Литературная судьба тамбовского пролеткульта: эстетические и поэтико-философские искания :На материале журнала "Грядущая культура" и творчества В. Кириллова и А. Поморского тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Ишин, Алексей Викторович

Диссертация и автореферат на тему «Литературная судьба тамбовского пролеткульта: эстетические и поэтико-философские искания :На материале журнала "Грядущая культура" и творчества В. Кириллова и А. Поморского». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 167307
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Ишин, Алексей Викторович
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Тамбов
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
156

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Ишин, Алексей Викторович

Введение.

Глава I. Тамбовский Пролеткульт: литературно-исторические и теоретические основы.

§ 1. Создание и развитие Тамбовского

Пролеткульта.

§ 2. Проблема отношения к художественному наследию.

§ 3. Художественное творчество пролеткультовцев на страницах журнала „Грядущая культура".

Глава II. Поэтическое творчество В. Кириллова и А. Поморского.

§ 1. „В моих стихах твое, Россия, имя" (О жизни и творчестве В. Кириллова).

§ 2. „Несокрушима родина-Россия." (О жизни и творчестве А. Поморского).

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Литературная судьба тамбовского пролеткульта: эстетические и поэтико-философские искания :На материале журнала "Грядущая культура" и творчества В. Кириллова и А. Поморского"

Пролеткульт, как известно, сокращенное и таким образом прочно утвердившееся название культурно-просветительской организации „Пролетарская культура", организационно оформившейся на 1-й конференции Пролеткульта в Петрограде в сентябре 1917 года. После октября 1917 года Пролеткульт находился при Народном комиссариате просвещения как добровольная организация пролетарской самодеятельности в различных областях искусства. Пролеткульт имел свои отделения в ряде городов и особенные периодические издания („Пролетарская культура", „Горн", „Гудки" и другие).

Формирование и развитие Пролеткульта как массового инновационного социально-культурного движения было обусловлено кризисным состоянием российского общества и культуры 1917-1921 годов. В этот исторический период произошли резкие трансформации традиционных ориентаций, что было связано с социальными и культурными катаклизмами революционной России. Социально-культурная деятельность стала своеобразным зеркалом духовных изменений, отражая в себе взаимодействие и соперничество старого и нового. Движение за новую, пролетарскую культуру - вот та парадигма, в рамках которой получил свое развитие Пролеткульт и другие группы, объединения, группировки. Это движение определило содержание пролеткультовской действительности: отношение к общекультурному и литературному наследию, принципы новой литературы, этики и науки, эстетические воззрения, отношение к интеллигенции, содержание просветительской, досуговой, творческой деятельности.

В основе идеологии Пролеткульта лежали принципы развития и изменения. Инновационный характер идеологии Пролеткульта определялся в значительной мере осознанием невозможности решения социально-культурных проблем за счет ресурсов „старой" культуры. Выход виделся в формировании качественно новой культуры и, в частности, литературы путем создания культурных ценностей и норм, критического переосмысления культурного наследия, активизации механизмов внедрения инноваций.

Пролеткульт как самая массовая литературная и культурно-просветительская организация начала XX века наиболее полно, всесторонне проявил себя на региональном уровне.

В последнее время в современное литературоведение достаточно прочно вошло понятие регионализма, имеющее кардинальное значение для филологической науки в целом. Именно поэтому важной задачей настоящего литературоведения является создание целостной картины истории новейшей литературы с непременным учетом фактора регионализма, о котором Б. Чмыхало в диссертации „Региональные проблемы истории русской литературы" писал: „Под регионализмом мы подразумеваем, во-первых, сам принцип содержательного деления литературного пространства. В этом смысле фактор регионализма универсален для истории русской словесности и выступает в качестве своеобразной категории литературного процесса. Во-вторых, регионализм - это вполне конкретное историко-литературное явление, относящееся к 18-20 вв."1 С точкой зрения ученого о том, что регионализм - это качественный критерий литературного процесса, связанный с его локализацией, сосредоточением в определенном месте, не выходя за его пределы, невозможно не согласиться.

Справедливо мнение и Ю. Постнова: „На наш взгляд, литература области или края - это часть общенациональной литературы, представленная художниками, которые тесно связаны с общественной и культурной жизнью данной области и участвуют в местном литературном движении"2. Оно, в свою очередь, является составной частью обладающего внутренним единством литературного процесса.

Говоря об этом, мы имеем в виду тех ученых, которые уделяли огромное внимание изучению регионализма как историко-литературного явления и его методологии. В работах Н. Пиксанова, Ю. Постнова, П. Сакулина, М. Азадов-ского, П. Когана, В. Перетц, О. Ласунского и других рассматривается региональная проблематика, устанавливаются подходы с позиции формирования концепции литературного регионализма, поставлены вопросы типологии региональных явлений.

В системе русской самобытной культуры понятие регионализма, местных литературных и культурных традиций занимает особое место. Одним из локальных участков региональной культуры является литературное пространство, обладающее своими художественными особенностями, основанными на местном самосознании, обычаях, колорите. С такой особой культурной средой тесно связана тамбовская литература. Литературная жизнь провинциального Тамбова разнообразна и привлекательна, интересны ее роль и место в русской литературе первых двух десятилетий XX столетия - периода истории отечественной словесности, вызывающего споры и неоднозначную оценку у литературоведов и сейчас.

Тем не менее историко-литературный процесс, как целостное явление, в Тамбовском крае в послеоктябрьский период не ставился объектом систематического исследования, восстанавливающего внутренние взаимосвязи существовавшего творческого процесса и соотносящего его с общероссийским литературным процессом. В литературном краеведении практически не освещены деятельность и творчество тамбовских поэтов и критиков послереволюционной эпохи и 1920-х годов. История тамбовских литературных организаций и группировок осталась как будто за бортом литературной истории России. Следует подчеркнуть, что вклад тамбовских поэтов и писателей в развитие культуры и литературы края немалый. А его осмысление, аналитическое исследование дают возможность расширить представления о литературной жизни провинции в один из наиболее интересных и непростых исторических периодов - времени, когда формировались основы советской литературной критики, которая, в свою очередь, характеризовалась драматической борьбой мнений, столкновением подчас диаметрально противоположных точек зрения.

Бесспорно, что в художественной жизни первых послереволюционных лет значительная роль принадлежала именно Пролеткульту. Изучением этого неординарного явления в 1920-е годы занимались В. Полонский3, А. Луначарский4, А. Селивановский5 и многие другие. После перерыва, длившегося более тридцати лет, к литературе первых лет революции обратились А. Меньшутин,

A. Синявский6, А. Кулинич7, Л. Фарбер8, К. Зелинский9, 3. Паперный10. Современное литературоведение в этой сфере представлено именами Л. Тимофеева11,

B. Иванова12, Л. Поляковой13.

Отечественное литературоведение с начала 60-х годов XX века активно изучает историю советской критики и литературно-эстетической мысли 20-х годов. Среди историко-литературных работ, исследующих литературный процесс интересующей нас эпохи в целом, должны быть названы работы А. Максимова „Советская журналистика 20-х годов. Краткий очерк журнальной периодики"14; Л. Кищинской „Борьба за теоретические основы советской литературной критики (1927-1932)"15; В. Акимова „В спорах о художественном методе"16. Особое место занимает двухтомное исследование „Очерки истории русской советской журналистики"17, которое до сих пор остается наиболее обстоятельной работой на данную тему. Появилось много научных статей, освещающих в историко-литературном аспекте отдельные страницы эволюции литературно-эстетической мысли 20-х годов. В последнее время плодотворно исследовалась критика отдельных литературных групп, а также значительные критические индивидуальности 20-х годов. Среди наиболее обстоятельных работ книги В. Горбунова о Пролеткульте („В.И. Ленин и Пролеткульт")18, С. Шешу-кова о напостовстве и РАППе („Неистовые ревнители")19, Г. Беловой о „Перевале" („Из истории советской литературно-критической мысли 20-х годов (эстетическая концепция „Перевала")20 и другие.

Одновременно с историческим происходило теоретическое осмысление опыта советской критики в целом - как в названных выше работах, так и в книгах, посвященных современному процессу в его ведущих методологических тенденциях. Отсылки к критике 20-х годов можно найти в книгах „Методологические проблемы современной литературной критики"21, „Современная литературная критика. Вопросы теории и методологии"22, „Актуальные проблемы методологии литературной критики. Принципы и критерии"23, „Проблемы теории литературной критики"24.

Однако рождение новых историко-литературных и теоретических выводов, посвященных опыту критики 1920-х годов, невозможно без исследования журнальных критических дискуссий тех лет. Поэтому закономерным является то, что современные ученые все чаще обращаются к анализу важнейших критических выступлений 1920-х годов. Такова, например, книга В. Эйдиновой „Стиль писателя и литературная критика"25, построенная на материале литературно-критической периодики.

Значительные шаги в изучении Пролеткульта, рассматривающегося с разных позиций, предприняты в конце 1990-х годов - начале XXI века. В 1997 и в 2001 годах на соискание ученой степени кандидата исторических наук Л. Николаевой и М. Юдиным защищены диссертации "Теория и практика Пролеткульта 1917-1932 гг."26 и "Деятельность Московского Пролеткульта в 19181925 гг."27 Ученая степень кандидата культурологических наук после защиты диссертации "Пролеткульт как социально-культурное движение: организационно-технологические аспекты" в 1999 году присвоена А. Карпову28. Кандидатские диссертации „Тверская поэзия 20-х гг. XX века" (1998) И. Гончаровой29 и „Поэзия Пролеткульта: идеология и риторика революционной эпохи" (2001)30 М. Левченко открыли ранее неизвестные страницы литературы Пролеткульта. Две последние работы поднимают один из актуальных вопросов, неизбежно встающих перед исследователями в дальнейшем, - проблему соотношения литературы Пролеткульта и соцреализма.

Актуальность исследования. Решение комплекса вопросов, связанных с проблемой культурного наследования и самоопределения новой культуры и, в частности, литературы всегда является важнейшей характеристикой типа и состояния того или иного общества. В полной мере это относится к литературным явлениям, порожденным революцией 1917 года. В эту эпоху развития искусство, подобно другим сферам человеческой деятельности, диалектически включало в себя элементы «связи» и «разрыва». Соотношение этих элементов было различным в эстетико-философских концепциях 20-х годов. Созревание гуманистических позиций по отношению к культуре прошлого осуществлялось в драматической борьбе подчас полярных точек зрения. Полемика, развернувшаяся вскоре после октябрьской революции 1917 года вокруг проблемы классического наследия, затрагивала вопрос о преемственности эпох, о характере отношений между дореволюционной культурой и новым обществом, рожденным революцией. Именно решением проблемы культурного наследия и определялось „лицо" критики 20-х годов. Поэтому опыт дискуссий 20-х годов и, в частности, опыт дискуссий о культурном наследии представляет большой интерес для современного общественного и художественного сознания.

Кроме того, Пролеткульт существовал в условиях, с одной стороны, тяготения к перелому сознания, начала переоценки ценностей, демократизации искусства и, с другой, вседозволенности, забвения традиционных культурных ценностей, что не могло не найти отражения в литературной критике и художественном творчестве пролеткультовцев.

Объект исследования - творчество Тамбовского Пролеткульта как литературной группировки, издававшей журнал „Грядущая культура".

Все это и позволяет в качестве главной цели работы выдвинуть следующее: исследование особенностей литературной критики и художественного творчества журнала Тамбовского Пролеткульта „Грядущая культура", изучение историко-литературного процесса Тамбовщины в общероссийском контексте.

Цель исследования определила его конкретные задачи:

- изучить материалы литературной критики избранного этапа - как непосредственно посвященные проблеме классического наследия, так и затрагивающие ее при обсуждении иных вопросов;

- осмыслить и оценить вклад Тамбовского Пролеткульта в развитие региональной культуры;

- определить на примере дискуссий вокруг проблемы классического наследия позицию журнала „Грядущая культура", а также показать его внутренние разногласия и противоречия;

- раскрыть своеобразие эстетических поисков литературных критиков на основе конкретного материала: публицистических статей того времени, художественных произведений, фактов биографического характера;

- показать роль отдельных творческих индивидуальностей в развернувшихся идейно-эстетических спорах.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Тамбовский Пролеткульт являлся одним из ведущих губернских органов Всероссийского Пролеткульта, отличаясь особым, непримиримым отношением к старому и борьбой за новое, „чистое" искусство.

2. В отношении к культурному наследию тамбовские пролеткультовцы вначале заняли позицию, заключавшуюся в полном отказе от предшествующей культурной традиции, но затем лучшие практики Тамбовского Пролеткульта скорректировали свои позиции в сторону признания и поклонения классическому искусству.

3. Тамбовский Пролеткульт обнаруживает близость взглядов футуристов и пролеткультовцев на культуру прошлого, которая заключается в том, что и те, и другие заявляли о себе в анархистских призывах к разрушению, в тяготении к формалистским решениям задач искусства.

4. Ущербность идеи пролеткультовской эстетики состоит в том, что индивидуальное рассматривается лишь как синоним коллективного, социального.

5. Многоаспектная тема России в поэтическом творчестве В. Кириллова и А. Поморского реализует в полном объеме общие эстетические принципы Пролеткульта, заключавшиеся в воспевании творческого, преобразующего всю планету труда, в выявлении антогонизма города и деревни и прославлении индустриальной мощи страны, в формировании гражданской позиции и отрицании роли духовного в жизни человека, в утверждении коллективного и отрицании личностного.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1918 по 1921 гг., который характеризуется не только большими политическими переменами в жизни страны в целом и тамбовского региона в частности, но и качественными сдвигами философского, этического и эстетического характера.

Методологической и теоретической основой работы являются труды крупнейших отечественных критиков, литературоведов, современных теоретиков, историков литературы и журналистики. С этой точки зрения особый интерес представляет опыт тех ученых, которые стремились глубоко анализировать особенности различных научных направлений, брать из них наиболее ценное. Таков научный опыт А. Дымшица, Г. Белой, 3. Паперного, А. Селивановского и ряда других ученых. Особое значение для работы имеют труды, в которых исследованы закономерности развития русской журналистики начала XX века: Н. Дикушиной, А. Хайлова, Э. Алиева, В. Акимова, Р. Овсепяна и др.

Основные методы исследования - сравнительно-исторический, проблемно-тематический, биографический. Они сочетаются с принципами системности, целостности анализа и принципом историзма.

Эмпирической базой работы послужили источники Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), государственного архива Тамбовской области (ГАТО), Центра документации новейшей истории Тамбовской области (ЦДНИТО). Одним из основных источников явились комплекты тамбовских периодических изданий 1918-1919 гг. Среди них газета „Известия тамбовского губисполкома" (1918) и журнал „Грядущая культура" (19181919) и др.

Научная новизна работы обусловлена самим предметом исследования и заключается в том, что диссертация является первым опытом научного изыскания, в котором дается оценка художественному творчеству лучших тамбовских пролеткультовских поэтов и прозаиков; прослеживается деятельность литературных критиков журнала Тамбовского Пролеткульта „Грядущая культура", в том числе их полемика с футуристами по вопросам художественного наследия русской литературы, коллективистского характера поэтического и прозаического творчества пролеткультовцев и места человека в системе „личность и коллектив".

В советское время предпринимались попытки изучения отдельных моментов истории Тамбовского Пролеткульта и связанной с ним творческой рабочей молодежи. Часто это были публикации в местной периодической печати, которые и послужили поводом для дальнейшего исследования данной темы. Их авторы - известные на Тамбовщине краеведы, журналисты и литераторы И. Овсянников, В. Дорожкина, Н. Сухорукое и др. Интереснейший материал для подобного исследования представляют также очерки С. Евгенова, вышедшие под одной книжной обложкой в 1970 году в Воронеже, и сборник документов „Культурное строительство в Тамбовской губернии. 1918-1928", опубликованные в 1983 году также в Воронеже.

Одним из первых ученых, кто обратился к вопросу о Тамбовском Пролеткульте и познакомил читателей с его краткой историей, была член Союза писателей тогда СССР, ныне доктор филологических наук Л.В. Полякова. Именно из ее уст впервые прозвучала высокая оценка работы Тамбовского Пролеткульта: „Вклад Тамбовского отделения Пролеткульта в деятельность общероссийского огромен, и не только потому, что в Тамбове творили видные деятели этой организации"31.

Настоящая работа - это еще одна попытка обозначить грани конкретного местного (в нашем случае - Тамбовского) органа Пролеткульта и определить его роль в контексте Всероссийского. Первой концептуальной работой в этом направлении можно считать диссертационное исследование И. Гончаровой, подробно рассказывающей о Тверском Пролеткульте и открывшей собою новый этап в изучении региональных особенностей такого массового в литературе 1920-х годов явления, как Пролеткульт.

Практическая ценность исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при дальнейшем изучении литературного процесса в Тамбовском регионе, при подготовке учебных и методических пособий по литературному и историческому краеведению.

Структура диссертации. Диссертация включает в себя введение, две главы, заключение, примечания и библиографический список.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Ишин, Алексей Викторович

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В конце первого - начале второго десятилетий XX века литературный процесс в Тамбовском крае протекал в условиях сложной пореволюционной борьбы как в политической, социальной жизни, так и в культурной. Первые годы революции отмечены печатью развернувшегося по всей стране массового культурно-просветительского движения, которое способствовало выдвижению из среды рабоче-крестьянской России художников слова, находившихся в постоянном творческом поиске.

Литературный процесс в Тамбовской губернии, как и в целом по всей стране, протекал на широком фоне колоссального движения масс. В Тамбове при местном Пролеткульте появились литературные организации, многие представители которых стремились противостоять в творчестве официальной классовой линии государства. Однако следует отметить, что литературные группировки старались выполнять единую культурологическую задачу - вовлекать в литературную работу как можно большее число талантливых авторов, приобщая их к миру искусства, прозы и поэзии. Тамбовская литература этого периода органично вписывалась в историко-литературный процесс центральной России и развивалась при активном сотрудничестве с другими Пролеткультами, но при этом имела и свои особенности.

В целом в истории Пролеткульта как организации и его роли в культурной политике России можно выделить несколько периодов, обусловленных как логикой его внутреннего развития, так и логикой развития социокультурной системы советской России 1917-1932 гг.

Первый период (октябрь 1917 - октябрь 1920 гг.) - время становления и развития пролеткультовских организаций как относительно самостоятельных негосударственных массовых добровольных объединений. Пролеткульт играет одну из ведущих ролей в культурной жизни и культурной политике пореволюционной России.

Второй период (октябрь 1920 - начало 1923 гг.). Начало ему положила революция первого Всероссийского съезда Пролеткульта от 11 октября 1920 г., принятая под жестким давлением Ленина и Политбюро ЦК РКП(б), в соответствие с которой Пролеткульт подчинялся Наркомпроссу, входя в качестве „подсобного органа" в его структуру. Тем самым произошло огосударствление массового добровольного общественного движения.

В третий период (1923-1932 гг.) Пролеткульт играл весьма незначительную роль в культурной жизни страны. Произошло резкое сокращение числа его организаций, начавшееся с 1920/1921 гг. в результате политических, экономических, организационно-идеологических причин.

Таким образом, Пролеткульт прошел путь от массового инициативного самодеятельного движения до рядовой партийно-государственной и профсоюзной структуры в системе культурного строительства. По мере укрепления господствующего положения компартии, Пролеткульт становился составной частью партийно-государственного аппарата в сфере культуры. С точки зрения М. Левченко, Пролеткульт оказался первой в России литературной организацией, по образцу которой, с одной стороны, потом строилась ВАПП и Союз писателей, а с другой, которая сама строилась по образцу компартии138.

Тамбовский Пролеткульт отличался особым, непримиримым отношением к старому и борьбой за новое, „чистое" искусство: критическое восприятие буржуазной культуры доходило до рамок полного отрицания. „Грядущая культура" в этом плане являлась главным проводником его передовых идей. Из номера в номер журнал неустанно пропагандировал: „Раз и навсегда мы должны сказать, что в области строительства пролетарского искусства никакого соглашения с представителями искусства буржуазного быть не может"139. Проявляя чрезмерный максимализм в вопросе создания новой пролетарской культуры и строя иллюзии о ее великом будущем, выраженном в космических масштабах,

Тамбовский Пролеткульт констатирует: „.Наша теория, увы, на практике почти никем не применяется"140. Пассивно-безнадежные, упадочные настроения тамбовских пролеткультовцев обозначились уже в 1919 году. В годовом отчете от 30 декабря 1919 года М. Колосов констатировал: „В последние два месяца стал заметен упадок творческой и студийной работы Пролеткульта"141. В 1920 году работа губпролеткульта протекала „в чрезвычайно тяжелых условиях"142, а в 1921 году она была „весьма слаба и незначительна"143. После стремительно резкого взлета помыслов пролеткультовцев последовал столь же внезапный распад коалиции культурно-просветительских организаций, что было обусловлено прежде всего отсутствием практического воплощения эстетических взглядов теоретиков Пролеткульта. В Тамбове так же, как и по всей России, Пролеткульт потерпел поражение в деле строительства новой пролетарской культуры.

1 декабря 1920 года в „Правде" появилось письмо ЦК РКП(б) „О Про-леткультах" с обстоятельной критикой пролеткультовских воззрений. ЦК партии указывал на пороки, с его точки зрения, в деятельности Пролеткультов: а) в области идеологической - проповедь антимарксистских реакционных взглядов, развращающих рабочее сознание; б) в области художественного творчества - привитие антиреалистических форм и методов творчества. В письме также указывалось, что центральный орган Пролеткульта входит на положении отдела в Наркомпросс, что реорганизация Пролеткультов предусматривает создание обстановки для проявления инициативы рабочей интеллигенции в области художественного творчества и что „полная автономия реорганизуемых рабочих Пролеткультов в области художественного творчества обеспечена"144. В письме отмечалось: „В слиянии губнаробразов с Пролеткультами ЦК видит залог того, что лучшие пролетарские элементы, до сих пор объединявшиеся в рядах Пролеткультов, теперь примут самое активное участие в этой работе и тем помогут партии придать всей работе Наркомпроса действительно пролетарский характер"145. Таким образом, предлагалось культурно-просветительную организацию поставить под контроль ЦК и трансформировать ее в идеологический аппарат партии. Письмо ЦК РКП(б) вызвало растерянность, непонимание в центральной и региональных организациях Пролеткульта.

Существенным отличием Тамбовского Пролеткульта можно считать то, что главенствующее место в его печатном органе, в журнале „Грядущая культура" занимала не поэзия, а проза. Говорить о тамбовской литературе того периода - это значит говорить преимущественно о прозе, которая в достаточно большом объеме была представлена на страницах журнала „Грядущая культура". Следует заметить, что речь идет в первую очередь о малых прозаических произведениях: рассказах, очерках, зарисовках и так далее. Они не всегда обладали эстетической ценностью и художественным вкусом, как правило, не выделяясь из массы родственных им произведений. Однако их ведущая роль в воспитании у „рабочей интеллигенции" потребности к просветительству в условиях нового времени (нередко - в режиме форс-мажорных обстоятельств) несомненна. Более того, движение пролетарской культуры с его максималистскими взглядами имело образовательное значение, дав толчок ликвидации у населения массовой безграмотности.

Пролеткультовский период развития тамбовской литературы - в равной степени как поэзии, так и прозы - связан, в первую очередь, с романтическим восприятием пролетарскими художниками новой эпохи. Вселенский, космиче-!? ский масштаб их творчества отличался предельной обобщенностью образов, некоей отвлеченностью от бытовых подробностей, психологических нюансов. Однако в ряде произведений запечатлены и существенные качества нового героя - труженика революционной эпохи: трудовой энтузиазм, гражданская активность, революционная сознательность. „Писателями и поэтами, - справедливо отмечает И. Гончарова, - утверждалась новая эстетическая программа, когда ими воспевалась творческая красота „второй природы", созданной руками „ человека

Литературный процесс в Тамбове периода Пролеткульта связан прежде всего с именами таких ярких деятелей пролетарской культуры, как В. Кириллов и А. Поморский, стоявших у истоков создания этого движения в Тамбовской губернии и составлявших ядро Всероссийского Пролеткульта. Многие их произведения, в том числе и знаменитое стихотворение „Жрецам искусства" В. Кириллова, в котором претерпевают изменения взгляды поэта на искусство прошлого и формируется отказ от эпатажных призывов к разрыву с Пушкиным и Рафаэлем, впервые были опубликованы в журнале „Грядущая культура". Поэтому текст названного стихотворения был напечатан с купюрами. В частности, было пропущено четверостишие, начинающееся со слов „Он с нами, лучезарный Пушкин." Цензура не могла допустить даже самого малейшего отступления (не говоря уж о столь громком заявлении В. Кириллова о поклонении классической литературе. - Прим. А.И.) от прямолинейного курса пролеткультовцев, направленного на разрушение старой культуры. Наряду с произведениями., отражающими пролетарское мировоззрение и оптимистический пафос в журнале встречаются и произведения, пронизанные чувствами пессимизма и безысходности.

В поэтическом творчестве В. Кириллова закономерно выделяются пять вполне самостоятельных тематических циклов стихотворений, которые тематически можно представить следующим образом. Во-первых, это урбанистические произведения, в которых идет символическая борьба между городом и человеком. Первый - властелин, обладающий казалось бы неограниченной властью над человеком; последний - жертва города. Однако в поэзии В. Кириллова в результате всегда побеждает человек. Во-вторых, это пейзажная лирика. Пейзаж в стихотворениях В. Кириллова выполняет две функции: первая -фоновая, подчеркивающая настроение лирического героя, вторая - формирующая гражданское сознание личности.

Третья составляющая лирики пролетарского поэта - это тема вдохновенного труда. Все эти три цикла стихотворений объединяют идеи и чувства автора, эмоционально возвышающие человека. Романтика творческих исканий В. Кириллова питает сплав проникновенной лирики и глубокой гражданственности. Четвертая и пятая - основные темы поэтического творчества В. Кириллова: тема социального неравенства и тема Родины.

В поэзии А. Поморского нашло выражение отношение автора к революционным событиям в стране, ставшее голосом рабочего класса, его мыслями и чувствами. Лирический герой в поэзии А. Поморского - человек с несгибаемым революционным характером. Революционный романтизм поэта заключается в его беззаветном служении делу пролетариата, мужестве и стойкости, проявленных в условиях нового времени.

Пролетарские поэты дают и свой, обобщенный типичный, по их мнению, образ России, в котором комплекс идей нового пролетарского мессианства открыто преломляется в призме русской идеи. Во-первых, уходящая Россия рисуется ими как „Русь бледнолицая", тоскливая, голодная, пьяная, неподвижно сонная, кандальная, дороги которой до сих пор заводили „только в тупики".

В отличие от славянофилов, Тютчева, Достоевского и других русских религиозных мыслителей пролетарские поэты не видят никакой „Святой Руси" -только толстопузых, корыстных попов, а церкви у них идут рядом с кабаками под одним знаком одурманивания народа: не чувствуют они и того, что было понятно новокрестьянским поэтам: великой красоты и мудрости народного уклада и быта. Их поэтическая оптика высвечивает в народной жизни прежде всего рабскую забитость, постоянное несчастье и мучение обездоленных масс. К этому добавлялось осознание „особости" России, того, чем их родина в своем восточном „деспотизме" и имперском могуществе была в глазах других „передовых" и „прогрессивных" стран и народов:

Россия, долго ты слыла Врагом, душителем свободы; Твоих степей глухая мгла Пугала вольные народы. Ты рисовалась их очам Монгольским всадником свирепым, Грозою мирным городам, Кошмаром страшным и нелепым.

43, с. 28]

Только одна эта традиция мятежа и восстания, борьбы с угнетателями народа спасает для пролетарских поэтов образ былой России. Но все резко и вдруг меняется: „убогая" родина, Россия, окунулась в бурлящий, революционный чан и вышла оттуда, как в сказке, с совсем другими лицом и статью, страной-мессией, несущей Земле и Вселенной „Благую Весть" освобождения труда, творческого пересоздания мира, братства всех трудящихся.

Исследование проблематики дискуссий вокруг проблемы классического наследия на страницах журнала „Грядущая культура" позволяет сделать определенные выводы. Особенностью этой дискуссии следует признать ее максимализм и непродолжительность. В результате исследования удалось выявить три центральных дискуссионных узла. В конце 1910-х - начале 1920-х годов полемика происходила между строителями новой культуры и их оппонентами. Этот вопрос вошел составной важнейшей частью в литературную критику журнала „Грядущая культура". Второй критический узел - обсуждение вопроса о классовой и социальной детерминированности искусства, о значении человеческого фактора в системе „личность и коллектив". Третий завязался вокруг выдвинутого футуристами лозунга, аналогичного пролеткультовскому, также отрицавшими старое искусство. В этом и обнаружилась близость взглядов футуристов и пролеткультовцев.

В процессе дискуссии, длившейся в пределах существования журнала Тамбовского Пролеткульта „Грядущая культура" немного более года, были затронуты серьезные теоретические вопросы, имеющие важное значение для развития пролетарского искусства. Глубокая органичность этой дискуссии объясняется тем, что она была вызвана самой жизнью общества, потребностями развития литературы, оказалась насущной, а не была навязана кем-либо, „заказана".

Присоединяясь к общему мнению ведущих исследователей Пролеткульта, которые называют эту организацию массовым социокультурным движением XX столетия, не имеющую аналогов в истории российской культуры, можно утверждать, что Пролеткульт - явление в мировой культуре уникальное и в своем роде даже единственное.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Ишин, Алексей Викторович, 2004 год

1. Акимов, В.М. Великие и трудные судьбы: Страницы лит. жизни Петрограда-Ленинграда /В.М. Акимов. Л.: Лениздат, 1990. - 67 с.

2. Акимов, В.М. В спорах о художественном методе (из истории борьбы за социалистический реализм) /В.М. Акимов. Л., 1979. 374 с.

3. Акимов, В.М. Ответственность перед правдой: Пробл. социал. справедливости и современ. лит. процесс /В.М. Акимов. Л.: Лениздат, 1988. -60 с.

4. Акимов, В.М. Литературно-критическая и эстетическая полемика в периодике 20-х годов и становление теоретических принципов социалистического реализма: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.10. Л., 1982. - 357 с.

5. Алексеева, Л.Ф. Русская поэзия 1910-1920-х годов: поэтический процесс и творческие индивидуальности: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.01.- М., 1999. 293 с.

6. Алиев, Э.А. Проблемы классического наследия в русской советской литературной критике 20-х годов: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.10. М., 1987.386 с.

7. Андреев, Ю.А. Революция и литература: Октябрь и гражданская война в русской советской литературе и становление социалистического реализма (20-30-е гг.) /Ю.А. Андреев. М.: Худож. лит., 1987. 397 с.

8. Бариева, Э.Р. Методология татарской литературной критики. 19171932.: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.03. Казань, 1982. - 209 с.

9. Барт, Р.Г. Избранные работы. Семиотика. Поэтика /Р.Г. Барт. М.: Прогресс, 1989. 615 с.

10. Белая, Г.А. Дон-Кихоты 20-х годов /Г.А. Белая. М.: Сов. писатель, 1989. 395 с.

11. Белая, Г.А. Путешествие в поисках истины: Ст. о сов. писателях /Г.А. Белая. Тбилиси, 1987. 273 с.

12. Белый, Андрей /Андрей Белый. Начало века. М.: Худ. лит-ра, 1990.687 с.

13. Березникова, Л.П. Проблема личности в литературных дискуссиях 20-х начала 30-х годов: Дис. .канд. филол. наук: 10.01. 10 - Харьков, 1976. -189 с.

14. Богданов, A.A. Вопросы социализма: Работы разн. лет /A.A. Богданов. М.: Политиздат, 1990. 477 с.

15. Богданов, A.A. О пролетарской культуре: 1914-1924 /A.A. Богданов. М.: Книга, 1925. 344 с.

16. Борщуков, В.И. Поле битвы идей: современная зарубежная критика о советской литературе /В.И. Борщуков. М.: Сов. писатель, 1983. 415 с.

17. Бугаенко, П.В. A.B. Луначарский и советская литературная критика /П.В. Бугаенко. Саратов, 1972. 408 с.

18. Воронский, А.К. Литературно-критические статьи /А.К. Воронский. М.: Сов. писатель, 1963. 423 с.

19. Воронский, А.К. Литературные типы. Изд. 2-е, дополн. /А.К. Воронский. М.: Артель писателей „Круг", 1927. - 268 с.

20. Голубков, М.М. Утраченные альтернативы: Формирование монистич. концепции сов. лит., 20-30-е годы /М.М. Голубков. М.: Наследие, 1992. 199 с.

21. Гончарова, И. Тверская поэзия 20-х годов XX века: Дис. .канд. филол. наук. Тверь, 1998.

22. Горький, Максим. Письма о литературе /Максим Горький. М., 1957.642 с.

23. Горбунов, В.В. Ленин и Пролеткульт/В.В. Горбунов. М.: Худож. лит., 1974. 273 с.

24. Гранат, Л.Д. Актеры-агитаторы, бойцы. М.: Всеросс. театр, общество, 1970. -199 с.

25. Дементьев, А.П. В.И. Ленин и советская литература /Л.Д. Гранат, Н.П. Варзин. М.: Худож. лит., 1990. 380 с.

26. Дементьев, В.В. Личность поэта: По страницам рус. сов. поэзии 19171918 гг /В.В. Дементьев. М.: Худож. лит., 1989. 301 с.

27. Дикушина, Н.И. Введение /Дикушина Н.И.// Очерки истории русской советской журналистики. 1917-1932. М., 1966. С. 7-142.

28. Дымшиц, А.Л. В великом походе /А.Л. Дымпшц. М.: Сов. писатель, 1962. 443 с.

29. Дымпшц, А.Л. Проблемы и портреты /A.M. Дымшиц. М.: Современник, 1972. 383 с.

30. Евгенов, C.B. Тамбовские рассветы /C.B. Евгенов. Воронеж, 1970.167 с.

31. Евгенов, C.B. Жизнь на миру. Очерки-воспоминания о воителях и мечтателях, о газетчиках и поэтах /C.B. Евгенов. М.: Сов. писатель, 1967. -307 с.

32. Евгенов, C.B. Жизнь, отданная народу/C.B. Евгенов, И.А. Стракошо-ва. Тамбов, 1963.- 48 с.

33. Евгеньев-Максимов, B.C. Очерки истории новейшей русской литературы: этюды и характеристики /B.C. Евгеньев-Максимов. Л.: Госуд. изд-во, 1925. 252 с.

34. Елина, Е.Г. Литературная критика и общественное сознание в советской России 1920-х годов: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.01. Саратов, 1996. -319 с.

35. Затонский, Д.В. Художественные ориентиры XX века /Д.В. Затон-ский. М.: Сов. писатель, 1988. 413 с.

36. Зелинский, К.Л. Критические письма /К.Л. Зелинский. М.: Сов. литература, 1934. 282 с.

37. Зелинский, К.Л. На рубеже двух эпох. Литературные встречи 1917 -1920 гг /К.Л. Зелинский. М.: Гослитиздат, 1962. 307 с.

38. Иванов, В.И. Формирование идейного единства советской литературы. 1917-1932 /В.И. Иванов. М.: Гослитиздат, 1960. 375 с.

39. Из поэзии 20-х годов: Сборник. М.: Гослитиздат, 1957. 295 с.

40. Карпов, A.B. Пролеткульт как социально-культурное движение: организационно-технологические аспекты: Дис. .канд. культурол. наук: 24.00.04. -СПб., 1999. 210 с.

41. Кацев, A.C. Взаимодействие документально-публицистического и художественного материала в интерпретации литературной критики 1920-х годов: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.10. М., 1990. - 328 с.

42. Келдыш, В.А. Проблемы дооктябрьской пролетарской литературы: Горький и русская революционная поэзия /В.А. Келдыш. М.: Наука, 1964. -239 с.

43. Кириллов, В.Т. Стихотворения и поэмы /В.Т. Кириллов. М.: Худож. лит., 1970. 319 с.

44. Кгацинская, Л.П. Борьба за теоретические основы русской советской литературной критики. 1917-1932 /Л.П. Кищинская. Свердловск, 1961. 148 с.

45. Кормилов, С.Н. Русская литература после 1917 года. Основные черты литературного процесса /С.Н. Кормилов // Вестник МГУ. Сер. 9. 1994. -№ 5. - С. 17-26.

46. Коган, П.С. Литература великого 10-летия /П.С. Коган. М.: Московский рабочий, 1927. -160 с.

47. Коган, П.С. Очерки по истории новейшей русской литературы /П.С. Коган. М.- Л.: Госиздат, 1929. 229 с.

48. Коган, П.С. Литература этих лет. 1917-1923 /П.С. Коган. Ивано-Воз-несенск, 1925.- 147 с.

49. Коган, П.С. Наши литературные споры /П.С. Коган. М., 1927. 189 с.

50. Коган, П.С. Пролетарская литература /П.С. Коган. Ивано-Вознесенск, 1926. -136 с.

51. Колчанов, B.B. Г.В. Якубовский поэт и критик: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.01. - Тамбов, 1996. - 225 с.

52. Кохно, И.П. A.B. Луначарский и формирование марксистской литературной критики: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.08. Минск, 1979. - 391 с.

53. Кулинич, A.B. Новаторство и традиции в русской советской поэзии 20-х годов /A.B. Кулинич. Киев, 1967. 376 с.

54. Кулинич, A.B. Очерки по истории русской советской поэзии 20-х годов /A.B. Кулинич. Киев, 1958. 329 с.

55. Кулинич, A.B. Русская советская поэзия. Очерк истории /A.B. Кулинич. М.: Учпедгиз, 1963. 384 с.

56. Левченко, М.А. Поэзия Пролеткульта: идеология и риторика революционной эпохи: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.01. СПб., 2001. - 206 с.

57. Луначарский, A.B. Собр. соч.: В 8-и т. /A.B. Луначарский. М- Худож. лит., 1967.- Т. 7. 734 с.

58. Львов-Рогачевский, В.Л. Очерки пролетарской литературы /В.Л. Львов-Рогачевский. М.- Л.: Моск. акц. общ-во, 1927, 239 с.

59. Львов-Рогачевский, В.Л. Художественная литература революционного десятилетия. 1917-1927 /В.Л. Львов-Рогачевский. М.: Мир, 1927. 60 с.

60. Максимов, A.A. Советская журналистика 20-х гг /A.A. Максимов. Л., 1964. -152 с.

61. Максимов, A.A. У истоков советской журналистики /A.A. Максимов. Л., 1967. 112 с.

62. Маяковский, В.В. Собр. соч.: В 12-и т. /В.В. Маяковский. М.: Правда, 1978. Т. 6. - 512 с.

63. Менынутин, А.Н. Поэзия первых лет революции. 1917-1920 /А.Н. Меньшутин, А.Д. Синявский. М.: Наука, 1964. - 440 с.

64. Методологические проблемы современной литературной критики: Сборник статей. М.: Мысль, 1976. 350 с.

65. Михайлова, М.В. Русская литературная критика марксистской ориентации. 1890-е 1910-е гг.: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.01. - М., 1996. - 596 с.

66. Мишурис, AJI. Печать, рожденная Октябрем /A.JI. Мишурис. М.: Изд. Моск. ун-та 1968. 72 с.

67. Муратова, К.Д. М. Горький в борьбе за развитие советской литературы /К.Д. Муратова. М. JL: Изд-во Акад. наук СССР, 1958. - 485 с.

68. Муромский, В.П. Русская советская литературная критика /В.П. Муромский. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. 150 с.

69. Неживой, Е.С. Проблемы литературной критики 20-х годов и деятельность А.К. Воронского: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.01. Уфа, 1988. -437 с.

70. Николаева, Л.С. Теория и практика Пролеткульта. 1917-1932.: Дис. .канд. ист. наук: 07.00.02. М., 1997. - 222 с.

71. Новиченко, Л.П. История и мы /Л.П. Новиченко// Вопросы литературы. 1986. - № 9. с. 31-49.

72. Новожилова, Л.Н. Социология искусства: из истории советской эстетики 20-х годов /Л.Н. Новожилова. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. 128 с.

73. Носов, В.Н. Проблема стиля и жанра в литературоведении и критике 20- х годов: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.01. М., 1996. - 212 с.

74. Овсепян, Р.П. В лабиринтах истории отечественной журналистики /Р.П. Овсепян. М.: РИП-Холдинг, 1999. 315 с.

75. Овсепян, Р.П. История новейшей отечественной журналистики /Р.П. Овсепян. М.: Изд-во МГУ, 1999. 304 с.

76. Овсепян, Р.П. Многонациональная печать большевиков (1900-1917 гг.) /Р.П. Овсепян. М.: Изд-во Моек, ун-та; 1972. 230 с.

77. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка /С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. М.: Азбуковник,1999. 939 с.

78. Очерки истории русской советской журналистики 1917-1932. Отв. ред. А.Г. Дементьев. М.: Наука, 1966. 508 с.

79. Паперный, З.С. Пролетарские поэты первых лет советской эпохи /З.С. Паперный. Л., 1959. 387 с.

80. Паперный, З.С. Самое трудное /З.С. Паперный. М.: Сов. писатель, 1963. 464 с.

81. Перхин, В.В. Русская литературная критика 1930-х годов и общественное сознание эпохи: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.02. СПб., 1995.

82. Перцов, В.Н. Литература завтрашнего дня /В.Н. Перцов. М.: Федерация, 1929. -173 с.

83. Пинегина, Л.А. Организация пролетарской культуры 1920-х годов и культурное наследие /Л.А. Пинегина// Вопросы истории. 1981. - № 7. - С. 8494.

84. Полонский, В.П. О литературе: Избр. работы /В.П. Полонский. М.: Сов. писатель, 1988. 491 с.

85. Полонский, В.П. Очерки литературного движения революционной эпохи (1917-1927) /В.П. Полонский. М. Л.: Гос. изд-во, 1928. - 331 с.

86. Полякова, Л.В. Цена битв: из истории литературной борьбы советской эпохи /Л.В. Полякова. Воронеж, 1991. 160 с.

87. Полякова, Л.В. Поэзия и современность: „за" и „против" /Л.В. Полякова. М.: Современник, 1989. 300 с.

88. Полякова, Л.В. Поэзия рабочего мая: очерк творчества В. Казина /Л.В. Полякова. М.: Сов. писатель, 1977. 240 с.

89. Поморский, А.Н. Солнечные лучи /А.Н. Поморский. Тамбов, 1919.33 с.

90. Поморский, А.Н. Стихотворения (1908-1963) /А.Н. Поморский. М.: Худож. лит.,1963. 214 с.

91. Поморский, А.Н. Приказ сердца. Стихотворения /А.Н. Поморский. М.: Худож. лит., 1973.- 255 с.

92. Поэзия в большевистских изданиях. 1901-1917: Сборник. Л.: Сов. писатель, 1967. 512 с.

93. Примочкина, H.H. Писатель и власть /H.H. Примочкина. М.: Росспэн, 1996. 254 с.

94. Проблемы теории литературной критики: Сб. статей. М.: Изд-во МГУ, 1980.-262 с.

95. Раков, В.П. Проблема стиля в советском литературоведении 20-х -начала 30-х годов: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.01. М., 1970. - 196 с.

96. Селивановский, А.П. В литературных боях /А.П. Селивановский. М.: Сов. писатель, 1963.- 612 с.

97. Селивановский, А.П. Очерки по истории русской поэзии /А.П. Селивановский. М.: Гослитиздат, 1936. 453 с.

98. Советские писатели: Автобиографии: Сборник. М.: Худож. лит., 1959. - 526 с.

99. Современная литературная критика. Вопросы теории и методологии: Сборник. М., 1977. 270 с.

100. Соколов, А.Н. История русской литературы конца XIX начала XX века /А.Н. Соколов. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1964. - 454 с.

101. Сорокина, И.И. Концепция литературного процесса в русской критике первой половины 20-х годов: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.02. Екатеринбург, 1992. - 206 с.

102. Тимофеев, Л.И. Советская литература. Метод. Стиль. Поэтика /Л.И. Тимофеев. М., 1964. 523 с.

103. Трифонов, H.A. A.B. Луначарский и советская литература: Сов. писатель /H.A. Трифонов. М.: Худож. лит., 1974. 572 с.

104. У истоков русской советской литературы. 1917-1922: Сборник./АН СССР, Ин-т рус. лит. Л.: Наука. - 1990. - 129 с.

105. Усиевич, Е. В. Писатели и действительность /Е.В. Усиевич. М., 1936.- 295 с.

106. Фарбер, Л.М. Советская литература первых лет революции. 1917-^ 1920 /Л.М. Фарбер. М.: Высш. школа, 1966. 255 с.

107. Филимонов, О.В. Формирование ведущих принципов советской литературной критики первой половины 20-х годов: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.02. М., 1981. - 207 с.

108. Шестерина, A.M. Художник в режиме обстоятельств: процесс трансформации системы героев А.П.Платонова и литературные журналы 1930-х годов: Дис. .канд. филол. наук: 10.01.01. Тамбов, 1999. - 208 с.

109. Чернов, A.C. Тамбовское печатное слово /A.C. Чернов, А.Г. Головашин. Воронеж, 1986. - 150 с.

110. Шешуков, С.И. Неистовые ревнители. 2-е изд. /С.И. Шешуков. М.: Худож. лит. 1984. - 351 с.

111. Эвентов, И.С. Пролетарские поэты /И.С. Эвентов// История русской литературы. Глав. ред. М.П. Алексеев, Н.Ф. Бельчиков и др. Т. 10. М.- Л.: Изд

112. W во Акад. наук СССР, 1954. 804 с.

113. Эйдинова, В.В. Концепция стиля в литературной критике 20-х гг.: Дис. .д-ра филол. наук: 10.01.10. Свердловск, 1994. - 476 с.

114. Эйдинова, В.В. Стиль художника: концепция стиля в лит. критике 20-х гг /В.В. Эйдинова. М.: Худож. лит., 1991. 284 с.

115. Юдин, М.В. Деятельность Московского Пролеткульта в 1918-1925 гг.: Ф Дис. .канд. ист. наук: 07.00.02. М., 2001. - 233 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 167307