Межэтническое взаимодействие и этническая идентичность :На примере русинов в Галиции тема диссертации и автореферата по ВАК 23.00.02, кандидат политических наук Цуй Линь

Диссертация и автореферат на тему «Межэтническое взаимодействие и этническая идентичность :На примере русинов в Галиции». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 161753
Год: 
2003
Автор научной работы: 
Цуй Линь
Ученая cтепень: 
кандидат политических наук
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
23.00.02
Специальность: 
Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии
Количество cтраниц: 
216

Оглавление диссертации кандидат политических наук Цуй Линь

ВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ.

§1.1 Межкультурное, межэтническое взаимодействие в процессе развития этносов.

• Дефиниции этноса и нации.

Понятия "межэтническое взаимодействие" и "межкультурное взаимодействие". «Исследовательские подходы.

• Межэтническое взаимодействие в процессе развития этносов.

§ 1.2 Исследование этнической идентичности в полиэтничной среде.

• Подходы к исследованию этнической идентичности.

• Сущность этнической идентичности.

Этническая идентичность в процессе межэтнического взаимодействия.

• Структура и функция этнической идентичности.

• Трансформация этнической идентичности. Роль интеллигенции и этническое движение.

ГЛАВА 2. ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ РУСИНОВ В ПОЛИЭТНИЧНЫХ

СРЕДАХ В РАЗЛИЧНЫЕ ПЕРИОДЫ.

§ 2.1 Положение русинов в Галиции: ретроспективный обзор.

• Австрийская империя династии Габсбургов.

• Галиция.

• Русины.

• Социальное положение русинов.

§ 2.2 Рост этнической идентичности русинов (первой половины XIX века).

• Возникновение и деятельность "движения за возрождение культуры".

• Языковой вопрос.

• Образовательные и культурные учреждения.

§ 2.3 Влияние политических факторов на формирование этнической идентичности русинов (второй половины XIX века).

• Пробуждение русинов.

• Русины в поисках этнической идентичности.

• Идентичность под влиянием идеологических течений.

• Политические партии.

• Противостояние русинов и поляков.

§ 2.4 Проблема идентичности в современной Западной

Украине.

• Западная Украина после первой мировой войны.

• Политическая ориентация и идентичность в современной Западной Украине

• Новое возрождение русинской идентичности.

• Спор между украинской и русинской идентичностями.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Межэтническое взаимодействие и этническая идентичность :На примере русинов в Галиции"

Актуальность исследования

Проблемы межэтнических взаимодействий и развитие этнической идентичности в настоящее время приобретают особую значимость в сфере гуманитарных и общественных наук. Народы оказались перед фактом серьезных изменений их целостной жизненной системы, когда радикально изменилась политическая жизнь общества и ее социально-культурные параметры. Люди как субъекты общественной жизни оказались на изломе времени в полосе конфронтации. А их судьбы в свете новых политологических концепций трактуются с учетом изменения этнических процессов в условиях социально-политической трансформации, через противоречия и конфликты в этнополитической и национально-бытовой сферах. Особую остроту и наглядность названные процессы приобретают, когда они происходят на так называемой "линии цивилизационного разлома", что и исследуется в данной диссертационной работе.

Потребности этнического развития народов активизируют духовную составляющую этничности - этническую идентичность. Процессы внутриэтнической консолидации, важную роль в развитии которых играет этническая идентичность, определяют динамику общественной жизни полиэтнических регионов. Вызванное ими обострение межэтнических взаимоотношений превратилось в серьезную проблему не только для государств, переживающих глубокий социально-экономический кризис, но и для относительно "благополучных" в этом плане государств. Поэтому поиск факторов смягчения межэтнических противоречий имеет большое значение для ученых и политиков.

После того, как Украина провозгласила свое отделение от СССР и образовала независимое государство, на пути своего государственного развития она столкнулась с несколькими дестабилизирующими общество факторами в экономической и политической сферах, связанными с различиями в истории и культуре между западной и восточной Украиной. Об этом пишут многие исследователи, в том числе американский ученый С. Хантингтон (S. Huntington) в своей книге «Столкновение цивилизации и пересоздание мирового порядка» («The clash of civilizations and the remaking of world order», 1997). Он показывает, что на территории Украины существуют две резко различающиеся культуры. Несколько веков линия цивилизационного разлома между западной Европой и православным миром перерезает территорию Украины. Западная Украина в прошлом была частью Польши, Литвы и Австро-Венгерской империи, и регионы, включающие Львов, Тернополь, Ивано-Франковск, Закарпатье и Черновицкую область последовательно вошли в состав СССР лишь после 1939 года. Восточная Украина, напротив, постоянно находилась в сфере влияния России (включая царскую Россию и СССР). Из-за того, что в процессе исторического развития Украина в ее геополитической территории не была целостной, культурное, социальное и политическое влияние государств, под чьим управлением она находилась, продолжается и сейчас. Различия между западной и восточной Украиной проявляются в сферах религии, использования языка, политической жизни, и даже сознания идентичности, что влияет на интеграцию страны.

Вопрос этнической идентичности на западной Украине связан с проблемой так называемого "русинства" или "русинизма". Русины принадлежат к восточным славянам и находятся на рубеже восточных и западных славян. Кроме того, поскольку их историческая территория находится на цивилизационном разломе между западной Европой и православным миром, и на границах таких стран, как Польша, Словакия, Румыния, поэтому длительное время на них влияли культуры разных народов и политика разных стран. В результате этого, историческое положение русинов и их идентичность тоже меняли свое содержание.

С конца 80-х гг. XX века этническая идентичность и активность русинов вновь стали неустойчивыми как на западной Украине, так и в восточной

Европе. По мере того как внешняя политика становилась более открытой, появлялось много культурных обществ русинов. Первоначальная цель таких объединений состояла в пропаганде и сохранении местной культуры. Однако, благодаря либерализации общества, эти объединения стали поднимать проблему этнической идентичности русинов на политический уровень. То и дело выдвигались требования предоставления самоуправления. В действительности такие явления не новы. Ещё в XIX столетии, когда процветал национализм, русины старались найти своё место в истории. Поэтому фраза «Я русин - был, есть и буду» - не только строка из стихотворения закарпатского представителя движения за самобытность русинов А. Духновича, призывающая русинов к осознанию своей этнической идентичности и пробуждению, но и известное высказывание, употребляющееся русинами, когда они говорят о своём самосознании.

Проблема русинов вызвала не только ряд дискуссий, она привлекла также внимание научного мира. Например, на научных конференциях 199091 гг. в Ужгороде (Украина), Кракове (Польша), Прешове (Словакия), Нови-Сад (Югославия) ученые из всех стран, где проживают русины, обсуждали вопрос этнической идентичности русинов и другие связанные с ним проблемы. Из-за того, что их политические позиции были разными, как и их подданство, их концепциям было не так легко игнорировать этот политический фактор.

В связи с объективной исторической и географической особенностью русинов, рассмотрение проблем межэтнического взаимодействия и этнической идентичности на их примере вполне закономерно и своевременно, и имеет научно-теоретическое и практическое значение. Предмет исследования: I

Формирование и изменение этнической идентичности в системе межэтнических взаимодействий в условиях социальной и политической трансформации.

Объект исследования:

Межэтнические взаимодействия (на примере русинов 19-20 веков) в условиях социальной и политической трансформации общества. Цель работы:

На примере этнической истории русинов в Галиции рассмотреть круг вопросов, связанных с проблемами межэтнического взаимодействия, формирования и развития этнической идентичности, проанализировать механизмы регуляции и разрешения межэтнических конфликтов.

В соответствии с названной целью были определенны следующие задачи: выявить объективные предпосылки процесса взаимодействий между этносами; определить границы содержания понятия "этническая идентичность"; выявить причины и факторы трансформации этнической идентичности в процессе межэтнического взаимодействия; определить роль интеллигенции в формировании этнической идентичности; проанализировать специфику этнической идентичности русинов в Галиции в процессах межэтнических взаимодействий. На защиту выносятся следующие положения: предпосылками межэтнического взаимодействия являются потребности этнического развития, важнейшие из которых - потребности воспроизводства и рефлексии; при их удовлетворении этническая идентичность выполняет, соответственно, регулирующую и идентификационную функции; этническая идентичность, отражающая коллективный образ "мы", является границей взаимодействия между этническими группами. Она состоит из определенных объективных (язык, традиции, культура, религия и т. д.) и субъективных факторов (ориентации, интересы, предпочтения); при этом первые имеют основное значение, а последние могут привести к трансформации этнической идентичности и служить инструментом для мобилизации ( в том числе политической) и достижения интересов этноса.

-- в процессе межэтнических контактов на трансформацию этнической идентичности влияют политические, психологические, социально-экономические факторы, т.е. политическое участие представителей этноса во властных структурах, роль правительства в жизни этноса, политические идеи интеллигенции; психологически обостренные чувства несправедливости или ущемленности, социально-экономического статуса (образование, профессия, и доход). Все эти факторы могут привести этническую группу к мобилизации в поисках способов изменения существующего негативного положения, соответственно меняется идентичность, как на личностном уровне, так и на уровне этноса в целом. совершенно особую роль в пробуждении этнической идентичности и консолидации членов этнической общности играет интеллигенция. Это роль идеолого-просветительская и мобилизационная. Интеллигенция, с одной стороны, формирует своей деятельностью новоценностную историческую и культурную структуру, которая не только является важной основой этнической идентичности, но и мобилизационной рациональностью для интеллигенции; с другой стороны, интеллигенция способствует динамике изменения политического статуса через социальные движения, социальные протесты или действия в рамках политических партий.

-- учитывая внешнюю и внутреннюю обстановку в Галиции рассматриваемого периода, следует отметить, что усилия интеллигенции, направленные на пробуждение крестьянства и его вовлечения в этническое движение, не прошли бесследно. Русины из изолированного и безмолвного образования, находящегося на уровне культурной группы, превратились в открытую, мобилизованную, с развивающимся политическим сознанием общность. При этом фактор роста этнической идентичности русинов, как на личностном уровне, так и этническом, явился основным в укреплении их самосознания. в процессах межэтнических взаимодействий галицийские русины под влиянием других соседних народов или под влиянием политических и других интересов неоднократно сталкивались с кризисом идентичности, что привело, впоследствии, к неодинаковой интерпретации их этнической идентичности.

Степень изученности проблемы и информационная база исследования.

В российской и зарубежной научной литературе накоплен достаточно богатый материал, касающийся проблем межэтнического взаимодействия и этнической идентичности.

С 50-х по 60-е годы 20 века в зарубежном научном мире возникла борьба между субъективным и объективным методами в сфере исследований, касающихся проблем этничности и этнических групп. Что касается сторонников объективного метода то, они считают, что некоторая обособленная этничность может быть определена с точки зрения объективных культурных признаков, таких, как расовая принадлежность, одежда, язык, религия, формы экономической жизни, а также специфические обычаи и традиции. Из этих признаков критерием разделения этнических групп чаще всего считают языковой фактор. Поэтому этнические группы, определяемые посредством объективного метода, - это структуры, существующие, благодаря внешним по отношению к ним реальным явлениям (Isajiw, 1974: 115).

Это вызвало критику приверженцев субъективного метода, которые считают, что модель разграничения групп людей по различным культурным факторам не обязательно может быть согласованной. К тому же из-за того, что постоянно происходят непрерывные изменения языкового и культурного различия в группах людей, очень трудно ясно определить границу различных языковых культур. По мнению субъективистов, объективизм упускает из виду проблему непрерывности и процесса изменений границ этничности (Moerman, 1965: 1215-1218). Субъективисты акцентируют то, что этническую группу следует определять через её составные элементы. Они считают, что этническая группа - это единичное образование, определяющее себя или квалифицируемое людьми как общность, отличающаяся от окружающих, или же им подчиненная (Isajiw, 1974: 115). При этом они вовсе не отрицают полностью объективную точку зрения, поскольку психологическое определение базируется именно на различиях объективных культурных условий.

Однако среди субъективистов также возникла борьба двух направлений, касающаяся трактовки причин возникновения этнической идентичности, общественных действий и форм самосознания. Одно направление полагает, что этническая идентичность целиком происходит от жизни, она является следствием психологии конкретных людей и отвлеченной культуры. Это -учение "примордиалистов". Другое направление называется "инструменталистским", оно полагает, что формирование этнической идентичности - это следствие социальной и экологической среды, организованное, вещественное, на которое не может повлиять конкретный человек.

Ученый направления примордиализма, К. Гирц (Clifford Geertz), подчеркивает то, что признаки, на основе которых формируется этничность, - это примордиалистские характеристики, происходящие от субъективного познания. Ч. Кэйс (Charles Keyes) также полагает, что кровное наследство этничности формирует интерпретация культурности (Geertz, 1968: 105-157; Keyes, 1981: 5). Например, некто, происходя из определенной семьи, получает некоторые "примордиалистские характеристики" от семьи и окружения, такие как язык, религия, народные верования и пр. Эти признаки не дано выбирать самому человеку.

Ученые-инструменталисты, например, Л. Деспрес (Leo A. Despres), Г. Галанд (Gunnar Haland) и А. Кон (Abner Cohen), в основном рассматривают этнические группы как политическое, социальное и экономическое явление, интерпретируя формирование этничности и самоидентификацию этнических групп, а также процесс их изменения с точки зрения политики и экономических интересов (Cohen, 1969; Despres, 1975: 87-177). Ученые этого направления считают, что идентичность этнических групп непостоянна, она определяется обстоятельствами, и ее можно использовать.

В российской науке сходные разногласия проявились в вопросе о социальном и биологическом в этносе. Наиболее видными представителями этих противоположных позиций стали соответственно JI. Н. Гумилев и Ю. В. Бромлей. Jl. Н. Гумилев, веривший в существование этносов как "биосоциальных организмов", полагал, что если общность самосознания -единственный "обязательный" признак этноса, то следует обратить внимание на то обстоятельство, что эпохи смены этнической идентичности не совпадают с эпохами смены общественно-экономических формаций, определяемых спецификой способа производства. А раз так, то существование этноса не определяется развитием способа производства, равно как и сам этнос не обладает социальной сущностью (Гумилев, 1990а: 17, 27; 19906: 35, 40). При критическом отношении к биологизаторским моментам на глубоко примордиалистских позициях стоял и Ю. В. Бромлей, а вместе с ним и все советские обществоведы, для которых базовой категорией и архетипом был "этнос" как "этносоциальный организм", а его высшим типом - нация. Бромлей указывал на то, что несовпадение эпох смены этнической идентичности и социально-формационных эпох является не следствием несоциальной природы этноса, а объясняется "консерватизмом", традиционностью этнической идентичности (Бромлей, 1983:189; 1987:11,13).

Однако, ни примордиализм, ни инструментализм не противостоят друг другу абсолютно. Они имеют точки соприкосновения. Один из немногих общих для них выводов, заключается в важности "общности исторического происхождения" для образования этнической группы. То, что они называют "общностью исторического происхождения", - не обязательно "дела давно минувших дней". Субъективистами подчеркивается вновь создаваемое прошлое, а инструменталисты непосредственно указывают, что значение положения этнической группы устанавливается не на основе достоверности культурной истории, а на основе реальной необходимости собирания этой этнической группы.

Проблемы теории, методологии исследования и его культуры, результаты этнографических, этносоциологических и этнополитических исследований, направленных на изучение отдельных сторон жизнедеятельности этноса, отражены в публикациях российских ученых: С. А. Арутюнова, Ю. В. Арутюняна, Т. О. Бажутиной, Ю. В. Бромлея, Г. Д. Гачава, JL Н. Гумилева, Н. В. Исаковой, М. В. Крюкова, С. В. Лурье, В. В. Мархинина, В. В. Пименова, С. Е. Рыбакова, С. К. Сергеева, 3. В. Сикевич, М. М. Соколова, Ю. В. Филиппова; и таких западных ученых, как Ван ден Берг (P. van den Berghe), Л. Деспрес (L.A. Despres), К. Гирц (С. Geertz), В. Исаив (W.W. Isajiw), А. Кон (A. Cohen), Ч. Кэйс (С. Keyes), М. Морман (М. Moerman), А.Смит (A. D. Smith), Р. Эмерсон (R. Emerson)n др.

Вопросы межэтнических контактов, взаимодействий и конфликтов достаточно широко изучаются в последнее время в России. Это работы и статьи Р. Г. Абдулатипова, А. М. Аблажея, С. Н. Артановского, А. С. Ахиезера, В. Балушок, 3. С. Гунаева, Л. М. Дробижевой, А. А. Ивановой, С. Г. Ларченко и С. Н. Еремина, В. В. Мархинина, Е. А. Полонской, Ю. В. Попкова, М. Р. Радовеля, В. А. Тишкова, О. Христофоровой. В их работах выявлена роль взаимодействий в развитии этнической культуры, раскрыто влияние отдельных социальных факторов на динамику процесса взаимодействий. Чтобы определить место этнической идентичности в межэтнических взаимодействиях можно обраться к работам С. А. Арутюнова, Т. О. Бажутиной, Ю. В. Бромлея, Л. М. Дробижевой, А. А. Ивановой, М. М. Кучукова, С. В. Лурье, В. В. Мархинина, В. Я. Чеснова.

В исследованиях таких западных ученых, как Б. Андерсен (В. Anderson), М. Бонтон (М. Banton), А. Бирч (A. Birch), В. Вильсон (W. J. Wilson), Н. Глезер(К Glazer), К. Дойч (К. Deuch), Д. Мойнихан (D. Moynihan), М. Наш (М. Nash), Р. Парк (R. Park), С. Фернивалл (J. S. Furnivall), К. Янг (К. Young) и др. нашли свою разработку теоретические концепции и отдельные проблемы этнического отношения, взаимодействия, и роль этнической идентичности в межэтнических взаимодействиях.

Несмотря на значительные успехи в исследовании актуальных этнических и национальных проблем, многие вопросы до сих пор не исследованы. Остаются в тени и аспекты качественного изменения этнической идентичности в контексте проблем возрождения этнической культуры и социо-политических явлений, которые происходили, в частности, у галицийских русинов.

Из первоисточников по изучению галицийских русинов, прежде всего, следует назвать работы деятелей 19 столетия. Например, «Исторический очерк основания галицко-руской 1 матицы и доклад первой собрании русских учёных и любителей народного просвещения» (1850), «Трактат о южноруском языке и его наречиях» (1849), и статья «Великая Хорватия или Галицко-Карпатская Русь» (1884) Якова Головацкого. Некоторые его письма были собраны К. Студинским в «Корреспонденция Якова Головацкого в летах 1835-49» (1909). В данной работе также цитируются «Письма Кулиша, относящиеся к времини и цели его прибывания во Львове» (Мочаловский, 1904), «Из переписки Драгоманова» (М. Павлик, 1897), «Шесть листов галицийских "старорусинов": 1853-1863» и другие эпистолярные первоисточники. Многие работы таких радикалов, как И. Франко и М. Павлюк, вошли в сборник «Творение» («Твори», 1950-56) в 20 томах. Помимо этого, издававшиеся в Львове в 1848 году газеты, например, «Заря Галиции» («Зория Галицка», 1948-51), и «Ежедневник народа» («Dziennik Narodowy», 1848) и «Рада народа» («Rada Narodowa», 1848) также публиковали работы деятелей того времени. Письма читателей - тоже важный первоисточник. Что касается классификации изданий, кроме прорусской «Слово» и народнической «Дело» была газета при пропольском "Русинском соборе" - «Руский дневник» (1848). Кроме этого,

1 Правописание «руский» с одним «с» в источникач является синонимом «русииский».

12 существует работа Н. Пашаевой, основанная на рассмотрении листовок, выпускавшихся Руским собором - «Отражение национальных и социальных противоречий в восточной Галичине в листовках русского собора 1848 года» (1966). В них также можно по-прежнему проследить сознание этнической принадлежности русинов. Что касается данных статистики, в ранних «Статистических ежегодниках Галиции» («Rocznik Statystyki Galicyi», 1887-98) есть много подробной информации, и она используется учёными. Учёный Химка (John-Paul Himka) в работе «Галицийские крестьяне и украинское национальное движение в 19 веке» (1988) основывается на вышеупомянутой статистике, а также, обобщив другие материалы, получает более целостные данные. Кроме этого, есть «Энциклопедия Украины» (1984-88) и другие относительно новые источники.

Ещё в 19 веке появилось собрание относящихся к исследованиям галицийских русинов периодических изданий, трудов и других справочных материалов, например, «Галицко-руская библиография XIX столетия» (1888-95). Очевидно, уже в 19 веке проблема русинов делалась темой научного исследования. До сих пор компиляторская работа по собиранию справочных материалов проводится не только на украинском языке, но и на русском. Существуют также составленные Н. М. Пашаевой справочные материалы по Галиции с 1772 года по 1918 («Галиция под властью Австрии в русской и советской исторической литературе 17721918 гг.: библиография», 1968; и «Проблемное изучение славянского национального возрождения: книга как исторический источник. Часть 1. Страны центральной Европы», 1988), а также «Справочник по истории галицийских украинцев» под редакцией Магочи (P.R. Magosci) и другие подробные работы.

Материалы исследования русинов на русском языке относительно бедны. Важнейшей "досоветской" работой является работа А. Петрова «Об этнографической границе русского народа в Австро-угрии» (1915) и трехтомный труд Ф. Ф. Аристова (1888 - 1932) «Карпато-русские писатели» (Т. 1, 1916). В своим труде Ф. Ф. Аристов не только дает историческое введение, биографии отдельных карпато-русинских деятелей, списки их трудов, но и в биографии включает их мемуары. К сожалению, только первый том его труда был опубликован. Другие два тома находятся в архиве его дочери Т. Ф. Аристовой. Кроме этого, существует работа советской исследовательницы Е. М. Косачевской «Восточная Галиция накануне и в периоде революции 1848 года»(1965), где писывается проавстрийская политическая позиция "Верховной рады русинов" во время революции 1848 года. Движению русинов в Галиции также посвящено много страниц в книге Н. И. Ульяного: «Происхождение украинского сепаратизма» (1966, 1996).

В последние годы Т. Ф. Аристова опубликовала в газетах статьи по проблемам русинского движения в карпатском регионе (например, «Надгробия - неопровержимый исторический документ: памяти жертв Талергофа», 1994), и краткие справки о галицийских русинских деятелях в большой российской энциклопедии. Более того, появились еще другие исследования по вопросу русинского движения в России, такие как, «Украинцы в центре и на периферии их этнической территории: к проблеме полонизации (1805-е - 1930-е гг.)» (1986) Н. В. Кабузана, «Интеллигенция и власть (на основе анализа революционных событии в Галиции в 1848 г.)» (1999) С. М. Фальковича, «Очерки истории русского движения в Галичине XIX - XX вв.» (2000) Н. М. Пашаевой, «Политика Российской Империи в Восточной Галиции в годы первой мировой войны» (2000) А. Ю. Бахтуриной, и др.

Кроме материалов на русском и на украинском, есть также исследования о русинах на польском, немецком и английском языках. В этих исследованиях по большей части используются работы, письма и воспоминания представителей интеллигенции русинов 19 века, а также выходившие в Львове, Кракове и Вене периодические издания и другие первоисточники. Поэтому эти труды, специальные или обзорные, одинаково ценны.

Однако, несмотря на то, что для исследований по этой теме существуют материалы на разных языках, взгляды учёных на эту проблему находятся под влиянием этноцентризма и разнятся в зависимости от влияния фактора национальности. Например, концепция проблемы этнической идентичности закарпатских русинов украинского учёного М. Мушинка в «Послевоенное развитии местной культуры русино-украинцев в Чехословацкий» (1993), а также Олекса Мишанич в работах «От подкарпатских русинов к закарпатским украинцам» (1993) и «То кто же они?» (1991), и М. Тиводар в его интервью утверждают, что карпатские русины и есть украинцы и принадлежат к украинской национальности. Однако некоторые другие восточноевропейские учёные, например, венгерские учёные С. Бонкало (S. Bonkalo) и А. Ходинка (A. Hodinka) и чешские учёные К. Горалчук (К. Goralcuk), К. Матоушек (К. Matousek), Крал (J.Krai) и Пешек (J. Pesek) полагают, что карпатские русины -отдельный народ, и каждый подчёркивает тесные отношения русинов со своим государством. Русские историки, например, Ф.Ф. Аристов, таким же образом отрицают самостоятельность русинов, считая их ответвлением русской национальности. Точно так же исследования о галицийских русинах разнятся из-за политической позиции автора. Например, этот двусторонний спор исследуется с польской позиции и теоретической установки в «Проблеме Восточной Галиции» (1948) С. Скрзыпеким (Stanislaw Skrzypek) и «Проблеме польской Украины» С. Сроковским (Stanislas Srokowski).

Если рассматривать всё в хронологическом порядке, между ранними (19 век) и поздними исследованиями есть огромное различие, и оно - в изменении употребления терминов "украинцы" и "русины". В 19 веке все исследования о русинах называли их русинами, а с начала 20 века учёные постоянно называют их "галицийскими украинцами" или "карпатскими украинцами" (например, в работе Рудницкого «Карпатские украинцы: нация в поисках идентичности» (1985)). До сих пор не мало исследований, касающееся русинов - будь то периодика или книги, - называют их украинцами.

После распада Австро-Венгрии исследования, касающиеся галицийских русинов, проводимые восточноевропейскими учёными (например, Яном Колларом) подверглись большому влиянию как России, так и Украины. Поэтому появилось разделение на украинское и прорусское течения. А русины в карпатской Буковине были под управлением Венгрии. Крестьяне там пробудились в 20 веке, и поэтому некоторые научные исследования, принадлежащие немногочисленной интеллигенции, не только подверглись влиянию Восточной Европы, Восточной Украины и России, но также имеют тесное отношение к Галиции. Однако после первой мировой войны все эти регионы последовательно вошли в состав СССР, и советское правительство усилило "украинизацию" населявших их народностей, свернуло исследования, касающиеся русинов; в особенности карпатские русины были вынуждены полностью отрицать свою этническую самобытность. Поэтому некоторые эмигранты в Америку второго поколения, например, Магочи, непрестанно призывают к "признанию русинской идентичности", некоторые его работы, например, «Формирование национальной идентичности: карпатские русины, 1848-1948» (1978), или вышедший под его редакцией труд «Продолжение регионной культуры: русины и украинцы в своём карпатском отечестве и за рубежом» (1993) представляют голос современного русина. Учёный К. Хан (Chris Hann) в статье под названием «Интеллигенция, этнические группы и нации: два случая конца 20 века» (вошла в книгу «Нации национализма»(1995) под редакцией С. Перивал (Suqumar Periwal) указал, что, хотя Магочи не пропагандирует политическую независимость карпатских русинов, он верит, что посредством объединения культуры русинов в будущем непременно сформируется новая нация.

Кроме этого, исследования современных учёных относительно этнического движения русинов в 19 веке в Галиции сделаны под разными углами зрения и изучают разные аспекты, исследуя его различные формы и оказанное на него влияние. В работе польского учёного Я. Козика (Jan Kozik) «Украинское национальное движение в Галиции: 1815 - 1849» (1986, пер. с польского), а также в работе П. Химка (J.P. Himka) «Галицийские крестьяне и украинское национальное движение в 19 веке» (1988) по отдельности представлены первая и вторая половины 19 века, процесс развития этнического движения русинов в Галиции. В этих трудах также подчеркивается разница ролей интеллигенции и крестьянства в эти два разных периода. Интеллигенция на самом раннем этапе возникновения этнического движения взывала к осознанию народом своей этнической идентичности. Образованный слой делал это, возрождая культуру и занимаясь литературной деятельностью. Крестьянство же лишь во второй половине 19 века (после того как развитие этнического движения перешло на политический уровень) было мобилизовано, чтобы стать его главной движущей силой. Козик считает, что, поскольку польские аристократы, исходя из выгоды своей этнической общности, пренебрегали другими этническими группами, получилось так, что во время австрийской революции 1848 года галицийские русины стали инструментом австрийской контрреволюции. Химка, в свою очередь, подчеркивает, что после австрийской революции 1848 года из-за отмены трудовой повинности у крестьян и смены политического устройства изменился традиционный уклад жизни крестьянства. Оно постепенно обретало сознание своей этнической идентичности и политическую сознательность. Таким образом, в среде крестьянства усилилось развитие этнического движения. Работа Андрусяка (J. Andrusiak) «Украинское движение в

Галиции» (1935) посвященное периоду с 1772 по 1918 годы, дает обобщенное описание этих же проблем.

Кроме вышеприведенных работ существует также исследование, посвященное галицийской интеллигенции, священнослужителям греко-католической церкви, а также крестьянам и ремесленникам и их отношениям в период развития этнического движения. Как объясняется в книге «Пантелеймон Кулиш и Троица Русинов» (НахлЛк Свген, 1994), член "Троицы русинов" Головацкий сначала разделял взгляд Украинской партии восточного украинца Кулиша, но затем, когда Кулиш приехал в Галицию, он перешел к пропольскому течению, и даже критиковал писателей, принадлежащих к Украинской партии и свои прошлые произведения. О "Троице русинов" также написана книга «Троица русинов в истории социально-политического движения и культуры Украины» (1987). В работах П. Химки «Греко-католическая церковь и национальное строительство в Галиции, 1772 - 1918» (1984), «Пастыри и крестьяне: греко-католичество и украинское национальное движение в Австрии, 1867 - 1900» (1979), «Общество ремесленников и украинское национальное движение в Галиции (1870-е годы) » (1978), а также «Социализм в Галиции: формирование польской социальной демократии и украинского радикализма, 1860-1890» (1983) дается историческое описание различных слоев общества в процессе развития этнического движения. В то же время он делает акцент на следующей концепции. Городская интеллигенция (особенно народники), поскольку у нее было недостаточно сил для объединения крестьянских масс, направляла в деревню обладающих влиянием проповедников, которые шли в народ и боролись за поддержку крестьянства. Однако после того как они действительно повлияли на крестьян, которые обрели знание и политическую сознательность, отношение между проповедниками и крестьянами, напротив, стали более напряженными. Поэтому значение проповедников в конце 19 века начало сходить на нет. Влияние, произведенное такой секуляризацией, проявилось также в отношениях крестьян и ремесленников с проповедниками. Помимо этого, П. Химка, в работе «Надежда на царя: наивный монархизм среди украинских крестьян Габсбургской империи» (1980) указывает, что по причине секуляризации конца 19 века крестьяне-русины из Галиции перестали надеяться на соседнего царя и идеализировать его. Они приняли участие в политической борьбе за свои собственные выгоды.

П. Брок (Peter Brock) в своей статье «Иван Вагилевич (1811-1864) и украинская национальная идентичность» (1972) говорит о Вагилевиче, члене знаменитого литературного объединения "Троица русинов", о его пропольских взглядах, о его мнении, что Галиция и Украина, находящаяся под управлением России, должны сотрудничать с Польшей и впоследствии стать частью польского государства. Поэтому для него не существовало проблемы суверенности. В работах Я. Билинского (Ya. Bilinsky) «Михайло Драгоманов, Иван Франко и отношения между днепровской Украиной и Галицией в последней четверти 19 столетия» (1959) и П. Химка «Молодые радикалы и независимость государства: идея украинского национально-государства, 1890-1895» (1982) приводится анализ влияния, оказанного украинцем Драгомановым и галисийцем Франко. Там приводится также история формирования течения радикалов и последующего раскола партии радикалов на старое и новое течение.

В работе «Галицийские украинцы под управлением Австрии» (1982) И. Рудницкий (Ivan Rudnytsky) в простой форме рассказывает об истории гапицийских русинов под австрийским правлением до 1-й мировой войны. В работе «Украинское национальное движение на кануне 1-й мировой войны» (1977) он в тоже время описывает конец 19 века и канун войны, развитие украинского национального движения в России и Австрии и их взаимное влияние. Могочи в работе «Вопрос языка как фактор в национальном движении» (1982) указывает, что если языковую проблему перевести в политическую плоскость и рассматривать дискуссию о языке в образованных кругах как борьбу между прорусским и проукраинским течениями, то нельзя будет всесторонне рассмотреть данную проблему. Поэтому он считает более правомерным деление на традиционалистов и модернистов.

Теоретико-методологические основания исследования

Определение методологии и методов исследования не только представляет собой необходимую часть, составляющую научную систему, но и служит как основное средство для достижения цели научного исследования. Функцией методов является соединение между реальностью и теорией, явлением и сущностью. При тенденции интеграции между общественными и гуманитарными науками, любую науку уже невозможно рассматриваться только с помощью конкретного или единственного метода. Поскольку методы разных наук имеют тенденцию к сходству и взаимодобавлению, взаимовлиянию и заимствованию, многие научные методы уже перешли границу определенной науки.

В диссертационном исследовании использованы идеи и концепции не только политологии, но и социальной философии, социологии, культурологии, истории, этнологии, этнопсихологии. Теоретической базой исследования стали труды российских и западных ученых по проблемам этноса и этничности, научные публикации в области изучения межэтнических контактов, межкультурных взаимодействий и этнической идентичности.

В качестве методологических принципов исследования использованы социально-политический и этноисторический подход. В первой части исследования использовались теории межкультурного взаимодействия и конструктивистского подхода к пониманию этничности и рассмотрению роли и воздействие этнической идентичности в процессе межэтнического взаимодействия. Во второй части используется метод этноисторического исследования.

В целом включение этносов в объект политической науки позволяет рассматривать этносы под новым углом зрения, а кроме того обогатить содержание политологии как науки этническими компонентами.

В диссертации также использован метод исследования документов, изучения устных преданий и статистических источников.

Исследование документов является одним из самых важных методов. Исследователь может узнать о взаимодействующих народах или этнических группах из многочисленных источников, таких как документы, архивные данные или статистика. Анализ содержания документальных источников во многих случаях позволяет получить информацию, достаточную для углубленного анализа проблемы. Так, при формулировке проблемы исследования мы помимо научных публикаций обращались к анализу таких письменных документов, как отчеты по предшествующим исследованиям, различная статистическая и ведомственная документация. Анализ документов дает важную первичную информацию.

Обычно при исследовании документов встречаются трудности, связанные с большим количеством и разнообразием источников. Поэтому мы применяли метод контент-анализа. Его суть укладывается в довольно простую схему: "кто сказал, что, кому, как, с какой целью и с каким результатом" . При применении этого метода удается найти и подсчитать признаки документа, отражающие его сущностное содержание.

Для исследования межэтнического взаимодействия важны устные предания, которые выражают историческое сознание народа. Опыт этнологических исследований позволяет утверждать, что развитие исторического сознания может быть совершенно разным даже у соседних народов.

С середины XX в. в этно-политологических исследованиях постоянно увеличивается значение статистических источников, благодаря которым ученые получают этническую информацию по самому широкому кругу вопросов. Ценность этой информации заключается не только в ее разнообразии, но и в ее систематизированном, упорядоченном характере. Переписные бланки, как правило, разбиваются на блоки вопросов по соответствующим направлениям. Среди них главным является блок социально-демографических вопросов: о поле, возрасте, о социальном положении, об образовании, профессии, типе жилища, о времени проживания в данной местности и т. д. Блок вопросов о национальности и родном языке не только отражает объективные характеристики индивида, но и черты его сознания, прежде всего его идентичность с той или иной этнической или языковой группой. Это позволяет установить общую этническую картину и определить динамику этнических процессов путем сравнения материалов нескольких переписей.

Исследовательский процесс должен рассматриваться как единое целое, а не как применение одного или нескольких методов, поскольку явление межэтнического взаимодействия и этнической идентичности обладает не только сложным, запутанным, иногда латентным, но и динамическим характером. Стремление к поиску и отображению исторической правды в данной работе вызвало частые обращения к работам и взглядам людей той эпохи. Это, возможно, создало впечатление излишней детализации, по в то же время позволило нагляднее отразить действительность и показать все перипетии этнополитической судьбы русинов. Научная новизна диссертационного исследования

В представленной работе на примере галицийских русинов рассмотрены процессы формирования и изменения этнической идентичности в системе межэтнических взаимодействий в условиях социальной и политической трансформации общества. В связи с этим: уточнены понятия "этнос", "межэтническое взаимодействие", "этническая идентичность"; в качестве предпосылки межэтнического взаимодействия обозначены потребности этнического развития, важнейшие из которых - потребности воспроизводства и рефлексии; при удовлетворении данных потребностей этническая идентичность выполняет, соответственно, регулирующую и идентификационную функции; определены границы содержания этнической идентичности, которая является отражением коллективного образа "мы", и заключает в себе определенные объективные (язык, традиции, культура, религия и т. д.) и субъективные факторы (ориентации, интересы, предпочтения); уточнены политические, психологические, социально-экономические факторы, влияющие на изменение этнической идентичности в условиях межэтнических контактов и в процессе социальной и политической трансформации общества;; проанализированы механизмы регуляции и разрешения межэтнических конфликтов; определены просветительская и мобилизационная роль интеллигенции в формировании этнической идентичности. Практическая значимость исследования:

Результаты исследования могут быть использованы в выработке конкретных рекомендаций и решений в области проблем этнического возрождения, механизмов регулирования и предупреждения конфликтов и межкультурного сотрудничества народов. Материалы диссертации могут быть также применены при подготовке к проведению социологических, социально-политических исследований и в практике преподавания курсов политологии, социологии, этносоциологии и этнологии. Структура диссертации:

Соответственно задачам и логике исследования диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения. Текст диссертации снабжен статистическими и справочными таблицами, картами.

Заключение диссертации по теме "Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии", Цуй Линь

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенного исследования дают основание для подтверждения сформулированной нами гипотезы: в процессе межэтнического взаимодействия этническая идентичность является границей, которая формирует диспозицию "мы" - "они". Несмотря на субъективный характер идентичности, с одной стороны, она основывается на определенных объективных факторах, таких как язык, исторический процесс развития этноса, сформировавшиеся в ходе истории традиции, культура, религия и т. д. Однако, составной частью этнической идентичности является и личностная идентификация (ориентации, интересы, предпочтения), которая формируется независимо от объективных факторов. Радикальная смена интересов, среди которых важное место занимают политические (например, роль правительства, политические партий в жизни этноса, политических идей интеллигенции), могут привести к трансформации этнической идентичности и служить инструментом для мобилизации и достижения интересов этноса или для манипулирования ими. В результате этой трансформации происходят значительные изменения на уровне межэтнических взаимодействий.

Осуществленный в диссертационной работе анализ роли этнической идентичности в межэтнических взаимодействиях дает возможность сделать следующие выводы:

- межэтническое взаимодействие понимается в широком смысле как взаимодействие народов в разных сферах общественной жизни - политике, искусстве, науке и т. д., а в узком смысле - как межличностные отношения людей разной этнической принадлежности, которые также происходят в разных сферах социальной жизни - трудовой, семейно-бытовой и различных неформальных видах взаимоотношений. Межличностные отношения являются частью общественных отношений, так как ведущий механизм межэтнического взаимодействия, как отмечалось, заключен в принципе противопоставления "мы" - "они" на основе существующих между этносами осознанных различиях. Оценка характера этих различий через призму ценностных представлений, присущих определенному этническому коллективу, формирует этнические образы "своего" и "другого", которые являются достоянием данного этноса. Осознание отличий в результате противопоставления способствует формированию образа "мы", который, так же как и образ "они", является отражением в этнической идентичности не столько реальных ролей партнеров, сколько образом, сконструированным в соответствии с собственными этническими представлениями.

Объективной предпосылкой межэтнического взаимодействия выступают потребности этнического развития. Специфика взаимодействия детерминирована характером и уровнем потребностей субъектов взаимодействия. Под характером потребностей понимается обусловленность потребностей этноса функциональными отношениями данного коллектива с природой и обществом. Уровень потребностей зависит от доминирующего в рамках этноса вида социальных связей. Чем более близки контактирующие этносы по характеру и уровню потребностей этнического развития, тем большей симметричностью обладает процесс взаимодействия.

Этническая идентичность означает, что все члены некоторой общности ощущают или осознают, что они принадлежат к одной этнической общности. Отнесение каждого к некоторой этнической общности, его ощущение, сознание и убеждение в том, почему он к ней относится, что это за этническая общность и т.п. может способствовать взаимной идентификации членов этнической общности, а в дальнейшем -формированию этнической идентичности целого. Поэтому такая особенность этнической идентичности как эмоциональная сторона становится субъективной моделью связи, возникающей между индивидом и этнической общностью или индивидом и другими людьми.

Этническая идентичность играет идентификационную роль при обозначении границ этнического коллектива, выделяя из круга элементов культуры те, которые могут наиболее адекватно выполнять этноинтегрирующую и этнодифференцирующую роль.

Этническая идентичность, будучи актуализированной в ситуации межэтнического контакта, играет регулирующую роль в межэтнических отношениях. Совокупность черт, присущих образам этнической идентичности, формирует, на индивидуально-личностном уровне, стандарты межэтнического общения, позволяющие прогнозировать поведение другой стороны и устанавливать коммуникативную дистанцию с партнером в этноконтактной ситуации. Таким образом, идентичность, способна влиять не только на характер взаимодействия, но и на тенденции развития межэтнических отношений и на ход самого процесса взаимодействия.

В процессе межэтнических контактов психологические, социально-экономические и политические факторы влияют на трансформацию этнической идентичности.

Психологические факторы актуализируются в случае, если у личности или этнической группы обостряется чувство несправедливости, дискриминации, под влиянием укоренившихся предубеждений возрастает ощущение неполноценности и ущемленности. В этом случае возникает стремление этнической группы изменить или модифицировать прежний статус, соответственно меняется идентичность как на личностном уровне, так и на уровне этноса в целом. Влияние социально-экономических факторов происходит, в одном случае, когда социально-экономический статус определенного этноса повышается, и человек может регулировать свою идентичность, для того чтобы улучшить свое положение в обществе. В другом случае, когда возможности изменить свое материальное положение крайне ограничены, также происходит трансформация идентичности, направленная на интеграцию в культуру доминирующего этноса. Либо этнос мобилизуется в поисках способа изменить существующее дискриминационное положение.

С усилением политических факторов - роль государства расширяется, члены общества становятся более политизированными, т.е. их политическая деятельность, связанная с отношением к власти дает больший политический эффект. Для этого этническая группа консолидируется вокруг своих интересов, а механизмы этнической идентичности мобилизуют общество. Здесь выступает та политизированная идентичность — какая для их этноса, в данной момент, более выгодна. Так, в зависимости от ситуации, этническая идентичность превращается в инструмент для мобилизации и может изменяться вслед за изменениями жизненных условий.

В процессах пробуждения этнической идентичности и консолидации членов этнической общности велика роль интеллигенции. Интеллигенция играет роль идеолого-просветительскую и мобилизационную. Занимаясь просветительством, интеллигенция обращается к истории, по новому интерпретируя этническую историю, превращая существующие этнокультурные элементы в более конкретную структуру, разрабатывая для членов этнической общности моральные нормы, ориентируя их на борьбу за возрождение этноса. Работа в области исторических исследований и ее интерпретация направлены на основные цели: воссоздание этнической идентичности, этнического сознания, которое определяло бы место этноса в истории.

Поскольку этнические группы сплачиваются на основе общей исторической памяти, процесс изменений в идентичности также связан с тем, что историческая память, вновь возникая предстает в новой интерпретации, сменяет утраченное, подлежащее забвению. Что касается правящих слоев, то, чтобы подтвердить свою власть, они постепенно начинают искать доказательства своего закономерного права власти в истории. Точно также, правящие бюрократические круги в больших государствах стремятся найти обоснование законности своей власти в истории. Историческую традицию доминирующей этнической группы, обладающей властью в государстве, рационализируют, идеологизируют, чтобы поставить ее выше других этнических групп.

Что касается интеллигенции малочисленных этнических групп, она также стремится найти для своего положения рациональную основу, обладающую историческим значением. С одной стороны, рациональные концепции интеллигенции затрудняют принятие ею старых убеждений и традиционного объяснения судьбы их общности. С другой стороны, -интеллигенция этнического меньшинства переживает унижение со стороны господствующей этнической группы, не признающей ее. Поэтому, чтобы создать новый порядок и центр власти, интеллигенция должна найти новую точку опоры для своей этнической группы, а также определить характер управления. Для этого она должна очертить границу между другими слоями общества в их этнической группе. Это и есть формирование новой исторической памяти общности посредством поиска, отбора и повторной организации наследия прошлого. В своей истории они могут обнаружить новые идеалы и ценности. В этом смысле, культура и этническая идентичность служат в качестве инструментов приобретения власти и прав. Таким образом, именно в культурной сфере заключены ресурсы, чрезвычайно важные для влияния на политику.

Интеллигенция своей деятельностью формирует не только определенную историческую и культурную структуру, которая является важной основой для пробуждения и развития массовой идентичности, она способствует динамике изменения политического статуса через социальные движения, социальные протесты или другие действия в рамках политических партий.

Использование проанализированных положений в качестве теоретико-методологической основы позволило в диссертации выявить наиболее специфичные процессы взаимодействия галицийских русинов с другими народами и показать особенности их этнической идентичности. Учитывая внешнюю и внутреннюю обстановку в Галиции в 19 веке, следует отметить, ( что усилия интеллигенции, направленные на пробуждение крестьянства и его вовлечение в этническое движение, не прошли бесследно. Русины из ; изолированного и безмолвного образования, имеющие лишь культурные j отличия, превратились в открытую, мобилизованную, с развивающимся ; политическим сознанием общность. При этом важно учесть, что фактор j роста этнической идентичности русинов, как на личностном уровне, так и этническом, явился основным в дальнейшем укреплении их самосознания. i

В процессе пробуждения этнической идентичности русинов "историзм", с одной стороны, явился стимулирующим фактором, а с другой стороны, стал главным обоснованием и базой национальных устоев. Своевременно сформировавшееся у народа сознание идентичности, наполненное богатым фольклорным наследием, мифологией, культурой и историей, могут служить серьезным основанием его существования. Этническая идентичность галицийских русинов пробудилась к концу 19 века, когда ! они узнали, что они как и восточные украинцы, жившие к востоку от них в \ царской России - одного происхождения и говорят на схожем языке, однако они по-прежнему называли себя русинами и принадлежали к греко-католической церкви. В основном они не сознавали себя украинцами. Тогда украинцами называли именно восточных украинцев в царской России. В исторических исследованиях интеллигенции галицийских русинов, граница расселения народа очерчивалась реками Сан и Дон (предполагалось, что население этого региона относится к одному народу), в пределах которых жили русины, отделявшие себя от "украинцев", живущих под управлением Австро-Венгрии и России. Эта информация в форме исторической памяти отражена в сознания идентичности галицийских русинов и их самоназвании.

Но уже после 60-х гг. 19 века проукраинское течение постепенно становилось наиболее выраженным, хотя русины еще не приняли имени украинцев и по-прежнему называли себя русинами. Только к периоду конца 19 - начала 20-го вв. они приняли этот этноним, назвав себя украинцами. Это было сделано, с одной стороны, чтобы избежать смешения русинов и русских, а с другой стороны, чтобы выразить надежду русинов на объединение с находящимися к востоку от них «русскими украинцами». Таким образом, можно отметить, что субъективная, в определенной степени, вынужденная проукраинская идентификация, содержавшаяся в самосознании, определила причину превращения русинов в украинцев.

Галицийские русины, под влиянием различных внешних причин или из соображений политической выгоды, уже сталкивались с кризисом идентичности, что привело, впоследствии, к неодинаковой интерпретации их этнической идентичности. С начала 30-40-х годов 19 века из-за усиления польского культурного влияния и влияния революционного движения в среде молодых русинских проповедников и студентов Духовной семинарии появились тенденции к полонизации, но эти пропольские ориентации были преодолены при помощи преданности и верности церковной администрации Габсбургам. До 50-х годов, именно верность Габсбургам была главным ориентиром общественного настроения.

Однако ко второй половине 19 столетия с политическим пробуждением русинского крестьянства, а также в связи с глубоким разочарованием, принесенным русинам политическим компромиссом между Габсбургами и польской аристократией, результатом чего стало возвышение поляков, русины стали стремиться к новой самоидентификации. Поэтому в 60-е годы начинается подъем прорусских и проукраинских течений, возникших ещё в 30-40-е годы. Если говорить о прорусских течениях, идентификация с русскими способствовала психологическому "само возвышению" русинов; кроме того, русины в конце 19 века стали мало-помалу склоняться к прорусскому течению благодаря усилению царской России и постепенному ослаблению Габсбургов. С другой стороны, идентификация с украинцами, носившая народнический характер, полностью соответствовала интересам русинского крестьянства из-за культурного родства и политико-экономических интересов. Поэтому проукраинская ориентация стала ф основным направлением мысли в конце 19 - начала 20-го века, когда Галиция даже стала «центром» проукраинского течения.

К тому же, в период до и после первой мировой войны Австро-Венгрия, Польша, Чехословакия и Югославия, где проживали русины в их исторической территории, официально объявили о переименовании русинов в украинцев. Однако в конце 20-го века уже после распада СССР, в Закарпатье вновь оживает самосознание русинов. Эти государства опять признали существование самостоятельного народа русинов. Всё это отражает еще один аспект действительности и еще один важный вопрос: поиск и востребованность некогда существовавшей уже идентичности, как "выгодной" в современных исторических реалиях. Это значит, что этническим процессам характерна избирательность в выборе этнической идентичности, в зависимости от степени актуальности тех или иных интересов. Данные процессы прямо влияют на изменение идентичности этнических общностей.

Перелом в самосознании русинов можно объяснить психологическим, экономическим и политическим факторами. Галицийские русины во всех отношениях, будь то образование, или социальная сфера, или экономика, уступали польской аристократии. Кроме узкой прослойки проповедников греко-католической церкви, в большинстве своём русины принадлежали к бедному крестьянству. Но давление польской аристократии испытывали не только крестьяне, но и священнослужители, им во всех отношениях приходилось труднее, чем польским проповедникам римско-католической церкви. Ухудшение социально-экономического положения русинов усилило их дискриминацию и эксплуатацию, что породило недовольство в умонастроениях. Это не только прибавило их враждебности к полякам, но и привело к пробуждению русинского самосознания и стало одной из причин идентификационной трансформации русинов во второй половине 19-го века Что касается политического фактора, во второй половине 19 века • русины, особенно крестьяне, основывались на оценке политических достижений, появившихся в результате австрийских реформ. Более того, недоверие к правительству появилось у русинов в результате неоправданных уступок польской аристократии. Всё это мобилизовало русинов, и они стали добиваться своих политических прав посредством выборов местных представителей для участия в парламенте. Изменение соотношения этих выборных представителей в парламенте - уменьшение представителей прорусского течения и увеличение числа проукраинских настроенных представителей - также свидетельствует об идентификационной трансформации русинов.

Именно взаимосвязь вышеперечисленных факторов сыграла решающую роль в формировании современного самосознания русинов и их идентификации. Следует учесть, что рассматриваемые в диссертации русины представляют собой уникальный пример народа, находящегося на линии "цивилизационного разлома" на границе между западной и Евразийской цивилизацией, между католическим и православным миром. Геополитически русины расположены на границах таких стран, как Польша, Словакия, Румыния, на долгое время они оказались под влиянием культуры и политических манипуляций соседних народов и стран, поэтому развивались своеобразные культуры, политическое мышление, и этническая идентичность. В связи с объективно существовавшим исторически обусловленным различием, Украина в период с 1917 г. по 1920 годы в своем строительстве независимого государства столкнулась с трудностями, связанными с проблемами этнической идентификации. Аналогические проблемы актуальны для Украины и сегодня: политическая позиция восточных украинцев находится под влиянием России, что существенно отличает их не только от русинов, но и от западных украинцев.

Список литературы диссертационного исследования кандидат политических наук Цуй Линь, 2003 год

1. Арутюнов С. А., Чебоксаров Н. Н.1972 Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества // Расы и народы. Вып. 2. С. 8-30.

2. Макара М. П., Мигович И. И.1994 Карпатськи русини в контексти сучасного етнополитичного жития П Украинский историчный журнал. Киев. № 1.С. 117- 128.

3. Мишанич Олекса 1991 (17,01)

4. Сидор Д. (Интервью записал Константин Дударь)

5. Материалы на английском языке.

6. Prosvita Societies," by B. Karvtsiv, M. Borovsky, V. Markus, and A. Shtefan. Toronto: Canadian Institute of Ukrainian Studies Press.

7. Rusyn, Havrylo Iakiv Holovatsky.1846 Zustande der Russinen in Galizien II Jahrbucher fur Slawische Literatur, Kunst und Wissenschaft, IV (Leipzig), pp. 361-379. Цит. no Rudnytsky, 1982: 29.

8. Zanevych, Ivan Ostap Terletsky.1894 Literaturni Stremlinnia halytskykh Ukraintsiv vid 1772 do 1848II Zhytie i Slovo, vol. I, p. 366-367, vol. 2, p.80. Ц цит. no Kozik, 1986: 53, 27.1. Zoria Holytska1848 No. 2, p. 7-8. Цит. no Kozik, 1986: 189.

9. No. 6, p. 25. Цит. no Kozik, 1986: 190.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 161753