Лингвофилософские основания общей когнитивной теории перевода тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.20, доктор филологических наук Воскобойник, Григорий Дмитриевич

Диссертация и автореферат на тему «Лингвофилософские основания общей когнитивной теории перевода». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 205259
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Воскобойник, Григорий Дмитриевич
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Иркутск
Код cпециальности ВАК: 
10.02.20
Специальность: 
Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Количество cтраниц: 
296

Оглавление диссертации доктор филологических наук Воскобойник, Григорий Дмитриевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТОЖДЕСТВО КАК ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП ПЕРЕВОДЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

1.1. Две разновидности тождества как категории познания.

1.1.1. Позитивистская традиция: Аристотель — Г.В. Лейбниц — Б.Рассел.

1.1.2. Истоки феноменологических учений о тождестве.

1.1.3. Герменевтические приоритеты в концепции феноменологического тождества.

1.1.4. Уточнение герменевтических механизмов феноменологического тождества.

1.1.5. Феноменологические акценты когнитивных подходов к тождеству.

1.1.6. Дает ли дуализм тождества третью альтернативу переводческой эпистемы.

1.1.7. Картезианская сущность тождества в теории универсальной грамматики, или лингвистическая реконструкция Третьего Мира Платона.

1.2. Отношение тождества как основа понятий «эквивалентность» и адекватность».

1.2.1. Общетеоретический контекст понятия «эквивалентность».

1.2.2. Эквивалентность в контексте интенциональных полярностей переводческих максим.

1.2.3. Признаки антиномии тождества и различий в определениях эквивалентности.

1.2.4. Недооценка формальных критериев дуалистическими подходами к эквивалентности.

1.2.5. Динамика предпонимания и выбор переводческих эквивалентов.

1.2.6. Определение эквивалентности в системе языка: pro et contra.

1.2.7. Эквивалентность как summa summarum перевода: эмпирические подходы.

1.2.8. Двойственная природа тождества на пути дедуктивных интерпретаций эквивалентности.

1.2.9. «Адекватность» как альтернатива «эквивалентности» в условиях феноменологического тождества.

ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 2. ДИАЛЕКТИКА ДВУХ ФОРМ ТОЖДЕСТВА ЧЕРЕЗ

ПРИЗМУ ЛИНГВИСТИКИ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

2.1. Языковой контекст переводческой эпистемы.

2.1.1. Переводческий текст vs лингвистический текст.

2.1.2. О содержании понятия «переводческий дискурс».

2.1.2.1. Двойственный характер аргументации в переводческом дискурсе.

2.1.2.2. О соотношении «переводческий тезаурус - переводческий дискурс».

2.1.2.3. Персональность vs институциональность: еще раз о двойственной природе ПД.

2.1.2.4. Концептуальная асимметрия текста ИЯ и ПД.

2.1.2.5. О сущности линейных отклонений в ПД.

2.1.3. Показатели двойственной интенциональности ПД.

2.2. Переводческий дискурс с точки зрения взаимодействия языка и культуры: поиск инструментов описания.

2.2.1. Определение двух основных интенций в ПД.

2.2.2. Модификация семиотического подхода для анализа ПД.

2.2.2.1. Поиск инструментов анализа ПД: «главный грех» семиотического подхода.

2.2.3. Когнитивный поворот системно-семиотических представлений о переводе.

2.2.4. Построение когнитивно ориентированной системы межъязыкового перевода.

ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 3. КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС В ПЕРЕВОДЧЕСКОМ

ДИСКУРСЕ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ПОИСКОВ ТОЖДЕСТВА ^ 3.1. Уточнение содержания понятия «когнитивный диссонанс».

3.2. КД профессионального переводчика, или маневрирование между форенизацией и доместикацией: исследование ПД Г.Мирама и У.Уивера.

3.3. КД в дискурсе экспертов: «кулинарное расследование следственно-розыскной бригады».

3.4. КД в дискурсе специалиста по межкультурной коммуникации: эксперимент Ч.Кэмпбелла.

3.5. КД как результат дефицитного контекста интерпретации: crux interpretum в дискурсе Е.Е.Обермиллера.

3.6. Когнитивный диссонанс комментатора перевода: риториче

• ский вопрос Н.М.Демуровой.

ВЫВОДЫ ПО ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ.

ГЛАВА 4. КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС КАК ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ В ДИАЛЕКТИКЕ ФОРМ ТОЖДЕСТВА: ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА 4.1. Особенности переводческой эпистемы в период профессионального становления.

4.2. Позитивистская доминанта: перевод инструктивного высказывания.

4.3. Феноменологическая доминанта: перевод метафоры.

4.4. Первый уровень диалектики тождества и КД: взаимное отрицание

4.5. Второй уровень диалектики тождества и КД: единство в тексте.

4.6. Третий уровень КД: трехмерное пространство перевода.

ВЫВОДЫ ПО ЧЕТВЁРТОЙ ГЛАВЕ.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Лингвофилософские основания общей когнитивной теории перевода"

Почти 30 лет назад, оценивая итоги всесоюзной научной конференции «Теория перевода и научные основы подготовки переводчиков», В.Н.Комиссаров в примечательной форме определил суть решения проблемы переводимости / непереводимости: «. любой оригинал одновременно может считаться непереводимым в смысле отсутствия абсолютного тождества с переводом и должен быть признан переводимым в смысле создания полноценной функциональной замены его на другом языке и передачи любой части содержания оригинала, которую переводчик считает важной для данного акта межъязыкового общения, и возможности компенсации без потерь» [Комиссаров 1976: 5; выделено нами - Г.В.].

Эта четкая формулировка апории переводимого и непереводимого привлекает использованием термина «тождество» и указанием на ведущую роль переводчика в определении того, насколько приближается к тождеству реальный перевод. Развиваемая в настоящей диссертации теория во многом представляет собой развитие указанного соотношения факторов, обусловливающих основные особенности переводческого процесса, равно как характер переводческой эпистемы.

Апория переводимого и непереводимого обсуждается в переводоведении на протяжении многих лет. Ее классическое разрешение на путях лингвистического анализа оказалось столь сложной задачей, что в последнее время появились работы, в которых предлагается переместить проблему из области лингвистики и лингвокультурологии в область общественной практики, где она разрешается социально-договорным путем. То, о чем раньше говорили в основном авторы прикладных исследований, а именно о возможностях преодоления непереводимости в ходе социального взаимодействия между участниками переводческой деятельности, нынче предлагается как возможный способ решения проблемы в академическом контексте. Согласно сторонникам такого подхода [Toury 1980; 1994; Holmes 1988; Шевчук 1985; Чужакин, Палажченко 1999; Латышев, Семенов 2003], следует относиться к зависимости переводческой деятельности от общественной потребности как к научному факту. То, что востребовано обществом, передается с прагматически приемлемыми результатами, то, что появляется в локальных социально-культурных нишах, не так существенно для взаимодействия языков и культур.

Безусловно, нельзя не считаться с социально-практическим — в конечном счете, экономически ориентированным - подходом к переводу: на его стороне повседневная реальность профессии. Это касается не только перевода. Приходится признать, что акценты «экономике» как всеобщего ориентира науки ощутимы сейчас более, чем когда-либо в истории человечества. Идеология и методология частных инженерных решений самых различных проблем усилиями -вольных или невольных - последователей К.Поппера пытаются преодолеть собственный частно-прикладной характер и закрепиться в фундаментальной науке.

Возможно, в этом стремлении реализуется диалектика исторической необходимости, которую сам К.Поппер яростно отрицал. Но даже принимая во внимание попперовское утверждение о том, что «над нами не довлеет никакая необходимость [Поппер 1992], вряд ли разумно оспаривать существование вечных проблем науки. Можно сколько угодно маневрировать в лабиринтах утилитаризма и прагматики, приспосабливая видение проблемы к лозунгу «не бойтесь перемен». Можно даже объявить смены точек зрения главным двигателем научного прогресса, как это делают Т.Кун и его последователи. Нельзя только допускать, что смена точки зрения автоматически влечет за собой опровержение прежней позиции. Ибо сам по себе взгляд под иным углом зрения — обычный прагматический прием, в лучшем случае отдельная процедура, согласованная с принципом дополнительности Н.Бора, но никак не метод известной диалектики отрицания, которой обязана следовать логика любого опровержения.

Свойственные гуманитарным наукам периодические возвращения к исходным понятиям, и особенно к определяющим основные объекты исследования, свидетельствуют о том, что исторически в них не так много опровергнуто с достаточной убедительностью. История философии, психологии, лингвистики дает бесчисленные примеры того, как после оживленных дискуссий о содержании понятий «человек», «дух», «язык» наступало лабораторное затишье, а затем - снова споры, обычно вызванные обнаружением новой детали, нарушающей прежнее временное соглашение о понятиях. Т.Кун, соотносящий такое возвращение со сменой научной парадигмы, прав лишь отчасти. Гораздо больше споров об основных понятиях возникает во время относительного господства парадигмы. Причина понятна: исследования, выполненные в заданном ею направлении, накапливают на периферии факты, которые заставляют поднимать вопрос о границах парадигмы. А такие вопросы неизбежно затрагивают содержание основных исследовательских понятий.

Вероятно, последователи популярной нынче концепции Ч.Пирса объяснят, что возвращение науки к исходным понятиям происходит в результате действия генерирующей силы самих знаков, т.е. понятий. Действительно, появление фактов, не согласующихся с идеологией парадигмы, требует объяснения, и последнее вполне можно представить как потребность знака в интерпретации. Но всеобщий семиозис как теория оказывается недостаточно чувствительным к человеческому фактору. Говоря о гуманитарных науках, целесообразно учитывать, что здесь факты — скорее показатель глубины точки зрения исследователя, чем результат логически обоснованной процедуры. Интерпретация не терпит шаблона. И даже более того: интерпретация как научный метод познания для того и необходима, чтобы извлечь из действительности ее феноменологическое начало. Со структурой и порядком должна справляться логика.

Возвращение к проблеме переводимости / непереводимости - в ее «классической», лингвистической формулировке — не является центральной темой настоящего исследования. Более того, ни один из его разделов не содержит рассуждений на эту тему. Но центральный, непреходящий характер проблемы обусловил специфику всех основных понятий переводческой теории и практики. Чтобы понять природу переводческого знания и стратегии решения основных переводческих проблем, необходимо начать с признания, что профессиональное сознание переводчика действует в пространстве, первоначально размеченном шкалой переводимости / непереводимости. И если эти ориентиры не так ощутимы в научно-техническом переводе, где институциональные каноны и соглашения, равно как модельные прецедентные тексты, снимают с переводчика необходимость (и риск) быть первопроходцем, то художественно-литературное, и особенно поэтические, произведения востребует его творческую индивидуальность в полной мере. Здесь апория переводимого и непереводимого абсолютно свободна от конвенций и условностей общественной практики, и переводчик остается один на один с необходимостью, как кратко и точно заметил С.Ф.Гончаренко, решить творческую сверхзадачу — «перевести изначально непереводимое» [Гончаренко 1996: 11].

Апорический контекст проблемы переводимости / непереводимости в полной мере сказывается на содержании понятий «перевод», «эквивалентность», «адекватность». Внутреннее смысловое напряжение и некоторая логическая условность распознаются практически в каждом определении перевода. Например, естественная логическая условность скрыта в следующем известном определении: «Перевод — вид языкового посредничества, при котором содержание иноязычного текста передается на другой язык путем создания на этом языке коммуникативно равноценного текста» [Комиссаров 2004: 411]. Из определения явно не следует равенство «содержание текста ИЯ = содержанию текста ПЯ», которого требует логический принцип единства терминов. Реальность переводческого процесса выражается в определении отношением «содержание текста ИЯ => коммуникативно равноценный текст ПЯ», где => («замена») полагает практически бесконечное количество вариантов, в равной степени зависящих от содержания текста ИЯ и от коммуникативного контекста ПЯ. Здесь — источник апоричности, ибо абсолютного соотношения «50 на 50», как показывает переводческая практика, не получается: результат неизменно определяется как либо форенизация, т.е. «склонность» к содержанию текста ИЯ, либо доместикация, т.е. предпочтение коммуникативному контексту ПЯ.

Очевидно, что разрешая апорию переводимое / непереводимое, тут же вступают в рамки апории форенизация / доместикация. Теоретические истоки последней обнаруживаются еще задолго до попыток дать определение перевода. Достаточно упоминаний об известных, впервые приведенных А.В.Федоровым [Федоров 2002], а теперь цитируемых из работы в работу высказываний В.Гете и В.Гумбольдта о почти исключающих друг друга двух принципах перевода: 1) приближение к языку оригинала, 2) адаптация к языку перевода. Бесспорно, эти высказывания обусловлены необходимостью — особенно в переводе поэзии — выбирать между буквальным и вольным переводами, в чем переводчики отдавали себе отчет веками раньше высказываний великих немцев. Вечность же этой апории доказывается исторически, ибо, вернувшись в современность, нельзя не согласиться с выводом Л.К.Латышева и А.Л.Семенова: «Современная трактовка перевода задает переводчику одновременно два вектора поведения: 1) необходимость по мере возможности воспроизвести в новом языковом облике существенные семантико-структурные особенности ИТ; 2) адаптировать создаваемый текст под иное лингвоэтническое восприятие» [Латышев, Семенов 2003: 24]. На практике форенизация и доместикация если и не исключают друг друга, то по крайней мере сосуществуют в переводе ценой условностей и компромиссов, в которых мастер перевода готов открыто признаться (см. анализ переводческого дискурса Г. Мирама, 3.2). и

Более того, разрешая противопоставление форенизации и доместикации, обычно тут же попадают в следующую апорию, в которой обычно контрастируют форма и содержание перевода. Такого рода апория явствует из хорошо известного высказывания Я.И.Рецкера о том, что «перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и так, как это выражено» [Рецкер 1974: 7]. Аналогичным максимализмом отличается определение цели перевода у В.Г.Гака и Ю.И.Львин, требующих не только точности в изложении содержания оригинала, но также реконструкции «средствами языка перевода всех особенностей стиля и формы сообщения» [Гак, Львин 1970: 9]. Апоричность выдается конструкцией «но также»: ведь это — фактический запрет на превращения формы оригинала, которого нет по условиям коммуникативной равноценности (ср. определение перевода В.Н.Комиссаровым выше). То, что выполнение обеих целей нередко затруднительно и все равно приходится чаще выбирать в пользу содержания, доказывается опять-таки переводческой практикой.

Наконец, апоричность проявляется в высказываниях о переводе, авторы которых преследуют совершенно разные цели. Так, в известной книге Норы Галь бросаются в глаза интенциональные антитезы многих заглавий: «Слово живое и мертвое» (название книги), «Жечь или сушить?», «Буква или дух?, «Мертвый хватает живого», «Как кошка с собакой». Характерен глагол, которым автор описывает суть решений сложных переводческих проблем - «выкрутиться»; явное указание на апорию, ибо имеется в виду выход из трудной ситуации ценой отказа от идеального решения.

Апория может обнаруживаться в характеристиках текста ИЯ. Эта интересная метаморфоза наблюдается, например, в следующей оценке переводчиками языка Марка Туллия Цицерона: «Стиль Цицерона - естественный и свободный при строгом подчинении логике и ритму речи, афористически сжатый при щедром обилии слов, прозрачный и ясный при сложности риторических фигур, трудно воспроизвести.» [Цицерон 1975: 420]. Сложность передачи содержания текстов ИЯ при одновременных высоких требованиях к идиоматич-ности и стилистической полноценности ПЯ перенесена здесь на свойства ИЯ, представленные ярко выраженными антитезами. Наконец, апорично даже полушутливое замечание М.Л.Гаспарова на обложке последнего сборника его экспериментальных переводов: «Я не хотел бы, чтобы эти упражнения воспринимались как литературное хулиганство» [Гаспаров 2003], ибо оно выдает осознание существенных различий между содержанием оригинала, с одной, и способом его представления в переводе, с другой стороны.

Понятия «эквивалентность» и «адекватность» еще плотнее и сложнее, хотя вместо апорий исследователь сталкивается здесь с неизбежным присутствием различий при общем стремлении к тождеству. Уже во внутренней форме эти понятия содержат диалектическое противоречие, вынуждающее исследователя вновь и вновь обращаться к их сущности. Если «эквивалентный» означает «равный по силе» (именно такое значение подсказывает латинский этимон), то, казалось бы, должна присутствовать градуируемость, должны наличествовать количественные показатели этой главной качественной характеристики перевода. Однако попытки построить соответствующую матрицу либо ограничены по охватываемому материалу, либо используют критерии за пределами градуи-руемости и количественных измерений. А понятие «адекватный» (перевод) в его интерпретации как «хороший» неизбежно замкнуто в кругу аксиологических категорий; следовательно, его постоянные ре-интерпретации необходимы по определению.

Между тем, в теории познания и «эквивалентность», и «адекватность» подпадают под категорию тождества. На интенциональном горизонте человеческого сознания в ходе решения уравнения всегда тождество, и если в результате левая и правая стороны неравносильны, это не всегда свидетельство простой человеческой ошибки. Интеллект одинаково искусен в формулировках противоречий и в их разрешениях, но здесь не всегда присутствует симметрия.

Исходные условия уравнения могут задаваться не только за пределами другого сознания современника, но и за пределами семиосферы эпохи. Поэтому решения могут появиться много позже, а то и вечно пребывать в ранге частичных или относительных. В этом отношении переводы «Алисы в стране чудес» следует поставить рядом с решениями парадокса Зенона, не опасаясь грубых искажений ни сути перевода, ни сути математики.

Совокупность наблюдений над высказываниями о различных аспектах перевода и над особенностями его ключевых теоретических понятий приводит к заключению, что апорическое напряжение, некоторая двусмысленность основных определений - главный существенный признак многих концепций и теорий. Это заключение, в свою очередь, дает возможность выдвинуть гипотезу, что именно в двойственности, апоричности определений, комментариев и оценок проявляются лингвофилософские основы, способные объяснить когнитивную базу переводческой деятельности. Поскольку гносеологической областью, на которую непосредственно проецируется такого рода апоричность, является область тождества и различий, правомерно начинать поиск оснований с подробного анализа соответствующей проблемы и попытаться синтезировать в ее контексте частные вопросы теории перевода.

Актуальность настоящего исследования в том, что оно отвечает на назревшую в переводоведении потребность определить общенаучные закономерности, согласно которым развивается переводческая эпистема. Нельзя не согласиться с Г.Таури в том, что на фоне активных исследований перевода как общественно значимой деятельности и одного из основных средств межкультурной коммуникации оказались в тени личностные особенности переводческого процесса, связанные с организацией профессионального сознания и с принятием переводческих решений [Toury 1994: 8-11]. Определенный прогресс в этой области достигнут в результате исследований переводческого процесса по методу «думай вслух» [Dechert, Sandrock 1986; Krings 1986; Tommola 1986; Lersher

1991; Подольская 1998]. Однако результаты протоколирования процесса пока проходят этапы статистической обработки, идет поиск количественных и качественных закономерностей. Цельной идеологии в форме действенных лингво-философских принципов, насколько нам известно, еще не предложено.

Объектом исследования является процесс языкового посредничества, иногда не укладывающийся в каноны стандартных представлений о переводе, но бесспорно обусловленный когнитивными опорами перевода. Наблюдение над процессом осуществляется по данным переводческого дискурса. При этом а priori принимается, что структура дискурса и его основные компоненты дают достаточную базу для суждений и заключений о когнитивных закономерностях переводческого процесса, а также о динамике переводческой эпистемы в ходе перевода отдельных текстов и в целом по мере роста профессиональных знаний.

Предметом исследования выступает совокупность текстов ИЯ и ПЯ и текстов переводческих комментариев, образующих с первыми дискурсивное единство. Также исследуются задания и комментарии авторов учебников и учебных пособий по переводу, в которых обнаруживаются устойчивые признаки переводческого дискурса.

Об основной цели исследования можно было бы говорить, сформулировав привлекательную гипотезу и привязав последнюю к первой. Однако это было бы не совсем честным приемом, потому что этапы гипотетических построений уже пройдены на этапе апробации и в предыдущих публикациях по теме диссертации. Поэтому цель уместнее определить как построение убедительного доказательства того, что лингвофилософские основания общей когнитивной теории перевода сводимы к понятиям тождества и когнитивного диссонанса и к их диалектическому взаимодействию. Такое определение цели полнее соответствует и названию диссертации, и содержанию ее основных исследовательских разделов.

В соответствии с целью исследования решались следующие задачи:

- определить основные особенности философской категории тождества, связанные с природой переводческой эпистемы;

- установить, каким образом соотносятся с основными признаками тождества ключевые понятия теории перевода «эквивалентность» и «адекватность»;

- представить модель, описывающую переводческий процесс и переводческие стратегии с учетом когнитивно ориентированных значений «эквивалентности» и «адекватности»;

- дать описание понятия «переводческий дискурс», определить его роль как среды, в которой обнаруживаются варианты предложенной модели переводческого процесса;

- раскрыть содержание понятия «когнитивный диссонанс (переводчика)» и обосновать условия использования одноименного термина для описания различий между текстами ИЯ и ПЯ, отраженных в сознании переводчика;

- интегрировать показатели тождества и когнитивного диссонанса в когнитивной модели описания переводческого процесса;

- продемонстрировать применение модели в ходе анализа дискурсов профессиональных переводчиков, критиков перевода, специалистов по межкультурной коммуникации и студентов, обучающихся по специальности «Перевод и переводоведение».

Таким образом, доказательство выдвинутой выше доктрины в его главных чертах следует известному принципу эксперимента, выдвинутому Л.В.Щербой: «Построив из фактов. некую отвлеченную систему, необходимо проверять ее на новых фактах, т.е. смотреть, отвечают ли выводимые из нее факты действительности» [Звегинцев 1960: 308]. Методологической основой работы послужили философские концепции тождества, представленные наиболее известными и авторитетными авторами, от Аристотеля до Б.Рассела, от Плотина до Г.-Г.Гадамера, критически переосмысленная семиотическая концепция Ч.Пирса, а также труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные фундаментальным вопросам переводоведе-ния.

Ведущий метод исследования — интерпретационный, с выраженным присутствием принципов диалектики. В качестве частных методов использовались моделирование (с частично формализованным представлением исследуемых объектов), описательно-сопоставительные методы качественного и количественного анализа данных, адаптированные к условиям исследования.

Материал исследования составили около 800 текстов, репрезентирующих переводческий дискурс профессиональных переводчиков, критиков и комментаторов перевода, специалистов по межкультурной коммуникации. Кроме того, проанализировано более 4400 текстов, которые представляют переводческий дискурс студентов 1-5 курсов университета, обучающихся по специальности «Перевод и переводоведение». Эти тексты — результат протоколирования рассуждений переводчиков, работавших по заданию «думай вслух».

Теоретическую значимость нашего исследовательского проекта целесообразно изложить в следующих пяти пунктах:

- Установление основных лингвофилософских категорий, определяющих сущность переводческой деятельности, позволяет предложить альтернативное научное понимание сущности переводческого процесса и принципов формирования и развития индивидуального переводческого знания.

- Определение закономерностей динамики переводческой эпистемы дает возможность разработки общей когнитивной теории перевода.

- Общая когнитивная теория перевода относится к фундаментальным разработкам и вместе с теориями перевода как общественно значимой деятельности образует универсальную научную антиномию.

- Переосмысление ключевых традиционных понятий теории перевода «эквивалентность» и «адекватность» позволяет объединить новые результаты с прежними достижениями науки о переводе и на основе преемственности определить дальнейшие исследовательские перспективы.

- Разработка понятия «переводческий дискурс» является вкладом не только в переводоведение, но также в теорию дискурса.

Новизна результатов исследования в первую очередь подтверждается оригинальной разработкой проблемы тождества и различий в переводе. Общефилософский принцип тождества неоднократно полагался в основу прежних теорий перевода [Нойберт 1978; Латышев, Семенов 2003; Sager 1994]. Однако его роль в теориях ограничивалась фазой научного синтеза, где он выполнял весьма абстрактную функцию интеграла бесконечных частных переводческих решений. В настоящей работе характер тождества устанавливается в зависимости от когнитивных особенностей деятельности переводчика. Выясняется, что в зависимости от типа переводимого текста на интенсиональном горизонте переводчика находится одна из двух разновидностей тождества - либо позитивистская, либо феноменологическая. Они могут вступать в диалектическое взаимодействие, но при этом, как показывает соответствующий переводческий дискурс, сохраняют дистинктивные признаки.

Результатом, не имеющим аналога в современном переводоведении, является обоснование когнитивного диссонанса переводчика как следствия осознания им различий между текстами ИЯ и ПЯ, которые не удается преодолеть в процессе движения к тождеству. Таким образом, тождество и различия поставлены в предлагаемой теории на последовательную когнитивную основу.

Еще один новый результат - разработка понятия переводческого дискурса. Определение его основных статутных признаков дает перспективу исследований его разновидностей, а впоследствии типологии. В результате появится возможность более точного и полного анализа переводческого процесса и отдельных переводческих стратегий.

Практическая ценность результатов исследования видится прежде всего в том, что они составляют основу полного курса лекций по когнитивным аспектам перевода (экспериментальный вариант курса уже читался автором в 2003-2004 учебном году студентам старших курсов Иркутского государственного лингвистического университета, обучающимся по специальности «Перевод и переводоведение»). Основные положения теории, как показывают отдельные экспериментальные занятия, могут перерабатываться в методические принципы и приемы обучения переводчиков. В частности, приучение студентов к самоанализу, приводящему сознание к когнитивному диссонансу, является действенным стимулом к совершенствованию профессиональных знаний, а также повышает качество критики переводов. Наконец, для переводчиков любого профессионального уровня знание о неизбывном противостоянии тождества и когнитивного диссонанса будет ценным напоминанием о том, что при всех условностях и соглашениях о нормах переводческой деятельности со стороны общества существует высший ориентир и критический глаз — самоанализ и стремление к преодолению расхождений между высказываниями на ИЯ и ПЯ, даже когда эти расхождения принимаются по канонам общественных требований. Без этого стремления ученик не станет профессионалом, а профессионал — мастером.

На защиту выносятся следующие положения и утверждения:

- Переводческая эпистема, т.е. система специальных знаний, управляющих процессом перевода, формируется в контексте общегносеологических принципов тождества и различий.

- Существуют две разновидности тождества, обусловливающие характер переводческой эпистемы — позитивистская и феноменологическая. Позитивистское тождество основывается на восприятии его сторон как объективно данных в языке и действительности. В первую очередь именно такие объекты восприятия определяются понятием «(переводческое) соответствие». Феноменологическое тождество основывается на синтезе его сторон во внутреннем времени ego (переводчика). Понятие, соотносимое с такого рода синтезом - «переживание».

- Позитивистское тождество управляет межъязыковым посредничеством в Мире Действительности / Действия, т.е. в коммуникативном пространстве, в котором участники используют язык для осуществления реальных практических действий. Доминирующая интенция переводчика, эпистема которого формируется по условиям позитивистского тождества — «соответствовать действию».

- Феноменологическое тождество направляет межъязыковое посредничество в Мире Ценности, т.е. в коммуникативном пространстве, в котором участники используют язык для выражения и восприятия переживаний. Соответственно, доминирующая интенция феноменологического тождества — «соответствовать переживанию».

- «Эквивалентность» как уникальное понятие цели переводческого процесса соотносима с позитивистским тождеством. «Адекватность» как понятие ценности / оценки переводческого процесса соотносима с феноменологическим тождеством. В переводческом процессе две разновидности тождества диалектически взаимодействуют; следовательно, правомерно утверждение о комплементарном характере понятий «эквивалентность» и «адекватность» в теории перевода.

- Движение к тождеству практически никогда не достигает абсолютного результата. Остающиеся различия между содержанием коммуникации на ИЯ и ПЯ отражены в переводческой эпистеме как когнитивный диссонанс. Последний - причина регулярной переоценки прежних результатов перевода, равно как повторных переводов отдельных произведений.

- Эпистемическое соотношение тождества и когнитивного диссонанса обнаруживается в переводческом дискурсе — вербальном представлении переводческой эпистемы по результатам работы над конкретными произведениями коммуникации. Переводческий дискурс формируется в условиях оппозиции «позитивистское vs феноменологическое тождество», в рамках которой действуют следующие статутные оппозиционные признаки: 1) персональность vs институциональность дискурса; 2) объективные vs субъективные принципы аргументации; 3) центральный концепт текста ИЯ vs центральный концепт переводческого дискурса; 4) объем переводческого тезауруса vs объем переводческого дискурса; 5) симметричные переводческие решения vs линейные отклонения от последовательности текста ИЯ.

- Основная смысловая единица переводческого дискурса - линейное отклонение, или рассуждение переводчика о контексте явления языка или культуры, завершающееся принятием переводческого решения. По когнитивным условиям линейное отклонение целесообразно признать единицей перевода.

- Когнитивная модель переводческого процесса основывается на следующих категориях: «действительность-1 (ИЯ)», «действительность-2 (ПЯ)», «ИЯ», «ПЯ», «сознание переводчика». Категория смысла, обоснованная в интерпретативной теории перевода, не является универсальной. Как показывает анализ переводческого дискурса, в сознании переводчика взаимно проецируются объекты действительности-1 и действительности-2, в результате чего принимается переводческое решение.

- Дидактическая эволюция переводческой эпистемы на до-профессиональных уровнях проходит три стадии, характеризующиеся специфическими отношениями тождества и когнитивного диссонанса. Первый уровень — взаимное отрицание, или либо принятие тождества без признания когнитивного диссонанса, либо признание в неспособности самостоятельно продвигаться к тождеству. Второй уровень — единство в тексте, или способность двигаться к тождеству и осознавать когнитивные диссонансы в контексте текстов ИЯ и ПЯ. Третий уровень, знаменующий выход на профессиональную эпистему — трехмерное пространство перевода, или способность продвигаться к тождеству и осознавать когнитивные диссонансы в контексте дискурса, т.е. единства языка и действительности ИЯ и ПЯ.

Апробация работы проводилась на заседании филологического совета Иркутского государственного лингвистического университета, научно-методических семинарах кафедры перевода, переводоведения и межкультурной коммуникации ИГЛУ, объединенном заседании кафедр теоретической лингвистики, немецкой филологии и французской филологии ИГЛУ, на международных конференциях «Языковая политика и языковое планирование» (Иркутск — Улан-Удэ, 2001), «Русский язык в кругу мировых языков и языковая политика» (Иркутск, 2002), «Язык. Культура. Межкультурная коммуникация» (Хабаровск, 2003), на региональных межвузовских научных конференциях (Иркутск, 2000; Красноярск, 2002; Иркутск, 2003). Основные результаты диссертации обсуждены на заседании кафедры истории, теории и критики перевода Московского государственного лингвистического университета и опубликованы в «Вестнике МГЛУ» № 499 (Москва, 2004).

Структура диссертации определяется спецификой поставленных задач, характером объекта и предмета изучения. Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка и приложения.

Заключение диссертации по теме "Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание", Воскобойник, Григорий Дмитриевич

ВЫВОДЫ ПО ЧЕТВЁРТОЙ ГЛАВЕ

Тождество и когнитивный диссонанс оказываются универсальными лингво-философскими основаниями общей когнитивной теории перевода, ибо определяют структуру переводческой эпистемы не только на профессиональном, но также на до-профессиональном уровне компетенции. При этом уже у начинающих переводчиков выявляется исходная ориентация либо на позитивистскую, либо на феноменологическую разновидность тождества в зависимости от характера переводимого текста. Однако вследствие недостаточных знаний и профессионального опыта у начинающих переводчиков может отсутствовать КД.

Три уровня КД, установленные в результате анализа дискурсов, характерных для до-профессиональных этапов развития переводческой эпистемы, в целом отражают ее качественные изменения. От взаимного отрицания тождества и КД к их диалектическому единству в тексте и от него к трехмерному пространству, определяемому взаимодействием языковой системы, текста и дискурса, в котором объединены язык и культура - вот основные этапы эволюции переводческой эпистемы.

Таким образом, структура переводческой эпистемы оказывается единой для мастера профессии и начинающего переводчика. Это означает, что когнитивная модель представления переводческого процесса, разработанная в диссертации, также может применяться для отображения динамики переводческой эпистемы на до-профессиональных уровнях компетенции. В перспективе возможна разработка на ее основе прескриптивных переводческих теорий, представляющих определенную дидактическую ценность.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Представленная выше теория утверждает, что лингвистические основания общей когнитивной теории перевода в принципе сводимы к понятиям тождества и когнитивного диссонанса. Тождество является на когнитивном горизонте переводчика как антиномия. Ее стороны активизируются в зависимости от характера информации (текста), с которой взаимодействует переводчик. Регламентированная, подчиненная отношению порядка информация активизирует интенцию «соответствовать структуре» и предопределяет позитивистский характер тождества. Позитивистское тождество закреплено в Мире Действия, ибо воспроизведение структуры и порядка требует отчуждения субъекта от объекта и осуществляется в целях предписания действий.

Вторая часть антиномии - феноменологическое тождество - идентифицируется с интенцией «соответствовать переживанию». Феноменологическое тождество переживается как событие во внутреннем времени ego (переводчика) и является эпистемологическим ориентиром в переводе текстов, восприятие которых требует целостно-образного представления действительности. В реальном переводческом процессе стороны антиномии находятся в диалектическом взаимодействии, причем конечный результат перевода как правило суммируется под знаком феноменологического тождества. С точки зрения связи общегносеологического ядра, теории с ее специальным содержанием позитивистское тождество соотносимо с «эквивалентностью», феноменологическое — с «адекватностью» в том идеологическом прочтении, которое закреплено за ними в современном переводоведении.

Эти достаточно общие и абстрактные положения выводятся из наблюдений над организацией переводческого дискурса. ПД представляет собой вербальное отражение спонтанной работы сознания переводчика в процессе перевода. Исследование ПД показало, что в процессе перевода осуществляется аргументация, а именно выбор либо институциональных, либо персональных критериев и оснований для аргументов в пользу принимаемых решений. Естественно, что далеко не все избираемые соответствия между компонентами текстов ИЯ и ПЯ требуют аргументации; весьма значительная их часть принимается «по умолчанию», ибо не ставит перед профессиональным переводчиком серьезных когнитивных проблем. По этой причине структура ПД организуется в режиме отклонений от последовательности текстов ИЯ и ПЯ. Возникновение когнитивных проблем обусловлено факторами нерегулярного свойства, в первую очередь, кулыурно-лингвистической спецификой текста ИЯ и профессиональной компетенцией переводчика. По этой же причине ПД редко организуется вокруг ключевого концепта, связывающего тексты ИЯ и ПЯ.

Необходимо подчеркнуть, что обоснование принимаемых решений либо в институциональных формулах типа «N следует переводить, как Т, потому что есть правило / стандарт / требование и т.п.», либо в персональных высказываниях типа «Я решил / пришел к выводу и т.п., что N следует переводить, как Т» подтверждает правомерность выделения двух основных разновидностей тождества, на которые ориентирована переводческая эпистема.

Тождество как единство сторон антиномии практически никогда не достигается. Процесс преодоления различий между языками и культурами протекает в условиях когнитивного диссонанса, когда большинство решений оценивается переводчиком по степени приближения знака ПЯ к объекту ИЯ. Но остаточный когнитивный «зазор» - творческий стимул, побуждающий переводчика возвращаться к ранее переведенным текстам, когда возросшие профессиональные знания и опыт позволяют искать новые пути к тождеству. Это также стимул для новых поколений переводчиков, обращающихся к работе над текстами, переведенными их предшественниками.

Диалектика тождества и КД может быть исследована на основе системно-семиотического подхода. Для того чтобы получить перспективную рабочую модель представления взаимодействия тождества и КД в переводческом процессе, потребовалась модификация центральных положений системно-семиотических теорий. В результате отображение динамики тождества и КД осуществляется в пределах 5 основных параметров модели: «действительности ИЯ», «действительности ПЯ», «(текста) ИЯ», «(текста) ПЯ» и «сознания переводчика». Полученная модель обладает достаточно широким диапазоном адаптации к условиям переводческой деятельности. Ее преимущество - в способности реагировать на флуктуации ПД. Однако в представленном варианте модель пока не может использоваться для отображения различий в характере тождества, на которое опирается переводческая эпистема.

Диалектика тождества и КД также свойственна развитию переводческой эпистемы от начального до пред-профессионального уровней обучения. Здесь более существенны расхождения между отдельными уровнями компетенции и, соответственно, выше темпы изменения параметрических значений. Тем не менее присутствие главных когнитивных опор — двух разновидностей тождества и КД — неизменно подтверждается в результате анализа соответствующих дискурсов.

Анализ основных проблем перевода через призму когнитивного диссонанса не снимает последствия кантовой апории, которая в теории перевода известна как апория переводимости / непереводимости. Наша точка зрения лишь предлагает перенесение фокуса апории из структурно-системных параметров в когнитивные, т.е. связанные с особенностями профессионального переводческого знания и представления знания в процессе практической деятельности. Представленные материалы достаточны для обоснованного предположения о том, что теория когнитивного диссонанса способна дополнять другие переводческие теории по параметрам, оценка которых затруднена, если не учитывается профессиональный уровень переводчика и связанная с этим стратегия решения переводческих проблем.

Мы намеренно допускали параллельное использование словосочетаний «уровень переводческой компетенции» и «уровень КД». Думается, что переводческую компетенцию можно повышать, учитывая соответствующий ей уровень КД и работая над способами его выравнивания. Последнее означает, что необходимо обращать внимание на альтернативное применение двух основных переводческих интенций, а также на своевременный переход к уровню анализа вербальной коммуникации — к системе, тексту, дискурсу - на котором следует ожидать выравнивания КД. Соответствующая система приемов и упражнений будет существенно отличаться от традиционных по целевой установке и организации, но ее разработка представляется полезной.

Наконец, целесообразно перенести понятие непереводимости в иное ментальное пространство, а именно из области представлений об объективных отношениях между ИЯ и ПЯ в область знаний и представлений конкретного переводчика. Ведь что такое непереводимость с точки зрения теории КД? Это неспособность переводчика найти способ выравнивания КД в полной системе отношений «(система(текст((дискурс)))» для конкретных ИЯ и ПЯ. Но это — ограничения переводческого тезауруса, а не языков. В конце концов, находчивый переводчик, о котором вспоминает А.Чужакин, не смог передать содержание «совершенно непереводимого» японского анекдота, но призвал слушателей посмеяться, чтобы не смутить говорящего. И что же он сделал? Достиг выравнивания КД на уровне дискурса, используя «чистую», ничем не осложненную интенцию «соответствовать переживанию». Едва ли можно этому научить. Но можно достичь определенного научного обобщения, поместив этот и другие уникальные примеры в единую парадигму описания перевода как преодоления когнитивного диссонанса.

Есть три первоочередные задачи дальнейших разработок общей когнитивной теории перевода. Во-первых, необходимо максимально полное описание ПД, для чего существующие подходы, основанные на методике «думай вслух», должны быть усовершенствованы. В частности, целесообразно привлечение нейролингвистических данных о работе сознания переводчика. Во-вторых, требуется доработка модели представления взаимодействия тождества и КД с тем, чтобы сделать возможным различение в ее рамках двух основных разновидностей тождества. И наконец, в-третьих, следует более подробно изучить характер эпистемы переводчиков на до-профессиональных уровнях компетенции. Выполнение этой задачи имеет прикладное значение, ибо сможет помочь совершенствованию методики преподавания теории и практики перевода.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Воскобойник, Григорий Дмитриевич, 2004 год

1. Абеляр П. Теологические трактаты П.Абеляр. М.: Изд-во Гнозис, 1995.-216 с.

2. Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика И.С.Алексеева. СПб.: Союз, 2004. 282 с.

3. Амирова Т.А., Ольховиков Б.А., Рождественский Ю.В. Очерки по истории лингвистики Т.А. Амирова, Б.А. Ольховиков, Ю.В. Рождественский. Ml М Наука, 1975.-559 с.

4. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика Ю.Д. Апресян. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. Т. 1. 472 с. 5.

5. Аристотель. Сочинения Аристотель. Т. 1. -М.: Мысль, 1976. 549 с. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: оценка, событие, факт Н.Д. Арутюнова. М: Наука, 1988. 338 с.

6. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека Н.Д. Арутюнова. 2-е изд., испр., доп. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с. 8. ,у V

7. Арутюнова Н.Д., Падучева Е.В. Предисловие Н.Д. Арутюнова, Е.В. Падучева Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. М.: Прогресс, 1985.-C.3-

8. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов О.С. Ахманова. М.: Советская энциклопедия, 1966. 607 с.

9. Баранов А.Н. Аксиологические стратегии: опыт анализа паремий А.Н. Баранов Вопросы языкознания. 1989. №5. 10-17.

10. Баранов А.Н. О типах сочетаемости метафорических моделей А.Н. Баранов Вопр. языкознания. 2. 2003. 73-94. */у

11. Баранов А.Н. Политическая аргументация и ценностные структуры общественного сознания А.Н. Баранов Язык и социальное познание. М.: Знание, 1990.-С.И-23.

12. Барина В.Г. Лексическая семантика и внутренняя форма языковых единиц В.Г. Барина Принципы и методы семантических исследований. М.: Изд-во МГПИИЯ им.М.Тореза, 1976. 19-26 Ч /С.

13. Бархударов Л.С. Язык и перевод Л.С. Бархударов. М.: Межд. отн., 1975.-239 с.

14. Бахтин М.М. Работы 1920-х годов М.М. Бахтин. Киев: София, 1994.335 с.

15. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества М.М. Бахтин. М.: Искусство, 1979.-318 с. ix

16. Беляевская Е.Г. Семантика слова: Учеб. пособие для ин-тов и фак-ов иностр. яз./ Е.Г. Беляевская М.: Высш. шк., 1987. 128 с. 18. Бир Ст. Кибернетика и управление производством Ст. Бир. М.: Сов, радио, 1965.-392 с.

17. Богданов А.А. Эмпириомонизм А.А. Богданов// Русский позитивизм. СПб.: Изд-во «Диалог Центр», 1995. 278 с.

18. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика Н.Н. Болдырев. Тамбов: Изд-во Тамб. гос.ун-та, 2000. 180 с.

19. Боно Э. де. Рождение новой идеи Э. де Боно. М.: Прогресс, 1976. 143 с. 22. Бор Н. Принцип дополнительности Н. Бор Принципы и методы современных научных исследований. М.: Мысль, 1960. 42-57.

20. Борботько В.Г. Структурные характеристики дискурса В.Г. Борботько. Киев: Вища школа, 1983. 224 с.

21. Брандес М.П. Стиль и перевод (на материале немецкого языка) М.П.Брандес. М Высш. шк., 1988. 127 с.

22. Брандес М.П., Провоторов В.И. Предпереводческий анализ текста (для институтов и факультетов иностранных языков) М.П.Брандес, В.И. Провоторов. М.: НВИ-ТЕЗАУРУС, 2001. 224 с.

23. Бреус Е.В. Теория и практика перевода с английского языка на русский Е.В. Бреус. -М.: УРАО, 2003. 103 с. Бубновъ Н.М. Абакъ и Боэций: Историко-критическое изслъедование въ области средневъековой науки Н.М.Бубновъ. Петроградъ: Сенатская типография, 1915. 325 с. 28.

24. Вардуль И.Ф. Основы описательной лингвистики И.Ф. Вардуль. М.: Наука, 1976.-351 с. Васина Ю. О термине «эквивалентность» в теории перевода Ю. Васина Вопросы теории перевода и межкультурной коммуникации: Сб. науч. тр. -Пермь: ПемГУ. 35-41. 30. 31. 32. 33. 34.

25. Воскобойник Г.Д. Диалектика тождества и когнитивного диссонанса в процессе перевода Г.Д. Воскобойник Актуальные проблемы межкультурной коммуникации. Хабаровск: Изд-во ХабГПУ, 2003. 17-23.

26. Воскобойник Г.Д. К критике системно-семиотического подхода к моделированию межъязыкового перевода Г.Д. Воскобойник Вестник БГУ. Сер. Филология. Улан-Удэ, 2004. Вып.2. 72-87.

27. Воскобойник Г.Д. Когнитивный диссонанс в структуре переводческой эпистемы Г.Д. Воскобойник Вопросы теории и практики перевода: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. Иркутск, 2002. Вып. 3. 43-55.

28. Воскобойник Г.Д. Когнитивный диссонанс как проблема теории и практики перевода: основные концептуальные положения (авторский проект) Г.Д. Воскобойник. Иркутск-Красноярск: Изд-во Р1ГЛУ, 2001. 30 с.

29. Воскобойник Г.Д. Концепция подготовки переводчиков для нужд Восточно-Сибирского экономического региона Г.Д. Воскобойник. Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2000. 16 с.

30. Воскобойник Г.Д. О двух интенциях в анализе переводческого дискурса Г.Д. Воскобойник Вестник БГУ, Сер. Филология.-Улан-Удэ, 2004. ВЫП.2.-С. 61-72,

31. Воскобойник Г.Д. О когнитивном диссонансе комментатора перевода Г.Д. Воскобойник Вопросы теории и практики перевода: Вестник ИГЛУ. Сер. Лингвистика. Иркутск, 2003. Вып. 4. 48-58.

32. Воскобойник Г.Д. Понятие «когнитивная модель переводческого процесса» в теории перевода Г.Д. Воскобойник. Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2003.-22 с. 44.

33. Воскобойник Г.Д. Понятие «переводческий дискурс» в теории перевода/ Г.Д. Воскобойник. Иркутск: Изд-во Р1ГЛУ, 2003. 23 с. Воскобойник Г.Д. Тождество и когнитивный диссонанс в переводческой теории и практике/ Г.Д. Воскобойник Вестник МГЛУ. Сер. Лингвистика. Вып. 499.-м., 2004. 181 с. 46.

34. Выготский Л. Мышление и речь Л. Выготский. -М,: Лабиринт, 1958.-414 с. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного Г.-Г. Гадамер. М.: Искусство, 1991.-366 с.

35. Гадамер Г.-Г. Истина и метод Г.-Г. Гадамер. М.: Прогресс, 1988. 699 с. Гак В.Г., Григорьев Б.Б. Теория и практика перевода (французский язык) В.Г. Гак, Б.Б. Григорьев. М.: Интердиалект, 1997. 454 с. Гак В.Г., Львин Ю. Курс перевода: франц. язык. Общественнополитическая лексика В.Г. Гак, Ю. Львин. М.: Междунар. отношения, 1970.-400 с. 51. 52. 53.

36. Галь Н. Слово живое и мертвое: Из опыта переводчика и редактора Н.Галь. М.: Книга, 1975.-192 с. Гальперин И.Р. Информативность единиц языка /И.Р. Гальперин. М.: Наука, 1974.-172 с. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования /И.Р. Гальперин. М.: Наука, 1981.-139 с. Гарбовский Н.К. 104 слова о русской культуре Н.К. Гарбовский Вестник Московского Университета. Сер 19: Лингвистика и межкультурная коммуникацияг№ 4г2003. 7-23.

37. Гарбовский Н.К. Актуальные проблемы сопоставительного языкознания Н.К. Гарбовский Вопросы французского и сопоставительного языкознания: Межвуз. сб. статей. М.: МГЛК, 1996. 204-217.

38. Гарбовский Н.К. О теоретических взглядах на категорию переводческой эквивалентности Н.К. Гарбовский Язык, культура и межкультурная коммуникация: Межвуз. сб. статей. М.: МГЛУ, 2001. 26-43.

39. Гарбовский Н.К. Сопоставительная стилистика профессиональной речи (на материале русского и французского языков) Н.К. Гарбовский. М.: Изд-во МГУ, 1988. 140 с.

40. Гарусов Д.И. О передаче этнокультурных значений в поэтическом переводе (опыт перевода тютчевского «Славянам» на английский язык) Д.И.

41. Гаспаров М.Л. Вопреки размеру подлинника (Мильтон, Донн, Томпсон) М.Л. Гаспаров// Альманах переводчика. М.: Изд-во Гнозис, 2001. С32-А1. 60. 61. 62. 63. 64.

42. Гончаренко Ф. (19996) Гендерный фактор в концептуально-метафорической картине мира «оригинального» поэта и поэта-переводчика: интрига и драма перевоплощения Ф. Гончаренко Актуальные проблемы межкультурной коммуникации. М.: Изд-во МГЛУ, 1999.-С.21-27. 67.

43. Гончаренко Ф. Основы теории испанской поэтической речи Ф. Гончаренко//Собр. соч.: В 3 т.- М.: Рема, 1995. Т. 3. 5-

44. Гончаренко Ф. Поэтический перевод и перевод поэзии: константы и вариативность Ф. Гончаренко Актуальные проблемы межкультурной коммуникации: Сборник науч. тр. Вып.444. М.: Изд-во МГЛУ, 1999. С 107-122.

45. Городецкий Б.Ю. Компьютерная лингвистика: моделирование языкового общения Б.Ю. Городецкий Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIY. М Прогресс, 1 9 8 9 С 5-31.

46. Гумбольдт В. Язык и философия культуры В. Гумбольдт. М.: Прогресс, 1985. 3 7 1 с.

47. Гуссерль Э. Картезианские размышления /Э. Гуссерль. М.: Изд-во Гнозис, 2002.-614 с.

48. Гуссерль Э. Логические исследования. Картезианские размышления Э. Гуссерль. Минск: Харвест, М.: ACT, 2000. 752 с.

49. Дваржшейшвили Р.Г. Психологическая проблема художественного перевода Р.Г. Дваржшейшвили. Тбилиси: Мецниёреба, 1984. 66 с.

50. Декарт Р. Рассуждение о методе Р. Декарт Избранные философские произведения. М.: Политиздат, 1950. 113 с.

51. Демурова Н.М. Льюис Кэррол: очерк жизни творчества Н.М. Демурова. М.: Наука," 1979. 253 с.

52. Демьянков В.З. Англо-русские термины по прикладной лингвистике и автоматической переработке текста В.З. Демьянков. Вып. 2: Методы анализа текста. М: Изд-во МГУ, 1982. 147-171.

53. Демьянков В.З. Лингвистическая интерпретация текста: универсальные и национальные (идиоэтнические) стратегии В.З. Демьянков Язык и культура: К 70-летию Ю.С.Степанова. М.: Языки славянской культуры, 2001.-С.309-323.

54. Деррида Ж. Письмо и различие /Ж.Деррида. М.: Академ. Проект, 2000. 4 9 5 с. 79.

55. ДерридаЖ. Позиции Ж. Деррида. Киев: София, 1996. 102 с. Добровольский Д. О. Типология идиом Д.О. Добровольский Фразеография в машинном фонде русского языка. М: Наука, 1990. 29-36.

56. Добровольский Д.О., Караулов Ю.Н. Идиоматика в тезаурусе языковой личности Д.О. Добровольский, Ю.Н, Караулов Вопр. языкознания. 1993.-№3.-С.24-31.

57. Еемерин Ф., Гроотендорст Р. Речевые акты в аргументативных дискуссиях Ф. Еемерин, Р. Гроотендорст. СПб.: Логос, 1994. 227 с.

58. Злобин А.Н. Деятельностно-когнитивная парадигма перевода А.Н. Злобин Вопросы теор. и практ. перевода: Сб. науч. тр. Пенза: Приволжск. дом знаний, 2001. 48-50.

59. Ивин А.А. Основания логики оценок А.А. Ивин. М.: Наука, 1970. 294 с.

60. Иовенко В.А. Основы концепции детерминации в переводе (на материале испанско-русских и русско-испанских переводов) /В.А. Иовенко: Автореф. дис. д-ра филол. наук. -М.* Воен. Краснознам. ин-т, 1992. 35 с.

61. Иовенко В.А. Практический курс перевода: испанский язык /В.А. Иовенко. М.: ЧеРо, 2001. 419 с.

62. Кабакчи В.В. Практикум по межкультурной коммуникации В.В. Кабакчи. СПб.: Союз, 2001.-475 с.

63. Казакова Т.А. Практические основы перевода (English Russian) Т.А. Казакова. СПб.: Союз, 2001. 320 с. 89.

64. Кант И. Сочинения И. Кант. М.: Мысль, 1963. Т. 1. 487 с. Карасик В.И. О креативной семантике В.И. Карасик Языковая личность: проблемы креативной семантики: К 70-летию профессора И.В. Сентенберг: Сб. науч. тр. Волгоград: Перемена, 2000. 5-18.

65. Карасик В.И. Язык социального статуса В.И. Карасик. М.: Изд-во Гнозис, 2002.-333C.

66. Караулов Ю.Н. Лингвистическое конструирование и тезаурус литературного языка Ю.Н. Караулов. М: Наука, 1981.-366 с.

67. Караулов Ю.Н. О способах достижения функциональной эквивалентности в переводе Ю.Н. Караулов Язык. Поэтика. Перевод, М.: Издво МГЛУ, 1996.-С.68-75.

68. Карцевский Об асимметрическом дуализме языкового знака Карцевский В.А.Звегинцев. История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях. М.: Изд-во МГУ, 1965. 4.2. 57-73.

69. Катфорд Дж. Лингвистическая теория перевода: Об одном аспекте прикладной лингвистики: Пер. с англ. Дж. Катфорд. М.: Едиториал УРСС, 2004. 208 с. 96.

70. Кашкин И.А. Для читателя-современника: Статьи и исследования И.А.Кашкин. М.: Советский писатель, 1968. 562 с. Кирилина А.В. Мужественность и женственность как культурные концепты А.В. Кирилина Методологические проблемы когнитивной лингвистики. Воронеж: ВГУ, 2001. -С. 141-148. 98.

71. Кирилина А.В. Развитие гендерных исследований в лингвистике /А.В. Кирилина Филол. науки.- 1998. 2. 51-

72. Климзо Б. Ремесло технического перевода Б. Климзо. М.: УРСС, 2003. -256 с. Н.Э. Динамика межкультурного общения: системно73. Клюканов семиотическое исследование Н.Э.Клюканов. Тверь: Изд-во Тверского гос. ун-та, 1998.-114 с.

74. Клюканов Н.Э. Перевод как процесс и как результат Н.Э.Клюканов. Калинин: Изд-во Калининского гос. ун-та, 1989. 99 с.

75. Кобозева КМ. Лингвистическая семантика К.М. Кобозева. М.: УРСС, 2000. -376 с.

76. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода В.Н. Комиссаров. М.: ЧеРо, 1999.-132 с.

77. Комиссаров В.Н. Переводоведение в XX веке: некоторые итоги В.Н. Комиссаров// Тетради переводчика: Научно-теор. сб. Ф.Гончаренко, ред. М.: МГЛУ, 1999. Вып. 24. -С. 4-20.

78. Комиссаров В.Н. Переводческие аспекты межкультурной коммуникации В.Н. Комиссаров Актуальные проблемы межкультурной коммуникации: Сб. науч. тр. Вып. 444 М.: МГЛУ, 1999. 75-87.

79. Комиссаров В.Н. Слово о переводе В.Н. Комиссаров. М.: Межд. отн., 1973. 236 с.

80. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение В.Н. Комиссаров. М.: ЭТС,2004.-424с.

81. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты) В.Н. Комиссаров. М.: Высш. шк, 1990.-214 с.

82. Комиссаров В.Н. Теория перевода на современном этапе (По материалам Всесоюзной научной конференции) В.Н. Комиссаров Тетради переводчика. Вып. XIII. М.: Межд. отн., 1976. 8-15.

83. Копанев П. И. Вопросы истории и теории художественного перевода П. И. Копанев. Минск: Изд-во Минского гос. у-та, 1972. 191 с.

84. Костикова О.И. Интерпретация как основа деятельности критика переводов (к вопросу о переводе заглавия романа «Преступление и наказание») О.И. Костикова Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 4 2003. 42-59.

85. Кочелаева Н.А. Проблемы структурирования текста на переводящем языке при переводе с русского на английский: Дис. канд. филол. наук Н.А. Кочелаева. М.: МГЛУ, 1999. 169 с.

86. Кравченко А.В. Знак, значение, знание А.В. Кравченко. Иркутск: Издво ИГЛУ, 2001.-260 с.

87. Красных В.В. Основы психолингвистики и теории коммуникации: Кзфс лекций В.В. Красных. М.: Гнозис, 2001. 270 с.

88. Красных В.В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология В.В. Красных. М.: Изд-во Гнозис, 2002. 282 с.

89. Кронгауз М.А. Лингвистическая семантика М.А. Кронгауз. М.: УРСС, 2002.-314с.

90. Крупнов В.Н. В творческой лаборатории переводчика В.Н. Крупнов. М.: Межд. отн., 1974.-190 с.

91. Кубрякова Е.С. Проблемы представления знаний в современной науке и роль лингвистики в решении этих проблем Е.С. Кубрякова// Язык и структуры представления знаний. М.: ИНИОН РАН, 1992. 4-39.

92. Кубрякова Е.С. Части речи с когнитивной точки зрения B.C. Кубрякова. М.: Ин-т языкознания РАН, 1997. 330 с.

93. Кузанский Н. Сочинения: В 3 т. Н. Кузанский. М.: МысльТ 1. 1983. 377 с.

94. Кузьменкова Ю.Б., Кузьменков А.П. Адекватный перевод рекламы как одна из проблем межкультурной коммуникации Ю.Б. Кузьменкова, А.П. Кузьменков Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1. 2003. 49-54.

95. Кэтфорд Дж. Лингвистическая теория перевода Дж. Кэтфорд Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М.: Межд. отн., 1978. 96-120.

96. Лазерсон И., Синельников С Соломоник Т. За столом с Неро Вульфом, или секреты кухни великого сыщика: Кулинарный детектив И. Лазерсон, Синельников, Т. Соломоник. СПб.: Мим-Дельта, 2002. 573 с.

97. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов Новое в зарубежной лингвистике Дж. Лакофф. Вып. XIII. М.: Прогресс, 1988. 12-35.

98. Лакофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах Р. Лакофф, Ф. Эмери. -М.: Советское радио, 1974.-269 с.

99. Латышев Л.К. Технология перевода Л.К. Латышев. М.: НВИ-Тезаурус, 2000. 278 с.

100. Латышев Л.К., Семенов А.Л, Перевод: Теория, практика и методика преподавания Л.К. Латышев, А.Л. Семенов. М.: Академия, 2003. 192 с.

101. Левый И, Состояние теоретической мысли в области перевода И. Левый Мастерство перевода. М.: Прогресс, 1970. 394 с.

102. Лейбниц Г.В. Новые опыты о человеческом разумении автора системы предустановленной гармонии [полемика с Дж. Локком] Г.В.Лейбницу/ Соч.: В 4 т.-М.: Мысль, 1982. Т.2. 686 с.

103. Лейбницъ Г. Теодицея Пер. К.Истомина Г. Лейбницъ. Харьков, 18871892.-670 с.

104. Лейчик В.М. Отношения между культурой и языком: общие функции В.М. Лейчик Вестник МГУ, Сер, 19: Лингвистика и межкультзфная коммуникация, 1, 2003. С 17-30.

105. Лещев С В Коммуникативное, следовательно, коммуникационное С В Лещев. М.: ЧеРо, 2002, 140 с.

107. Лосев А,Ф, Античный космос и современная наука А.Ф, Лосев Бытие, Имя. Космос, М: Мысль, 1993,-958 с,

108. Лотман Ю,М, Культура и взрыв Ю.М. Лотман. М.: Изд-во Гнозис, 1992.-270 с,

109. Любимов Н.А. Перевод искусство И.А, Любимов. М.: Искусство, 1982.-211 с.

110. Макаров М.Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе М.Л. Макаров, Тверь: Изд-во Тверского гос. ун-та, 1998, 309 с,

111. Мальковская И,А, Знак коммуникации: Дискурсивные матрицы И.А. Мальковская, М,: ЧеРо, 2004, 265 с.

112. Маргулис В.Д. Изучение значения словосочетания и семантики текста В.Д. Маргулис. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1987. 172с

113. Марк Туллий Цицерон: Избр. сочинения: Пер. с лат./ Цицерон Марк Туллий. М.: Худ. лит-ра, 1975. 456 с.

114. Марчук Ю.Н. Методы моделирования перевода Ю.Н. Марчук. М.: Наука, 1985.-201 с.

115. Матюшина И.Г. Возможен ли диахронический перевод древнеанглийских поэтических памятников И.Г. Матюшина Теория перевода и сопоставительный анализ языков: Сб. науч. тр. М.: МГУ, 1985. 101-110.

116. Метафизические исследования. Вып. 12.: Язык. СПб.: Мим-Дельта, 1999.-311 с.

117. Миньяр-Белоручев Р.К. Общ;ая теория перевода и устный перевод Р.К. Миньяр-Белоручев. М.: Воениздат, 1981. 237 с.

118. Мирам Г.Э. Переводные картинки. Профессия: переводчик Г.Э. Мирам. Киев: Ника-Центр, 2001. 249 с.

119. Москальская О.И. Грамматика текста О.И. Москальская. М.: Высш. шк., 1981.-183 с.

120. Мунен Ж. Переводчик, слово и понятие Ж. Мунен Перевод средство взаимного сближения народов. —М.: Прогресс, 1987. 136-141.

121. Мчедлишвили А.В. Перевод научной литературы как прямое сопоставление типичных текстов: Автореф. дис. канд. филол. наук А.В. Мчедлишвили. М.: МГУ, 1986. 20 с.

122. Найда Ю. К науке переводить Ю. Найда Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. -М.: Межд. отн., 1978. 19—41.

123. Налимов В.В. Вероятностная модель языка В.В. Налимов. М.: Наука, 1974. 207 с.

124. Нарский И.С. Проблема значения «значения» в теории познания И.С. Нарский// Проблемы знака и значения: Сб. науч. тр. М.: МГУ, 1969.-С. 5-54.

125. Неретина С. Слово и текст в средневековой культуре. Концептуализм Абеляра С. Неретина. М.: Гнозис, 1994. 216 с.

126. Нерознак В.П., Горбаневский М.В. Советский «новояз» на географической карте: О штампах и стереотипах речевого мышления В.П. Нерознак, М.В. Горбаневский. М.: Знание, 1991. 63 с.

127. Нещименко Г.П. К постановке проблемы «язык как средство трансляции культуры» Г.П. Нещименко Язык как средство трансляции культуры: Сб. науч. тр. М.: Наука, 2000. 31-45.

128. Нойберт А. Прагматические аспекты перевода А. Нойберт// Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М.: Межд. отн., 1978. -С.6178.

129. Ориент. СПб. 1998. №3. 97 с.

130. Основы научно-технического перевода. Вопросы теории: Метод, пособие Сост. И.П.Смирнов. М.: Всесоюзн. центр переводов, 1989. 127 с.

131. Палажченко П. Мой несистематический словарь П.Палажченко. М.: Валент, 2003.-235 с.

132. Пеньковский Л.С. Статьи и заметки Л.С. Пеньковский Художественный перевод. Взаимодействие и взаимообогащение литератур. Ереван, 1973.-С.509-526.

133. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении А.М.Пешковский. М.: Учпедгиз, 1937.-452 с

134. Пирс Ч.С. Принципы феноменологии: Пер. с англ. Ч.С. Пирс Метафизические исследования. Вып. 12: Язык. СПб.: Алетейя, 1999. 260281.

135. Поликарпов A.M. Обучение студентов-филологов синтаксису немецкой разговорной речи A.M. Поликарпов// Материалы Ш-ей международ. конф. ЛИНГВАУНИ. М.: МГЛУ, 1998. 319-323.

136. Полютова О.Н Концептуально-историческое исследование переводоведения в США: Автореф. дис... канд. филол. наук О.Н Полютова. М., 1999.-19 с.

137. Поппер К. Открытое общество и его враги К. Поппер. СПб.: Логос, 1993. 4.1. -287 с.;-4.2.-252 с.

138. Поппер К. Открытое общество и его враги: Пер. с англ. К. Поппер— М.: Феникс, 1992. Т.2. 448 с.

139. Потапов В.В. Динамика и статика речевого ритма В.В. Потапов. М,: Эдиториал УРСС, 2004. 348 с.

140. Потапова Р.К. Новые информационные технологии и лингвистика Р.К. Потапова. М.: Эдиториал УРСС, 2004. 320 с.

141. Потапова Р.К. Речь: коммуникация, информация, кибернетика Р.К. Потапова. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 568 с.

142. Рассел Б. Исследования значения и истины Б.Рассел. М.: ЧеРо, 1999. 298 с.

143. Ревзин И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перевода И.И. Ревзин, В.Ю. Розенцвейг. М., 1964.

144. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика Я.И.Рецкер. М.: Межд. отн., 1974.-216 с.

145. Россельс В.М. Перевод и национальное своеобразие подлинника В.М. Россельс.-ВХП, 1 9 5 5 С 165-212.

146. Свидерский В.И. Диалектика познания/ В.И.Свидерский. М.: Политиздат, 1961.-361 с.

147. Селиверстова О.Н. Когнитивная семантика на фоне общего развития лингвистической науки О.Н. Селиверстова Вопр. языкознания. 6. 2 0 0 2 С 12-26.

148. Сильников А.Н. Некоторые вопросы, связанные с переводимостью А.Н. Сильников Проблемы лингвистического анализа, М., 1966. 200212.

149. Синтаксис текста. М.: Наука, 1980.-322 с.

150. Солсо Р. Когнитивная психология Р. Солсо. СПб.: Тривола Либериа, 2002. -598 с.

151. Сорокин Ю.А. Метод установления лакун как один из способов специфики локальных культур Ю.А. Сорокин// Мышление и общение. АлмаАта: Изд-во Алмаатинского гос. ун-та, 1973. 63-71.

152. Сорокин Ю.А., Морковина И.Ю. Культура и ее этнопсихологическая ценность Ю.А. Сорокин, И.Ю. Морковина Этнопсихолингвистика. М.: Наука, 1982. 9-19.

153. Степанов Ю.С. Альтернативный мир, Дискурс, Факт и принцип причинности Ю.С.Степанов Язык и наука конца XX века. М.: Изд-во Гнозис, 1995.-С.71-93.

154. Степанов Ю.С. В трехмерном пространстве языка: Семиотические проблемы лингвистики, философии и искусства Ю.С.Степанов. М.: Наука, 1985.-335 с.

155. Строук Дж. Применение голографии Дж.Строук. М.: Интеграл, 1973. 170 с.

156. Суксов В. Остается ли Швейк чехом? Еще о роли фоновых знаний и о переводимости непереводимого В. Суксов Дружба народов. 1983. 9 С 251-256.

157. Сулима И.И. Язык и понимание в образовательной среде: герменевтический аспект И.И. Сулима// Метафизические исследования. Вып. 12: Язык. СПб.: Алетейя, 1999. 120-127.

158. Суренян К. Мои «Братья Карамазовы» К. Суренян// Мастерство перевода. Сборник восьмой. М Сов. писатель, 1971. 233-254.

159. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц В.Н.Телия. -М.: Наука, 1986.-141 с.

160. Тонер П.М. Перевод в системе сравнительного литературоведения П.М. Топер. М.: Наследие, 2000. 254 с.

161. Тураева З.Я. Лингвистика текста (Текст: структура и семантика) З.Я Тураева. М.: Просвещение, 1986. 126 с.

162. Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии: Пер. с англ. А.Н. Уайтхед Сост. И.Т. Касавин. М.: Прогресс, 1990. 717 с.

163. Убин И.И. Лингвистические основы создания автоматического переводного словаря: Автореф. дис. ...д-ра филол. наук И.И. Убин. М.: Воен. краснознам. ин-т, 1989. 39 с.

164. Убин И.И. Немелкие «мелочи» в жизни переводчика И.И. Убин Мосты: Журнал переводчиков. 3,— М.: Валент, 2004. 42-47.

165. Федоров А.И. Основы общей теории перевода А.И. Федоров. М.: УРСС, 2002. 285 с.

166. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингер. СПб.: Ювента, 1999.-3I.7-c.

167. Филягин Г.А. Проблемы адекватности перевода специальных текстов как интериоризованных профессиональных знаний Г.А. Филягин Вопросы теории и практики перевода научно-технической литературы: Тез. докл. к семинару. Пенза: ПензГПИ им. В.Г.Белинского, 1991. 83-84.

168. Финкель А.И. О точности поэтического перевода А.И. Финкель Семиотика и поэтика: Сб. науч. тр. М.: РГГУ, 2002. 32-45.

169. Фомичева О.С. Проблема передачи оценки фактуальности на основе анализа семантико-смысловой структуры научного текста (проблема реферирования и перевода научного текста с английского языка на русский язык): Автореф. дис. канд. филол. наук О.С.Фомичева. М.: МГПИИЯ им. М.Тореза, 1990. 23 с.

170. Фуко М. Археология знания М. Фуко. Киев: Ника-Центр, 1996. 296 с.

171. Хайдеггер М. Бытие и время М. Хайдеггер. М.: Ad Marginem, 1993. 451 с.

172. Хайдеггер М. Исследовательская работа В.Дильтея и борьба за историческое мировоззрение в наши дни. Десять докладов, прочитанных в Касселе М. Хайдеггер.. -М.: Ad Marginem, 1995. 195 с.

173. Хайруллин В.И. Культура в парадигме переводоведения В.И. Хайруллин Тетради переводчика. М.: Изд-во МГЛУ, 1999. Вып 24. 36-44.

174. Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи И.И. Халеева. -М.: Высш. шк., 1989. -236 с.

175. Хейзинга Й. Homo Ludens (человек играющий) И. Хейзинга. М.: ЭКСМО Пресс, 2001.-350 с.

176. Хомский Н. Логические основы лингвистической теории: Пер. с англ. Н. Хомский. Биробиджан: Тривиум, 2000. 146 с.

177. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности: основные положения, исследования и применение Л. Хъелл, Д. Зиглер. СПб.-М.-Харьков-Минск: Питер, 2002. 606 с.

178. Цвиллинг М.Я. Переводоведение как синтез знания М.Я. Цвиллинг Тетради переводчика. М.: Изд-во МГЛУ, 1999. Вып. 24. 37-44.

179. Целищев В.В. Проблемы семантики возможных миров В.В. Целищев. Новосибирск: Наука, 1978. -216 с.

180. Чайковский P.P. Реальности поэтического перевода P.P. Чайковский. Магадан: Изд-во Северного Международного ин-та, 1997. 183 с.

181. Чайковский P.P., Лысенкова Е.Л. Неисчерпаемость оригинала: 100 переводов «Пантеры» Р.М.Рильке на 15 языков P.P. Чайковский, Е.Л. Лысенкова. Магадан: Кордис, 2001, 211 с.

182. Чернов Г.В. Лингвистические основы синхронного перевода: Автореф. дис. ...д-ра филол. наук Г.В.Чернов. М.: МГПИИЯ им. М.Тореза, 1980.-41 с.

183. Чернов Г.В. Основы синхронного перевода Г.В.Чернов. М.: Высш. шк., 1987.-250 с.

184. Черняховская Л.А. Некоторые закономерности речевой деятельности применительно к теории перевода Л.А. Черняховская Тетради переводчика. 1971. 9. 3-11.

185. Чуковский К.И. Высокое искусство К.И.Чуковский. М.: Искусство, 1964.-356 с.

186. Шаумян О понятии языкового знака Шаумян// Язык и культура: факты и ценности: К 70-летию Ю.С.Степанова. М.: Языки славянской культуры, 2001.-С. 149-163.

187. Швейцер А.Д. Контрастивная стилистика А.Д.Швейцер.. М: ЧеРо, 1993.- 181 с.

188. Швейцер А.Д. Перевод как акт межкультурной коммуникации А.Д. Швейцер Актуальные проблемы межкультурной коммуникации: Сб. науч. тр.-М.: МГЛУ, 1999.-С. 180-187.

189. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика А.Д.Швейцер. -М.: Воениздат, 1973.-179 с.

190. Швейцер А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты А.Д.Швейцер. М.: Наука, 1988.-214 с.

191. Шевчук В.Н. Военно-терминологическая система в статике и динамике: Автореф. дис. д-ра филол. наук.- М.: Воен. краснознам. ин-т, 1985. 43

192. Ширяев А.Ф. Пособие по синхронному переводу/А.Ф. Ширяев,—М.: Высш. шк., 1982. 193 с.

193. Шлейермахер Ф. Речи о религии. Монологи Ф. Шлейермахер. М.: ИздвоГнозис, 1994.-418 с.

194. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт А.Г. Шмелев. СПб.: Ювента, 2001.-315с. 222. 1Цедровицкий Г.П. Философия. Наука. Методология Г.П. Ш,едровицкий. М.: Шк. культ, политики, 1997. 656 с.

195. Энгельс Ф. Диалектика природы Ф. Энгельс. М.: Политиздат, 1957. 247 с.

196. Эткинд Е.Г. «Внутренний человек» и внешняя речь: очерки психопоэтики русской литературы 18-19 веков Е.Г. Эткинд. М.: Языки русской культуры, 1999.-448 с.

197. Языковая номинация. М.: Наука, 1977. 279 с.

198. Якобсон Р.Я. О лингвистических аспектах перевода Р.Я. Якобсон Избранные работы по лингвистике. Благовещенск: Изд-во колледжа им. Бодуэна де Куртене, 1998. 238 с.

199. Яхнина Ю. Три Камю Ю. Яхнина// Мастерство перевода. Сборник восьмой. М Сов. писатель, 1971. 255-286.

200. Arcaini Е. Analisi linguistica е traduzione /Е. Arcaini. Bologna: Patron Editore, 1986.-248 s.

201. Armstrong D.F. Word, sign and object Journal of the Washington Academy of Science D.F. Armstrong. 1. Vol. 77. 1987. P. 26-31.

202. Baker M. In other Words: a Cousebook on Translation M. Baker. London: Нафег Lee, 1992. 420 p.

203. Baranov A., Dobrovolski D. Cognitive Modeling of the Actual Meaning in the Field of Phraseology A. Baranov, D. Dobrovolski Journal of Pragmatics. 25, 1996.-P. 11-18.

204. Bassnett-McGuire S. Translation studies S. Bassnett-McGuire. L.-N.Y.: Methuen, 1980.-159p.

205. Bauer E. Wortwahl und Wortvariation in Heinrich Hallers Hieronymus E. Bauer Heidelberg: Winter, 1984. 145 s.

206. Beaugrande R. de, Mingliang Hu. Interference at the discourse level: Definiteness and topicality in English and Chinese R. de Beaugrande, Hu. Mingliang Interferenz in der Translation hrsg. v. H.Schmidt. Leipzig: VEB Verlag Enzyklopadie, 1989. S. 45-55.

207. Beaugrande R. de. Toward a semiotic theory of literary translating R. de. Beaugrande Semiotik und Ubersetzen. Tubingen: Niemeyer, 1980. S. 22-40.

208. Beekman J., Callow J., Kopesec M. The semantic structure of written communication J. Beekman, J. Callow, M. Kopesec. Austin, Tex.: SIL, 1981.-198 P

209. Bell R.T. Translation and translating theory and practice R.T. Bell. L.-N.Y.: Routledge, 1991. 427 p.

210. Bertalanffy L. A Theory of Systems L. Bertalanffy. N.Y.: World Publ. Co., 1946. 281 p. 239. BIy R. The eight stages of translation R. Bly. St.Paul: Ally Press, 1991. 107 p.

211. Brown G., Yule G. Discourse analysis G. Brown, G. Yule. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1983. 246 p.

212. Callewaert W.M., Hemraj Sh. Bhagavadgitanuvada: A study in transcultural translation W.M. Callewaert, Sh. Hemraj. Ranchi: Satya Bharati Publ., 1982.-399 p.

213. Campbell Ch.P. Beyond Language: Cultural Predispositions in Business Correspondence. Fort Worth Ch.P. Campbell. Texas: Julian Publ., 1998. 18 p.

214. Casagrande J.B. The Ends of Translation International Journal of American Linguistics J.B. Casagrande. Vol.XX, #4, 1954. P.487-499.

215. Chomsky N. Cartesian linguisticsiA chapter in the history of rationalist thought N. Chomsky.. -N.Y.: Haper and Row Publ., 1996. 119 p.

216. Chomsky N. Current Issues in Linguistic Theory N. Chomsky. The Hague: Mouton Publ., 1965.-125 p.

217. Dechert H.W., Sandrock U. Thinking-aloud protocols: the decomposition of language processing H.W. Dechert, U. Sandrock Experimental approaches to second language learning. Oxf.: Pergamon, 1986. P. 111-126.

218. Delisle J. Lanalyse du discours comme methode de traduction: Initiation a la traduction franpaise de texts pragmatiques anglais/ Theorie et pratique J. Delisle. Ottawa: Editions de IUniversite dOttawa, 1984. 282 s.

219. Dijk T.A., van. Social and Structural Dimensions of Discourse T.A. van Dijk.. Amsterdam: Нафег Lee, 1996. 254 p.

220. Dijk T.A., van. Text and Context T.A. van Dijk. The Hague.: Mouton, 1975.-184 p. 250. Eco U. The Limits of Interpretation U. Eco. Bloomington and Indianopolis: Univ. of Indiana Publ, 1994. 386 p.

221. Gaddis M. Translation analysis M. Gaddis// Проблемы теории, практики и критики художественного перевода: Сб. науч. тр. Нижн. Новгород: НГЛУ им. Н.А.Добролюбова, ДЕКОМ, 2000. 10-22.

222. Goddard Conceptual primes in early language development C. Goddard// Applied cognitive linguistics- I: Theory and language acquisition. Berlin, N.Y.: Mouton de Gruyter, 2001. P. 193-228.

223. Gohring E. Strategic der Ubersetzung E. Gohring. Leipzig: de Cruyter, 1982.-273 p.

224. Gorlee M. Semiotics and the Problem of Translation M. Gorlee. Amsterdam, Atlanta, GA: Univ. of Atlanta Publ., 1994. 128 p.

225. Grondin J. Introduction to Philosophical Hermeneutics J. Grondin. New Haven and London: Routledge Co.PubL, 1994. 176 p.

226. Hall E. T. The Dance of Life: the other Dimension of Time E.T. Hall. N.Y.: Ann Harbor, 1983. 110 p.

227. Halliday M.A.K. Spoken and Written Language M.A.K. Halliday. London: Longman Publ., 1989.-279 p.

228. Halliday M.A.K. System and Function in Language. Selected papers M.A.K. Halliday. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1976. 210 p.

229. Harris B. Bi-text: A new concept in translation theory B. Harris Language monthly, 1988. 54. P.8-10.

230. Harris Z.S. Discourse Analysis Z.S. Harris Language. Vol. 28, 1952.-P.531.

231. Herslund M. Trois modeles de lexicalisation: les verbes de mouvement fran9ais, danois et russes M. Herslund// Bonp. филологии. 3. 2000. 75-79.

232. Hoenigswald H.M. Osthoff and Homer H.M. Hoenigswald Язык и культура: К 70-летию Ю.С.Степанова. М Языки славянской культуры, 2001. 55-59.

233. Ноеу М. Textual interaction: An introduction to written discourse analysis M. Hoey. L.-N.Y.: Routledge, 2001. 203 p.

234. Holme J. S. The name and the nature of translation studies J.S. Holme. Amsterdam: Univ. o. Amsterdam Publ., 1988. P. 67-80.

235. Holz-Mantarri J. Translatorisches Handeln. Theorie und Methode J. HolzMantarri. -Helsinki: Helsinki Univ., 1984. 174 p.

236. Jager G., Miiller D. Kommunikative und maximale Aquivalenz von Texten G. Jager, D. Miiller// Aquivalenz bei der Translation hrsg. von G.Jager und A.Neubert. Leipzig: VEB Verlag Enzyclopadie, 1982. S. 42-57.

237. Johansen J. Sign concept, meaning; and the study of literature J. Johansen Pragmatics and linguistics. Gylling: Odense Univ. Press, 1986. P. 103-114.

238. Kaplan R. Cultural Thought Patterns in Inter-cultural Education R. Kaplan Language Learning. #16, 1966. P. 97-118.

239. Kitano H. Speech-to-speech translation: A massive parallel-based approach H. Kitano. Boston-Dodrecht-London: Kluwer Acad. Publ., 1994. 193 p!

240. Korzen I. Nominal determination in translation: A question of topicality and text pragmatic explicitness I. Korzen Bonp. филологии. 3. 2000. 93-103.

241. Kripke S. Naming and Necessity S. Kripke. N.Y.: Ann Harbor, 1971. 111 P

242. Kuhn T. The Structure of Scientific Revolution T. Kuhn. Chicago: Univ. of Chicago Publ., 1970. 177 p.

243. Kuklick B. The rise of American philosophy B. Kuklick. Cambr., Mass.: Yale Univ. Press, 1991.-674 p.

244. Lakoff G. Women, Fire and Dangerous Things G. Lakoff. Chicago: Univ. of Chicago Publ., 1987. 505 p.

245. Lakoff G. Categories and Cognitive models G. Lakoff. Berkeley: Univ. of California. Publ., 1982. 76 p.

246. Lakoff G. The invariance hypothesis: Is abstract reason based on image schemas? G. Lakoff// Cognitive linguistics. 1. P. 54-65.

247. Larson M.L. Meaning-based translation M.L. Larson. Lanham, MD and L.: Univ. Press of America, 1984, 215 p. 278. Lin Yutang. Translations from the Chinese (the importance of understanding) Yutang Lin. Cleveland-N.Y.: The World Publ. Co., 1963. 494 p.

248. Lyall Ch.J. Translations of ancient Arabian poetry, chiefly Prae-Islamic Ch. J. Lyall. L.: Brugmans Publ. House, 1885. 196 p.

249. Maturana H.R. Biology of Language: The Epistemology of Reality H.R. Maturana Psychology and Biology of Language and Thought. N.Y.: Academic Press, 1978. P.28-63.

250. Montague R. Universal grammar R. Montague// B.Thomason. Formal philosophy. Selected papers of Richard Montague. New Haven: Yale Univ. Press, 1974.-P. 222-246.

251. Montegue R. Formal philosophy. Selected papers R. Montegue/ ed. By R.H.Thomson. New Haven: Brendan Co. Publ., 1974.-213 p.

252. Morris Ch. W. Writings on the general theory of signs Ch. W. Morris. Paris: Mounton, 1971.-486 p.

253. Neubert A. Textsemantische Bedingungen fur die Translation A. Neubert Aquivalenz bei der Translation hrsg. Von G.Jager und A.Neubert. Leipzig: VEB Verlag Enzyclopadie, 1982. S. 22-36.

254. Newmark P. A Textbook of Translation P.Newmark. Singapore: Prasad Publ. House, 198S.-234p.

255. Nickau K. Die Frage nach dem Original K. Nickau// Die literaturishe Ubersetzung: Fallstudien zu ihrer Kulturgeschichte hrsg. von B. Schultze. Berlin: Erich Schmidt, 1987. B.L S. 86-91.

256. Nida E. Towards a Science of Translating E. Nida. Leiden: P.J.Rouge Publ., 1964.-173 p.

257. Nida E.A., Taber C.R. The theory and practice of translation E.A. Nida, C.R. Taber. Leiden: Brilt, 1982 285 p.

258. Nord Ch. Its tea-time in Wonderland: "Culture-Markers" in fictional texts Ch. Nord Intercultural communication. Frankfurt-N.Y-Bem-Paris: Peter Lang, 1994.-P. 523-538.

259. Nord Ch. Text analysis in translation: Theory, methodology and didactic application of a model for translation-oriented text analysis Ch. Nord. Amsterdam: Rodopi, 1991.-250 p.

260. Norton G.P. Literary translation in the continuum of Rennaissance thought Norton G.P. Die literaturische Ubersetzung: Fallstudien zu ihrer Kulturgeschichte hrsg. von B.Schultze. Berlin: Erich Schmidt, 1988. B. 2. S. 1-15.

261. Olomskaya N., Patyukova R. English-Russian translation adequacy as medium of existence of social communication N. Olomskaya, R. Patyukova. olomsky@mail.ru.

262. Parmentier R. Signs Place in Medias Res: Pierces Concept of Semiotic Mediation R. Parmentier Semiotic Mediation. London: Univ. of London Publ., 1985.-P.48-61.

263. Pierce Ch. S. Selected writings Ch. S. Pierce. N.Y.: Dover Publ., 1966. 423 p.

264. Quine W. Philosophy of Logic W. Quine. N.Y.: Нафег Lee, 1970. 119 P

265. Quine W.V.O. Word and object /W.V.O. Quine. Cambr., Mass.: MIT Press, I 9 6 0 1 6 9 p.

266. Raffet S. The world of translation S. Raffet Computation and people. #8. V 2 4 1 9 7 5 P 107-121.

267. Reiss K., Vermeer H.J. Grundlegung einer allgemeinen Translations Theorie K. Reiss, H.J. Vermeer. Tubingen: Niemeyer, 1984. 245 s.

268. Risser J, Heimeneutics and the Voice of the other J. Risser. Albany: Dretz Kissel Publ, 1997.-197 p.

269. Roche J, Interkulturelle Sprachdidaktik: Eine Einfuhrang J. Roche. Tubingen: Gunter Narr Verlag, 2001. 248 s.

270. Rosch E. Human Categorization E. Rosch// Advances in Cross-cultural Psychology. London: Routledge Co. Publ., 1975. P.15-35.

271. Rosetta M.T. Compositional translation R. M. Tosetta. Dodrecht: Kluwer Acad. Publ., 1994.-478 p.

272. Russel B. Logic and knowledge B. Russel. L.: George Allen and Unwirm ltd., 1956.-382 p.

273. Sager J.C. Language engineering and translation: Consequences of automation J.C, Sager. Amsterdam-Philadelphia: John Benjamins Publ. Co., 1994. 345 p.

274. Sandor A. Text, frame, discourse Cognitive Science. #1. Vol. 9. 1987. P 45-56.

275. Savory Т.Н. The art of Translation. London: Lloyd House Publ., 1968. -138 P

276. Searle J. Expression and Meaning. N.Y.: Oxford Univ. Press, 1979. -189 p.

277. Sebeok T.A. Origin of Language Pragmatics and Linguistics. Gylling: Univ. of OdensePubl., 1986. -P.37-50.

278. Selected translations from old English poetry A.S.Cook, Ch. B. Tinker, eds. Boston-N.Y.-Chicago-L.: Ginn and Co., 1902. 195 p.

279. Selescovich Z., Lederer M. 11ефге1ег Pour Traduire. P.: Lettres Modemes, 1987.-184 p.

280. Selescovitch D. Interpreting for international conferences: Problems of language and Communication D. Selescovitch. Wash., DC: Pen and Booth, 1994.-138 p.

281. Smith V. Translating non-arbitrary lexical items: Friends that cannot (always) be trusted V. Smith Вопросы филологии. 3. 2000. 103-110.

282. Snell-Homby М. Translation Studies. An Integrated Approach M.SnellHomby. Amsterdam-Philadelphia: Gordon Breach, 1988/1995. 185 p.

283. Steiner G. After Babel: Aspects of language and translation G. Steiner. Oxford, N.Y.: Нафег Lee, 1975. 394 p.

284. Svejcer A.D. Literal translation as a product of interference A.D. Svejcer Interferenz in der Translation hrsg. von H.Schmidt. Leipzig: VEB Verlag Enzyclopadie, 1989. S. 39-44.

285. Swales J. On genre J. Swales. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1990. 175 p.

286. Tannen D. Framing in discourse D. Tannen. Georgetown: Wolshin Publ., 1999.-211 p.

287. Tate A. A lecture A. Tate The translation of poetry. Washington, DC: Library of Congress, 1972.-P. 1-19.

288. Taylor J, Linguistic categorization: Towards a Theory of prototypes J. Taylor. London: Routledge Co. Publ., 1995. 327 p.

289. Toury G. Descriptive translation studies and beyond G. Toury. Amsterdam Philadelphia: John Benjamins Publ. Co., 1994. 311 p.

290. Toury G. In Search of a Theory of Translation G. Toury. Tel Aviv: Univ. of Tel-Aviv Publ, 1980. 204 p.

291. Trauth G.P. Towards an analysis of Humboldts "inner language form" G.P. Trauth The semi otic bridge: Trends from California. Berlin, N.Y.: de Gruyter, 1989.-P.409-419.

292. Turk Н. Probleme der Ubersetzungsanalyse und Ubersetzungstheone H. Turk Jahrbuch fur Internationale Germanistik. Bern: Peter Lang, 1990. S.5569.

293. Vermeer Z. Zur Begrundung von Ubersetzungsvarianten, Warum es die Ubersetzung nicht gibt. Zurich: Bergmann, 1984. 194 s.

294. Viney J-P.f Darbelnet J. Stilistique Comparee du Fran9ais et de Langlais /JP.Viney, J. Darbelnet. P.: Lettres Modemes, 1968. 206 p.

295. Weaver W. The process of translating W. Weaver The craft of translation. Chicago-L.: The Univ. of Chicago Press, 1989. P 117-124.

296. Wiezbicka A. Cross-cultural pragmatics: The semantics of human interaction A. Wiezbicka. Berlin-N.Y.: Mouton de Gruyter, 2003. 502 p.

297. Wiley H. The Semiotic Self H. Wiley. Chicago: Univ. of Chicago Publ., 1994.-117 p.

298. Witkin H.A., Goodenough D.R. Cognitive Styles: Essence and Origins. Field Dependence and Field Independence H.A. Witkin, D.R. Goodenough. N.Y.: Heath Co., 1982.

299. Yebra V.G. Teoria у practica de la traduccion V.G.Yebra. Madrid: Editorial Credos; Biblioteca Romanica Hispanica, 1984. T. I, II. 873 s.

300. Астафьев В.П. Царь-рыба: повествование в рассказах В.П. Астафьев. М.: Современник, 1982. 384 с.

301. Борисова Л.И. Ложные друзья переводчика: Общенаучная лексика (английский язык) Л.И. Борисова. М.: НВИ-ТЕЗАУРУС, 2002. 202 с.

302. Борисова Л.И. Хрестоматия по переводу: Английский язык Л.И. Борисова/ М.: НВИ-ТЕЗАУРУС, 2004. 67 с.

304. Войлошников Г.И. Перевод в сфере горнодобывающей промышленности: Метод, указания Г.И. Войлошников. Иркутск: ИГЛУ, 2002. 73 с.

305. Волкова З.Н. Научно-технический перевод: английский и русский языки З.Н.Волкова.- М.: УРАО, 2002. Вып. 1. 104 с.

306. Комиссаров В.Н., Коралова А.Л. Практикум по переводу с английского языка на русский: Учеб. пособие для ин-тов и фак-тов иностранных языков В.Н.Комиссаров, А.Л.Коралова. М.: Высш. шк., 1990. 127 с.

307. Крейн Ст. Полное собрание стихотворений (в пер. А.Кудрявицкого) Ст.Крейн. Чебоксары: Медиум, 1994. 359 с.

308. Кэррол Л. Приключения Алисы в стране чудес. Набоков В. Аня в стране чудес: Повесть-сказка (на англ. и русск. яз.) Л. Кэррол. М.: Радуга, 2002. 320 с. Ю.Фоминых Е.А. Современный рынок энергоресурсов: Рекомендации по переводу специальных текстов с английского на русский язык Е.А.Фоминых. Иркутск: Иркутскэнерго, 1995. 130 с. И.Чужакин А.П. Мир перевода309. Ргас11сшт1 А.П.Чужакин. М.: Валент, 1997.- 176 с.

310. Astafiev V.P. Queen fish (translated from Russian by S.Putnam) V.P. Astafiev. M.: Progress Publ., 1982. 444 p.

311. Nikolai de Cusa. De docta ignorantia. Liber primus. Die belehrte Unwissenheit. Buch I (ubersetzt und mit Vorwort und Anmerkungen herausgegeben von Paul Wilpert. Lateinisch Deutch) de Cusa.Nikolai. Berlin: Akademie Verlag, 1964.-144 s. 14.PPL protocols: Strategic planning project work. Philadelphia, Perm.: PPL group, 1999.-187 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 205259