тип. Губ. Правления, 1907. 48 с.

98. Статистический обзор Оренбургской губернии за 1909 г. Оренбург : Тип. Губ. Правления, 1910. 43 с.

99. Статистический сборник по Оренбургкой губернии. 1923 г. Оренбург : Гос. типо-лит. Оренполиграфа, 1923. 175 с.

100. Устав Киргизского национального Общества «Еркин дала». Оренбург : Тип. газеты «Казак», 1917. 22 с.

101. Устав Оренбургского общества взаимного вспоможения книгопечатников с приложением и расчетной книжкой. Оренбург : Паровая типо-лит. Дворжец, 1907. 32 с.

102. Устав профессионального общества приказчиков и конторщиков г. Оренбурга. Оренбург : Тип. А. Н. Курганского, 1907. 8 с.

103. Материалы периодической печати

104. Бюллетень Оренбургского окружного исполнительного комитета Советов Рабоче-Крестьянских, Казачьих и Красноармейских депутатов. Оренбург, 1929—1930.

105. Бюллетень Оренбургского окружного Отдела народного образования. Оренбург, 1929—1930.

106. Бюллетень особой комиссии по ликвидации неграмотности Средне-Волжской области. Самара, 1928—1929.

107. Вестник Кирглавполитпросвета : орган главного политико-просветительного комитета Кирреспублики. Оренбург, 1921.

108. Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа, 1912—1915 гг.

109. Вестник просвещенца : ежемес. общ.-пед. журнал Оренб. Губ. отдела нар. образования. Оренбург, 1925—1928.

110. Заря : орган Оренбургского Совета рабочих и солдатских депутатов. Оренбург, 1917.

111. Известия Киргизского Областного Комитета Российской Коммунистической Партии Секции Ш-го Коммунистического Интернационала. Оренбург, 1921—1925.

112. Известия Оренбургского Губернского комитета РКП(б) : Изд. Оренб. губ. комитета РКП(б). Оренбург, 1925.

113. Оренбургская газета : общественная литературно-политическая газета. Оренбург, 1908—1915.

114. Оренбургская жизнь : ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Оренбург, 1913—1917.

115. Оренбургский казачий вестник : независимый внепартийный республиканский орган свободного казачества. Оренбург, 1917—1919.

116. Оренбургская Коммуна : орган Оренб. губернского и городского исполкомов Советов. Оренбург, 1930—1938.

117. Оренбургские губернские ведомости. Оренбург. 1900—1917.

118. Оренбургские епархиальные ведомости : официальная газета православной епархии. Оренбург, 1900—1917 гг.

119. Оренбургский край : ежедневная литературная и общественно-политическая газета. Оренбург, 1906—1907 гг.

120. Оренбургский листок : газета общественная и литературная. Оренбург, 1900—1906.

121. Оренбургский рабочий : орган Оренб. губкома РКП, губисполкома и губпрофсовета. Оренбург, 1922—1923.

122. Оренбургское земское дело : еженедельное издание Оренб. губ. земства. Оренбург, 1915—1918.

123. Оренбургское слово : ежедневная политическая, общественная и литературная газета. Оренбург, 1915—1917.

124. Пахарь : орган Бугурусланского исполкома Советов. Бугуруслан, 1925—1930.

125. Политпросветительное дело : сб. Оренбургско-Тургайского Губпо-литпросвета. Оренбург, 1921.

126. Пролетарий : ежемесячный Орган Оренб. губ. комитета РКП(б). Оренбург, 1922—1923.

127. Профессиональное движение в Киргизии : орган Киргизского бюро ВЦСПС. Оренбург, 1923—1924.

128. Свободное слово солдата : орган Совета солдатских депутатов. Военная политическая республиканско-демократическая газета. Оренбург, 1917.

129. Смычка : орган Оренб. Губкома ВКП(б), Губисполкома и Губпроф-совета. Оренбург, 1925—1930.

130. Советская Киргизия : ежемесячный советско-экономический журнал. Оренбург, 1923—1925.

131. Учительский вестник : общественно-педагогический и литературный журнал. Оренбург, 1908—1916.

132. Школа взрослых. М., 1936—1941.

133. Школьное дело : орган Оренб. уездного земства. Оренбург, 1918.

134. Экономическая жизнь Южного Урала : ежемес. журн. издания Оренбургского губ. совета нар. хозяйства, Губ. продовольственного комитета, Губ. земельного отдела и Губ. стат. бюро. Оренбург, 1919—1920.3. Литература

135. Абрамов, В. Ф. Земство, народное образование и просвещение / В. Ф. Абрамов // Вопр. истории. 1998. № 8. С. 44—60.

136. Абрамов, Я. В. Наши воскресные школы. Их прошлое и настоящее / Я. В. Абрамов. СПб. : Тип. М. Меркушева, 1900. 351 с.

137. Алекторов, А. Е. Очерк народного образования в Тургайской области. Летопись 1744—1898 гг. / А. Е. Алекторов. Оренбург : Типо-лит. Ф. Б. Сач-кова, 1900. Вып. 2.

138. Андреева, Т. А. Культурный облик Оренбурга начала XX века / Т. А. Андреева // Иван Иванович Неплюев и Южно-Уральский край : материалы науч. конф. Челябинск, 1993. С. 97—99.

139. Аракелова, М. П. Ликвидация неграмотности среди женщин в первой половине 20-х годов / М. П. Аракелова // Социологические исследования. 1994. № 3. С. 75—78.

140. Ахмадиев, Т. X. Борьба Башкирской партийной организации за развитие экономики и культуры республики в третьей пятилетке / Т. X. Ахмадиев // Вопр. истории Башкирии. (Сов. период). Уфа, 1972. Вып. 1. С. 73—116.

141. Баканов, С. А. О темпах ликвидации неграмотности в Казахстане в 1926—1939 годах / С. А. Баканов, Р. М. Жумашев // Вопр. истории. 2002. № 8. С. 142—145.

142. Беленчук, Л. Н. Концепции национального воспитания на рубеже XIX—XX вв. / Л. Н. Беленчук // Педагогика. 1999. № 5. С. 89—93.

143. И. Белова, О. Первая реформа школьного дела / О. Белова // Блокнот агитатора. Оренбург, 1988. № 17. С. 24—27.

144. Бобрышев, В. Год работы по ликвидации неграмотности / В. Бобры-шев. М.: Долой неграмотность, 1925. 48 с.

145. Богданов, И. М. Грамотность и образование в дореволюционной России и в СССР: (Историко-статистические очерки) / И. М. Богданов. М. : Статистика, 1964. 195 с.

146. Болодурин, В. С. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории (1735—1940 годы) / В. С. Болодурин. Оренбург : Оренб. кн. изд-во, 2001. 320 с.

147. Болодурин, В. С. Образование и педагогическая наука Оренбуржья. Этапы развития / В. С. Болодурин // Педагогическая мысль и образование XXI века : материалы междунар. науч.-практ. конф. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2000. С. 9—22.

148. Болодурин, В. С. Подготовка и повышение квалификации педагогических кадров в Оренбуржье в XIX — начале XX в. / В. С. Болодурин. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 1999. 16 с.

149. Болодурин, В. С. Развитие образования в Оренбурге / В. С. Болодурин // Оренбург — 260. Оренбург : Димур, 2003. 400 с.

150. Болодурин, В. С. Развитие системы образования в Оренбуржье в XIX — начале XX в. / В. С. Болодурин. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2000. 32 с.

151. Болодурин, В. С. Становление и развитие образования в Оренбурге в трех веках / В. С. Болодурин // Оренбург вчера, сегодня, завтра: исторический и социокультурный опыт : материалы и тез. Всерос. науч.-практ. конф. Оренбург, 2003. С. 28—30.

152. Болодурин, В. С. Становление педагогической науки в Оренбуржье / В. С. Болодурин. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 1997. 20 с.

153. Бондаренко, О. Е. Обучение грамоте взрослых в Усинских селениях в тридцатые годы / О. Е. Бондаренко // Родники пармы : науч.-попул. сб. Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1996. Вып. IV. С. 293—297.

154. Брукс, Д. Грамотность и печать в России, 1861—1928 // Чтение в дореволюционной России : сб. науч. тр. / Д. Брукс ; сост. А. И. Рейтблат. М., 1991. С. 82—98.

155. Бубнов, А. С. О системе народного образования / А. С. Бубнов // Статьи и речи о народном образовании. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1959. С. 40—64.

156. Васильев, А. В. Исторический очерк русского образования в Тургай-ской области и современное его состояние / А. В. Васильев. Оренбург : Издание Тургайск. обл. стат. комитета, Типо-лит. П. Н. Жаринова, 1896. 224 с.

157. Вахтеров, В. П. Основы новой педагогики / В. П. Вахтеров // Избранные педагогические сочинения / сост. JI. Н. Литвин, Н. Т. Бритаева. М. : Педагогика, 1987. С. 324—384.

158. Вершловский, С. Г. Взрослый как субъект образования / С. Г. Вер-шловский // Педагогика. 2003. № 8. С. 3—8.

159. Веселовский, Б. История земства за 40 лет. Т. 1 : Бюджет. Медицина. Общественное призрение. Народное образование: систематический указатель литературы по земским вопросам / Б. Веселовский. СПб. : Изд-во О. Н. Поповой, 1909. 724 с.

160. Вишняков, Ю. Борьба с неграмотностью в России и СССР / Ю. Вишняков // История. 1996. № 29. С. 8.

161. Волков, А. Г. Шаг к правде : (О статье Ф. Д. Лившица) / А. Г. Волков// Демографические процессы в СССР : сб. науч. тр. М. : Наука, 1990. С. 169—173.

162. Воробьев, Н. Я. Всесоюзная перепись населения 1926 г. / Н. Я. Воробьев. 2-е изд. М. : Гос. стат. изд-во, 1957. 105 с.

163. Все на борьбу с темнотой : сб. статей по ликвидации неграмотности среди населения РСФСР. Вып. 1. М. : Красная новь, 1923. 103 с.

164. Гайнуллин, Ф. Ф. Торжество ленинских идей культурного просвещения трудящихся масс в национальных республиках (на материалах Башкирии) / Ф. Ф. Гайнуллин // Ученые зап. / Моск. обл. пед. ин-т им. Н. К. Крупской. Т. 254, вып. 14. М., 1971. С. 235—255.

165. Галин, С. А. Исторический опыт культурного строительства в первые годы Советской власти (1917—1925) : монография / С. А. Галин. М. : Высш. шк., 1990. 144 с.

166. Гасилов, Г. В. Великий шаг культурной революции / Г. В. Гасилов // Сов. педагогика. 1967. № 8. С. 33—38.

167. Гершунский, Б. С. Грамотность для XXI века / Б. С. Гершунский // Сов. педагогика. 1990. № 4.

168. Горностаев, П. В. Вклад Е. Н. Медынского в педагогику взрослых / П. В. Горностаев // Сов. педагогика. 1985. № 3. С. 114—116.

169. Гошуляк, JT. Д. Губернский образовательный комплекс России второй половины XIX — начала XX века / Л. Д. Гошуляк. М.: Янус К., 2001. 384 с.

170. Граммаков, Л. Несколько цифр по статистике Народного Образования / Л. Граммаков // Экономическая жизнь Южного Урала. Оренбург, 1919. №3. С. 48—51.

171. Григорьев, Н. Д. Н. К. Крупская о культурной революции в нашей стране / Н. Д. Григорьев // Сов. педагогика. 1985. № 3. С. 102—105.

172. Гусельников, И. В. Борьба за ликвидацию неграмотности в Пермской губернии в 1919—1920 гг. / И. В. Гусельников // Партийные организации Урала во главе культурной революции (1917—1941) : межвуз. сб. науч. тр. * Пермь, 1985. С. 47—52.

173. Девятова, С. В. Образование в XX столетии / С. В. Девятова, В. И. Купцов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 20, Пед. образование. 2003. № 1. С. 6—11.

174. Дедловская, М. Ю. В. И. Чарнолуский — видный деятель народного образования /М. Ю. Дедловская//Вопр. истории. 2001. № 3. С. 121—127.

175. Доклад наркома по просвещению тов. А. В. Луначарского (на X Всероссийском съезде Советов) // Пролетарий. Оренбург, 1923. № 1 (3). С. 20—27.

176. Доклады Оренбургской Губернской Земской Управы 2-й очередной сессии Губернского Земского Собрания. Оренбург : Электротип. Тургайского обл. правления, 1915.

177. Доклады по народному образованию. Оренбургское Губернское Земское Собрание. 3-я очередная сессия. Оренбург : Типо-лит. Н-цы Бреслина, 1916. 264 с.

178. Доклады управы, журналы комиссии по Народному Образованию и журналы собрания. IV очередная сессия Оренбургского губернского земского собрания. Оренбург : Электротип. Тургайского обл. правления, 1917. 223 с.

179. Дранишников, В. В. Очерки истории народного образования Кольского края / В. В. Дранишников, В. П., Манухин, Е. Ф. Дудакова. Мурманск : Мурман. обл. ин-т повышения квалификации работников образования, НИЦ «Пазори», 2001. 624 с.

180. Дрейзин, Е. И. Школа для неграмотных и малограмотных подростков / Е. И. Дрейзин // Педагогическая энциклопедия : в 3 т. / под ред. А. Г. Калашникова ; при участии М. С. Эпштейна. М. ; JI. : Работник просвещения, 1930. Т. 2. С. 231—236.

181. Дронов, И. Т. Воскресные школы очаги культуры и просвещения / И. Т. Дронов // Сов. педагогика. 1971. № 6. С. 112—117.

182. Дронов, И. Т. Первые воскресные школы в России / И. Т. Дронов // Вопр. истории. 1970. № 6. С. 198—202.

183. Дункин, И. А. Школа сделала нас борцами за социалистическую революцию / И. А. Дункин // Школа взрослых. 1939. № 1. С. 43—44.

184. Егоров, П. Вспоможенка / П. Егоров // Уфимские ведомости. 2003.2.

185. Егоров, П. Уфимское губернское земство / П. Егоров // Уфимские ведомости. 2003. № 12.

186. Егоров, С. Ф. В. П. Вахтеров и педагогика России начала XX в. / С. Ф. Егоров // Сов. педагогика. 1983. № 12. С. 107—114.

187. Егоров, С. Ф. Классическая русская педагогика XIX века: история и современность / С. Ф. Егоров // Педагогика. 2002. № 4. С. 63—69.

188. Еловиков, В. А. Культурно-просветительная работа на местах : (методическое руководство для культработников Профобразования, пролеткуль-товцев и политических работников) / В. А. Еловиков ; под ред. Киргосиздата ик-о. Ор. Г.С.П.С. Оренбург, 1922. 211 с.

189. Ермаков, В. Т. Культура предреволюционной России: (к постановке проблемы) / В. Т. Ермаков // Россия в XX веке: Историки мира спорят. М. : Наука, 1994. С. 198—210.

190. Ерофеев, Н. Д. Уровень жизни населения в России в конце XIX — нач. XX в. / Н. Д. Ерофеев // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8, История. 2003. № 1. С. 54—69.

191. Жиромская, В. Б. Городское население советской страны в первые годы нэпа: изменение численности, возрастно-полового состава / В. Б. Жиромская // Проблемы исторической демографии СССР : сб. науч. тр. Киев : Наукова думка, 1988. С. 96—101.

192. Жиромская, В. Б. Демографическая история России в 1930-е гг. Взгляд в неизвестное / В. Б. Жиромская. М. : РОССПЭН, 2001. 280 с.

193. Жураковский, Г. Е. Из истории просвещения в дореволюционной России / Г. Е. Жураковский. М. : Педагогика, 1978. 160 с.

194. Загребин, С. С. Культурное строительство в Оренбуржье в 30-е годы / С. С. Загребин // Оренбургскому краю — 250 лет : материалы юбилейной науч. конф. Оренбург, 1994. С. 116—118.

195. Зак, JI. М. История культурного строительства СССР в советской историографии (1956—1963 гг.) / Л. М. Зак // Вопр. истории. 1964. № 2. С. 3—21.

196. Зак, Л. М. Строительство социализма в СССР. Историографический очерк / Л. М. Зак, В. С. Лельчук. М. : Мысль, 1971.318с.

197. Звягинцев, Е. А. Принципы внешкольного образования и его живые силы / Е. А. Звягинцев. М. : Мир воспитания, 1919. 75 с.

198. Зиновьев, М. Как был выполнен ленинский декрет / М. Зиновьев, А. Плешаков. М.: Политиздат, 1961. 126 с.

199. Зиязетдинов, P. . Историография культурно-просветительной работы в Башкортостане (1917—1994 гг.) / Р. М. Зиязетдинов // История культуры Башкортостана. Уфа : Гилем, 1996. Вып. 8. С. 60—78.

200. Змеев, С. И. Андрагогика: основы теории и технологии обучения взрослых / С. И. Змеев. М.: ПЕР СЭ, 2003. 207 с.

201. Зобов, Ю. С. «Очерки оренбургской старины» / Ю. С. Зобов // Гостиный двор. Оренбург, 1995. № 1. С. 130—139.

202. Ивенина, Т. А. Приобщение народных масс к истории / Т. А. Ивени-на // Преподавание истории в школе. 2004. № 2. С. 16—24.

203. Ильин, Г. J1. Проблемы от века к веку: функциональная неграмотность / Г. Л. Ильин // Университетская книга. 2000. № 2. С. 18—25.

204. История Урала в период капитализма / отв. ред. Д. В. Гаврилов. М. : Наука, 1990. 504 с.

205. Кабанов, П. И. Историография культурной революции в СССР / П. И. Кабанов // Ученые записки кафедр истории КПСС, философии, политэкономии и научного коммунизма / Курский гос. пед. ин-т. Курск, 1968. Т. 53,ч. 1.С. 180—201.

206. Кабанов, П. И. История культурной революции в СССР: (краткий очерк) : учеб. пособие по спецкурсу для студ. пед. вузов / П. И. Кабанов. М. : Высш. шк., 1971.270 с.

207. Кайданова, О. Формы и методы привлечения взрослых учащихся на ликпункты / О. Кайданова // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. статей и материалов. М., 1926. С. 129—132.

208. Калинин, М. И. О вопросах социалистической культуры : сб. статей и речей. 1925—1938/М. И. Калинин. М. : ОГИЗ, 1938. 111 с.

209. Карпов, Г. Г. О советской культуре и культурной революции в СССР / Г. Г. Карпов. М. : Гос. изд-во культурно-просвет. лит-ры, 1954. 241 с.

210. Ким, М. П. 40 лет советской культуры / М. П. Ким. М. : Госполитиздат, 1957.388 с.

211. Ким, М. П. Коммунистическая партия — организатор культурной революции в СССР / М. П. Ким. М. : Госполитиздат, 1955. 339 с.

212. Кириллов, Н. Народное образование в Оренбургской губернии / Н. Кириллов // Сельскохозяйственные районы и земельные нормы в Оренбургской губернии / под ред. Д. JI. Ловырева. Оренбург, 1927. С. 168—180.

213. Киселева, Т. Г. Культура и революция: историческая хроника первых послеоктябрьских десятилетий : курс лекций для студ. гуманит. вузов / Т. Г. Киселева, Ю. А. Стрельцов, Е. Ю. Стрельцова. М.: МГУК, 1998. 203 с.

214. Киселева, Т. Г. Образовательные процессы в России на рубеже двух столетий: (Безграмотная Россия реальность или миф?): историко-статисти-ческий анализ. Кн. 1. Материалы по курсу «Социально-культурная деятельность» / Т. Г Киселева. М., 1994. 105 с.

215. Кларин, В. М. Н. К. Крупская как историк педагогики / В. М. Кла-рин // Сов. педагогика. 1985. № 2. С. 104—111.

216. Клочков, В. Ф. Роль Красной Армии в ликвидации неграмотности и подготовке кадров для села в годы социалистического строительства / В. Ф. Клочков // История СССР. 1980. № 3. С. 94—103.

217. Козлов, В. А. Культурная революция и крестьянство (1921—1927): (по материалам европейской части РСФСР) / В. А. Козлов. М.: Наука, 1983. 212 с.

218. Козлов, О. В. Политическое просвещение: ликбез и культурно-массовая работа / О. В. Козлов // От революции к революции. Люди. События. Мнения. Смоленск : СГПУ, 2000. Вып. 1. С. 84—159.

219. Колесникова, В. А. Провинциальная культура Оренбурга второй половины XIX — начала XX века / В. А. Колесникова. Оренбург : Изд. центр ОГАУ, 2002. 144 с.

220. Константинов, Н. А. Очерки по истории начального образования в России / Н. А. Константинов, В. Я. Струминский. М. : Учпедгиз, 1953. 272 с.

221. Константинов, Н. А. Очерки по истории советской школы РСФСР за 30 лет / Н. А. Константинов, Е. Н. Медынский. М. : Учпедгиз, 1948. 472 с.

222. Корф, Н. А. Наши педагогические вопросы / Н. А. Корф. М. : Типография А. Клейн, 1882. 410 с.

223. Костиков, В. Иллюзион счастья / В. Костиков // Огонек. 1990. № 1. С. 10—14.

224. Кривцун, JI. В. Партии и школа в дореволюционной России / JI. В. Кривцун, А. В. Овчинников // Сов. педагогика. 1991. № 4. С. 119—126.

225. Крупская, Н. К. Внешкольное образование в новом строе: (Доклад на I Всероссийском съезде по просвещению) / Н. К. Крупская // Педагогические сочинения : в 10 т. М. : Изд-во АПН, 1959. Т. 7. С. 13—19.

226. Крупская, Н. К. О культурной работе в деревне: (тез. содоклада и содоклад на XIII съезде РКП(б) по вопросу о работе в деревне) / Н. К. Крупская // Педагогические сочинения : в 10 т. М. : Изд-во АПН, 1959. Т. 7. С. 194—216.

227. Крупская, Н. К. Пять лет работы в вечерних Смоленских классах / Н. К. Крупская // Избранные педагогические произведения. М. : Изд-во АПН РСФСР, 1955. С. 404—422.

228. Кудели, П. Ф. Дом № 65 по Шлиссельбургскому тракту / П. Ф. Кудели // Школа взрослых. 1939. № 1. С. 34—37.

229. Кузнецов, О. Участие общественных организаций АССР НП в развитии системы народного образования и борьбе с неграмотностью в 1922— 1925 гг. / О. Кузнецов // История и культура российских немцев. Саратов, 1996. Вып. III. : (в 2 ч.), ч. II. С. 23—30.

230. Кузьмин, К. В. Оренбургские сельскохозяйственные курсы для народных учителей 1890-х гг. / К. В. Кузьмин // Крестьянство и казачество Южного Урала в трех веках: регион, конф. : программа и материалы. Оренбург, 1996. С. 54—56.

231. Культурная революция в СССР // Коммунист. 1967. № 14. С. 119—127.

232. Культурная революция в СССР: 1917—1965 гг. / отв. ред. М. П. Ким. М.: Наука, 1967. 470 с.

233. Культурная революция на Урале. Свердловск : Ср.-Урал. кн. изд-во, 1966. 308 с.

234. Культурно-просветительная работа в СССР : учеб. пособие для культ.-просвет. фак. ин-тов культуры / под ред. Т. А. Ремизовой. М. : Просвещение, 1974. 272 с.

235. Кулюткин, Ю. Н. Психология обучения взрослых / Ю. Н. Кулют-кин. М. : Просвещение, 1985. 128 с.

236. ИЗ. Куманев, В. А. Социализм и всенародная грамотность. Ликвидация массовой неграмотности в СССР / В. А. Куманев. М. : Наука, 1967. 326 с.

237. Курская, А. Наши достижения: (К итогам III Всесоюзной методической конференции по ликвидации неграмотности и малограмотности 20— 24/V.1925 г.) / А. Курская // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. статей и материалов. М., 1926. С. 62—66.

238. Лабузов, В. А. Аграрные отношения на Южном Урале в первые десятилетия Советской власти (1917—1932 гг.) : монография / В. А. Лабузов. Оренбург : Оренб. лит. агентство «Орлит-А», 2004. 676 с.

239. Лабузов, В. А. Оренбургская деревня на завершающем этапе гражданской войны (1920—1922 гг.) / В. А. Лабузов, Д. А. Сафонов. Оренбург : ОГПУ, 2002. 136 с.

240. Лаптев, С. И. Октябрьская революция и расцвет социалистической культуры СССР / С. И. Лаптев // Ученые записки. Юбилейный сборник, посвященный 40-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Ростов-на-Дону, 1957. Вып. 26. С. 299—307.

241. Лейкина-Свирская, В. Р. Русская интеллигенция в 1900—1917 гг. / В. Р. Лейкина-Свирская. М.: Мысль, 1981. 285 с.

242. Ленин, В. И. Новая экономическая политика и задачи политпросве-тов / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. Т. 44. С. 155—175.

243. Ленин, В. И. О пролетарской культуре / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. Т. 41. С. 336—337.

244. Ленин, В. И. Речь на Всероссийском совещании политпросветов губернских и уездных отделов народного образования 3 ноября 1920 г. / В. И. Ленин // Полн. собр. соч. Т. 41. С. 398—408.

245. Леший, Н. Задачи ОДН в деревне: (К съезду ОДН) / Н. Леший // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. статей и материалов. М., 1926. С. 195—197.

246. Луначарский, А. Вопросы культурного строительства РСФСР : доклад на XIV Всероссийском съезде Советов (15 мая 1929 г.) / А. Луначарский, А. Халатов. М.; Л., 1929. 143 с.

247. Луначарский, А. В. Речь на I Всероссийском съезде по просвещению / А. В. Луначарский // А. В. Луначарский о народном образовании. М. : Изд-во АПН РСФСР, 1958. С. 30—47.

248. Маамури, М. Проблемы грамотности: что делается не так? / М. Маамури // Курьер ЮНЕСКО. 2000. № 3. С. 27—28.

249. Магазинер, Е. Новая система охвата неграмотного населения: (Индивидуальное и групповое обучение) / Е. Магазинер // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. статей и материалов. М., 1926. С. 119—125.

250. Маркевич, И. Итоги и перспективы Культработы Профсоюзов Киргизии / И. Маркевич // Профессиональное движение в Киргизии. Оренбург, 1923. №2—3. С. 20—27.

251. Медынский, Е. Н. История педагогики : учеб. для пед. ин-тов / Е. Н. Медынский. М.: Учпедгиз, 1938. 578 с.

252. Медынский, Е. Н. История русской педагогики до Великой Октябрьской социалистической революции / Е. Н. Медынский. М. : Учпедгиз, 1938. 511 с.

253. Медынский, Е. Н. Народное образование в СССР / Е. Н. Медынский. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1952. 253 с.

254. Медынский, Е. Н. Народное образование в СССР: К 30-летию Великой Октябрьской социалистической революции / Е. Н. Медынский. М. : Учпедгиз, 1947. 262 с.

255. Миронов, Б. Н. Грамотность в России 1797—1917 годов: Получение новой исторической информации с помощью методов ретроспективного прогнозирования / Б. Н. Миронов // История СССР. 1985. № 4. С. 137—153.

256. Миронов, Б. Н. Историк и социология / Б. Н. Миронов. Л. : Наука, 1984. 174 с.

257. Миронов, Б. Н. История в цифрах: Математика в исторических исследованиях / Б. Н. Миронов ; под ред. И. Д. Ковальченко. Л. : Наука, 1991. 165 с.

258. Миронов, Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII — нач. XX в.) : в 2 т. / Б. Н. Миронов. 2-е изд., испр. СПб. : Дмитрий Буланин, 2000. Т. 2. 568 с.

259. Миронов, Б. Н. Экономический рост и образование в России и СССР в XIX—XX веках / Б. Н. Миронов // Отечественная история. 1994. №4—5. С. 111—124.

260. Мокроносова, О. М. Благотворительность в России во второй половине XIX — начале XX века : учеб. пособие по спецкурсу / О. М. Мокроносова. Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2003. 108 с.

261. Мосолова, Е. К. В. И. Ленин о культурной революции и борьба партии за ее осуществление в первые годы Советской власти / Е. К. Мосолова // КПСС — организатор строительства социализма и коммунизма : сб. тр. М., 1973. С. 3—15.

262. Налобина, С. В. Культурное развитие уральской советской деревни в 1929—1937 гг. / С. В. Налобина // Развитие культуры уральской советской деревни 1917—1987 : сб. науч. тр. Свердловск : УрО АН СССР, 1989. С. 36—44.

263. Народная энциклопедия. Народное образование в России : пособие для самообразования. М., 1914. 350 с.

264. Население России в XX веке : в 3 т. Т. 1. М.: РОССПЭН, 2000.463 с.

265. Неболсин, А. Г. Организация курсов для взрослых рабочих. Доклад на торгово-промышленном съезде 1896 г. в Н. Новгороде / А. Г. Неболсин. 2-е изд. СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1897. 29 с.

266. Никитин, В. А. Роль земства в развитии культуры во второй половине XIX века: (некоторые аспекты) / В. А. Никитин // Культура Зауралья:прошлое и настоящее : сб. науч. тр. Курган : Изд-во Курган, ун-та, 1998. Вып. 1. С. 54—55.

267. Никольская, А. А. Отечественная педагогическая мысль накануне Октября 1917 г. / А. А. Никольская // Педагогика. 1996. № 2. С. 88—94.

268. Образование Оренбургской области на рубеже XX—XXI веков / под ред. В. В. Попова. Оренбург : ИПК ОГУ, 2002. 306 с.

269. Овчинников, А. В. Вопросы народного образования в Государственной Думе второго созыва (1907 г.) / А. В. Овчинников // Педагогика. 1997. № 6. С. 93—98.

270. Овчинников, А. В. О научных подходах к изучению истории просвещения / А. В. Овчинников // Педагогика. 2001. № 2. С. 66—70.

271. Онуфриев, Е. П. На уроках складывались и крепли наши революционные убеждения / Е. П. Онуфриев // Школа взрослых. 1939. № 1. С. 41—42.

272. Онушкин, В. Г. Образование взрослых как предмет исследования / В. Г. Онушкин, Ю. Н. Кулюткин // Сов. педагогика. 1981. № 6. С. 86—94.

273. Осовский, Е. Г. Второй съезд РСДРП и вопросы труда и образования молодых рабочих / Е. Г. Осовский // Сов. педагогика. 1983. № 7. С. 27—33.

274. Очерки истории образования и педагогической мысли в Мордовском крае: (середина XIX — начало XX в.) / Рос. Гуманит. науч. фонд ; МГПИ им. М. Е. Евсеева ; под ред. Е. Г. Осовского ; сост. С. В. Грачев. Саранск : Красный Октябрь, 2001. 208 с.

275. Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. 2-е изд., перераб. и доп. Челябинск : Юж.-Урал. кн. изд-во, 1983. 416 с.

276. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX — начало XX в. / Э. Д. Днепров и др.. М.: Педагогика, 1991. 448 с.

277. Павлова, JI. В. Ликвидация неграмотности в 30-е годы / Л. В. Павлова // Платоновские чтения : сб. науч. тр. / под ред. П. С. Кабытова : материалы VIII Всерос. конф. молодых историков г. Самары, 6—7 дек. 2002. Самара, 2003. Вып. V. С. 218—220.

278. Павлова, J1. В. Ликвидация неграмотности взрослого населения в Оренбуржье в 1918—1926 годы / Л. В. Павлова // Молодая наука : сб. тр. участников аспирантского семинара ист. кафедр ОГПУ Оренбург : Изд-во ОГПУ, 2002. Вып. 1. С. 76—91.

279. Павлова, Л. В. Ликвидация неграмотности взрослого населения Оренбуржья в первые годы Советской власти / Л. В. Павлова // Вестн. Оренб. гос. пед. ун-та. 2004. № 4 (38). С. 72—79.

280. Павлова, Л. В. Первые годы работы общества «Долой неграмотность» и его роль в ликвидации неграмотности / Л. В. Павлова // Археография Южного Урала : материалы IV межрегиональной науч.-практ. конф. Уфа : Информреклама, 2004. С. 145—150.

281. Паначин, Ф. Г. Учительство и революционное социал-демократическое движение / Ф. Г. Паначин // Сов. педагогика. 1983. № 7. С. 14—19.

282. Пархоменко, Т. А. Культура России и просвещение народа во второй пол. XIX — нач. XX в. / Т. А. Пархоменко ; Российский институт культурологии. М., 2001. 258 с.

283. Паялин, Н. Воскресные школы Невской заставы Петербурга / Н. Паялин // Школа взрослых. 1938. № 9. С. 50—57; № 10. С. 43—55.

284. Петров, В. К новому наступлению / В. Петров // Профессиональное движение в Киргизии. Оренбург, 1924. № 3 (13). С. 21—23.

285. Петровичева, Е. М. Земское самоуправление в начале XX в. / Е. М. Петровичева // Преподавание истории в школе. 2003. № 3. С. 11—19.

286. Пинкевич, А. П. Советская педагогика за 10 лет (1917—1927 гг.). /

287. A. П. Пинкевич. М. : Работник просвещения, 1927. 142 с.

288. Пинт, А. О. Некоторые проблемы образования и педагогики взрослых / А. О. Пинт, Н. И. Бокарев. М. : Знание, 1969. 44 с.

289. Подобед, В. И. Образование взрослых: методологический аспект /

290. B. И. Подобед, В. В. Горшкова//Педагогика. 2003. № 7. С. 30—37.

291. Поляков, Ю. А. Советская страна после окончания гражданской войны: территория и население / Ю. А. Поляков. М. : Наука, 1986. 270 с.

292. Попов, М. В. Культура и быт крестьян Урала в 1920—1941 годах : монография / М. В. Попов. Екатеринбург, 1997. 201 с.

293. Попов, М. В. Формирование культурного облика крестьянства Урала в 1926—1937 гг. / М. В. Попов // Развитие культуры уральской советской деревни 1917—1987 : сб. науч. тр. Свердловск, 1989. С. 27—35.

294. Попов, П. Ликвидация неграмотности / П. Попов, И. Старков // Вестник просвещенца. Оренбург, 1928. № 1. С. 32—38.

295. Попов, П. Основные задачи в работе по ликвидации неграмотности: (К планированию работы на 1928/29 уч. год) / П. Попов // Вестник просвещенца. Оренбург, 1928. № 7—8. С. 20—26.

296. Потапов, Н. Г. Из истории подготовки сельской производственной интеллигенции на Урале / Н. Г. Потапов // Деятельность КПСС по развитию социалистической культуры. Свердловск : Изд-во Свердл. гос. пед. ин-та, 1973. Вып. 1. С. 41—42.

297. Просвещение: Свод трудов местных комитетов по 49 губерниям Европейской России / сост. Н. Л. Петерсон. СПб. : Тип. В. Ф. Киршбаума, 1904.212 с.

298. Пругавин, А. С. Запросы народа и обязанности интеллигенции в области просвещения и воспитания / А. С. Пругавин. 2-е изд., значит, доп. СПб.: Тип. И. Н. Скороходова, 1895. 547 с.

299. Пять лет борьбы с неграмотностью : сб. статей, воспоминаний и материалов / под общ. ред. А. С. Курской и П. А. Сычева. М. : Долой неграмотность, 1925. 171 с.

300. Равкин, 3. И. Видный ученый и деятель народного образования / 3. И. Равкин // Сов. педагогика. 1985. № 3. С. 110—113.

301. Рашин, А. Г. Грамотность и народное образование в России в XIX и начале XX в. / А. Г. Рашин // Исторические записки / отв. ред. Б. Д. Греков. М.: Изд-во АН СССР, 1951. Вып. 37. С. 33—69.

302. Рашин, А. Г. Население России за 100 лет (1811—1913 гг.) : статистические очерки / А. Г. Рашин ; под ред. С. Г. Струмилина. М. : Статистическое изд-во, 1956. 352 с.

303. Ремизова, Т. А. Культурно-просветительная работа в РСФСР (1921—1925 гг.)/Т. А. Ремизова. М.: Изд-во АН СССР, 1962. 256 с.

304. Россия в начале XX века / под ред. академика А. Н. Яковлева. М. : Новый хронограф, 2002. 744 с.

305. Руднев, А. Как привлечь неграмотное население в деревне на лик-пункты / А. Руднев // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. ст. и материалов. М., 1926. С. 133—135.

306. Сайгин, Н. Расцвет социалистической культуры в Оренбургской области / Н. И. Сайгин. Оренбург : Оренб. кн. изд-во, 1959. 46 с.

307. Сайгин, Н. И. Забытое слово «ликбез». / Н. И. Сайгин // Блокнот агитатора. Оренбург, 1967. № 7. С. 25—31.

308. Сафонов, Д. А. Земства: мечты и действительность / Д. А. Сафонов // Гостиный двор. Оренбург, 2001. № 11. С. 41—51.

309. Сафонов, Д. А. Крестьянство Южного Урала в условиях безвластия (1917 год) / Д. А. Сафонов // Вестн. Оренб. гос. пед. ун-та. 1999. № 2 (12). С. 57—94.

310. Сафонов, Д. А. Национально-государственное размежевание на Южном Урале: 1917—1925 гг. / Д. А. Сафонов // Страницы истории Урала :сб. статей и информационных материалов. Пермь : Изд-во ПОИПКРО, 1995. Вып. 2. С. 68—79.

311. Сафонов, Д. А. Периодика Оренбургского края / Д. А. Сафонов. Оренбург : Оренбургская губерния, 2004. Вып. 1 : Первые сто лет. 504 с.

312. Сборник журналов и постановлений Оренбургского Губернского Земского Собрания 1-й чрезвычайной и 1-й очередной сессий 1913 г. Оренбург, 1914. 772 с.

313. Сборник журналов Оренбургского Губернского земского Собрания II чрезвычайной сессии 1914 г. Оренбург : Электротип. Тургайск. Обл. Правл., 1914. 149 с.

314. Севастьянов, С. Н. Школьное образование в Оренбургском казачьем войске за 1819—1895 годы: (краткий исторический очерк) / С. Н. Севастьянов // Оренбургский листок. 1896. 20, 27 окт., 24 нояб., 8 дек.

315. Серебренников, Ю. Н. Грамотность населения Оренбургской губернии по данным переписи 1897 года / 10. Н. Серебренников // Двенадцатые Бирюковские чтения : тез. науч.-практ. конф. Челябинск, 1996. С. 110—111.

316. Серебренников, Ю. Н. К вопросу о грамотности оренбургских казаков / Ю. Н. Серебренников // Крестьянство и казачество Южного Урала в трех веках : регион, конф. : программа и материалы. Оренбург, 1996. С. 66—67.

317. Словохотов, JT. А. Исторические права Оренбурга как центра целого края на высшее учебное заведение / Л. А. Словохотов // Труды Оренбургской Ученой архивной комиссии. Оренбург : Электротип. Тург. Обл. Правл., 1917. Вып. XXXIV. 116 с.

318. Смирнов, В. И. Педагогическое образование в России конца XVIII — начала XX вв. / В. И. Смирнов // Педагогика. 2002. № 5. С. 70—76.

319. Советская историография Октябрьской революции и социалистического строительства на Урале (1917—1937) / отв. ред. О. А. Васьковский. Свердловск : Изд-во Урал, ун-та, 1987. 292 с.

320. Соломатина, Т. Б. Общественно-педагогическое движение в условиях Российского парламентаризма (начало XX в.) / Т. Б. Соломатина // Педагогика. 2000. № 1. С. 62—68.

321. Соскин, В. Л. История советской культуры: поиски новых подходов/ В. Л. Соскин // Историческая наука на пороге XXI века. Новосибирск : Институт археологии и этнографии СО РАН, 2001. С. 130—142.

322. Стариков, Ф. М. Откуда взялись казаки: (исторический очерк) / Ф. М. Стариков. 2-е доп. изд. Оренбург : Тип.-лит. Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1884. 324 с.

323. Статистика Оренбургского края. Оренбург : Оренбургский областной комитет государственной статистики, 2002. 179 с.

324. Столпянский, П. Н. Город Оренбург. Материалы к истории и топографии города / П. Н. Столпянский. Оренбург : Издание Оренб. губ. типографии, 1908. 399 с.

325. Судоргина, Т. В. Заботясь о народной трезвости / Т. В. Судоргина // Южный Урал: историко-культурные проблемы : сб. науч. тр. / под общ. ред. А. В. Федоровой. Оренбург : Димур, 1995. С. 24—36.

326. Сучков, И. В. Социальный и духовный облик учительства России на рубеже XIX—XX веков / И. В. Сучков // Отечественная история. 1995. № 1. С. 62—77.

327. Сысоева, Е. К. Образовательная политика в России (60—90-е гг. XIX в.) / Е. К. Сысоева // Педагогика. 1997. № 2. С. 99—105.

328. Тарасенков, П. Н. Некоторые вопросы культурного строительства на Урале в 1926—1937 гг. / П. Н. Тарасенков // Партийные организации Урала во главе культурной революции (1917—1941) : межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1985. С. 104—105.

329. Тарасова, О. Метафора и функциональная неграмотность / О. Тарасова// Вестник высшей школы. 2003. № 1. С. 9—17.

330. Татаров, И. Классовая борьба вокруг законов о труде и образование рабочей молодежи во второй половине XIX века / И. Татаров. М. ; JT. : Молодая гвардия, 1928. 384 с.

331. Тебиев, Б. К. Борьба большевиков за народное просвещение накануне Октября / Б. К. Тебиев // Сов. педагогика. 1987. № 5. С. 9—14.

332. Тебиев, Б. К. Программные требования РСДРП в области народного просвещения на страницах социал-демократической большевистской печати / Б. К. Тебиев, Н. Я. Чутко // Сов. педагогика. 1983. № 7. С. 20—26.

333. Тихонович, В. Сеть учреждений внешкольного образования // Народное образование в земствах. Основы организации и практика дела : сб. / В. Тихонович ; под ред. Е. А. Звягинцева и др. М. : Тип. П. П. Рябушинского, ЗАДРУГА, 1914. 443 с. С. 320—357.

334. Третьяков, В. В. Повышение культурного уровня уральского крестьянства в первые годы советской власти (1917—1920 гг.) / В. В. Третьяков // Развитие культуры уральской советской деревни 1917—1987 : сб. науч. тр. Свердловск, 1989. С. 12—18.

335. Тряскин, П. Народ всегда тянулся к знаниям: Краткая хроника развития системы образования / П. Тряскин // Истоки. 2003. № 43—44. С. 12—13.

336. Ушаков, Н. М. Борьба за повышение грамотности в деревне Южного Урала 1928—1932 гг. / Н. М. Ушаков // Ученые записки / Моск. ордена Трудового Красного Знамени гос. пед. ин-т им. В. И. Ленина. М., 1971. № 421: (История СССР). С. 86—92.

337. Ушинский, К. Д. О средствах распространения образования посредством грамотности / К. Д. Ушинский // Педагогические сочинения : в 6 т. / сост. С. Ф. Егоров. М. : Педагогика, 1988. Т. 1. С. 300—308.

338. Ушинский, К. Д. Общий взгляд на возникновение наших народных школ / К. Д. Ушинский // Педагогические сочинения : в 6 т. / сост. С. Ф. Егоров. М. : Педагогика, 1988. Т. 2. С. 388—399.

339. Фальборк, Г. Народное образование в России / Г. Фальборк, В. Чарнолуский. СПб., 1900. 212 с.

340. Фархшатов, М. Н. «Правила» об образовании нерусских народов 1906 г. и мусульмане Оренбурга / М. Н. Фархшатов // Оренбургу — 250 лет : программа и материалы науч. конф. Оренбург, 1993. С. 77—78.

341. Федоров, В. А. Крестьянские школы грамотности в России в XIX в. / В. А. Федоров // Педагогика. 2000. № ю. С. 80—86.

342. Федоров, В. А. Об уровне грамотности крестьянства в России в XIX веке / В. А. Федоров // XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР. Уфа : Башк. кн. изд-во, 1984. С. 390—395.

343. Федоров, В. А. Что читал русский крестьянин в конце XIX в.? / В. А. Федоров // Педагогика. 2003. № 2. С. 54—63.

344. Фельдман, М. А. Культурный уровень и политические настроения рабочих крупной промышленности Урала в годы нэпа / М. А. Фельдман // Отечественная история. 2003. № 5. С. 20—30.

345. Филоненко, Т. В. Ликвидация неграмотности в губерниях Центрального Черноземья России (1920—1927 гг.) / Т. В. Филоненко ; под ред. А. В. Лосева. Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. пед. ун-та, 1999. 116 с.

346. Фильштинский, А. Общеобразовательные школы взрослых и крестьян / А. Фильштинский. М.; Л. : Гос. изд-во, 1929. 219 с.

347. Футорянский, JI. И. Из истории подготовки учительских кадров в Оренбуржье / Л. И. Футорянский // Образование в Оренбуржье: история и современность : материалы науч.-практ. конф. Оренбург, 1996. С. 7—11.

348. Футорянский, Л. И. На мрак неграмотности / Л. И. Футорянский // Комсомольское племя. Оренбург, 1988. 1 окт.

349. Хроника воскресных школ / сост. М. Н. Салтыковой ; под ред. X. Д. Алчевской. (Из журнала «Русская школа» за 1897 и 1898 гг.). М. : Тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1900. 321 с.

350. Цеткин, К. Из записной книжки / К. Цеткин // Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине : в 5 т. 3-е изд. М.: Политиздат, 1985. Т. 5. С. 38—61.

351. Цибульский, Н. Б. Работа по ликвидации неграмотности среди национальных меньшинств в Челябинской области в 1930-е годы / Н. Б. Цибульский // Двенадцатые Бирюковские чтения : тез. науч.-практ. конф. Челябинск, 1996. С. 69—71.

352. Чехов, Н. В. Народное образование в России с 60-х годов XIX века / Н. В. Чехов. М.: Книгоиздательство «Польза». В. Антик и К., 1912. 224 с.

353. Чкаловская область в третьей пятилетке : сб. статей. Чкалов : Областное издательство, 1939. 73 с.

354. Чуфаров, В. Г. Деятельность партийных организаций Урала по осуществлению культурной революции (1920—1937 гг.) / В. Г. Чуфаров. Свердловск : Ср.-Урал. кн. изд-во, 1970. 378 с.

355. Чуфаров, В. Г. Основные моменты периодизации истории осуществления культурной революции на Урале / В. Г. Чуфаров // Культурная революция в СССР. 1917—1960. М. : Наука, 1967. С. 269—274.

356. Шаров, И. Двадцать лет Ленинского декрета о ликвидации безграмотности / И. Шаров // Школа взрослых. 1939. № 12. С. 10—13.

357. Шеврин, И. Л. Рост грамотности крестьянства Урала в 1920— 1927 гг. / И. Л. Шеврин // Развитие культуры уральской советской деревни 1917—1987 : сб. науч. тр. Свердловск, 1989. С. 19—26.

358. Шмулевич, Б. Ликвидация неграмотности и малограмотности / Б. Шмулевич // Педагогическая энциклопедия / под ред. А. Г. Калашникова ; при участии М. С. Эпштейна. М. : Работник просвещения, 1930. Т. 3. С. 342—355.

359. Шмулевич, Б. Основные вопросы ликвидации неграмотности: (Итоги районных конференций политпросветов) / Б. Шмулевич // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. статей и материалов. М., 1926. С. 19—29.

360. Щелгунов, В. А. Мои воспоминания о воскресных школах / В. А. Щелгунов // Школа взрослых. 1939. № 7. С. 42—44.

361. Эберхардт, П. География населения России: монография : пер. с польск. / П. Эберхардт. СПб., 2003. 304 с.

362. Элькина, Д. Ю. На культурном фронте: Из истории борьбы за ликвидацию неграмотности в СССР / Д. Ю. Элькина. М. : Изд-во АПН РСФСР, 1959. 141 с.

363. Эпштейн, М. Учительство и ликвидация неграмотности / М. Эп-штейн // Ликвидация неграмотности в городе и в деревне : сб. статей и материалов. М., 1926. С. 199—203.

364. Эпштейн, М. С. Итоги 1 Всероссийского съезда ОДН / М. С. Эпштейн. М.; Л.: Изд-во «Долой неграмотность», 1926. 12 с.

365. Юлдашбаев, Б. Горькие плоды «культурной революции» / Б. Юл-дашбаев//Известия Башкортостана. 1992. № 179—180.

366. Юрищева, И. В. Состояние народного образования в России в начале XX века / И. В. Юрищева // Преподавание истории в школе. 2002. № 2. С. 12—18.г 4. Диссертации и авторефераты диссертаций

367. Бадретдинова, М. М. Промышленность и рабочие Южного Урала в период нэпа (1921—1927 гг.) : дис. . канд. ист. наук / М. М. Бадретдинова. Оренбург, 1995. 242 с.

368. Бакирова, А. М. Татарское просвещение в Оренбургской губернии в конце XIX первой четверти XX веков : дис. . канд. ист. наук / А. М. Бакирова. Оренбург, 2004. 195 с.

369. Бакулина, Т. И. Роль добровольного общества «Долой неграмотность» в осуществлении ленинского плана культурной революции : автореф. дис. . канд. ист. наук/Т. И. Бакулина. Л., 1984. 18 с.

370. Белоглазова, С. Б. История культурного строительства на юге Дальнего Востока СССР. 1917—1941. (Очерки истории) : дис. . канд. ист. наук / С. Б. Белоглазова. Владивосток, 1992. 278 с.

371. Болодурин, В. С. Становление и развитие образования и педагогической мысли в Оренбуржье. (1735—1940) : дис. . д-ра пед. наук / В. С. Болодурин. Магнитогорск, 2001. 371 с.

372. Габдуллина, Н. Н. Тенденции становления и развития вечерней школы как центра образования : автореф. дис. .канд. пед. наук / Н. Н. Габдуллина. В. Новгород, 2002. 22 с.

373. Гибадуллина, JI. Г. Деятельность Башкирской парторганизации по ликвидации неграмотности взрослого населения (1919—1937 гг.) : автореф. дис. . канд. ист. наук / Л. Г. Гибадуллина. Пермь, 1977. 19 с.

374. Губскова, Г. Г. Власти и образование на Южном Урале накануне, в период революции 1917 г. и гражданской войны : дис. . канд. ист. наук / Г. Г. Губскова. Оренбург, 2003. 160 с.

375. Демьянюк, И. Ю. Культурно-просветительская деятельность Московского земства в 1880-е — 1914 гг. : автореф. дис. . канд. ист. наук / И. Ю. Демьянюк. М., 1998. 27 с.

376. Дронов, И. Т. Основные этапы исторического развития общеобразовательной школы взрослых (1859—1971 гг.) : автореф. дис. . канд. пед. наук / И. Т. Дронов. М., 1972. 24 с.

377. Загребин, С. С. Культурная политика государства и ее реализация на Урале в 1900—1940 гг. : дис. . д-ра ист. наук : в 2 т. / С. С. Загребин. Челябинск, 1999. 701 с.

378. Кошина, О. В. Развитие образования на территории Мордовии во 2-й половине XIX — нач. XX века: социокультурный анализ : дис. . канд. ист. • наук / О. В. Кошина. Саранск, 2001. 191 с.

379. Любушкина, Е. Ю. Общественные организации Ставропольской губернии и Кубанской области в период с 1860-х гг. по октябрь 1917 г. : авто-реф. дис. . канд. ист. наук / Е. Ю. Любушкина. Ставрополь, 2004. 32 с.

380. Моргунов, К. А. Исторический опыт государственного регулирования национальных отношений на Южном Урале (1917—1939 гг.) : дис. . канд. ист. наук / К. А. Моргунов. Оренбург, 2000. 260 с.

381. Никулин, В. И. Культурно-просветительская деятельность Пензенского земства. 1865—1917 гг. : автореф. дис. . канд. ист. наук / В. И. Никулин. Саранск, 1997. 23 с.

382. Никулина, Т. Е. Развитие начальной школы и ликвидация неграмотности в Удмуртии: исторический опыт и уроки (1920—1934 годы) : дис. . канд. ист. наук/Т. Е. Никулина. Ижевск, 1994. 191 с.

383. Номогаева, В. В. Социально-культурное строительство в Бурятии в 1920—1930-е гг.: дис. канд. ист. наук / В. В. Номогаева. Улан-Уде, 1997.202 с.

384. Павлов, П. Ю. История развития народного образования в сельских районах Приамурья в 1922—1941 гг.: автореф. дис. . канд. ист. наук / П. Ю. Павлов. Хабаровск, 2001. 25 с.

385. Пронина, Т. Д. История развития провинциальной культуры Центрального Черноземья на рубеже XIX — XX вв. : дис. . канд. ист. наук / Т. Д. Пронина. Курск, 1999. 191 с.

386. Савельев, Д. Л. Формирование системы местных органов государственного управления культурой и их деятельность в 1917—1920-х годах: (на материалах Тюменской губернии) : автореф. дис. . канд. ист. наук / Д. Л. Савельев. Тюмень, 2001. 23 с.

387. Савицкий, Г. В. Начальное народное образование на Южном Урале и в Северо-Западном Казахстане в 1850—1917 годах : дис. . канд. ист. наук / Г. В. Савицкий. Оренбург, 2004. 279 с.

388. Сайгин, Н. И. Коммунистическая партия организатор культурного строительства в первые годы Советской власти: (На материалах Южного Урала): автореф. дис. . канд. ист. наук / Н. И. Сайгин. М., 1967. 15 с.

389. Серебренников, Ю. Н. Уровень грамотности и образования населения Урала (1861—1917 гг.) : дис. . канд. ист. наук / 10. Н. Серебренников. Челябинск, 1998. 166 с.

390. Серебренников, Ю. Н. Уровень грамотности и образования населения Урала (1861—1917 гг.) : дис. . канд. ист. наук / Ю. Н. Серебренников. Челябинск, 1998. 166 с.

391. Сычева, Т. А. Реализация политики всеобщего обучения на территории Кузбасса в 30-е — 50-е годы : автореф. дис. . канд. ист. наук / Т. А. Сычева. Кемерово, 2000. 34 с.

392. Ушаков, Н. М. Культурное строительство в деревне Южного Урала в годы первой пятилетки (1928—1932 гг.) : дис. . канд. ист. наук / Н. М. Ушаков. М., 1972.283 с.

393. Филиппова, JL Д. Борьба за всеобщую грамотность женщин-работниц СССР в период построения социализма : автореф. дис. . канд. ист. наук / JL Д. Филиппова. М., 1969. 17 с.

394. Чернышков, В. В. Деятельность партийных организаций Урала по повышению роли общеобразовательной школы в коммунистическом воспитании учащихся в 1928—1937 годах : дис. . канд. ист. наук / В. В. Чернышков. Свердловск, 1980. 224 с.

395. Шаймухаметов, Р. Р. Деятельность сельских культурно-просветительных учреждений Башкортостана в 1917—1941 гг. : автореф. дис. . канд. ист. наук / Р. Р. Шаймухаметов. Уфа, 2000. 22 с.

396. Шпортенко, А. М. Развитие образования взрослых в Украинской ССР (1917—1967 гг.) : автореф. дис. . канд. пед. наук / А. М. Шпортенко. Киев, 1970. 22 с.

397. Юсупов, М. Р. Культурно-просветительная деятельность земств Урала (1864 — февраль 1917 гг.) : автореф. дис. . канд. ист. наук / М. Р. Юсупов. Челябинск, 1999. 22 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 225638