М.Н. Муравьев-Виленский: политическая биография тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.02, кандидат исторических наук Ананьев, Сергей Валерьевич

Диссертация и автореферат на тему «М.Н. Муравьев-Виленский: политическая биография». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 267277
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Ананьев, Сергей Валерьевич
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Саратов
Код cпециальности ВАК: 
07.00.02
Специальность: 
Отечественная история
Количество cтраниц: 
250

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Ананьев, Сергей Валерьевич

Введение

Глава I. Становление М.Н.Муравьева как политика

§1. Начало пути (1811-1826 гг.)

§ 2. Восхождение (1826 -1862 гг.)

Глава II. Апогей и завершение политической карьеры М.Н.Муравьева

§ 1. Муравьев - генерал губернатор Северо-Западного края

1863-1865 гг.)

§ 2. М.Н.Муравьев и дело Д.В.Каракозова 1866 г.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "М.Н. Муравьев-Виленский: политическая биография"

Изучение деятельности и личности М.Н.Муравьева относится к жанру исторической биографии. Научная биография, как один из видов исторического исследования, требует определенных условий при ее написании. Жанр научной биографии не допускает авторского вымысла, но не отвергает право автора на гипотезу, предположение, допущение. Допустима реконструкция событий и анализ документов автором. Развитие этого жанра имеет большое политическое и воспитательное значение. Рост его популярности не может пройти мимо внимания исследователей и должен способствовать еще большему развитию жанра и появлению новых качественных исследований. В этом жанре особенно преуспели такие видные историки, как Н.И.Костомаров, Е.В.Тарле, А.З.Манфред, М.В.Нечкина и др.

Историк, исследуя биографию человека, должен проследить все этапы развития изучаемой им личности и показать факторы, повлиявшие на нее. Важно определить ее личный вклад в исторический процесс. Не углубляясь в споры о роли личности в истории, надо признать, что при определенных обстоятельствах эта роль может быть чрезвычайно велика. Поэтому не стоит списывать со счетов тех политических деятелей, которые действуют в каком-либо государстве в поворотный для него момент. К числу таких политиков можно отнести М.Н.Муравьева.

Объектом исследования диссертации является личность Михаила Николаевича Муравьева - „Виленского". Предмет исследования - деятельность Муравьева, которую можно поделить на несколько этапов, и эволюция его как политика. Хронологические рамки исследования определяются временем жизни Муравьева, (1796 - 1866 гг.) и включают в себя начало его общественной и политической деятельности в декабристских организациях, управление рядом губерний Российской империи, пребывание его на различных ответственных государственных постах, управление Северо-Западным краем, расследование дела о покушении на жизнь императора Александра II в 1866 г., что завершает его политическую карьеру.

Цель диссертации состоит в том, чтобы при помощи источников и сведений, почерпнутых в историографии, объективно рассмотреть все этапы и эволюцию государственной деятельности М.Н.Муравьева, создать комплексную биографию изучаемой личности. Отдельные сюжеты, не имеющие принципиального значения при исследовании, будут затронуты незначительно, так как рамки настоящей диссертации не позволяют оценить все аспекты его политической карьеры, ибо они являются предметами для специальных исследований. В центре внимания будут не только перипетии личной судьбы Муравьева, но и представление через призму его индивидуальной психологии существующей ситуации в стране тех лет. Поэтому будут учитываться особенности его характера и частной жизни. Исследуя личность Муравьева, нельзя не коснуться развития российского государства той поры в целом, фона общественной жизни, всего конгломерата проблем во многих государственных сферах. Чтобы сделать объективное заключение, необходимо изучаемый период рассматривать в контексте предыдущих и последующих событий. Необходимым условием является критическая оценка изучаемого деятеля и объективность автора. Эти факторы учитывались в диссертации.

Для достижения цели исследования необходимо решить следующие задачи:

- исследовать государственную деятельность М.Н.Муравьева на всех этапах его политической биографии;

- проанализировать становление и эволюцию его политических взглядов и убеждений, и выявить факторы, повлиявшие на это, соотнести его мировоззрение с государственной политикой Российской империи того времени;

- осуществить поиск причин внутриполитических проблем, имевших место в России с начала 30-х по 60-е гг. XIX в., к решению которых был причастен Муравьев;

- выявить степень влияния его личностных качеств на государственные дела;

- охарактеризовать взаимоотношения Муравьева с другими крупными государственными деятелями;

- проследить карьерный рост Муравьева, и указать методы, при помощи которых он действовал;

- дать оценку государственной деятельности Муравьева, оценить вклад его как исторической личности в рассматриваемую эпоху.

Важно отметить сторонников и противников его деятельности. В исследовании будут приведены различные характеристики Муравьева современниками. Подвергнутся рассмотрению такие частные проблемы, как казнокрадство, карьеризм, ренегатство Муравьева. Исследователь также должен быть сопричастным к раздумьям своего героя и попытаться понять представления людей той эпохи, в то же время, прийти к решению проблемы с позиции своих знаний и личного опыта, при этом работа должна выдерживать объективность. Кроме того, исследователь должен придерживаться принципа историзма. О событиях прошлого нельзя судить, базируясь на современных понятиях. Историю полезно знать именно такой, какая она есть, чтобы лучше понять настоящее и сделать соответствующие выводы на будущее, ибо без прошлого нет настоящего и будущего.

Методология диссертации базируется на историко-антропологическом и психологически-личностном подходах. Большое применение имеют также и методы исторической диалектики: историзм и объективность, основывающиеся на необходимости комплексного анализа всей совокупности событий и явлений прошлого, всестороннем рассмотрении имеющихся документов и материалов. Наряду с этим необходим фактический материал с подробными обоснованиями, гипотезы, широкие исторические экскурсы и параллели. Необходимость осмысления проблемы вытекает из потребности ориентировать поиск новых данных. Поэтому ее обсуждение невозможно без привлечения максимума фактического материала.

Кроме того, желательно некоторое наличие оригинальности и неповторимости приводимых сведений, введение в научный оборот новых представлений, концепций и фактов. Каждый автор упорядочивает по собственному усмотрению накопленные научные факты. К тому же в диссертации должно быть наличие дискуссионного и полемического материала, связанного с пересмотром существующих взглядов. Не претендуя на „ ниспровержение основ", настоящая работа в некоторой мере содержит пересмотр традиционных взглядов. Здесь также должен выполняться критерий целостности, системности и связности ее разделов.

Заключение диссертации по теме "Отечественная история", Ананьев, Сергей Валерьевич

Результаты работы Следственной комиссии оказали свое влияние на последующий ход событий в деле Каракозова. Мнение

М.Н.Муравьева, как авторитетного следователя, было учтено. Одним из основных обвинений в судебном следствии было недоносительство властям лиц, знающих о существовании „ Организации".98 В целом следствие признало связь преступника с революционной группой людей. Скорее всего, Д.В.Каракозов, как член группы, на которого выпал жребий, должен был взять всю вину на себя. Ему также было присвоено и авторство прокламации „ Друзьям-рабочим". Подобный ход был предпринят ранее А.И.Герценом и Н.П.Огаревым по присвоению авторства революционной прокламации поэту

М.Л.Михайлову.99

В состав Верховного уголовного суда входили П.П.Гагарин председатель), принц П.Г. Ольденбургский (самый молодой член комиссии - 56 лет), граф В.Н.Панин, Н.Ф.Метлин, А.Д. Башуцкий,

Д.Н.Замятнин (министр юстиции), Я.Г.Есипович (секретарь). Хотя процесс и велся по новым судебным уставам, но проходил он вомногом „ по-старому". Есипович вспоминал, что члены суда задолго до приговора разыскивали статьи закона с наиболее суровыми 100 карами.

Имела ли место в апрельских событиях 1866 г. т.н. „ Константиновская" партия? По свидетельству Есиповича, в Петербурге были слухи о причастности вел. кн. Константина Николаевича к покушению. Само собой такой вопрос на следствии не

98 Покушение Каракозова. М-Л., 1930. Т.2. С. 130.

99 Каторга и ссылка.//1924.№ 3. С. 66.

100 Гернет М. Н. Указ соч. С. 367. ставился. Секретарь суда вспоминал: „ Председатель мог быть уверен, что из этого расспроса ничего не выйдет, кроме сплетни о том, что князь Гагарин подкапывается под вел. князя".101 В самый разгар следствия П.А.Черевин получил данные от некого провизора Лянгауза, упоминавшего о „ Константиновской партии", которая якобы платила Каракозову „ большие деньги, лишь бы он исполнил

1П1) преступление". Каракозов что-то знал об этом и даже пытался рассказать, но его вовремя увели с заседания суда.

Сам Александр II желал ускорения процесса. „ Если казнь Каракозова не будет совершена до 26 августа, то государю императору неугодно, чтобы она произошла между 26 (днем коронации) и 30 августа (днем его тезоименитства)" - так подсказывался приговор.103 Первоначально предполагалось казнить 11 человек, но в последний момент эта мера была заменена каторгой. П. Валуев вспоминал: „ Утром был у меня Трепов. Он занят приготовлением 11 виселиц, повозок, палачей и пр. Все это по высочайшему повелению. Непостижимо! Суд еще судит.104 Граф Панин буднично заявлял: „ Конечно, двух казнить лучше, чем одного, а трех лучше, нежели двух".105 Каракозов был казнен на следующий день после смерти М.Н.Муравьева 30 августа. А.И.Герцен усмотрел в этом нечто символичное: „ Разлагающийся труп Муравьева на дороге к виселице Каракозова - такое страшное, громкое поучение.Имя Муравьева останется выжженным на царском плече, как имя Аракчеева на плече Александра I. Когда же, Россия, умоешься?.Обмойся, оботрись - на твоих губах остался скверный

101 Есипович Я. Г. Записки сенатора Есиповича.// Русская Старина. 1909. Кн.1. С. 127.

102 Виленская Э. С. Революционное подполье в России. М., 1965. С.29.

103 Гернет М.Н. Указ соч. Там же.

104 Валуев П.А. Дневник. М., 1961.Т.2. С. 144-145.

105 Гернет М. Н. Указ соч. С. 367-368. след поцелуев Муравьева. Безмозглый хвастун, грубый и неловкий сыщик ",106

В политической и идеологической жизни России наступал другой этап, перед которым власти оказались бессильны на тот i момент. После подавления восстания 1863 г. в Северо-западном крае и Польше господствовала идеология, форсируемая Муравьевым, внедряющая в общество стереотип поляка - как главного врага всему русскому. Правительству было необходимо подобное „ страшилище" для встряски и управления народными патриотическими чувствами, а также для отвлечения их от внутриполитических и социальных противоречий. Но в 1866 г. это уже было неуместно.

Муравьев стал нервным и раздражительным, но был сдержан в выражениях, ровен и деликатен - он в этом не изменял себе

1П7 никогда. Секретарь М.Н.Муравьева А.Н.Мосолов писал: „ Он (т. е

Муравьев) заказал Каткову статью в „ Московские ведомости" об угрожающей обществу опасности, но Катков написал то, что огорчило Муравьева. В статье была мысль, что событие 4 апреля есть ухищрение Запада, полыцизны и т.п., окутывающие своими сетями Россию. Муравьев находил, что это блестящая софистика, удобная для отвода глаз и для сваливания с больной головы на здоровую. Он решительно не понимал, зачем закрывать глаза на внутреннее, домашнее зло, пустившее глубокие корни, и собирался вступить с

Катковым в полемику ".108

Тем не менее, даже такой жесткий и энергичный человек, как Муравьев, очутился бы в затруднительном положении, если бы Катков не произвел быстрого переворота в общественном мнении и не

106 Герцен А. И. Собр. соч. в 30-ти т. Т. 19. С. 137; С. 144.

107 Мосолов А. Н. Указ соч. С. 245.

108 Там же. С. 244. подкрепил Александра II"107, - отмечал Е.М.Фёоктйстов. „ Муравьев играл роль . неутомимого ревизора, бескомпромиссного обличителя праздности, лени и „усыпления" чиновничества, был склонен драматизировать сбои и изъяны системы управления. Образ почти спартанской дисциплины посреди хаоса, развала и апатии. Это стало его репутацией. Любимый управленческий прием Муравьева -устрашение общества грядущими бедствиями, встряска и мобилизация чиновничества посредством нагнетания предчувствия страха"108,- пишет современный исследователь М. Д. Долбилов.

Идея царизма была еще популярна в обществе, но на смену приходят более прогрессивные идеи и появляются т.н. „ новые люди". И. Е. Репин вспоминал: „ У каждого из „ развитых" были излюбленные 3 лица, вырезанные из фотографических карточек, болтались на виселицах, на особо устроенном эшафотике, где-нибудь на видном месте стены, посреди комнаты. Лица эти были: Катков, Муравьев, Наполеон III"109. Напротив, образцами для подражания были Рахметов и Базаров. Появляется нигилизм, который протестует против позерства, лицемерия, лжи, привычек, обычаев, предрассудков, но выступающий за торжество разума. Этим людям был также необходим радикальный способ самовыражения, сильная натура требовала нового, деятельности, перемен и т.п. А.А.Шилов приводил в пример характерную для разночинцев песнь (видоизмененное стихотворение К.Ф.Рылеева 1824 г.)110, ставшую своеобразным гимном в их среде: Уж как шел кузнец да из кузницы!

Слава! Слава!

107 Феоктистов Е.М. Указ соч. С. 104.

108 Консерватизм в России и мире. Воронеж. 2004.4.1. С. 213.

109 Репин И. Е. Указ соч. С.194.

110 См. Рылеев К.Ф. Стихотворения. Статьи. Очерки.М.,1956. С.236.

Да и нес кузнец три булатных ножа!

Слава! Слава!

Уж как первый нож на бояр - вельмож!

Слава! "Слава!

А второй- то нож - на попов - святош!

Слава! Слава!

И молитву творя, третий нож на царя!"111

Происходит расширение среды интеллигенции. Усугубляется разрыв между поколениями „ отцов" и „ детей", который так хорошо описал И.С.Тургенев. Мораль и актуальность этих моментов, прежде всего, состоит в плане противопоставления тогдашнего общества нашей страны, которое боролось за свои права - нынешнему: аполитичному и безвольному.

Совсем другим было отношение к нигилистам и результатам

Следственной комиссии у консервативных современников.

А.В.Никитенко писал: „ Из них (результатов следствия) видно, до какой степени изгажено, перепорчено, изуродовано молодое поколение. Это не усилия расширить круг своей деятельности, внести в общество новые начала, хотя бы ошибочные, но проникнуть желанием лучшего. - это грубый, пошлый разврат ума и сердца, отсутствие всяких нравственных убеждений и верований, полный разгул страстей с присвоенным себе правом все ломить и уничтожать, чтобы на просторе предаваться всевозможным крайностям. Все это прошло под носом у правительства: что они делали, все эти блестящие

112 истуканы, эти Долгоруковы, Суворовы, Валуевы?"

Далее он продолжает рассуждать о том, что у нигилистов только на словах стремление к благу всего человечества: „ Вывеска

111 Шилов А.А. Указ соч. С. 33.

112 Никитенко А.В. Указ соч. С. 43-44. вас прельщает, но войдите внутрь здания, и вы очутитесь в скверной харчевне или мелочной лавочке."113 Никитенко приводит слова одного извозчика о том, что преступники еще не то заслужили, и их следовало бы живых закопать в землю.А по поводу Каракозова писал, что: „ всякий человек имеет право любить и ненавидеть по-своему, но выражать это - другое дело. Существовать будет тот, кто одолеет противников - это тоже законно и справедливо по ходу вещей на земле".114

Официальная печать гласила: „ Выстрел Каракозова зловещим светом озарил наше внутреннее положение. Председательствуемая графом М.Н.Муравьевым Следственная комиссия, хотя и установила, что злодейская попытка цареубийства не исходила из заговора, а зародилась в голове одного безумца под влиянием окружавшей его среды и исповедания ею разрушительных учений, но она же обнаружила в высшей степени серьезное явление, повальное: заражение целого поколения русской учащейся молодежи язвою социализма".115

Сотрудник М.Н.Муравьева П.А.Черевин также отмечал: „ Если строгое, безусловное исполнение своих обязанностей есть жестокость - таковым я был. Когда их допрашивал, передо мною лишь стояли враги правительства, существующего порядка, люди, по моему разумению, желавшие несчастия России, преступную деятельность, помышление которых долг службы и чести мне указывал обнаружить.Мне скажут, что следует всегда оставаться человеком. Да, но не всегда надлежит руководствоваться человеческими побуждениями. В данном случае я нахожу человечнее пожертвовать

113 Никитенко А.В. Ук5аз соч. С. 45.

114 Там же. С. 133.

115 Татищев С. С. Император Александр II, его жизнь и царствование. СПб., 1903. Т.2.

С.539. двумя, тремя, десятью для спасения сотен. Кто не имеет такой твердости, тот не может исполнять закон, службу ".п6

Он пишет о сложившейся на его взгляд ситуации в обществе: „ Нигилист - урод. Идея его - всегда крайность, но все же i в нем зиждется корень того либерализма, на котором воспитано молодое поколение. С 1855 года правительственные реформы во -многом опередили ожидание общества, оно распалось, явилось большинство, не видящее невозможного и требующее быстрого довершения предпринятой работы - равновесие было нарушено,

117 появились либералы, новая литература". Конечно, он оправдывал любые меры своего начальника, который объявил войну „ ложному" воспитанию: „ Подобные всеподцаннические записки Муравьева, в которых он представлял государю причины преступления тайных р, обществ, явление нигилистов, не могли не вооружить против него почтенную числом публику. Недавно еще случилось мне слышать от одного лица, что Муравьев в комиссии по 4 апреля 1866 года отодвинул Россию на несколько лет назад.Муравьев, ставший с оставлением Вильны популярнейшим человеком в России, не убоялся вооружить против себя литераторов и все т.н. молодое поколение, он смело высказал Александру II, что литература сеет яд, что молодое поколение стало враждебно правительству". М.Н.Муравьев лишился

118 доли популярности, но жертвовал себя для России.

Сохранилась карикатура, на которой Муравьев изображен в образе пса с саблей на боку, а сверху него виселица и надпись: „ извергу рода человеческого вешателю - Муравьеву. Признательная Литва".119 Много споров и противоречий вызвало открытие ему

116 Черевин П. А. Указ соч. С. 40.

117 Там же. С. 41.

118 Там же. С. 42.

119 ГАРФ. Ф. 215 (Канцелярия Варшавского генерал-губернатора). On. 1. Д. 95. Л. 24. памятника 8 ноября 1898 года в Вильне, что: „ Он увековечил имя великого человека.Он должен научить грядущие поколения как должно служить верою и правдою своим государям и Отечеству"

19Л писалось тогда в одной из официальных газет. Для сохранения правящего режима и карательного направления политики такая личность была необходима, но в жизни это портит отношения с людьми, вносит недоверие, отрицательные эмоции, порождает нелицеприятные всевозможные толки. Муравьев был верен правительству и любил Отечество, был человеком долга, а в революционерах видел врагов России.

Другое представление об этих добродетелях было у самих революционеров - в этом заключались противоречия, идейный разброд и общая беда России того периода. И.А.Худяков писал: „ Если вас спросят: кто самый несчастный человек на свете - отвечайте: тот, кто поставлен в бесконечно - бессрочное бездействие и гниет заживо не от отсутствия сил и способностей, а от отсутствия

1 91 возможности употребить их в дело". Тюремный врач передавал слова сходившего с ума Н.А.Ишутина: „ .по ночам меня гложет, не снится мне; сторонятся от меня, вижу, что сторонятся.на солнце взглянуть хочется, на воду, давно их не видел,.а о Муравьеве после,

199 после.подумать надо, подумать.".

Самодержавие жестко расправилось и с остальными ишутинцами. До сих пор вызывает споры значение деятельности М.Н.Муравьева в деле Каракозова: выполнял он свой долг перед Отечеством или был „ душителем" „ новой России". Наверное, здесь есть и то и другое. Политика и мораль - несовместимые вещи. Можно по-разному относиться и к революционерам 1860-х годов, но им,

120 ГАРФ. Ф. 215. On. 1. Д. 95. Л. 2.

121 Цит по: Виленская.Э.С. Худяков. М., 1969. С. 129.

122 Шилов А. А. Указ соч. С. 50-51. заживо погребенным на каторге и ссылке, надлежит отдать дань памяти.

В результате проделанной работы можно, прежде всего, сделать вывод о несомненной причастности М.Н.Муравьева к ряду жестких и консервативных политиков царской России 2-й пол. XIX в. 1863-1866 гг. стали пиком его взлета по карьерной лестнице. Подавление польского восстания 1863-1864 гг. созданной им администрацией в Северо-Западном крае стало апогеем его политической деятельности. События вокруг польского восстания, словно призма, отразили не только характер самого Муравьева, но и характеры других виднейших сановников того времени. Несомненно, вопрос о противоборстве двух наций не мог быть решен объективно правильно в сугубо одностороннем порядке. В данном случае особенно болезненным было столкновение в религиозном направлении католической Польши и православной России, здесь тем более трудно найти правду одной из сторон.

Правительству был необходим человек, способный решить региональные проблемы империи, в частности, проблемы в СевероЗападном крае, и оно получило этого человека в лице М.Н.Муравьева. Муравьев был востребован временем и ситуацией в России. Он выполнил поставленную задачу по „ усмирению" края, и выполнил ее безупречно. К тому же, Муравьев вел своего рода „ информационную войну" против поляков и католичества в крае, внедряя в русское население новые стереотипы. Вероятно, он являлся карьеристом, но, скорее всего, не ради личного обогащения, а ради славы или власти. Однако окончательно интегрировать Западные губернии в Российскую империю и сделать этот процесс необратимым в итоге не удалось. Что касается последнего государственного дела М.Н.Муравьева в 1866 г. на посту председателя Следственной комиссии по делу Каракозова, то здесь Муравьев не сумел справиться с новым всплеском революционного движения в России. Наступали новые времена, и препятствовать этому не мог даже жесткий и прагматичный политик, вдохновитель целой эпохи карательных акций - М.Н.Муравьев. Хотя на всем своем протяжении история показывает, что именно победившая сторона ее трактует и пишет, но история также оставляет право потомкам по-разному судить своих предшественников.

Заключение.

Подводя итоги исследования, следует признать изучение роли личности в истории сложным делом. Важным условием здесь является объективность и беспристрастность. В случае с М.Н.Муравьевым трудно дать однозначную характеристику, так как эта личность на протяжении всей своей деятельности подвергалась существенным изменениям и трансформации. Муравьев вошел в нашу историю, как одна из самых мрачных и одиозных фигур истории России второй пол. XIX в. Менялись его политические взгляды и социально-политическая роль. Своей твердой политикой он приобрел негативную репутацию, но следует учитывать и тот факт, кто эту репутацию формировал. По большей части общественное мнение среди образованных масс было сформировано представителями привилегированных групп (что характерно не только для того времени), которые были терроризированы Муравьевым (в первую очередь, это применительно к его деятельности в Северо-Западном крае, где критика в его адрес со стороны поляков имела, к тому же, националистический и религиозный характер).

На первом этапе деятельности Муравьева происходит формирование его политических убеждений, которые были неразрывно связаны с его декабристской деятельностью. Определенное влияние на характер Михаила Николаевича оказали его родители. Отец с детства привил ему качества бережливости, трудолюбие, умеренность, навык руководства людьми и т.п. Мать воспитала в нем крайнюю религиозность. Занятия в обществе колонновожатых и участие в декабристском движении способствовали развитию чрезмерного честолюбия у Муравьева. В этот период прослеживается склонность его к ксенофобии, первоначально по отношению к „ немцам", а позже к полякам. Тогда же складываются консервативные убеждения Муравьева, что проявилось в его отказе следовать за радикальными членами „ Союза благоденствия", и в дальнейшем отходе от декабристского движения.

Первый опыт административной и законодательной деятельности Муравьев получает в борьбе с голодом в 1820 г. и при составлении статей „ Зеленой книги" . Здесь же он приобретает организаторский талант. Однако, как говорилось выше, вряд ли n можно причислить Муравьева к ренегатам, потому что даже будучи участником декабристской организации „ Союза благоденствия", он не подразумевал в дальнейшем антиправительственные действия. Точнее, проследить „ ренегатство" Муравьева довольно сложно, т.к. являясь крайне осторожным и прозорливым политиком, он успевал вовремя исправить свои ошибки или просто грамотно скрыть их. Заговорщиком, скорее всего, он не был. Л

Тогда же Муравьев положил начало созданию образа политического деятеля - романтизированного стоика, вознесенного над толпой, призванного исправлять и поучать ее. Он продолжал оставаться крепостником, так как для того времени в понятии дворян и помещиков народная свобода нередко имела соотношение с рабовладением. Безусловно, Муравьев желал „ выслужиться" перед правительством, но поняв, что избранная им стратегия в 1816-1820 гг. не принесет успеха, вовремя прекратил декабристскую деятельность, а позже горячо покаялся в своих ошибках. Однако, при этом он не проявил малодушия и не предал своих товарищей. Декабристская деятельность дала Муравьеву опыт в революционно-конспиративном деле, что позднее пригодилось ему в поиске и раскрытии революционных организаций 1863-1866 гг.

На первом этапе своей деятельности Муравьев, наверное, сочетал в своих политических воззрениях лояльность императорской власти с потаенной конспиративностью (что было обычным явлением в дворянской и офицерской среде начала XIX в.). Отход от тайных обществ стал показателем нараставшей умеренности взглядов Муравьева. События 1817-1826 гг. выявили в нем осторожного и умного политика. Вероятно, он рассчитывал сделать свою карьеру бескровным путем, а его политические взгляды и особенности характера не способствовали продолжению деятельности в рамках Южного или Северного обществ. Муравьев изменил стратегию карьерного роста, оставив идею сотрудничества тайного общества с властью, перейдя к прямому участию в государственных делах в официальных рамках на различных постах.

Первые годы службы Муравьева при Николае I, несомненно, производят впечатление демонстрации рвения, исполнительности и искупления вины за причастность к декабристскому движению. Первым опытом официальной службы стали его четыре политические записки, в которых предлагались пути искоренения недостатков в судебно-административной системе страны. Во время службы в губерниях Северо-Западного края Муравьев зарекомендовал себя ярым противником католичества и поляков, получил знания в управлении краем, учитывая его особенности. Участвуя в подавлении польского восстания 1830-1831 гг., он занимался следствием о политических арестантах и устройством гражданского управления, что позволило также приобрести бесценный опыт подобного рода дел. Тогда же формируется политическая программа Муравьева по изменениям в Западном крае.

Муравьев показал себя жестким проводником царской политики в крае, усилив административно-полицейский пресс вверенных ему губерний. Эти события выявили жесткость, настойчивость, твердость, неумолимость, неподкупность и пр. у Михаила Николаевича. Правительство зачастую было вынуждено смягчать жесткие меры и излишнее рвение Муравьева. Он стал вдохновителем начала русификации и унификации края.

Находясь на посту Курского губернатора, Муравьев проявил себя тем, что наладил административную сферу и усилил ревизионный контроль в губернии. Он зарекомендовал себя как непримиримый борец с недоимками и лихоимством. Впоследствии он существенно расширил кругозор своих знаний и приобрел большой опыт, занимая различные должности с 1834 по 1862 гг., где достиг определенных успехов: по управлению податным делом, сборами и повинностями (директор Департамента податей и сборов); по межеванию земель (глава Межевого корпуса); по рационализации и страхованию крестьянских хозяйств (управляющий Департаментом уделов). К тому же Муравьев являлся почетным членом целого ряда научных организаций и т.п. Даже недоброжелатели Муравьева признавали его ум и профессионализм.

Находясь на посту Министра государственных имуществ, Муравьев способствовал улучшению деятельности министерства, наладил управление казенными крестьянами. Он существенно пополнил казну, по большей части, путем увеличения налогов и податей с крестьян. Имеется версия о казнокрадстве и взяточничестве

Муравьева, но это официально не подтверждено, и он приобрел репутацию честного и порядочного человека.

Как было сказано, Муравьев был сторонником тщательной подготовки и постепенного проведения любого дела. Он принял активное участие в разработке крестьянской реформы, однако значение этого участия по сей день остается спорным, но крепостнические убеждения Муравьева при этом не вызывают сомнения. Михаил Николаевич являлся сторонником более последовательного и постепенного проведения реформы. Он понимал необходимость перемен, но сделать это сразу было бы по его мнению губительно. Все же Муравьев был далеко не самым худшим министром Александра II и еще показал себя независимым политиком. Он был взыскателен, грозен, требователен по отношению к своим подчиненным. К своим главным государственным свершениям Муравьев пришел уже закоренелым и подготовленным политиком.

Без сомнения, главным моментом деятельности Муравьева считается управление Северо-Западным краем и подавление польского восстания 1863-1864 гг. Польша была самой болезненной язвой на теле Российской империи. Действительно, Российская империя столкнулась с целым комплексом региональных проблем в Западных губерниях, решение которых представлялось маловероятным. Генерал-губернатор Муравьев сумел найти основной корень проблем и создал собирательный образ мятежников. Не участвуя в военных действиях, Муравьев, прежде всего, выполнял задачу „ усмирения" края, а в перспективе его русификацию и интеграцию с империей. Для этого им были использованы различные методы: внедрение военно-полицейского управления, показательные казни инсургентов, репрессии по отношению к шляхте и дворянам польского происхождения, секвестрование имений виновников восстания, высылка повстанцев во внутренние области империи и пр.

Муравьев стал главным руководителем освобождения крестьян края от крепостной зависимости и обустройства их быта. Вероятно, это была политика привлечения правительством союзника в лице местного крестьянства. Поощрялась и культивировалась политика по внедрению русского землевладения и населения в Западные губернии. Был нанесен существенный удар католической церкви в крае и укреплены позиции православия. По мысли правительства, православие должно было цементировать население края. В области образования и просвещения также проводились меры по русификации. Жесткая политика по отношению к католической'-* церкви была закономерным явлением. Еще в XVIII в. поляки обращали в унию православных жителей края. У Муравьева имелись^,: политические противники на самых верхних эшелонах власти, что некоторым образом отразилось и на его деятельности, ускорив его, отставку. Эти события отразили характеры и политические убеждения не только самого Муравьева, но и целого ряда крупных политических фигур того времени.

Изучение событий польского восстания 1863-1864 гг. представляет собой сложную проблему. Вопрос о противостоянии двух наций не может быть решен объективно в одностороннем порядке. Особенно болезненным и непримиримым было столкновение сторон в религиозном отношении католической Польши и православной России. Муравьев же был востребован ситуацией и временем и сумел решить региональные проблемы империи, пример Северо-Западного края стал показательным. Муравьев способствовал усилению мифологизации сознания населения края по отношению к полякам и т.п., привнося в него новые стереотипы. Известно, что иллюзии и идеалы - важные факторы объединения общества. Следует заметить, что только высокие идеи способны объединить общество. Скорее всего, Муравьев являлся карьеристом, но не ради личного обогащения, а ради славы или власти. Но он совсем не стремился красоваться и выступать при скоплении народа, не любил торжественные визиты (ему были свойственны скромность и стоицизм). Как бы то ни было, окончательно интегрировать Западные губернии в Российскую империю и сделать этот процесс необратимым не удалось.

Что касается последнего государственного дела Муравьева в 1866 г. на посту председателя Следственной комиссии по делу Каракозова, то здесь он не справился с новым всплеском революционного движения в России. Наступали другие времена, а препятствовать этому не мог даже жесткий и прагматичный политик, вдохновитель целой эпохи карательных акций - М.Н.Муравьев.

Изучение роли личности в истории - непростая задача. Нужно учитывать, что масштабные исторические события нельзя объяснить только особенностями одной личности (как справедливо заметил один мыслитель: „ История - это не тротуар Невского проспекта"). Муравьев - запомнился в истории как жесткий политик с противоречивым характером. Дело даже не только в воззрении отдельного человека, но и в его моральных качествах, в его поступках, по которым складывается представление о человеке. Суждение о политическом деятеле должно исходить из степени его службы во благо своей страны. Поэтому нет смысла критиковать то, что уже нельзя исправить - это нужно лишь понимать и извлекать отсюда полезные уроки. Необходимо отметить бесспорный факт: невозможно принести пользу своей стране, если не любить ее обычаи, веру, традиции, культуру и т.д. Хотя на всем своем протяжении история показывает, что именно победившая сторона ее трактует по своему, но история также оставляет право потомкам по-разному судить своих предшественников.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Ананьев, Сергей Валерьевич, 2007 год

1. Авейде О. Показания и записки о польском восстании 1863 года. М., 1961.

2. Александр II. Воспоминания. Дневники. СПб., 1995 (ред. Б.В.Ананьич; В.Г.Чернуха).

3. Архив Государственного Совета. Приложения к журналу главного комитета по крестьянскому делу. Петроград, 1915. Ауэрбах А. Воспоминания // Исторический вестник. 1905. №9-10. Белецкий А.В. Сборник документов музея графа М.Н.Муравьева. Вильна, 1906. Т.1.

4. Броневский П.Н. Братья Муравьевы // Русский Архив. 1879. № 10. Бутковский Я.Н. Из моих воспоминаний // Исторический вестник. 1883. №10.

5. Валуев П.А. Дневник П.А. Валуева. М., 1961. Т. 1-2. Веселовский К.С. Воспоминания//Русская старина. 1903. № 10. Войт В.К. Воспоминание о графе М.Н.Муравьеве. СПб., 1898. Воспоминание о графе М.Н.Муравьеве // Современная летопись. 1867. №12.

6. Восстание декабристов. Дела верховного уголовного суда и следственные комиссии. М., 1980. Т.17-18.

7. Всеподданнейший доклад М.Н.Муравьева // Русская старина. 1902. №6.

8. Граф М.Н.Муравьев. Записки его о мятеже в Северо-Западной Россиив 1863-1864 гг. //Русская старина. 1882. №11-12; 1883. №1-4.

9. Епанчин Н.А. На службе трех императоров. М., 1996.

10. Есипович Я.Г. Записки сенатора Есиповича // Русская старина. 1909.1. Кн.1.

11. Жерве К. Воспоминания // Исторический вестник. 1898. №10. Заметки графа П.А. Валуева на записки графа М.Н.Муравьева // ^ Русская старина. 1890. №3.

12. Записки графа М.Н.Муравьева. Осужденные и наказанные в 18631865 гг. //Русская старина. 1883. №3.

13. Из бумаг графа М.Н.Муравьева. СПб., 1898. Из записок В.А.Инсарского // Русский Архив. 1873. №4. Из записок Виленского старожила// Русская старина. 1893. №7. Из записок Н.А. Никотина // Русская старина. 1902. №2.

14. Из переписки М.Н.Муравьева относительно религиозных и церковно-обрядовых вопросов Северо-Западного края // Русский Архив. 1914. №12.

15. Имеретинский Н.К. Воспоминания о графе М.Н.Муравьеве. СПб., 1892.

16. Карцов П.П. Воспоминания. Граф Ф.Ф.Берг // Русская старина. 1883. №2.

17. Межецкий М.П. Воспоминания из беспокойного времени на Литве1861-1863 гг. // Исторический вестник. 1898. №9.

18. Мещерский В.П. Воспоминания. СПб., 1897.

19. Милютин Д.А. Воспоминания 1863-1864 гг. М., 2003.

20. М.Н.Муравьев 1 мая 1864 г. // Русская старина. 1883. №9.

21. Муравьев в Вильне (воспоминания губернского прокурора) // Русскаястарина. 1898. №11.

22. Муравьев A.M. Записки. Петроград, 1922. Муравьев А.Н. Сочинения и письма. Иркутск, 1986. Никитенко А.В. Дневник. М.,1956. Т.З.

23. Переписка императора Александра II с вел. кн. Константином Николаевичем. М., 1994.

24. Письма М.Н.Муравьева к Зеленому А.А; Долгорукову В.А; Валуеву П.А. и др. // Голос минувшего. 1913. №9-12.

25. Письмо митрополиту Литовскому И.Семашко // Русский Архив. 1914. №12. Покушение Каракозова. М-Л., 1930. Т.2. Половцов А.А. Записки. // Русская старина. 1913. №12. ПСЗ-2. Т.36-38.

26. Пушкин А.С. Собр. соч. в 3-х т. М., 1985. Т.1.

27. Репин И.Е. Далекое близкое. Л., 1986.

28. Рылеев К.Ф. Стихотворения. Статьи. Очерки. М., 1956.

29. Статистические материалы И. Зеленого о Минской губернии в 1865 г.

30. Вестник Западной России 1864-1865. Т.З. Кн.11. Отд.З.

31. Три докладные записки бывшего архиепископа Минского А.Зубкографу М.Н.Муравьеву. Вильна, 1901.

32. Тютчева А.Ф. При дворе двух императоров. М., 1990.4.1-2.

33. Устав Союза благоденствия // Избранные социально-политические ифилософские произведения декабристов. М., 1951. Т. 1.

34. Феоктистов Е.М. Воспоминания. За кулисами политики и литературы.1. Л., 1929.

35. Худяков И.А. Записки Каракозовца. М-Л., 1930. Цылов Н.И. Сборник распоряжений графа М.Н.Муравьева по усмирению польского мятежа в северозападных губерниях 1863-1864 гг. Вильна, 1866.

36. Черевин П.А. Воспоминания П.А.Черевина. Кострома, 1920. Черкасский В.А. Воспоминания // Русский Архив. 1878. №6. Чернышевский Н.Г. Полн. Собр. соч. М., 1949. Т. 13. Четыре политические записки М.Н.Муравьева // Русский Архив. 1885. Кн.1-3. №5-6.

37. Шелгунов Н.В. Воспоминания. М.,1967. Т.2.

38. Якушкин И.Д. Записки, статьи, письма декабриста И.Д.Якушкина. М., 1951.

39. Список использованной литературы.

40. Алянчиков. У портрета графа М.Н.Муравьева // Русский Архив. 1914. №8.

41. Базанов В.Г. Вольное общество любителей российской словесности. Петрозаводск, 1949.

42. Батюшков П.Н. Памятники русской старины в Западных губерниях.

43. Вильна, 1872. Вып.5 // Русский Архив. 1873. №4.

44. Белоруссия в эпоху феодализма. Минск, 1979. Т.4.

45. Богданович А.В. Три последних самодержца. М., 1990.

46. Богучарский В.Я. Общественное движение 60-х гг. XIX века подпером казенных исследователей // Голос минувшего. 1915. №4.

47. Божерянов Н.Н. Граф Е.Ф. Канкрин. Его жизнь, литературные трудыи деятельность управления министерством финансов. СПб., 1897.

48. Бокова В.М. Эпоха тайных обществ. М.,2003.

49. Булдаков В. Имперские этнофобии // Родина. 1995. №7.

50. Бухштаб Б. О „ Муравьевской" оде Некрасова // Каторга и ссылка.1933. №12.

51. Виленская Э.С. Революционное подполье в России (60-е гг. XIX века). М., 1965.

52. Виленская Э.С. Худяков. М., 1969.

53. Владимиров А.П. Областной отдел. Из Вильны. Ответ Русскому вестнику // Русское обозрение. 1894. кн.6.

54. Владимиров А.П. О Виленском памятнике М.Н.Муравьеву // Русское обозрение. 1895. №6.

55. Владимиров А.П. Еще о Виленском памятнике М.Н.Муравьеву // Русское обозрение. 1896. Кн. 6.

56. Вормс Н.А. Белый террор или выстрел 4 апреля 1866 г. Лейпциг, 1875. Восстание в Литве и Белоруссии в 1863-1864 гг. М., 1965. Вышеславцев А. К чествованию памяти графа М.Н.Муравьева в Гродненской губернии. Гродно, 1899.

57. Вышеславцев А. Чествование в Гродне просветительских заслуг графа М.Н.Муравьева в крае // Русская школа. 1900. №10-11. Гернет М.Н. История царской тюрьмы. М., 1961. Т. 1. Герцен А.И. Собр. соч. в 30-ти Т. М., 1960.

58. Глориантов В.И. Потомственные дворяне канцелярского происхождения//Русский Архив. 1905. Кн.1.№.4. Горизонтов Л.Е. Споры по польскому вопросу в России 40-х-80-х ГГ.Х1Х в. // Вопросы истории. 1987. №7.

59. Горланов Л.И. С/х. рационализаторство в удельных , и государственных имениях России в 1-й половине XIX в. // Общественная мысль и политические деятели России XIX и XX вв. Смоленск, 1996.

60. Градовский А.Д. Исторический очерк генерал-губернаторств в России //Собр. соч. СПб., 1899. Т.1.

61. Долбилов М.Д. Сословная программа дворянских „ олигархов" в 1850-1860-х гг. // Вопросы истории. 2000. №6.

62. Долбилов М.Д. Консервативная программа М.Н.Муравьева в реформаторском аспекте // Либеральный консерватизм: история и современность. М., 2001.

63. Долбилов М.Д. Культурная идиома возрождения России как фактор имперской политики в Северо-Западном крае в 1863-1865 гг. // АЬ imperio. 2001. №1-2.

64. Долбилов М.Д. Рец: Горизонтов Л.Е. Парадоксы имперской политики: поляки в России и русские в Польше. М., 1999 // Вопросы истории. 2001. №2.с*

65. Долбилов М.Д. М.Н.Муравьев и освобождение крестьян. Проблема консервативно-бюрократического реформаторства // Отечественная история. 2002. №6.

66. Долбилов М.Д. Стереотип поляка в имперской политике: деполонизация Северо-Западного края (60-е гг. XIX в.) // Перекресток культур. Междисциплинарные исследования в области гуманитарных наук. М., 2004.

67. Долбилов М.Д. „ .считал себя обязанным в сем участвовать": почему Муравьев не отрекся от Союза благоденствия? // Консерватизм в России и мире. Воронеж, 2004.4.1.

68. Долгоруков П.В. Михаил Николаевич Муравьев. Лондон, 1864.

69. Дякин B.C. Национальный вопрос во внутренней политике царизма в XIX в. // Вопросы истории. 1995. №5.

70. Евгенев В. Редакция „ Современника" в 1866 г. // Голос минувшего. 1915. №1.

71. Жиркевич А.В. Свежо предание, а верится с трудом. СПб., 1902. Жюжгда Р.; Смирнов А. Литовская ССР. М., 1957. Заблоцкий-Десятовский А.П. Граф П.Д.Киселев и его время. СПб., 1882. Т.2.Ч.1.

72. А Зайончковский П.А. Отмена крепостного права в России. М., 1960.

73. Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978.

74. Захарова Л.Г. Редакционные комиссии 1859-1860 гг.: Учреждение, деятельность // История СССР. 1983. №3.

75. Захарова Л.Г. Самодержавие и отмена крепостного права в России1856-1861 гг. М., 1984.

76. Захарьин И.И. Тени прошлого. СПб., 1885.

77. Захарьин И.И. Виновники польского восстания 1863 г. // Исторический вестник. 1898. №6.

78. Землевладение в Западном крае // Русский вестник. 1899. Т. 261. №5. Зильберман Е.Г. Выстрел. Очерк жизни и революционной борьбы Д.Каракозова. Казань, 1968.

79. Иловайский Д.М. Мелкие сочинения, статьи и письма 1857-1887гг. М, 1888.

80. Историческая заметка к событию 4 апреля. СПб., 1866. Исторический обзор деятельности Комитета министров. СПб., 1902. Т.З.Ч.2.

81. История крестьянства Северо-Западной России. СПб., 1994. История Литовской ССР. Вильнюс, 1978. История Польши. М., 1955. Т.2.

82. К торжеству открытия памятника М.Н. Муравьеву // Русский вестник. 1898. Т. 258. №11.

83. Камзолова А.А. Проблема выбора русского правительственного курса в Северо-Западном крае в 1860-е гг. // Вестник МГУ. 2002. №1. Карнович Е. Раздумье над записками М.Н.Муравьева // Наблюдатель. 1883. №11.

84. Каспийский М.И. Муравьевский музей в Вильне // Исторический вестник. 1901. №7.

85. Клевенский М.М. Декабристы. М Л., 1926. v

86. Колесникова Л.А. Эволюция карательной политики царизма в борьбе с освободительным движением России 2-й пол. XIX в. Н.Н.,1997. Колосов Е. Спорный вопрос Каракозовского дела // Каторга и ссылка. 1924. №3.

87. Корнилов И.П. Русская политика в Польше. СПб., 1915. Костыркин А.Н. Формирование новой конфессиональной политики России в Царстве Польском (сер. 60-х гг. XIX в.). // Вестник московского университета. 1995. сер.8. №4.

88. Липранди А.П. Памятник графу М.Н.Муравьеву // Русский вестник. 1898. Т.258. №11.

89. Липранди А.П. Польша и польский вопрос // Русский вестник. 1898. Т.258. №11.

90. Литвак Б.Г. Переворот 1861 г. в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива. М., 1991.

91. Любарский И.В. В мятежном крае // Исторический вестник. 1895. №4. Ляшенко Л. М. Александр И, или история трех одиночеств. М., 2003. Марков. В. К характеристике графа М.Н.Муравьева // Исторический вестник. 1910. №3.

92. Мещерский П. Памяти М.Н.Муравьева // Русский вестник. 1898. Т.258. №11.

93. Миловидов А.И. Меры принятые графом М.Н.Муравьевым к ограждению православного населения от латино-польскойпропаганды в Северо-Западном крае. Вильна, 1900. tt

94. Миловидов А.И. Заслуги М.Н.Муравьева для православной церкви в Северо-Западном крае. Харьков, 1900.

95. Миловидов А.И. Из истории польского восстания 1863 г. 1902. Молодший В.Н. Несостоявшееся издание военно-математических записок. Проект членов Священной артели // Литературное наследство. М.,1956. Т.60. Кн. 1.

96. Морозов Н. А. Люди и нравы за полвека // Русская старина. 1913. №10-12.

97. Мосолов А.Н. Виленские очерки 1863-1865 гг. СПб., 1898. Муравьев М.Н. и его мероприятия в Северо-Западной России // Русская старина. 1884. №6.

98. Муравьев Н.В. За родную, единую Русь, за правду в ней и порядок. СПб., 1898.

99. Неупокоев В.И. Крестьянский вопрос в Литве во второй трети XIX в. М., 1976.

100. Нечкина М.В. Движение декабристов. М., 1955. Т.1.

101. Нечкина М.В. „ О нас в истории страницы напишут". Иркутск, 1982.

102. Нечкина М.В. Декабристы. М., 1984.

103. Николаев С. Русская идея и новая российская государственность: проблемы, направления, перспективы //Новый мир. 1993. №1. Оржеховский И.В. Самодержавие против революционной России 1825-1880 гг. М., 1982.

104. Ответ „ Вестнику Европы" // Русский вестник. 1898. №12.

105. Павлов Н.И. Редакционные комиссии 1859-1860 гг. // Историческийвестник. 1901. №11.

106. Памятник М.Н.Муравьеву в Вильне // Нива. 1898. №47.

107. Памятник М.Н.Муравьеву в Вильне // Исторический вестник.1898.№12.

108. Писанецкий А. В смешанной семье // Исторический вестник. 1898. №5.

109. Писарькова Л.Ф. К истории взяток в России // Отечественная история.2002. №5.

110. Погодин А. История польского народа в XIX в. М., 1915. Покушение Каракозова 4 апреля 1866 г. // Красный Архив. 1926. Т. 47. Политический памфлет на графа М.Н.Муравьева // Русский вестник. 1883. №6.

111. Пороховщиков А. Подвиг Муравьева настольная книга правителям и правительствам. СПб., 1898.

112. Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I . СПб., 2001.

113. Ратч В.Ф. Сведения о польском мятеже 1863 г. в Северо-Западной России. Вильна, 1867. Т.1.

114. Ревуненков В.Г. Польское восстание 1863 г. и европейская дипломатия. Л., 1957.

115. Решетов Н. Как взыскивал недоимки Курский губернатор Муравьев // Русский Архив. 1885. №5-6.

116. Римский С.В. Конфессиональная политика России в Западном крае и Прибалтике XIX в. // Вопросы истории. 1998. №3. Рогов К. Декабристы и „ немцы" // Новое литературное обозрение. 1997. №26.

117. Розен А.Е. М.Н.Муравьев и его участие в Тайном обществе 1816-1821 гг. // Русская старина. 1884. №1.

118. Россия XIX века в мемуарах Д.А.Милютина // Отечественная история.2003. №2.

119. Рябинин И.С. К вопросу о воссоединении Польши // Голос минувшего. 1914. №10.

120. Самбук С.М. Политика царизма в Белоруссии во 2-й пол. XIX в. М., 1980.

121. Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909.

122. Семенова А.В. К истории Союза благоденствия (по неопубликованным следственным делам декабристов) // Советские архивы. 1985. №6.

123. Сикевич В.М. Два врага//Русская старина. 1913. №12. Слатин С. Рассказы о графе М.Н.Муравьеве // Русская старина. 1898. №11.

124. Смирнов А.Ф. Революционные связи народов России и Польши. М., 1962.

125. Смирнов А.Ф. Восстание в Литве и Белоруссии. М., 1963. Соколов К. Очерк истории и современного значения генерал-губернатора // Вестник права. 1903. №8.

126. Сорокин Р. М.Н.Муравьев в Литве 1831 г. // Русская старина. 1873. №7.

127. Татищев С.С. Император Александр II, его жизнь и царствование. СПб., 1903. Т.2.

128. Тихомиров Г. Варшава и Вильна в 1863 г. // Северный вестник. 1897. №12.

129. Ткаченко П.С. Следственные комиссии 60-х гг. XIX в.// Вестник МГУ. 1978. сер.8. №1.

130. Токтъ С.В; Карев Д.В. Граф М.Н.Муравьев проводник политики и идеологии царизма в Белоруссии в 30-е -60-е гг. XIX в. // Наш радавод. Гродно, 1991. Кн.З.Ч.З. Толстой М.В. Хранилище моей памяти. М., 1891. Кн.1.

131. Троицкий Н.А. „ Безумство храбрых": русские революционеры и карательная политика царизма 1866-1882 гг. М., 1978. Троицкий Н.А. Царизм под судом прогрессивной общественности 1866-1895 гг. М., 1979.

132. Троицкий Н.А. Адвокатура в России и политические процессы 18661904 гг. Тула, 2000.

133. Трубкин М.Я. Записки М.Н.Муравьева как источник изучения политической борьбы вокруг реформ в правительственном лагере в 60-е гг. XIX в. // Личность и власть в истории России XIX- XX вв. СПб., 1997.

134. Турцевич А.О. Краткий очерк жизни и деятельности графа М.Н.Муравьева. Вильна, 1898.

135. Улащик Н.Н. Предпосылки крестьянской реформы 1861 г. в Литве и

136. Западной Белоруссии. М., 1965.

137. Федоров В.А. Декабристы и их время. М., 1992.

138. Филиппов Р.В. Революционная народническая организация

139. Н.А.Ишутина И.А. Худякова (1863-1866 гг.). Петрозаводск, 1964.,

140. Фирсов Н. Силуэты 1860-х г. // Исторический вестник. 1910. №1.

141. Фридман М.Б. Отмена крепостного права в Белоруссии. Минск, 1958.

142. Христофоров И.А. „ Аристократическая" оппозиция великимреформам 1850-1870-х гг. М., 2002.

143. Шульц П.А. Остзейский комитет в Петербурге в 1856-1857 гг. // Голос минувшего. 1915. №1-2.

144. Чернов С.Н. Несколько справок о „ Союзе благоденствия" перед Московским съездом 1821 г. Саратов, 1924.

145. Чернов С.Н. У истоков русского освободительного движения. Саратов, 1960.

146. Чернов С.Н. ПЛестель. СПб., 2004.

147. Эйдельман Н.Я. Об историзме в научных биографиях // История СССР. 1970. №4.

148. Эйдельман Н.Я. Революция „ сверху" в России. М., 1989. ».

149. Эйдельман Н.Я. Удивительное поколение. Декабристы: лица и судьбы. СПб., 2001.1. Справочная литература.

150. Высшие и центральные государственные учреждения России 18011917 гг. СПб., 2001. Т.2-3.

151. Декабристы. Биографический справочник. М., 1988. Русский биографический словарь в 20-ти. Т. М., 2001. Т.10.

152. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи 1802-1917 гг. СПб., 2004.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 267277