Микрохроматика в музыкальном искусстве позднего Возрождения тема диссертации и автореферата по ВАК 17.00.09, кандидат искусствоведения Полунина, Елена Николаевна

Диссертация и автореферат на тему «Микрохроматика в музыкальном искусстве позднего Возрождения». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 413437
Год: 
2010
Автор научной работы: 
Полунина, Елена Николаевна
Ученая cтепень: 
кандидат искусствоведения
Место защиты диссертации: 
Владивосток
Код cпециальности ВАК: 
17.00.09
Специальность: 
Теория и история искусства
Количество cтраниц: 
218

Оглавление диссертации кандидат искусствоведения Полунина, Елена Николаевна

Введение.

Глава 1. Социокультурные и эстетические предпосылки развития музыкальной культуры Италии позднего Возрождения.

1.1. Особенности итальянского общества эпохи Возрождения.

Гуманизм.

1.2. Академии эпохи Возрождения: особенности функционирования. Назначение музыки.

1.3. Культура чинквеченто в контексте социально-политических и духовных тенденций.

1.4. Эстетика маньеризма позднего Возрождения и музыкальное искусство.

Глава 2. Ладоакустические закономерности развития музыкальной системы в эпоху Возрождения.

2.1. Специфика ладового мышления эпохи Возрождения.

2.2. Проблема строя. Идея темперации.

2.3. Акустическая структура тона. Комма и диезис в музыкальной теории от античности к Возрождению.

Глава 3. Микроинтервальная теория Ф. Салинаса в трактате

De música».

3.1. Учение об интервалах.

3.2. Учение об интервальных родах.

3.3. Учение о темперации.

Глава 4. Микрохроматические опыты в музыкальной практике позднего Возрождения.

4.1. «Энармонический» клавир Ф. Салинаса и фантазия Дж. Булла «Ut, re, mi, fa, sol, 1а»: вопросы аутентичного звучания.

4.2. Архиорган Н. Вичентино.

4.3. Португальский манускрипт и вопросы микроинтервалики.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Микрохроматика в музыкальном искусстве позднего Возрождения"

Актуальность исследования определена процессом кардинального изменения представлений о старинной музыке в конце XX - начале XXI веков. Если в середине XX века словосочетание «старинная музыка» прочно ассоциировалось с наследием позднебарочного и предклассического периодов, то в настоящее время оно вбирает в себя музыкальную культуру от раннего Средневековья до эпохи романтизма. Возросший интерес к старинной музыке отмечен интенсивным расширением ее репертуара на концертной эстраде, появлением большого числа коллективов, специализирующихся на исполнении «архаичной» музыки, а также аутентичным направлением в исполнительстве.

В современной ситуации, когда стремление приблизиться к исторически достоверной интерпретации музыки Возрождения получает широкое распространение (освоение техники сольного и ансамблевого пения репертуара Ренессанса, а также повышенный интерес к подлинным (или их копиям) ренессансным инструментам), изучение музыкально-теоретических источников эпохи Возрождения, отражающих подлинные слуховые представления того времени, приобретает особую актуальность.

Избранная в настоящей работе проблематика обусловлена, прежде всего, вниманием современных музыкантов к аутентичному стилю исполнения музыкальных произведений, предназначенных для клавира XVI — начала XVII веков. Эти старинные инструменты снабжались дополнительными («микрохроматическими») клавишами путем «расщепления полутонов», в результате чего октава делилась более чем на 12 звуков. Вопрос о том, как звучали эти инструменты, решается в настоящее время в экспериментальных лабораториях, занимающихся возрождением забытых старинных систем темперации (например, опыты композитора, органиста, художественного руководителя ансамбля старинной музыки «Мадригал» (1964-73 гг., г. Москва) А. Волконского).

Исследование систем с интервалами меньше полутона приобретает особую актуальность в связи с широким применением микрохроматики в художественной практике XX — начала XXI веков, что обусловлено поисками путей обогащения выразительности современного музыкального искусства. Об этом свидетельствуют микрохроматические опыты зарубежных и отечественных композиторов А. Хабы, Р. Штайна, В. Меллендорфа, Р. Магера, Ч. Айвза, И. Вышнеградского, К. Пендерецкого, В. Лютославского, Э. Денисова, А. Шнитке, С. Слонимского, С. Губайдулиной, В. Казанджиева, Я. Ксенакиса, Б. Шеффера, Фр. Р. Херфа, Р. Мэделя и др. «Микротоновое движение» в музыкальной практике XX века и современности потребовало не только освоения микрохроматических систем в исполнительском искусстве, но и теоретического осмысления микрохроматики в области музыкальной науки.

Степень разработанности проблемы. В современном музыкознании отсутствует специальное исследование, которое давало бы целостное представление о феномене микрохроматики позднего Возрождения как об исторически сложившейся звуковой системе, имеющей эстетическое обоснование и практическое применение.

Вопрос о специфике оперирования микроинтервалами в музыкальном искусстве позднего Возрождения рассматривается в работах отечественного музыкознания лишь в связи с узкой проблематикой. Например, Ю. Рагс, исследуя процесс становления музыкальной акустики, обращается к истории музыкальных систем, включающих более чем 12 звуков в октаве [Приводится по: Рагс, 1998]. Анализируя старинные системы темперации, А. Волконский указывает на использование микроинтервалов в расчетах многоступенных систем темперации в музыкальной теории XVI века [Приводится по: Волконский]. А. Клишин, исследуя проблемы строя и высотной организации энармонических мадригалов Н. Вичентино, рассматривает микроинтервальную систему итальянского теоретика в контексте модальной хроматики XVI—XVII веков [Приводится по: Клишин]. Некоторые сведения о старинных инструментах с дополнительными клавишами в октаве приводятся

Е. Бурундуковской, А. Волконским, И. Розановым и авторами коллективного труда «Из истории органной культуры XVI—XX веков».

Необходимо отметить труды, посвященные микрохроматике позднего Возрождения, в зарубежном искусствознании. Анализ старинных многоступенных систем темперации одним из первых проделал Дж. Марри Барбоу (James Murray Barbour). Его фундаментальный труд представляет собой исторический обзор систем темперации и носит энциклопедический характер [Приводится по: Barbour]. Особую ценность представляет исследование Артура Дэниельса (Arthur Daniels), посвященное учению о микроинтервалике и среднетоновой темперации Ф. Салинаса. Исследователь не только описывает положения первых четырех книг трактата Ф. Салинаса «De música libri Septem» («Семь книг о музыке», 1577), но и теоретически осмысливает его труд в историко-культурном контексте [Приводится по: Daniels]. Сведения об использовании микроинтервалов в музыкальной практике эпохи позднего Возрождения приводит Генри Уильям Кауфман (Henry William Kaufmann) в работе, посвященной особенностям конструкции и практическому применению архиоргана Н. Вичентино [Приводится по: Kaufmann]. Об интересе к микроинтервалам в музыке XVI века также свидетельствует Хойл Карпентер (Hoyle Carpenter). Автор исследует четырехголосное сочинение из португальского манускрипта «Manuscrito músico» п. 48 (1559) и высказывает предположение об использовании в этом сочинении микротоновых интонаций [Приводится по: Carpenter]. Труды А. Дэниельса, Г.У. Кауфмана, X. Карпентера не утратили своей актуальности и научной ценности.

Объектом исследования являются эстетические, музыкально-эстетические и музыкально-теоретические трактаты XIV—XVI веков, а также образцы композиторской практики изучаемого периода. Предмет исследования: специфика микрохроматики в музыкальном искусстве позднего Возрождения.

Цель исследования: выявить специфику микрохроматики в музыкальной эстетике, теории и практике позднего Возрождения. Достижению этой цели способствовало решение следующих задач:

- выявить исторические, социокультурные, эстетико-философские и духовные предпосылки развития музыкальной культуры Италии позднего Возрождения, которые подвигли к опытам и экспериментам в области микрохроматики;

- определить ладовые закономерности музыки позднего Возрождения, которые обусловили поиски новой акустической среды, отражением которых явились микроинтервальные системы;

- выявить акустические закономерности чистого строя в музыкальном искусстве позднего Возрождения;

- исследовать особенности учения о звуковой системе, акустической структуре тона, интервальных родах, темперации в музыкальной теории XVI века;

- определить специфику использования микрохроматики в композиторской практике позднего Возрождения.

Материалом исследования послужили факсимильные издания музыкально-теоретических источников второй половины XVI века: трактат Н. Вичентино «L'antica música ridotta alla moderna prattica» («Античная музыка, примененная к современной практике», 1555) [Vicentino], первые четыре книги трактата Ф. Салинаса «De música libri Septem» («Семь книг о музыке», 1577) [Salinas].

В работе также использованы трактаты по эстетике эпохи Ренессанса, эстетике и теории европейского музыкального искусства XIV—XVI веков (Лоренцо Валлы «О наслаждении как истинном благе» (1431), Бальдассаре Кастильоне «О придворном» (1516), Филиппа де Витри «Ars nova» («Новое искусство», 1320), Маркетто Падуанского «Lucidarum in arte musicae planae» («Разъяснение в искусстве плавной музыки», 1309-1318), Просдочимо де Бельдемандиса «Tractatus practice de música mensurabili» («Трактат о практике мензурального пения», 1408), «Contrapunctus» («Контрапункт», 1412), Иоанна Тинкториса «Complexus effectuum musices» («Обобщение о действии музыки», 1475), «Liber de arte contrapuncti» («Книга об искусстве контрапункта», 1477), «De invention et usu musice» («Об изобретении и применении музыки», 1480), Рамоса де Парехи «Música practica» («Практическая музыка», 1482), Себастьяна Вирдунга «Música getutscht» («Трактат о музыке», 1511), Сильвестра Ганасси «Regola Rubertina» (1542-1543), Глареана «Dodecachordon» («Двенадцатиструнник», 1547), Дж. Царлино «Le institutioni harmoniche» («Гармонические установления», 1558), Винченцо Галилея «Dialogo délia música antica et della moderna» («Диалог о древней и новой музыке», 1581).

Переводы трактатов на русский язык (полные или частичные) приводятся в исследованиях В. Барского, И. Беленькой, Е. Гореликовой, М. Иванова-Борецкого, С. Лебедева, Н. Лобачевой, Л. Маринковой, Р. Поспеловой, О. Римского-Корсакого, Н. Сушковой, В. Шестакова, Т. Шереметовой, М. Толстобровой.

В качестве иллюстративного материала взяты примеры музыкальной практики, свидетельствующие об использовании микроинтервалов в музыкальном искусстве конца XVI-начала XVII веков: анонимное произведение из португальского манускрипта «Manuscrito músico» п. 48 (1559), фантазия Джона Булла «Ut, re, mi, fa, sol, la».

Методологическая основа исследования. В работе применяется комплексный подход, сочетающий в себе общенаучные методы описания, анализа, синтеза, сравнения, типологизации, систематизации, интерпретации с методами и принципами исторического и теоретического музыкознания. В исследовании используются:

- сравнительно-исторический метод, применяемый для выявления общего и особенного в музыкально-исторических явлениях, связанных с феноменом микрохроматики;

- историко-генетический метод, позволяющий изучить происхождение микрохроматики XVI века в историко-культурном контексте;

- методы естественно-научных дисциплин- (математики^ акустики), применяемые при анализе микрохроматических систем, неравномерных темпераций, строения: и настройки клавишных: инструментов с многоступенным делением октавы периода позднего Возрождения;

-кибернетический метод, позволяющий выполнить электронное моделирование многоступенных систем, описанных в музыкальной теории XVI века, с применением электронно-вычислительных машин и информатики.

В диссертации используется культурологический подход, способствующий выявлению социокультурных и эстетических предпосылок развития микрохроматики в музыкальном искусстве позднего Возрождения.

Проблемы эстетики искусства позднего Возрождения рассматриваются в работе в диалоге с достижениями современного отечественного и зарубежного искусствознания. Учитывая, что материал диссертации в основном сконцентрирован вокруг Италии, важными для автора явились исследования Дж. Аргана, Л. Баткина, О. Бенеша, Л. Брагиной, В. Власова, В. Дажиной, А. Дживелегова, А. Лосева, Е. Ротенберга, посвященные истории и эстетике итальянского искусства (эстетике маньеризма) позднего Возрождения. Вопросы социально-экономических, общественно-политических, духовных и художественных тенденций итальянского общества XVI века осмысливаются в работе в контексте исследований Л. Брагиной, Е. Вернадской, А. Горфункеля, М. Гуковского, М. Петрова, Н. Ревякиной, А. Роловой, В. Рутенбурга, И. Черняк и др .

Важную часть: методологической базы диссертации составили труды зарубежного и отечественного музыкознания^ посвященные проблемам эстетики и теории музыкального искусства изучаемого периода, позволяющие определить, чем был: обусловлен интерес: к микрохроматике в музыкальном искусстве XVI века. Наиболее значимыми для исследования, явились работы Т. Барановой, И. Барсовой, Т. Дубравской, Ю. Евдокимовой,. Н. Ефимовой, М. Катунян, Е. Коледы, В. Конен, И. Котляревского, Т. Ливановой, К. Палыски, Р. Поспеловой, Дж. Риза, Н. Симаковой, Л. Шевляковой, В. Шестакова и др.

Развитие микрохроматики от античности1 к современности неизбежно связано с развитием системы строя и звуковой системы в целом. В данной связи, в диссертации учитывалось то, что проблема микрохроматики вбирает в себя круг музыкально-теоретических проблем, связанных с изучением теории лада, модальной гармонии, звуковой системы, рода интервальных систем, темперации, а также с изучением акустических норм музыкальной практики и вопросов исполнительского интонирования. Данные проблемы рассматриваются в работе с опорой на достижения отечественной музыкальной науки и выработанный ею аналитический аппарат. В качестве методологической основы выступают исследования Ю. Холопова, а также В. Барского, А. Волконского, Н. Гарбузова, Е. Герцмана, Ю. Parca, О. Шушковой. В различной степени нашли отражение в диссертации положения работ Е. Алкон, Н. Гуляницкой, Т. Дубравской, Ю. Евдокимовой, Н. Ефимовой, Т. Исуповой, Е. Назайкинского, А. Оголевца, Н. Переверзева, В. Порвенкова, В. Федотова, Е. Ходорковской, Н. Шермана, М. Этингера.

Первый комплекс проблем связан с рассмотрением в диссертации ладовых закономерностей музыки эпохи Возрождения. Ладовые представления в эпоху Возрождения исследуются в работе в их связи с эволюцией музыкального мышления, с историческим своеобразием музыкальной культуры XVI века. Поэтому анализ основных этапов эволюции ладового мышления Возрождения потребовал исторического подхода, разрабатываемого в работах Ю. Холопова, а также В. Барского, С. Бауэр, Е. Герцмана. При выявлении ладовых закономерностей музыки эпохи Возрождения, важное методологическое значение имело определение лада Ю. Холопова. По мнению Ю. Холопова каждой конкретной исторической эпохе соответствует свой тип «системности» (логическое соподчинение звуков и созвучий). Учитывая все

1 Учитывая то, что расширение звуковой системы музыкального искусства позднего Возрождения, явилось проявлением формы культивирования античной музыки, в настоящей работе рассматриваются особенности развили звуковысотной организации древнегреческой музыки, ее акустических форм, учения об интервальных родах (диатонике, хроматике, энармонике), специфика употребления микрохроматики в музыкальной практике античности на основе исследований Е. Герцмана, а также вопросы античной науки, философии и эстетики, обсуждаемые в работах JL Жмудя, А. Лосева, В. Цыпина. многообразие исторических ладовых структур, исследователь расширяет понятие лада и определяет его как «системность высотных связей», а именно как «конкретнозвуковую систему музыкально-логического соподчинения звуков и созвучий» [Холопов, 2003, с. 33]. Данная расширенная формулировка лада позволяет охватить те явления музыкального лада, которые отличаются по своим свойствам от ладовых структур классической европейской музыки. Важным является ряд положений исследования Ю. Холопова, связанных с определением лада как конкретной звуковой реализации музыкального сознания своей эпохи. Рассматривая интонационную природу звукового материала лада, исследователь делает вывод о том, что каждая ладовая формула, содержащая в зародыше интонационную сферу своей эпохи, есть » интонационный комплекс, связанный с мировоззрением своего времени» [Там же. С. 37]. Понимание ладовых «формул-обобщений» в конечном итоге раскрывает «некоторые существеннейшие черты соответствующей эпохи» [Там же].

В этой связи, микрохроматику эпохи Возрождения мы склонны рассматривать как проявление в конкретной системе функциональных связей устоев, неустоев и т.д. определенных акустических единиц. Микрохроматика трактуется нами (в широком понимании) как определенная акустическая форма, посредством которой выражается сложившаяся в данный исторический период функциональная звуковысотная организация музыкального искусства.

Анализ ладовых закономерностей многоголосной полифонической музыки эпохи Возрождения потребовал рассмотрения особенностей ренессансного модального многоголосия. Исходной методологической базой явились исследования Ю. Холопова, посвященные анализу системы «старомодальной гармонии», а также некоторые положения работ И. Герасимовой, Н. Гуляницкой, К. Палыски, Е. Ходорковской, М. Этингера и др., в которых рассматривается специфика вертикально-гармонических построений в многоголосной музыке Возрождения.

Другой не менее важный комплекс проблем связан с вопросами влияния внутриладовых модификаций на акустические нормы музыкальной практики. Процесс взаимоотношений между акустическими единицами и ладотональностью в истории музыки определяется введенным Е. Герцманом понятием «ладово-акустическая система» [Приводится по: Герцман, 1986, с. 21]. Исследователь отмечает, что «если функциональное развитие приводит к трансформации взаимоотношений между элементами лада, то это влечет за собой и изменение интервальных расстояний. В таком случае интервальные величины, имеющие довольно широкую акустическую зону, приводятся в соответствие с изменившейся "ладовой ситуацией"» [Там же]. «Музыкально-акустическое лицо эпохи» (Е. Герцман), ее некая «средняя акустическая» канонизируется музыкознанием и акустической теорией через понятие акустического строя.

Исследование новой акустической среды, сложившейся в музыке Возрождения, в частности изучение специфики оперирования в многоголосной музыкальной практике акустическими закономерностями чистого строя осуществляется нами на основе работ отечественного музыкознания, посвященных вопросам музыкального строя. Теоретическое осмысление акустических закономерностей музыкальных строев (пифагорейского и чистого) содержится в исследованиях А. Волконского, Н. Гарбузова, Н. Переверзева, В. Порвенкова, Ю. Parca, Ю. Холопова.

В отечественном музыкознании строй определяется как «абстрактное физико-математическое выражение совокупности применяемых в музыке звуков и соответственно настройки инструментов» [Холопов, 2003, с. 126]. Каждый строй (пифагорейский, чистый, равномерно-темперированный и другие) «представляет собой ценнейшее свидетельство характерных особенностей живого звучания музыки разных эпох», дает «четкое представление о принципах ее организации» [Рагс, 1998, с. 14].

Анализируя строи, прежде всего, важно выяснить, какую роль они сыграли в формировании системы «чистой», «эталонной» интонации эпохи2. Ю. Рагс отмечает, что «ученые, мыслители, с самого начала связывали научные знания с музыкальным искусством. Таким образом, в каждом строе отражались эстетические взгляды автора на чистую интонацию. (.) В настойчивости, с какой музыканты древности доказывали особый священный смысл избранных для расчета строев числовых отношений, нельзя не видеть важной идеи. Согласно этой идее, чистая интонация связывалась с возможностью наиболее совершенного выражения в музыке гармонии мира, с поисками эстетического отношения к миру, с мистическими представлениями о мире. (.) Расчеты были призваны выразить эту идею, были сплавлены с ней» [Там же. С. 13].

В этой связи актуальным для нашего исследования явилось обращение к теории «натурального звукоряда» или «ряда обертонов». Результаты исследований Ы. Гарбузова свидетельствуют о том, что натуральный звукоряд, содержащий простейшие интервальные соотношения, данные самой природой, «подействовал на слух музыкантов в ходе слухового отбора звуков в музыкальную систему и, в дальнейшем, в ходе поисков теоретических (преимущественно математических) обоснований выбранных отношений» [Гарбузов, 1954, с. 188].

Каждая система строя имеет свое конкретное звуковое выражение. Поэтому при рассмотрении проблем строя в работе мы обращались к понятию «звуковая система». В отечественном музыкознании (в частности в работах Ю. Холопова, О. Шушковой) понятие «звуковая система» рассматривается, прежде всего, как высотная (интервальная) организация музыкальных звуков (звукоряд) на основе какого-либо единого принципа [Приводится по: Шушкова, 1990, с. 96]. В основе звуковой системы всегда лежит ряд тонов, находящихся в определенных, поддающихся измерению соотношениях. Звуковая система существует в конкретной системе строя, то есть на основе определенных

2 Понятие «чистой», «эталонной» интонации условно, учитывая различные представления о чистоте интонации в ту или иную эпоху. математически выраженных отношений между звуками. Таким образом, звуковая система есть абстрактный звуковой состав, в котором нотируется определенный строй. По мнению О. Шушковой, «и строй, и звуковая система выступают логической абстракцией, основой конкретной ладовой интонационности» [Там же].

В истории музыкального искусства сложились разные типы интервально-звукорядных систем, для обобщения и классификации которых вводится понятие «род интервальных систем». Как отмечает Ю. Холопов: «По своей сущности учение о роде есть наука о строении музыкального звукоряда» [Холопов, 2003, с. 127]. Таким образом, определяя специфику музыкальных систем с многоступенным делением октавы, мы рассматриваем микрохроматику как категорию рода, т.е. как один из типов интервальных структур звуковой системы, использующий интервалы меньше полутона.

Для выявления характера применения микрохроматики в музыкальном искусстве XVI века в диссертации используются два подхода: математический (точечный) и музыкальный (зонный), которые предлагает применять Ю. Рагс при анализе звуковых систем. В этой связи в настоящей работе учитываются два различных типа микрохроматики. При констатации самостоятельных ступеней, расстояние между которыми меньше полутона (ступень как самостоятельный шаг), микрохроматика рассматривается как явление рода. Если речь идет о микрохроматике, как о явлении, расцвечивающим хроматику и диатонику, то в этом случае мы констатируем преобладание сонорной, а не ступенной трактовки звуков. Микрохроматика выступает как результат зонности интонирования. В этом случае микроинтервалы определяют звуки (частоты), входящие в пределы звуковой зоны («ширины») каждой ступени лада. При этом эти звуки способны в определенных условиях выполнить ладовые функции. Понятия «зонности интонирования»,- «зонной природы звуковысотного слуха», «зонного строя» принадлежат Н. Гарбузову. Данные термины фигурируют в нашей работе в тех случаях, когда микрохроматика определяет полосу частот каждой ступени лада в процессе отбора лучшей чистой») «зоино-иитервальной интонации» (термин Н. Шермана), а также в условиях усиления вводнотоновых тяготений.

В современном теоретическом музыкознании интенсивно формируется так называемое «динамическое осознание лада», т.е. «континуально-бинарное» понимание определенных ладовых моделей (в мелодике модально-монодического типа) через понятие «ладоакустическое поле» (термин Е. Алкон) [Приводится по: Алкон, 1999]. Под ладоакустическим полем понимаются «акустические пределы, в которых интонация, видоизменяясь, остается функционально отождествляемой с определенным интервально-структурным элементом ладовой модели» [Алкон, 1999, с. 20]. На наш взгляд, микрохроматика в этом случае выполняет сонорную функцию заполнения внутреннего пространства интервала (шага) звуковой системы.

При рассмотрении микрохроматики как исторически сложившейся звуковой системы базовыми явились работы В. Барского, посвященные проблеме хроматики. Мы опирались на понятийный аппарат, предложенный автором при рассмотрении типов хроматики в контексте исторического развития интервальных систем [Приводится по: Барский, 1988, с. 246]. Специфика употребления микрохроматики в эпоху Возрождения связана с прогрессирующим развитием хроматики в музыкальном искусстве второй половины XVI века. В. Барский рассматривает общие принципы функционирования хроматики в музыке позднего Возрождения, в частности «транспозиционную хроматику», «тайное хроматическое искусство» в нидерландском мотете второй половины XVI века, «античную» хроматику XVI века и др. Автор акцентирует внимание на «суммарной хроматике», которая является характерной для «экспериментальных хроматических лабиринтов» второй половины XVI века. Во избежание повтора мы не будем сейчас указывать на взятые за основу научные положения, так как ссылки на них даются непосредственно в тексте.

Существование в XVI веке теоретических трактатов, содержащих разнообразные правила настройки клавишных инструментов в условиях чистого строя», вывело нас на проблемы, связанные с вопросами о темперации. В музыкальной науке вопросы- темперации достаточно подробно изучены в работах Дж. М. Барбоу, А. Дэниелса, Д. Скотта, Н. Гарбузова, А. Волконского, Т. Исуповой, Р. Исхаковой-Вамбы, Н. Переверзева, Ф. Равдоникаса, Ю. Parca, Н. Шермана и др. Очевидно то, что всплеск систем микрохроматики в условиях эпохи Возрождения обусловлен поисками и исследованиями в области темперации. Поэтому под темперационными процессами в диссертации понимаются не только различные методы настройки, а, опираясь на исследования Т. Исуповой, феномен темперация рассматривается как «мобильная система, находящаяся в координирующей связи с ладофункциональностью» [Исупова, с. 149].

Особую методологическую ценность для настоящей работы имело исследование А. Волконского [Волконский]. Автор предлагает свою методологию анализа систем темперации, базирующуюся на многолетней практике исследования систем старинной музыки.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- впервые выявлена связь между социокультурными тенденциями итальянского общества эпохи Возрождения, научно-эстетическими воззрениями гуманистов, маньеризмом и микрохроматикой XVI века;

-раскрыты музыкальные причины развития микрохроматики в эпоху позднего Возрождения: эволюция ладотонального мышления и развитие системы строя;

- введены в обиход отечественного музыкознания первые четыре книги факсимильного трактата Ф. Салинаса «De música libri septem», проанализирована микроинтервальная теория Ф. Салинаса (учение об интервалах, интервальных родах и темперации), выявлены особенности настройки его «энармонического» клавира;

- впервые в отечественной музыкальной науке выполнен анализ анонимной микротоновой партитуры из португальского манускрипта «Manuscrito músico» п. 48 (1559), позволяющий выявить общие принципы возможного использования микроинтервальных интонаций и их записи в многоголосной музыке позднего Возрождения.

Положения, выносимые на защиту:

1. Микрохроматика в музыке XVI века получила распространение в среде гуманистически образованной интеллигенции и просвещенной социальной элиты, была проявлением эксклюзивного («тшюае гезеп^ае») и эзотерического (в смысле доступности только «посвященным») искусства.

2. Интерес к микрохроматике в европейской музыке позднего Возрождения был связан с эстетикой маньеризма, освоением идей древнегреческой теории музыки и стремлением ввести в музыкальную практику интервальные роды античности, эволюцией ладоакустического мышления эпохи.

3. В музыкальной теории XVI века микрохроматика была осмыслена:

- как категория рода, что вело к созданию на основе традиций античного учения о диатонике, хроматике и энармонике новых звуковых систем с многоступенным делением октавы;

- как «суммарная хроматика», позволяющая выполнять любые транспозиции в 12-звуковой системе и решать проблему благозвучия в условиях настройки музыкальных инструментов на основе чистого строя.

4. Микроинтервалы использовались в музыкальной практике позднего Возрождения:

- при конструировании, изготовлении и практическом применении клавишных инструментов, содержащих более чем 12 звуков в октаве;

- при отборе «чистой» интонации в условиях зонной природы человеческого слуха для достижения чистоты квинтовых и терцовых созвучий, обострения вводнотоновых тяготений в вокальной музыке и на инструментах с нефиксированным способом настройки.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования состоит в осмыслении микрохроматики XVI века как исторически сложившейся звуковой системы. В диссертации предложен понятийный аппарат, позволяющий, проанализировать круг музыкально-теоретических проблем, связанных с теорией микрохроматики. Выводы диссертации могут привлекаться, для дальнейшей разработки методологических принципов анализа систем с многоступенным делением октавы и выявления специфики оперирования микрохроматикой' как в музыкальной практике позднего Возрождения, так и в музыкальной культуре ХУП-ХХ1 веков.

Практическая значимость исследования заключается в электронном моделировании микроинтервальных систем, описанных в музыкальной теории позднего Возрождения, в экспериментальном исполнении фрагмента фантазии Дж. Булла «111, ге, пп, fa, бо1, 1а» в условиях многоступенной темперации XVI века. Результаты исследования могут быть практически использованы при реконструкции старинных клавишных инструментов, применяемых в современном искусстве и послужить для реализации аутентичного стиля исполнения произведений композиторов конца XVI — начала XVII веков А. Валенте, Р. Родио, Дж. де Мака, А. Майоне, Дж. М. Трабачи, Ф. Ламбарди, Дж. Фрескобальди, А. Феррабоско младшего, Ф. Бианчиарди, И.Я. Фробергера, ЯЛ. Свелинка, Дж. Булла и др.

Материалы диссертации также могут быть использованы при чтении дисциплин в области высшего профессионального музыкального образования: истории и теории искусства и культуры, истории музыки, музыкально-теоретических систем, анализа музыкальных произведений-.

Апробация' результатов исследования. Основные положения диссертации были опубликованы в журналах «Музыковедение» и «Вестник МГУКИ», включенных в перечень, периодических научных изданий, рекомендуемых ВАК РФ для публикации основных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. По теме исследования опубликовано 10 статей объемом 4,2* п.л. Положения диссертационного исследования были представлены на международной научной конференции в рамках Дней славянской письменности и культуры «Новое видение культуры мира в XXI веке» (Владивосток, 2000); на ежегодной научной конференции «Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток-Запад» (Владивосток, 2000-2005, 2009); на V-й Международной научно-практической конференции «Культура Тихоокеанского побережья» (Владивосток, 2010).

В структуре диссертации введение, четыре главы, заключение, список использованной литературы и источников (206 наименований, 12 на иностранных языках), приложения и аудио CD.

В Первой главе рассматриваются особенности развития музыкального искусства эпохи Возрождения в социокультурном контексте, исследуются эстетико-философские и духовные тенденции эпохи чинквиченто, выявляются эстетические принципы искусства маньеризма позднего Возрождения, обусловившие интерес к микрохроматике в музыкальной теории и практике второй половины XVI века.

Во Второй главе определяются музыкальные причины развития микрохроматики в эпоху позднего Возрождения. Выявляются особенности ладоакустического мышления эпохи, изучается проблема строя и темперации, дан исторический экскурс основных представлений о способах деления тона от античности к Возрождению. Анализируется строение тона в системах теоретиков XVI века Н. Вичентино и Ф. Салинаса.

В Третьей главе характеризуются особенности учения о микроинтервалике Ф. Салинаса. На основе анализа первых четырех книг трактата «De música libri Septem» («Семь книг о музыке», 1577) выявляются принципы учения об интервалах, интервальных родах и темперации в микроинтервальной теории Салинаса. Делается вывод о специфике функционирования трех интервальных родов в западноевропейской музыке позднего Возрождения на примере учений Ф. Салинаса и Н. Вичентино.

В Четвертой главе изучаются особенности применения микрохроматики в музыкальном исполнительском искусстве XVI века. Определяется специфика использования в музыкальной практике позднего Возрождения клавишных инструментов с многоступенным делением октавы. Выявляются принципы записи и использования микроинтервальных интонаций в вокальной многоголосной музыке позднего Возрождения.

Заключение диссертации по теме "Теория и история искусства", Полунина, Елена Николаевна

Заключение

Специфику микрохроматики в музыкальной эстетике, теории и практике позднего Возрождения следует рассматривать в контексте социокультурных и эстетических предпосылок развития культуры и научной мысли чинквеченто.

На развитие итальянской культуры и искусства XVI века повлияли особенности общественной жизни Италии эпохи Возрождения. В их числе: возникновение новых социальных слоев в быстро растущих городах; сохранение древнеримских традиций в социальном устройстве города-государства; отсутствие четко оформленных сословий; распространение гуманистических идей.

Гуманистические тенденции эпохи, определившие антропоцентрический характер мышления, утверждающего ценность всесторонне развитого человека независимо от его общественного положения, способствовали открытости науки и культуры, индивидуальной свободе в выборе путей познания. В связи с тем, что комплекс гуманистических дисциплин завоевал престиж в обществе, правители, стремясь быть просвещенными, вкладывали капитал в образование, покровительствовали культуре и искусствам. В этой связи в культурной жизни итальянского общества (при дворах правителей, в кругах гуманистической интеллигенции, в среде придворных Академий, в городском быту, в домах высшего духовенства) особенно возросла роль музыкального искусства. Будучи приближенными к придворно-аристократическим кругам, разнородные по своему происхождению и социальному положению гуманистически образованные музыканты получали возможность занимать более высокое положение в обществе. Ориентируясь на придворно-аристократические вкусы, музыканты могли аккумулировать свои научные и творческие силы в подходящих условиях для работы при дворе, развивать новые течения и направления в музыкальной теории и практике.

Реформадионное движение XVI века, отмеченное острыми межконфессиональными и политическими конфликтами- во многих странах Европы, обусловило; формирование и развитие искусства маньеризма, отразившего кризис: гуманистической культуры Возрождения, утверждавшего неустойчивость и трагичность бытия. Эстетические идеи маньеристов формировались в атмосфере ощущения разлада с окружающей действительностью, перерастающего в разочарование в ренессансных идеалах, а также в условиях взаимосвязи искусства с современными ему областями знания об окружающем мире и человеке. Поэтому, наряду с трагическими мотивами в искусстве XVI века рождается новое представление о красоте, сотворенной художником благодаря силе его воображения и фантазии, высоко оценивается разнообразие творческих манер, изощренность художественной мысли, экспериментирование, изобретение нового, «оригинального».

Эстетические принципы маньеризма нашли свое отражение в музыкальном искусстве второй половины XVI века. Маньеристические тенденции обусловили возрастающую роль психологизма и аллегоризма в музыке. Следствием явились следующие явления: процесс изобретения новых форм и методов сочинения, расцвет многоголосия и хроматического направления, рождение новой «эксклюзивной» музыки, в частности светских хроматических мотетов и мадригалов, «экстравагантной» хроматической музыки для клавира, а также практические попытки «возрождения» античной музыки. Музыкальные «экстравагантности» искусства маньеризма. считались достоянием избранного круга «посвященных», то есть интеллектуальной и социальной элиты, что делало это искусство утонченно элитарным, ориентированным на ученые умы. Музыкальное искусство маньеризма становится одной из форм заполнения интеллектуального досуга.

Мы приходим к выводу, что учение о микроинтервалах развивалось в русле тенденций музыкального маньеризма конца XVI века, предполагающих процесс изобретения и экспериментирования в узком («приватном») кругу образованной интеллигенции и «просвещенного» придворноаристократического слоя итальянского общества. Таким образом, микрохроматику в музыке XVI века, на наш взгляд, необходимо рассматривать как следствие развития научной и творческой мысли эпохи, как достояние круга музыкальной и аристократической элиты, и, следовательно, как проявление элитарно-эксклюзивного («тизюае геБеп^ае») и эзотерического (предназначенного исключительно для «посвященных») искусства позднего Возрождения.

Микротоновая «экспансия» в музыке позднего Возрождения была обусловлена рядом причин музыкального характера, а именно эволюцией ладотонального мышления и развитием системы строя.

Одним из важных аспектов развития ладовой системы многоголосной музыки эпохи Возрождения явилось постепенное перерождение средневековых модусов в новую централизованную двуладовую систему. Важнейшими этапами этого процесса стали трансформация отдельных церковных ладов в ионийский и эолийский, освоение октавного пространства, развитие теории транспозиции, становление автентической каденции с вводным тоном.

Учитывая, что эволюция ладового мышления всегда связана с процессом канонизации конкретного акустического строя, выражающего высотно-интервальные отношения сложившихся ладофункциональных связей, мы приходим к выводу, что в период позднего Возрождения образуется новая «ладово-акустическая система» (Е. Герцман), координирующая соотношения горизонтали и вертикали. Наряду с пифагорейским строем, поддерживающим мелодические ладовые связи, в музыкальной теории был обоснован чистый строй с гармонической терцией натурального ряда (Дж. Царлино). Чистый строй позволил использовать гармонические трезвучия при игре на инструментах с фиксированной настройкой звуков. В тоже время чистый строй создавал ряд сложностей в практическом применении, обусловленных наличием двух разных целых тонов, расширенных квинт («волк») (что ограничивало число транспозиций), широкого диатонического полутона (что нарушило эффект тяготения). Кроме того, он исключал энгармонизм (диез ниже бемоля) и был незамкнут (наличие коммы).

Музыкальная теория XVI века занималась поисками универсальной звуковой системы, позволяющей выполнять любые транспозиции от всех звуков, решать проблему чистоты звучания аккордов, включающих самые различные хроматические звуки, а также иметь звуки, пригодные для реализации идеи максимальной напряженности мелодического тяготения при чистоте вертикальных созвучий в условиях замкнутости строя. Следовательно, особенности ладоакустического мышления эпохи Возрождения обусловили поиски интервальных систем с многоступенным делением октавы, которые позволяли бы «примирить» противоречия горизонтальных и вертикальных созвучий в условиях настройки музыкальных инструментов на основе чистого строя.

Интерес к микрохроматике в музыкальной теории позднего Возрождения был также связан с освоением идей древнегреческой теории музыки. В музыкально-теоретических источниках XVI века отмечается особый интерес к античному учению об акустической структуре тона и трех интервальных родах (диатонике, хроматике, энармонике), что было связано с желанием ввести в художественную практику «загадочные» микроинтервалы (комму и диезис) древней музыки. Античное учение о микроинтервалах имело большое значение для музыкальной теории позднего Возрождения: актуальными становились как сами термины (хотя в некоторых случаях под ними подразумевалось нечто иное), так и идея «расцвечивания» музыки. Стремление применить в музыкальной практике интервальные роды античности вызвало акустические поиски различных систем с интервалами меньше полутона, что положило начало учению об интервальных родах в музыкальной теории позднего Возрождения.

Таким образом, в музыкальной теории XVI века микрохроматика была осмыслена с одной стороны, как «суммарная хроматика», позволяющая выполнять любые транспозиции в 12-звуковой системе и решать проблему благозвучия в условиях настройки музыкальных инструментов на основе чистого строя. С другой — как категория рода, предполагающая математически точное деление октавы на более чем двенадцать звуков и их использование как самостоятельных ступеней.

Существование в XVI веке ряда систем с большим количеством ступеней в октаве обусловлено поисками и исследованиями в области темперации. Дискуссии по отбору систем темперации ставили своей целью поиск наиболее совершенного способа устранения несоразмерности интервальных соотношений в чистом строе. Это привело к появлению систем неравномерной темперации, основой которых являлось членение коммы и распределение ее частей (убавление либо добавление) среди интервалов. Большое распространение получила среднетоновая темперация с наличием «среднего тона» (звука), разделяющего терцию на две большие секунды, с большим диатоническим и малым хроматическим полутонами. Для реализации идеи максимального тяготения потребовалось деление диатонического полутона на малый полутон и «остаток», что обусловило звуковысотную разницу «энгармонических» диезов и бемолей и, как следствие, увеличение количества звуков в октаве.

Таким образом, учения о звуковой системе, акустическом строении тона, интервальных родах и темперации в музыкальной теории позднего Возрождения были направлены на создание и осмысление микроинтервальных систем, которые должны были обеспечить клавишные инструменты с натуральной терцией чисто звучащими интервалами и трезвучиями от любого звука в октаве, способствовать реализации идеи максимального тяготения при переходе несовершенного консонанса и диссонанса в совершенный консонанс, расширить число тональностей, используемых в музыкальной практике.

Микроинтервалы использовались в музыкальной практике позднего Возрождения. Музыкально-теоретические системы с многоступенным делением октавы служили основой для конструирования «энармонических» клавиров с дополнительными «черными» клавишами, полученными в результате «расщепления полутонов». Подобные инструменты настраивались в условиях неравномерной темперации и позволяли музыкантам выполнять любые транспозиции, сохраняя от всех звуков (в том числе и хроматических) приблизительно одинаково ровно звучащие гаммы, а также «чистые» гармонические терции и квинты. С другой стороны, разница между «энгармоническими» бемолями и диезами создавала особое звучание каждой тональности, что позволяло музыкантам достичь важного для музыкальной эстетики данного периода разнообразия интонационных эффектов.

Интервалы меньше полутона могли применяться в XVI веке также в вокальной музыке и на инструментах с нефиксированным способом настройки. Специфика использования микрохроматики в этом случае заключается в следующем: микроинтервалы могли использоваться строго мелодически для максимального напряжения в малосекундовых интонациях и служить обострению вводнотоновых тяготений в модально-гармонических каденциях; как средство выбора различных вариантов одной ступени при проверке «чистоты» квинтовых и терцовых созвучий; как прием орнаментики. В этой связи, микрохроматика функционировала не как явление рода, а как результат зонной природы музыкального интонирования.

Таким образом, изучение специфики микрохроматики в музыкальном искусстве позднего Возрождения является одним из путей к более глубокому познанию микрохроматической музыки в истории мировой музыкальной практики и позволяет понять причины рождения и перспективы развития микрохроматики как исторически сложившейся звуковой системы.

Список литературы диссертационного исследования кандидат искусствоведения Полунина, Елена Николаевна, 2010 год

1. Абрамова: Абрамова Е. О роли устной традиции в музыкальном искусстве Италии (XIV—XV вв.) // Проблемы музыкознания. Музыкальная культура средневековья : теория, практика, традиция : сб. науч. ст. Л. : ЛГИТМ и К, 1988. Вып. 1. С. 88-104.

2. Алексеев: Алексеев А. История фортепианного искусства : учеб. пособие для студентов. 2-е изд., доп. и перераб. : в 3 ч. М. : Музыка, 1988. Ч. 1/2. — 415 с.

3. Алкон, 1999: Алкон Е. Музыкальное мышление Востока и Запада — континуальное и дискретное : Исследование. — Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. — 128 с.

4. Апакина: Апакина Т. Проблемы ладовой организации музыки эпохи Возрождения : дипл. работа / науч. рук. В.А. Федотов. Владивосток : ДВПИИ, 1979.-151 с.

5. Арган: Арган Дж. История итальянского искусства : пер. с ит : в 2 т. / науч. ред. и послесл. В.Д. Дажиной. М. : Радуга, 1990. Т. 2. - 239 с.

6. Баранова, 1991: Баранова Т. Возрождение // Музыкальный энциклопедический словарь. -М. : Сов. энциклопедия, 1991. С. 113.

7. Баранова, 1980: Баранова Т. Переход от средневековой ладовой системы к мажору и минору в музыкальной теории XVI —XVII веков // Из истории зарубежной музыки : сб. науч. ст. М. : Музыка, 1980. Вып. 4. С. 6-27.

8. Барский, 1992: Барский В. Хроматика как категория музыкального мышления // Laudamus : сб. науч. ст. М. : Музыка, 1992. С. 114-120.

9. Барский, 1988: Барский В. Хроматика как принцип звуковысотной организации : дис. . канд. иск. / Гос. консерватория Литовской ССР. -Вильнюс, 1988.-246 с.

10. Барсова: Барсова И. Очерки по истории партитурной нотации (XVI-первая половина XVIII века). -М. : МГК им. П.И. Чайковского, 1997. 571 с. : ил., нот.

11. Баткии, 1978: Баткин Л. Итальянские гуманисты: стиль жизни и стиль мышления. М. : Наука, 1978. - 199 с.

12. Баткин, 1989: Баткин JI. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. М. : Наука, 1989. - 272 с.

13. Баткин, 1995: Баткин JI. Итальянское Возрождение: проблемы и люди / Рос. гос. гуманит. ун-т. М. : Изд-во РГГУ, 1995.-446 с. : ил.

14. Баткин, 1981: Баткин JI. Категория «разнообразия» у Леона Баттисты Альберти. Проблема ренессансного индивидуализма // Системные исследования. М., 1981. Вып. 1. С. 190-223.

15. Баткин, 1990: Баткин Л. Леонардо да Винчи и особенности ренессансного творческого мышления. -М.: Искусство, 1990.-415 с.

16. Бицилли: Бицилли П. Место Ренессанса в истории культуры. -СПб., 1996.-XIV, 256 с.

17. Бауэр: Бауэр С. К вопросу о модальности как категории музыкального мышления: автореф. дис. . канд. иск. / МГК им. П.И. Чайковского. — М., 1996.-20 с.

18. Бенеш: Бенеш О. Искусство Северного Возрождения. Его связь с современными духовными и интеллектуальными движениями : пер. с англ. H.A. Белоусовой / общ. ред. и предисл. В.И. Гращенкова. М. - Искусство, 1973.-222 е., ил.

19. Вернадская: Вернадская Е. К вопросу о социальных истоках Возрождения в локальных центрах северной и средней Италии // Культура Возрождения и средние века. М. : Наука, 1993. С. 5-21.

20. Благодатов: Благодатов Г. Клавиатура // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1974. Т. 2. К. 821-822.

21. Бояджиев: Бояджиев Г. Вечно прекрасный театр эпохи Возрождения. Италия, Испания, Англия. -JI. : Искусство, 1973. — 471 с.

22. Брагина, Володарский: История культуры стран западной Европы в эпоху Возрождения : учеб. для вузов / Л.М. Брагина, О.И. Варьяш, В.М.

23. Володарский и др. / под ред. Л.М. Брагиной. М4. : Высшая школа, 1999. Введение. С. 5-16.

24. Брайнин: Брайнин В. Метод графических представлений как средство развития музыкального слуха. Микрохроматический слух. «Цветной» слух. URL: http://www.brainin.org/./textsrul.html (дата обращения: 11.06.2010).

25. Браудо: Браудо И. Об органной и клавирной музыке. М.: Музыка, 1976. -152 с.

26. Брусянин: Брусянин Г. К проблеме акустического обоснования минора // Проблемы музыкальной науки : сб. стат. М. : Сов. композитор, 1983. Вып. 5. С. 99-106.

27. Брянцева: Брянцева В. Возрождение // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1973. Т. 1. К. 822-827.

28. Буркова: Буркова Н. Становление инструментального мышления в лютневой музыке XVI начала XVII веков // Проблемы музыкознания : сб. стат. Новосибирск, 2002. Вып. 2. С. 20-28.

29. Буркхардт: Буркхардт Я. Культура Возрождения в Италии. М. : Юрист, 1996.-591 с.

30. Бурундуковская, 2008: Бурундуковская Е. Джованни Мария Трабачи. Зарождение нового клавирного стиля // Музыковедение. 2008. № 4. С. 7—12.

31. Бурундуковская: Бурундуковская Е. Итальянские клавесины и клавикорды XVI-XVII веков. Энармонические инструменты Электронный ресурс.-URL: http://www.lib.csu.ru/vch/121/028.pdf (дата обращения 6.10.2010).

32. Быкова: Быкова Н. Музыкальная культура Италии XIV века: дипл. работа / науч. рук. В.А. Федотов. Владивосток : ДВПИИ, 1985. - 151 с.

33. Ваганова: Ваганова Е. Ренессанс и контрреформация в испанской культуре XVI века // Культура эпохи Возрождения и Реформация. JI.: Наука, 1981. С. 243-249.

34. Вертков: Вертков К. Аркичембало // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1973. Т. 1. Кол. 208.

35. Власов: Власов В. Маньеризм Электронный ресурс.,// Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства: в 8 т. СПб.: ЛИТА, 2000. Т. 1. URL: http://www.protoart.ru/ru/main/encyclopaedia/ar chitecturestyle/m/manery/ (дата обращения: 20.08.2007).

36. Власова: Власова М. Принц маньеризма. Пластика змеиных линий Пармиджанино Электронный ресурс. URL: http://www.ng.ru/accent/2004-12-03/14prince.html (дата обращения: 11.04.2010).

37. Волконский: Волконский А. Основы темперации. М. : Композитор, 1998.-91 с.

38. Володарский: Володарский В. Немецкая публицистика и гравюра первых лет реформации. Образ карстганса // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи : сб. ст. / под ред. Л.М. Брагиной. М. : Наука, 1997. С. 119-136.

39. Гамова: Гамова И. Диссонанс Монтеверди в свете полемики с Артузи и теории контрапункта XVI-XVII веков // Из истории теоретического музыкознания : сб. науч. тр. М., 1990. С. 46-59.

40. Гарбузов, 1980: Гарбузов Н. Зонная природа звуковысотного слуха // H.A. Гарбузов музыкант, исследователь, педагог. М : Музыка, 1980. С. 80-145.

41. Гарбузов, 1954: Музыкальная акустика / под ред. H.A. Гарбузова. — М. : Гос. муз. изд-во, 1954. С. 3-33 ; С. 180-217.

42. Герасимова: Герасимова И. Некоторые аспекты теории контрапункта Джозеффо Царлино : дипл. работа / науч. рук. С.Б. Лупинос. -Владивосток : ДВПИИ, 1985. 62 с.

43. Герцман, 1986: Герцман Е. Античное музыкальное мышление. — Л.: Музыка, 1986. 224 с.

44. Герцман, 1983: Герцман Е. Античная функциональная теория лада // Проблемы музыкальной науки : сб. ст. М.: Сов. композитор, 1983. Вып. 5. С. 202-223.

45. Герцман, 1988: Герцман Е. Византийское музыкознание. Л. : Музыка, 1988.-256 с.

46. Герцман, 1989: Герцман Е. Ладотональная терминология трактата Боэция «De institutione música» // Проблемы музыкальной науки : сб. стат. М. : Сов. композитор, 1989. Вып. 7. С. 227-244.

47. Герцман, 1995: Герцман Е. Музыка Древней Греции и Рима. -СПб. : Алетейя, 1995. 336 с.

48. Герцман, 1995а: Герцман Е. Музыкальная боэциана. Спб. : Глаголъ, 1995.-479 с.

49. Герцман, 1983: Герцман Е. Проблемы античного музыкознания // Советская музыка. 1983. № 5. С. 103-107.

50. Герцман, 2000: Герцман Е. Синопсис музыки. — М. : Композитор, 2000. — 354 с.

51. Герман, 2004: Герцман Е. Тайны истории древней музыки. СПб. : Нота МИ, 2004. - 569 с.

52. Герцман 19896: Герцман Е. Cassiodori «De música» // Проблемы музыкознания. Традиция в истории музыкальной культуры. Античность. Средневековье. Новое время : сб. стат. Л., 1989. Вып. 3. С. 9-36.

53. Гореликова: Гореликова Е. Вопросы контрапункта и мензуральной системы в трактатах Просдочимо де Бельдемандиса (с приложением переводов трактатов) : дипл. работа : в 2 т. / науч. рук. P.JI. Поспелова. — Владивосток : ДВПИИ, 1986. Т. 1. -96 с.

54. Горфункель, 1981: Горфункель А. Гуманизм — реформация — контрреформация // Культура эпохи Возрождения и Реформации : сб. ст. Л. : Наука, 1981. С. 7-19.

55. Горфункель, 1980: Горфункель А. Философия эпохи Возрождения : учеб. пособие. — М. : Высшая школа, 1980. 368 с.

56. Гращенков: Гращенков В. О принципах и системе периодизации искусства Возрождения // Типология и периодизация культуры Возрождения : сб. ст. М. : Наука, 1978. С. 201-247.

57. Григорьева, 1997: Григорьева И. Эразм Роттердамский о реформе католической церкви (по корреспонденции гуманиста до 1517 г.) // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи : сб. ст. М. : Наука, 1997. С. 113— 117.

58. Григорьева, 2009: Григорьева М. Парадоксы Джезуальдо // Старинная музыка. 2009. № 1. С. 9-13.

59. Громакова: Громакова С. Реформа сольмизации Рамоса де Парехи : дипл. работа / науч. рук. Р.Л. Поспелова. Владивосток : ДВПИИ, 1985. — 72 с.

60. Грубер: Грубер Р. История музыкальной культуры : в 2 т. М.-Л. : Гос. муз. изд-во, 1941. Т. 1, Ч. 1. - 593 с.

61. Гуковский: Гуковский М. Итальянское Возрождение : учеб. для вузов. 2-е изд. доп. и испр. / отв. ред. А.Н. Немилов, A.C. Кантор-Гуковская. Л. : Изд-во Ленинградского ун-та, 1990. - 624 с.

62. Гуляницкая: Гуляницкая Ы. Додекафонная система Царлино // История гармонических стилей: зарубежная-музыка доклассического периода : сб. ст. М.: ГМПИ им. Гнесиных, 1987. Вып. 92. С. 33-54.

63. Гуренко: Гуренко Н. Микрохроматическая музыка и проблема ее слухового восприятия // Музыковедение. 2010. № 4. С. 50—54.

64. Дажина, 1997: Дажина В. Радикальные религиозные движения XVI в. и маньеризм // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи : сб. ст. / отв. ред. Л.М. Брагина. М. : Наука, 1997. С. 190-199.

65. Дажина, 1986: Дажина В. Социальные корни раннего маньеризма в Италии // Культура Возрождения и общество : сб. ст. / отв. ред. В.И. Рутенбург. М. : Наука, 1986. С. 145-152.

66. Джани-заде: Джани-заде Т. Генри Джорж Фармер и его переписка с В.М. Беляевым // Труды ГЦММК им. Глинки. Альманах. Серия: Из музыкальной ориенталистики / ред.-сост. М.П. Рахманова / науч. ред. М.В. Есипова. М., 2003. Вып 2. С. 23-69.

67. Дживелегов: Дживелегов А. Творцы итальянского Возрождения : в 2 кн. / отв. ред. и сост. Р. Хлодовский. М. : ТЕРРА-Книжный клуб; Республика, 1998. Кн. 1.-352 с.

68. Друскин: Друскин М. Клавирная музыка XVI-XVIII веков.-Л., 1960. — 283 с.

69. Дубравекая, 1996: Дубравская Т. История полифонии. Музыка эпохи Возрождения. XVI век. М. : Музыка, 1996. -413 с.

70. Дубравская, 1972: Дубравская Т. Итальянский мадригал XVI века // Вопросы музыкальной формы: сб. ст. / отв. ред. Вл. Протопопов. М. : Музыка, 1972. С. 55-98.

71. Дубравская, 1992: Дубравская Т. Принципы формообразования в полифонической музыке XVI века // Методы изучения старинной музыки : сб. ст. М. : МГК им. П.И. Чайковского, 1992. С. 65-87.

72. Евдокимова, 1989: Евдокимова Ю. История полифонии. Музыка эпохи Возрождения: XV век. М. : Музыка, 1989. - 285 с.

73. Евдокимова, 1985: Евдокимова Ю. Полифония средних веков и эпохи Возрождения. М. : ГМПИ им. Гнесиных, 1985. - 59 с.

74. Евдокимова, Симакова: Евдокимова Ю., Симакова Н. Музыка эпохи Возрождения: СапШБ ргшв factus и работа с ним. М. : Музыка, 1982. - 253 с.

75. Ефимова, 1988: Ефимова Н. Музыкально-теоретические проблемы западноевропейской монодии (по материалам трактатов раннего средневековья) : автореф. дис. . канд. иск. — М., 1988.-20 с.

76. Ефимова, 1999: Ефимова Н. Раннехристианское пение в Западной Европе VIII-X столетий : автореф. дис. . д-ра иск. / МГК им. П.И. Чайковского. — М., 1999.-35 с.

77. Ефимова, 1992: Ефимова Н. Tonus — Tropus — Modus: латинская экзегеза или поиск пути обоснования модальных октав в каролингскую эпоху // Laudamus : сб. науч. ст. М. : Музыка, 1992. С. 207-214.

78. Жмудь: Жмудь JI. Наука, философия и религия в раннем пифагореизме. -Спб. : Алетейя, 1994. 376 с.

79. ИМ: Искусство маньеристов Электронный ресурс. URL: http://www.proto art.ni/iti/main/encyclopaedia/arcliitecturestyle/m/rnanery/ (дата обращения: 11.04.2010).

80. ИЭ: История эстетики. Античность, Средние века, Возрождение / гл. ред. М.Ф. Овсянников. М. : Изд-во Академии художеств СССР, 1962. Т. 1. - 682 с.

81. ИЭМ: История эстетической мысли. Средневековый Восток, Европа XV-XVIII веков. М. : Искусство, 1985. Т. 2. - 456 с.

82. Исупова: Исупова Т. Темперация: о зонности и гелиогеофизической обусловленности // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток-Запад : материалы науч. конф. 25-26 апреля 2001 г. Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. Вып. 8. С. 148-155.

83. Исхакова-Вамба: Исхакова-Вамба Р. Системы мажора, минора и акустика // Проблемы музыкальной науки : сб. науч. ст. М. : Сов. композитор, 1985. Вып. 6. С. 181-203.

84. Казарян: Казарян Н. О мадригалах Джезуальдо // Из истории зарубежной музыки : сб. науч. ст. М., 1980. Вып. 4. С. 28-54.

85. Капитонова: Капитонова М. Боэций о «неизменной совершенной системе» : дипл. работа / науч. рук. Е.В. Герцман. Владивосток : ДВПИИ, 1978.-45 с.

86. Катунян, 1983: Катунян М. Basso continuo — путь к новой музыке // Проблемы теории западноевропейской музыки (XII-XVII вв.) : сб. тр. ГМПИ им. Гнесиных. М., 1983. С. 96-112.

87. Катунян, 1992: Катунян М. «Тенор правит кантиленой». К изучению модальной гармонии в музыке эпохи Возрождения // Методы изучения старинной музыки : сб. науч. тр. М. : МГК им. П.И. Чайковского, 1992. С. 188-208.

88. Клишин: Клишин А. Энармонические мадригалы Вичентино. Вопросы строя и высотной организации // Музыка и время. 2006. № 4. С. 26-43.

89. Коледа: Коледа Е. Философско-культурный смысл категорий «concinnitas» и «varietas» в композиционном мышлении Ренессанса // Музыка в контексте духовной культуры : сб. тр. ГМПИ им. Гнесиных. М., 1992. Вып. 120. С. 32— 57.

90. Комма: Комма // Музыкальная энциклопедия. . М. : Советская энциклопедия, 1974. Т. 2. К. 891-892.

91. Ю1.Конен: Конен В. К вопросу о стиле в музыке Ренессанса // В". Конен. Этюды о зарубежной музыке. М.: Музыка, 1968. С. 28-40.

92. Копчевский, 1987: Копчевский H. Клавирная музыка чинквеченто // Итальянская клавирная музыка XVI века Ноты. : избранные пьесы / сост. и вст. ст. H.A. Копчевского. М. : Музыка, 1987. С. 5-12.

93. Копчевский, 1988: Копчевский Н. О старинной клавирной музыке // Фицуильямова верджинельная книга Ноты. : избранные пьесы / сост. и вст. ст. Н.А Копчевского. М. : Музыка, 1988. С. 5-10.

94. Когляревский: Котляревский И. Музыкально-теоретические системы европейского искусствознания. Методы изучения и классификация. — Киев : Музична Украина, 1983. 158 с.

95. Кофанова: Кофанова Е. Англия: Композиторы и жанры // Из истории мировой органной культуры XVI-XX веков : учеб. пособие / отв. ред. М.В. Воинова, Е.Д. Кривицкая. М. : МГК им. П.И. Чайковского, 2007. Гл. 1. С. 48-50.

96. Кравченко: Кравченко О. Модальная хроматика на рубеже XVI-XVII веков // Música theorica. M. : МГК, 2002. Вып. 9. С. 49-55.

97. Лебедев, 1987: Лебедев С. О модальной гармонии XIV века // История гармонических стилей: зарубежная музыка доклассического периода : сб. ст. М.: ГМПИ им. Гнесиных, 1987. Вып. 92. С. 5-32.

98. Лебедев, 1983: Лебедев С. Учение о хроматике Маркетто из Падуи // Проблемы теории западноевропейской музыки (XII-XVII вв.) : сб. тр. ГМПИ им. Гнесиных. М. : 1983. С. 34-59.

99. Лебедев, Поспелова: Лебедев С., Поспелова Р. Música latina: Латинские тексты в музыке и музыкальной науке. СПб. : Композитор, 2000. - 256 е., нот.

100. Ливанова, 1977: Ливанова Т. Западноевропейская музыка в ряду искусств М. : Музыка, 1977. - 528 с.

101. Ш.Ливанова, 1983: Ливанова Т. История западноевропейской музыки до 1789 года: От Античности к XVIII веку. М. : Музыка, 1983. Кн. 1. - 462 с.

102. Лобачева: Лобачева Н. Ладовая теория и мировоззрение: учение о трех интервальных родах на переходе от античности к средневековью // Música theorica. М. : МГК им. П.И. Чайковского, 2003. Вып. 10. С. 16-23.

103. Лосев, 1963: Лосев А. История античной эстетики (ранняя классика): учеб. пособие для философ, и филол. фак. ун-тов и вузов искусств. М. : Высшая школа, 1963. — 583 с.

104. Лосев, 1993: Лосев А. Очерки античного символизма и мифологии. — М. : Мысль, 1993.-959 с.

105. Лосев, 1978: Лосев А. Эстетика Возрождения. М. : Мысль, 1978. - 623 с.

106. Мазель: Мазель Л. Проблемы классической гармонии. М. : Музыка, 1972.-616 с.

107. Маринкова: Маринкова Л. Мензуральная теория Филиппа де Витри : дипл. работа / науч. рук. Р.Л. Поспелова. — Владивосток : ДВПИИ, 1986.- 126 с.

108. MC: Музыкальные строи: пифагоров, чистый, темперированный Электронный ресурс. URL: http://wwww.lgb.ru/showarticle.php?upd=126 (дата обращения: 14.01.2005).

109. Оголевец, 1946: Оголевец А. Введение в современное музыкальное мышление. М.-Л., 1946. - 624 с.

110. Оголевец, 1969: Оголевец А. Специфика выразительных средств музыки: эстетико-теоретические статьи и исследования. — М. : Сов. композитор, 1969.-587 с.

111. Переверзев, 1989: Переверзев Н. Исполнительская интонация. — М. : Музыка, 1989. 208 с.

112. Переверзев, 1966: Переверзев Н. Проблемы музыкального интонирования. М.: Музыка, 1966. - 224 с.

113. Петров: Петров М. О критериях сопоставления Возрождения и Реформации // Культура эпохи Возрождения и Реформация : сб. ст. JL: Наука, 1981. С. 40^4-8.

114. Петросян: Петросян Е. Некоторые аспекты античного музыкознания в историко-культурном контексте : дипл. работа ДВГИИ / науч. рук. Е.М. Алкон. Владивосток : ДВГИИ, 1995. - 71 с.

115. Попова: Попова Е. Ян Свелинк — композитор, органист, теоретик. Очерки музыкальной культуры Нидерландов эпохи «Золотого века» // Науч. тр. МГК им. П.И. Чайковского : из дипл. исследований 1999 г. М., 2002. С. 5-42.

116. Порвенков: Порвенков В. Акустика и настройка музыкальных инструментов. -М. : Музыка, 1990. 191 с.

117. Поспелова, 2003: Поспелова Р. Западная нотация XI-XIV веков. Основные реформы (на материале трактатов). М. : Композитор, 2003. - 414 с.

118. Поспелова, 1978: Поспелова Р. Ладотональная терминология трактатов Тинкториса: дипл. работа / науч. рук. Е.В. Герцман. -Владивосток : ДВПИИ, 1978.-97 с.

119. Поспелова, 1992: Поспелова Р. Почему не утвердилась реформа сольмизации Рамоса де Парехи»? («Рамос против Гвидо») // Методы изучения старинной музыки : сб. науч. тр. М., 1992. С. 14-42.

120. Поспелова, 2009: Поспелова Р. Трактаты о музыке Иоанна Тинкториса / Московская гос. консерватория им. П.И. Чайковского. М., 2009. - 712 с.

121. Равдоникас, 1990: Равдоникас Ф. Королларии к теории модального звукоряда // Проблемы музыкознания: Музыка. Язык. Традиция : сб. науч. тр. / ред. и сост. В.Г. Карцовник ЛГИТМ и К. Л., 1990. Вып. 5. С. 48-59.

122. Равдоникас, 1989: Равдоникас Ф. Пифагорейская система музыкальных тонов. Ч. 1 // Проблемы музыкознания: Аспекты теоретического музыковедения : сб. науч. тр. ЛГИТМ и К. Л., 1989. Вып. 2. С. 8-50.

123. Равдоникас, 1990а: Равдоникас Ф. Пифагорейская система музыкальных тонов. Ч. 2 // Проблемы музыкознания: Музыка. Язык. Традиция : сб. науч. тр. / ред. и сост. В.Г. Карцовник. ЛГИТМ и К. Л., 1990. Вып. 5. С. 7-47.

124. Pare, 1998: Parc Ю. Акустика в системе музыкального искусства : дис. в виде науч. доклада на соиск. уч. степ, доктора иск. -М., 1998. 71 с.

125. Pare, 1981: Parc Ю. Строй в музыке // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1981. Т. 5. К. 334-335.

126. Pare, 1981: Parc Ю. Темперация // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1981. Т. 5. К. 493-495.

127. Ревякина: Ревякина Н. Некоторые вопросы формирования личности в итальянской гуманистической педагогике // Культура Возрождения и общество / отв. ред. В.И. Рутенбург. М. : Наука, 1986. С. 30-38.

128. Риман: Риман Г. Музыкальный словарь / пер. с нем. и доп. под ред. Ю. Энгеля : в 3 т. М. ; Спб : Юргенсон, 1901. Т. 1. 572 с. ; Т. 2. С. 573-1104 ; Т. 3. С. 1105-1531.

129. Розанов: Розанов И. От клавира к фортепиано. Из истории клавишных инструментов : автореф. дис. . доктора иск. / СПбГК им. H.A. Римского-Корсакого. СПб : Сударыня, 2002. - 40 с.

130. Ройзман: Ройзман Л. Орган // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1978. Т. 4. К. 69-76.

131. Ролова, 1986: Ролова А. Итальянское общество XVI в. и специфика культуры позднего Возрождения // Культура Возрождения и общество : сб. ст. / отв. ред. В.И. Рутенбург. М. : Наука, 1986. С. 96-109.

132. Ролова, 1981: Ролова А. Флорентийская академия XVI века и позднее Возрождение // Культура эпохи Возрождения и Реформация: сб. ст. Л. : Наука, 1981. С. 103-109.

133. Ротенберг: Ротенберг Е. Искусство Италии XVI века / Памятники мирового искусства. -М. : Искусство, 1967. — Вып. 1. — 123 с.

134. Рутенбург: Рутенбург В. Возрождение и религия (в связи с периодизацией эпохи) // Типология и периодизация культуры эпохи Возрождения. М. : Наука, 1978. С. 16-25.

135. Свободов: Свободов В. Особенности звуковысотного интонирования исполнительского искусства эпохи барокко // Музыковедение. 2008. № 3. С. 65-68.

136. Селицкая: Селицкая Л. К изучению трактата «Помериум» Маркетто Падуанского : дипл. работа / науч. рук. Р.Л. Поспелова. Владивосток : ДВПИИ, 1990.- 172 с.

137. Симакова: Симакова Н. Вокальные жанры эпохи Возрождения : учеб. пособие. М. : Музыка, 1985. - 360 с.

138. Смирнова: Смирнова И. Искусство маньеризма Электронный ресурс. // Всеобщая история искусств. Т. 3. URL: http://www.artprojekt.ru/library/arthist огуЗ/stOll.html (дата обращения: 01.05.2010).

139. Смородинова: Смородинова А. Проблема узкообъемности в интонировании музыки эпохи Возрождения (XV—XVI вв.) // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток-Запад : материалы науч. конф. 15-16 апреля 1998 г. Владивосток, 1999. Вып. 5. С. 131-141.

140. Соколов: Соколов А. Музыкальная композиция XX века: диалектика творчества. М., 1992. - 230 с.

141. Сиособин: Способин И. Лекции по курсу гармонии / пред. и лит. обработка Ю. Холопова. М.: Музыка, 1969. - 242 с.

142. Стам: Стам С. Гуманизм и церковная реформационная идеология // Культура эпохи Возрождения и Реформация : сб. ст. Л. : Наука, 1981. С. 2939.

143. Сушкова: Сушкова H. Царлино и Вичентино (к вопросу о теоретических дискуссиях в Италии середины XVI века) // Из истории теоретического музыкознания : сб. тр. МГК им. П.И. Чайковского. М., 1990. С. 32-45.

144. Тараева: Тараева Г. Старинная музыка: Аутентичный стиль и интерпретация // Старинная музыка сегодня : материалы научно-практической конф. Ростов-на-Дону, 2004. С. 8-23.

145. Телелюева: Телелюева С. Некоторые особенности ладогармонического языка Палестрины (с приложением перевода трактата) : дипл. работа / науч. рук. В.А. Федотов. Владивосток : ДВПИИ, 1982. — 53 с.

146. Толстоброва: Себастьян Вирдунг. Трактат о музыке (1511 г.) / пер. и комментарии М. Толстобровой. СПб. : Русский фонд старинной музыки, 2004. - 147 с.

147. Тухманова: Тухманова 3. Энгармонический рояль князя В.Ф. Одоевского // Старинная музыка. 2005. № 3/4. С. 23-26.

148. Тюлин, 1978: Тюлин Ю. Краткий теоретический курс гармонии. — М. : Музыка, 1978.- 168 с.

149. Тюлин, 1966: Тюлин Ю. Учение о гармонии. М. : Музыка, 1966. - 223 с.

150. Федотов, 1993: Федотов В. Консонанс и диссонанс в музыкальной теории XIII века // Проблемы культуры Дальнего Востока : тез. докл. науч. конф. Владивосток, 1993. С. 46-48.

151. Федотов, 1985: Федотов В. Начало западноевропейской полифонии: (Теория и практика раннего многоголосия). — Владивосток, 1985. 151 с.

152. Хазрат Инайят Хан : Хазрат Инайят Хан. Мистицизм звука Электронный ресурс. URL: http://read.newHbraiy.m/read/hazratinaijathan/page55/misticiz mzvuka.html (дата обращения: 20.08.2010).

153. Ходорковская, 1989: Ходорковская Е. Гармоническая структура многоголосия в музыке XVI столетия // Проблемы музыкознания. Традиция в истории музыкальной культуры: Античность. Средневековье. Новое время : сб. тр. ЛГИТМ и К. Л., 1989. Вып. 3. С. 84-107.

154. Ходорковская, 1989а: Ходорковская Е. Система сольмизации и звуковысотные аспекты доклассической модальной техники // Проблемы музыкознания. Аспекты теоретического музыкознания : сб. тр. ЛГИТМ и К. Л.5 1989. Вып. 2. С. 51-60.

155. Холопов, 1988: Холопов Ю. Гармония: Теоретический курс : учеб. пособие для вузов. М. : Музыка, 1988. - 510 с.

156. Холопов, 2003: Холопов Ю. Гармония: Теоретический курс : учеб. пособие для вузов. СПб. : Изд-во Лань, 2003. — 544 е., ил.

157. Холопов, 1983: Холопов Ю. Задания по гармонии. -М. : Музыка, 1983. -С. 248-250.

158. Холопов, 1974: Холопов Ю. Звуковая система // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1974. Т. 2. К. 445-^-50.

159. Холопов, 1982: Холопов Ю. Изменяющееся и неизменное в эволюции музыкального мышления // Проблемы традиций и новаторства в современной музыке : сб. ст. М. : Сов. композитор, 1982. С. 52-104.

160. Холопов, 1976: Холопов Ю. Микрохроматика // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1976. Т. 3. К. 587-589.

161. Холопов, 1982а: Холопов Ю. Хроматизм // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1982. Т. 6. К. 87-90.

162. Холопов, 19826: Холопов Ю. Четвертитоновая система // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1982. Т. 6. К. 217-218.

163. Холопов, 1982в: Холопов Ю. Энармоника // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1982. Т. 6. К. 523-524.

164. Холопов, 1982г: Холопов Ю. Энгармонизм // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1982. Т. 6. К. 524-526.

165. Цыпин: Аристоксен. Элементы гармоники / пер. и прим. В.Г. Цыпина. — М. : МГК им. П.И. Чайковского, 1997. 136 с.

166. Чередниченко: Чередниченко Т. Эстетика музыкальная // Музыкальная энциклопедия. М. : Сов. энциклопедия, 1982. Т. 5. К. 493-495.

167. Чернова: Чернова А. Учение о ритме и нотации анонима IV в контексте музыкальной теории XIII века: дипл. работа / науч. рук. В.А. Федотов. — Владивосток : ДВПИИ, 1993. 76 с.

168. Черняк: Черняк И. Культура Возрождения и проблема гуманистической религиозности // Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи : сб. ст. / отв. ред. Л.М. Брагина. М. : Наука, 1997. С. 5-13.

169. Шевлякова, 1995: Шевлякова Л. Светский быт Возрождения и «драма на музыке»: пути взаимной адаптации // Бытовая музыкальная культура: история и современность : тез. докл. науч. конф. Ростов-на-Дону: Изд-во РГК им С. Рахманинова, 1995. С. 32-35.

170. Шевлякова, 1996: Шевлякова Л. Светский быт позднего Возрождения и мадригал: от музыкального любительства к профессионализму // Музыка быта в прошлом и настоящем : сб. ст. Ростов-на-Дону : Изд-во РГК им С. Рахманинова, 1996. С. 81-92.

171. Шереметова: Шереметова Т. Интервальное учение и мензуральная теория в трактате "Quatuon principalia musical", 1351 г. : дипл. работа / науч. рук. Р.Л. Поспелова. Владивосток : ДВПИИ, 1988. - 83 с.

172. Шерман: Шерман Н. Формирование равномерно-темперированного строя. М.: Музыка, 1964. - 119 с.

173. Шестаков, Кучиньская: Шестаков В., Кучиньская А. Эстетика Ренессанса // История эстетической мысли. Средневековый Восток, Европа XV-XVIII веков. М. : Искусство, 1985. Т. 2. С. 129-214.

174. Шушкова, 1991: Шушкова О. Вопросы немецкой музыкальной эстетики и теории XVIII века (по материалам трактатов И.А. Шайбе) : автореф. дис. . канд. иск. / ЛГИТМИК им. Н.К. Черкасова. Л., 1991. - 21 с.

175. Шушкова, 1993: Шушкова О. От рода к наклонению, от энармонизма к энгармонизму (Из истории теоретических учений XVIII в.). // От барокко к классицизму : сб. ст. М., 1993. С. 44-55.

176. Шушкова, 2002: Шушкова О. Раннеклассическая музыка: эстетика, стилевые особенности, музыкальная форма. Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. - 240 с.

177. Шушкова, 1990: Шушкова О. Учение о звуковой системе в немецкой музыкальной теории XVIII века // Из истории теоретического музыкознания : сб. науч. тр. МГК им. П.И. Чайковского. М., 1990. С. 96-111.

178. Энглин: Энглин С. Новый принцип анализа античных* нотографических памятников // Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток-Запад : материалы науч. конф. 25-26 апреля 2001 г. Владивосток : Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. Вып. 8. С. 129-134.

179. Этингер: Этингер М. Модальная-гармония Палестрины и Лассо // История гармонических стилей: зарубежная музыка доклассического периода : сб. ст. М. : ГМПИ им. Гнесиных, 1987. Вып. 92. С. 55-71.

180. Barbour: Barbour J.M. Tuning and Temperament: a Historical Survey.-East Lansing, Michigan Stat College Press, 1953. 228 p.

181. Daniels: Daniels A. Microtonality and Mean-Tone Temperament in the Harmonic System of Francisco Salinas // Journal of Music Theory. 1965. Vol. 9, N l.P. 2-51 ; N 2. P. 234-280.

182. Carpenter: Carpenter H. Microtones in a Sixteenth Century Portuguese Manuscript // Acta Musicologica. Barenreiter, 1960. Vol. XXXII. P. 23-25.

183. Kaufmann: Kaufmann H.W. Vicentino's Arciorgano; an Annotated Translation //Journal of Music Theory. 1961. N 5. P. 32-53.

184. Palisca: Palisca C. Zarlino G. On the modes / p. 4 of Le institutioni harmoniche, 1558/transl. By C. Palisca.-New Haven-London : Yale univer. Press, 1983. -XXIII, 120 p.

185. Reese: Reese G. Music in the Renaissance.-N. Y. : W.W. Norton and Company, Inc, 1954. 947 p.

186. Salinas: Salinas F. de De musica : Faks.-Nachdr. hrsg. von M.S. Kastner. — Kassel-Basel: Barenreiter, 1958. L. 1-4. P. 1-234.

187. Scott: Scott D. Temperaments // The New Grove Dictionary of Music and Musicians / Edited by Stanley Sadie ; Executive Editor John Tyrrell — Second Edition. London : Macmillan Publishers Limited, 2001. Vol. 25. P. 248-269.

188. Vicentino: Vicentino N. L'antica musica ridotta alia moderna prattica : Faks.-Nachdr. hrsg. von E.E. Louinsky. Kassel-Basel: Barenreiter, 1959. - 328 p.

189. Zarlino, 1983: Zarlino G. On the modes / p. 4 of Le institutioni harmoniche, 1558/transl. By C. Palisca.-New Haven-London : Yale univer. Press, 1983 — XXIII, 120 p.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 413437