Многозначные прилагательные-лейтмотивы в тексте романа И. Ильфа и Е. Петрова "Двенадцать стульев" тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, кандидат филологических наук Родченко, Ольга Дмитриевна

Диссертация и автореферат на тему «Многозначные прилагательные-лейтмотивы в тексте романа И. Ильфа и Е. Петрова "Двенадцать стульев"». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 286333
Год: 
1984
Автор научной работы: 
Родченко, Ольга Дмитриевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Ленинград
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
223

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Родченко, Ольга Дмитриевна

ВВЕДЕНИЕ.

7ЛАВА I. ВНУТРИТЕКСТОВАЯ МНОГОЗНАЧНОСТЬ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ-ЛЕЙТМОТИВОВ С 0ВЦЕЯЗЫК0В0Й ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ОЦЕ

НОЧНОСТЬЮ.

Раздел I. Внутритекстовая многозначность лексемы ГРЯЗНЫЙ

§ I. Семантическая структура прилагательного

ГРЯЗНЫЙ в языке

§ 2. Семантическая структура прилагательного

ГРЯЗНЫЙ в тексте.;.

Раздел 2. Внутритекстовая многозначность лексемы СТАРЫЙ

§ I. Семантическая структура прилагательного

СТАРЫЙ в языке

§ 2. Семантическая структура прилагательного

СТАРЫЙ в тексте

Выводы

ЛАВА 2. ВНУТРИТЕКСТОВАЯ МНОГОЗНАЧНОСТЬ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ-ЛЕЙТМОТИВОВ, ОТРИЦАТЕЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ КОТОРЫХ

ВОЗНИКАЕТ НА УРОВНЕ ТЕКСТА.

Раздел I. Внутритекстовая многозначность лексем БОЛЬШОЙ, ТОЛСТЫЙ

§ I. Семантическая структура прилагательных

БОЛЬШОЙ, ТОЛСТЫЙ в языке

§ 2. Семантическая структура прилагательных

БОЛНПОЙ, ТОЛСТЫЙ в тексте

Раздел 2. Внутритекстовая многозначность лексемы ВЕЛИКИЙ

§ I. Семантическая структура прилагательного

ВЕЛИКИЙ в языке . III

§ 2. Семантическая структура прилагательного

ВЕЛИКИЙ в тексте

Раздел 3. Внутритекстовая многозначность лексемы ЧИСТЫЙ

§ I. Семантическая структура прилагательного

ЧИСТЫЙ в языке.

§ 2. Семантическая структура прилагательного

ЧИСТЫЙ в тексте

Раздел 4. Внутритекстовая многозначность лексемы НОВЫЙ

§ I. Семантическая структура прилагательного

НОВЫЙ в языке

§ 2. Семантическая структура прилагательного

НОВЫЙ в тексте

Зыводы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Многозначные прилагательные-лейтмотивы в тексте романа И. Ильфа и Е. Петрова "Двенадцать стульев""

Исследование лексических особенностей текстов литературных произведений, художественные достоинства которых доказаны временем, всегда социально значимо. Слово писателя - микромир, заключающий в себе систему нравственных ценностей целого поколения. Не случайно интерес к слову как к элементу художественного целого не ослабевает в отечественной лингвистике на протяжении века.

Традиционное направление, представленное работами В.В.Виноградова, Л.С.Выготского, Н.К.Гея, Г.А.Гуковского, В.М.Жирмунского, Б.А.Ларина и мн.др. /36-41, 48,58,62,73,95,110',' 117/, в последние десятилетия получает новое освещение в аспекте лингвистики текста /13,84,130,155,166/. Предметом наиболее перспективных исследований становятся текстообразую-цие свойства слова, его связи с основными текстовыми катего-эиями: когезией, информативностью, модальностью и т.д. /22, 32,60,75,9I,97,129,131,160,188/.

Особую роль в организации художественного текста играют гексемы, структура семантики которых уже на языковом уровне [арактеризуется иерархичностью, сложностью, т.е. многознач-гые слова. Явление лексической полисемии активно изучается } современной отечественной лингвистике как в плане языка '6,35,37,57,113,159,162,165,174,196,197/, так и в плане peon, преимущественно художественной. Последнее направление радиционно представлено трудами, исследующими стилистичес-:ий прием так называемого совмещения /или столкновения/ об-;еязыковых значений слова /70, с.125-126 ; 51, с.26 ; 65 ; 92, .67-71 ; 116 ; 189, с.44-45 ; 198, с.64-68/. Именно это явление намеренной одновременной реализации двух и более узуальных осмыслений лексемы получило в лингвистической литературе терминологическое название - речевая /или контекстуальная/по-писемия. Однако подобная трактовка, на наш взгляд, не исчерпывает всей сложности проблемы "многозначная лексема в речи": уровень словоупотребления должен быть дополнен уровнем текста.

Слово в художественном тексте традиционно признается семантически емким /36,42,58,93,110,139,207/. Исследуя "приращения" /39, с.125/, "обертоны" /110, с.36/ смысла, языковеды говорят о семантической многоплановости художественного слова. Однако границы этого понятия нечетки, применяется эно, как правило, недифференцированно по отношению к лексемам, с одной стороны, моносемичным, с другой - полисемантичным на уровне языка. Нам же подобное разграничение представляется принципиальным, поскольку языковая специфика многозначных лексических единиц должна в той или иной степени обусловливать их специфику на уровне текста. /Под термином "текст", вслед за И.В.Арнольд, подразумеваем "структуру с внутренней организацией, элементы которой значимы не только сами по себе, но и в своих отношениях с целым и другими элементами, в том числе и с внеположенными тексту элементами 1зыка и внеязыковой действительности - ситуации" - II, с. 57/.

Полисемантичное слово, манифестирующее диалектическое здинство многомерности и цельности семантики, - поистине на-содка для писателя. Разнородность семантических программ лногозначной лексемы, традиционно представляемых в виде лек-;ико-семантических вариантов /ЛСВ/, зачастую весьма отдаленных друг от друга, даже контрастных, на уровне текста может обеспечивать особую многомерность, объемность художественного образа /26 ; 70, с.121-160 ; 76, с.13 ; 103 ; 140 ; 168,с.12/. Индивидуальность лексико-семантических вариантов слова не нарушает тождества последнего, являющего собой единую иерархически организованную структуру.

Семантическая цельность многозначной лексемы в языке зиждется на объективно существующих парадигматических связях ее значений /в специальной литературе они именуются внутрисловными, эпидигматическими/. Не вдаваясь в подробное описание типологии внутрисловных семантических связей /см. 6, с. 514 ; 78, с. 125-126 ; 137, с.7-П ; 162, с.9 ; 163, с.28-30 ; 196, с.83-84 ; 186, с.II/, мы отмечаем их радиальный характер /56, с.122 ; 132, с.61/ как доминирующий: структура семантики многозначного слова обусловлена особенностями его основного значения. В.В.Виноградов определил последнее как прямое, номинативное, ".как бы непосредственно направленное на предметы", явления, действия и качества действительности. и отражающее их общественное понимание" /35, с.171/. Связь основного значения с графической и звуковой формой слова признается наиболее тесной, оно как бы лежит на поверхности языковой памяти человека, представляет собой своеобразный неявный фон, на котором осознаются другие значения полисемантичной лексики - значения вторичные, производные /132, с.61 ; 147, с.30 ; 199, с.182/.

Узуальная цельность семантики многозначного слова представляется чрезвычайно актуальной для художественного текста. Устойчивость внутрисловных связей должна, по-видимому, в рой или иной степени проявлять себя в рамках речевого целого, в котором все гармонично и взаимообусловлено. Обладая семантическим единством в сознании носителей языка /автора и читателя в том числе/, разрозненные лексико-семантические варианты многозначного слова, реализованные в тексте, при наличии определенных условий могут обрести качественно новую цельность, стать компонентами семантической структуры, свойственной исключительно данному художественному целому, которая формируется на новых, избранных автором основах. Таким образом, полисемантичное слово обнаружит специфичность не только на уровне языка /полисемия/ и на уровне словоупотребления /контекстуальная полисемия/, но и на уровне текста /внутритекстовая полисемия или многозначность/.

Исследование явления внутритекстовой многозначности слова представляется актуальным, поскольку позволяет вскрыть не только особенности авторского словоупотребления, но и принципы организации конкретного текста в целом, поскольку новая структура семантики многозначного слова складывается в результате целенаправленной актуализации узуальных связей его значений, реализованных в тексте. Анализ внутритекстовой многозначности лексемы дополняет характеристику внутренней связности текста, так как последняя опирается на понятие смыслового повтора /9, с.9 ; 29, с.II/. В аспекте нашего исследования разновидностью такого повтора может быть названо последовательное употребление различных ЛСВ-ов многозначного слова.

Осознание свойственной данному тексту структуры семантики полисемантичной лексемы не одномоментно: оно предполагает ретроспективное и перспективное читательское осмысление синтагматических и парадигматических, в том числе и заданных языком, эпидигматических связей каждого словоупотребления, а следовательно, является важным моментом, определяющим особенности проявления таких категорий, как ретроспекция /"свойство текста заставлять обращаться к ранее сообщенной содержа-тельно-фактуальной информации"/ и проспекция /"свойство текста возбуждать предсказуемость содержательно-фактуальной информации, эксплицитно выраженной в последующих частях текста" - 54, с.44, а также 176, с. 21/.

Внутритекстовая многозначность слова, выстроенная в рамках художественного целого на новых, избранных писателем принципах, всегда индивидуальна, а значит, во многом формирует модальность текста, т.е. "субъективно-оценочное отношение автора к предмету своего высказывания" /124, с.49 ; см. также 52, с.76 ; 55, с.113 и далее/. Новая индивидуально-авторская структура семантики многозначного слова выводится на основе учета особенностей каждого его употребления, т.е. не может быть осознана при беглом чтении произведения, а предполагает определенное читательское сотворчество, рассчитана автором на вдумчивого партнера. Неявность семантической трансформации слова сопрягается с неявностью текстового смысла, т.е. повышает информативность текста, рождает подтекстовую информацию - "невыраженное словами, подспудное, но ощутимое для читателя или слушателя значение какого-либо события или высказывания /какого-либо отрезка текста/ в составе художественного произведения /154, с.84 ; см. также 26, с.181 ; 27, с.125 ; 170, с.173/.

Конечно, свойство внутритекстовой многозначности не является обязательным для всех полисемантичных лексем, реализующихся в рамках художественного текста, оно избирательно.

Особая структура семантики многозначного слова сопутствует его ключевой позиции в системе авторского словоупотребления. Не частотность текстовых реализаций ЛСВ-ов лексемы /хотя и эта характеристика немаловажна/ определяет возможность возникновения внутритекстовой многозначности слова, а его роль в экспликации отношения создателя текста к изображаемому.Индивидуально-авторская трансформация структуры общеязыковой семантики многозначной лексемы произойдет только в том случае, если писатель избрал последнюю в качестве проводника собственной системы оценок, сделал ее лейтмотивом повествования.

Итак, с точки зрения внутритекстовой многозначности могут быть охарактеризованы лишь ключевые, опорные слова художественного текста - "слова, особенно важные в идейно-художественном плане, играющие архитектоническую роль в определяющих контекстах" /26, с.126 ; см. также 12 ; 70 ; 109 ; 175 ; 204/, - слова-лейтмотивы. Часто только осознание читателем уникальной внутритекстовой структуры семантики многозначной лексемы позволяет вскрыть ключевую позицию слова в рамках художественного целого, так как семантическая трансформация происходит не в узких границах словоупотребления, а на фоне всего текста в целом, и следовательно, может обусловить тот факт, что внешне нейтральные лексические единицы, не индивидуализированные в рамках словосочетания и предложения, станут действенным средством экспликации авторского "я". /Ср. утверждение В.В.Виноградова о том, что "острые экспрессивно-образные функции могут выпасть даже на долю семантически нейтральных, совсем безобразных, местоименных слов" - 39, с. 125 ; см. также 60, с.63 ; 104, с.19/.

Исследование слов-лейтмотивов того или иного художественного текста - сюжет огромного количества работ отечественных лингвистов. Примечательно, что в сферу внимания языковедов в большинстве случаев попадают лексемы полисемантичные. Мысль о специфичности функционирования последних не только на уровне отдельных словоупотреблений, но и на уровне текста в целом /в случае ключевой позиции слова в повествовании/ особенно отчетливо звучит в трудах составителей "Словаря автобиографической трилогии М.Горького": С.В.Вековой /19/, Л.С.Ковтун /95,96/, Г.А.Лилич /114/, О.Л.Г^блевой /145/, В.А.Сиротиной /156,158/, С.В.Трифоновой /172/, Ю.С. Язиковой /203-205/. В последнее время были опубликованы работы, специально нацеленные на исследование особенностей художественного бытия полисемантичных слов-лейтмотивов отдельных текстов произведений Ф.М.Достоевского /80/, А.П.Чехова /107/. Особенно созвучным нашей диссертации представляется аспект анализа, предложенный Н.А.Купиной, которая исследует гак называемые "внутрисловные текстовые парадигмы" лексемы ЗАД в пьесе А.П.Чехова "Вишневый сад". Перспективная мысль э типичности подобных отношений для художественного текста, га наш взгляд, не доведена до конца: автор рассматривает внутритекстовые связи реализаций слова-лейтмотива изолированно для каждого из выделенных значений лексемы, не учитывая их взаимовлияния, иерархии, тенденции к цельности в рам-сах текста, а именно этот учет представляется нам необходи-им.

Исследование внутритекстовой структуры семантики многозначной лексемы в рамках отдельных литературно-художествен-ых произведений лишь начато, однако оно уже доказало свою перспективность, представляя собой необходимый первичный этап решения проблемы общего и индивидуального в авторских принципах работы с полисемантичной лексикой при построении художественного целого.

Текст романа И.Ильфа и Е.Петрова "Двенадцать стульев", являющийся ОБЪЕКТОМ исследования в нашей диссертации"^, в плане функционирования многозначных слов-лейтмотивов до сих пор не изучался. Лексика полисемантичная попадала в сферу внимания лингвистов лишь эпизодически, как правило, в связи с анализом речевых средств создания комического /случаи контекстуальной полисемии/ и представлена в основном глагольными словами /30,79,98/. В диссертации Н.Д.Беляевой рассматриваются полисемантичные слова лишь в сфере цветообозначения. Причем автор ограничивается дискретным анализом трех типов значений прилагательного /прямое, переносное, индивидуально-авторское/, не предпринимая попыток их обобщения в рамках художественного целого. Игнорирование внутритекстовых связей, возникающих между реализациями различных значений одной полисемантической лексемы, приводит к тому, что ряд словоупотреблений /ключевых, опорных/, не индивидуализированных

I/ В диссертации эпизодически рассматриваются фрагменты текста романа, не вошедшие в его окончательный вариант. Привлечение подобного материала к исследованию слова как компонента художественного целого представляется правомерным, поскольку причины исключения указанных фрагментов из окончательной редакции не являются языковыми/123, с.257-260/, а следовательно, найденные нами закономерности словоупотребления сатириков могут быть прослежены и в первоначальных вариантах текста /ЦГАЛИ СССР, фонд № 1821, опись № I, ед. хр. 31,32,33/. в словосочетании и предложении, расцениваются Н.Д.Беляевой как элементы первого "низшего уровня сложности" в авторской системе цветообозначений /серые панталоны, серый костюм, серая толстовка и пр./. Однако не только отсутствие специальных работ, посвященных функционированию полисемантичных слов-лейтмотивов в рамках текста романа "Двенадцать стульевУ обусловило выбор объекта исследования в диссертации, но и художественные достоинства произведения, ставшего сегодня образцом советской сатиры /148,47,49,64,149,161,208/. Внимание сатириков к слову, их языковое чутье общеизвестно: "Фраза писателей насыщена до предела. Каждое слово значимо и необычно" /123, с.262/. Подобная оценка - залог максимального использования языковых потенций каждого компонента текстов Й.Ильфа и Е.Петрова, в том числе и многозначной лексики.

Важным фактором, определившим выбор объекта исследования, явилась его жанровая специфика /о детерминированности языковых особенностей произведения жанром, темой см.38,с.91; 100, с.200 ; 185, с.104/, поскольку исследование функционирования многозначной лексики в сатирическом тексте наиболее перспективно: явление контекстуальной полисемии - одно из общепризнанных средств создания комического /2,28,31,34,41, 138,142/.

Жанровые особенности романа "Двенадцать стульев" определили направление поиска непосредственного предмета изучения. Сатира, изображающая "не достоинство человека, а презренное в человеке" /59, с.135/, немыслима без того, что было названо В.Г.Белинским "субъективностью., которая в художнике обнаруживает человека с горячим сердцем" /20,с.217/, яначе говоря, немыслима без авторской оценки изображаемого

25, с.168 ; 55, с.122 ; 147, с.49 ; 191, с.1 ; 177, с.92/. Создавая галерею гротескных образов, сатирик обязан противопоставить свой положительный идеал искаженному мировосприятию персонажей, отмежеваться от них. Общественно значимое противоречие двух мировоззрений, двух оценочных взглядов на жизнь /с одной стороны - автора, с другой - его героев/ признается основой комического /СЛТ/.

Задача установления взаимопонимания между сатириком и читателем усложняется там, где автор, избегая скучной дидактики, избрал доминирующей манерой повествования мнимую объективность, безучастность к судьбам своих героев. В реалистическом романе /"Двенадцать стульев", безусловно, является таковым/ авторское отрицание максимально затемнено /явная декларативность - враг комизма/: гневный обличитель по духу, сатирик внешне остается бесстрастным повествователем. В этом случае господствующим принципом организации сатирического текста становится ирония, т.е. "замаскированно-тонкая насмешка, в которой скрытый смысл является отрицанием буквально сказанного" /127, с.79 ; см. также 146, с.122/. Таким образом, классический тезис о внутренней страстности и внешней сдержанности как необходимом свойстве художественного произведения /"Чем больше скрыты взгляды автора, тем лучше для произведения искусства" - I, с.36/ оказывается безусловным в сфере сатиры.

В подобной атмосфере контрастной оценочности /внешняя нейтральность, одобрение - скрытое отрицание, неприятие/особую значимость обретают слова, которые в общенародном /не привязанном к конкретному тексту/ бытовании структурой своей семантики манифестируют единство бесстрастия и эмоциональности. Центральное место среди них занимают многозначные адъективные лексемы ; не случайно в работах, исследующих ключевые слова сатирических текстов, подавляющее количество иллюстраций - имена прилагательные /122,158/. В семантической характеристике прилагательных, которая активно и плодотворно разрабатывается отечественными лингвистами в последние десятилетия /45,46,68,169,200,201/, принципиально важным для сатирического текста должно быть названо свойство оценочности. В специальной литературе существует представление о "тоталь-10й" оценочности адъективных слов, свойственной в той или той степени всем типам их значений /4, с.44;44, с.274-275; >5, с.116 ; 63, с.57 ; 124, с.53 ; 151 ; 195, с.23 ; 201, с.61/. Знаменательно в этом плане высказывание Ш.Балли: "Любая категория оценочных слов ведет свое происхождение от прилага-'ельного" /15, с.271/.

Отмечая неоднородность взглядов специалистов на прагма-■ику языкового знака /3, с.51 ; 101, с.106-107 ; 182 ; 193/ и, I частности, на категорию оценочности /23 ; 61 ; 135 ; 147 ; Ю2/, мы вслед за В.К.Харченко подразумеваем под оценочнос-ью ".заложенную в слове положительную или отрицательную арактеристику человека, предмета, явления" /180, с.48/,тра-иционно дифференцируя оценочность ингерентную, т.е. обще-зыковую, имеющую узуальный характер, и адгерентную, т.е.ре-евую, ситуативную /102, с.92 ; 120, с.18 ; 135, с.10 и далее; 93, с.30-31/. Неразрывная связь оценки и эмоции /33, с.112; О, с.13 ; 120, с.16 ; 187, с.81-82/ обусловила употребление ермина эмоционально-оценочное значение /эмоционально-оцено-ный ЛСВ/ слов, семы которых, несущие эмоционально-оценочную ^формацию, занимают в них центральную, не периферийную позицию /178, с. 62 ; 186, с.4 ; 192, с.5/. Эмоционально-оценочным значениям в плане содержания многозначных слов противопоставляются нейтральные, несущие нулевую оценку в языке /хотя на периферии их не исключены скрытые оценочные семы /10, с. 10-II/.

Для полисемантичных прилагательных сосуществование нейтральных и эмоционально-оценочных ЛСВ-ов - закономерность, а потому именно адъективная многозначная лексика обнаруживает себя как оптимальное стилистическое средство выражения авторского бесстрастия и авторского отрицания, неразрывных в рамках сатирического произведения. Полисемантичное прилагательное - это потенциальный носитель сатирического смысла, т.е. резкого, но непременно скрытого осуждения объекта социальной значимости /аналогичное определение см. у Г.Г.Трема-совой - 171, с.З/.

В процессе работы было проанализировано более 3000 словоупотреблений 55-ти многозначных прилагательных. В результате анализа выявлен ряд адъективных лексем, которые волею авторов реализуют указанные потенции: при внешней нейтральности /зафиксированной в рамках словосочетания или предложения/ обнаруживают неявную ингерентную или адгерентную пейоративную оценочность, столь значимую в системе авторского замысла, что превращаются в носителей сатирического смысла, в слова-лейтмотивы текста романа "Двенадцать стульев". Исследование этих лексических единиц, ключевых в понимании позиции авторов, позволило выявить новые доказательства глубины сатиры И.Ильфа и Е.Петрова, преодолеть до сих пор существующий стереотип поверхностного восприятия романа "Двенадцать стульев" исключительно как средоточия словесных острот, каламбуров и шуток, постичь его социальную значимость.

Таким образом, ПРЕДМЕТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ в диссертации являются имена прилагательные, полисемантичные на уровне языка и функционирующие как носители сатирического смысла /слова-лейтмотивы/ в тексте романа И.Ильфа и Е.Петрова "Двенадцать стульев".

Выбор предмета анализа обусловлен высокими эстетическими потенциями адъективной лексики /32,46,67,77,89,104,167/, ее способностью накапливать, усваивать в процессе функционирования в художественном тексте семы, принадлежащие плану содержания определяемых существительных /57, с.92 ; 69, с.39/. Структура семантики полисемантичных адъективных лексем, возникающая в рамках исследуемого художественного целого /внутритекстовая многозначность/, максимально индивидуализирована, уникальна, а следовательно, оптимально отражает особенности работы И.Ильфа и Е.Петрова с лексикой, полисемантичной в языковом бытовании.

ЦЕЛЬ работы - исследовать сущность, причины и способы трансформации структуры семантики многозначных прилагательных-лейтмотивов в рамках текста романа И.Ильфа и Е.Петрова "Двенадцать стульев".

ГИПОТЕЗА исследования. Существующее в языковом сознании автора и читателя упорядоченное единство лексико-семантических вариантов многозначного слова не может не проявить себя в той или иной степени в рамках художественного целого. В результате определенной серии приемов разрозненные в тексте употребления полисемантичного слова-лейтмотива обнаруживают тенденцию к объединению на новых, избранных автором, основах - возникает уникальная структура семантики многозначной лексемы как элемент данного художественного целого. В сатирическом тексте подобная внутритекстовая многозначность»организующая нейтральные и эмоционально-оценочные лексико-се-мантические варианты адъективного слова, может стать мощным средством экспликации авторской позиции.

ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ:

I/ выявить среди многозначных адъективных слов, представленных в тексте романа И.Ильфа и Е.Петрова "Двенадцать стульев", лейтмотивы, являющиеся носителями сатирического смысла ;

2/ определить, на каких основах происходит новое внутритекстовое обобщение реализаций полисемантичных прилагательных-лейтмотивов, т.е. построить модели внутритекстовой многозначности последних ;

3/ выяснить степень языковой заданности уникальной трансформации семантики адъективных многозначных слов в рамках текста романа ;

4/ охарактеризовать авторские способы организации внутритекстовой многозначности прилагательных ;

5/ сопоставить особенности организации внутритекстовой многозначности адъективных лексем с ингерентной и адгерент-ной отрицательной оценочностью.

МЕТОДЫ исследования. В основу работы положен метод сопоставительного анализа структуры семантики многозначного слова в языке, на уровне словоупотребления и на уровне текста в целом. В качестве рабочих используются также методы компонентного анализа /14/, суперлинеарного анализа /54,с.7/.

Доминирующий в диссертации метод сопоставительного ана-шза несколько варьируется по главам в связи с языковой спецификой материала. Семантическая структура ключевых прилагательных, отрицательная оценочность которых не закреплена в языке, а возникает лишь на уровне текста, т.е. является ад-герентной, оказывается неизмеримо более трансформированной, усложненной, по сравнению с теми адъективными лексемами-лейтмотивами, которые обнаруживают общеязыковые неодобрительные значения /ингерентную оценочность/, а следовательно, требует новых приемов анализа. В рамках 2-й главы диссертации мы разграничиваем три аспекта художественного бытия адъективных слов-лейтмотивов:

I/ общеязыковой /это отправная точка читательской интерпретации слова писателя и, одновременно, постоянный посредник, связующий два контрастных его осмысления/ ;

2/ лексема персонажа /семантически однородная положительно-оценочная единица лексического запаса героев романа/;

3/ лексема автора /семантически однородная отрицательно-оценочная единица языкового сознания создателей текста/.

Предложенный принцип анализа соответствует, во-первых, традиционному представлению об основных участниках "события произведения" /18, с.165 ; III, с.94 ; 179, с.191-217/, а во-вторых, жанровой специфике исследуемого текста. Демаркационная линия между сатириком и его персонажами может пройти даже на уровне слова, тогда оно явится динамическим единством противоположных осмыслений, синтезом контрастных идей /см. 16, с.61 ; 110, с.32 ; 143, с.74-77 ; 184, с.135 ; 204, с.74/.

Применение схемы "общеязыковая лексема - лексема автора - лексема персонажа" при всей ее условности представляется перспективным в свете основных задач диссертации, так как обобщить контрастные аспекты художественного бытия слова на основе языкового стереотипа - значит постичь характер внутритекстовой многозначности лейтмотива, а следовательно, уточнить языковой механизм сатиры И.Ильфа и Е.Петрова.

Намеченные аспекты семантической характеристики слов-лейтмотивов определяют необходимость использования в работе ряда терминов, требующих уточнения. Понимая контекст как основу адекватного восприятия языковой единицы /обзор работ по данной проблеме см. Никольская JI.A. - 128/, мы оперируем терминами микроконтекст, макроконтекст и текст, разграничивая эти понятия не только количественно, но и качественно. С точки зрения объема, в понятие микроконтекст адъективной лексемы мы включаем, прежде всего, сочетание ее с определяемым словом или с зависимыми словами, а в случае предикативной позиции прилагательного - его координацию с грамматическим субъектом предложения.

Границы макроконтекста колеблются от объема предложения до одного или нескольких сверхфразовых единств /68, с.19/. , Контекстом для многозначной лексемы выступает зачастую и текст в целом. Ведь только на фоне широких синтагматических и парадигматических связей каждого из употреблений полисемантичного слова складывается новая внутритекстовая структура его семантики.

Естественно, микроконтекст, макроконтекст и текст должны быть дифференцированы не только с точки зрения объема , но и функционально. Если микроконтекст выполняет задачу фиксации или семантической трансформации актуализирующейся единицы эксплицитно, то макроконтекст и текст характеризуются функциональной ослабленностью, неявностью семантических отношений, всегда опосредованных и достаточно свободных /136, с. 5 ; 183, с.47/. Установить имплицитную реализацию узуального или индивидуально-авторского значения лексемы, зафиксированную макроконтекстом, считаем возможным при наличии языковых показателей этой реализации - актуализаторов неявного осмысления слова /в специальной литературе они именуются также "сигналы, семантические указатели" - 183, с.53 ; "индикаторы" - 128, с.10/, а также при условии тенденциозной контекстуальной ситуации /сведения об участниках и обстановке коммуникации, получаемые в результате анализа макроконтекста/. Сигналом реализации имплицитного значения лексемы-лейтмотива на уровне текста могут стать как языковые единицы /ее собственные реализации в первую очередь/, так и внеязыковые особенности композиции романа /развитие сюжета, лирические отступления и т.п./.

Основное внимание в работе уделяется лексической импли-цитности /о классификации типов имплицитности см. 74,с.5-6/, однако слово писателя не изолировано: скрытый смысл его сопрягается с имплицитным содержанием фрагментов текста /66,с. 37/. Не ставя перед собой задачу разграничения текстовой импликации, подтекста, аллюзии, пресуппозиции и т.п. /7,55,108, 154 и др./, для характеристики имплицитности не лексического, а текстового порядка мы используем термин "подтекст", т.к. именно это понятие представляется нам наиболее функциональным в аспекте нашей работы /в основе подтекста - повтор, в том числе и лексический ; границы его варьируются от одного до нескольких контактно и дистантно расположенных сверхфразовых единств - 173, с.4/.

Предложенная в работе схема анализа внутритекстовой многозначности слов-лейтмотивов сатирических текстов /лексема автора - лексема персонажа - общеязыковой стереотип/представляется перспективной при изучении особенностей функционирования полисемантичных лексем в сфере сатиры.

СТРУКТУРА диссертации определяется избранным методом сопоставительного анализа языковых потенций и текстовых реализаций многозначных имен прилагательных. Наличие или отсутствие узуального отрицательно-оценочного ЛСВ /потенциальной языковой основы сатирического смысла/ в структуре семантики адъективной лексемы-лейтмотива является основанием деления диссертационного исследования на главы: глава I - "Внутритекстовая многозначность прилагательных-лейтмотивов с общеязыковой отрицательной оценочностью" ; глава 2 - "Внутритекстовая многозначность прилагательных-лейтмотивов, отрицательная оценочность которых возникает на уровне текста".

Заключение диссертации по теме "Русский язык", Родченко, Ольга Дмитриевна

Результаты исследования позволяют уточнить также вопрос о речевых средствах сатиры: нейтральные, не индивидуализируемые в микроконтекстах словоупотребления одной полисемантичной лексемы могут стать носителями сатирического смысла при условии возникновения ее внутритекстовой многозначности. Последняя, таким образом, может быть названа одним из эффективных средств создания сатирического смысла.

Предложенная в работе схема анализа внутритекстовой многозначности слов-лейтмотивов сатирических текстов /лексема автора - лексема персонажа - общеязыковой стереотип/цредставляется перспективной при изучении особенностей функционирования полисемантичных единиц в произведениях сатирического жанра.

Полученные в работе данные представляют интерес душ лингвистики текста, стилистики художественной речи, лексикологии, лексикографии, общего языкознания и психолингвистики. Они могут быть использованы в вузовских и школьных факультативных курсах по современному русскому языку, общему языкознанию, лингвистическому анализу текста при изучении тем: "Полисемия и ее виды", "Лексика современного русского языка с точки зрения экспрессивно-стилистической", "Речевые средства сатиры", "Методы и приемы исследования художественного текста" и некоторых других. Материал диссертации может стать частью спецкурса "Многозначное слово в художественной речи", а также "Языковое мастерство И.Ильфа и Е.Петрова". Результаты исследования могут быть полезны при составлении словарей писателей, в частности лексикографического описания произведений И.Ильфа и Е.Петрова.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ функционирования многозначных адъективных слов в тексте романа И.Ильфа и Е.Петрова "Двенадцать стульев" позволил выявить ряд лексем, которые, будучи нейтральными /или положительно-оценочнымщ/ в рамках микроконтекста, обнаруживают стойкую отрицательную оценочность на фоне художественного целого, выступают лейтмотивами повествования, носителями сатирического смысла: ГРЯЗНЫЙ, СТАРЫЙ, БОЛЬШОЙ, ТОЛСТЫЙ, ВЕЛИКИЙ, ЧИСТЫЙ, НОВЫЙ. Перечисленные прилагательные, столь разнородные на языковом уровне, в исследуемом тексте функционируют как семантически близкие единицы, образуют своеобразную систему экспликации авторского отношения к миру вымышленных героев. Антозшмичные в языке, лексемы ГРЯЗНЫЙ -ЧИСТЫЙ, СТАРЫЙ - НОВЫЙ в тексте романа дополняют и поддерживают друт друга, неявно сводя воедино контрастные /в рамках микроконтекста/ словоупотребления. Системные внутритекстовые отношения исследуемых прилагательных определяют возможность читательского осознания целостности, иерархически организованного единства даже тех многозначных лексем, которые не являются частотными в рамках текста романа /ЧИСТЫЙ, ТОЛСТЫЙ/, или обнаруживают однообразие минимального контекстного окружения /ВЕЛИКИ^/.

В основе адъективной оценочной системы, созданной И.Ильфом и Е.Петровым в рамках текста романа "Двенадцать стульев", лежит процесс семантической перестройки ее компонентов. Интуитивно угадывая языковые потенции полисемантичных признаковых слов /тесные внутрисловные семантические связи, высокая степень диффузности значений, неявная оценочность каждого из них, способность к расширению границ за счет смысловых элементов определяемых слов/, сатирики целенаправленно актуализируют в процессе построения художественного целого заданное языком единство различных осмыслений многозначной ^ лексемы /представленных в тексте в виде рассредоточенных, внешне не связанных друг с другом реализаций/, более того, организуют это единство на новых, оценочных началах.

Обеспечивая неявную /не зафиксированную микроконтекстом/ реализацию важнейшего в сфере отрицательно-оценочного значения лексемы-лейтмотива на фоне каждого из ее узуальных /нейтральных и положительно-оценочных/ осмыслений, представленных в тексте, И.Ильф и Е.Петров добиваются изменения читательского представления о внутрисловном статусе негативного смысла, превращают его в центральное организующее звено семантической структуры многозначного слова-лейтмотива, свойственной данному тексту. Подчеркнутая авторами контекстуальная полисемия прилагательных ГРЯЗНЫЙ, СТАРЫЙ, БОЛЬШОЙ, ТОЛСТЫЙ, ВЕЛИКИЙ, ЧИСТЫЙ, НОВЫЙ, постоянным элементом которой выступает культивируемое сатириками отрицательно-оценочное значение, становится основным способом актуализации и трансформации узуальных внутрисловных отношений, в результате которой эксплицитные общеязыковые значения лексемы затушевыва- ь/ ются, обретают несамостоятельность, начинают постоянно опосредоваться ведущим отрицательно-оценочным смыслом лексемы.

Неоднородность языкового статуса ведущего негативного значения в структуре семантики исследуемых лексем определяет своеобразие авторской работы с ними. Если центральное осмысление узуально /прилагательные с ингерентной отрицательной оценочностью - ГРЯЗНЫЙ, СТАРЫЙ/, достаточно лишь нескольких акцентированных моментов совмещения его с общеязыковыми нейтральными значениями лексемы, чтобы читатель осознал принципы авторского обобщения ее реализаций, рассредоточенных в тексте. Внутритекстовая структура семантики прилагательных ГРЯЗНЫЙ, СТАРЫЙ, возникающая как результат этого обобщения, относительно несложна - авторы используют готовый языковой материал, изменяя только иерархию внутрисловных семантических отношений. Фиксация отрицательно-оценочного значения происходит в макроконтексте, испытывая лишь неявную поддержку текста за счет тенденциозного употребления семантически близкой лексики.

Если же значение, центральное в рамках текста романа, является индивидуально-авторским /прилагательные с адгерент-ной отрицательной оценочностью - БОЛЬШОЙ, ТОЛСТЫЙ, ВЕЛИКИЙ, ЧИСТЫЙ, НОВЫЙ/, случаи намеренного авторского совмещения его со всеми узуальными осмыслениями лексемы-лейтмотива становятся предельно частотными. Внутритекстовая структура семантики перечисленных лексем представляется сложным образованием, включающим три иерархически организованных плана их художественного бытия: в осмыслении авторов, в осмыслении персона- [У жей, в общенародном языке.

Фиксация ведущего отрицательно-оценочного значения осуществляется не только в макроконтексте, но и в рамках текста в целом /за счет целенаправленной авторской корректировки синтагматических и парадигматических связей лексем-лейтмотивов, тенденциозного отбора их узуальных ЛСВ-ов, организации эксплицитного положительно-оценочного плана внутритекстового бытия прилагательного в сфере языкового сознания персонажей/.

Обнаруженная в процессе исследования система адъективных оценок ГРЯЗНЫЙ, СТАРЫЙ, БОЛЬШОЙ, ТОЛСТЫЙ, ВЕЛИКИЙ, ЧИСТЫЙ, НОВЫЙ, ювелирно выстроенная И.Ильфом и Е.Петровым в рамках текста романа "Двенадцать стульев", являет собой классический образец мастерского использования языковых потенций полисемантичной адъективной лексики в сатирических целях. х х х

Проведенное исследование доказало правомерность нашего предположения о специфике художественного бытия полисемантичных лексем, являющихся лейтмотивами повествования. Заданное языковой системой иерархическое единство узуальных осмыслений многозначного слова при наличии авторской воли может быть не только актуализировано, но и перестроено на новых, избранных автором, началах. В этом случае реализации различных значений лексемы-лейтмотива /при условии их частотности и более или менее равномерной рассредоточенности в тексте/ начинают функционировать как элементы единой лексико-семан-тической структуры, которая не повторяет узуальную /хотя и во многом обусловлена последней/, демонстрирует свою уникаль-несть, принадлежность данному художественному целому, а потому может быть названа внутритекстовой структурой семантики многозначного слова /соответственно, свойство полисемантичной на уровне языка лексемы образовывать эту структуру именуем ее внутритекстовой многозначностью/.

Внутритекстовая структура многозначного слова-лейтмотива строится на основе того значения /узуального или индивидуально-авторского/, которое представляется писателю наиболее актуальным, важным в художественной системе данного литературного произведения. Целенаправленно культивируемое автором, оно опосредует разнородные текстовые реализации полисемантичной лексемы при малейшей поддержке макроконтекста /а иногда и без нее/, т.е. выполняет в рамках художественного целого функции, свойственные основному номинативному осмыслению многозначного слова на уровне языка. Связь значения, центрального во внутритекстовой структуре семантики лексемы-лейтмотива, с графической формой последней может стать /усилиями автора/ настолько нерасторжимой, что его неявная реализация будет осуществляться при кавдом словоупотреблении. А это значит, что создатель текста обретет действенное средство экспликации собственного мировосприятия /тем более экспрессивное, что функции его неявны, затемнены/, характер авторской трансформации узуальной семантической структуры многозначного слова, таким образом, проясняет основы авторского мировосприятия.

Языковой основой трансформации структуры семантики многозначной лексемы в рамках художественного текста становятся внутрисловные связи, существующие между узуальными значениями последней. Их наличие определяет возможность возникновения внутритекстового единства разрозненных словоупотреблений, возможность распространения авторских семантических трансформаций, осуществляемых в рамках отдельных реализаций слова,на уровень лексемы в целом. Естественно, что особую склонность к обретению внутритекстового упорядоченного единства всех своих реализаций обнаруживают, в первую очередь, признаковые слова. Высокая степень диффузности узуальных значений, а также способность расширять смысловые границы за счет усвоения семантических элементов определяемых слов - вот те языковые потенции, которые определяют возможность переосмысления лек-сеш-лейтмотива не только на уровне словоупотребления, но и на уровне текста в целом.

Основным способом внутритекстовой трансформации семантической структуры лексемы-лейтмотива следует признать намеренно организуемые авторами приемы совмещения ее центрального /в рамках художественного целого/ значения с каждым из представленных в тексте узуальных осмыслений. Подобные моменты одновременной реализации двух и более лексико-семантических вариантов лексемы /как правило, акцентируемые автором/ определяют читательское осознание внутритекстового единства ключевых словоупотреблений, более того, освоение новых /принципиально важных для понимания авторской позиции/ основ этого единства. Контекстуальная полисемия /неоднозначность лексемы на уровне отдельного словоупотребления/, включающая - в качестве обязательного - значение, с точки зрения авторов,центральное для всего художественного целого, ведет к расширению внутрисловной сферы действия этого значения, определяет его универсальность, необходимость реализации /более или менее явной/ во всех случаях употребления лексемы-лейтмотива.

Намеченные выше характеристики явления внутритекстовой многозначности слов-лейтмотивов требуют дальнейшего исследования и уточнения на материале художественных текстов разных авторов, жанров и литературных направлений. Проведенное исследование позволяет определить некоторые аспекты проблемы "полисемантичное слово в художественном тексте", требующие разрешения: I/ общее и индивидуальное в организации внутритекстовой многозначности слов-лейтмотивов в рамках произведений одного автора, разных авторов, разных жанров и направлений; 2/ специфика внутритекстовой многозначности слов разных семантических классов и групп; 3/ взаимосвязь явления внутритекстовой многозначности ключевых лексем с основными категориями текста; 4/ внутритекстовая многозначность слова и читательское восприятие /психолингвистические аспекты/.

Теоретическая значимость работы заключается в углублении существующих представлений об особенностях функционирования полисемантичного слова в художественной речи за счет введения понятия - внутритекстовая многозначность лексемы. Последнее понимается как специфическое свойство полисемантичной /на уровне языка/ лексической единицы, занимающей позицию лейтмотива в рамках художественного текста, возникающее на основе неоднократных моментов контекстуальной полисемии слова, целенаправленно организованных автором.

Неявное внутритекстовое единство рассредоточенных в тексте словоупотреблений многозначной лексемы, построенное на избранных авторами началах, может быть осмыслено как одно из средств организации связности текста, его модальности, подтекстовой глубины, цроспекции и ретроспекции.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Родченко, Ольга Дмитриевна, 1984 год

1. Энгельс Ф. Письмо к Маргарет Гаркнесс, начало апреля 1888 г. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т.37, с.35-37.

2. Агафонова Н.П. Язык русской сатирической печати 19171923 гг.: Автореф.дис. .канд.филол.наук. Самарканд, 1971. - 34 с.

3. Алексеев А.Н. Стилистическая информация языкового знака. Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1982, $ I, с.50-55.

4. Аникина А.Б. Стилистика частей речи: Изобразительная роль имени существительного, имени прилагательного и глагола.-М.: изд. Моск. ун-та, 1974. 87 с.

5. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. - 367 с.

6. Апресян Ю.Д. 0 регулярной многозначности. Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз., т. 30, вып.6, 1971, с.509-523.

7. Арнольд И.В. Импликация как прием построения текста и предмет филологического изучения. Вопр. языкознания, 1982, № 4, с.83-91.

8. Арнольд И.В. Интерпретация художественного текста: типы выдвижения и проблема экспрессивности. В кн.: Экспрессивные средства английского языка. Л., 1975, с.11-20.

9. Арнольд И.В. 0 понимании термина "текст" в стилистике декодирования. В кн.: Стилистика художественной речи. Л., 1980, с.З-П.

10. Арнольд И.В. Потенциальные и скрытые семы и их актуализация в английском художественном тексте. Иностр. яз.б ж., 1979, $ 5, с.10-14.

11. Арнольд И.Б. Стилистика декодирования: Курс лекций. Л.: Изд. ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1974. - 76 с.

12. Арнольд И.Б. Тематические слова художественного текста.-Иностр. яз. в шк., 1971, 2, с.6-12.

13. Аспекты общей и частной лингвистической теории текста. -М.: Наука, 1982. 192 с.

14. Ахманова О.С., Глушко М.М. и др. Основы компонентного анализа. М.: Изд. Моск. ун-та, 1969. - 98 с.

15. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Иностр. литература, 1955. - 416 с.

16. Барлас Л.Г. Оценочно-речевой план в рассказе Чехова "Ионыч". Русск. яз. в шк., 1976, 2, с.56-61.

17. Бахтин М.М. К эстетике слова. Б кн.: Контекст-73. М., 1974, с.258-280.

18. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. - 424 с.

19. Бекова С.Б. О слове ЧЕРНЫЙ у М.Горького. В кн.: Исследования по эстетике слова и стилистике художественной литературы. Л., 1964, с.31-41.

20. Белинский Б.Г. Несколько слов о поэме Н.В.Гоголя "Похождения Чичикова или Мертвые души". Собр. соч.: В 9-ти т. М., 1979, т.5, с.56-62.

21. Беляева Н.Д. Прилагательные, обозначающие цвет, в произведениях И.Ильфа и Е.Петрова: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Л., 1977. - 19 с.

22. Болотнова Н.С. Образная перспектива глагольного слова в рассказах Ю.М.Нагибина /на материале семантргко-стилисти-ческой группы языковых единиц, соотносящихся с речью/:

23. Автореф. дис. .канд. филол. наук. Томск, 1983.- 19с.

24. Болотов Б.И. Эмоциональность текста в аспектах языковой и неязыковой вариантности /основы эмотивной стилистики текста/. Ташкент: Изд. "ФАН" Узбекской ССР, 1981. -116 с.

25. Бондина О.Н. Прилагательные размера в современном немецком языке /К вопросу исследования системности в лексике/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Киев, 1981. -22 с.

26. Борев Ю.Б. Комическое. М.: Искусство, 1970. - 269 с.

27. Борисова М.Б. Слово в драматургии М.Горького. Саратов: Изд. Ca ратовского ун-та, 1970. - 198 с.

28. Брудный A.A. Подтекст и элементы внетекстовых знаковых структур. Б кн.: Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976, с.41-62.

29. Брякин В.Б. Речевые средства создания комического в сказе /На материале рассказов М.Зощенко/: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1981. - 20 с.

30. Буачиадзе М.Г. Семантическая структура слова и проблема смысловой связности текста /на материале английского языка/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1979.-19с.

31. Будагов P.A. Наблюдения над языком и стилем И.Ильфа и Е.Петрова. Учен. зап. Ленингр. ун-та, 1946, № 10, с. 220-248.

32. Булаховский Л.А. Словесные средства комического у русских писателей 1-й половины 19 в. Русск. яз. в шк., 1939, № 5-6, с.44-57.

33. Бурсак Т.Д. Информативная значимость прилагательных в тексте: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Киев,1981.19 с.

34. Вайгла Э.А. О понятии эмоциональная лексика. Уч. зап. Тартусского ун-та, 1968, вып. 219-А, серия лингвистики,с. Ш-116.

35. Вакуров В.Н. Речевые средства шора и сатиры в советском фельетоне: Учеб.-метод, пособие. 2-е изд. - М.: Изд. Моск. ун-та, 1969. - 54 с.

36. Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова. Избр. тр.: Лексикология и лексикография. М., 1977, с.162-189.

37. Виноградов В.В. О теории художественной речи: Учеб. пособие. М.: Высшая школа, 1971. - 240 с.

38. Виноградов В.В. О формах слова. Избр. тр.: Исследования по русской грамматике. М., 1975, с.33-50.

39. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М.: Гослитиздат, 1959. - 655 с.

40. Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. М.: Изд. АН СССР, 1963. - 255 с.

41. Виноградов В.В. Стиль Пушкина. М.: Гослитиздат, 1941.620 с.

42. Виноградов В.В. Язык Гоголя и его значение в истории русского языка. В кн.: Материалы и исследования по истории русского литературного языка. М.-Л., 1953, т.З, с. 4-44.

43. Винокур Г.О. Об изучении языка литературных произведений. Избр. работы по русскому языку. М., 1959, с.229-256.

44. Винокур Т.Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. М.: Наука, 1980. - 237 с.

45. Вольф Е.М. Варьирование в оценочных структурах. В кн.: Семантическое и фордальное варьирование. М., 1979, с. 273-294.

46. Вольф Е.М. Грамматика и семантика прилагательного: На материале иберо-роман. яз. М.: Наука, 1978. - 200 с.

47. Вольф Е.М. Прилагательное в тексте /Система языка и "картина мира"/. В кн.: Лингвистика и поэтика. М., 1979,с. 118-135.

48. Вулис А.З. Ильф и Петров. Очерк творчества. М.: Гослитиздат, 1960. - 376 с.

49. Выготский Л.С. Психология искусства. М.: Искусство, 1968. - 575 с.

50. Галанов Б.Е. Илья Ильф и Евгений Петров. Жизнь. Творчество. М.: Сов. писатель, 1961. - 310 с.

51. Галкина-Федорук Е.М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке. В кн.: Сборник статей по языкознанию. Проф. МГУ акад. В.В.Виноградову. М., 1958, с.103-124.

52. Гальперин И.Р. Информативность единиц языка: Учеб. пособие. М.: Высш. школа, 1974. - 175 с.

53. Гальперин И.Р. 0 понятии текст. Вопр. языкознания,1974, № 6, с.68-77.

54. Гальперин И.Р.Относительно употребления терминов "значение", "смысл", "содержание" в лингвистических работах.-Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1982, № 5, с. 3443.

55. Гальперин И.Р. Ретроспекция и проспекция в тексте. Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1980, $ 5,с.44-52.

56. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981. - 139 с.

57. Гарипова Н.Д. К типологии смысловых структур существительных в русском языке. В кн.: Актуальные вопросы лексикологии и лексикографии. Пермь, 1972, с.121-125.

58. Гарипова Н.Д. Наблюдение над смысловой структурой многозначных слов разных частей речи. В кн.: Исследования по семантике. Вып. 2. Уфа, 1976, с.92-97.

59. Гей Н.К. Художественность литературы. Поэтика. Стиль. -М.: Наука, 1975. 471 с.

60. Гоголь Н.В. Развязка "Ревизора". Полн. собр. соч.,М., 1951, т.4, с.121-137.

61. Григорьева А.Д. К вопросу об анализе языка поэтического текста. Вопр. языкознания, 1978, № 3, с.62-74.

62. Гридин В.Н. Психолингвистические функции эмоционально-экспрессивной лексики: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1976. - 22 с.

63. Гуковский Г.А. Изучение литературного произведения в школе. М.-Л.: Просвещение, 1966. - 266 с.

64. Гюббенет И.В. К проблеме понимания литературно-художественного текста. М.: Изд. Моск. ун-та, 1981. - 110 с.

65. Джолдошева Ч.Т. Раннее творчество И.Ильфа и Е.Петрова: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Фрунзе, 1967.-23 с.

66. Джохадзе Л.Е. Стилистическое использование многозначного слова в художественном тексте: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1977. - 19 с.

67. Долинин К.А. Имплицитное содержание высказывания. Вопр. языкознания, 1983, № 6, с.37-47.

68. Донецких Л.И. Реализация эстетических возможностей качественных прилагательных в тексте художественных произведений. В кн.: Аспекты и приемы анализа текста художественного цроизведения. Л., 1983, с.87-94.

69. Донецких Л.И. Условия реализации эстетических возможностей имен црилагательных в текстах художественных произведении: Автореф. дис. .докт. филол. наук. Л., 1981,30 с.

70. Донская ЕЛ. Некоторые особенности лексико-семантической межабзацной связи как способа организации связности суперконтекста. Б кн.: Проблемы стилистического анализа текста. Иркутск, 1979, с.21-27.

71. Еремина JE.И. Слово и текст. Б кн.: Язык Л.Н.Толстого. М., 1979, с.74-160.

72. Ершов Л.Ф. Советская сатирическая проза 20-х гг. М.-Л.: Изд. АН СССР, i960. - 283 с.

73. Ершов Л.Ф., Никулина Е.А., Филиппов Г.Б. Русская советская литература 30-х гг. М.: Высш. школа, 1978. -232 с.

74. Жирмунский Б.М. Задачи поэтики. Б кн.: Теория литературы. Поэтика. Стилистика. Л., 1977, с.15-55.

75. Жулидов С.Б. Соотношение эксплицитного и иьшлицитного выражения значения при переводе как семантико-стилистичес-кая проблема: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Л., 1979. - 20 с.

76. Загоровская О.В. Семантическая специфика слова в художественном тексте. Б кн.: Аспекты лексического значения. Воронеж, 1982, с.18-23.

77. Загоровская О.В. Эстетическая функция языка и эстетическая значимость слова в художественном тексте /на материале цикла стихотворений А.Блока "Снежная маска"/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Воронеж, 1977. - 21 с.

78. Заякина Т.А. Синонимия имен прилагательных в цроизведениях К.Г.Паустовского: Автореф. дис. .канд. фшгол.наук. Алма-Ата, 1982. - 24 с.

79. Звегинцев Б.А. Семасиология. М.: Изд. Моск. ун-та, 1957. - 322 с.

80. Земская Е.А. Речевые приемы комического в советской литературе. В кн.: Исследования по языку советских писателей. М., 1959, с.216-278.

81. Зноев Н.И. Семантические поля и семантическая многоплановость /на материале поздних произведений Ф.М.Достоевского/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Алма-Ата, 1980. - 22 с.

82. Ибраев Л.И. Слово и образ. К проблеме соотношения лингвистики и поэтики. Научн. докл. высш. школы. Филол.науки, 1981, £ I, с.18-24.

83. Иванова Л.И. Полисемия русских прилагательных линейного пространственного измерения /категориальная специфика, семемная организация, семантические процессы/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Воронеж, 1981. - 23 с.

84. И.Ильф и Е.Петров. Двенадцать стульев. Полн. собр. соч. М., 1961, т.1, с.27-382.

85. Ионицэ М.П. Глоссарий контекстуальных связей. Кишинев: Штиинца, 1981. - 95 с.

86. Исмагулова Б.Х. О моделях развития переносных значений слов в сфере русских прилагательных. Русск. яз. в шк., 1978, № 6, с.94-97.

87. Кайда Л.Г. Выражение авторской оценки в современном фельетоне /Опыт функционально-стилистического исследования подтекста на материале синтаксиса/: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1978. - 19 с.

88. Каращук В.А. Темпоральные прилагательные в современном русском языке: Автореф. дис. .канд. филол. наук. -Ташкент, 1978. 19 с.

89. Каднельсон С.Д. Содержание слова, значение и обозначение. М.-Л.: Наука, 1965. - ПО с.

90. Качаева Л.А. Семантико-семантические функции имен прилагательных в повести А.И.Куприна "Поединок": Автореф.дис. .канд. филол. наук. Владивосток, 1964. - 19 с.

91. Киселева Л.А. Проблемы исследования русского языка как средства воздействия: Автореф. дис. .докт. филол. наук. Л., 1979. - 46 с.

92. Климова Л.И. Ассоциативные лексические ряды в рассказе К.Г.Паустовского "Телеграмма". В кн.: Аспекты и приемы анализа текста художественного произведения. Л., 1983, с. 120-126.

93. Ковалев В.П. Экспрессивное использование полисемии, омонимии и паронимии в художественной прозе. Русск. яз. в школе, 1980, й 6, с.67-71.

94. Ковалевская Е.Г. Анализ текстов художественных произведений. Л.: Изд. ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1976. - 53 с.

95. Ковалевская Е.Г. Слово в языке и речи. В кн.: Лингвистические основы аспекта школьной программы "Развитие речи". Л., 1979, с.28-54.

96. Ковтун Л.С. О специфике словаря писателя. В кн.: Словоупотребление и стиль М.Горького. Л., 1962, с.12-31.

97. Ковтун Л.С. Словарное описание семантико-стилистической системы писателя /о словаре М.Горького/. В кн.: Словоупотребление и стиль М.Горького. Л., 1968, с.5-14.

98. Кожин А.Н. О роли слова в тексте /на материале повести

99. Л.Н.Толстого "Казаки"/. Вопр. языкознания, 1979, $ 2, с. 73-79.

100. Колесникова Э.Г. Языковые средства комического в творчестве И.Ильфа и Е.Петрова: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Иркутск, 1969. - 17 с.

101. Колшанскии Г.В. Контекстная семантика. М.: Наука,1980.-148 с.

102. Колшанскии Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М.: Наука, 1975. - 231 с.

103. Комлев Н.Г. Компоненты содержательной структуры слова. -М.: Изд. Моск. ун-та, 1969. 192 с.

104. Котов A.M. Экспрессивные средства китайского языка. -Вопр. языкознания, 1983, $ 4, с.91-101.

105. Куликова В.П. Использование многозначности некоторых глаголов движения в поэме Н.В.Гоголя "Мертвые души" /К изучению языка и стиля Н.В.Гоголя/. Учен. зап. Калининского пед. ин-та, 1968, т.53, с.86-116.

106. Куликова И.С. Семантико-стилистическая характеристика атрибутивных именных словосочетаний /на материале световых и цветовых прилагательных в произведениях К.Г.Паустовского и М.М.Пришвина/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Л., 1966. - 22 с.

107. Куликова И.С. Эстетическое значение слова и контекст. -В кн.: Лингвистические основы аспекта школьной программы "Развитие речи". Л., 1979, с.73-78.

108. Куликова И.С. Эстетическая функция : в ее отношении к эстетическому значению. В кн.: Аспекты и приемы анализа текста художественного произведения. Л., 1983, с.61-70.

109. Купина Н.А. Внутрисловные микросистемы в художественномтексте. В кн.: Слово в системных отношениях. Свердловск, 1982, с.3-13.

110. Кухаренко В.А. Типы и средства выражения импликации в английской художественной прозе. Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1974, № I, с.72-80.

111. Кухаренко В.А., И.М.Колегаева и др. Ключевые и тематические слова в оригинале и переводе художественного произведения. Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1983, J& 4, с.68-71.

112. Ларин Б.А. Эстетика слова и язык писателя: Избр. статьи. -Л.: Худ. литература, 1974. 288 с.

113. Левидов A.M. Автор образ - читатель. - Л.: Изд. Ле-нингр. ун-та, 1977. - 360 с.

114. Левковская H.A. В чем различие между сверхфразовым единством и абзацем? Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1980, Л I, с.75-78.

115. Лексические и грамматические компоненты в семантике языкового знака. Воронеж: Изд. Воронежского ун-та, 1983. - 156 с.

116. Лилич Г.А. Развитие обобщенно-символического значения у слов ГРЯЗЬ, ГРЯЗНЫЙ в произведениях М.Горького. В кн.: Словоупотребление и стиль М.Горького. Л., 1968, с.77-85.

117. Липатов А.Т. Лексико-семантические группы слов и моно-семные поля синонимов. Науч. докл. высш. школы. Филол. науки, 1981, В 2, с.51-57.

118. Литвин Ф.А. Речевая многозначность слова: Автореф. дис. .докт. филол. наук. М., 1978. - 37 с.

119. Лихачев Д.С. Внутренний мир художественного произведения. Вопр. литературы, 1968, № 8, с.74-87.

120. Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха: Учеб. пособие. Л.: Просвещение, 1972. - 271 с.

121. Лотман Ю.М. Структура художественного текста. М.: Искусство, 1970. - 384 с.

122. Лукьянова H.A. О семантике и типах экспрессивных лексических единиц. В кн.: Межвуз. сборн. научн. трудов. Новосибирск, 1983, с.12-41.

123. Луначарский A.B. Ильф и Петров. Собр. соч. Л., 1964, т.2, с.519-525.

124. Максимова A.A. Многозначность слова и ее стилистическое использование в поэзии Э.Вайнерта. В кн.: Проблемы стилистического анализа текста. Иркутск, 1979, с.86-96.

125. Молдавский Д.М. Товарищ смех. Л.: Лениздат,1981. -344 с.

126. Морозова Е.Л. Субъективно-оценочная модальность как семантическая категория художественного текста. В кн.: Структура произведения и текст. М., 1982, с.48-58.

127. Мыркин В.Я. Текст, подтекст и контекст. Вопр. языкознания, 1976, № 2, с.86-93.

128. Наумов Э.Б. Состав фразеологических единиц и приеш их употребления в произведениях Ильи Ильфа и Евгения Петрова: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М., 1973. -17 с.

129. Николина H.A. К вопросу о речевых средствах иронической экспрессии и ее функциях в художественном тексте. -Русск. яз. в школе, 1979, № 5, с.79-83.

130. Новикова М.Л. Метафора как конструктивный компонент художественного текста /на материале повести А.Серафимовича "Железный поток"/. Русск. яз. в школе, 1982,Je 5, с.52-57.

131. Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 8. Лингвистика текста. М.: Прогресс, 1978. - 479 с.

132. Г31. Одинцов В.В. Стилистика текста. М.: Наука, 1980.-262с.

133. Ольшанский И.Г. Взаимодействие семантики слова и предложения. Вопр. языкознания, 1983, Л 3, с.52-62.

134. Очерки лексикографии языка писателя: Двуязычные словари. Л.: Изд. Ленингр. ун-та, 1981. - 160 с.

135. Павлова О.Л. Семантическая многоплановость слова в романе Л.Н.Толстого "Война и мир". В кн.: Язык и стиль произведений Л.Н.Толстого. Тула, 1979, с.43-48.

136. Панасюк А.Т. Экспрессивная лексика современного русского языка: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М.,1973.-24 с.

137. Пасхалова H.A. Взаимодействие контекстуальных единиц как средство конструирования текста художественного произведения и показатель индивидуального стиля писателя: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Киев, 1978. -22 с.

138. Петрущенкова Т.А. Регулярная полисемия глагола и образование новых значений: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Л., 1980. - 21 с.

139. Е38. Покрасс Г.С. Речевые средства и приемы создания комического б советском фельетоне: Автореф. дис. .канд. фи-лол. наук. М., 1971. - 19 с.

140. Потебня A.A. Эстетика и поэтика. М.: Искусство, 1976.614 с.

141. Поцепня Д.М. О единстве эстетических свойств слова в поэзии и прозе А.Блока. В кн.: Вопросы стилистики: Вып. 4. Саратов, 1972, с.74-84.

142. Поэт и слово. Опыт словаря. М.: Наука, 1973. - 455 с.

143. Пришва Б.Г. Языковые средства комического в произведениях Остапа Вишни: Автореф. дис. .канд. филол. наук.-Киев, 1970. 22 с.

144. Прянишникова А.Д. О композиционной функции партитурно-сти. Научн. докл. высш. школы. Филол. науки, 1983,1. Jß 2, с.74-77.

145. Риффатер М. Критерии стилистического анализа. В кн.: Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 9. Лингвостилистика. М., 1980, с.69-97.

146. Рублева О.Л. Особенности смысловой структуры слов ИГРА, ИГРАТЬ в романе М.Горького "Жизнь Клима Самгина". В кн.: Словоупотребление и стиль М.Горького. Саратов,1982, с.42-50.

147. Савченко А.Н. Образно-эмоциональная функция речи и поэтическая речь. Ростов-на-Дону: Изд. Ростовского ун-та, 1978. - 127 с.

148. Савченко А.Н. Речь и образное мышление. Вопр. языкознания, 1980, № 2, с.21-32.

149. Сборник воспоминания об Ильфе и Петрове. М.: Сов. писатель, 1963. - 336 с.

150. Селивановский А.П. Смех Ильфа и Петрова. В кн.: В литературных боях. M., 1959, с.14-32.

151. Сельдмяэ Й.Я. Значение и смысл. М. : Изд. АН СССР, 1980. - 12 с.

152. Сергеева Л.А. Качественные прилагательные со значением оценки в современном русском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Саратов, 1980. - 22 с.

153. Сидорец B.C. Структурно-семантическая характеристика прилагательных в прозе И.А.Бунина: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Минск, 1971. - 23 с.

154. Сильман Т.И. Подтекст это глубина текста. - Вопр. литературы, 1969, № I, с.89-102.

155. Сильман Т.И. Подтекст как лингвистическое явление. -Научн. докл. высш. школы. Филол. науки, 1969, Is I, с. 84-90.

156. Синтаксис текста. М.: Наука, 1979. - 368 с.

157. Сиротина В.А. Актуализация образных возможностей слова в прозе М.Горького. В кн.: Словоупотребление и стиль-М.Горького. Саратов, 1982, с.8-20.

158. Сиротина В.А. Горький мастер сатиры /речевые средства сатиры в горьковской публицистике советских лет/. - Киев: Изд. Киевского ун-та, 1964. - 105 с.

159. Сиротина В.А. 0 видах семантической двуплановости в сатирических произведениях М.Горького и приемах ее отражения в словаре писателя. В кн.: Словоупотребление и стиль М.Горького. Л., 1968, с.20-32.

160. Смирницкий А.И. К вопросу о слове. В кн.: Труды ин-та языкознания АН СССР, 1954, т. 4. М., 1954, с.3-49.

161. Смулаковская Р.Л. Текстовые функции семантически сближенных слов. В кн.: Аспекты и приемы анализа текстахудожественного произведения. I., 1983, с.114-119.

162. Старков А.Н. "Двенадцать стульев" и "Золотой теленок" И.Ильфа и Е.Петрова. М.: Худ. литература,1969.-119 с.

163. Степанова Г.В. Семантика многозначного слова. Калининград: Изд. Калининградского ун-та, 1978. - 51 с.

164. Степанова Г.В., Шрамм А.Н. Введение в семасиологию русского языка. Калининград: Изд. Калининградского ун-та, 1980. - 71 с.

165. Стернин И.А. Из наблюдений над окказиональными семами в значении слова. В кн.: Лексические и грамматические компоненты в семантике языкового знака. Воронеж, 1983, с.21-27.

166. Стернин И.А. Проблемы анализа структуры значения слова. Воронеж: Изд. Воронежского ун-та, 1979. - 156 с.

167. Структура текста. М.: Наука, 1980. - 287 с.

168. Сулименко Н.Е. Текстовые функции относительных прилагательных и глаголов. В кн.: Аспекты и приемы анализа текста художественного произведения. Л.,1983, с.94-114.

169. Сулименко Н.Е. Семантическая типология признаковых слов в русском языке. I.: Изд. ЛГПИ им,-А.И.Герцена, 1981.58 с.

170. Сулименко Н.Е. Типы лексических значений признаковых слов в современном русском языке: Автореф. дис. . докт. филол. наук. Л., 1983. - 34 с.

171. Торсуева И.Г. Подтекст и средства его выражения. В кн.: Материалы 5 Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. 4.1. М.,1975, с.32-41.

172. Тремасова Г.Г. Языковые средства выражения сатирического смысла: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М.,1979. 19 с.

173. Трифонова C.B. О прямом и образном употреблении слова ГОЛУБОЙ в произведениях А.М.Горького. В кн. : Словоупотребление и стиль М.Горького. Л., 1962, с.32-44.

174. Унайбаева P.A. Категория подтекста и способы его выявления /на материале англо-американской художественной прозы 20 в./: Автореф. дис. .канд. филол. наук. М.,1980. 19 с.

175. Уфимцева A.A. Слово в лексико-семантической системе языка. М.: Наука, 1968. - 272 с.

176. Фадеева Т.А. Семантическая характеристика ключевых слов в произведениях В.А.Луговского: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Л., 1978. - 21 с.

177. Федорова Л.Н. Категория ретроспекции в художественном тексте /на материале английского языка/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. M., 1982. - 21 с.

178. Федь Н.М. Искусство комедии или Мир сквозь смех. М. : Наука, 1978. - 215 с.

179. Филиппов A.B. К проблеме лексической коннотации. -Вопр. языкознания, 1978, Jê I, с.57-63.

180. Фортунатов Н.М. Творческий процесс и читательское восприятие. В кн.: Содружество наук и тайны творчества. M., 1968, с.191-217.

181. Харченко В.К. Взаимодействие коннотативных признаков, созначений в семантике слова. В кн.: Лексические и грамматические компоненты в семантике языковых значений. Воронеж, 1983, с.47-52.

182. Харченко В.К. Характеристика производных оценочных значений имен существительных в русском языке: Автореф.дис.канд. филол. наук. Л., 1973. - 16 с.

183. Хидекель С.С., Кошель Г.Г. Природа и характер языковых оценок. В кн.: Лексические и грамматические.компоненты в семантике языкового знака. Воронеж, 1983, с.11-16.

184. Хованская З.И. Лексическая актуализация. Научн.докл. высш. школы. Филол. науки, 1983, të I, с.46-54.

185. Хохлачева В.Н. К проблеме стилистики "Мертвых душ" Н.В. Гоголя /на материале сопоставления редакций/. В кн. : Очерки по стилистике художественной речи. M., 1979, с. II4-I36.

186. Храпченко М.Б. Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы. 4-е изд. - М. : Худ. литература, 1977. - 448 с.

187. Хромых Г.С. Переносные значения в лексических микросистемах /закономерности развития и организации/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Киев, 1979. - 18 с.

188. Худяков И.Н. Об эмоционально-оценочной лексике. Научн. докл. высш. школы. Фшюл. науки, 1980, В 2, с.79-82.

189. Червинский П.П. Семантика слова в системе стихотворного целого /на материале поэзии С.Есенина и Д.Кедрина/: Автореф. дис. .канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 1981. - 21 с.

190. Чернухина И.Я. Очерки по стилистике художественного прозаического текста. Воронеж: Изд. Воронежского ун-та, 1977. - 206 с.

191. Чикваишвили К.С. Структура семантической организации текста: Автореф. дис. .канд. филол. наук. M., 1980.23 с.

192. Шабалина Л.И. Слово как средство эмоциональной оценки всатире Н.А.Некрасова: Автореф. дис. .канд. гаилол. наук. Тбилиси, 1971. - 31 с.

193. Шамота А.Н. Переносное значение слова /на материале языка художественной литературы/: Автореф. дис. .канд. фшюл. наук. Киев, 1971. - 22 с.

194. Шаховский Б.И. К типологии коннотации. Б кн.: Аспекты лексического значения. Воронеж, 1982, с.29-34.

195. Шаховский В.И. Лексикография и коннотативная семантика.-В кн.: Лексические и грамматические компоненты в семантике языкового знака. Воронеж, 1983, с.27-34.

196. Шипицына Г.М. Структура семемы качественных прилагательных и методы выделения ее компонентов: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1972. - 23 с.

197. Шмелев Д.Н. Очерки по семасиологии русского языка. М.: Просвещение, 1964. - 244 с.

198. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. -М.: Наука, 1973. 280 с.

199. Шмелев Д.Н. Слово и образ. М.: Наука, 1964. - 120 с.

200. Шмелев Д.Н. Современный язык. Лексика: Учеб. пособие. -М.: Просвещение, 1977. 335 с.

201. Шрамм А.Н. Очерки по семантике качественных прилагательных. Л.: Изд. Ленингр* ун-та, 1979. - 134 с.

202. Шрамм А.Н. Структурные типы лексических значений слова.-Научн. докл. высш. школы. Филол. науки, 1981, № 2, с. 58-64.

203. Экспрессивность лексики и фразеологии. Межвуз. сб. на-учн. тр. Новосибирск: Изд. Новосибирского ун-та,1983.-160 с.

204. Язикова Ю.С. Семантическое своеобразие лексики М.Горького. В кн.: Словоупотребление и стиль М.Горького. Л., 1968, с.15-19.

205. Язикова Ю.С. Семантическое своеобразие слова в художественной речи. -Ро2лаа , 1977. 74 с.

206. Язикова Ю.С. Слово ЖРНЫЙ в повести М.Горького "Хозяин". В кн.: Вопросы стилистики. Вып.4. Саратов, 1972, с.104-110.

207. Якобсон Р. Лингвистика и поэтика. В кн.: Структурализм "за" и "против". М., 1975, с.193-230.

208. Яновская Л.М. Почему вы пишете смешно? Об Ильфе и Петрове, их жизни и шоре. 2-ое изд., дополн. - М.: Наука, 1969. - 216 с.

209. СПИСОК СОКРАЩЕННЫХ НАЗВАНИЙ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ1. СЛОВАРЕЙ

210. СЛТ Словарь литературоведческих терминов / Под ред. Тимофеева Л.И., Тураева C.B. - М.: Просвещение, 1974.

211. САТГ Словарь автобиографической трилогии М.Горького / Под ред. Ковтун Л.С. Вып. 1,2. - Л.: Изд. Ленингр. ун-та, 1974, 1977.

212. БАС Словарь современного русского литературного языка в 17-ти томах. - М.-Л.: Изд. АН СССР, 1950-1965.

213. ССС Словарь сочетаемости слов русского языка / Под ред. Денисовой П.Н., Морковкина В.В. Изд. 2-е. - М.: Русский язык, 1983.

214. ССАН Словарь синонимов русского языка / Под ред. Ев-геньевой А.П. - М.: Изд. АН СССР, I970-I97I.

215. СЭ Горбачевич К.С., Хабло Е.П. Словарь эпитетов русского литературного языка. - Л.: Наука, 1979.

216. СРЯ Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М. : Сов. энциклопедия, 1972.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 286333