Месхетинские турки :Историческая судьба и проблемы культурной адаптации тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Симоненко, Виктория Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Месхетинские турки :Историческая судьба и проблемы культурной адаптации». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 148556
Год: 
2002
Автор научной работы: 
Симоненко, Виктория Александровна
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Краснодар
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
205

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Симоненко, Виктория Александровна

Введение.

Глава I. Население Южной Грузии (XIII- нач. XX вв.).

1.1. Население Южной Грузии в доосманское время: проблема формирования этноса.

1.2. Османское владычество в Месхети-Джавахети (1578-1829гг.).

1.3. Мусульманское население Южной Грузии под управлением Российской империи (1829-1917 гг.).

Глава 2. Месхетинские турки в СССР (1921-1991 гг.).

2.1. Положение месхетинских турок в Южной Грузии в первые годы Советской власти (1921-1944 гг.).

2.2. Депортация и ее последствия (1944-1989 гг.).

2.3. Ферганские события и появление месхетинских турок на Юге России.

Глава 3. Проблемы адаптации месхетинских турок в современных условиях.

3.1. Ценностные ориентации месхетинских турок и их влияние на процессы адаптации.

3.2. Политика региональных властей в отношении месхетинских турок (на примере Краснодарского края).

3.3. Общественные движения месхетинских турок, их влияние на самосознание народа.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Месхетинские турки :Историческая судьба и проблемы культурной адаптации"

Актуальность темы. В начале XXI в. проблема адаптации малых народов, живущих в инокультурной среде, не теряет прежней остроты и приобретает новые черты. Причиной тому являются как мощные миграционные процессы, так и то обстоятельство, миллионы людей, не двигаясь с места, оказались жителями новых государств на положении национальных меньшинств. Они вынуждены выбирать между эмиграцией или жизнью в условиях диаспор, которые образуются в результате насильственной или добровольной миграции этнических групп за пределы своей исторической родины (homeland). Они живут в принимающих странах (host countries) на положении меньшинств, сохраняют свою этническую или этнорелигиозную идентичность и общинную солидарность.

Принципиальное значение для таких народов приобретают связи с "национальным очагом" - местом, где их большая часть живет компактно, в качестве коренного народа. Важно иметь нормальную, обычную для своего времени социальную и экономическую структуру и систему властных отношений. Невозможность опоры на "национальный очаг" заставляет искать эту опору в своей общине, которая формирует и поддерживает систему ценностей, а также предоставляет своим членам чувство защищенности и поддержки. "Историческая родина", или "национальный очаг", является важнейшим консолидирующим фактором. Историческая память о родине дает внутреннюю опору, оправдывая усилия по сохранению идентичности.

Сохранение собственной идентичности становится повседневной задачей, которой подчиняются все остальные сферы жизни. Представители малых народов, проживающие в инонациональной среде большими группами, стремятся не утратить свою самобытность: традиции, обычаи, религию, язык. С другой стороны, жизнь в чужеродном окружении заставляет их интегрироваться в местный уклад жизни, искать свое место в социальной структуре и экономике, воспринимать язык, культуру, обычаи, образ жизни окружающих.

В настоящее время в современной России остается актуальным вопрос межнациональных отношений, и наиболее конфликтным регионом является Северный Кавказ. В состав Северного Кавказа входят Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область, Республики Адыгея, Карачаево4

Черкесия, Кабардино-Балкария, Дагестан, Северная Осетия, Ингушетия и Чечня.

В Краснодарском крае проживают представители более 100 наций, народностей, этнических групп. Выгодное географическое положение, благоприятный климат и близость выходов к теплым морям привлекали в край многочисленных переселенцев. В массовом сознании населения Кубани острота социально-экономических проблем связывается с избыточной миграцией "инородцев" и расценивается как "освоение ими славянских земель". Тем более, что в силу специфики своей деятельности мигранты -неславяне оказываются "на виду", будучи ориентированы на частную коммерческую деятельность, работу на предприятиях торговли и в сфере обслуживания. Наибольшее недовольство местной власти вызывает компактное проживание турок - месхетинцев.

Несмотря на то, что этот народ появился в крае до распада Советского Союза, местные власти считают их пребывание как незаконное. Отношения, сложившиеся между турками и местным населением, власти оценивают как конфликтные (потенциально конфликтные). По их мнению, это вызвано глубокими социокультурными различиями, несоответствием поведенческих стереотипов, экономических ориентаций, жизненных ценностей. Сложность проблемы турок усугубляется крайней вялостью процесса их адаптации к экономическим и социальным условиям проживания, что, в свою очередь объясняется их возможно временным пребыванием в крае.

В последнее время к вопросам проживания турок-месхетинцев на территории Краснодарского края стали проявлять повышенный интерес. Краевое телевидение сделало несколько репортажей об этом народе, особый интерес представляют фильмы "Турецкая автономная область", "Пока гром не грянет .", "Турецкий марш по Кубанской земле". Однако все названные фильмы односторонне освещают проблему. Миграционную ситуацию в крае под другим углом попытались рассмотреть центральные средства массовой информации, устроив "прямой мост" Москва - Краснодар (22.03.02) при участии ведущих государственных деятелей. Ключевым вопросом встречи был вопрос о мигрантах, и в частности, о статусе месхетинских турок на территории Краснодарского края. Вопрос так и остался открытым.

Исследования подтверждают, что примерно через 10-летний срок общественное и экономическое положение новосела нормализуется и происходит его адаптация1. 5

Адаптация (социальная) - это процесс взаимодействия личности или социальной группы со средой социальной; включает усвоение норм и ценностей среды в процессе социализации, а также изменение, преобразование среды в соответствии с новыми условиями и целями деятельности . В демографической литературе термин "адаптация" появился в 60-х гг. в связи с медико-географическим изучением формирования населения в районах Приобского Севера .

В западной научной литературе сложилось несколько определений понятия "социальная адаптация". Но более точно, на наш взгляд, определение "социальной адаптации" направления необихевиоризма. Представители необихевиоризма понимают социальную адаптацию как процесс (или состояние, достигающееся как результат этого процесса) физических, социально-экономических или организационных изменений в специфически-групповом поведении, социальных отношениях или в культуре4. Адаптацию они определяют двояко: 1) как состояние, в котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды - с другой полностью удовлетворены. Это состояние гармонии между индивидом и природой или социальной средой;

2) процесс; посредством которого это гармоничное состояние достигается.

В отечественной литературе под социальной адаптацией подразумевают итог процесса изменений социальных, социально-психологических, морально-психологических, экономических и демографических отношений между людьми, приспособление к социальной среде5.

Межкультурная адаптация - сложный процесс, благодаря которому человек достигает соответствия (совместимости) с новой культурной средой. Выделяют внутреннюю сторону адаптации, выражающуюся в чувстве удовлетворенности и полноты жизни, и ее внешнюю сторону, которая проявляется в участии индивида в социальной культурной жизни новой группы.

Объектом исследования является этнокультурная общность, получившая в научной литературе название "месхетинские турьей", которая складывалась на протяжении нескольких веков в Южной Грузии, депортированная в 1944 г. в Среднюю Азию и Казахстан, а в настоящее время проживающая в странах бывшего СССР.

Предметом изучения выступают важнейшие ментальные компоненты (религиозное сознание и социальные представления, политическое сознание) названного народа, динамика их взаимоотношений с властью, процессы адаптации в инокультурных условиях. 6

Географические рамки работы ограничены территорией Южной Грузии, Средней Азии и Казахстана, а на современном этапе -Краснодарским краем. На территории Южной Грузии шел процесс формирования этноса, получившего название месхетинские турки. Однако в результате депортации в 1944 г. большая часть народа оказалась в Узбекистане. Выраженная активность месхетинского движения за репатриацию на родину, нежелание полностью интегрироваться в принимающую среду, активизация националистических настроений в Узбекистане вызвали всплеск недовольства против месхетинских турок. После ферганских событий турки оказались дисперсно расселены по странам бывшего СССР. Одна из самых больших диаспор турок (около 15 тыс.) выбрала новым местом жительства Краснодарский край, где в силу разных факторов проблема месхетинских турок представлена в более концентрированном виде.

Хронологические рамки исследования охватывают период с середины XIII в. до начала XXI в. Нижняя граница - середина XIII в. - обусловлена тем, что нашествие монголов способствовали децентрализации Грузинского государства. С этого времени историческая область Месхети (юго-западная Грузия) или Земо Картли (Верхняя Картли) выделяется в отдельное феодальное княжество Самцхе и ведет активную самостоятельную политику. Верхняя граница - характеризует современное положение месхетинских турок.

Подавляющее большинство турок (около 95 %), живущих в границах бывшего СССР, составляют выходцы из Ахалцихского региона. Название Ахалцихский регион происходит от наименования города Ахалцихе -крупнейшего центра данного региона. Ахалцихский край занимает территорию между Аджарской автономной республикой на западе и государством Армения на востоке вдоль современной границы Грузии с Турцией. Территорию края составляют пять административных районов современной Грузии - Адигенский, Ахалцихский, Ахалкалакский, Аспиндзский и Богдановский (Ниноцминдский).

Западная часть края - историческая область Грузии Самцхе - включает современные Ахалцихский, Адигенский и часть Аспиндзского районов; восточная - Джавахети - состоит из Ахалкалакского, Богдановского (Ниноцминдский) и частично Аспиндзского районов.

Более распространенное в средствах массовой информации и научной русскоязычной литературе название "месхетинские турки" или "турки7 месхетинцы" происходит от наименования исторической провинции Грузии - Месхети.

Понятие Месхети имеет два значения: в первом случае - Месхети является исторической провинцией, это собирательное название, включающее в себя отдельные области Южной Грузии: Самцхе, Джавахети, Кола, Эрушети, Тао, Кларджети и др. Этот район называется также Верхней Картли.6 Второе - обозначение исторической области Самцхе, западной части Ахалцихской котловины. Ни в первом, ни во втором значении слово Месхети не эквивалентно понятию Ахалцихский регион. Таким образом, термин месхетинские турки или турки - месхетинцы не вполне соответствуют нормам терминологической точности.7

Древнегрузинская летопись "Картлис Цховреба" ("Жизни Картли") наименование месхов связывает лишь с одной небольшой областью Южной Грузии - Самцхе. Согласно генеалогии грузинского народа, изложенной в сборнике грузинских летописей "Картлис цховреба" XII- XVIII вв., прародителем грузинского народа был некий Таргамос, происходивший по прямой линии от библейского Ноя. В летописи особое внимание уделяется этнарху картлийцев Картлосу (сыну Таргамоса) и его "потомству". С именем Картлоса связан "основатель" древнего центра Восточной Грузии Мцхеты -Мцхетос, сын Картлоса, давший родоначальников трех грузинских политических образований - Уплисцихе, Одзрхе, Джавахети. "Джавахосу же дал (территорию) от Фанавари до истоков Куры. И этот Джавахос построил два города - крепости: Цунда и город в Артани. Одзрхосу отдал (территорию) от Тасискари до моря Сперского. Этот Одзрхос построил два города - крепости: Одзрхе и Тухариси"8. Г.В. Цулая считает Одзрхоса мифическим основателем южной области исторической Грузии - Самцхе.

Вахушти Багратиони (грузинский историк, географ, лексикограф XVIII в., сын царя Картли Вахтанга IV, эмигрировал в Россию в 1724 г. после низложения иранцами его отца) дал наименованию "Самцхе" два возможных объяснения: либо оно происходит от названия "Сами цихе" [в переводе "три крепости": Демоти, Ломсиа (г. Ахалцихе), Одзрхе (Абастумани)], либо, как и считал Л. Мровели, оно происходит от имени Мцхетоса и города Мцхета. Вахушти, перечисляя в своем труде многочисленные области Южной Грузии, отмечал, что "в царствование Багратионов всем этим местностям и областям было дано собирательное наименование "месхи" "9. В таком собирательном значении это наименование, согласно Вахушти, охватывало территорию от Ташискари и оз. Паравани до Черного моря. Вахушти проводит различие между таким 8 собирательным его употреблением и применением этого термина в узком смысле, в названии Самцхе (Са-месха - " Страна месхов"). С. Хоситашвили находит эти объяснения неприемлемыми и связывает название Самцхе с племенным названием месхов.

Г.А. Меликишвили считает, что месхи (или мушки) были известны с XII в. до н.э., когда проникли вглубь Малой Азии из юго-западных районов исторической Грузии и создали в конце VIII в. - начале VII в. сильнейшее государство в Малой Азии. Впоследствии племена месхов (мушков) были сильно хеттизированы. Часть месхов, изгнанная киммерийцами, продвинулась на северо-восток и осела в Юго-Западной области исторической Грузии, впоследствии их наименование дало название горному хребту - Мосхийские горы. Однако месхи (мушки) проникли и дальше на север, дав название столице Восточногрузинского царства - Мцхета10. Очевидно, лишь позже это название Месхети приобрело собирательное значение.

Историческая провинция Месхет-Джавахети входила в состав Грузинского царства. С середины XV в. княжество проводит самостоятельную политику. В результате агрессивной политики соседей княжества - Османской империи и Сефевидского Ирана, а так же политики ахалцихского правителя, в 1625 г. край был присоединен к Османской империи, в составе которой находился до 1829 г.

После присоединения части Ахалцихского пашалыка к Российской империи в 1829 г. ахалцихские турки стали проживать в этнически смешанном окружении, контактируя с курдами, грузинами, русскими, армянами и другими народами. В 1944 г. мусульмане Южной Грузии были депортированы в Среднюю Азию и Казахстан.

Вследствие депортации и известных Ферганских событий 1989 г. турки-месхетинцы оказались вовлеченными в сложные политические процессы. В данное время они компактно проживают в России, Азербайджане, Украине, государствах Средней Азии. По итогам Всесоюзной переписи населения 1989 г. в СССР проживало 207, 5 тысяч турок (сейчас в пределах бывшего СССР по различным оценкам проживает 200 - 280 тысяч человек).

Месхетинские турки в конфессиональном отношении являются мусульманами-суннитами, говорящими на одном из восточно-анатолийских диалектов турецкого языка. Этот диалект получил название "ахалцихский диалект" и делится на несколько говоров, большинство которых происходит от названия населенных пунктов: Зеган, Саваиль, Ахалцихе, Аспиндза, Ахалкалаки, Сур - Бога и др. Традиционная культура изучаемого народа 9 близка культуре анатолийских турок, вместе с тем в ряде элементов быта и обрядности отчетливо прослеживается общность с народами Закавказья, и особенно грузинское влияние.

С месхетинскими турками связано несколько социальных и политических проблем, главная же проблема заключается в вопросе возвращения на историческую родину, в котором им отказывают грузинские власти. Немаловажна различная трактовка процессов взаимоотношений месхетинских турок с местным населением Кубани, на территории которой сформировалось два компактных массива расселения: на юго-востоке - в Апшеронском и Белореченском районах, на западе - Крымском и Абинском районах. Для понимания сложившегося положения необходима разнообразная информация об истории, культуре, ценностных ориентациях месхетинских турок.

Степень изученности проблемы.

Всю литературу, касающуюся данной темы, можно подразделить на следующие категории.

- Исследования по истории Лхалцихского края.

Интерес представляют работы Ш.В. Ломсадзе11, в которых освещается социально-политическое и культурное положение в Южной Грузии (Самцхе-Джавахетии) и анализируются причины перехода грузин-христиан в ислам в ХШ-Х1У вв., а также исследуются процессы двуязычия и многоязычия.

Социально-экономическое и политическое положение в регионе в XVI

XVII вв., вопросы аграрных отношений (в частности системы землевладения)

12 в Ахалцихском пашалыке проанализированы в работах М. Сванидзе .

Ц. Абуладзе, М. Сванидзе в статье "Реестры Трапезундского, Чилдырского и Карского эялетов 1694-1732 гг." пришли к выводу, что феодалы могли сохранить земли только по османской системе землевладения. По мнению М.Х. Сванидзе, в данном регионе к началу XVII в. существовало более крупное феодальное землевладение, чем в других провинциях Османской империи; таким образом, в Ахалцихском регионе крупное феодальное землевладение присутствовало еще до завоевания края турками.

Проблемы присоединения Ахалцихского края изучены в работах грузинских ученых Ш.В. Ломсадзе13; С.И. Хоситашвили14, Э.А.Орджоникидзе15, М. Сванидзе16. Названные авторы рассматривают население Южной Грузии как полностью грузинское, считая, что после вхождения в состав Османской империи их насильно исламизировали.

10

Традиционное ремесло в Месхет-Джавахети было изучено Н. Кахидзе17.

Автор делает вывод, что ремесло в Месхет-Джавахети развивалось на местной основе, обогащенной опытом исторических соседей Грузии.

- Исследования, связанные с историей Грузии.

До XVI в. Южная Грузия косвенно входила в состав Грузинского царства, поэтому изучение истории Грузии необходимо. Среди большого количества литературы по истории Грузии особое внимание обращает сочинение

18

Вахушти Багратиони "История и география Грузии" как первый научный труд. Сочинение, написанное в Москве в период с 1743 по 1745 гг., содержит изложение истории Грузии от мифической древности до 1745 г. В работе имеется отдельная глава этнографического содержания под названием "Нравы и обычаи грузин". Поздние авторы использовали труд Вахушти Багратиони в качестве наиболее достоверного источника. Особую ценность представляют географические карты Грузии и сопредельных стран (22), составленные с 1735 по 1737 гг.

Представляют интерес и работы H.A. Брегадзе19, в которых исследуются проблемы этнического состава населения Грузии, и Н.Г.

20

Волковой , изучавшей этнические процессы в Грузинской ССР и бытовую культуру.

Н. Волкова и Г. Джавахишвили в работе "Бытовая культура Грузии XIX-XX вв.: традиции и инновации"21 пришли к выводу, что бытовая культура населения Месхет-Джавахети в силу сложившейся исторической ситуации в течение длительного времени развивалась в иных политических и религиозных условиях, чем в остальной Грузии. Рассматривая жителей названного региона как грузин-мусульман, авторы замечают, что систематическая политика исламизации и отуречивания со временем привела к утрате частью месхов родного языка, христианской религии и превратила их в туркоязычных мусульман-суннитов. Все это сильно изменило традиционную бытовую культуру.

Вопросы поземельных отношений в Грузии в XIX - начале XX вв.

22 23 рассмотрены в трудах П.В. Гугашвили , Н.Я. Панцхава , H.A. Габлишвили24, И.И. Утурошвили25, Э.А.Орджоникидзе26 и др.

И.И. Утурошвили в работе "Реализация крестьянской реформы в Грузии" осветил вопросы изменения надельного землепользования, характер помещичьего землевладения, рентных отношений между помещиками и временнообязанными крестьянами, выкупные операции и прекращение временнообязанных отношений.

11

Заслуживает внимания и работа Э.А.Орджоникидзе "Эволюция аграрных отношений в Грузии", в которой рассматриваются изменения, произошедшие в аграрных отношениях дореформенной Грузии XIX в.

Автором были изучены формы феодальной ренты и установлен удельный вес каждой из них. В монографии прослеживаются процессы освобождения крестьян от феодальной зависимости и их расслоение.

Некоторые вопросы развития капиталистической промышленности

Грузии в XIX в. исследовал Г.К. Бакрадзе27, отмечавший, что на путь капиталистического развития Грузия вступила в тот период, когда в некоторых капиталистических странах был уже завершен промышленный переворот, а в России шел процесс бурного роста промышленного капитализма. В книге рассматриваются проблемы возникновения и развития капитализма в названном регионе, вопросы об уровне и темпах развития капиталистической промышленности в пореформенный период, анализируются формы промышленности, а также каким образом происходил переход от натурального хозяйства к товарному производству.

Среди работ, посвященных отношениям между Российской империей,

Грузией и Османской империей следует выделить прежде всего труды О. 28

Марковой , изучавшей международные отношения Российской империи со

9 Q странами Закавказья и Турцией в XVIII в.; Н. Джавелидзе исследовавшей отношения Османской империи с Западной Грузией в 1-ой половине XVIII в.; Н. Накашидзе30 рассматривавшего грузино-русские отношения в первой половине XVII в.

Проблемы вхождения Грузии в состав Российской империи и его

31 социально-экономические последствия анализировали А.И. Брегвадзе , В.И.

32

Шеремет . A.B. Фадеев в работе "Россия и восточный кризис 20-х гг. XIX в." рассматривал вопросы присоединения Ахалцихского региона в ходе русско-турецкой войны 1828-1829 гг.

- Исследования по проблемам депортации месхетинских турок и их современного положения.

Проблемы депортации исследованы в статьях Э. Панеш, Л.

33 34 35 36

Ермолова , Н. Бугай , К. Бараташвили, М. Бараташвили , Г. Мамулия , А. Юнусова37.

К. и М. Бараташвили, считающие себя грузинами-мусульманами, много внимания уделяют вопросам возвращения месхетинских турок на родину и проблемам проживания на территории Грузии. В Грузии в конце 1990-х гг. они выпускали ежемесячный информационный бюллетень "Мы - месхи" с тем, чтобы ознакомить читателей с историей и культурой. В своих работах

12

38

М. Бараташвили рассматривает историю вопроса, положение месхов в современной Грузии, проблемы реабилитации и возвращения основной части народа на историческую родину. В статье "Месхетинцы в Грузии и их статус" он анализирует такие проблемы: география расселения месхетинского населения, проживающего в Грузии, по возрастным категориям; обстоятельства, этапы и причины миграции; вопросы гражданства; знание грузинского языка; восстановление грузинских фамилий.

39

Важной является точка зрения Г. Мамулия на историю и современное положение изучаемого народа, который, являясь начальником службы репатриации Грузии, представляет позицию официального Тбилиси. По мнению Г. Мамулия в 30-х гг. XIX в. в Самцхе-Джавахети проживали мусульмане трех народностей: грузины, таракама и курды. Этнические турки из Малой Азии сюда не проникали, а лица негрузинского происхождения, служившие в администрации ахалцихских пашей, либо находившиеся на военной службе, покинули этот край после установления русского владычества. Следовательно, депортированные являются грузинами-мусульманами и, поэтому суверенное грузинское государство делает первые шаги на пути правовой реабилитации депортированных месхов. В статье имеются некоторые положения указа президента Грузии Э. Шеварднадзе, "Об утверждении Государственной программы по решению правовых и социальных проблем депортированных и репатриированных в Грузию месхов", подписанного в декабре 1996 г.

Ферганские события и их последствие исследуются в работе М. Лурье и П. Студеникина "Запах гари и горя"40, статьях Э. Панеш и Л. Ермолова41, О.

42

Брусиной и А. Осипова .

Э.Панеш и Л.Ермолов, анализируя причины ферганской трагедии, считают, что турки оказались наиболее "подходящим" объектом для насилия, как некоренное население, неприсоединившееся к узбекскому националистическому движению, достаточно компактно расселенное, политически незащищенное и юридически депортированное. Кроме того, события 1989 г. придали движению месхетинских турок новые качества. Проблема, обострившаяся на фоне этнического погрома и новой миграции, привела это движение к более жесткой позиции в отношении репатриации.

О. Брусина и А. Осипов в статье "Межнациональные отношения: взгляд на проблемы Узбекистана" полагают, что ферганские беспорядки были тщательно подготовлены и организованы, к происшедшим событиям причастны и силы, находящиеся за пределами Узбекистана.

13

В статьях Л. Алексеевой43 и А. Осипова "Движение месхетинцев за репатриацию (1956-1988 гг.)"44 рассматриваются зарождение и этапы движения за репатриацию в годы советской власти. А. Осипов на примере месхетинских турок анализирует влияние государственной идеологии на самосознание и активность меньшинств, отмечая нечеткость этнического самосознания и непоследовательность национальной политики советской власти.

Вопросы межнациональных отношений на постсоветском пространстве освещены О. Брусиной, А. Осиповым, А. Здравомысловым45, Г. Солдатовой , на территории Краснодарского края - М. Саввой47, В. Юрченко48.

А. Осипов49 в ряде работ затрагивает проблему проживания месхетинских турок на территории Краснодарского края, их социально-экономическое и политическое положение.

Особого внимания заслуживает книга А. Юнусова "Месхетинские турки: дважды депортированный народ"50. Данная книга является не только наиболее полным очерком истории месхетинского народа, но и напоминанием мировой общественности о том, что эта проблема все еще далека от своего решения.

Э. Панеш в статье "Современные этнокультурные контакты месхетинских турок"51 отмечает, что оказавшись на территории Северного Кавказа, турки-месхетинцы под влиянием установки на временное пребывание свели всякие межэтнические контакты с местным население к минимуму и ограничили их только сферой производства. Как считает автор, результатом эволюции в новых контактных зонах следует считать тенденцию к замыканию турецкой общины, являющейся регулирующим механизмом и обеспечивающей возрождение и сохранение основных культурных традиций этноса, а также прогрессирующую идею консолидации и реэмиграции. - Исследования по проблемам ценностных ориентации, адаптации, самосознания, этнических стереотипов.

Ценностная проблематика привлекает внимание представителей самых различных наук: философов, психологов, педагогов, социологов, историков, этнографов, экономистов, правоведов и др. Клайд Клакхон отмечал: "Понятие ценности представляет точку совпадения для различных специализированных общественных наук и является ключевым понятием для

52 интеграции исследований в гуманистике" . Проблемы ценностных

53 ориентаций рассматривал А.Г. Здравомыслов , который особо подчеркивал,

14 что духовные ценности и нравственные нормы воздействуют на социальные интересы.

В последнее время все чаще появляются публикации, посвященные проблеме социальной адаптации мигрантов в России. Проблема рассматривается с разных точек зрения, привлекает внимание специалистов различных областей гуманитарного знания.

Исследования Н. Лебедевой54 посвящены социально-психологическим аспектам адаптации. Они позволяют лучше понять механизм приспособления переселенческих групп к новой для них этнокультурной и природной среде.

Значительный вклад в изучении адаптации внесли работы Е. Филипповой55. Они носят обобщающий характер, показывая, что проблема адаптации является комплексной, затрагивает все стороны повседневной жизни мигрантов и принимающих групп населения, отражаясь в оценках, которые делаются обеими взаимодействующими сторонами.

В статьях и монографии Г. Витковской56 главное внимание уделяется экономическому аспекту адаптации - трудоустройству мигрантов, их имущественному положению, обеспечению жильем и решению других социально-бытовых проблем. Кроме того, в ее работах нашли отражение взаимоотношения мигрантов и населения принимающих территорий, выявлены причины, по которым эти взаимоотношения складываются не всегда гладко и просто.

Общим для названных работ является то, что в них исследуются процессы адаптации в России русских переселенцев из стран бывшего СССР.

В последнее время в научной литературе много внимания уделяется и проблеме этничности. Роль этничности возрастает в так называемые "смутные времена" и является своего рода реакцией на неопределенность (так называемая нетерпимость к неопределенности - одна из самых сильных психологических характеристик человека, способствующая его адаптации в окружающем мире). При разрушении любой (государственной, социальной) идеи, скреплявшей общество, в целях удовлетворения основной потребности человека в определенности лидирующее положение занимает этническая идея.

При рассмотрении современных этнокультурных процессов, происходящих в среде месхетинских турок, особое значение приобретает проблема этнического самосознания, под которым понимается осознание членами этноса своего группового единства, собственной принадлежности к определенной этнической общности.

15

Традиции исследования этничности и этнического самосознания имеют широкую теоретическую и эмпирическую базу в отечественной исторической и этнографической литературе. Данный вопрос изучали Ю.В. Бромлей, В.И. Козлов57, Ю.В. Арутюнян, JI.M. Дробижева, A.A. Сусоколов, З.В. Сикевич, Н.М. Лебедева58, Т.Г. Стефаненко59, Г.У. Солдатова, В.А. Тишков, В. Хотинец60. На основе различных концепций этничности выделяют три основных подхода к ее изучению.

Ученые "первородной" ("примордиалистской") ориентации, главным образом антропологи, этнологи и в меньшей степени социологи, рассматривают этничность в качестве изначальной характеристики, присущей индивиду как члену этнической группы. В ее основе - кровное родство, общее происхождение и исконная территория. Этничность имеет биологические корни, а групповая этническая идентичность передается из поколения в поколение. Среди известных отечественных представителей этого направления следует выделить Ю.В. Бромлея61, Л.Н. Гумилева62.

Представители конструктивизма рассматривают этничность как ситуативный, нередко "навязанный" феномен. Этничность зависит от структуры общества. Этническая идентичность может как возрастать, так и уменьшаться в зависимости от множества факторов. Особую значимость приобретают групповое сознание, мифотворчество, чувство солидарности. В отечественной науке это направление представлено прежде всего В. А. Тишковым63.

Третье направление - "инструменталистская ориентация" - сочетает в себе и "первородные", и "конструктивистские" начала. Ученые этого подхода предлагают объяснение этничности как средства достижения групповых интересов, как идеологию, создаваемую элитой для мобилизации группы. Инструменталистского подхода придерживаются Л. Дробижева64, В. Ядов65.

Осознание членами этноса своего группового единства, собственной принадлежности к определенной этнической общности принято именовать этническим самосознанием.

Самосознание фиксирует представление об общности происхождения и исторических судеб, входящих в него людей. Представления о структуре этнического самосознания различаются в разных школах.

Согласно традиционному для отечественной этнологии подходу, этническое самосознание - один из важнейших признаков этноса, это отражение реальности66, при другом, конструктивистском, подходе -"конструкт", создаваемый элитой, средствами массовой информации, системой образования67.

16

Социальные психологи рассматривают этническое самосознание как представление о характерных чертах своей группы, т. е. автостереотипы и осознание собственной принадлежности к определенной этнической

68 группе .

Еще в 60-е гг. Н. Н. Чебоксаров определял этническое самосознание как своего рода результат проявления всех прочих признаков этноса69. Этническое самосознание, по мнению М.В. Крюкова, это производный, вторичный, результирующий признак этноса70.

Ю.В. Бромлей ввел в научный оборот узкое и широкое понимание этнического самосознания. В узком понимании этническое самосознание интерпретируется как осознание принадлежности к этнической общности, в широком - оно означает еще и представления людей о культуре, языке, историческом прошлом своего народа, в том числе о государственности, территории. Он считает, что ни один этнический признак (в том числе и этническое самосознание) не может выступать в качестве основного определителя для всех этносов.

Давая определение этническому самосознанию, Л.М. Дробижева в качестве главных компонентов выделяет следующие: осознание принадлежности своему народу, осознание интересов своего народа, представления о культуре, языке, территории.

Для В.И. Козлова этническое самосознание - это принадлежность к этносу, соотнесение к этнической общности. Он отмечал, что "этническое самосознание возникает в процессе длительной совместной жизни людей под воздействием ряда факторов. Сильное воздействие на его формирование оказывает социальная среда, представление об общем происхождении и общих исторических судьбах и т.д.". Этническое самосознание поставлено В.И. Козловым на главное место среди всех компонентов этнической общности.

В структуру этнического самосознания входят: осознание принадлежности к этнической группе, "образ мы", этнические интересы. Под "образом мы" имеются в виду не только представления о характерных чертах группы, но и представления о культуре своего народа, его истории, территории расселения. И. Ю. Заринов выделяет признаки этнического самосознания: общность происхождения, этническая территория, существование единого хозяйственного уклада (хозяйственно-культурный тип), предпочтение брачных связей внутри своей группы (эндогамия), использование своего языка, соблюдение собственных обычаев и обрядов. Этническое сознание с полным набором перечисленных этнических

17 признаков, по его мнению, свойственно лишь традиционным обществам, большинство которых в настоящее время прекратило или прекращает свое существование. Ныне этническое самосознание как бы усечено из-за потери его носителями многих историко-культурных основ, определявших саму суть

71 традиционности . Этническое самосознание - это своего рода "последний рубеж" сохранения этничности, так как в ходе исторического развития могут быть утеряны и язык, и общая территория, и даже культурные традиции, но пока сохраняется этническое самосознание, существует и образ этнического "мы".

Самосознание общности (этнической группы, нации) выражается в языке, нормах и ценностях, ритуалах, произведениях народной культуры.72

Этническое самосознание является частью этнического сознания, является более широким явлением, содержащим в себе всю совокупность представлений членов этнической общности о своем и других этносах, включая социально-психологические установки и стереотипы.

В жизни человека вопросы, связанные с принадлежностью к этнической общности в целом не вызывают затруднения. Однако иногда возможны ситуации, когда ответ на простой вопрос «Кто я?» становится существенной проблемой. Чаще всего с ним сталкиваются члены группы меньшинства (в данном случае не обязательно небольшая по численности группа, а низкостатусная группа, члены которой по каким-либо параметрам отличаются от других членов общества и подвергаются дискриминации).

До сих пор остается нерешенной проблема этнического происхождения месхетинцев, а следовательно и этнического самосознания. Одни представители этого народа (их большинство) считают себя месхетинскими турками, идентифицируя себя с турецким народом, другая часть -определяет себя как омусульманинные грузины, незначительная часть ведет свое происхождение от месхов. Есть и такие представители данного народа, которые характеризуют свой этнос отличным от других народов, но по их мнению, схожим как с турецким, так и с грузинским, что отражает бинарность их этнического самосознания. Осознание своей принадлежности к турецкому этносу объясняется единой конфессией, функционированием в этнокультурной среде турецкого языка. Относящие себя к грузинам-мусульманам мотивируют общностью территории, так как Месхети-Джавахети входила в состав Грузинского государства. Таким образом, для многих из них по сей день стоит вопрос о собственной этнической определенности.

18

Можно согласиться с Э.Панеш и Л. Ермоловым, что турки из Месхетии представляют собой особую этническую группу турецкого этноса. Эта этническая группа складывалась в зоне двух этнических территорий - Грузии и Турции. Естественно, что она формировалась из представителей обоих народов и даже в некоторой степени соединила в себе черты культур этих народов. Турецкий компонент оказался более влиятельным73.

Одной из проблем теории этнического самосознания является проблема этнонима (самоназвания), позволяющая выявлять общие закономерности этногенеза, развития этнического самосознания. В источниках и документах Российской империи XIX в. преобладают термины "мусульмане", "грузины-сунниты", а с 1893 г. их стали именовать турками. В 1923 г. на них распространяется термин "азербайджанцы", чуть позже - "тюрок", что являлось синонимом "азербайджанец". После депортации в документах они фиксировались как "турки", "советские турки", иногда - "азербайджанцы".

Однако представители изучаемого народа предпочитают в своей среде в качестве самоназвания " ахалцихские турки" (" ахыска тюркляри"), с 1989 г. они признают и название "месхетинские турки", не вполне точно соответствующее действительности. В современной грузинской научной и публицистической литературе преобладают этнонимы "месхетинцы", "месхи". В российской науке применяют термины "турки-месхетинцы" или "месхетинские турки". В данном исследовании используются названия "турки-месхетинцы" и "месхетинские турки" как принятые термины в русскоязычной литературе.

Цели и задачи. Целью данной работы является изучение исторических аспектов формирования этнокультурной общности месхетинских турок, выявление степени их адаптации в инокультурной среде.

Исходя из цели исследования, автор поставил следующие задачи:

1. Проанализировать исторические факторы формирования месхетинских турок как народа.

2.Выявить процессы, события, оказавшие влияние на историю изучаемого народа.

3.Проследить процесс изменения национального самосознания месхетинских турок в зависимости от исторических условий и среды проживания.

4.Проанализировать процесс взаимодействия культуры месхетинских турок с культурами, контактировавших с ними народов, а так же степень влияния последних на трансформацию традиционной культуры изучаемого народа.

19

5. Изучить проблемы взаимоотношений месхетинских турок с властями в разных регионах и на протяжении длительного периода.

6.Рассмотреть проблемы культурной адаптации месхетинских турок в историческом контексте.

Методологической основой диссертационного исследования стали принципы историзма, научной объективности, а так же системный подход. Из специально-научных методов исторического исследования применялись следующие: историко-сравнительный, историко-генетический, статистический, контент-анализа.

Историко-сравнительный метод позволяет сопоставить явления (например, институты, ценности, способы поведения) в разных регионах или разновременных в одном и том же регионе. Метод, базирующийся на нахождении сходства и отличия, проведения аналогий дает возможность обнаружить общие или различные ценности и институты по отношению к регионам и историческим эпохам. Эта методика позволяет раскрыть общность функциональных связей, социальных ролей, явлений, имеющих разное происхождение, тем самым выявить общие закономерности и явления. Существенной чертой, обусловливающей широкую сферу применения рассматриваемого метода в познании, является то, что он нацелен на исследование конкретных форм проявления закономерностей общественного развития. В историческом познании, как и в самой исторической реальности, общие закономерности выступают во вполне определенном, конкретно-своеобразном проявлении, сочетающем в себе многообразие общего и единичного, необходимого и случайного, возможного и действительного. Кажущиеся на первый взгляд малозаметные явления в сочетании с другими признаками и в процессе дальнейшей исследовательской работы могут принять более существенное, чем при первой оценке, значение.

Статистический метод помогает обобщить и синтезировать обширный однотипный материал. На его основе можно представлять количественные данные в виде различных таблиц, средних величин и т.д.

Историко-генетический метод более эффективно используется в комплексе с другими методами. Специфика генетического метода в истории определяется обобщением фактических исторических данных по направлению к воссозданию общей научной картины социального процесса. В этом отношении историко-генетический метод исследования позволяет понять не только последовательность событий во времени, но и общую динамику социального процесса. Применение этого метода необходимо для

20 осмысления обусловленности каждого данного состояния общественных явлений их исторически предшествующим состоянием.

При изучении массовых источников сложного, в том числе нарративного характера, содержащих однородную информацию, применялся метод контент-анализа.

В изучении проблемы ценностных характеристик культуры использовались философский и социально-философский подходы, причем, являясь методологическими, они рассматривают культуру в качестве элемента деятельного механизма формирования человеческих смыслов, включая ценности. Культура в этом случае предстает результатом осмысления и переосмысления реальности, многообразных элементов механизма постоянного созидания, поддержания, сохранения и изменения ценностного мира. Через культуру проступают ценности и смыслы личностной культуры, культурные типы с их особыми ценностями.

В эмпирической части исследования применялся метод конкретных социологических исследований, позволяющий изучать интересующие вопросы путем непосредственного наблюдения за соответствующим участком исторического процесса с помощью социальных методик -анкетирования, интервьюирования, дневниковых записей.

Для изучения самосознания использовались в качестве основных эмпирические индикаторы, предложенные З.В. Сикевич74:

1) этническая идентификация, включающая представление об этноконсолидирующих и этнодифференцирующих признаках (внешность, территория, язык, религия);

2) национальный характер на уровне системы модальных автостереотипов;

3) установки, выявляющие направленность этнических отношений на уровне системы модальных гетеростереотипов;

4) социокультурные установки и оценки, выявляющие отношение к национальной истории и к отдельным элементам этнической культуры (языку, традициям, ритуалам);

5) этнически обусловленные модальные ценности на уровне системы предпочтений, обусловливающих социальное поведение.

В процессе изучения этнической идентичности применялись некоторые методы, разработанные Г.У. Солдатовой. Среди них: диагностический тест отношений (ДТО), позволяющий исследовать эмоционально-оценочный компонент этнического образа, методики выявления типов этнической идентичности, степени этнической толерантности, ценностных ориентаций и психологических универсалий75.

21

Использование названных методов определялось как проблематикой, целями и задачами исследования, так и своеобразием используемых источников.

Источниковую базу исследования составили опубликованные и неопубликованные источники разного происхождения.

76

В работе использованы архивные материалы, как опубликованные , так и неопубликованные. Документальные материалы содержатся в фондах -Государственного архива российской Федерации (ГАРФ), Российского центра хранения и изучения Российской Федерации (РЦХИДНИ), Архива внешней политики России (АВПР), Российского Государственного военно-исторического архива (РГВИА). Практически все доступные документы, относящиеся к месхетинским туркам, были выявлены и опубликованы в сборниках документов и трудах Н. Ф. Бугай77.

Особый интерес среди неопубликованных источников представляет

78 документ "О сословных правах мусульман на Кавказе" , содержащий материалы работы бекских комиссий, действовавших в Бакинской, Елисаветпольской, Тифлисской и Эриванской губерниях. Данные комиссии выясняли количество мусульман, принадлежащим к высшим сословиям в названных губерниях. При этом принимались во внимание прежние права этого сословия, доказанное грамотами и другими документами, а так же необходимость разделения высшего или привилегированного мусульманского сословия на потомственное и личное дворянство и предоставление жителям тех прав и преимуществ, которыми пользовались остальные жители Российской империи.

Информация о численности и составе населения Южной Грузии (Ахалцихского региона) получена при изучении статистических материалов. Так, сведения о численности изучаемого народа в XIX в. приводятся в ряде публикаций, подготовленных Закавказским статистическим комитетом, Тифлисским губернским статистическим комитетом. В их числе многотомный "Сборник сведений о Кавказе", "Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа", "Сборник материалов для описания Тифлисской губернии", "Сборник статистических сведений о Кавказе", "Сборник статистический сведений о Тифлисской губернии". При изучении истории Самцхе-Джавахети первой половины XIX в. использовались материалы, опубликованные в "Актах Кавказской археографической комиссии". Кроме того, в работе использованы статистические материалы Кавказского календаря на 1902, 1904, 1907 гг., "Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией" и "Кавказский

22 сборник, издаваемый с высочайшего соизволения, по указанию Государя, великого князя Михаила Николаевича". В названных источниках имеются статистические данные о сельском хозяйстве, учебных заведениях, торговле, позволяющие охарактеризовать отдельные стороны хозяйственного быта.

Были использованы также материалы всеобщих переписей населения 1897 и 1926 гг. и Всесоюзных переписей. Перепись населения - это один из массовых государственных источников, который отражает состояние общества. В переписи 1897 г. учитывались три категории населения: наличное, постоянное и приписное. Таким образом, отмечались временно отсутствующие, фиксировались как административное, так и фактическое место жительства. Использовались три формы переписных листов: для крестьянских хозяйств, для владельческих хозяйств и для городского населения. Программа переписи включала следующие вопросы: 1) имя и фамилия, 2) пол, 3) возраст, 4) отношение к главе семье и к главе хозяйства, 5) семейное положение, 6) сословие, состояние или звание, 7) место рождения, 8) место приписки, 9) обыкновенное место жительства, 10) отметка о временном отсутствии или пребывании, 11) вероисповедание, 12) родной язык, 13) грамотность и образование, 14) род занятий - ремесло, промысел, служба.

Переписи населения в XX в. отличаются от аналогичных переписей XIX в. хотя бы такими принципами как, всеобщностью охвата населения, единовременностью проведения, единством программы.

Несколько переписей дают возможность выявить динамику развития общества и результаты социально-экономических процессов, связанных с проблемами народонаселения. Эта динамика рассматривается на протяжении десятилетий, так как между переписями проходит в среднем десять лет. Считается, что после Октябрьской революции в СССР было проведено 7 переписей населения- 1920, 1926, 1939,1959, 1970, 1979, 1989 гг.

Программа переписи 1926 г. была наиболее полной по сравнению со всеми другими. Тем не менее, изучение народов гигантской страны, живших в капиталистической, феодальной, родовой формациях, по единой, хоть и весьма обширной программе, создавало картину подтягивания отсталых в социально-экономическом отношении народов к уровню передовых и численно преобладающих, поскольку программа переписи, в конечном итоге, ориентирована именно на них. Огромная роль патриархального уклада в социально-экономической жизни народов Средней Азии, Сибири, Кавказа, неуловимая статистически, тем более путем демографической переписи,

23 усиливает условность данных 1926 г. Последующие переписи сохранили эту особенность.

Материалы Всесоюзных переписей отличаются ограниченностью, так довольно часто фиксировалась "паспортная принадлежность", а по паспорту многие турки были записаны как "азербайджанцы", что искажает действительность. К тому же материалы переписей не позволяют оценить языковую ситуацию, так как для многих турок характерно дву-, а то и трехязычие.

В отличие от работы с другими источниками исследователь не имеет дела с первичным массивом, то есть с самими анкетами (это юридически запрещено). Он изучает вторичную, обработанную и обобщенную информацию. С другой стороны, во вторичной информации содержится анализ всего массива источника. Вторичная информация представляет собой первичный анализ данных переписи по одному из признаков, их совокупности или по всем признакам. Существует перечень таблиц, диаграмм и прочих схем, содержащих комбинации этих учтенных признаков. В них приводится первичная информация, которая была заключена в массиве анкет переписи.

Дополнениями к переписям населения могут служить демографические данные, содержащиеся в документах НКВД-МВД СССР 40-50-х гг., опубликованные в сборнике "Депортация народов СССР", сборники документов Н.Ф. Бугай в работах "Турки из Месхетии: долгий путь к реабилитации", " И. Сталин - Л. Берии: «Их надо депортировать». Документы, факты, комментарии "; " Л. Берия - И. Сталину «Согласно Вашему указанию . »".

Законодательные и актовые источники.

Система законодательства непосредственно отражает деятельность государственных институтов по осуществлению права формулировать новые нормы жизни, издавать законы. Изучение политической истории невозможно без документов, зафиксировавших совокупность всех правовых норм, которые действовали в данном государстве и регулировали отдельные сферы социальных отношений.

При работе над диссертацией был использован памятник средневекового судебного грузинского права, известный под названием "Судебник Бека и

79

Агбуга" . Он был написан атабегом Бекой II (ум. в 1391 г.), но применялся при его внуке Агбуге (время правления 1444-1451 гг.). В Судебнике содержится богатый материал для изучения социальных и юридических отношений феодальной Южной Грузии XIII- XIV вв. Судебник был создан

24 только для Месхети, занимавшей тогда 1/3 территории Грузии. В Судебнике отражены важнейшие отрасли феодального права: уголовного, судебного, гражданского, семейного. В дальнейшем Судебник оказал огромное влияние на законодательство последующего периода, в особенности, на Судебник Вахтанга VI.

Актовый материал как исторический источник используется для изучения хозяйственной жизни, социальных отношений, государственного устройства, внутренней политики. Акты, по сравнению с другими свидетельствами о прошлом, более достоверны. Это особенность объясняется тем, что акты имели непосредственное отношение к какому-либо конкретному событию, тем самым время составления документа совпадает с датой рассматриваемого исторического события, а лица, подписавшие документ, являлись действующими лицами этого исторического события. Недостаток актовых источников заключается в том, что акты отражают событие с какой-либо одной стороны.

В процессе написания диссертации задействованы документы и материалы Краснодарского краевого совета народных депутатов, Законодательного Собрания Краснодарского края, Миграционной службы Краснодарского края.

В ходе исследования использовались древнегрузинские летописи:

80

Мокцевай Картлисай" ("Обращение Грузии") , первоначальную редакцию которой грузинские исследователи относят к VII в., а вариант, дошедший до

81 нас в рукописях X в. - к IX в. и летописный свод "Картлис цховреба" ("История Грузии"). Летопись "Мокцевай Картлисай" представляет интерес, так как именно там упоминаются "свирепые племена бунтюрков", живших по течению Куры в 4 городах с предместьями.

Летописный свод "Картлис цховреба" ("История Грузии") охватывает историю Грузии с древнейших времен до XVIII в. В "Картлис цховреба" проповедуется патриотизм, выдвигается идея единства государства. "Картлис цховреба" делится на два цикла: первая часть - это хроники древнего периода, которые восходят к письменным источникам VII-VIII вв. и повествует до середины XIV в., вторая - содержит рассказ о событиях второй половины XIV - XVII вв. Циклы составлялись и дополнялись в разное время. Впервые летописный свод был составлен в XII в., и в него включили исторические сочинения "Жизнь царей" (с древнейших времен до V в.) руисского епископа Леонти Мровели и "Жизнь царя Вахтанга Горгасалии" (V -VIII вв.) Джуаншира. Впервые летописный свод был составлен в XII в., и в него включили исторические сочинения "Жизнь царей" (с древнейших

25 времен до V в.) руисского епископа Леонти Мровели и "Жизнь царя Вахтанга Горгасалии" (V -VIII вв.) Джуаншира. В первой четверти XVIII в. по инициативе и при участии царя Вахтанга VI списки летописи, содержащей историю от легендарного периода до первой половины XIV в., были подвергнуты редакции.

В XII в. в летописный свод вошли "Матиане Картлиса" ("Летопись Картли") и "История царя Давида" анонимных авторов. "Матиане

89

Картлиса" повествует о событиях начиная с конца VIII в. (с периода образования раннефеодальных государств в Грузии) вплоть до вторжения турок-сельджуков и установления их владычества. "Матиане Картлиса" не сохранились в виде самостоятельного произведения.

Матиане Картлиса" - это история Картли. Кроме того, автор дает справку о событиях в Картвельском княжестве, Эгрис-Абхазском царстве, Кахети и Эрети и Тбилисском эмирате. Особенность летописи в том, что вначале исторические события изложены кратко, но с приближением к эпохе автора -более пространно. Автор выступает за объединение Грузии. После объединения страны повествование ведется последовательно по принципу описания жизни и деятельности отдельных царей, положительно оцениваются те государственные деятели, которые стремятся к единой Грузии (царь Тао Давид Куропалат, Баграт III, Баграт IV и др.). Линия летописи довольно четкая: первоначально описываются внешнеполитические события (автор хорошо знаком с историей Ближнего Востока), затем борьба за объединение страны с внешними и внутренними врагами, после -внутригосударственное мероприятия.

P.P. Орбели сделал систематизированное описание грузинских

83 рукописей, хранящиеся в Институте Востоковедения Академии Наук СССР . Описание построено по тематическому принципу, а в тематических разделах документы расположены в хронологическом порядке. В работе представлено сжатое изложение наиболее важных сведений, дающих представление не только о рукописи, но и о самом памятнике. Описания содержат краткую информацию об истории рукописи: время создания и место, имена переписчиков, заказчиков, владельцев, время и место приобретения Академией Наук. Среди сочинений и рукописей собрания есть не изученные до P.P. Орбели и впервые напечатанные. Собрание названных рукописей содержит письменные памятники, представляющие большой интерес для изучения истории и культуры грузинского народа. Среди рукописей особое внимание заслуживает сочинение Теймураза Багратиони "Ознакомление с Самцхе-Саатабаго, областью Верхняя Картли. Это полностью провинция

26

Ахалцихе, со всеми ее частями". В сочинении даются краткая характеристика Ахалцихского пашалыка и толкование грузинских географических названий этой местности.

Таким образом, летописи являются одним из древнейших памятников грузинской письменности и как источник содержат много ценных исторических материалов.

Важное место среди источников занимают международные договоры, соглашения и документы международных и общественных организаций, относящиеся к вопросам защиты прав человека. Среди этой категории источников представляют интерес отчеты Правозащитного центра "Мемориал", материалы международных встреч по проблеме турок -месхетинцев под эгидой Управления Верховного Комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств (УВКНМ).

К этой категории источников относятся материалы общественных движений турок-месхетинцев. Позиция "прогрузинской" ориентации отражена в ежемесячном информационном бюллетене "Мы - месхи", выпускавшемся "Фондом Латифшаха Бараташвили" и "Союзом грузинских репатриантов". Материалы "протурецкого" направления публикуются в издании "УАТА1Ч Уо1ипс1а" ("Путь к родине"), учрежденном общественной организацией - Международным обществом месхетинских турок "Ватан".

Дневники и путевые заметки, свидетельства очевидцев, использованные в работе, играют заметную роль. Однако этот вид источников дает косвенные сведения. Причина в том, что свидетель не всегда может в полной мере охватить все события. Он сосредоточивает свое внимание на тех явлениях и фактах, которые по каким-либо причинам представляются ему наиболее значимыми. Их он описывает подробно, детально. Остальные фиксирует кратко, а иногда вообще остаются за пределами его внимания. В сочинениях, рассказывающих о фактах через какое-то время после их совершения, зачастую искажались или опускались важные детали.

Сведения о народонаселении, торговле, строительстве городов, быте, верованиях, языке и прочее содержится в труде Платона Иоселиани од

Историческое и географическое описание древней Грузии" , написанное с 1836 по 1838 гг. в г. Тбилиси. Источники довольно обширные: грузинский фольклор, грузинские исторические летописи и агиографическая литература, труды В. Багратиони, армянских, арабских, персидских писателей, античных авторов (греческих и римских) и западноевропейских авторов нового времени. Сочинение П. Иоселиани представляет новое явление для своего

27 времени, так как автор отходит от летописных традиций грузинской историографии, широко использует разнообразные источники и ставит перед собой научные задачи.

В качестве путевых заметок и дневников можно отметить отчет JI.

85

Загурского о поездке в Ахалцихский уезд в 1872 г. , путевые заметки Е.Г.

Вейденбаума "От Батуми до Артвина. Путевые заметки" и результаты

86 полевых наблюдений, сделанных Н.Я. Марром . Отчет JI. Загурского содержит разнообразную информацию о материальной и духовной культуре этнических групп Ахалцихского региона. Заметка Е.Г. Вейденбаума,

87 посвященная описанию поездки из Батуми в Артвин в ноябре 1878 г. , представляет данные, интересные в топографическом, географическом и этнографическом отношении; кроме того, присутствуют сведения о языке и вероисповедании населения рассматриваемого региона.

Статья H.H. Левашова "Заметка о пограничной линии и зоне на расстоянии от берега Черного моря до города Артвина"88 охватывает разнообразную информацию: сообщения о политико-экономических отношениях, топографические и этнографические сведения о пограничной полосе. Данный источник ценен и тем, что H.H. Левашов принимал участие в деятельности комиссии по разграничению Батумской области от Турции.

Н.Я. Марр сделал анализ языковой ситуации в окрестностях

89

Абастумани .

К этой группе источников можно отнести заметку учителя Ахалцихского городского училища В. Иванова90, рассматривавшего ремесленное производство г. Ахалцихе, число жителей по национальной и религиозной принадлежности в городе в 80-х гг. XIX в. Материал обширно иллюстрирован таблицами.

Ценная информация содержится в периодической печати, в которой имеются публикации законодательных и иных нормативных актов. Кроме того, в материалах периодической печати встречаются сообщения о миграционной ситуации в Краснодарском крае и проживании турок-месхетинцев на территории края.

Все более важную роль в получении информации о событиях современности играют электронные СМИ. Характер первоисточника приобретают данные, почерпнутые во всемирной информационной сети Internet. Были использованы электронные версии средств массовой информации: Независимой газеты (), Радио Свободы (), РТР (), газеты "Известия" (), еженедельного журнала "Непрописанные

28 народы" (); а так же сайты Фонда Гражданских свобод (); Центра развития демократии и прав человека (Москва), Общественной правозащитной организации "Гражданский контроль" (Санкт-Петербург) и Международной лиги прав человека (Нью-Йорк) (); Института прав человека (), Правозащитного центра "Мемориал" (< http: // Kavkaz. memo. ru>). На названных сайтах содержатся новости, а так же всевозможные "круглые столы", посвященные проблемам защиты прав человека, национальным вопросам, а также доклады правозащитных организаций. Так, на сайте Краснодарского правозащитного центра были размещены доклады "Мониторинг проявлений национализма, ксенофобии и нетарпимости в Краснодарском крае", "Положение с правами человека в Краснодарском крае в 2000 году"(<Ьйр: // www. hro. org / krasnodar>).

При работе над темой были использованы материалы (данные этнографических опросов и непосредственных наблюдений), собранные во время поездок автора в мае и июле 1999 г. в Республику Грузия.

В ходе интервьюирования была получена уникальная информация о положении изучаемого народа в Грузии и ситуации с проблемой репатриации. В числе интервьюированных были как представители власти, так и члены неправительственных организаций. Задействованы также материалы, полученные при посещении Батумского научно-исследовательского института им. Н.А.Бердзенишвили и адаптационного центра месхетинской молодежи в г. Тбилиси.

Было проведено анкетирование в Крымском районе Краснодарского края. Выбор района объясняется, во-первых, тем, что там расположена наибольшая диаспора на Кубани - 8477 чел., что составляет 63,5 % всех турок -месхетинцев Краснодарского края91. Во-вторых, именно в этом районе обстановка расценивается местными властями как потенциально конфликтная.

Кроме того, большой объем информации накоплен в результате постоянного общения с месхетинскими турками, проживающими на территории Краснодарского края.

Научная новизна исследования состоит в том, что:

1. Впервые проведен комплексный анализ происхождения, а также исторического развития месхетинских турок.

2. В научный оборот были введены новые для отечественной исторической науки источники, содержащиеся только на серверах Internet. Многие из них не имеют традиционного печатного вида до сегодняшнего дня и с течением

29 времени становятся все менее доступными. Кроме того, благодаря включению в научный оборот некоторого числа новых данных и материалов, в диссертации содержатся дополнительные сведения по ряду известных уже событий.

3. Дан анализ современного состояния общественных организаций месхетинских турок, проведено исследование конкретных форм и методов их деятельности. Элементы новизны имеются также в попытках осуществить сравнительный анализ целей этих организаций, их основных взглядов на проблемы происхождения народа, его самоназвания, решения вопросов репатриации на родину. Рассмотрено воздействие общественных организаций "прогрузинской" и "протурецкой" ориентации на самосознание изучаемого народа.

4. Освещены проблемы взаимоотношений турок-месхетинцев с властями в разные исторические периоды.

5. Впервые в научной литературе рассмотрены проблемы адаптации месхетинских турок в инокультурных условиях. С этой целью были применены достижения таких наук как социология, политология, конфликтология, этнопсихология, культурология. Выявлены основные тенденции в вопросах изменения самосознания месхетинских турок, которое может трансформироваться в зависимости от ситуации. Решающим фактором в определении национальности была не этничность, а религиозная принадлежность. Установлено, что в результате депортации и ферганских событий месхетинские турки были поставлены перед необходимостью адаптироваться к новой среде, что означает аккультурацию, т.е. отказ от некоторых норм и представлений, свойственного их этнокультуре, и освоение культуры принимающего общества. Новая этнокультурная среда в большинстве случаев отличается от их привычной. Данная ситуация повлекла за собой трансформацию системы взаимоотношений с окружающим миром.

6. Обосновывается положение о том, что этнокультурный облик месхетинских турок приобретает культурно-региональные различия в зависимости от социальной среды проживания.

7. Выявлены факторы, осложняющие процесс адаптации в Краснодарском крае: ощущение временного пребывания на территории края, позиция местных властей, недостаток объективной информации, иная культура и другие.

8. При помощи социологического анкетирования определены ценностные ориентации, автостереотипы и уровень амбивалентности, характерные для

30 проживающих на территории Краснодарского края месхетинских турок. Анализ такого рода источников позволяет по-новому взглянуть и проанализировать проблемы месхетинских турок. Теоретическая и практическая значимость исследования определяется актуальностью темы. Анализ социально-экономических, миграционных, этнических, адаптационных процессов имеет важное значение для определения путей развития региона на современном этапе.

При написании диссертации был привлечен обширный круг материалов, представляющий интерес для специалистов-кавказоведов, ученых, занимающихся межнациональными вопросами, проблемами миграции и адаптации переселенцев и беженцев.

Материалы и выводы диссертации могут быть использованы при подготовке трудов по межнациональным отношениям, миграционной политике, адаптации мигрантов. Они могут быть реализованы и в практике учебной работы вузов: в лекционных курсах, учебных пособиях для расширения регионального компонента, специальных курсов по проблемам народонаселения и этнополитической истории Кавказа, а так же деятельности органов государственной власти РФ.

Апробация результатов исследования.

Изложенные в работе фактический материал и теоретические выводы апробированы в курсах лекций по "Отечественной истории", "Политологии", "Социологии", "Истории Кубани", прочитанных в Кубанском государственном аграрном университете.

Основные положения и результаты исследования отражены в статьях: "Месхетинские турки: проблема самосознания"// Мир Востока, Краснодар, 2001; "Месхетинские турки: взгляд на проблему происхождения"// Проблемы всеобщей истории. Вып.№3, Армавир, 2001; "Месхетинские турки: исторические условия двуязычия"// Грани 2002: Ежегодник факультета истории, социологии и международных отношений. Краснодар, 2002; тезисах выступления на конференции стипендиатов фонда Г. Белля (Санкт-Петербург, 4-7 ноября 1999).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры истории древнего мира и средних веков Кубанского госуниверситета.

Структура работы. В соответствии с целью и задачами диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографических ссылок, списка использованных источников и литературы. В основу структуры исследования положен проблемно-хронологический принцип.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Симоненко, Виктория Александровна, 2002 год

1. Опубликованные документы и материалы.

2. Борьба за победу Советской власти в Грузии. Документы и материалы (1917-1921 гг.). Тбилиси, 1958.

3. Бугай Н. Ф. Л. Берия И. Сталину « Согласно Вашему указанию . ». М., 1995.

4. Бугай Н. Ф. Турки из Месхетии: долгий путь к реабилитации. М. 1994.

5. Депортация народов СССР (1930- 1950 гг.). М., 1992. Ч. 1.

6. Дни господства меньшевиков в Грузии (Документы и материалы). Тифлис, 1931.

7. Договоры России с Востоком. С-Пб., 1869.

8. Документы и материалы о внешней политике Закавказья и Грузии. Тбилиси, 1998.

9. Документы по истории Грузии / под ред. Ш.Чхетия. Тбилиси, 1954. Т.1, 4.1.Ю.Тверитинова A.C. Аграрный строй Османской империи XV-XVII вв. Документы и материалы. М., 1963.2. Статистические материалы.

10. Акты, собранные Кавказскою Археографическою комиссиею. Архив Главного управления наместника Кавказского.Тифлис, 1875 Т.4.Ч.2.

11. Гильденштедт И.А. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа. СПб, 1809.180

12. Гиппиус А.И. Статистические таблицы вилайетов Турецкой империи, ближайших к Закавказью. Тифлис, 1889,

13. Демографический ежегодник России. М., 1996.15.3асе. Описание Кавказа с кратким историческим и статистическим описанием Грузии. СПб., 1805.

14. Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего к России и сопредельных оному земель, в историческом, статистическом, этнографическом, финансовом и торговом отношениях. Ч. 3. СПб, 1835.

15. Итоги Всесоюзной переписи населения СССР 1989 г. Распределение населения по национальности, родному языку и второму языку народов СССР. М, 1989.

16. Кавказский календарь на 1902. Тифлис, 1901.

17. Кавказский календарь на 1904. Тифлис, 1903.

18. Кавказский календарь на 1907. Тифлис, 1906.

19. Кавказский сборник, издаваемый с высочайшего соизволения, по указанию Государя, великого князя Михаила Николаевича. Тифлис. 1879-1880. Т 3-5.

20. Население России: 1997: 5-й ежегодный демографический доклад. М., 1998.

21. Национальный состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. М., 1991.24.0сновные итоги Всесоюзной переписи населения 1989 г. по Краснодарскому краю. Краснодар, 1990.

22. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1889. Вып. 7.

23. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1891. Вып. 11.

24. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1897. Вып. №22.

25. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1898. Вып. №25.

26. Сборник материалов для описания Тифлисской губернии. Тифлис, 1870. Т. 1, вып. 1.

27. Сборник сведений о Кавказе. Тифлис, 1871-1885. TT.I-IX.

28. Сборник статистический сведений о Тифлисской губернии. Тифлис, 1903.

29. Сборник статистических сведений о Кавказе. Тифлис, 1869. Т.1.181

30. Численность и миграция населения РФ в 1994 г.: статистическийбюллетень. М., 1995.

31. О вынужденных переселенцах: Федеральный закон № 5110 от 22.11.95.//Собрание законодательства РФ. 1995.№ 52. Ст.9317.

32. О мерах по усилению контроля за миграционными процессами на территории Краснодарского края: Постановление главы администрациями Краснодарского края № 222 от 19.04. 94 // Кубанские новости. 1994. 29 апреля.

33. Судебник Бека и Агбуга / Перевод В.Д. Дондуа, И.С. Долидзе. Тбилиси, 1960.

34. Документы международных и общественных организаций.

35. Мониторинг проявлений национализма, ксенофобии и нетерпимости в Краснодарском крае. Доклад Краснодарского Правозащитного центра. Краснодар, 2002 < http: // www. hro. org / krasnodar>

36. Правозащитный Центр "Мемориал". О соблюдении Российской Федерацией Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Второй предварительный вариант. Москва, ноябрь 2000 г. < http: // Kavkaz. memo. ru>

37. Положение с правами человека в Краснодарском крае в 2000 году. Доклад Краснодарского Правозащитного центра.

38. Устав Общественной организации Международного общества месхетинских турок "Ватан".

39. Бюллетень "Мы месхи". Тбилиси, 1988 -1998.

40. Текущий архив Миграционной службы Краснодарского края.

41. Информация о международном совещании по проблеме турок-месхетинцев (Вена-1999 г.).

42. Отчет о встрече в Гааге, посвященной обсуждению проблемы турок-месхетинцев.

43. Справка о проблеме репатриации турок-месхетинцев.

44. Справка о турецко-месхетинском населении Краснодарского края.6. Грузинские летописи.

45. Матиане Картлиса. Пер. М.Д. Лордкипанидзе.Тбилиси, 1976.

46. Мровели Леонти. Жизнь картлийских царей. Пер. Г.В. Цулая. М., 1979.

47. Обращение Грузии. Тбилиси, 1989.

48. Свидетельства очевидцев, путевые заметки и дневники.

49. Бакрадзе Д. Археологическое путешествие по Гурии и Адчаре. СПб., 1878.184

50. Бакрадзе Д.З. Заметка о Батумской области // Известия Кавказского отдела Русского Географического общества. 1880. Т. 6. № 2.

51. Иванов В. Город Ахалцих, Тифлисской губернии // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис. 1889. Вып. VII.

52. Красильников Ф.С. Из Ахалцихе в Батум через Аджарию // Естествознание и география. М., 1904. № 8.

53. Левашов H.H. Заметка о пограничной линии и зоне на расстоянии от берега Черного моря до города Артвина // Известия Кавказского отдела Русского Географического общества. 1880. № 2. Т. 6.

54. Материалы периодической печати.

55. Благодыренко А. Расселением турок-месхетинцев займется ООН // Краснодарские известия. 1997. 25 июня.

56. Викторова Н. Готовы ли их принять на родине? // Кубанские новости. 1999. 27 марта.

57. Владов А. У Кубани есть шанс . стать вторым Косово // Кубань сегодня. 2000. 23 июня.

58. Догадаев В. Миграция: на то и власть, чтобы переломить ситуацию. // Вольная Кубань. 2002. 23 марта.

59. Догадаев В. Налоги, льготы и другие заботы // Вольная Кубань. 2002.22 февраля.

60. Ещенко С. Задача власти урегулировать интересы разных групп // Кубанские новости. 2000. 5 июля.

61. Иванов В. Эксплуатация мифов не заменит реальных дел. Интервью с доктором политических наук М.В. Саввой // Вольная Кубань. 2000. 28 июня.

62. Иванченко А. Турецкий марш на Кубани звучит все сильнее // Кубанские новости. 1997. 5 декабря.

63. Клинов Г. Наша политика это мир, согласие и стабильность // Кубанские новости. 1999. 22 января.1858¡.Кондратенко Н.И. Кому нужна новая кавказская война? // Кубанские новости. 1998. 5 марта.

64. Кубанские новости, 1999. 27 марта.

65. Кубань решает проблемы вынужденных переселенцев. 130 турок-месхетинцев уже вернулись на историческую родину // Кубань сегодня. 1998. 22 июня.

66. Мисник Т. Жить дружно и по закону // Кубань сегодня. 2002. 15 марта.

67. Мусатов В. Турецкий марш. // Кубань сегодня. 2000. 12 мая.

68. Не допустим национальных конфликтов на Кубани // Кубанские новости. 1997. 18 сентября.

69. Николаев М. Пора менять старые правила как на Кубани, так и в России // Кубань сегодня. 2002. 22 марта.

70. Острожный В. свято место пусто не бывает // Кубань сегодня. 2002. 15 марта.89.0хрименко В. Реорганизация затянулась // Кубань сегодня. 2002. 15 марта.

71. Петров Н. ООН готова помочь беженцам // Кубанские новости. 1997.5 ноября.

72. Суд поддержал губернатора// Кубанские новости. 1997. 5 декабря.

73. Телегин Н. Кто покровительствует незваным гостям // Кубань сегодня. 1998. 6 марта.

74. Ткачева JI. Турки въехали в чужой монастырь со своим уставом // Краснодарские известия. 2001. 3 марта.

75. Харченко Н. Беженцы, переселенцы. Сегодня их миллион, а завтра?. // Кубанские новости. 2000. 21 июня.

76. Харченко Н. Способны ли русские защитить себя? // Кубань сегодня. 2000. 23 июня.

77. Хисамов И. Внутренний узбекский конфликт. Участие России желательно только в качестве миротворца. // Эксперт. 2000. 4 сентября.

78. Цымбал Д. Н. Необходимы безотлагательные и действенные меры // Кубань сегодня. 2000. 18 августа.

79. Информационные материалы Сети Internet.9 8. Александр Ткачев не намерен вступать в диалог с турками-месхетинцами < Htpp: // novosti. yuga. ru> 1 августа 2002 г.186

80. Амелин B.B. Этнополитические конфликты: типы и формы проявления, региональные особенности 25 сентября 2001 г.

81. Ахильгов А. Будет ли решена проблема месхетинских турок? Народ должен проживать там, где ему определенно историей < http: // ng. ш/ eis/1999/1 l/27/5prob!em. html> 25декабря 1999 г.

82. Беженцы в России < http: // ng. glasnet. ru/ 9 regiony. html> 23 декабря 2001 г.

83. БердниковаТ. Верните родину < www.hro.org.> 21 сентября 2002 г.

84. Бушков В. О некоторых причинах межгрупповой и межэтнической конфликтности < http: // not. cht. ru/ bwg. 3 html> 15 сентября 2002 г.

85. Власти Крымского района преследуют турок-месхетинцев < http: // Kavkaz. memo. ru> 6 апреля 2002 г.

86. Время для диалога с лидерами турок-месхетинцев пока не подходящее 10 июля 2002 г.

87. Ганнушкина С. Ксенофобия и лица Кавказской национальности в России. < http : // www. memo. ru> 5 апереля 2000 г.

88. Депортация по-краснодарски 28 апреля 2002 г.

89. Дороги в Грузию нет < http: // Kavkaz. memo. ru>28 апреля 2002 г.

90. Елисеев К. Правовые аспекты приобретения гражданства Российской Федерации мигрантами < http : // www. memo. ru> 5 апереля 2000 г.

91. Мониторинг проявлений национализма, ксенофобии и нетарпимости в Краснодарском крае

92. О положении месхетинцев в Грузии 28 апреля 2002 г.

93. Они придут с юга под зеленым знаменем ислама l 1 января 2002 г.

94. Осипов А. Встреча в Вене по проблемам месхетинских турок < http : // www. memo, ru / hr/ discrim/ meshi/ 18 FN 18 / htm> 5 июня 1999 г.

95. Осипов А., Черепова О. События в Крымске (апрель 2000 г.) 15 августа 2000 г.

96. Официальный Тбилиси о возвращении турок-месхетинцев < http: // Kavkaz. memo. ru>30 июня 2002 г.Перов С. Не нужен нам берег турецкий, а туркам кубанский зачем? < http: // ngo.org. ru> 25 августа 2001 г.

97. Петросян А. С Кубани депортируют незаконных мигрантов < www. izvestia. ru> 2 июля 2002 г.

98. Пикет против дискриминации в России < http: // Kavkaz. memo. ru>30 июня 2002 г.

99. Пионтковский А. Когда распалась Российская Федерация. Воспоминания о будущем < www. NovayaGazeta. ru>28 апреля 2002 г.Политика в отношении национальностей на Кубани: проблемы и перспективы < http: // www. kuban. net> 25 мая 2002 г.

100. Полян П. Не по своей воле. История и география принудительных миграций в СССР < http: //afs.ecfor/rssi.ru/ popul/ popul 14 html>15 мая 2001 г.

101. Построение фашизма в отдельно взятом регионе < Kolokol Ru Review>28 апреля 2002 г.188

102. Правозащитная организация "Международная амнистия" обеспокоена судьбой Кубанских месхетинцев < http: // Kavkaz. memo. ru>30 июня 2002 г.

103. Принято постановление по снижению напряженности в межнациональных отношениях в районах компактного расселения турок-месхетинцев 6 мая 2002 г.

104. Пустынцева А. Интервью с Фуадом Пепиновым < http: // hgt. klub/ gst. 4 htm> 25 января 2001 г.

105. Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств < http: // ogr. ru./ activ/ 7865/98/net. htm> 19 мая 2001 г.

106. Рубцова E. Народ без права проживания < www. tolerance, ngo. ru> 15 сентября 2001 г.

107. Сокол ов-Митрич Д. Кубанский синдром. Интернационал, который лопнул < http: // africana, ru / news/ 2002/04/22/ htm>

108. Судьба месхетинских турок < Deutsche Welle radio Russian Service Focus. htm>20 августа 2002 г.Судьба турок-месхетинцев под вопросом < http: // Kavkaz. memo. ru> 28 апреля 2002 г.

109. Трудовая деятельность является под вопросом < http: // Kavkaz. memo. ru>30 июня 2002 г.

110. Турки-месхетинцы тайно заселяют Джавахетию< http: // Kavkaz. memo. ru>30 июня 2002 г.

111. Червонная С.М. Этнические вызовы и тупики федеральной политики на Северном Кавказе 20 апреля 2000 г.

112. Экономическое наступление на мигрантов < http: // Kavkaz. memo. ru>28 апреля 2002 г.Этнос, нация, территория, государственность. Круглый стол 28 апреля 2002 г.

113. Язькова А. Краснодарский край: социально-экономическое положение и межнациональная напряженность 21 апреля 2002 г.189Ю.Список информаторов

114. Адельханов Э.- сотрудник Кавказского института мира, демократии и развития, г. Тбилиси;

115. Бараташвили М. руководитель "Союза грузинских репатриантов", г. Тбилиси;

116. Беридзе М. ректор филиала Тбилисского государственного университета в Ахалцихе, где обучаются месхетинские турки, г. Ахалцихе;

117. Гелашвили Н.- директор Кавказского Дома, г.Тбилиси;

118. ГрицакВ. житель с. Киевское;

119. Джакели Д.- президент Всегрузинской благотворительной ассоциации "Месхетия", председатель Союза писателей Аджарской организации писателей Грузии, г. Батуми;

120. Джапаридзе Д. главный советник министра по делам беженцев и расселению месхетинцев в 1999 г., г. Тбилиси;

121. Закареишвили П. руководитель аппарата Комитета по правам человека и этнических меньшинств парламента Грузии в 1999 г. г. Тбилиси;

122. Захарченко О. завуч школы, ст. Варенниковская Крымского района;

123. Кочалидзе X. грузин-мусульманин, сотрудник службы репатриации Министерства по делам беженцев и расселению, г. Тбилиси;

124. Мамедов X. житель п.Нижнебаканский Крымского района;

125. Мамулиа Г. начальник службы репатриации Министерства по делам беженцев и расселению, г. Тбилиси;

126. Мирзиашвили М.- руководитель телевизионной студии "ИЕ'Хсоздали ряд передач о защите прав человека), г. Тбилиси;

127. Молидзе И. лидер Международной молодежной организации депортированных месхетинцев "Месхети", г. Тбилиси;

128. Осипов А.Г.- сотрудник Правозащитного Центра "Мемориал", эксперт по проблемам месхетинских турок, г. Москва;

129. Савва М.В. доктор политических наук, профессор Кубанского государственного университета, г. Краснодар;

130. Сарваров Ю. председатель Международного общества месхетинских турок "Ватан", г. Москва;190

131. Сланко А. житель с. Киевское;

132. Тамимов С. пос. Ахтырский;

133. Тевзадзе Ш. занимается адаптацией месхетинцев в Грузии, г. Тбилиси;

134. Тедоров М. житель ст. Варенниковская Крымского района;

135. Тедоров С.- житель ст. Варенниковская Крымского района;

136. Усманов Р. житель г. Абинск;

137. Усманов Р. житель х. Эриванский Крымского района;

138. Хасанов (Варскнелидзе) Я. один из лидеров "Хсна", г. Тбилиси;

139. Чаганава Г. заместитель директора Батумского научно-исследовательского института им. H.A. Бердзенишвили, г. Батуми;

140. Чахалидзе С.Р. житель п. Нижнебаканский Крымского района;

141. Чекадзе М- житель ст. Варенниковская Крымского района;

142. Шакирова М. жительница п. Нижнебаканский Крымского района.1.. Литература.1. Специальная литература.

143. Абуладзе Ц. А., Сванидзе М.Х. Реестры Трапезундского, Чилдырского и Карского эялетов в 1694 1732 гг. // Тюркологический сборник, 1978.

144. Абуладзе Ц.А. Османские грамоты в древнехранилищах Тбилиси // Тюркологический сборник, 1978.

145. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М., 1983.

146. Агеев B.C., Толмачева А.К. Социальная среда. Межгрупповое взаимодействие и социальная идентичность личности. М., 1987.

147. Александренков Э.Г. "Этническое самосознание" или "этническая идентичность" // Этнографическое обозрение. 1996. № 3.

148. Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М., 1974.

149. Алексеева JIM. История инакомыслия в СССР. М., Вильнюс, 1992.

150. Алиев H.A. Я видел своими глазами // Так это было. Национальные репрессии в СССР 1919 1952 гг. М., 1993. Т. 3. С. 166.191

151. Алиев Ф.Ф. Очерки по лексике языка турок Казахстана. Алма-Ата, 1978.

152. Андреев Е.М. Население Советского Союза, 1922-1991 гг. M., 1993.

153. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1994.

154. Антадзе К.Д. Статистико-демографический материал о Грузии XIX в. / Проблемы исторической демографии СССР. Томск, 1990.

155. Антелава И. Из истории борьбы Западной Грузии против султанской Турции в XVII-XVIII вв.// Исторический журнал. 1940. №6.

156. Арутюнов С. А. Процессы и закономерности вхождений инноваций в культуру этноса // Советская этнография. 1982. № 1.

157. Арутюнов С.А. Диаспора это процесс// Этнографическое обозрение. 2000. № 2.

158. Арутюнян Ю.В. Социально-культурное развитие и национальное самосознание // Социологические исследования. 1990. № 7.

159. Арутюнян Ю.В., Дробижева JI.M., Сукосолов A.A. Этносоциология. М., 1999.

160. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Кондратьев B.C., Сукосолов A.A. Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследования. М., 1984.

161. Ахвледиани Х.В. Из истории народно-освободительной борьбы в Юго-Западной Грузии. Тбилиси, 1961.

162. Багдасарова А. Б. Роль этнонационального самосознания в процессе этнокультурного взаимодействия // Северный Кавказ в условиях глобализации. Тезисы Всероссийской конференции. Майкоп, 2001.

163. Бабаков В.Г. Кризисные этносы. М., 1993.

164. Бакрадзе Г.К. Возникновение и развитие капиталистической промышленности в Грузии в XIX в. Тб, 1958.

165. Бакрадзе Д.З. Статьи по истории и древностям Грузии. СПб, 1887.

166. Бакиров B.C. Ценностные сознание и активизация человеческого фактора. Харьков, 1988.

167. Бараташвили М. Депортированные месхетинцы. Еще одна надежда. К итогам международных венских консультаций, состоявшихся 15-17 марта 1999 г. // Центральная Азия и Кавказ. 1999. № 3 (4).192

168. Бараташвили М. Месхетинцы в Грузии и их статус // Новости Центральной Азии и Кавказа № 18 (28). 1 ноября-1 декабря 2000.

169. Бараташвили М. Правовое положение месхов репатриантов в Грузии. Тбилиси, 1998.

170. Баратов С. Время владычества аравитян над Грузией. / Бакрадзе Д.З, Статьи по истории и древностям Грузии. СПб., 1887.

171. Бардавелидзе В.В. Древнейшие религиозные верования и обрядовое графическое искусство грузинских племен. Тбилиси, 1957.

172. Бартольд В.В. Из прошлого турок. Пг., 1917.

173. Бердзенишвили Н. А. История Грузии. Тбилиси, 1960.

174. Берже А.П. Присоединение Грузии к России. Тифлис, Русская старина. 1880. Т. 28.

175. Бернштам А. Н. Происхождение турок. К постановке проблемы. 1936.

176. Брегадзе H.A. К вопросу об этническом составе населения Грузии в XVIII в. // Кавказский этнографический сборник. М., 1976. Вып. 6.

177. Брегвадзе А.И. Славная страница истории. Добровольное присоединение Грузии к России и его социально-экономические последствия. М., 1983.

178. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

179. Бромлей Ю.В. Этнические процессы в современном мире. М.,1987.

180. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987.

181. Броневский С.М. Исторические выписки о сношениях России с Персией, Грузией и вообще с горскими народами. СПб, 1996.

182. Брусина О. И., Осипов А. Г. Межнациональные отношения: Взгляд на проблемы Узбекистана // Этнографическое обозрение. 1993. №3.

183. Брусина О.И. Многонациональные села Узбекистана и Казахстана осенью 1989 г. // Советская этнография. 1990. № 3.

184. Бугай Н. Ф., Гонов А.М. Кавказ: народы в эшелонах (20-60-е гг.). М., 1998.

185. Вахушти Багратиони. История царства Грузинского. Тбилиси, 1976.

186. Вешапели Г. Турецкая Грузия. Лазистан, Трапезунд и Чохорский край. М., 1916.193

187. Витковская Г. Вынужденная миграция: проблемы и перспективы. М., 1993.

188. Витковская Г. Вынужденные мигранты в России //' Бывший СССР: Внутренняя миграция и эмиграция. М., 1992.

189. Витковская Г. Вынужденные мигранты из новых независимых государств на рынке труда // Миграция и рынки труда в постсоветской России. М., 1998.

190. Витковская Г. Вынужденная миграция и мигрантофобия в России // Нетерпимость в России: старые и новые фобии. М., 1999.

191. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII-XIX веков. М., 1974.

192. Горгиджанидзе П. История Грузии. Тбилиси. 1990.

193. Гугашвили П.В. Развитие сельского хозяйства в Грузии и Закавказье в XIX-XX вв. Тбилиси. 1968.

194. Гумилев JI.H. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990.

195. Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. М., 1993,

196. Гургенидзе И.К. Проблемы экономического и социального развития горных районов Южной Грузии (Месхет-Джавахети). Тбилиси. 1980.

197. Данциг Б. Турция. М., 1949.

198. Джаошвили В.Ш. Население Грузии. Тбилиси, 1968.

199. Джафаров Ю.Р. Гунны и Азербайджан. Баку, 1985.

200. Дробижева Л. М. Влияние этноконтактной среды на межнациональные отношения // Социальная психология и общественная практика. М., 1985.

201. Дробижева Л. М. Национальное самосознание: база формирования и социально-культурные стимулы развития // Советская этнография. 1985. № 5.

202. Дробижева Л. М. Национализм, этническое самосознание и конфликты в трансформирующемся обществе // Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х гг. М, 1994.

203. Дулина H.A. Изменения в османской дипломатии (30-е гг. XIX в.). М., 1975.

204. Думбадзе М.К. Западная Грузия в 1-ой пол. XIX в. Тбилиси, 1957.

205. Духовная культура и этническое самосознание наций / Под ред. Л.М. Дробижевой. М., 1990. Вып.1-2.

206. Дятлов В. Диаспоры: попытка определиться в понятиях // Диаспоры. Независимый научный журнал. 1999. № 1.

207. Еремеев Д.В. История Турции в средние века и новое время. М., 1992.

208. Еремеев Д.В. Этногенез турок (происхождение и основные этапы этнической истории). М., 1971.

209. Заринов И.Ю. Время искать общий язык (проблема интеграции различных теорий и концепций) // Этнографическое обозрение. 2000. №2.195

210. Здравомыслов А. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1999.

211. Здравомыслов А.Г. Потребности. Интересы. Ценности. М., 1986.

212. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1995.

213. Игонин Ю. Время собирать камни // Социалистическое соревнование. 1990. №1.

214. Интеграция беженцев и вынужденных переселенцев на Юге России: первые итоги. Южный региональный ресурсный центр. Краснодар, 2001.

215. Иосселиани П. Исторический взгляд на состояние Грузии под властью царей магометан. Тифлис, 1849.

216. Иосселиани П. Различные наименования грузинов. Тифлис, 1846.

217. История Грузии. Тбилиси, 1968.

218. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1988.

219. Кабузан В.М. Население Северного Кавказа в XIX-XX вв. Этностатистическое исследование / Социально-политическая ситуация на Кавказе: история, современность, перспективы. М., 2001.

220. Калайков И. Д. Цивилизация и адаптация. М., 1984.

221. Кахидзе Н. А. Традиционное ремесло в Месхет-Джавахети / Быт и культура Юго-западной Грузии. Сб. IX. Тбилиси. 1981. ( на груз. яз.).

222. Киквидзе А.Я. Общественно-политическое движение в Грузии в XIX в. Тбилиси, 1952.

223. Коган М.Э. Поведенческие индикаторы этнокультурных ориентаций у горожан // Этнические стереотипы поведения. М., 1985.

224. Кожоридзе Д. Больше внимания Самцхе Джавахети // Коммунист Грузии. 1984. № 6.

225. Кожоридзе Д.Г. Город Ахалцихе в феодальную эпоху. Тбилиси, 1968.

226. Козлов В.И. Проблема этнического самосознания и ее место в теории этноса // Советская этнография. 1990. № 5.

227. Кон И.С. Социология личности. М., 1967.

228. Кортуа Н.М. Западная Грузия в конце 18 в. в борьбе с турецкими захватчиками и ее присоединение к России. Л., 1953.

229. Косвен М.О. Этнография и история Кавказа. М., 1961.196

230. Кринко Е. Ф. Этнические стереотипы и межэтнические отношения на Северо-западном Кавказе// Северный Кавказ в условиях глобализации. Тезисы Всероссийской конференции. Майкоп, 2001.

231. Крицкий Е.5 Савва М. Краснодарский край. Модель этнологического мониторинга. М.,1998.

232. Крюков М.В. Преодолеть догмы, изучать реальную этническую // Расы и народы. М., 1988. Вып. 18.

233. Крюков М.В. Эволюция этнического самосознания и проблема этногенеза // Расы и народы. Вып.6. М. 1976.

234. Курылев В.П. Некоторые малые этнические группы Южного Казахстана (греки, курды, турки, хемшилы) // Материалы полевых этнографических исследований 1988-1989 гг. СПб., 1992. С. 28.

235. Кцоева Г.У. Методы исследования этнических стереотипов // Социальная психология и общественная практика. М., 1985.

236. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросс культурную психологию. М., 1999.

237. Лебедева Н. М. "Синдром навязанной этничности" и способы его преодоления // Этнические и культурно-бытовые процессы на Кавказе, М„ 1978.

238. Лебедева Н. М. Социально-психологические закономерности аккультурации этнических групп // Этнические и культурно-бытовые процессы на Кавказе, М., 1978.

239. Лебедева Н. М. Социальная психология этнических миграций. М., 1993.

240. Лебон Г. Психология народов и масс. Спб., 1995.

241. Левин З.И. Менталитет диаспоры. М., 2001.

242. Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социально-психологические проблемы этнического сознания // Социальная психология и общественная практика. М., 1985.

243. Ломсадзе Ш. В. Самцхе-Джавахети с середины XVIII в. по 50-е гг. XIX в. Тбилиси, 1975.

244. Ломсадзе Ш. Из истории Ахалцихского края // Из истории социально-экономического развития Грузии (XIX в.). Тбилиси, 1973.

245. Ломсадзе Ш.В. Из истории позднего средневековья Грузии. Ахалцихские хроники. Тбилиси, 1979 (на груз.).

246. Лурье М., Студеникин П. Запах гари и горя. Фергана, тревожный июнь 1989-го. М., 1990.197

247. Макалатия С. Месхет- Джавахети. Тбилиси, 1975 (на груз).

248. Мамулия Г. Концепция государственной политики Грузии в отношении депортированных и репатриированных в Грузию месхов. История и современность. // Центральная Азия и Кавказ. 1999. №1(2).

249. Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII в. М. 1966.

250. Марр Н.Я., Марр Ю.Н. Заметки о турецком языке окрестностей Абастумани. М.-Л., 1937.

251. Марр Н.Я. Батум, Ардаган, Каре. Исторический узел межнациональных отношений Кавказа. Пг.,1922.

252. Марр Н.Я. Кавказские племенные названия и местные параллели. Пг.,1922.

253. Махарадзе Ф. Грузия в XIX столетии. Тбилиси, 1933.

254. Межнациональные отношения и становление гражданского общества на Юге России. Южный региональный ресурсный центр, 2002.

255. Межэтнические конфликты в странах зарубежного Востока. М., 1991.

256. Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. Тбилиси, 1959.

257. Меликишвили Г.А. Основные этапы этносоциального развития грузинского народа в древности и в средневековье. М., 1973.

258. Методы сбора информации в социологических исследованиях. М, 1990.

259. Методы социальной психологии. Л., 1977.

260. Месхиа Ш. В. История Грузии. Тбилиси, 1968.

261. Миграция и безопасность в России / под ред. Г. Витковской, С. Панарина. М., 2000.

262. Милитарев А. О содержании термина "диаспора" (к разработке дефиниции) // Диаспоры. Независимый научный журнал. 1999. № 1.

263. Миллер А. Ф. Краткая история Турции. Л., 1948.

264. Модернизация в России и конфликт ценностей. М., 1994.

265. Морозова Г.Ф. Территориальная дифференциация приживаемости новоселов / Современные проблемы миграции. М., 1985.

266. Муканов М.М. Образ жизни и этнопсихология интеллектуальной деятельности / Психология личности и образ жизни. М., 1987.198

267. Накашидзе H.H. Грузино-русские политические отношения в первой половине XVII в. Тбилиси, 1968.

268. Налчаджян A.A. Социально-психическая адаптация личности.Ереван, 1988.

269. Натмеладзе М.В. О депортации в 1944 г. мусульманского населения из пограничных районов // Известия Академии Наук Грузии. Серия истории, этнографии и истории искусства. Тбилиси, 1991, № 1 (на груз.).

270. Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. М., 1997.

271. Некрасов A.M. Международные отношения и народы Западного Кавказа последняя четверть XV первая половина XVI в. М., 1990.

272. Новичев А.Д. История Турции. Л., 1963.

273. Новичев А.Д. Турция: краткая история. Л., 1965.

274. Носадзе В. Борьба за восстановление территориальной целостности Грузии (Месхети) / Литературная Грузия. Тбилиси, 1991. №8. С. 165-166.

275. Оберемко О, Кириченко М. Вынужденные переселенцы на Кубани. Краснодар, 2001.

276. Орбели P.P. Грузинские рукописи института востоковедения АН СССР. М.-Л., 1956.

277. Оржоникидзе Э.А. Эволюция аграрных отношений в Грузии (дореформенный период). Тбилиси, 1983.

278. Осипов А. Г. Движение месхетинцев за репатриацию (1956- 1988 гг.) // Этнографическое обозрение. 1998. № 5.

279. Осипов А.Г. Влияние государственной идеологии на самосознание и активность меньшинств (на примере месхетинский турок) // Этнографическое обозрение. 1994. № 2.

280. Осипов А. Г. Дискриминация по этническому признаку против мигрантов в Российской Федерации // Центр содействия развитию и правам расовых, этнических и лингвистических меньшинств: Бюллетень. Краснодар. 1999. № 1.

281. Осипов А.Г. Краснодарский край: миграция, национализм и регионалистская риторика // Кавказские региональные исследования. 1996. Вып.1.199

282. Осипов А. Г. "Мягкая этническая чистка": краснодарский вариант // Диагноз. 1997. № 2.

283. Осипов А. Г. О положении месхетинских турок в Краснодарском крае // Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов: Бюллетень. 1997. № 1 (12).

284. Осипов А.Г Российский опыт этнической дискриминации: месхетинцы в Краснодарском крае. М., 1999.

285. Осипов А.Г., Черепова О.И. Нарушения прав вынужденных мигрантов и этническая дискриминация в Краснодарском крае (положение месхетинских турок). М., 1996;

286. Панеш Э.Х. Современные этнокультурные контакты месхетинских турок // Этнические и этнографические группы в СССР и их роль в современных этнокультурных процессах. Уфа, 1989.

287. Панеш Э.Х. Турки-месхетинцы. Анализ Ферганского конфликта и современной этнополитической ситуации // Материалы полевых этнографических исследований 1988-1989 гг. СПб, 1992.

288. Панеш Э.Х., Ермолов JI. Б. Месхетинские турки // Вопросы истории №9-10, 1991.

289. Панеш Э.Х., Ермолов J1. Б. Турки-месхетинцы (историко-этнографический анализ проблемы) // Советская этнография. 1990. №1.

290. Панцхава Н.Я. Вопросы аграрной истории Грузии первой половины XIX в. Тбилиси, 1973.

291. Попов А.И. Названия народов СССР. Д., 1973.

292. Права человека и межнациональные отношения. М., 1994.

293. Психология личности и образ жизни. М., 1987.

294. Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. М., 1990.

295. Ракачев В.Н. Этнодемографические изменения в Краснодарском крае, 1989-1999 годы // Социологические исследования. 2001. № 2.

296. Рогова A.A. Зачатки капитализма в Грузии и политика Ираклия II. Тбилиси, 1974.

297. Рогова Д. А. Социально- экономическое положение и классовая борьба крестьян Западной Грузии в 18 в. Тбилиси, 1971.

298. Савва М.В. Межнациональные отношения: теория, практика и проблемы Кубани. Краснодар, 1993.

299. Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, 1997.200

300. Самойлович А. Кавказ и турецкий мир. Баку, 1926.

301. Сванидзе М.Х. "Джаба Дефтер" как источник по феодальному землевладению в Ахалцихском (Чилдырском ) пашалыке в 1694 1732 гг.// Источниковедение и текстология средневекового Ближнего и Среднего Востока. М., 1984.

302. Сванидзе М.Х. Вопросы землевладения в Османской империи на примере Ахалцихского (Чилдырского) пашалыка // Балканские исследования. Проблема истории и культуры. М., 1976.

303. Сванидзе М.Х. Пространный реестр вилайета Гюрджистан как источник для изучения сельского хозяйства Юго-Западной Грузии (Самцхе-Саатабаго) // Источниковедческие разыскания 1979. Тбилиси, 1984.

304. Сванидзе М.Х. Турецко-иранский Амасийский мирный договор 1555 г. и Закавказье // Восточное историческое источниковедение и специальные исторические дисциплины. М., 1994. Вып. № 2.

305. Северный Кавказ: этнополитические и этнокультурные процессы в XX в. М., 1996.

306. Сейидов М.А. Опыт этимологического анализа слова "бунтурк" // Доклады АН Азерб. ССР. Баку, 1969.

307. Серебрякова М.Н. Семья и семейная обрядность в турецкой деревне. М., 1979.

308. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб., 1999.

309. Сим Хон-Енг. К истории причин депортации Советских корейцев // Этнографическое обозрение. 1999. №2.

310. Современные проблемы миграции. М., 1985.

311. Солдатова Г.У. Социально-психологические аспекты межэтнической напряженности // Духовная культура и этническое самосознание. М., 1991.

312. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

313. Социальная психология личности. М., 1979.

314. Социально-культурный облик советских наций. М., 1986.

315. Статус малочисленных народов России. М., 1994.

316. Стеллецкий И. По забытому Кавказу. М.-Л., 1931.201

317. Стефаненко Т. Г. Методы исследования этнических стереотипов // Стефаненко Т. Г., Шлягина Е.И., Еникополов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. М., 1993.

318. Стефаненко Т. Г. Методы подготовки к межкультурному взаимодействию // Стефаненко Т. Г., Шлягина Е.И., Еникополов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. М., 1993.

319. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М., 1999.

320. Так это было. Национальные репрессии в СССР 1919 1952 гг. М, 1993. Т. 1-3.

321. Татидзе Д. Озверевшие узбеки, глухая Смоленщина, без паспорта на родине или почем нынче счастье // Мы месхи. Тбилиси. 1998. № 4.

322. Тишков В.А. Идентичность и культурные границы // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. М., 1997.

323. Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры // Этнографическое обозрение. 2000. № 2.

324. Тишков В.А. Новые подходы в теории и практике межнациональных отношений // Советская этнография. 1989. № 5.

325. Тишков В.А. О феномене этничности // Этнографическое обозрение. 1997. № 3.

326. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997.

327. Тишков В.А. Этничность, национализм и государство в посткоммунистическом обществе // Вопросы социологии. 1993. № 1-2.

328. Топчишвили P.A. Посемейные списки Тифлисской губернии 1886 г. как этнографический источник // Советская этнография, 1989. № 6.

329. Тютюнник В. Турки из Месхетии: вчера и сегодня / Так это было. Национальные репрессии в СССР 1919 1952 гг. М., 1993. Т.З.

330. Усманов М. Депортация / Литературный Киргизстан, 1989. № 2.

331. Утурошвили И.И. Реализация крестьянской реформы в Грузии. Тбилиси, 1976.

332. Фадеев A.B. Россия и восточный кризис 20-х гг. XIX в. М., 1958.

333. Филиппова Е. Проблемы адаптации русских беженцев в российском селе (взаимоотношения с местным населением) // Миграционные процессы после распада СССР. М., 1994.

334. Филиппова Е. Адаптация русских вынужденных мигрантов из нового зарубежья // Вынужденные мигранты: интеграция и возвращение. М., 1997.202

335. Филиппова Е. Роль культурных различий в процессе адаптации русских переселенцев в России // Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. М., 1997.

336. Философские проблемы теории адаптации. М., 1975.

337. Фомина Е. Чужаки // Вестник благотворительности. 2000. № 1-2.

338. Фоминых В.П. Национальный уклад жизни и народов Поволжья / Психология личности и образ жизни. М., 1987.

339. Хаханов А. Месхи // Этнографическое обозрение. М., 1891. № 3.

340. Хачапуридзе Г.В. К истории Грузии первой половины XIX в. М., 1950.

341. Хачапуридзе Г.В. Советская Грузия. M., 1948.

342. Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. СПб, 2000.

343. Храмчихин A.A. Русские регионы Северного Кавказа: политическая ситуация, внутренние проблемы взаимоотношения с федеральным центром/ Социально-политическая ситуация на Кавказе: история, современность, перспективы. М., 2001.

344. Хуршут А. Турки // Литературный Киргизстан, 1988. № 12.

345. Чебоксаров H.H. Проблемы типологии этнических общностей в трудах советских ученых // Советская этнография. 1967. № 4.

346. Чеишвили Н. Из истории Грузии XIX в. Батуми, 1960.

347. Челидзе В. Исторические хроники Грузии. Тбилиси, 1988.

348. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М., 1977.

349. Чешко C.B. Человек и этничность // Этнографическое обозрение. 1994. №6.

350. Чистов К.В. Этническая общность, этническое самосознание и некоторые проблемы духовной культуры // Советская этнография. 1972. №2.

351. Чичинадзе 3. Большое переселение грузинских магометан в Турцию. Мухаджиры. Тифлис, 1912 (на груз.).

352. Чхеидзе Н. История Грузии («Жизнь царей»). Тбилиси, 1976.

353. Шенгелия H.H. Сельджуки и Грузия в XI в. Тбилиси, 1986.

354. Шеремет В.И. Турция и Адрианопольский мир 1829 г. М., 1975.

355. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н / Д., 1999.

356. Этническая психология и общество. М., 1997.

357. Этнические стереотипы поведения. Л., 1985.

358. Это любовь к Родине // Мы месхи. Тбилиси, 1997. № 2.203

359. Юзефович Т. Договоры России с Востоком. Политические и торговые. СПб., 1869.

360. Юиусов А. Ахыскинские турки: дважды депортированный народ // Центральная Азия и Кавказ. 1999. № 1 (2).

361. Юнусов А. Месхетинские турки: дважды депортированный народ. Баку, 2000.

362. Юрченко В.М. Политика как фактор региональной конфликтности. Краснодар, 1997.

363. Эсадзе С.С. Историческая записка об управлении Кавказом. Тифлис, 1907. Т.1.

364. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. № 3-4.На английском языке

365. Encyclopedia of Psychology. Н. I. Eysenck, W. Arnold and R. Meili. N.Y., 1972, vol. 1.

366. Meskhetian Turks. Solutions and Human Security. The Forced Migration Projects of the Open Society Institute, N.Y., 1998.

367. Metreveli R. Georgia. Nashville, U.S.A.1995.

368. The Role of Non-Governmental Organizations From Refuge to Durable Solutions in the Caucasus. Baku, 2001.

369. Variations in Value Orientations / Ed. by F. Kluckhohn and F. Strodbeck. N.Y., 1961.На турецком языке

370. Asian К. Ahiska Turkleri. Ankara, 1995.

371. Avsar B. Z., Tunsalp Z. S. Ahiska Turkleri. Ankara, 1994.

372. Zeyrek Y. Dunden bugune: Ahiska Turklugu. Frankfurt. 1995.

373. Справочные и энциклопедические издания.

374. Народы Кавказа. Т. 1-2. М. 1962.419. Народы России. М., 1994.420. Народы СССР. М.-Л., 1958.

375. Население России 1997. М., 1998.204

376. Диссертации и авторефераты диссертаций.

377. Абашидзе А.Х. Международно-правовые проблемы защиты национальных меньшинств. Дис. д-раюрид. наук. М.3 1988,

378. Антадзе К. Д. Население Грузии в XIX в. историко-демографическое исследование. Автореф. . д-ра ист. наук. Тбилиси,1974.

379. Бацаши Ц.Н. Этнорелигиозный состав населения СевероВосточной Анатолии в XIX- XX вв. Дис. канд. ист. наук. Тбилиси, 1988.

380. Бердзенишвили Д.К. Историческая география Южной Грузии (средние века). Дис. д-ра ист. наук. Тбилиси, 1985.

381. Беридзе М.И. Топонимика Джавахети. Автореф. канд. филол. наук. Тбилиси, 1986.

382. Джавелидзе Н.М. Взаимоотношения османской империи с Западной Грузией в 1-ой пол. XVIII в. Автореф. канд.ист.наук. Тбилиси. 1986.

383. Джандиери Е.Г. Ахалкалаки Джавахетский (ист.-арх. иссл.). Дис. канд. ист. наук. Тбилиси. 1983.

384. Иванова A.A. Особенности этнического самосознания подростков-казаков в контексте межнационального общения. Автореф.канд.псих.наук. М., 1995.

385. Ивелашвили Т.В. Старые и новые формы брака в Самцхе-Джавхети. Дис. канд.ист.наук. Тб.,1981.

386. Кожоридзе Д.Г. Город Ахалцихе в феодальную эпоху (IX 70- е гг. XIX в.) Автореф. дис. канд. ист. наук. Тбилиси, 1968.

387. Кожоридзе Д.Г. Юго-Западная Грузия (Самцхе Джавахети) в годы советской власти (1921 - 1985 гг.). Дис. д-ра ист. наук. Тбилиси, 1985.

388. Ломсадзе Ш. В. Южная Грузия (Самцхе-Саатабаго) с середины XVIII в. по 50-е гг. XIX в. Автореф. дис.канд. ист. наук. Тбилиси, 1973.

389. Ментешашвили A.M. Политическая история Грузии 1917-1921 гг. Дис. д-ра ист.наук. Тбилиси, 1991.

390. Орджоникидзе Э.А. Присоединение Ахалцихского края к Грузии в 1828 -29 гг. Автореф. дис.канд. ист. наук. Тбилиси, 1955.205

391. Осипов А. Г. Основные направления изменений в самосознании и культуре Ахалцихских (месхетинских) турок (20-е гг. XIX 90-е гг. XX в.). Дис.канд. ист. наук. М., 1993.

392. Сванидзе М. X. Из истории Самцхе-Саатабаго в I -ой четверти XVII в. Автореф. дис.канд. ист. наук. Тбилиси, 1954.

393. Хоситашвили С.И. Борьба за воссоединение Месхети с Грузией. Автореф. дис. канд. ист. наук. Тбилиси, 1974.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 148556