Лингвотекстологические особенности произведений "Сабат ал-гаджизин" Аллаяра Суфи и "Рисала-и Газиза" Т. Ялсыгулова тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.02, кандидат филологических наук Ильясова, Гузалия Римовна

Диссертация и автореферат на тему «Лингвотекстологические особенности произведений "Сабат ал-гаджизин" Аллаяра Суфи и "Рисала-и Газиза" Т. Ялсыгулова». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 369514
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Ильясова, Гузалия Римовна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Уфа
Код cпециальности ВАК: 
10.02.02
Специальность: 
Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)
Количество cтраниц: 
210

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Ильясова, Гузалия Римовна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ГРАФОФОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАЗНОЧТЕНИЯ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ВАРИАНТЫ ТЕКСТОВ АЛЛАЯРА СУ ФИ И ТАЖЕТДИНА ЯЛСЫГУЛОВА В ИЗДАНИЯХ «САБАТ АЛ

ГАДЖИЗИН» И «РИСАЛА-И ГАЗИЗА».

§1.1. Общая характеристика произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и

Газиза».

§ 1.2.Сличение двустиший Аллаяра Суфи в четырех изданиях «Рисала-и

Газиза».

§1.3. Сличение текстов Тажетдина Ялсыгулова в четырех изданиях «Рисалаи Газиза».

§ 1.4. Сличение двустиший Аллаяра Суфи в изданиях «Сабат-ал гаджизин» и «Рисала-и Газиза».

ГЛАВА И. ЛИНГВОТЕКСТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОИЗВЕДЕНИЙ «САБАТ АЛ-ГАДЖИЗИН» АЛЛАЯРА СУФИ И «РИСАЛА-И ГАЗИЗА» ТАЖЕТДИНА ЯЛСЫГУЛОВА.

§2.1. Разночтения в двустишиях Аллаяра Суфи.

§ 2.2. Разночтения в текстах Тажетдина Ялсыгулова.

§ 2.3. Разночтения в двустишиях Аллаяра Суфи в изданиях «Сабат алгаджизин» и «Рисала-и Газиза».

§ 2.4. Сличение 'Повествования о вере' в «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза».

ГЛАВА III. ТОЛКОВАНИЕ ЛЕКСИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЙ ПРОИЗВЕДЕНИЙ «САБАТ АЛ-ГАДЖИЗИН» И «РИСАЛА-И

ГАЗИЗА».

§ 3.1. О построении повествований и озаглавленных рассказов в «Сабат алгаджизин» и «Рисала-и Газиза»

§ 3.2. Тексты, сопровождающиеся комментариями Т. Ялсыгулова.

§ 3.3. Тексты, переведенные Т. Ялсыгуловым дословно, без комментариев

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Лингвотекстологические особенности произведений "Сабат ал-гаджизин" Аллаяра Суфи и "Рисала-и Газиза" Т. Ялсыгулова"

Неисчислимо языковое и стилистическое богатство, доставшееся современному башкирскому литературному языку от старотюркского письменного языка, который, в свою очередь, восходит к древнетюркскому письменному, являвшемуся общим для всех тюрков, живших в Караханидском государстве, Волжской Булгарии, Золотой Орде, мамлюкском Египте и т. д.

Древнетюркский период (V-X вв.) охватывает время существования двух языков: рунического литературного, на котором написаны тексты крупных орхоно-енисейских памятников (Кюль-тегину, Могилян-хану, Тоньюкуку, Эль-этмишу, Кули-чуру, Моюн-чуру, эпитафии на стелах) и древнеуйгурского литературного («Ырк битиг» («Книга гаданий»), «Алтун ярук» («Сутра Золотого блеска»), «Куан-ши-им Пусар» и др.). Языком рунических надписей, как единым, наддиалектным и общепонятным, пользовались различные тюркские племена и союзы племен: огузы, уйгуры, киргизы, кыпчаки и др. [Тенишев, 1979, 81-82].

В среднетюркский период (XI-XV вв.) формируются такие языки, как караханидско-уйгурский, впитавший в себя основные нормативные особенности древнеуйгурского языка (XI—XII вв. - «Кутадгу билиг» Юсуфа Хас Хаджиба Баласагунского, «Атабат ал-хакаик» Ахмада Югнаки, «Диван лугат ат-тюрк» Махмуда Кашгари); хорезмско-тюркский (XIII—XIV вв. -«Кысас ал-анбийа» Рабгузи, «Муин ал мурид» Шариф-Ходжа, «Хосров и Ширин» Кутба, «Мухаббат-наме» Хорезми, «Нахдж ал-фарадис» Махмуда ибн Али, "Джумджума султан" Хусама Кятиба, «Гулистан бит-тюрки» Сайфа Сараи); чагатайский литературный язык, ставшей основой для последующих локально-временных вариантов: сельджукский («Чарх-наме» Ахмеда Факиха, стихи Джелалетдина Руми, «Ребаб-наме» Султана Веледа, собрание стихов Шаййада Хамана и анонимная книга эпических сказаний огузов «Китаб-и деде Коркуд»), кыпчакский, булгарский - «малые формы» литературных языков (XIII-XVII вв.).

XV-XV1II вв. - ранний этап развития чагатайского литературного языка - представлен сочинениями Саккаки, Лютфи, Ходжанди, Сайда Ахмада, Хайдара Хорезми, Амири, Якыни, Ахмади, Гадои; к классическому этапу относятся сочинения Алишера Навои, Хусейна Байкара, Бабура, Хамиди, Шейбани, Убайди, Мухаммеда Салиха, Маджлиси и др.; поздний этап чагатайского литературного языка является завершающим периодом в истории тюркских литератур и литературных языков средневековья, который смыкается с периодом «тюрки». Язык тюрки относится к семье тюркских языков и представлен несколькими региональными вариантами: среднеазиатский (староузбекский, староуйгурский, старотуркменский), урало-поволжский (старотатарский, старобашкирский), арало-каспийский (староказахский, старокаракалпакский, старокиргизский), кавказский (старокарачаево-балкарский, старокумыкский, староазербайджанский), крымский (старокрымско-татарский), малоазиатский (старотурецкий) [Тенишев, Галяутдинов, 2006, 75-79].

Среднеазиатский тюрки - литературный язык, представляющий собой более позднюю хронологическую разновидность чагатайского языка, - был распространен с середины XVI в. до начала XX в. в Средней Азии, Восточном Туркестане, частично в Северо-Восточном Иране и Северном Афганистане, Северной Индии [Языки мира, 1996, 126-137]. Он сложился на основе карлукско-уйгурских диалектов Мавераннахра и подвергся влиянию литературного языка Караханидского государства (караханидско-уйгурского языка), карлукско-хорезмийского литературного языка долины Сырдарьи (хорезмско-тюркского языка) и персидской литературы. Расцвет тюркоязычной литературы в Средней Азии относится к XV-XVI вв. А вершиной поэзии на староузбекском языке является творчество Алишера Навои (1441-1501).

На среднеазиатском тюрки, наряду с дидактическими и религиозно-мистическими текстами, были написаны и прозаические, и поэтические литературные произведения, а также деловые документы и исторические акты.

Для среднеазиатского тюрки характерно отсутствие сингармонизма. В фонетике, лексике и грамматике заметно явное влияние персидского языка, в лексике имеются также многочисленные арабские заимствования.

В анлауте слов со смычными согласными наблюдается глухой т-, в ауслауте - звонкий щелевой -г; на стыке корневой морфемы, оканчивающейся на -я-, и аффикса, начинающегося на заднеязычный гласный, глухой смычный -к- не озвончается и т.д.

Урало-поволжский язык тюрки был распространен с XIII по начало XX в. в Поволжье и Приуралье. На разных этапах своего развития он испытывал сильное влияние чагатайского и среднеазиатского тюрки языков, в итоге лексике и грамматике среднеазиатского и урало-поволжского тюрки появилось много общих черт. Хотя изначально лексика тюрки Урало-Поволжья являлась общетюркской, в ней в большом количестве были представлены арабские и персидские заимствования, что в совокупности с грамматическими и фонетическими элементами огузских и уйгуро-карлукских языков затрудняло понимание старотюркского языка широкими массами народа [Абсалямов, Ишбердин, 1979, 81].

В середине XVI в. после присоединения Башкирии к Русскому государству изменилась социально-экономическая и культурная жизнь башкирского народа. Башкиры с самого начала оказывали содействие Русскому государству в военных, дипломатических и административных мероприятиях в качестве посланников, переводчиков, служивых людей. К их помощи активно прибегала русская дипломатия в установлении отношений с народами Сибири, Средней Азии, странами Востока [Хусаинов, 1996, 96]. Посредником и официальным языком дипломатии при общении с представителями тюркских народов был литературный язык тюрки Урало-Поволжья.

Башкирия, благодаря своему географическому положению, находясь на стыке Европы и Азии, контактировала со странами Востока, с Сибирью, Казахстаном, Средней Азией и Индией. Так на территории Урало-Поволжья появились восточные рукописные книги, при этом основным их источником была литература Средней Азии. Вместе с торговыми караванами в Башкирию поступали религиозные книги и произведения художественной литературы на арабском, персидском и тюрки языках. Произведения, завезенные извне, заново переписывались каллиграфами (хаттатами) и комментировались местными авторами, распространяясь в рукописях по башкирским и татарским аулам [Галяутдинов, 1998, 39]. «Татары, казахи, башкиры, киргизы и другие народы воспринимали восточную литературу не как чужое, а как свое, собственное. На Востоке тогда еще не существовало резких национальных различий. Под влиянием ислама укоренилось понятие "мусульманской общности". В условиях историко-культурного процесса тех времен был естественным взгляд на литературные явления как на общее достояние» [Харисов, 1973, 181].

С оживлением экономической и культурной жизни Башкирии были открыты новые школы и медресе, такие как Суюндуковское, Сытырманское, Стерлибашевское, Каргалинское, Тазларское. Ввиду малочисленности рукописных книг в разных медресе обучались по одним и тем же книгам: на арабском языке - это «Шарут ал-галайат», «Ал-баб ат-тамам», «Тухфатал-мулюк», «Джамиг ат-таглиф», «Амали», «Кафият» и др.; на тюркскомБадуам», «Таки-гажаб», «Насихат ас-салихин», «Кисса-и Йусуф», «Мухаммадия», «Рисала-и Газиза» [Хусаинов, 1996, 96].

Период XIX - начала XX в. явился одновременно сложным и значимым этапом в истории башкирского литературного языка. Он связывает две крупные эпохи (донациональную и национальную) и делится на три подпериода: а) первая половина XIX в., б) вторая половина XIX в.; в) начало XX в. (до 1920-х годов) [Галяутдинов, 2000, 31].

В первой половине XIX века довольно заметное распространение в Урало-Поволжье через среднеазиатских поэтов получила суфийская литература, которая оказала большое влияние и на местное население. И немало образованных башкир и татар, хорошо знавших арабский, персидский, тюркские языки, занимались переводом и комментарием книг.

Одним из таких авторов является яркий представитель суфийской поэзии в Урало-Поволжье, крупный ученый, писатель Тажетдин Ялсыгулов.

Его биографию исследовали Ш. Марджани, Р. Фахретдинов, Г. Газиз, Г. Рахим, М. Усманов, А. Харисов, М. Гайнетдинов, X. Миннегулов, М. Ахметзянов, Р.Хамадиев, И. Галяутдинов. Результаты анализа жизни и творчества Тажетдина Ялсыгулова изложены в ряде статей и монографий названных ученых.

По мнению професора И.Г. Галяутдинова, интересным источником биографических сведений являются списки его произведения «Тарих нама-и булгар», переписанные разными писцами. Среди них значимую ценность представляет рукопись из Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения РАН (шифр В 2673), переписчиком которой является поэт второй половины XIX века Мухаммедгали Сокорый. В этой рукописи имеется приложение к тексту, дописанное после смерти Тажетдина его детьми и самим переписчиком. Просмотрев труды по творчеству Ялсыгулова и проанализировав санкт-петербургские и казанские списки «Тарих нама-и булгар», ученый предлагает следующую хронологию жизнедеятельности Т. Ялсыгулова:

Тажетдин бин Ялсыгул бин Якшыгул бин Мамбеткул бин Янтимер бин Джианчура бин Котлобулат бин Джалынбай - выходец из айских башкир -родился в 1767-68 гг. В 1775-76 гг. вместе с отцом он покинул родные края. В 1776-81 гг. они жили в Астраханском крае и Дагестане. В 1781-85 гг. Таджетдин проживал в г. Диярбакыр. В 1785-87 гг. они с отцом жили в Стамбуле. В 1787-88 гг. - в Астрахани. В 1788-89 гг. 6 месяцев провели в Москве, 3 недели - в Нижнем Новгороде и 2 месяца - в Казани. В 1789-92 гг. Таджетдин проживал в д. Сюнь Мензелинского уезда Уфимской губернии (ныне - Мамадышский район Республики Татарстан), в 1792-99 гг. - в д. Джерекле (ныне - д. Каенлы Нижнекамского района Республики Татарстан). В 1799-1824 гг. Ялсыгулов жил в д. Кызыл Чапчак (д. Красная Кадка Нижнекамского района Республики Татарстан). В 1825-38 гг. он жил в д. Мелем (ныне - д. Верхний Налим Заинского района Республики Татарстан). Тажетдин умер в 1838 г. в д. Имянлебаш (того же района Республики Татарстан) [Галяутдинов, 1998, 39].

Отличное знание арабского, персидского и тюркских языков позволило Тажетдину успешно практиковать в области перевода. Толкования и комментарии произведений других авторов не ограничивались лишь переложением с одного языка на другой, они выполнены творчески, обогащены наблюдениями, знаниями и суждениями самого Тажетдина.

К тому же Тажетдин был незаурядным историком. Он создал «Тарих нама-и булгар» («История булгар») - историю булгарских ханов, включив в нее и свою родословную. Им написаны комментарии к книгам «"Кафийэ» («Рифма»), «Рисалз-и эйуу!"1а-л-вэлэд» («Трактат „О дитя!"»), «Холасэтел ЖэуИэри» («Краткое изложение [произведения] Джаухари»), «Хикмэт-и Ьидайэ» («Тайный смысл „Хидайи"»), «Тэлхис» («Извлечение»), «Тэглимет тари"к» («Учение об [истинном] пути»), «Китаб-и бэИтарин» («Книга о лучших»), «Тэглимес сэлайа» («Учение о молитве»), «Фэваиду Госсамиййэ» («Полезные свойства [произведения] 'Иссами»), «Ьэфтийэк» («Одна седьмая [часть Священного Корана]») и «Фэваиду бэЬаиййэ» («Полезные свойства великолепия [растений]»). Также Тажетдин одним из первых описал башкирские и татарские народные музыкальные инструменты.

Тажетдин Ялсыгулов известен, прежде всего, как автор книг «Тарих нама-и булгар» и «Рисала-и Газиза». Первое из названных произведений стало предметом кандидатской диссертации И.Г. Галяутдинова, защищенной в 1977 г. Позже ученый подготовил и дважды издал арабографичный сводный текст «Тарих нама-и болгар» с транскипцией и переводом на русский язык, снабдив его лингвотекстологическим анализом списков памятника (Уфа: Баш. кн. изд-во, 1990. - 238 е.; 2-е издание - Уфа: Китап, 1998). Кроме того, один из списков «Тарих нама-и болгар» был частично транскрибирован и переведен на русский язык в «Башкирских шежере» [Башкирские шежере, 1960, 168]. В дальнейшем этот же список был заново полностью переведен на русский язык и сопровожден подробным археографическим описанием в своде «Башкирские родословные» [Башкирские родословные, 2002, 163].

Второе произведение Тажетдина Ялсыгулова - «Рисала-и Газиза», к сожалению, до сих пор не стало предметом подробного лингвистического исследования.

Произведение «Рисала-и Газиза. Шарх-и „Сабат ал-гаджизин"» («Книга для Газизы. Объяснение [содержания] „Укрепления слабых [в вере]"») представляет собой перевод с комментариями на урало-поволжский тюрки одного из списков поэмы Аллаяра Суфи «Сабат ал-гаджизин» и состоит из озаглавленных рассказов, которые автор именует то преданием ("кисса), то притчей (хикэйэт), то повествованием (бэйэн). Тексты Тажетдина Ялсыгулова написаны прозой, украшенной стихотворными строками. В своем переводе автор охарактеризовал происхождение, место и время употребления того или иного слова из «Сабат аль-гаджизин». Для передачи богатства языка и содержания оригинала Тажетдин Ялсыгулов активно использовал сравнения, эпитеты, метафоры, афоризмы, пословицы и поговорки, а также применил такой научный прием, как ссылка на дополнительные источники: произведения «Кыссас эл-энбийэ», «Мехэммэдийэ, «Гэжэиб эл мэхлукэт», «Жамиг эл-мишкэт», сочинения Руми, Джами, Яссави и др. [Тажеддин Ялчыгол, 2001, 22]. Так, благодаря этим объяснениям и дополнениям, текст «Рисала-и Газиза» Тажетдина Ялсыгулова по объему оказался во много раз больше, чем поэма Аллаяра Суфи.

Произведение Аллаяра Суфи «Сабат ал-гаджизин» является переводом его персидского оригинала «Мэслэкел меттэ-кин» (1111— 1112/1699-1700 гг.). Поэма, состоящая из более чем семидесяти озаглавленных разделов разной величины и приложения одного или нескольких мунаджатов автора, написана в форме маснави одиннадцатисложным размером аруза хазадж.

Содержание этого преимущественно ортодоксально мусульманского поучительного и эсхатологического сочинения дополнено ярким изложением суфийского пути к совершенству и жизнеописанием таких авторитетных суфиев, как Баязит Бистами, 'Абдаллах Ансари и др., а также многочисленными притчами и занимательными историями.

Эта популярная поэма получила распространение в Урало-Поволжье в XVIII веке, и к этому периоду относятся многие ее списки. В XIX в. началось ее печатное тиражирование. Поэма «Сабат ал-гаджизин» повлияла на творчество урало-поволжских поэтов рубежа XVIII—XIX вв., а Тажетдин Ялсыгулов и Габдрахим Утыз Имяни написали к ней прозаические комментарии на урало-поволжском тюрки. Кроме этого, расширению круга читателей способствовали анонимные прозаические переводы поэмы, переписывавшиеся обычно между бейтами оригинала, отличавшегося обилием персидских слов.

Поэмой «Сабат ал-гаджизин» завершается поэтическое влияние среднеазиатского тюркоязычного суфизма на литературу и язык мусульманских народов Урала и Поволжья, начатое произведениями Ахмада Яссави, Сулеймана Бакыргани и их последователей.

Аллаяр бин Алла Кулы ал-Бухари родился в Янги-Кургане (ныне Самаркандской области Узбекистана) в 1616 или 1630 г. и почти всю жизнь, вплоть до 1705 г. (или 1713, или 1721, или 1723) прожил в Бухаре. Аллаяр Суфи - последний тюркоязычный поэт-суфий, чье творчество высоко ценилось как на родине, так и за ее пределами. Известны его поэмы «Морад эл- гарифин» («Предмет желания просвещенных»), «Мэслэк элметтэкин» («Путь благочестивых»), «Мэхзэнэл метигин» («Сокровищница повинующихся [Аллаху]»), «Фэвзен нэджат» («Счастье спасения») и «Сэбат-эл гажизин» («Укрепление слабых [в вере] »), а также некоторые персидские и тюркские стихотворения [Булгаков, 2002, 81-82].

В начале своей книги Ялсыгулов приводит интересные сведения из биографии автора «Сабат-ал гаджизин»:

Самарканд илендэ Минлэн атлыг аул бар иде. Ул ауылныц жэмэгэте эгрэре и?гулер иде. Ул ауылда бер Тимеръяр дигэн кемсэнэ бар ирде. Гэйэт салиг вэ такуай кемсэнэ ирде. Асылы уэ нэселе нугай халкы ирмеш. Андын бер угыл тугмыш. Адыны Аллаяр куйдылар. Ун ике йэшендэ Бохарага килтуруб мэдрэсэгэ салды, галимлык угрэнде, куб фэнлэр хасил илэде. Егерме биш йэшендэ Бохара падшаИы баж мэхкэмэсенэ турэ "кылды. Гэйэт -кан туккучи холыксыз улды. Даим фасык-фажур уэ гасилында ирде. Халыкларны бик рэнжутур ирде. Кунлэрдэ бер кун Ристан базарында шэих Хэбибулланын бер мериде уэ хэлифэсе базар кенлэрдин бер нэрсэ алды. Баж мэхкэмэсенэ мэглум илмэде. Апуб барурда Аллаяр турэгэ малакат улды. «Йэ нэ учун баж мэхкэмэсенэ тамгалатамайын алуб барырсэн?» -диб тотды. "Камчы илэн "каты орды, мериднен башы ярылды, "канлары акды. Шэих Хэбибулла мэхкэмэсенэ барды. Аллаяр турэ хэлендэн шикэйэт эйлэде. Шэих Хэбибулла эйде: «Сабыр илэ, мэн аны сезлэр тик эйлэйен», -диб кулды догага куйды. - Йа рабби, бу турэне булар тик гэриб кунел эйлэгел, донья эхирэт морадыны уиргел», - диб дога эйде. Агызындин чьтмаздин борон АллаЬы Тэгэлэ догасын "кабул эйлэде. Шул сэгэт Аллаяр турэнец кукеленэ гауга тешде. Узенен яман фигылларыны исенэ тешереб йыглады. Эууэл теленэ ачуп эйткэн бэйетлэре будыр (бэйет): Бэнем башымга хуш сэуда душбэдер * Кунел базарына гауга душбэдер * Дидем: «Эй тэн, нэ сэудадер, нэ эшдер * СэпкэИинэ "кылыч берлэ ауырышдыр* диб шэих хэзрэтлэренэ йыглаб килде. Ханэфэдэ тезне чугуб ултурды. Эйде: «Йэ, шэих, ижазат булурму, мэдрэсэгэ кереб тэглим алсатс?» - диде. Шэих архаэгынан илэн эйде: сезчэлэин турэлэрнец мэкаме мундаг йер дэгелдер, бу гэриблэр мэкамедер», - диде. Бу сузне ишеткэч Аллаяр зар-зар йыглады. Багед азын шэих эйде: «Мэн сине меридлеккэ -кабул эйлэрем ике турлик шарт илэ, - диде. - 9ууэл будыр: сэн Бохарада нэ "кэдэр ейулэр бардыр барчасына телэнчелек эйлэб йургэйсен; икенче: "касаб^ка уарыб мэцэ бер -куйныц башын уэ турт ая"кын уэ тизэкле "карынын бер юлы алуб килгэйсен» - диде. Аллаяр "кабул эйлэде. Эймешлэр ки, Аллаяр турэнец еч хатыны бар ирде, ике "кыз уэ бер углы бар ирде. "Иызынын исеме берсе Эминэ ирде, икенчесе Хэлимэ ирде, углы Мехаммэдсади"к ирде. "Качан булар Аллаяр турэнен телэнчелек "кылганны курделэр ирсэ, эйделэр: «Атамыз мэжнун улыбдыр», - диделэр. (Эл-кисса) Аллаяр "касаб"ка барды шэих эйткэн нэрсэлэрне алды. Бер "кулына "куйнын башын тотды уэ бер "кулына турт тоякны тотды уэ тизэкле "карынны башына дэстар эйлэб чырмады, тизэге сагал буйындан а"кар ирде Бохара хал"кы буны куреб, тац-гэжэбкэ "калдылар: «Аллаяр турэ тилургэн», - диделэр. Имешлэр Аллаяр ■касаб тарафындын шэихгэ еткунчэ уэлэйэт сагры мэкаменэ етешмеш. Бэгзелэр эймешлэр ?екер мэ"камене табды. (9л-кисса) Шэих хе?мэтендэ ун ике йыл "калды. Кешуфату мо"кэмат урынларына ирешде (турт китаб тасниф эйлэде). Эууэл «Мэслэкэл-меттэ"кин», икенчесе «Морадэл-гарифин», еченчесе «Мэхзэнэл-метигин», туртенчесе «ребэтэл-гажизин» бу турт китабны тасниф кылыб халайьт арасында кэрэмэте мэшЬур улды. Шэих Хэбибулланын маггабар хэлифэлэрендэн улды. Эймешлэр «ребэтэл-гажизин» турт китабнын эчендэ гузэлерэге уэ мешкелрэге торор. Зирэ ки энуаг легэт медэуэндер. Шунын учун бу фэкир Тажетдин илтимасларны ■кабул эйлэб, эууэл АллаЬ исеме берлэ шэрх ибтида -кылды» Г (7).

В стране Самарканд есть село Минглар. Там проживал Тимерьяр, родом из нугайского народа. У него родился сын, назвали его Аллаяром. Сын, проучившись 12 лет в медресе, в 25 лет был назначен начальником в налоговую службу к Бухарскому падишаху. Аллаяр в народе слыл очень кровожадным, непорядочным человеком. У него было три жены и трое детей: дочерей звали Амина и Хатима, а сына Махмудсадик. Однажды мюрид шейха Хабибуллы купил на базаре вещь, не поставив в известность налоговую службу. Рассердившись Аллаяр избил хлыстом мюрида шейха Хабибуллы. Узнав об этом, шейх Хабибулла взял в руки Коран и прочитал молитву. В тот же миг на душе Аллаяра стало смутно, и, вспомнив о своих недобрых поступках, он горько заплакал. После решил пойти к шейху Хабибулле, чтобы тот взял его к себе мюридом. Шейх назначил ему испытание: просить милостыню по всем домам Бухары, после чего сходить в поселок и принести голову, четыре ножки и желудок овцы.

Аллаяр просил милостыню во всех дворах города. В поселке, как велел ему шейх, он взял нужные вещи. Так, держа в одной руке голову, а в другой - копыта барана и натянув на голову навозный желудок, пришел к шейху Хабибулле. Народ Бухары был в ужасе; все думали, что Аллаяр сошел с ума.

12 лет он служил шейху, стал уважаемым в народе. Написал 4 книги: первая «Мэслэк эл-меттэ-кин» («Путь благочестивых»), вторая «Морад эл-гарифин» («Предмет желания просвещенных»), третья «Мэхзэн-ал-метигин» («Сокровищница повинующихся [Аллаху]»), четвертая «Сабат-ал-гаджизин» («Укрепление слабых [в вере]»). Тажетдин отмечает, что последняя книга была самой прекрасной'.

В конце произведения «Рисала-и Газиза» в «Наставлении автора к сыну» («Мосанифнын углына зйткэн нэсихэте») на странице 251 (Б) приведена еще такая информация про Аллаяра Суфи: эймешлэр Аллаярнын углы Мэхмудсадьгк дигэн ирде. Бохарада тугмыш ирде. Егерме ете йзш тулган асыл йорты Сэмэр"кэндкэ китде. Аллаяр Бохарада -калды. Ун йылдан сон Бэйтуллага зыярат эйлзр ечен газым эйлзб безнен Болгар йортына килуб бер аз "Казан "кэдгэсендэ тэуэкеф эйлэмешдер. Ул заманда Болгарнын суфыйсы бар ирде. Исеме Идрис

Хафиз дирлзр ирде. Аныц силсилзлзр бер ирмеш. Гакибэт Аллаяр Суфи Болгар йортындин арыз Румга бармыш. Анда чук-чук кэрэмэтлэре беленмешдин сук Искзндзриз шэИэренэ килде. Анда дарфанадин дарелба"кайэ кучде. Рэжзб айыныц егерме тугызынчы кене ирде. Аллаярнык ул заманда йэшетуксан йыл ирде».

Говорят, что у Аллаяра был сын по имени Махмудсадик, который родился в Бухаре. Как исполнилось ему 27 лет, он направился в Самарканд. Аллаяр же остался в Бухаре. Десять лет спустя он, решив посетить мусульманские святыни, отправляется в Мекку. Во время своего путешествия, проезжая через Булгар, он ненадолго останавливается в Казани, где встречается со знаменитым суфием Идрисом Хафизом. После Булгара Аллаяр Суфи направляется в Рим, получив там много чудесных знаний, прибыл в Александрию (Египет), где и скончался. Произошло это в 29 день месяца раджаб. Аллаяру тогда было девяносто лет'.

В содержании каждого произведения имеются сведения об истории его написания. Ниже мы представляем транскрипцию текстов из «Рисала-и Газиза».

История написания книги «Сабат ал-гаджизин» 'Сэбэб тээлифе китаб'

Язылды фарсы теле берлэ мэктуб

Га-каид ат фаруг уэ "караб мзхбуб

Йэгни Аллаяр суфый эууэл бер фарсы китабы язган ирде. Анда гилем гатсаид иде уэ hsM фаруг иде йзгни гатсаид асулдан жыйган ирде лзкин андаг улса да ул фарсы китабы эчендэ суз мэгнзсене белгэн кемсэнэлэрне ха-к жанбинз тартмага -куэт жазибэсе yap ирде. Эймешлэр кем ул фарсы китабыныц исеме «Мэслэк эл-меттэ"кин»дер.

Аны кем курделзр терки яранлар

Дидилэр гэр дога "кылса иранлар

Йэгни ул фарсы теленчэ язылган китабны терки меридлзре курделэр уз эйделэр ул фарсы теленчэ улган китабныц мэгэнэсене белмэзмез булмазму олугларга Ииммэт догасы "кылдырыб ул фарсы китабны терки теленчэ эйлэсэн диделзр. Эймешлэр галимлар китаб чьгкармага уэ йэки бер изгу урынга китмзк телэсэлэр и?гулэрдэн уэ оста?ларга дога алуб рехсэт телэрлэр ирделэр шуныц ечун гэр дога "кылса иранлар диб ?екер эйделзр.

Бетелсэ терки тел берлэ га"кидэ

Кунеллэр булса андин арамидэ

Йзгни терки меридлэре зйделзр ул фарсы теленчэ улган китаб гакаидьщны терки теленз уарыб андин файдэ алыб кунеллэр тынычланыб рэхэт улсун ирде диб эйдилэр.

Тамалык -кылдылар чун бер ничэ йэр

Кэлэм тартай ходай булсун мэдэдлэр

Йзгни терки меридлэре утенуб эйделзр аларнын утенмэгенэ "кабул эйдэб "кэлэмне "кулыма алуб язуб бакайым Ходай Тэгэлэ бэнэ носрат бирсэ.

Ирермэн бэндэлэрнец сэрнэгуне

Тулай ер бер адарнык забуны

Йэгни АллаИы Тэгэлэ -кашында барча колларнын гонаЬлырагы уэ йез тубэнрэге уэ йэр юлдашлары арасында забунрагы уэ начар хэллерэге бер фэ"кирмен йэгни галим хэлдэ уэ "кэлдэ мэндэн зэбиренрэк (забуирак - Б) кемсэнэлэр кждыр димэкдер, тэъмэл.

Уэлэкин эйлэйем сузлэрне эжмал

Быка кждыр мефэсэл "кылгалы хэл

Йэгни лэкин "кабул эйлэсэм дэ бу китабда сузлэрне эжмал эйдермен зирэкэ бэкэ мэфэсэл эйлэргэ мэкэн дэгелдер зирэкэ шигырдыр уэ анда мэфэсэл эйлэмэк зарури димэкдер.

Мэни бичара ченкэ гамидыр мэн

Грифтар мэлэмэт дамидер мэн

Йэгни мэн бичарамын гауамларданмын хауаслардан дэгелмен адэмилэрнец шелтэлэрендэ "калмышмэн бэгзелэр мэнем и?гу хэлемне ?екер эйделзр уэ бэгзелэр яуыз хэлемне ?екер эйдер диб Назым Рэхмэтулла гэлейЬи узенэ хур куреб эйтмэкидер.

Эгэр чэндикэ булсам мэгзе юн пуст

Ишарат -кылдылар чун бер ничэ дуст

Йэгни эгэр чэндикэ мэн деше кж чиклэуек улсам да йэгни галимлекдэн т^оруг улсам да бер ничэ уземэ йэр юлдаш улган олуглар ишарат кылдылар йэ, Аллаяр ул терки меридлэрнен илтимасларыны тсабул эйлэб уэ анларнын телэдекенчэ фарсы китабны терки теленчэ эйлэгел диделэр.

Аларныц сузлэрен бузмай мэне зар

Сауад итдем ничэ мэнзумэ начар

Йэгни ул олугларнын сузлэрне бузарга мэн мескен Аллаярныц хэдендин килмэде бэс балзарур анларнын сузлэренец межэбенчэ ак ■кагызларны "кара эйлэб кэлэм мэнзумне яздым йэгни фарсы китабны терки теленчэ эйлэдем.

Fa-кидэ сузлэредин "кылдым ирбат

Ана -куйдым Себэт эл-гажизин ат

Йэгни ул терки теле эйлэ улынмыш китабга АллаЬы Тэгэлэнен берлекендэн уэ игги-кадда улган мэсьэлэлэрне ирбат эйлэдем йэгни яздым ул китаба ребэт эл-гажизин диу исем "куйдым. Мэгнэсе интекмэклекне ирбат эйлэгуче димэкдер [«Рисала-и Газиза», 1863, 25-26].

Из комментария следует, что книга узбекского поэта Аллаяра Суфи «Сабат ал-гаджизин» вначале была написана на персидском языке и называлась «Маслак ал-муттакин» 'Путь благочестивых'. Текст на персидском языке был труднопонятен для узбекских читателей, и по их многочисленным просьбам Аллаяр Суфи переложил произведение с персидского языка на тюрки и назвал его «Сабат ал-гаджизин».

История написания «Рисала-и Газиза»

Уарыз -канашга тэтЬюмне галим элба"каи эммэ бэгэд бу китабны тезегэн мэгсит япаныны гизгэн барча гемере фасик фажур илэ кичкэн АллаИы Тэгэлэнен рэхмэтендэн емид иткэн адэмилэр арасында дошман тотолган барча эшне Ходага табшурган аз азьтлы-к куб языклык гидай халкыныц галимы Тажетдин Ялчыгол угландин илтимас эйлэделэр ки бу «£эбэт эл гажизин» китабыны терки теленэ тэржемэ кылсац на ула иде диделэр синдэ бер аз фан кухусиндин домшукымыза килэдер диделэр зирэкэ ул «£эбэт эл-гажизин» ануаг легэт илэн медэуэндер аныц гизле легэтлэрне уз телемез илэн ацлатсац диделэр. Анларныц бу сузлэринэ нэзэремез улмады мэгэр уземнец кузем нуры бэгрем парэсе бер кыз балам бар иде илтимас эйлэде йэ ата нэ ула гэ бу кэуемнец илтимасыны хуш курсэц уэ нэгэ безлэр андин файда алсак диде. Анда 1пэм нэзэремез улмады еченче гэрэ бу кызымыз дэхи йэ ата нэ учун кабул эйлэмэдец безлэрне галим Иайулыда аслабыцыздэ саклаб галим сурэдэ тэрбиэ эйлэйеб шэфкэт эйлэгэн ирдэцез генэ нэ ула ки аталык мэрхэмэтецездэндер йыгайламасаек диде. Бэс балсарур ул куз нурынык илтимасыны кабул эйлэйеб «рэбэт эл гажизин» китабыны шэрх эйлэмэгэ касид эйлэдем. Тарих 1пижрэтенен 1211 нче йылында йылкы йылында тамам эйлэдем бу шэрхэ (Рисэлэ-и Гэзизэ) диу исем уирдим зирэкэ сахиб илтимаснык исеме 1пэм Гэзизэ иде. Шунык ечен Рисэлэ-и Гэзизэ улды». [«Рисала-и Газиза», 1863, 3].

Из текста следует, что книга «Сабат ал-гаджизин» написанная на среднеазиатском тюрки с преобладанием арабских и персидских слов была непонятной для башкир и татар. Они, как и узбекские читатели, обратились к Ялсыгулову с просьбой переложить книгу на тюрки Урало-Поволжья. В тексте указано, что сначала Ялсыгулов не согласился с этим предложением. Но с такой же просьбой к нему обратилась его дочь Газиза, после чего Ялсыгулов переложил книгу на местный тюрки. Так появилась книга «Рисала-и Газиза», названная в честь любимой дочери, - Газиза. «Этому комментарию я дал название „Книга для Газизы". Поскольку имя просительницы было Газиза, поэтому и получилось „Книга для Газизы"». Произведение было написано в 1211/1798 г.: «Закончил в 1211 году хиджры, в год Лошади».

Многократно издававшаяся книга «Рисала-и Газиза» в свое время пользовалась большой популярностью. Ее в детстве читали поэты Габдулла Тукай и Мажит Гафури» [Галяутдинов, 1998, 33]. В Рукописном фонде Института истории, языка и литературы УНЦ РАН нами обнаружено издание «Рисала-и Газиза» 1908 года, на титульной странице которого имеется печать писателя Сафуана Якшигулова.

Популярность книги «Сабат аль-гаджизин» подчеркнул А.И. Харисов в своей книге «Литературное наследие башкирского народа (XVIII-XIX века)», сославшись на академика В.А. Гордлевского который отмечал, что «касимовский татарин, богач Адельша встретил в Петербурге некоего башкирского ученого. Ученый переписал для этого богача книгу «Сабат ал-гаджизин» («Утверждение страдания»), добавив и свои стихи» [Литературное наследие, 1973, 193].

В 1976 году научной экспедицией, проведенной ИИЯЛ УНЦ РАН в Альшеевском районе Республики Башкортостан, была обнаружена рукописная книга под названием «Рисэлэ-и Шэрифэ». Довольно большая по объему рукопись на тюрки была переписана в 1870 году, и ее содержание во многом походит на «Рисала-и Газиза». Это еще раз доказывает популярность «Рисала-и Газиза» среди масс [История башкирской литературы, 1990, 463].

Сохранились два многозначительных отзыва о книге Т. Ялсыгулова. Один из них принадлежит знаменитому татарскому богослову и историку Шихабуддину ал-Марджани: «Рэбэт эл-гажизингэ язган шэрхе узенец рэбэт эл-гажизинне белмэгэнлегенэ дэлил булур». «Написанное им объяснение „Сабат ал-гаджизин" является свидетельством того, что он не знал „Сабат ал-гаджизин"»[ Ризаэддин бин Фахреддин. Ф. 7. On. 1. Д. 3 нового акта. Л. 183 об.]. Этот категорический отзыв говорит нам о том, что Тажетдин Ялсыгулов не понимал «Сабат ал-гаджизин» так, как понимал его сам Шихабуддин аль-Марджани. Другой отзыв мы находим у известного башкирского литературоведа А.И. Харисова: «.книга „Утверждение страдания" была им переложена с языка „тюрки" на. „тюрки" (!) с комментариями. Но и от этого произведение Аллаяра не стало более понятным, чем его узбекско-тюркский подлинник: башкирский поэт имел дело с той же помесью арабско-персидско-тюркских слов. Ялсыгулов приводит каждый бейт (двустишие) и объясняет его на том же труднодоступном языке, на котором написан подлинник» [Харисов, 1973, 244]. На самом же деле во времена Тажетдина Ялсыгулова в урало-поволжском тюрки не было лексических средств, позволявших обходиться без заимствований из арабского и персидского языков.

В рукописном фонде Санкт-Петербургского филиала Института востоковедения Российской Академии наук представлено 45 списков «Сабат ал-гаджизин» [Описание тюркских рукописей Института востоковедения, 9298]. В большинстве случаев тексты переписаны почерком наста'лик, среди переписчиков - поэт и писатель Абдаррахим ибн Усман ал-Булгари (Утуз Имани), мулла Мухаммад Тимур ибн Нурмулла Тухта Нийаз Камули, Ша'бан ибн Йахйа, Мухаммад Карим ибн Ибрахим. Списки созданы в XVII1-XIX вв. на территории Поволжья, Средней Азии, Восточного Туркестана.

На сегодняшний день произведение «Сабат ал-гаджизин» хранится в Рукописном фонде Института истории, языка и литературы УНЦ РАН в двух списках. В одном списке имя переписчика не указано, а в другом значится Ахмедгарей, сын Габделманнана. Списки переписаны в 1790 и 1842 гг. [Булгаков, 2002, 82-83]. Произведение также представлено в списках и изданиях в Национальной библиотеке Республики Башкортостан им. А.-З. Валиди, в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского университета, в фонде наследия «Мирасхана» Института языка, литературы и истории им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан.

Сабат ал-гаджизин» является первой литографической книгой на узбекском языке, напечатанной в 1883 г. в Ташкенте в типографии С.И. Лахтина на средства частного издательства Исанбая Хусейбаева.

Рисала-и Газиза» впервые издается в Петербурге в 1847 г. после смерти Ялсыгулова под названием «Рисолэ-и Гэзизэ. Фи шорх Себэт эл-гажизин» (Рисала-и Газиза. Комментарий к «Сабат-ал-гаджизин»). Через три года, в 1850 году, она переиздается в Казани [История татарской литературы, 1984, 447], после чего становится популярной среди широкого круга читателей и ежегодно переиздается как учебное пособие для медресе. После Октябрьской революции издание книги прекратилось.

В настоящее время в Рукописном фонде Санкт-Петербургского Института востоковедения Российской Академии наук имеется восемь списков «Рисала-и Газиза». Место переписки - Урало-Поволжье, период -XVIII в. - начало XIX в. В Российской Государственной библиотеке имеется 14 экземпляров издания. Списки и издания также хранятся в Рукописном Фонде Института истории, языка и литературы УНЦ РАН, Национальной библиотеке Республики Башкортостан им. А.-З.Валиди, в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского университета, в фонде наследия «Мирасхана» Института языка, литературы и истории им. Г. Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан.

Актуальность темы исследования: Представленная работа посвящена лингвотекстологическому анализу произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза», проведенному по четырем изданиям «Рисала-и Газиза» и одному изданию «Сабат ал-гаджизин».

В результате того, что первоисточник «Сабат ал-гаджизин» создавался в одном ареале, а комментировался и издавался - в другом, произошло смешение орфографического извода. Сравнительно-сопоставительный анализ произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» позволит выявить лингвотекстологические особенности среднеазиатско-чагатайского, османо-турецкого и урало-поволжского тюрки, дать богатый фактический материал для изучения истории тюркских языков и сравнительной лингвистики. В этом и заключается актуальность нашей работы.

При выявлении графофонологических и морфологических расхождений в разных изданиях «Рисала-и Газиза» в первой главе, при лингвотекстологическом анализе «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» - во второй, примеры и тексты нами даются на базе современного башкирского алфавита. Для полного выявления графофонологических и морфологических расхождений в первой и во второй главах использована транслитерация,а в третьей - транскрипция.

Степень изученности темы. Отдельные морфологические и лексические особенности языка «Рисала-и Газиза» впервые были исследованы в монографии И.Г. Галяутдинова «Два века башкирского литературного языка» [Уфа, 2000, 47-51]. Но сопоставительное лингвотекстологическое изучение изданий «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» до сих пор не проводилось, что и побудило нас взяться за это исследование.

Наше представление о памятниках «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» в некоторой степени дополнено исследованиями литературоведов А.И. Харисова [Литературное наследие башкирского народа (XVIII-XIX века), 2007, 268-272], А.Х. Вильданова [Баш-корт эзэбиэте тарихы, 1990, 458-468], Г.Б. Хусаинова [Литературное наследие народов Урало-Поволжья и современность, 1980, 5-12], М.Х. Надергулова [Баш-корт э?эбиэте антологияИы, 1999, 421-436], М.В. Гайнетдинова [Тажетдин Ялчыгол, 1984, 446-452], Ш. Сирожитдинова [Суфи Оллоер илохиети, 2001], Н. Аллаёровой [«Саботу-л-ожизин» асаринг маърифий йуналиши ва бадиияти, 2002.] и др., в чьих работах рассмотрены биографии и творчество Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова, место и роль произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» в истории тюркской литературы.

Вопросы преемственности литературных связей и традиций, проблематики и поэтики, художественно-изобразительных особенностей произведений Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова освещены в трудах

И. Суванкулова [Ташкент, 1997, 47], Л.Ш. Шамсетдиновой [Казань, 2002, 24] и P.P. Махановой [Казань, 2008, 29].

Большим подспорьем в нашей работе стали изданные на основе современных языков транслитерированные тексты произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» Х.Ю. Миннегулова [Казань, 2001, 480], Ф.З. Яхина [Казан, 2000, 156] и Ботирбека Хасана [Ташкент, 2000, 256], а также описание рукописных списков «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» в трудах Л.В. Дмитриевой [М., 1980, 92-100], А. Фатхиева [Казань, 1968, 29-35] и P.M. Булгакова [Уфа, 2002, 81-82] Необходимо также отметить, что статьи, посвященные Аллаяру Суфи и Тажетдину Ялсыгулову, включены в ряд литературных и энциклопедических словарей [Башкортостан, 1996, 663], [Башкирская энциклопедия, 2005, 124], биобиблиографических справочников [Писатели земли башкирской, 2006, 483-484].

Предметом исследования является лингвотекстологическое описание языкового строя и лексического состава исследуемых памятников, а объектом - языковые единицы разных уровней (графо-фонемы, морфемы, слова и предложения), употребляемые в анализируемых текстах.

Материал исследования. В нашей работе использованы хранящиеся в Фонде рукописей и старопечатных книг имени Г.Б. Хусаинова ИИЯЛ УНЦ РАН четыре издания «Рисала-и Газиза» (Казань, 1863, 1897, 1903 гг. и одно издание без титула) и издание «Сабат ал-гаджизин» (Казань, 1885 г.).

Для удобства изложения материала названия и шифры используемых книг обозначены нами условно: издания «Рисала-и Газиза» - буквами А, Б, В, Г, «Сабат ал-гаджизин» - буквой Д.

А. На титульной странице напечатано: «Рисэлэи Гэзизэ. Шэрх Себэт эл- гажизин. Ошбу китаб басма улынмышдыр "Казан университетыныц табгыханасында. "Казан мишчэне Мохсан Салиг углынын хэрэжэте илэн 1863-нче йылда», то есть «Рисала-и Газиза. Комментарий к „Сабат ал-гаджизин"». Эта книга напечатана в типографии Казанского университета, на средства казанского мещанина Мохсана Салиховича в 1863 году».

Данное издание заканчивается 284 страницей. Последняя страница отсутствует. Обложка не сохранилась.

Б. На титульной странице издания значится: «„Рисэлэи Гэзизэ. Шэрх Сэбэт эл-гажизин". Бу китап басмасына рехсэт бирелде Санкт-Петербурхда 16-нче гинуарда 1897-нче йылда. Бу китаб "Казан университетыныц табгыханасында басма улынмышдур Тубэн "Курса ауылыныц Шэмсетдин Хесэйен углыныц хэрэжэте илэн 1897-нче йылда. Дозволено цензурою С.-Петербургъ 16 января 1897 г. Казань. Типо-литография Императорского Университета. 1897 г.», то есть «„Рисала-и Газиза". Комментарий к „Сабат ал-гаджизин". Издание этой книги дозволено цензурою в С.-Петербурге 16 января 1897 г. Она напечатана в типолитографии Казанского университета в 1897 г. иждивением Шамсетдина Хусаиновича из деревни Нижняя Курса». По сравнению с другими изданиями этот вариант наиболее полный. После титульной страницы отсутствует несколько страниц, и книга начинается с 7 страницы, а заканчивается 262-ой. Последней страницы нет.

В. На титульной странице указано: «„Рисэлэ-и Гэзизэ. Шэрх £эбэт-эл гажизин. Шархе Тажетдин бине Ялчыгол. Шэрхе шоругэсе 1211-нче Иижриэдэдер. Табгы улынды "Казанда 1903-нче сэнэдэ. Бу китаб басмасына рехсэт бирелде Питербурхда 5-нче август 1902-нче йылда. Дозволено цензурою. С.-Петербургъ 5 Августа 1902 года. Типо-литография Торгового Дома Бр. Каримовых в Казани», то есть «„Рисала-и Газиза". Комментарий к „Сабат ал-гаджизин". Комментатор Тажетдин бин Ялчыгул. Комментарий начат в 1211 году хиджры. Отпечатано в Казани в 1903 году». Книга заканчивается 268 страницей. Последней страницы также нет.

Г. Из-за отсутствия титульного листа не известны год и место издания. Книга найдена А.Г. Салиховым в 1993 году в деревне Яныбай Белокатайского района Республики Башкортостан у Хамиды Вафиевны Мухамадиевой, к которой она перешла от Нафиги Сафиной. Отсутствуют некоторые страницы. Книга заканчивается 309 страницей. Последней страницы нет.

Д. На титульной странице значится: «Китаб мостатаб уэ шэриф элмааб „Себэт эл-гажизин". Бу китаб басма улынмышдур "Казанда Чиркуф хатунынын табгыханасында "Казан бйэзе Тубэн "Курсанын Шамсетдин Хесэйен углынын херэжэте илэн 1303-нче йылда. Бу китабнын басмасына рехсэт бирелде Санкт Питербурхда 8-нче уктэбрэ 1885-нче йылда. Типография эууэл Коковин исемендэ иде. 0 инде басмахана Чирков хатуны исемена. „Сабат ал-гаджизин"», то есть «Это - досточтимая и благородная книга „Сабат ал-гаджизин". Эта книга была напечатана в Казани в 1303 году [хиджры] иждивением Шамсетдина Хусаиновича из деревни Нижняя Курса Казанского уезда в типографии мадам Чирковой. Цензурное разрешение Санкт-Петербург 8 октября 1885. Типография раньше принадлежала Коковину. А теперь она принадлежит жене Чиркова». Книга заканчивается 44 страницей, последняя страница отсутствует. Это объясняется тем, что книги «хранили в ларях или на полках, но не ставили на ребро, как это делается в настоящее время, а клали их плашмя, отчего особенно часто вытирались, загрязнялись и отпадали именно последние листы»[Лихачев, 1983, 199].

Предметом исследования являются лингвотекстологическое описание языкового строя и лексического состава исследуемых памятников, а объектом - языковые единицы разных уровней (графо-фонемы, морфемы, слова и предложения), употребляемые в анализируемых текстах.

Целью данного исследования является сравнительный лингвотекстологический анализ двух произведений: «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза». Для ее достижения ставятся следующие задачи:

- определение графофонологических и морфологических разночтений в разных изданиях «Рисала-и Газиза» Т. Ялсыгулова и «Сабат ал-гаджизин» Аллаяра Суфи;

- выявление лингвотекстологических особенностей рассматриваемых произведений среднеазиатского и урало-поволжского происхождения;

- анализ лексических различий произведений «Сабат ал-гаджизин» и

Рисала-и Газиза».

Теоретической и методологической основой диссертации послужили труды известных текстологов Д.С. Лихачева, А.П. Жуковской и др., а также тюркологов Л.З. Будагова, А.К. Боровкова, А.Н. Кононова, Д.М. Насилова, Н.А. Баскакова, Э.Р. Тенишева, Э.Н. Наджипа, К.М. Мусаева, А.И. Харисова, Г.Б. Хусаинова, З.Г. Ураксина, М.В. Зайнуллина, М.В. Закиева, Т.М. Гарипова, И.Г. Галяутдинова, Э.Ф. Ишбердина, Р.Н. Баимова, Г.С. Кунафина, P.M. Булгакова и др.

Основными методами исследования являются сравнительный, лингвотекстологический, сопоставительный и описательный анализ языка памятников.

Научная новизна. Впервые в тюркологии проведено исследование, посвященное сравнительному лингвотекстологическому анализу произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза».

Научно-практическое значение исследования. Результаты данного исследования могут быть использованы при составлении программ и учебно-методических пособий для студентов филологических факультетов высших учебных заведений, в процессе вузовского преподавания таких дисциплин, как старотюркский язык, история башкирской литературы и башкирского литературного языка, история татарской литературы и татарского литературного языка, при изучении творчества Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова.

Положения, выносимые на защиту:

1. В языке произведения «Рисала-и Газиза», содержащего тексты Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова, прослеживаются орфографические особенности среднеазиатского, османо-турецкого и урало-поволжского регионов и наблюдается параллельное употребление традиционных и новых элементов как в фонологии, так и в морфологии.

2. Лексический пласт языка «Рисала-и Газиза» включает в себя единицы, общие для тюрки Средней Азии и Урало-Поволжья, хотя двустишия Аллаяра Суфи насыщены традиционными элементами в большей степени, чем прозаический текст Ялсыгулова.

3. Лингвотекстологический анализ «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» показывает, что при переписывании и издании оригиналы памятников подвергались существенным изменениям не только в фонетическом и морфологическом, но и в лексическом плане.

4. Основными способами толкования Т. Ялсыгуловым текста «Сабат ал-гаджизин» в «Рисала-и Газиза» являются привлечение сведений энциклопедического, этнографического и этимологического характера, а также пояснения посредством синонимов, антонимов, омонимов. Кроме того, употребление сравнений, эпитетов, метафор, афоризмов, пословиц и поговорок позволяет автору передать богатство языка оригинала.

Апробация работы. Результаты исследования получили освещение в 9 статьях, в том числе в научном издании, рекомендованном ВАК для включения в перечень ведущих резензируемых научных журналов (1). Основные положения работы представлены в виде выступлений на всероссийских и международных научно-практических конференциях: «Урал-Алтай: через века в будущее» (Уфа, 2004), «Башкирская филология: история, современность, перспективы» (Стерлитамак, 2005), «Восток в исторических судьбах народов России» (Уфа, 2006) и на II конкурсе научных работ молодых ученых и аспирантов УНЦ РАН и АН РБ (Уфа, 2004).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложения и списка использованных источников и литературы.

Заключение диссертации по теме "Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)", Ильясова, Гузалия Римовна

Выводы по третьей главе:

С точки зрения содержания внутри переводного произведения Ялсыгулова выделяются: 1) тексты, сопровождающиеся комментариями; 2) тексты, которые автор переводил дословно, без комментариев.

Анализ показал, что наряду с краткими переводами в «Рисала-и Газиза» встречается и ряд развернутых толкований описательного, энциклопедического характера. Автор дает подробное описание предмета ^ или явления, указывая также материал, из которого был изготовлен тот или t I иной предмет и сферу его использования. Порой толкование перерастает в краткий рассказ о происхождении того или иного слова.

С опорой на составленный нами сопоставительный словарь с привлечением сведений этнографического и этимологического характера раскрыто происхождение отдельных слов, при образовании которых широко использованы этнонимы, сопровождаемые апеллятивом халык 'народ'. В комментариях Ялсыгулова нет единой формы обозначения этнической принадлежности: тюркское - теркидер, твриичэ, тврии легэтенчэ; персидское - фарсы, фарсыча, фарсийа; арабское - гэрэбидер, гэрэбчэ, гэрэблэр эйтурлэр, османское - гормания, горман, булгарское: болгар йортонда, болгар теленда, болгар халшндаг, индийское - Ииндостанда, Иинди уалэйэтенда.

Среди выявленных этнонимов преобладают слова тюрк, булгар, туркмен, киргиз, араб, перс. Единичное использование характерно для этнонимов татар, кыпчак, узбек.

При объяснении иноязычных слов Ялсыгулов часто употребляет следующие лексемы: легатедер 'слово', мэгнэсенэдер 'в значении', арасында мештарэктер 'общее'.

Следующей особенностью комментариев Тажетдина Ялсыгулова к «Сабат ал-гаджизин» является то, что при передаче некоторых слов он дает объяснение их правописания.

В «Сабат ал-гаджизин» имеются такие двустишия, в которых Аллаяр Суфи сам дает перевод тех или иных слов, а Тажетдин Ялсыгулов в своем комментарии повторяет объяснения Аллаяра Суфи.

Комментарии Тажетдина Ялсыгулова богаты толкованиями посредством синонимов, антонимов, омонимов, использование которых является одним из часто применяемых приемов в лексикографии и способствует более полной и совершенной интерпретации текста.

Для передачи богатства языка оригинала Тажетдин Ялсыгулов активно использует сравнения, эпитеты, метафоры, афоризмы, пословицы и поговорки, которые придают языку «Рисала-и Газиза» необычайную выразительность. Активно применяется и такой научный прием, как ссылка на дополнительные источники.

Составленный нами словарь имеет большую ценность как лексикографический источник с множеством пояснений, отражающий основные языковые особенности произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза».

Проведенный анализ также показал, что Тажетдин Ялсыгулов вторично не переводил те слова, которые он уже однажды перевел и объяснил. Кроме того, все слова, которые употреблены Ялсыгуловым без комментария, по мнению автора, в нем не нуждаются.

В целом, оценивая язык «Рисала-и Газиза» и новаторскую роль его автора, можно с уверенностью утверждать, что Тажетдин Ялсыгулов, интерпретировав непонятные для урало-поволжских читателей слова, проявил себя в истории литературного языка тюрки Урало-Поволжья в качестве первого лингвиста, стоявшего у истоков сравнительной лексикологии тюркских языков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В творчестве крупного урало-поволжского ученого-языковеда, литературоведа, историка, энциклопедиста Тажетдина Ялсыгулова видное место занимает толкование книги узбекского поэта Аллаяра Суфи «Сабат ал-гаджизин» под названием «"Рисала-и Газиза". Шарх-и „Сабат ал-гаджизин"» («Книга для Газизы. Объяснение [содержания] „Укрепления слабых [в вере]"»).

Представленная работа посвящена лингвотекстологическому анализу произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза», проведенному по четырем изданиям «Рисала-и Газиза» и одному изданию «Сабат ал-гаджизин».

Сравнение «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» позволило сделать вывод о том, что Ялсыгулов внес существенные изменения как в композицию, так и в язык оригинала (в том числе в плане стилистики). Изменения в содержании, вероятно, объясняются стремлением Тажетдина Ялсыгулова сделать поэму Аллаяра Суфи более увлекательной, познавательной и читабельной для населения Урало-Поволжья. Благодаря труду Ялсыгулова поэтическое творение Аллаяра Суфи «Сабат ал-гаджизин» предстало в виде прозаического произведения «Рисала-и Газиза» с некоторыми поэтическими вставками.

Как показал текстологический анализ сочинений, в основном перевод соответствует оригиналу. Однако в отличие от оригинала «Рисала-и Газиза» Тажетдина Ялсыгулова изобилует небольшими рассказами, которые отсутствуют в «Сабат ал-гаджизин» Аллаяра Суфи. И, следовательно, по объему «Рисала-и Газиза» гораздо больше «Сабат ал-гаджизин».

Анализ языковых (в том числе стилистических) особенностей произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» дает возможность более точно интерпретировать специфику языка тюрки Урало-Поволжья и Средней Азии.

В произведениях Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова при передаче одного и того же графического слова наблюдаются разные способы употребления графем: алиф 0) используется во всех позициях, но иногда в непервых слогах одного и того же слова он опускается и встречается в конце слова в графических колебаниях с ха («/V). Графема в начале слова передает фонемы [а, э, э, ы, о], а в зависимости от состава гласных слова в середине и в конце слов может обозначать либо фонему [а], либо - [э].

Графема уау (j) используется во всех позициях слова, иногда графически не изображается, в анлауте сочетается с алифом 0). Она передает губные гласные [у, у, о, е].

Графема йа (<з) употребляется во всех позициях, иногда не имеет своего изображения, в анлауте сочетается с алифом (1). В начале слова она передает узкий гласный [и], в середине и конце слов - гласные [и, ы, е]. В односложных словах гласные [е, ы] буквенно не представлены.

Графема ха ( o/V) встречается в непервых слогах слова, в ауслауте участвует в графических колебаниях с алифом (I). Она передает фонемы [э, а].

В области консонантизма наиболее часто наблюдаются графические вариации следующих графем при передаче одной фонемы: = = з; и- ~ о- = с; f; с~ с = * ; j ~ j = у (w).

Что касается графических колебаний графем .i ~ j ~ ^ , ~ ^, ^ ~ ^ в текстах Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова, то их следует отнести к противоречию между традиционными и новыми формами языка.

В языке текста "Сабат ал-гаджизин" применяется характерное для среднеазиатского вокализма полное написание слов, которое при переписывании или переиздании текстов в Урало-Поволжья имеет свойство теряться. Например:

5jjjoil gjA (^jjj-ajjl (Jjia * jjoijLajl ijxj нэгузе билла/1и имансыз кешене * кабул итмэс Ходайым hnn эшене

Боже, упаси от неверующего человека * не примет мой Бог ни одно [его] деяния' Д (6).

А в языке памятника "Рисала-и Газиза" применяется система вокало-консонантизма Урало-Поволжья, когда в первом слоге слова редуцированные гласные переднего ряда не пишутся, а графически употребляются гласные заднего ряда и нередуцированные губные гласные переднего ряда. Например:

J giJA juuLajl J^JJ JJ j (jjLiljl jjouLejl (^jLlu JbtJ j] j-aUiuuj ^^AxJ iJjJj| jal£ jjljl jjjila Ua {sjo: A-^jb eJ AjaiiLll (JLa J.13 Al (jji^bU (JjJS ^ il

JLtj jjxj jjljl ajjl JE. йэгни сыгынамызлар АллаЬы тэгэлэ сари имансыз ул манда н зирэкэ берэгу имансыз улса ходайым hnn эшне уэ hnn бер гэмэлне кабул эйлэмэс нэ кэдэр мал тасд(и)к эйлэсэ дэ барчасы Иэбэ маншур улур нафыр улуб абди гы? абдэ улур нэгу? биллаИи тэгэлэ. 'Упаси нас Аллах от неверности, так как если кто будет неверным, Аллах мой не примет ни одно дело его, ни одно деяние, сколько бы пожертвований не давал, все будет мельчайшей рассыпанной пылью (все пойдет прахом), будучи грешным, пребудет в [адском] наказании. Боже, упаси' Б (38).

Необходимо отметить, что язык «Рисала-и Газиза» не свободен от влияния османской письменно-литературной традиции, которое могло иметь место потому, что Тажетдин Ялсыгулов некоторое время (четыре года или четырнадцать лет прожил в городе Диярбакыр (в восточной части современной Турции), что, в свою очередь, не могло не отразиться на языке его произведения. Не случайно наряду с грамматическими особенностями урало-поволжского литературного языка памятник содержит и некоторые османские слова, такие как анчалайын 'столько, также': бу бэндэне анчалайын калдырыб халас илерсэ А (12) 'если этого человека сделает таким же чистым, искренним'; бунчалайын, шунчалайын 'такой же': бунчалайын олуг А (14) 'такой же великий'; шунчалайын Исмагил иеби А (21) 'такой как Исмагил'; нитэни 'так как': нитэни гэрэблэр эйтурлэр А (14) 'так как арабы скажут', чук 'много, очень': чуй ялуарды А (4) 'много молился'; ойко 'сон': ойко гэлэбэ кылды А (4) 'погрузился в сон' и др.

Для османского пласта в анализируемом тексте также характерно: будущее время глагола с показателем -гай. hn4 гэмэб булмагай Г (14) 'не будет удивительным'; причастие -гучы /-гучи: 3ahnp улгучы Г (10) 'являющийся покровителем', мунда айургучы мэгнэсендэдер Г (13) 'здесь в значении разделяющий'; причастная форма аффиксов -дукы 1-дуки. тэгэм пешердуни Г (6) 'готовивший еду'; причастная форма -мыш 1-меш. гэжэб хуш пешмеш балыи ирде Г (24) 'удивительно вкусно запеченная рыба'; прошедшее время глагола -мыш 1-меи/. асылы уэ нэселе нугай халкы ирмеш андин бер угыл тугмыш Г (7) '[он] родом из нугайского народа, от него сын родился'.

Тажетдин Ялсыгулов (далее имя комментатора обозначено буквой Т), комментируя двустишия Аллаяра Суфи (далее имя автора комментируемого оригинала обозначено буквой А), объясняет и происхождение османских слов:

А: ничек кем тотды туфан дэшт тагы * уэ лэкин булмады /пул Нух аягы 'сколько было воды в степях и горах, однако нога Ноя не намокла';

Т: /7j/y7 чык суы мэгнэсенэдер Кашкар халкы илэ Горман халкынын арасында мештэрэклегэтдер А (12) '[слово] «Иул» в значении росы - общее слово для кашкарского и османского народов'.

А: тараф мури сэндэ кеуэте фил * мосолманлыкда а на мэрхэмэт кыл 'если [сила у некоторого] мусульманина, как у муравья, а у тебя как у слона, прояви к нему милосердие по-мусульмански';

Т: тараф мосолман мэгнэсенэдер, госмания халкынын легэтедер А (114) '«тараф» в значении мусульманина, слово османского народа'.

А: эгэр заннын мунындик булса хэште * аны дигел бу доньянын би/пиште'еът у женщины будут такие качества, назови ее раем на земле';

Т: хэште дидке лафыз хаи меЬмэлэ илэ уэ фэтхе илэ сифат мэгнэсенэдер, гормания легэтедер уэ hdM фарсида бардыр А (137) 'слово хэште» вместе с ха без точки и с фатхой [употребляется] в значении «качество», османское слово, имеется и у персов'.

Наряду с арабско-персидскими и тюркскими традиционными элементами в произведении широко употребляются слова и словосочетания, бытующие в фольклоре и живой разговорной речи башкир: какланган ит 'вяленое мясо', йэйэ или шэйэ (диал.) 'лук', нереш 'тетива', икмэк ашаб торормон 'проживу на одном хлебе', кашында (диал.) 'около, возле', хэлецдэн тыш 'выше твоих сил' и др.

Характерной чертой произведения «Рисала-и Газиза» является употребление графемы j уау для передачи губно-губного звука [я] (w). Но этот знак используется только в вариантах книг Б и Г.-В вариантах книг А и В графема j с тремя точками не наблюдается.

Надстрочные и подстрочные знаки «фатха», «кесра», «дамма» (замма), которые графически не представлены в тексте «Рисала-и Газиза», имеются в описании самого Тажетдина Ялсыгулова, который при комментировании некоторых слов объясняет их правописание, упоминая эти знаки.

Ввиду того что оба изучаемых произведения написаны на тюрки, при транскрипции текстов мы старались учитывать закон сингармонизма. Несингармоничность в отношении состава гласных сохраняется в большинстве арабских и персидских слов, например: и^ гелхан Г (13) 'пламя', сР^ юлстанХ' (13) 'цветник', у* нэгу Б (85) 'причина', Ч^ нэмунэ Г(34) 'образец', u^ja каусэйин Г (14) 'две скобки'.

В обоих текстах в большей степени представлена нёбная гармония, основанная на употреблении в слове либо только гласных переднего ряда, либо только гласных заднего ряда.

Губная гармония гласных сохранена большей частью в текстах «Рисала-и Газиза». Она в особенности распространяется на узкие гласные в основах слов и в аффиксах деепричастий прошедшего времени.

В качестве одной из характерных графических особенностей произведения «Рисала-и Газиза» следует отметить также неустойчивость орфографии. В текстах как Аллаяра Суфи, так и Тажетдина Ялсыгулова наблюдается фиксация одних и тех же слов в двух или более графических вариантах, иногда даже в составе одного и того же предложения.

Наличие различных графических вариантов объясняется тем, что имеющиеся в употреблении в «Рисала-и Газиза» лексические и грамматические элементы чагатайского, османского, урало-поволжского и других тюркских языков произносятся по-разному.

В морфологии произведений наблюдается параллельное употребление традиционных элементов урало-поволжского, османского и чагатайского языков: дательно-направительный падеж на -а/-э {-Йа1-йэ,) и -га/-гэ, винительный на -ы/-и и -ны/-ни, исходный на -дынАдин и -данАдэн, причастия на -мышАмеш, -дукыАдуни и -ганАгэн, -гучыАгуче и -учыАуче, деепричастия на -йу\-йу и -уб/-уби т. п.

Характеризуя творческую работу Тажетдина Ялсыгулова над произведением Аллаяра Суфи, следует отметить, что переводчик с чагатайского на урало-поволжский тюрки глубоко и основательно переработал оригинал, происходящий из другого ареала, внеся в перевод особенности своего местного орфографического извода, но при этом не устранив до конца черты орфографического извода оригинала. В результате чего и возник смешанный чагатайско-урало-поволжско-османский извод текста «Рисала-и Газиза», что и является чрезвычайно оригинальной особенностью этого сочинения.

Лингвотекстологический анализ показал, что при передаче одного и того же текста в изданиях «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза» имеется немало текстологических расхождений (пропуски и вставки слов, лексические варианты и инверсии). Причиной тому, прежде всего, своеобразная «творческая» деятельность переписчиков и издателей этих произведений.

При сличении параллельного текста Аллаяра Суфи и Тажетдина Ялсыгулова засвидетельствованы лексические параллели, которые различаются друг от друга разными корнями, отдельными фонемами. Также обнаружены нарушения в последовательности двустиший, в следствии чего выявлены опечатки в двустишиях (вариант книг Б, В).

Сличение четырех изданий «Рисала-и Газиза» показывает, что в них больше пропусков, чем вставок. Иногда это не влияет на смысл комментария, но имеются случаи, когда пропуск какого-то слова влечет за собой ряд трудностей в понимании значения текста. Пропуски распространяются на вспомогательные глаголы, числительные, отдельные слова и словосочетания. Также встречаются инверсии.

При сличении бейтов Аллаяра Суфи в исследуемых книгах обнаружено большое количество слов-замен, являющихся синонимами, которые активно употреблялись как в языке тюрки Средней Азии, так и в тюрки Урало-Поволжского региона.

Проведенное лингвотекстологическое исследование показывает, что переписчики и издатели достаточно свободно относились к перерабатываемым ими оригиналам памятника, заменяя его элементы единицами родной речи, причем не только фонетическими и морфологическими, но и лексическими.

Для сравнения нами проведен анализ одного повествования (бэйзн) «Иман» 'Повестование о вере' в «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза», который показал, что, название повествования в книгах совпадает, в «Сабат ал-гаджизин» повествование состоит из 31 двустишия, а в связи с тем, что в «Рисала-и Газиза» добавились и собственные стихи Тажетдина Ялсыгулова, количество двустиший в этом произведении увеличилось. Внутри повествования также обнаружены разночтения, пропуски, вставки. Кроме этого, нами обнаружен еще один рассказ под названием «Менэжэт бэдэр каЬ казн элхэжэт» 'Моления (мунаджат) для исполнения просьб', характерный только для "Рисала-и Газиза".

По содержанию переводы Т. Ялсыгулова можно рассматривать, как: 1) тексты, сопровождающиеся комментариями; 2) тексты, которые автор переводил дословно, без комментариев.

В работе активно использован составленный нами словарь-приложение, имеющий особую значимость как лексикографическое пособие со множеством пояснений и отражающий основные языковые особенности произведений «Сабат ал-гаджизин» и «Рисала-и Газиза».

Анализ комментариев Ялсыгулова показывает, что наряду с краткими переводами, где даны объяснения некоторых непонятных для читателя персидских, арабских и чагатайских слов, в «Рисала-и Газиза» встречается и ряд развернутых толкований описательного, энциклопедического характера. Автор дает подробное описание предмета или явления, указывая также материал, из которого был изготовлен тот или иной предмет, и сферу его использования. Порой толкование перерастает в краткий рассказ о происхождении того или иного слова. Проанализировав перевод с комментариями Тажетдина Ялсыгулова по составленному нами словарю-приложению, с привлечением сведений этнографического и этимологического характера, мы выяснили происхождение отдельных слов, в которых широко используются этнонимы. При использовании этнонимов в комментариях Ялсыгулова нет единой формы обозначения этнической принадлежности: тюркское - твриидер, твриичэ, тврни лвгатенчэ\ персидское - фарсы, фарсыча, фарсийа; арабское; гэрэбидер, гэрэбчэ, гэрэблар эйтурлэр, османское - госмания, годман, булгарское - болгар йортонда, болгар теленда, болгар халкында] индийское - h Индостан да, Ьинди уалэйэтенда. Среди выявленных этнонимов преобладают слова тюрк, булгар, туркмен, киргиз, араб, перс. Единичное использование характерно для этнонимов татар, кыпчак и узбек.

При объяснении иноязычных слов Ялсыгуловым часто применяются следующие лексемы: легэтедер 'язык, слово', мэгнэсенэдер (иногда мэгнэсендэдер) 'в значении', арасында мвштэрэктер (мештэрэк легэтдер) 'общее слово'.

Имеются и такие объяснения, где Ялсыгулов делает ссылку не на язык-источник, а на определенное место употребления слова. Наиболее часто применяемым административным объектам относятся Хорезм, Самарканд, Бухара.

Следующей особенностью толкований Тажетдина Ялсыгулова текста "Сабат ал-гаджизин" является то, что при передаче некоторых слов он дает объяснение их правописания.

Комментарии Тажетдина Ялсыгулова богаты толкованиями посредством синонимов, антонимов, омонимов, использование которых является одним из часто применяемых приемов в лексикографии и способствует более полной и совершенной интерпретации текста. Сравнения, эпитеты, метафоры, афоризмы, пословицы и поговорки в «Рисала-и Газиза» передают богатство языка оригинала. Активно применяется и такой научный прием, как ссылка на дополнительные источники.

Среднеазиатский, османский, урало-поволжский варианты тюрки не настолько отличались друг от друга, чтобы между их носителями возникло взаимное непонимание. Некоторые слова при переходе из одного языка в другой не нуждались в переводе. Их адаптация к тем или иным разновидностям тюрки происходила без каких-либо кардинальных видоизменений текста, достаточно было незначительных отклонений в орфографии, фонетике, или морфологии. Такие слова в одинаковой степени были понятны почти во всех тюркоязычных регионах. Потому в произведении «Рисала-и Газиза» не все иноязычные слова переводятся на урало-поволжский тюрки с комментариями.

Проведенный анализ также показал, что Тажетдин Ялсыгулов не переводил вторично те слова, которые он уже перевел и объяснил выше. Кроме того, все слова, которые употреблены Ялсыгуловым без комментария, по мнению автора, в нем не нуждаются.

В целом, оценивая язык «Рисала-и Газиза» и новаторскую роль его автора, можно с уверенностью утверждать, что Тажетдин Ялсыгулов, интерпретировав непонятные для урало-поволжских читателей слова, проявил себя в истории литературного языка тюрки Урало-Поволжья в качестве первого лингвиста, стоявшего у истоков сравнительной лексикологии тюркских языков.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Ильясова, Гузалия Римовна, 2009 год

1. A. cAjj ajjjt xx Aii^j «„Рисзлз-и Гэзизэ". Шэрх Себэт эл-гажизин» '«„Рисала-и Газиза". Комментарий к „Сабат ал-гаджизин"»'. -Казань, 1863.-284 с.

2. Б. ^ i.jjjt xx Aii^j «„Рисэлэ-и Гэзизэ". Шэрх £эбэт элгажизин» '«„Рисала-и Газиза". Комментарий к „Сабат ал-гаджизин"»'. -Казань: Типолитография Императорского Университета, 1897. 262 с.

3. B. ^ ^ Aii^j «,,Рисэлэ-и Гэзизэ". Шэрх Сэбэт-эл гажизин. Шархе Тажетдин бине Ялчыгол «„Рисала-и Газиза". Комментарий к „Сабат ал-гаджизин"». Казань, 1903. - 268 с.

4. Г. «,,Рисала-и Газиза". Комментарий к „Сабат ал-гаджизин"». Из-за отсутствия титульного листа не известны год и место издания. Книга заканчивается 309 страницей.

5. Д. uaj*^ ^ мЬЛ! «JujJi j Китаб мостатаб уэ шэриф элмааб

6. Себэт эл-гажизин 'Это досточтимая и благородная книга „Сабат ал-гаджизин"'. - Казань: Типография мадам Чирковой, 1885. - 44 с.

7. Ризаэддин бин Фахреддин. Таджеддин бин Ялчыгул./ Ризаэддин бин Фахреддин // Научный архив УНЦ РАН. Ф. 7. - On. 1. - Д. 3 нового акта. - Л. 183 об.1. Монографии, книги

8. Аллаерова, Н. "Саботу-л-ожизин" асаринг маърифий йуналиши ва бадиияти / Н. Аллаерова. Самарканд, 2002.

9. Баскаков, Н.А. Введение в изучение тюркских языков / Н.А. Баскаков. М.: Высшая школа, 1969. - 383 с.

10. Баимов, Р.Н. Великие лики и литературные памятники Востока / Р.Н. Баимов. Уфа: Гилем, 2005. - 496 с.

11. Баимов, Р.Н. Литература Востока. Материалы по истории иранской, индийской, арабской литератур с древнейших времен до XVIII века: Учебноепособие / Р.Н. Баимов. 2-е изд-е, доп. - Уфа: Башкирский государственный университет, 2001. - 324 с.

12. Башж>рт э?эбиэте тарихы. Урта быуаттар осоро. 0фе: Башкортостан китап нэшриэте, 1990. - 608 б.

13. Башкорт эдэбиэте антология^!. Беренсе том. XIII-XVIII быуаттар. бфе: Башкортостан "Китап" нэшриэте, 1999. - 464 б.

14. Бэширова, И.Б. Татар эдэби теле тарихы: XIX гасыр ахыры XX йез башы. / И.Б. Бэширова. - Казан: КДТУ, 1999. - 576 б.

15. Боровков, А.К. Лексика среднеазиатского тефсира XII-XIII вв. / А.К. Боровков. М: Издательство восточной литературы, 1963. - 368 с.

16. Виноградов, В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография./ В.В. Виноградов. М.: Наука, 1977. - 312 с.

17. Вопросы башкирского языкознания. Уфа: Башкирский филиал Академии наук СССР, Институт истории, языка и литературы, 1973.-224с.

18. Вопросы татарского языка и литературы: кн. четвертая. Казань, 1969.- 110 с.

19. Гаджиева, Н.З. Проблемы тюркской ареальной лингвистики / Н.З. Гаджиева. М.: Наука, 1975. - 245 с.

20. Галяутдинов, И.Г. "Тарих нама-и болгар" Таджетдина Ялсыгулова / И.Г. Галяутдинов. Уфа: Китап, 1998. - 272 с.

21. Галяутдинов, И.Г. Два века башкирского литературного языка / И.Г. Галяутдинов. Уфа: Гилем, 2000. - 448 с.

22. Галяутдинов, И.Г. Башкирский литературный язык и проблемы востоковедения / И.Г. Галяутдинов. Уфа: Гилем, 2008. - 406 с.

23. Гарипов, Т.М. Кыпчакские языки Урало-Поволжья. Опыт синхронической и диахронической характеристики / Т.М. Гарипов. М.: Наука, 1979. - 304 с.

24. Грамматика современного башкирского литературного языка. М.: Наука, 1981.-495 с.

25. Гузеев, В.Г. Староосманский язык / В.Г. Гузеев. М.: Наука, 1979.-613 с.

26. FanayeTflHHOB, H.F. Баигкорт азаби теле тарихы / H.F. FanayeTAHHOB. 0фе: Китап, 2008. - 272 б.

27. Дмитриев, Н.К. Грамматика башкирского языка / Н.К. Дмитриев. -М.; П.: Издательство АН СССР, 1948. 276 с.

28. Дыбо, А.В. Лингвистические контакты ранних тюрков: лексический фонд: пратюркский период/ А.В. Дыбо. М.: Восточная литература, 2007.- 223 с.

29. Закиев, М.З. О периодизации истории тюркских письменных литературных языков / М.З. Закиев. Казань, 1980. - 160 с.

30. Закиев, М.З. Происхождение тюрков и татар / М.З. Закиев. М., 2003.- 494 с.

31. Закиев, М.З. Терки-татар этногенезы / М.З. Закиев. Маскау-Казан, 1998. - 624 б.

32. Зэйнуллин, М.В. Хэ?ерге башнорт э?эби теле. Морфология / М.В. Зэйнуллин. вфе: Китап, 2005. - 264 б.

33. Историческое развитие лексики тюркских языков: Сб. статей / Отв. Ред. Убрятова Е.И. М.: Изд-во АН СССР, 1961.- 467 с.

34. Ишбердин, Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка / Э.Ф. Ишбердин. М. : Наука, 1986. - 152 с.

35. Ишбирзин, Э.Ф. Башкорт азаби теленен тарихы / Э.Ф. Ишбирзин, H.F. FэлэYeтдинoв, Р.Х. Халикова. вфе: Китап, 1993. - 320 б.

36. Ишбердин, Э.Ф. Очерки истории башкирского литературного языка / Э.Ф. Ишбердин, Р.Х. Халикова, И.Г. Галяутдинов, З.Г. Ураксин. М.: Наука, 1989. - 256 с.

37. Йырау?ар, сэсэндэр, мэгрифэтселэр / Te?eycehe И.8. Шарапов. -бфе: Китап, 2007. 384 б.

38. Коран / Пер. И.Ю. Крачковского. Ростов н/Д: Феникс, 2009. - 11-е изд. - 537 с.

39. Кныш, А.Д. Мусульманский мистицизм / А.Д. Кныш. Санкт-Петербург: Диля, 2004. - 464 с.

40. Киекбаев, Дж.Г. Основы исторической грамматики урало-алтайских языков / Дж.Г. Киекбаев. Уфа: Китап, 1996. - 368 с.

41. Киекбаев, Дж. Г. Избранные статьи / Дж.Г. Киекбаев. Уфа: РИО БашГУ, 2002. - 200 с.

42. Киекбаев, Ж.-F. Баилюрт теленен фонетикаИы / Ж-F. Киекбаев. -бфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1958. 211 б.

43. Киекбаев, Ж.¥. Хэдерге баш"корт теленен лексикаИы Иэм фразеологияИы / Ж-F. Киекбаев. бфе: Башкортостан китап нэшриэте, 1956. - 275 б.

44. Кононов, А.Н. Грамматика языка тюркских рунических памятников VII-IX вв. / А.Н. Кононов. Л.: Наука, 1980.- 255 с.

45. Кононов, А.Н. История изучения тюркских языков в России: Дооктябрьский период / А.Н. Кононов. Л.: Наука. Ленингр. Отд-ие, 1972.- 271 с.

46. К истории формирования турецкого письменно-литературного языка: тюркологический сборник 1976 / Под ред. А.Н. Кононова. М.: Наука, 1978.

47. Кунафин, Г.С. Культура Башкортостана и башкирская литература в XIX веке / Г.С. Кунафин. Уфа: Башкирский университет, 1992. - 112 с.

48. Жуковская, Л.П. Текстология и язык древнейших славянских памятников / Л.П. Жуковская. М.: Наука, 1976. - 368 с.

49. Литературное наследие народов Урало-Поволжья и современность.- Уфа: БФАН СССР, 1980. 166 с.

50. Лихачев, Д.С. Текстология на материале русской литературы X-XVII веков / Д.С. Лихачев. Ленинград: Наука, 1983. - 640 с.

51. Наджип, Э.Н. Исследование по истории тюрских языков (XIX-XIV вв.) / Э.Н. Наджип. М. : Наука, 1989. - 283 с.

52. Наджип, Э.Н. Тюркоязычный памятник XIV века "Гулистан" Сейфа Сараи и его язык / Э.Н. Наджип. Алма-Ата: Изд-во "Наука" КазССР, 1975. - 210 с.

53. Наджип, Э.Н. Историко-сравнительный словарь тюркских языков XIV века на материале «Хосрау и Ширин» Кутба. / Э.Н. Наджип. Книга 1. -М.: Наука, 1979.-479 с.

54. Насилов, Д.М. Язык тюркских памятников уйгурского письма XI-XV вв. / Д.М. Насилов. М.: Наука, 1974. 101 с.

55. Нуриева, А.Х. Татар теле тарихыннан материаллар / А.Х. Нуриева. -Казан, 1975. 99 б.

56. Письменные памятники Башкирии (Историко-филологические исследования). Уфа: БФАН СССР, 1982. - 175 с.

57. Поэма «Кысса-и Йусуф» Кул Гали (Проблематика, поэтика, язык произведения): Сб. ст. Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1983. - 124 с.

58. Рамеев, 3.3. Текстология татарской литературы начала XX века / 3.3. Рамеев. Казань: Алма-Лит, 2008. - 188 с.

59. Рисолайи Азиза" "Сабатул ожизин" шархи» / Тузувчи: Б. Хасан. -Ташкент.: А. Кодирий номидаги халк мероси нашр., 2000. - 256 б.

60. Рукописная книга в культуре народов востока. Кн. первая. М.: 1987. - 558 с.

61. Орнаменты рукописных и старопечатных книг Башкортостана. -Уфа: Китап, 2001. 160 с.

62. Оразаев, Г.М.-Р. Памятники тюркоязычной деловой переписки в Дагестане XVIII в. / Г.М.-Р. Оразаев. Махачкала, 2002. - 482 с.

63. Принципы текстологического изучения фольклора / Ответственный редактор Б.Н. Путилов. -М.-Л.: Наука, 1966. 303 с.

64. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Фонетика / Э.Р. Тенишев и др.; отв. ред. Э.Р. Тенишев. М.: Наука, 1984. - 484 е.;

65. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Морфология / Э.Р. Тенишев и др.; отв. ред. Э.Р. Тенишев. М.: Наука, 1988.- 549 е.;

66. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Лексика / Э.Р. Тенишев и др.; отв. ред. Э.Р. Тенишев. М.: Наука, 1997. - 799 е.;

67. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков: Региональные реконструкции / Э.Р. Тенишев и др.; отв. ред. Э.Р. Тенишев. М.: Наука, 2002. - 767 е.;

68. Серебренников, Б.А. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков / Б.А. Серебренников, Н.З. Гаджиева. Баку: Маариф, 1979. -304 с.

69. Сирожитдинов, Ш. Суфи Оллоер илохиети / Ш. Сирожитдинов. -Ташкент, 2001.

70. Суфи Аллахияр. Сэбател-гажизин (Гэзизлэргэ терэк) / Аллахияр Суфи; басмага эзерлэуче hoM кереш мэтсэлэ авторы Ф.З. Яхин. Казан: "Хэтер нэшриэты" (Тарих), 2002. - 399 б.

71. Суфийская мудрость // Сост. В.В. Лавский. Минск: Лотаць, 1998.398 с.

72. Тажеддин Ялчыгол. Рисалэи Газизэ / Эсэрне басмага эзерлэуче Хатыйп Йосыф углы Мицнегулов. Ике китапта. Казан: Иман, 2001. - 4806.

73. Тажетдин Ялчыгол. Рисалэи Газизэ (тезучесе М.В. Гайнетдинов). -Казан: Иман, 1998. 60 б.

74. Тенишев, Э.Р. Избранные труды / Э.Р. Тенишев. Уфа: Гилем, 2006. -Кн. 1. - 304 с.

75. Тенишев, Э.Р. Избранные труды / Э.Р. Тенишев. Уфа: Гилем, 2006. -Кн. 2. - 380 с.

76. Тюркские языки // Языки мира. М., 1996. - 543 с.

77. Тенишев, Э.Р. Строй сарыг-уйгурского языка / Э.Р. Тенишев. М.: Наука, 1976. - 307 с.

78. Халикова, Р.Х. Язык башкирских шежере и актовых документов XVIII-XIX вв. / Р.Х. Халикова. М.: Наука, 1990. - 200 с.

79. Харисов, А.И. Литературное наследие башкирского народа (XVIII-XIX века) / А.И. Харисов. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1973.- С. 244.

80. Харисов, А.И. Литературное наследие башкирского языка (XVIII-XIX вв.) / А.И. Харисов. Уфа: Китап, 2007. - 2-е изд., доп. - 344 с.

81. Харисов, 9.И. Башкорт халнынын э?эби мирары / А.И. Харисов. -©фе: Башж>рт китап нэшриэте, 1965. 415 б.

82. Хусаинов, Г.Б. Гуманитарий. Литература. Духовная культура. Фольклор. История. Археография / Г.Б. Хусаинов. Уфа: Гилем, 2008. -636 с.

83. Хусаинов, Г.Б. Башкирская литература XI—XVIII вв. /Г.Б. Хусаинов. -Уфа: Гилем, 1996. 193 с.

84. Шакурова, Ш.Р. Башкирский народный эпос "Урал-батыр" / Ш.Р. Шакурова. Уфа: Гилем, 2007. - 386 с.

85. Щербак, A.M. Грамматика староузбекского языка / A.M. Щербак. -М.-Л.: Наука, 1962,-276 с.

86. Щербак, A.M. Грамматический очерк языка тюркских текстов X-XIII вв. из Восточного Туркестана / A.M. Щербак. М.-Л.: Наука, 1961.- 201 с.1. Статьи, тезисы

87. Абсалямов, 3.3. Развитие лексики башкирского литературного языка в советскую эпоху / 3.3. Абсалямов, Э.Ф. Ишбердин // Башкирская литература и литературный язык на современном этапе. Уфа: БФАН СССР, 1979.-С. 81-121.

88. Башкирские шежере / Составление, перевод текстов, введение и комментарии Р.Г. Кузеева. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1960.- С. 168-172.

89. Башкирские родословные / Составление, предисловие, пояснения к переводу на русский язык, послесловие и указатели P.M. Булгакова, М.Х. Надергулова. Уфа: Китап, 2002. - С. 163-186.

90. Баскаков, Н.А. О периодизации истории литературного языка «тюрки» / Н.А. Баскаков // Лингвогеография, диалектология и история языка. -Кишинев, 1973. 246-248 с.

91. Булгаков, P.M. Арабографичная книга в Башкирии: Некоторые книговедческие реалии / P.M. Булгаков // Исследования по башкирскому языку и письменной культуре Башкирии. Уфа: БНЦ УрО АН СССР, ИИЯЛ, 1989. - С. 120.

92. Булгаков, P.M. Предложения к методике определения изводов тюркских рукописей Урало-Поволжья / P.M. Булгаков // Из прошлого и настоящего башкирской письменной культуры и языка. Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1988.-С. 15.

93. Булгаков, P.M. Описание восточных рукописей Института истории, языка и литературы. Ч.1:Тюркские рукописи. Вып. 1: Произведения XII -начала XVIII века / P.M. Булгаков. Уфа: Гилем, 2002. - С. 81-82.

94. Булгаков, P.M. Наука об истории башкирского литературного языка и место в ней Тажетдина Ялсыгулова и его произведения «Рисала-и Газиза» / P.M. Булгаков, Г.Р. Ильясова // История науки и техники. Уфа, 2008. - 9, спец. выпуск № 4. - С. 8-11.

95. Ворожейкина, З.Н. "Тухфат ал-Мулук" средневековый свод нравственных заповедей / З.Н. Ворожейкина // Письменные памятники востока (Историко-филологические исследования). - М.: Наука, 1973. - С. 11-25.

96. Гайнетдинов, М.В. Тажетдин Ялчыгол / М.В. Гайнетдинов // Татар эдэбияты тарихы. Алты томда. Казан: Татарстан китап нэшрияты, 1984. - Т. 1: Урта гасырлар дэвере. - 446-452 б.

97. Гаджиева, Н.З. Тюркские языки / Н.З. Гаджиева // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. - С. 527-529.

98. Галяутдинов, И.Г. «Рисалэ-и Гэзизэ» эдэре теленец морфологик у?енсэлектэре / И.Г. Галяутдинов, Г.Р. Ильясова // Ядкяр. 2001. - № 2.- С. 49-62.

99. Гарифуллин, Д. Тажетдин Ялсыгол тормошонан мэглумэттэр / Д. Гарифуллин // Аги?ел, 1980. № 12. - Б. ИЗ.

100. Гэлэуетдинов, H.f. Ирке терки теле хаиында / H.F. Гэлэуетдинов // Проблемы изучения и преподавания филологических наук. Часть 1. (Башкирская филология). Стерлитамак, 1999. - 134-136 б.

101. Дмитриева, Л.В. Описание тюркских рукописей Института востоковедения. III. Поэзия и комментарии к поэтическим сочинениям. Поэтика / Л.В. Дмитриева. М.: Наука, 1980. - С. 92-100.

102. Ильясова, Г.Р. Тажетдин Ялсыголовтыц «Рисалэ-и Гэзизэ» эдэре Ьэм уныц hy? байлыгы / Г.Р. Ильясова // Ядкяр. 2002. - № 1. - С. 106114.

103. Ильясова, Г.Р. Этнонимы в «Рисала-и Газиза» Тажетдина Ялсыгула / Г.Р. Ильясова // Ядкяр. 2006. - № 2. - С. 69-71.

104. Ильясова, Г.Р. Тажетдин Ялсыголовтыц «Рисалэ-и Гэзизэ» эрэренец текст тарихын ейрэнеугэ -карата / Г.Р. Ильясова // Башкирская филология: к 70-летию со дня рождения академика АН РБ З.Г. Ураксина.- Уфа: Гилем, 2005. С. 283-290.

105. Ишбердин, Э.Ф. Вопросы истории башкирского литературного языка / Э.Ф. Ишбердин // Исследования по башкирскому языку и письменной кульутре Башкирии. Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1989.

106. Ишбердин, Э.Ф. Рукописные и печатные словари XVIII—XIX вв. как источник изучения истории башкирского языка / Э.Ф. Ишбердин //

107. Письменные памятники Башкирии (историко-филологические исследования). Уфа: БФ АН СССР, 1982.

108. Матгазиев, А. О роли письменно-литературной традиции в формировании и развитии современного узбекского литературного языка (по материалам источников XIX-XX веков) / А. Матгазиев // Советская тюркология. 1980. - № 5.

109. Насилов, Д.М. Некоторые проблемы тюркской диахронической морфологии и языковые особенности древнетюркских памятников / Д.М. Насилов // Советская тюркология. 1988. - № 2.

110. Описание рукописей. Выпуск XII. Рукописи татарских писателей и ученых / Составитель А. Фатхиев. Третья часть. Казань: Издательство Казанского университета, 1968. - С. 29-35.

111. Самойлович, А.Н. К истории литературного среднеазиатско-турецкого языка / А.Н. Самойлович // Мир-Али-Шир. Л., 1928.

112. Самойлович, А.Н. Общий взгляд на возникновение и развитие мусульманско-турецких литературных языков в связи с разговорными наречеями (1918)/А.Н. Самойлович // Советская тюркология. -1973.-№5.

113. Серебренников, Б.А. Об основных отличиях истории строевых элементов языка от истории литературного языка / Б.А. Серебренников // Советская тюркология. 1981. - № 4.

114. Тенишев, Э.Р. Строй сарыг-югурского языка / Э.Р. Тенишев. М., 1976.-С. 41.

115. Тенишев, Э.Р. Принципы составления исторических грамматик и историй литературных тюркских языков / Э.Р. Тенишев // Советская тюркология. 1988. - № 1.

116. Тенишев, Э.Р. Языки древне- и среднетюркских памятников в функциональном аспекте / Э.Р. Тенишев // Вопросы языкознания. 1979. - № 2.

117. Тенишев, Э.Р. О периодизации истории башкирского литературного языка /Э.Р. Тенишев, И.Г. Галяутдинов // Ядкяр. 2006. - № 2. С. 75-79.

118. Хисамова, Ф.М. XVIII йездэге татарча эш кэгазьлэренец тел узенчелеклэре / Ф.М. Хисамова // Языковая ситуация в Республике Татарстан: состояние и перспективы. Казань, 1999. - Ч. И.-103-106-сыб.

119. Хусаинов, Г.Б. Тюркоязычные литературы Урало-Поволжья в XI-XVIII в. как единая система // Литературное наследие народов Урало-Поволжья и современность / БФ АН СССР. Уфа, 1980. - С. 5-12.

120. Юлдашев, А.А. Башкирский язык // Младописьменные языки народов СССР. М.-Л., 1959.

121. Словари, справочники, энциклопедии

122. Аллаяр-Суфий // Башкирская энциклопедия. Уфа: Башкирская энциклопедия, 2005. - Т. 1: А-Б. - С. 124.

123. Баимов, Р.Н. Тажетдин Ялсыгулов. Писатели земли башкирской. Справочник / Р.Н. Баимов, Г.Н. Гареева, Р.Х. Тимергалина. Уфа: Китап, 2006. - С. 483-484.

124. Будагов, Л.З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий / Л.З. Будагов. Санкт-Петербург: Типография императорской академии наук, 1871.-Т. I.-448 с.

125. Будагов, Л.З. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий / Л.З. Будагов. Санкт-Петербург: Типография императорской академии наук, 1871.-Т. II.-416 с.

126. Бикбулатов, Н.В. Башкиры. Краткий этно-исторический справочник. / Н.В. Бикбулатов. Уфа: 1995. - 248 с.

127. Гаджиева, Н.З. Тюркские языки / Н.З. Гаджиева // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. - С. 527-529.

128. Гарэпчэ-татарча-русча алынмалар сузлеге. Казан: Татарстан китап нэшрияты, 1965. - 853 б.

129. Древнетюркский словарь. Л.: Наука, 1969. - 676 с.

130. Ислам // Энциклопедический словарь. М. : Наука, 1991. - 315 с.

131. Русско-персидский словарь / Под ред. Али Асадуллаева, Л.С. Пейсикова. М.: Советская энциклопедия, 1965. - 1091 с.

132. Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. - С. 78.

133. Ялсыгул Аль-Башкорди Таджетдин. Башкортостан: Краткая энциклопедия / Ялсыгул Аль-Башкорди Таджетдин. Уфа: Научное издательство «Башкирская энциклопедия», 1996. - С. 663.1. Авторефераты диссертаций

134. Абдуллаев, Т.А. Тюркоязычный памятник XVI века «Камавил Ат -Та'Бир» Хызыра Ибн Абдулхади Ал-Бавазиджи и его лексика : Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 04.07.1991 / Т.А. Абдуллаев. Баку. 1991. - 30 с.

135. Байлиев С. Языковые особенности дестана "Саят и Хемра": Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена в феврале 1966 г. / С. Байлиев. Ашхабад, 1965. - 25 с.

136. Боровкова, Т.А. Грамматический очерк языка "Дивану лугат-ит-турк" Махмуда Кашгари: Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 1966 / Т.А. Боровков. Л., 1966. - 15 с.

137. Булгаков, P.M. Филологическая интерпретация памятников старотюркской письменности Башкортостана: Автореф. дис. . канд. филол. наук /: защищена 25.12.1998 / P.M. Булгаков. Уфа, 1998. - 31 с.

138. Галяутдинов, И.Г. История башкирского литературного языка (XIX -начало XX века): Автореф. дис. . док. филол. наук / защищена в 1992 г. / И.Г. Галяутдинов. М., 1992. - 36 с.

139. Закиров, Р.А. Язык древнеуйгурского памятника "Куанши им Пусар": Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 15.02.1983 / Р.А. Закиров. М., 1983. - 15 с.

140. Зияева, М.Т. Исследование памятника XIV в. «Кита бат-тухфат уз-закиййа фил-лугат-ит-туркиййа» (лексика, морфология, словообразование): Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 15.04.1972 / М.Т. Зияева. Ташкент, 1972. - 29 с.

141. Ибрагимова, А. Исследование "Келурнаме" Мухаммеда Якуба Чинги: Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 16.06.1976. / А. Ибрагимова. Ташкент, 1976. - 32 с.

142. Ишбердин, Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка: Автореф. дис. . док. филол. наук / защищена 16.06.1989 / Э.Ф. Ишбердин. Алма-Ата, 1989. - 37 с.

143. Курышжанов, А.К. Язык старокыпчакских письменных памятников XIII—XIV вв. : Автореф. дис. . док. филол. наук / защищена 11.05.1973 / А.К. Курышжанов. Алма-Ата, 1973. - 58 с.

144. Лапасов, Ж. Морфология языка поэмы «Йусуф-у Зулайха» Дурбека: Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 06.03.1972 / Ж. Лапасов. Ташкент, 1971. - 19 с.

145. Матгазиев, А. Исследование по морфологии староузбекского языка (конец XVIII до семидесятых годов XIX в.): Автореф. дис. . док. филол. наук. / защищена 21.04.1980 / А. Матгазиев. - Ташкент, 1979. - 41 с.

146. Маханова, P.P. Творчество Суфи Аллаяра и его традиции в татарской литературе: Автореф. дис. . канд. филол. наук / P.P. Маханова. Казань, 2008. - 29 с.

147. Мирзакаримова У. Морфологические особенности "Кисаси Рабгиузи": Автореф. дис. . канд филол. наук / защищена в апреле 1969 г. / У. Мирзакаримова. Ташкент, 1969. - 39 с.

148. Мусабаева, З.М. Омонимы в "Дивану Лугат-ит тюрк" Махмуда Кашгарского (XI в.): Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена в декабрь 1975 г. / З.М. Мусабаева. Фрунзе, 1975. - 51 с.

149. Нагиев, М.З. Азербайджанский переводный памятник XVI века "Шухада-нама": Автореф. дис. канд. филол. наук / защищена 08.01.1979 / М.З. Нагиев. Баку, 1978. - 27 с.

150. Нуриева Ф.Ш. Исследование памятника XIV века "Нахдж ал-Фарадис": Автореф. дис. канд. филол. наук / защищена 15.04.1993 / Ф.Ш. Нуриева. Казань, 1993. - 21 с.

151. Пайизов Мугаддас Гюлали оглы. Тюркоязычный переводный памятник XVI века "Тарджуман ас-Сихах" (Лингво-палеографический анализ): Автореф. дис. .канд. филол. наук / защищена 25.06.1987 / М.Г. Пайизов. Баку, 1987. - 21 с.

152. Сирожитдинов, Ш. Суфи Оллоер илохиети / Ш. Сирожитдинов. -Ташкент, 2001.

153. Суванкулов, И. Суфи Аллаяр и его литературные традиции: Автореф. дис. док. филол. наук / защищена в марте 1997 г. / И. Суванкулов. Ташкент, 1997. - 47 с.

154. Фаттахов, Х.Х. Мухаммад Риза Хаксар и его "Мунтахаб ал-лугат": Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 17.04.1974 / Х.Х. Фаттахов. Ташкент, 1974. - 23 с.

155. Хакимзянов, Ф.С. Язык памятников Волжской Булгарии (на материале эпитафий XIII—XIV вв.): Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 22.04.1976 / Ф.С. Хакимзянов. М., 1976. - 21 с.

156. Халикова, Р.Х. Язык башкирских шежере и актовых документов XVIII-XIX вв: Автореф. дис. .док. филол.наук / защищена 22.04.1992 / Р.Х. Халикова. М., 1992. - 45 с.

157. Шамсетдинова, Л.Ш. «Рисаляи Газиза» Таджетдина Ялчыгула: проблематика и поэтика: Автореф. дис. . канд. филол. наук / Л.Ш. Шамсетдинова. Казань, 2002. - 24 с.

158. Эйвазова, Р.Г. Язык "Диван"а Кишвери (морфологические особенности): Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена в 1977 г./ Р.Г. Эйвазова. Баку, 1977. - 32 с.

159. Юсупова, A.M. Роль Г. Кандалый в развитии татарского литературного языка XIX века (Лексика и фразеология): Автореф. дис. . канд. филол. наук / защищена 21.05.1985 / A.M. Юсупова. Уфа, 1985. -20 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 369514