Моделирование и управление регионом как социальной системой: социологический анализ тема диссертации и автореферата по ВАК 22.00.08, доктор социологических наук Бондарев, Александр Алексеевич

Диссертация и автореферат на тему «Моделирование и управление регионом как социальной системой: социологический анализ». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 202915
Год: 
2004
Автор научной работы: 
Бондарев, Александр Алексеевич
Ученая cтепень: 
доктор социологических наук
Место защиты диссертации: 
Пятигорск
Код cпециальности ВАК: 
22.00.08
Специальность: 
Социология управления
Количество cтраниц: 
441

Оглавление диссертации доктор социологических наук Бондарев, Александр Алексеевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИКО - МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКИХ СИСТЕМ.

1.1. Теоретическая операционализация региона как социальной системы

1.2. Социально-экономические параметры развития региона.

1.3. Социальная система с позиций синергетики.

ГЛАВА И. ДИНАМИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ.

2.1. Модель двухкомпонентной социальной системы.

2.2. Синергетические и соционические методы управления социальными системами.

2.3. Модель устойчивого развития социальной системы.

Глава III. МЕХАНИЗМЫ УПРАВЛЕНИЯ РЕГИОНОМ КАК УСТОЙЧИВОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМОЙ.

3.1. Геополитические параметры региона в структуре современного российского социума.

3.2. Социальные оценки системных факторов региона.

3.3. Дефинитивный статус федеральных и региональных механизмов управления.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Моделирование и управление регионом как социальной системой: социологический анализ"

Актуальность темы исследования. В социологии управления интерес к региональной специфике сегодня является одним из превалирующих. Региональная дифференциация объектов управления, как по содержанию, так и структуре, долгое время недооценивалась ни в теории, ни на практике.

Тем более, что для полноценного исследования эксклюзивности регионального уровня возможно лишь в рамках междисциплинарного подхода, позволяющего объединить познавательные возможности различных наук. Следует отметить, что регион как объект научного исследования представляет собой территориально ограниченную область пространства, располагающую, в той или иной степени, природными ресурсами, обеспечивающими ее экономический потенциал, социумом, ограниченным как вышеперечисленными параметрами региона, так и социокультурными границами (этническими, религиозными, традиционными и т.п.), определенной информацией.

Однако в условиях информационного общества трансформационные процессы являются причиной неустойчивости региональных социальных систем. Модернизационные процессы, происходящие в экономике, также нарушают статику региона и приводят к тому, что информационное пространство оказывается более значимым, чем обычное. В этой связи общепринятое понятие региона нуждается в переосмыслении и переопределении. Особенно это проявляется в условиях современной России.

Российский социум за последнее десятилетие пережил серьезные социально-политические катаклизмы, приведшие к его тотальной сегментации, одним из процессов которой стала регионализация. За достаточно короткий срок в стране появилось восемьдесят девять регионов.

Процесс регионализации можно рассматривать как распад существующей политической модели. Российская политическая модель всегда отличалась линейностью и патернализмом, будь то монархия, тоталитарное государство или государство развитого социализма. Свойственный патерналистской политической модели централизм усугубил кризис системы, которая всегда была закрытой. В конечном итоге, такая закрытая система перестала отвечать условиям, диктуемым сначала постиндустриальным, а затем и информационным обществом.

Модернизационные процессы, обеспечивающие ускоренное социокультурное развитие и породившие процесс глобализации, вызвавший целый ряд как экономических, так и социальных трансформаций, сломали не только границы существующей в России закрытой социальной системы, но и подвергли сомнению существовавшую в ней патерналистскую модель политической власти. В этой связи сегодняшняя российская ситуация нуждается в социально-теоретическом осмыслении, которое основывается на исследовании особенностей и этапов модернизационного процесса российского общества. Происходит переоценка фундаментальных осйований человеческого бытия, пересмотр технократического отношения к природе и переход России к устойчивому развитию (sustainable development). В качестве базисного тезиса (положения), на которое опирался и который пытался развить автор, можно привести высказывание известного современного философа В. Хесле, отметившего, что «XXI век станет веком защиты окружающей среды. Правильной будет политика, которая сможет сохранить природные основы нашего жизненного мира в самом широком объеме, но не та, которая способствует максимальному количественному экономическому росту (поощряя удовлетворение любых, даже самых абсурдных потребностей), и не та, которая добивается культурного и языкового единства нации в ущерб прочим, и не та политика, которая стремится к насильственному достижению конфессиональной и религиозной однородности».1

Одна из первых трудностей, с которой пришлось столкнуться при написании диссертации, заключается в неоднозначности понимания и толкования

1 Синергетическая парадигма / Под ред. В.И. Аршинова, В.Г. Буданова и др. - М.: Прогресс-Традиция. 2002. - С. 250-251. двух базисных понятий, употребляемых как в названии работы, так и в целом составляющих суть исследовательского проекта.

Во-первых, категория «регион», несмотря на широкое ее использование как в политической, экономической и других отраслях знания, так и в связи с быстротечностью современных глобальных и региональных изменений, которые, собственно, в нем и происходят, имеет множество значений и смысловых оттенков, прилагаемых в качестве определяющих учеными различных направлений. Еще более спорным явился вопрос о применимости данных теоретических конструкций, то есть теорий регионализации, к российской реальности. Таким образом, автор был вынужден постулировать собственное понимание региона как научной парадигмы, исторического процесса, модели движения России как в научно-категориальном, инструментальном поле, так и в результате страноведческого (регионального) анализа, имевшего к тому же цель выделить особенности (успехи, ошибки и поражения), способствующие адекватному пониманию «современности» и «современного российского социума».

Во-вторых, понятие и принцип «устойчивого развития» («sustainable development»), несмотря на не столь давнюю историю (введен в широкий профессиональный оборот бывшим премьер-министром Норвегии Гро Харлем Брутланд в опубликованном в 1987 году докладе «Наше общее будущее» и использован в программных документах Второй конференции ООН по окружающей среде и развитию в 1992 году), имеют целый ряд лингвистических (спор о неадекватности перевода на русский язык, а значит, и сущностных характеристиках), футурологических (рассматривается как еще один утопический проект по переустройству мира), временных (несвоевременность вопросов, актуализированных им для российского общества) проблем. Автор попытался обобщить различные точки зрения и показать, что фактически понятие и принцип «устойчивого развития» на сегодняшний момент представляют базовую категорию и научную парадигму, описывающие социальные, политические, экономические и другие процессы, связанные с глобальными процессами современности и поисками эффективных механизмов поддержания и развития жизни в стране.1

Вместе с тем в работе ставится цель преодолеть узкоэкологические или экономические (наиболее распространенные в настоящее время) трактовки (подходы) к «sustainable development», отводя значительное место роли социально-политических, детерминантов человеческого бытия. При этом исследование современного этапа регионализации России ориентировано на адекватное отражение и анализ ее места в современном мире с учетом глобальных, региональных и собственных национально-государственных интересов, проблем и задач, возникающих при реализации национальной концепции перехода к устойчивому развитию.

В этой связи автором предлагается системный подход в рамках которого используется синергетическая когнитивная парадигма. Синергетическая парадигма является в настоящее время одной из самых «интригующих и бы-строразвивающихся направлений постнеклассической науки». Информационная цивилизация диктует новые формы существования и развития человеческой культуры. Одной из таких форм является самоорганизация, содержанием которой выступает информация. Однако, в классической науке с этим тезисом согласиться было нельзя, поскольку форма и содержание всегда выступали как единое целое. Информационные технологии позволили отделить эти два понятия друг от друга. Сегодня может существовать содержание без формы. Это содержание есть информация на различных уровнях: рациональном и иррациональном, последний может не иметь формы: «Вообще информацию можно определить как то, что остается инвариантным при любом перекодировании или переводе сообщении».3 Эти слова основателя современной теории информации К. Шеннона характеризуют изменчивость форм информации, но константу ее содержания. Поэтому, мы вправе констатировать, что происходит некая мутация, а может быть даже исчезновение форм. Так,

1 UNESCO. World Data on Education. Geneva IBE Documentation and Information Unit. 1998. - 38 c.

2 См. там же. - C.40.

3 Альтернативные пути к цивилизацию / Под ред. В.П. Бранского. - М.: Прогресс. 2000. - С. 54. например, часто меняет свои формы социальная система: первобытная община, рабовладельческие империи, раздробленные феодальные города-государства, индустриальные системы, постиндустриальные, информационные. По мере развития цивилизации происходит слом государственных, экономических, этнических границ, происходит социокультурная интериори-зация. Человечество неуклонно движется к общепланетарному социуму. Трансформации глобализационных процессов свидетельствуют об этом. Мы можем справедливо констатировать, что регионализация - один из таких трансформационных процессов, возникший в результате разрушения определенной формы (единого патерналистского государства). По мере развития информационных процессов будет происходить дальнейшее изменение форма, в данном случае - формы государства. В этой связи необходима модель дальнейшего развития информации с целью прогнозирования государственного развития. Именно поэтому синергетические методы исследования становятся все более и более актуальными. Дедуктивно применив принципы синергетики к социальным системам, можно последовательно прогнозировать и другие, составляющие данную систему элементы, как на микро-, так и макроуровне.

Таким образом, актуальность данного исследования обусловлена следующими обстоятельствами:

- нынешним социально-экономическим положением России, находящейся в системном кризисе из-за несоответствия существующей социально-политической системы новым требованиям информационного общества. В связи с чем, возникает необходимость построения модели устойчивого развития страны;

- последствиями системного кризиса, приведшими к упрощению и архаизации управленческих ресурсов, нарастанию хаотических явлений и кризису общественного сознания;

- невозможностью классической науки объяснить и предвидеть происходящие в результате становления информационного общества, социальные, экономические и политические трансформации;

- объяснительными возможностями синергетики, позволяющими исследовать те аспекты современной социальной жизни, которые оказались недоступны для изучения методами классической социологии. Именно синергетика сегодня обладает эксклюзивными прогностическими качествами. В частности, синергетические методы исследования наиболее оптимальны в процессе создания новой модели данного объекта.

Степень разработанности проблемы. Прогнозирование устойчивого развития является ведущей для целого ряда отечественных исследователей, среди которых действительно признанные и уважаемые ученые с мировым именем, такие, как академик H.H. Моисеев, академик А.Д. Урсул и др. Специфические вопросы по данной тематике изучаются и анализируются в студенческих аудиториях и научных лабораториях созданного в 1992 году в Москве Международного независимого эколого-политологического университета, имеющего семь факультетов, среди которых: экологический, политологический, международной экономики и устойчивого развития и др. Ведет активную научную и воспитательную работу Международная академия ноосферы (устойчивого развития), имеющая отделения в большинстве городов РФ. Таким образом, заявленная тема имеет, несомненно, теоретическое и прикладное (практическое) значение.

Однако вопросы, рассматриваемые в данной работе, еще не нашли адекватного отражения в научной литературе. Связано это с многогранностью темы, новизной не столько естественно-научного, сколько социально-политического подхода к указанным проблемам, с трудностями беспристрастного осознания «текущего момента», выступая одновременно в двух ипостасях — участника (современника) и исследователя.

Синтетический характер проблемы предполагает обращение к ноосфер-ному будущему как всего человечества, так и российского социума в частности. В этой связи представляют собой интерес работы А. Адамова, И.В. Бестужева-Лады, Ф. Гиренюк, А. Еремина, А. Зотова, В. Иноземцева, И. Кравченко, Д. Лихачева, Б. Маклеровского, Н. Моисеева, Ю. Новикова, И. Шабунина и др.

Многогранность проведенного исследования естественно предполагала системный подход, в рамках которого автору следовало обратиться к ряду исследований в сфере экономики как составляющей процесса устойчивого развития России. Здесь следует отметить труды А. Боброва, Н. Волгина, Н. Зарубина, А. Зудина, А. Ляменко, В. May, В. Радаева, В. Хороса и других.

Раскрывая основные направления устойчивого развития России, автор подробно рассматривает вопросы, связанные с политической системой российского социума, исследуя ее историческое становление, современное состояние и перспективы. В этом вопросе большой интерес представляют труды Р. Арона, А. Ахиезера, В. Ачкасова, Л. Беляева, Ф. Бурлацкого, Р. Дарен-дорфа, В. Дроздиева, Л. Захарова, Е. Зубкова, Б. Капустина, И. Клямкина, В. Красилыцикова, С. Ланцова, В. Левашова, А. Миграняна, В. Милецкого Т. Ойзермана, А. Панарина, В. Пантина, В. Пастухова, В. Савченко, В. Само-едова, Ю. Солонина, Ю. Сумбатяна, Л. и М. Энтиных, Ю. Юдина, Р. Яновского и др.

Если все указанные выше стороны проблемы характерны для большинства государств мирового сообщества, то Россия имеет свою специфическую социокультурную окраску, выделяясь из числа прочих стран мира своим географическим положением и полиэтничностью. Поэтому дальнейшее устойчивое развитие этой страны требует преодоления межэтнических противоречий, в связи с чем, в исследовании подробно анализируется данная проблематика. Подобный анализ позволил автору предложить оптимальные пути преодоления этнических разногласий в свете теории устойчивого развития.

В последнее десятилетие появляется все больше и больше работ, посвященных этнической проблеме. Среди них хочется в первую очередь назвать труды Е. Ануфриева, Ю. Бромлея, В. Волкова, Л. Гумилева, Э. Гелнера,

А. Данилова, А. Здравомыслова, В. Ильина, 3. Сикевича, Н. Симоняна, А. Шадже и других.

Проблемы российской регионалистики многогранны и исследовались многими научными дисциплинами.

В частности, с позиций географии регион рассматривался как территориальная единица, включающая в себя определенный потенциал природных ресурсов. В этом отношении следует обратиться к трудам таких ученых, как А.И. Алексеев, H.H. Баранский, Н.В. Зубаревич, О.В. Диденко, С.А. Ковалев и другие.

В экономической науке регион чаща всего был представлен с точки зрения экономической единицы, дифференцированной составляющей валового общероссийского продукта. Однако последние исследования в области региональной экономики предполагают интериоризацию географического статуса (с области природных ресурсов), экономического потенциала и социального развития, что по сути, говорит о применении междисциплинарного и системного подходов. В этом случае интересны труды таких ученых, как А.И. Добрынин, С.А. Дятлов, Т.И. Заславская, Л.Я. Касалс, Р.В. Рывкина и др.

Социальные процессы региона имеют глубоко сегментированный характер, затрагивая самые различные социальные процессы.

Среди интересных работ, в которых исследуются демографические процессы следует отметить труды И.Е. Дискина, Ю.А. Левады, В.Н. Лексина, А.Н. Швецова, О.И. Шкаратан и др.

Особый интерес представляют исследования в области социально-экономической дифференциации населения регионов, проведенные В. Дыб-цыной, С. Шагиновым и др.

Многие ученые исследуют регион в социальном контексте «город-село», дифференцируя регионы по уровню урбанизации и, соответственно, распределению социально-экономического потенциала. Среди таких исследователей Н. Власова, Г. Лаппо, В. Любовный, Ю. Медведков, П. Полян, В. Тихонов и др.

В последние годы появился блок новых исследований региона с позиций тендерной динамики, дифференцирующей регионы по иерархической шкале неравенства мужского и женского населения. Тендерные исследования региона проводились такими учеными, как И. Калабихина, 3. Калугина, М. Таксанбаева, Е. Тюрюканова и др.

Новацией являются и комплексные исследования качества жизни, касающиеся российских регионов, задачей которых становится установление коэффициетна качества жизни, включающего в себя все уровни микроуров-него развития. В данном аспекте особый интерес представляют работы М. Тарасова, И. Силуяновой, Н. Седовой и др.

Таким образом, регионалистика затрагивает почти все элементы социальной сферы общества, каждый из которых может быть исследован отдельно. В этой связи в своей работе автор обратился к синергетическим методам исследования.

Разработкой этих методов занимались как западные, так и отечественные ученые, в числе которых В.И. Аршинов, В.Г. Буданов, В.В. Василькова, В.И. Войцехович, Т.П. Григорьева, С.П. Капица, С.П. Курдюмов, E.H. Князев, Н. Моисеев, И. Пригожин, A.A. Самарский, Д.С. Чернавский и другие. Естественно автор не мог не обратиться к классикам синергетики X. Хакену, Х.-О. Пайтгену, П.Х. Рихтеру и др.

В исследовании использовались достижения в области математического моделирования и прогнозирования. В числе работ, посвященных этой теме следует отметить Б. Мандельборт, А. Дуади, В.В. Прангишвили, A.A. Колесников, Б.Н. Пойзнер, A.B. Поздяков, Д.А. Шульга, М.А. Шулепов

Процесс устойчивого развития России не может происходить вне рамок мирового сообщества. Модернизационные процессы, охватившие весь мир, находят свое научное объяснение в трудах многих западных экологов, политологов, экономистов и социологов, в числе которых Д. Аптер, С. Блэйк, М.

Кастеллз, К. Дэвис, Ш. Эйзенштадт, А. Гидденс, С. Хантингтон, Р. Энгель-харт, М. Янсен, У. Мур, Т. Парсонс, Д. Сандерс, А. Тоффлер и другие.

Теоретико-методологической основой исследования является сочетание методов классического и неклассического социологического анализа. Автором применялись методы теоретической и прикладной социологии. Для сбора первичного эмпирического материала были задействованы анкетные опросы, опросы экспертов и другие элементы комплексного социологического исследования, такие как анализ документов, интервьюирование и контент-анализ. Большое внимание было уделено анализу и интерпретации вторичного эмпирического материала, позволившего сделать картину исследуемого явления более полной. Диссертационное исследование предполагало интеграцию эмпирических социальных наук, которая позволила получить дополнительные познавательные возможности посредством сравнительно-исторического, ретроспективного и типологического методов. Для решения поставленных задач, автор опирался на концепты, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных экологов, историков, политологов, философов, экономистов, этнологов.

Синергетический и математический блоки исследования представляют собой анализ и использование достижений в этой области как отечественных, так и западных ученых.

Автор переосмыслил принцип детерминизма в плане его нелинейной интерпретации, это позволило ввести в поле концептуальной аналитики феномен времени, что помогло автору создать прогностическую модель трех-компонентной социальной системы.

Из математических методов автор предпочел использовать системы дифференциальных уравнений, методы статистического анализа и др.

Цель и задачи исследования — построение модели устойчивого развития региона как социальной системы в условиях информационного общества. Для достижения поставленной цели решены следующие задачи:

- теоретически обоснована исследовательская стратегия, предполагающая выделение управления регионом в особый модельный объект;

- выявлены показатели социально-экономического функционирования региона через такие параметры как динамика численности населения, расселение, урбанизация, миграция, социальная стратификация;

- на основе положений синергетики обоснованы и проанализированы социальные характеристики «регион» как социальной системы, разработаны методики мониторинга больших социальных систем;

- определены элементы динамического моделирования состояния двухкомпонентной социальной системы, проведена формализация и математизация построенной модели, описаны системность и динамика представленной модели;

- на основе сочетания синергетики и соционики проведен анализ соотношения управленческого воздействия на социальные системы и их реакции на это воздействие; интерпретированы принципы управления региональным социумом, формализована система управления регионом как социальной системой;

- исследована трехкомпонентная модель социальной системы, обеспечивающая устойчивость развития, а также реализацию принципов демократического управления, на основе внутренних социальных связей и устойчивости, на базе общностей векторов социально-экономических и политических интересов различных социальных групп общества;

- выявлены механизмы управления регионом как устойчивой социальной системой через структурно-функциональный анализ социальных показателей в геополитическом, социально-этническом и политико-экономическом контекстах;

- определены социально-этнические приоритеты и установки населения региона и направление изменений национальной идентичности представителей различных этнических групп;

- определено отношение населения региона к различным социальным институтам российского общества и регионального социума;

- на основе социально-политических предпочтений жителей региона определены их отношение и оценки существующей системе властных структур;

- выявлены социально-экономические оценки, интересы и потребности жителей региона;

- определен дефинитивный статус федеральных и региональных механизмов управления

Объект исследования - Ставропольский край как один из регионов Российской Федерации.

Эмпирический объект исследования - население Ставропольского края.

Предмет исследования - механизм интериоризации политических, экономических и социокультурных процессов в управленческой системе «Центр-регион».

Гипотеза исследования: В демократическом государстве структура со-циосистемы должна быть многокомпонентной, обеспечивающей появление внутренних обратных (отрицательных) связей между компонентами на базе общности векторов политических и социально-экономических интересов, стабилизирующих систему в целом, и обеспечивающих ослабление управляющих воздействий со стороны государства, а в итоге построение гражданского демократического общества.

Эмпирической базой исследования является комплексное социологическое исследование, проведенное выборочным методом посредством которого при минимальной численности обследуемых единиц проведение исследования осуществляется в более короткие сроки и с минимальными затратами труда и средств. Это повышает оперативность статистической информации, уменьшает ошибки регистрации.

Проведение исследования социально — экономических явлений выборочным методом складывается из ряда последовательных этапов:

1) составление программы проведения статистического исследования выборочным методом;

2) установление доли выборки, т.е. части подлежащих обследованию единиц генеральной совокупности;

6) осуществление отбора единиц из генеральной совокупности для их обследования;

7) фиксация в отобранных единицах (пробах) изучаемых признаков;

8) статистическая обработка полученной в выборке информации с определением обобщающих характеристик изучаемых признаков.

Важным аспектом является определение состава генеральной совокупности. Для целей данного исследования в качестве респондентов была выбрана группа населения, находящаяся в трудоспособном возрасте и политически активном возрасте от 18 до 70 лет составляет 1859237 чел.1 (883383 мужчин и 975854 женщин) при общей численности 2 73 0 500 человек (по реЛ зультатам переписи населения, октябрь 2002 г.) .

Программой исследования зададим следующие параметры:

- предельная ошибка выборки - не более 1,5%;

- вероятность того что предельная ошибка выборки не превысит заданного значения - 0,9545;

- коэффициент кратности средней ошибки выборки - 2,0;

- дисперсия выборочной совокупности — 0,25;

- объем генеральной совокупности, чел - 1859237.

Расчеты, при заданных параметрах опроса дают объем выборки, равный или больше 4434 человека. Примем объем выборки равный 4500 человек.

Опрос проводился в 18 городах Ставропольского края и 36 населенных пунктах сельского типа. Для выяснения общественного мнения населения ставропольского края по ключевым вопросам геополитического и социально-экономического развития региона и РФ в целом была составлена анкета, со

1 Российский статистический ежегодник, 2003: Стат. сб. - М.: Госкомстат России. 2003.С. 75-97. г Итоги переписи населения 2002 года по Ставропольскому краю // Ставропольская правда, от 13.05.2003. стоящая из 104 вопросов. Некоторые вопросы несут одинаковую смысловую нагрузку, что позволяет оценить качество проведения опроса и репрезентативность выборки.

Обработка результатов опроса производилась программной среде SPSS ver. 11.5.

Результаты социологического опроса после их обработки сгруппированы в 4 раздела, что позволяет более полно оценить политико-правовое, геополитическое, социально-экономическое, межнациональное состояние и направления развития региона и РФ в целом.

Новизна исследования в содержательном аспекте состоит в следующем:

- теоретически обоснована необходимость выделения моделирования управления регионом в особую теоретико-социологическую и методологическую проблему;

- установлены новые концептуальные основы структурной и факторной операционализации социально-экономических параметров региона;

- определены принципы применения синергетического подхода к моделированию процессов управления регионом;

- выявлены недостатки двухкомпонентной модели управления социальными структурами;

- обоснованы синергетические и соционические методы управления региональной системой;

- создана модель многокомпонентной социальной системы как наиболее устойчивой;

- переопределены место и функции региона в становлении новой социальной системы;

- разработаны критерии оценки эффективности управленческих решений в системе «Центр - регион»;

- созданы основы для системного анализа региональных интересов в условиях социальной турбуленции.

Исходя из указанных пунктов новизны, на защиту выносятся следующие основные положения:

1. В условиях социальной модернизации и построения информационного общества усиливается процесс региональной дифференциации и специализации, вызванной новыми возможностями разделения труда и функций. В современном экономически и индустриально развитом обществе регионы дифференцируются не только и не столько по уровню своего развития, но по участию в межрегиональном разделении функций и хозяйственно-экономической специализации. Это требует совершенно нового качества управления, когда обособленность регионов не должна препятствовать хозяйственно-экономической, информационной и культурной интеграции. Функциональная дифференциация должна приводить к выравниванию уровня жизни и уровня развития регионов.

2. В условиях стремительно меняющейся внутренней жизни регионов и внешней среды, хозяйственная интеграция и функциональная дифференциация регионов может быть достигнута лишь в процессе роста самоуправления, самоорганизации и саморазвития. В переходный период асимметрия системы «Центр-регионы» значительно усилилась, что привело к нарастанию нестабильности в сложившейся иерархии: столица страны - центральный регион — региональные центры - периферийные регионы. Социально-экономическое положение региона оптимизируется его адаптацией с новыми условиями, диктующимися крупными многофункциональными регионами и столичными центрами, связанными с мировыми финансовыми и сырьевыми рынками.

3. Модернизационные процессы глобализации активизировали социально-экономическую оппозицию «центр-регионы», в результате чего интенсифицировалась пространственная поляризация во всех сферах социально-экономической практики: динамике демографических процессов, образовании и обучении, здоровье, продовольствие и питании, инфраструктуре, связи, политической и социальной стабильности, ресурсах и состоянии природной среды, политических и гражданских институтах, доходах населения, безработице и использовании рабочей силы, бедности и неравенстве. Во избежание усиления контрастов, необходима новая политика социальной модернизации, способная обеспечить ускоренный процесс социальных инноваций от Центра к регионам.

4. Применение методов синергетики уместно тогда, когда изучаемая система рассматривается как открытая, находящаяся в состоянии энергетического и информационного обмена с окружающей средой. Региональная социальная система неравновесна и незамкнута в гораздо большей степени, ибо каждая ее составляющая как на микроуровне, так и на макроупровне (в данном случае микроуровень системы - индивиды и малые социальные группы, макроуровень системы - ее социокультурный экономический и, возможно, политический статус) является как источником, так и стоком энергии, то есть, социальная система осуществляет постоянный и взаимный энергообмен с внешней по отношению к ней средой. В социальной системе происходит взаимодействие многих подсистем (социокультурной, политико-экономической, информационной и т.д.), образующих структуру и обеспечивающих функционирование системы, когерентность элементов социальной системы обеспечивает дифференциацию пространства и течение времени, необходимые условия функционирования системы. Социальная система представляет собой единство, обусловленное корпоративными отношениями ее элементов на микро- и макроуровнях. Беспорядочность социальной среды обусловлена нечеткостью деятельности государства и дисфункцией административной системы, что можно в долгосрочной перспективе объяснить отсутствием аттракта — основной идеи развития. Флуктуации, как разрастание малого, свойственны социальным системам, уровень неравновестности которых станвится достаточно высоким. Исторический опыт показывает, что наличие флуктуации даже на микроуровне социальной системы может привести к переломному моменту (точке бифуркации), результат которого трудно предсказать. Последующее развитии России как на федеративном, так и на региональном уровне будет зависеть от уровня и качества аттрактора.

5. В двухкомпонентной социальной системе качество аттрактора будет низким, поскольку такая система примитивна и закрыта под воздействием управляющих воздействий со стороны государственной власти. Данный подход позволяет осуществить моделирование поведения системы в результате воздействия управляющих импульсов разной интенсивности. Результаты работы позволяют сделать выводы о том, что для поддержания устойчивости системы требуются сильные управляющие импульсы, ослабление которых приводит к появлению колебаний (циклов) в развитии социосистемы, увеличивает период достижения устойчивого состояния, а дальнейшее ослабление управляющих импульсов приводит систему в состояние неустойчивости. Двухкомпонентная система, с сильной поляризацией возможна только в авторитарном государстве. В демократическом государстве структура социосистемы должна быть иной - многокомпонентной, обеспечивающей появление обратных связей между компонентами на базе общности политических и социально-экономических интересов, стабилизирующих систему в целом, и обеспечивающих ослабление управляющих воздействий со стороны государства, а в итоге построение гражданского демократического общества.

6. В условиях, когда формирование гражданского общества идет крайне медленными темпами, наблюдается все большая консолидация и централизация функций государственного управления в федеральном центре. В настоящее время главными задачами государственного управления на пути построения гражданского общества являются: 1) консолидация общества вокруг «национальной идеи»; 2) создание условий для ускоренной модернизации российского общества; 3) всемерное содействие расширению в России среднего класса; 4) создание условий, способствующих более активному формированию гражданских объединений и их вовлечению в сферу управления социальными процессами; 5) повышение компетентности деятельности общественных объединений; 6) возведение препятствий на пути криминализации общества; 7) формирование првосознания в условиях нерепрессивного государства и т.д.

7. Моделирование динамики социосистем с различной структурой показало, что многокомпонентная социальная система при определенных параметрах ее структуры достигает устойчивого состояния и для ее дальнейшего развития не требуется значительных управляющих воздействий со стороны органа управления - государственной власти. В демократическом государстве структура социосистемы должна многокомпонентной, обеспечивающей появление внутренних обратных (отрицательных) связей между компонентами на базе общности векторов политических и социально-экономических интересов, стабилизирующих систему в целом, и обеспечивающих ослабление управляющих воздействий со стороны государства.

8. Анализ результатов ответов респондентов по блоку вопросов социологического опроса, характеризующих отношение к реформе государственно-территориального устройства и взаимоотношения Федерального центра и субъектов Федерации позволяет сделать выводы о том, что большинство населения высказывается за усиление Федерального центра и Российской государственности. По мнению респондентов, Федеральный центр должен осуществлять более жесткий контроль по отношению как к самим субъектам РФ, так и их руководителям. Для этого, по мнению респондентов, должен быть усилен институт полномочных представителей президента РФ в Федеральных округах. Большинство респондентов считают существующее в настоящее время государственно-территориальное устройство РФ оптимальным. Данные опроса свидетельствуют о необходимости системной и последовательной разъяснительной работы с населением, в результате которой граждане должны понять смысл готовящейся реформы.

9. Данные социологического опроса в регионе «Ставропольский край» показали недоучет региональных последствий решений, принимаемых федеральными органами государственной власти, что приводит к негативной реакции населения регионов. В этой связи возникает необходимость не только корректировки федеральной политики в отношении регионов, но и выработки кардинально новых направлений, целью которых стало бы нахождение компромисса в решении государственных задач при достижении экономического роста с одной стороны, и социальной справедливости — с другой. Последнее выражается в частности, в обеспечении максимально возможно равного доступа граждан, вне зависимости от места их проживания, к основным конституционно закрепленным гарантиям, например, возможности получения бесплатного образования, медицинской помощи, права на обеспечение и т.п. Однако достижение цели территориальной справедливости чревато побочными негативными последствиями, в том числе возможными проявлениями регионального «иждивенчества». Поэтому реализация региональной политики должна не препятствовать обеспечению экономической эффективности, под которой в данном случае понимается поддержание долгосрочных институциональных стимулов для региональных органов управления.

Надежность и достоверность основных результатов диссертационного исследования.

Достоверность научных результатов диссертационного исследования и рекомендаций обоснована репрезентативностью исходной информации, использованием системы научных методов, адекватных целям и задачам исследования, теории и методологии социологической науки, современных методов статистического анализа и математического моделирования, логикой построения доказательных выводов. Достоверность также обеспечивается апробацией работы.

Диссертационное исследование основывалось на применении методов системного, факторного, причинно-следственного анализа, а также междисциплинарная методология исследования.

Соответствие полученных эмпирических результатов общепринятым научным критериям валидности и надежности достигалось путем использования достаточно представительных выборок испытуемых (в общей сложности в экспериментах приняло участие 4500 человек), сопоставимостью применяемых методов и методик сбора эмпирических данных, применением современных программных пакетов для количественной и качественной обработки информации.

Научные выводы и практические результаты работы базируются на нормативных и законодательных актах Российской Федерации, органов исполнительной власти субъектов федерации и органов местного самоуправления, статистических материалах Госкомстата России, Крайкомстата по Ставропольскому краю, справочных документах, аналитических материалах органов государственной власти различного уровня.

Теоретико-практическая значимость работы. Результаты работы представляют интерес для дальнейшего использования как данных социологического опроса, так и новой многокомпонентной социальной модели для принятия управленческих решений, дальнейшего развития как микро-, так и макроуровня региона. Итоги работы могут быть использованы при чтении курсов экономики, социологии, социальной географии в высших учебных заведениях.

Апробация работы. Материалы диссертационного исследования прошли широкое обсуждение и апробацию. Апробация работы осуществлялась как через публикации промежуточных результатов, так и через выступления-диссертанта на международных, всероссийских и региональных научно-теоретических совещаниях и конференциях по исследуемой проблеме: Межвузовская научно-практическая конференция «Стратегия глобального и регионального развития» (Ессентуки, 1999 г.); 2-я Всероссийская научная конференция «Управление и информационные технологии» (Пятигорск 2004 г.); Международная научная конференция «Психология системного функционирования личности» (г. Саратов, 2004 г.); Международная научно-практическая конференция «Страны мирового сообщества в условиях глобализации экономики» (Киров, 2004 г.); II Международная научно-практическая конференция «Опыт и проблемы социально-экономических преобразований в условиях трансформации общества: регион, город, предприятие» (Пенза, 2004 г.), IV Международный конгресс «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру» (Пятигорск 2004 г.).

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 45 публикациях автора, общим объемом 63,2 п.л. (авторские - 59,3 п.л.), в том числе две авторские монографии, 6 публикаций в центральных научных периодических изданиях.

Структура работы. Работа состоит из введения, 3-х глав, заключения, примечаний, библиографии и приложения. Эмпирический материал представлен в 43 таблицах и 143 рисунках.

Заключение диссертации по теме "Социология управления", Бондарев, Александр Алексеевич

Результаты исследования позволяют предположить, что одним из факторов сокращения русского населения в ближайшем будущем будут выступать смешанные браки, так как репродуктивные усилия такого рода семей будут направлены не в пользу русского этноса. С другой стороны, определенное влияние оказывают также процессы национальной реидентификации людей с разными этническими корнями в пользу иной, нежели русская, национальности.

Что касается респондентов из смешанных семей, где один из родителей русский, а второй принадлежит к другой, но не коренной национальности, то здесь самоидентификация происходит в большинстве случаев в пользу русской национальности. Этот показатель незначительно варьирует в зависимости от региона исследования и в среднем составляет 74%. Из сочетания коренной и другой (не коренной и не русской) национальности родителей респонденты в абсолютном большинстве случаев (98%) выбирают идентификацию с коренной национальностью.

Фактически так же представлена направленность национальной идентификации и в ответах опрошенных о национальности своих детей. В среднем по выборке респонденты, состоящие в смешанном браке русских и представителей коренных национальностей, указали национальности своих детей: коренная - 63%; русская - 47%. В других случаях более явно проявлялось предпочтение коренной национальности - более 80%.'

1 Бондарев A.A., Шляпникова М.Н. Социально-культурный облик населения Ставропольского края (минтер-вью). Пятигорск: Издательство РИА - КМВ. 2001 г. - С. 33-34.

Следует особо отметить, что браки с русскими больше распространены среди черкесов и абхазов. Примечательно, что в ходе нашего исследования были данные о том, что мужчины в смешанных браках во всех случаях предпочитали для своих детей собственную национальность, тогда как женщины проявляли дифференцированный подход, причем, русские мамы только в 27% случаев настаивали на русской национальности ребенка. Это еще одно подтверждение тенденции деруссификации населения через институт смешанных браков на Северном Кавказе.1

Исследование подтвердило, что национальная самоидентификация людей с разными этническими корнями определяется траекторией и условиями жизни каждой конкретной семьи: местом проживания и этническим окружением, языком внутрисемейного общения, семейными традициями и культурными приоритетами. В то же время форма национальной самоидентификации в значительной степени обусловлена социально-политическим контекстом. С нашей точки зрения, подтвержденной результатами проведенного опроса, на определение национальной принадлежности детей в этнически смешанных семьях во многом влияет система социально-культурных приоритетов, а не этническая преемственность, как полагают А.О. Бороноев, Ю.В. Бромлей и др.2,3,4,5

В целом можно заключить, что процесс идентификации с какой-либо этнической группой в каждом индивидуальном случае не является заранее предопределенным ни одним из наиболее существенных признаков. Такие показатели, как национальность родителей, язык общения и родной язык, место рождения и место проживания в условиях полиэтнического общества являются основой для формирования этнической идентичности, но в то же время не задают ее в форме императива. Содержание этнической идентичности во

1 Бондарев A.A., Шляпникова M.H. Социально-культурный облик населения Ставропольского края (минтер-вью). Пятигорск: Издательство РИА - KMB. 2001 г. - С. 30.

2 Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. M.: Наука, 1983. - С. 204.

3 Бромлей Ю. Этнос и этнография. M.: Наука, 1973. -С. 351.

4 Бороноев А.О. Основы этнической психологии. СПб. М.: Наука, 1991. - С. 82-85.

5 Хабибулин К.Н., Скворцов Н.Г. Испытания национального самосознания. СПб.: Изд-во Норма, 1993. — С. 63-65. многом приобретает черты социальной идентичности вообще, для которой характерна постоянная смена приоритетов в течение всего жизненного цикла индивида.

Этот вывод важен в первую очередь для доказательства несостоятельности деклараций разного рода политических движений и программ развития страны и отдельных ее регионов, основанных на идее «чистоты нации». Более того, в условиях глубоких социально-политических трансформаций, происходящих в России, и при отсутствии согласия в сфере перспектив и приоритетов общественного развития современные спекуляции на идее этнического единства, в том числе попытки возрождения русского шовинизма, представляются крайне опасными как для социальной стабильности в обществе, так и с точки зрения сохранения территориальной целостности российского государства.1

Рассмотрение проблемы политизации этничности в образовательном поле и на примере смешанных браков приводит к выводу, что какие-то общие закономерности здесь могут быть выведены только на основании комплексного изучения процесса социализации, поскольку сформированная этнич-ность является его результатом. Особый интерес при этом представляет социализация лидеров, поскольку их политизированная этничность маркирует

О 1 групповую самоидентификацию. ,

Автором был проведен опрос респондентов в КЧР по специально разработанной анкете. В первую очередь нас интересовали ответы на вопросы, касавшиеся границ Отечества, раскрывавшие этнические стереотипы, уровень этноцентризма как элементы авторитарной личности. Интервьюирование снабдило информацией о характере первичной социализации опрашиваемых,

0 том, сколь интенсивно протекает ресоциализация в переходный период и дало возможность судить о структуре личности каждого респондента. Гипо

1 Verdery.: Ethnicity as culture: Some Soviet-American contrasts//Canad.rev. of students in nationalism. Chariot-tentown. 1988.-V.5, n.1/2. - P. 84.

2 Гумилев Л. География этноса в исторический период. - Киев: Изд-во «София», 2001. - С. 45.

3 Гумилев Л. Этносфера: история людей и история природы / Серия "Историческая библиотека". - М.: Аль-пина Паблишер. 2003. - С. 382. тезы исследования сводились к тому, что проявление респондентами этноцентрических установок (там, где они отмечены), служит выражением феномена авторитарности, корни которого заложены политической социализацией, а процессы дезинтеграции России (как и СССР) вызывают у опрошенных фрустрацию, растерянность и, как следствие, могут стимулировать имперские, националистические воззрения.1

Исследование было проведено в марте 2001г. В каждом индивидуальном случае выяснялись механизмы и обстоятельства социализации, повлиявшие на тип этнической идентичности опрошенного, описывались ее основные составляющие. Получены данные о личностных особенностях респондентов, об их «Я - концепции», самооценке, представлениях о своей семье, детях, родителях, форме властных отношений, характеризующей семью, о прошлом и настоящем своей страны, об этнической группе, в которую они входят, и других национальностях, степени близости к ним, политических ориентаци-ях. Гипотетическим тезисом тут выступает мысль, что политическая социализация есть решающий фактор формирования различных моделей этнической идентификации, отразившихся в соответствующих этнических стереотипах. Этноцентризм, свойственный отдельным респондентам, имеет своими истоками как особенности семейных и иных влияний на этапе первичной социализации, так и резко изменившиеся политические и идеологические условия современного периода, которые требуют включения личностью защитных механизмов для сохранения собственной целостности и обеспечения необходимой адаптации.

Представим общую картину политической действительности, сложившейся у респондентов, компоненты которой образуются представлениями о самих себе, своей стране, родном этносе, других этнических группах (как ближних, так и дальних). Психологически она может совпадать с политическими реалиями, а может быть и довольно искаженной. Особенно нас инте

1 Современные этнические процессы в СССР. - М.: Наука. 1984. - С. 111.

2 Бондарев A.A., Шляпникова М.Н. Социально-культурный облик населения Ставропольского края (минтер-вью). Пятигорск: Издательство РИА - KMB. 2001 г. - С. 28. ресовало наличие в менталитете опрашиваемых установок на этноцентризм, националистических стереотипов.

В нашем исследовании русские респонденты определяли свое согласие или несогласие с утверждением «Нерусские имеют слишком большое влияние в России». Результаты показывают, что численность разделявших это утверждение заметно превосходит количество не согласных с ним, и это правомерно интерпретировать как переживание русскими этнической конкуренции со стороны инонациональных представителей.

Суть влияния нерусских они усматривают в доступе к политическим и экономическим рычагам власти. Тот факт, что в целом для более чем половины респондентов эта тема оказалась весьма значимой, говорит не столько о реальных возможностях лиц нерусской национальности воздействовать на российскую политику, сколько об этнических фобиях, демонстрируемых опрошенными, и их постоянном присутствии в политическом дискурсе.

Примечательно, что все без исключения респонденты, полагающие, что в стране сейчас нерусские пользуются слишком большим влиянием (заявляя таким образом о желании его ограничить), в ответе на другой вопрос анкеты - о ранжировании политических ценностей — предпочли бы «порядок» «свободе», а это можно считать неким показателем стремления к авторитаризму. В данном случае имеется в виду та разновидность авторитаризма, которая во главу угла ставит традиционализм в противовес либерализму и модернизму.

В какой степени это отношение распространяется на приватную сферу (дружбу, соседство, супружество)? Из этнофоров, вызывающих наибольшие эмоциональные отклики, были выбраны еврей (традиционный объект этноцентрических установок), чеченец (объект самых острых националистических чувств последнего времени) и негр (объект, наиболее редко ощущаемый в непосредственных контактах, особенно на Северном Кавказе).

Все три представителя расовых и этнических групп легко отличимы от русских внешне — это обстоятельство облегчает формирование национальных стереотипов. Полученные ответы свидетельствуют о том, что в этой плоскости уровень этноцентризма несколько ниже. Обращает на себя внимание тот факт, что как обычные граждане, так и политики весьма толерантны по отношению к соседям, более избирательны в выборе друзей и определенно осторожны, выбирая супруга. Только около 3% респондентов согласились бы иметь супругом негра, чеченца или еврея, в то время как свыше 30% не возражали бы находиться с ними в соседстве или дружбе. Для многонациональной страны, население которой достаточно метисизировано, эти дан ные - признак высокой фрустрированности по поводу этногрупп. При этом оказалось, что фрустрацию испытывают как русские, так и коренные народности Северного Кавказа, что видно из таблицы 31.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Трансформации современного социума в условиях информационного общества сегментируют его структуру, Появляются новые социальные системы, нуждающиеся в когнитивном осмыслении. Одной из таких систем является регион. Мобильность, вызванная информационными процессами и осуществляемая с помощью новых технологий, провоцирует постоянную изменчивость системы, дополняя ее все новыми и новыми элементами, между которыми возникают связи, в результате система усложняется, усиливается ее внутренний потенциал, она становится более открытой. В этой связи регион может быть рассмотрен как сложная открытая и мобильная система. Данный подход дифференцирует когнитивный статус региона от его классических трактовок в географии, этнологии, экологии, экономики, политологии и других дисциплин. Использование междисциплинарного подхода в гносеологических параметрах регионалистики не представляется на сегодняшний день актуальным. Социология использует синергетический подход, поскольку сочетание его аналитических и нормативных методов, системное моделирование позволяет получить практические результаты по конкретному анализу форм, в данном случае - региона.

Синергетическая парадигма региона эксплицирует данный феномен не только как территориальный объект, обладающий определенным географическим положением и природными ресурсами, населением, экономическим и социокультурным потенциалом, но и как энергетическую систему, обладающую когерентностью, обратными связями, необратимостью и неустойчивостью развития, в которой новое появляется в результате сложного процесса разрушения и созидания через точки бифуркации, воздействия флуктуаций, обострения фронтов.

Необходимость синергетического подхода очевидна, поскольку информационное общество диктует свои темпы развития, в соответствие с которыми рушатся стабильные, закрытые, консервативные системы, а возникшие новые подвергаются ускоренному росту за счет постоянного совершенствования технологий. Возникает острое противоречие: многомерный социум, содержащий как открытые, так и закрытые системы, должен «успеть» за развитием новых технологий, сложные и открытые социальные системы успевают, но не закрытые, что, в свою очередь, порождает острую социальную, экономическую и культурную контрадикторность. Таким образом, процесс регионализации можно ассоциировать с социальной рефлексией информационных трансформаций, сконцентрированной в противоречии, грубо говоря, развитых и неразвитых социальных систем. Каузальность дифференцированных темпов развития социосистем, в частности регионов, вызвана многими факторами, среди которых эксплицируется и географическое положение, и экономический потенциал, и демографический статус, и этническая темпоральность и многие другие. В этой связи, необходимо было, в первую очередь, выделить каждый из этих факторов онтологически, гносеологически и интерактивно, проследить его интеграцию, что, в конечном итоге, позволило построить реальную и прогностическую модель социальной трансформации российских регионов. Оптимизировать исследование удалось с помощью синергетических методов: систем дифференциальных уравнений, математического моделирования, логического и математического анализа и других. В результате были получены две модели, структурирующие социальную систему.

Общество представляет собой две контрадикторные подситстемы, связанные между собой силами притяжения и отталкивания. Импульсы процессов притяжения и отталкивания описаны с помощью дифференциальных уравнений. Результат дифференциальных исчислений показал неустойчивость двухкомпонентной системы из-за разнонаправленности векторов развития, Поскольку один компонент системы составляет олигархическая и властная верхушка, а другой - основное население, то, процесс постоянного обогащения одних за счет полного обнищания других ведет к неминуемому развалу. Начинающемуся с конфликта. Развитие конфликтной ситуации происходит в случаях, когда существуют или возникают положительные обратные связи между побудительной причиной и результатом ее действия. Динамика конфликтной ситуации также была описана с помощью дифференциальных исчислений, в результате чего мы пришли к следующим выводам:

1) интенсивность влияния (воздействия) каждой группы сообщества на государственную власть, выработку ею управляющих воздействий на систему пропорциональна финансовому потенциалу этой группы, и может быть определена коэффициентов «Джинни». Для РФ разница в доходах крайних социальных групп составляет более;

2) как правило, олигархические группы в любой стране имеют возможность влиять на социосистему через систему политических партий или непосредственно через правительство, эта группа имеет высокую степень организованности, и реагирует на изменения системы без запаздывания, и наоборот, вторая часть системы - население, имеет низкую степень самоорганизации, и самоорганизуется, образует партии, защищающие их интересы как правило в кризисных, тяжелых условиях, следовательно, реакция этой системы осуществляется с запаздывание, но в динамике этот сегмент социосистемы самоорганизуясь, увеличивает свой потенциал напряженности;

3) любая социосистема не может существовать самостоятельно, и всегда испытывает управляющие воздействия со стороны органа управления - государственной власти, оказывающей стабилизирующее воздействие на систему, образуя отрицательные обратные связи в системе;

4) стабилизирующие, обратные связи зависят от величины накопленных напряженностей;

5) в двухкомпонентной социосистеме для поддержания устойчивости системы требуется сильные управляющие воздействия со стороны государственной власти, что делает ее отнюдь не демократической, только благодаря сильным, управляющим импульсам ее воздействия на систему обеспечивается ее устойчивость;

6) управляющее воздействие должно быть направлено на обе группы системы;

7) равновесие в системе наблюдается первоначально, когда управляющее воздействие со стороны государства на олигархические группы превышает воздействие на группу с низкими доходами, но при этом в развитии общества наблюдаются циклы, и оно достигает устойчивого состояния за длительный временной интервал;

8) появление колебаний в развитии системы обусловлено первой группой населения (низкие доходы);

9) снижение периода достижения устойчивого состояния достигается усилением управляющего воздействия государственной власти на этот сегмент социосистемы;

10) в авторитарном государстве система достигает высокой степени устойчивости, и приходит в состояние равновесия за короткий временной интервал;

11) элементы динамического моделирования состояния двухкомпонент-ной социосистемы позволяют исследовать развитие социосистемы как закрытой системы и под воздействием управляющих воздействий со стороны государственной власти.

Данный подход позволяет осуществить моделирование поведения системы в результате воздействия управляющих импульсов разной интенсивности. Результаты работы позволяют сделать выводы о том, что для поддержания устойчивости системы требуются сильные управляющие импульсы, ослабление которых приводит к появлению колебаний (циклов) в развитии социосистемы, увеличивает период достижения устойчивого состояния, а дальнейшее ослабление управляющих импульсов делает систему не устойчивой. Двухкомпонентная система, с сильной поляризацией возможна только в авторитарном государстве. В демократическом государстве структура социосистемы должна быть иной -многокомпонентной, обеспечивающей появление внутренних обратных (отрицательных) связей между компонентами на базе общности векторов политических и социально-экономических интересов, стабилизирующих систему в целом, и обеспечивающих ослабление управляющих воздействий со стороны государства, а в итоге построение гражданского демократического общества.

Первая — двухкомпонентная, в соответствие с которой общество представляет собой две контрадикторные подсистемы, связанные между собой силами притяжения и отталкивания. Импульсы процессов притяжения и отталкивания описаны с помощью дифференциальных уравнений. Результат дифференциальных исчислений показал неустойчивость двухкомпонентной системы из-за разнонаправленности векторов развития. Поскольку один компонент системы составляет олигархическая и властная верхушка, а другой — основное население, то, процесс постоянного обогащения одних за счет полного обнищания других ведет к неминуемому развалу. Начинающемуся с конфликта. Развитие конфликтной ситуации происходит в случаях, когда существуют или возникают положительные обратные связи между побудительной причиной и результатом ее действия. Динамика конфликтной ситуации также была описана с помощью дифференциальных исчислений, в результате чего мы пришли к следующим выводам: 1) интенсивность влияния (воздействия) каждой группы сообщества на государственную власть, выработку ею управляющих воздействий на систему пропорциональна финансовому потенциалу этой группы, и может быть определена коэффициентов «Джинни». Для РФ разница в доходах крайних социальных групп составляет более; 2) как правило, олигархические группы в любой стране имеют возможность влиять на социосистему через систему политических партий или непосредственно через правительство, эта группа имеет высокую степень организованности, и реагирует на изменения системы без запаздывания, и наоборот, вторая часть системы - население, имеет низкую степень самоорганизации, и самоорганизуется, образует партии, защищающие их интересы как правило в кризисных, тяжелых условиях, следовательно, реакция этой системы осуществляется с запаздывание, но в динамике этот сегмент социосистемы самоорганизуясь, увеличивает свой потенциал напряженности; 3) любая социосистема не может существовать самостоятельно, и всегда испытывает управляющие воздействия со стороны органа управления - государственной власти, оказывающей стабилизирующее воздействие на систему, образуя отрицательные обратные связи в системе; 4) стабилизирующие, обратные связи зависят от величины накопленных напряженностей; 5) в двухком-понентной социосистеме для поддержания устойчивости системы требуется сильные управляющие воздействия со стороны государственной власти, что делает ее отнюдь не демократической, только благодаря сильным, управляющим импульсам ее воздействия на систему обеспечивается ее устойчивость; 6) управляющее воздействие должно быть направлено на обе группы системы; 7) равновесие в системе наблюдается первоначально, когда управляющее воздействие со стороны государства на олигархические группы превышает воздействие на группу с низкими доходами, но при этом в развитии общества наблюдаются циклы, и оно достигает устойчивого состояния за длительный временной интервал; 8) появление колебаний в развитии системы обусловлено первой группой населения (низкие доходы); 9) снижение периода достижения устойчивого состояния достигается усилением управляющего воздействия государственной власти на этот сегмент социосистемы; 10) в авторитарном государстве система достигает высокой степени устойчивости, и приходит в состояние равновесия за короткий временной интервал; 11) элементы динамического моделирования состояния двухкомпонентной социосистемы позволяют исследовать развитие социосистемы как закрытой системы и под воздействием управляющих воздействий со стороны государственной власти.

Данный подход позволил нам осуществить моделирование поведения системы в результате воздействия управляющих импульсов разной интенсивности: для поддержания устойчивости системы требуются сильные управляющие импульсы, ослабление которых приводит к появлению колебаний (циклов) в развитии социосистемы, увеличивает период достижения устойчивого состояния, а дальнейшее ослабление управляющих импульсов делает систему не устойчивой. Двухкомпонентная система, с сильной поляризацией возможна только в авторитарном государстве. В демократическом государстве структура социосистемы должна быть иной — многокомпонентной, обеспечивающей появление внутренних обратных (отрицательных) связей между компонентами на базе общности векторов политических и социально-экономических интересов, стабилизирующих систему в целом, и обеспечивающих ослабление управляющих воздействий со стороны государства, а в итоге построение гражданского демократического общества.

Для построения новой модели необходимо было сначала выделить и обосновать направление ее развития с помощью синергетических методов управления, включающих в себя целевые функции управления и методы достижения цели. Первые содержат в себе снижение энтропии социальной системы и стабилизацию общества, вторые — изменение степени открытости системы, вынос излишней энтропии во внешнюю среду, что, в свою очередь, предполагает повышение эффективности созидательной деятельности граждан социосистемы, снижение амплитуды колебаний и синтез аттрактора - национальной идеи, перевод системы в диссипативную структуру, движущуюся по траекториям определяемым аттрактором, сужение фазового объема возможных состояний системы.

С помощью соционических и синергетических методов управления возможно построение новой трехкомпонентной социальной модели.

Трехкомпанентная модель предполагает рассмотрение структуры общества во всем его разнообразии, провоцирующем снижение социальной и экономической поляризации, за счет увеличения количества групп населения, объединенных по определенным принципам.

При этом количество связанных в системе элементов с термодинамической точки зрения служит прямым показателем ее эффективности или к.п.д. Связанность сегментов социального общества снижает его поляризацию и повышает его устойчивость.

Социальные системы являются самоорганизующимися, а внутренние связи между элементами структуры являются основным системообразующим фактором.

Исследование развития таких систем показало прямую зависимость эффективности пополнения ресурса («захвата» элементов из среды) от количества уже связанных в системе элементов, по сути ее внутреннего потенциала - чем большим внутренним потенциалом обладает система, тем больше внешних ресурсов она способна связать. Отбор при этом выполняет стабилизирующую роль, так как если бы одной системе удалось собрать весь ресурс, то по разнообразию она представляла бы собой экстремальный случай консервативной периферии с практически нулевой устойчивостью, т.е. одно или двухкомпонентная сильно поляризованная социальная система, что и наблюдается в некоторых республиках Северного Кавказа. Строительство многокомпонентного, гражданского общества должно рассматриваться в качестве кардинального направления политики государственной власти. Это позволит повысить устойчивость в регионах РФ и стране в целом, обеспечит устойчивое и поступательное их развитие.

Создание среднего класса, различных объединений, общественных организаций обеспечивает появление положительных связей между сегментами общества, обеспечивающих внутреннюю устойчивость социосистемы, а в итоге ослаблению управляющих импульсов государственной власти и ее демократизации.

При построении динамической модели социосистемы были приняты следующие допущения:

-самовозбуждение отдельных сегментов системы минимально, в виду наличия связей с соседним сегментом, эти связи с точки зрения теории управления носят отрицательный характер — в виду общности интересов соседних сегментов системы и препятствуют самовозбуждению сегментов; центральный сегмент — «средний класс» в развитых демократических обществах является доминирующей частью социосистемы, как правило он реализует свои интересы чрез развитую политическую систему, а государственная политика таких стран в большей мере строится с учетом интереса этой группы населения. Рассмотренные в работе элементы динамического моделирования состояния трехкомпонентной социосистемы позволяют сделать следующие выводы:

- трехкомпонентная социосистема при определенной ее структуре и политической системе способна достигать устойчивых состояний, а следовательно, для ее управления требуются минимальные управляющие воздействия со стороны государственной власти;

- устойчивость системы достигается при следующий условиях - вектор интересов среднего класса должен иметь большую общность с интересами основной части населения, чем с интересами олигархической элиты, при этом достигается минимум противоречий между крайними группами социальной системы;

- уменьшение общности интересов среднего класса и олигархических групп, или достижение равенства общности интересов между основной частью населения и средним классом, а также средним классом и олигархическими группами приводит систему в неустойчивое состояние.

Результаты моделирования динамики трехкомпонентной социосистемы позволяют выработать основные подходы к построению гражданского, поистине демократического общества. В первую очередь это создание условий для появления и развития в РФ среднего класса - как фактора стабилизации общества. Кроме того, идеология общества, его политическая и экономическая системы должны способствовать самоорганизации граждан на различных принципах. Это и профессиональные объединения, и различные общества на базе общих интересов, движение «зеленых», объединение граждан по месту жительства и многое другое.

В демократическом государстве структура социосистемы должна многокомпонентной, обеспечивающей появление внутренних обратных (отрицательных) связей между компонентами на базе общности векторов политических и социально-экономических интересов, стабилизирующих систему в целом, и обеспечивающих ослабление управляющих воздействий со стороны государства.

Социологический опрос жителей региона Ставропольский край подтвердил актуальность функционирования трехкомпонентной социосистемы и несостоятельность двухкомпонентной.

Социологический опрос представлял собой пять блоков вопросов: политико-правовые показатели развития региона, геополитические показатели, показатели развития межнациональных отношений, социально-экономические показатели.

Политико-правовые и социально-экономические показатели свидетельствуют о том, что большинство жителей Ставропольского края не доверяет местным властям, больше доверяет Федеральным органам власти, что подтверждает наличие в сознании большинства населения патерналистской двухкомпонентной модели социума.

Геополитические показатели и показатели развития межнациональных отношений дифференцировали Ставропольский край как наиболее благоприятный регион в сфере развития геополитики. Именно с этим аспектом связано построение двух основных позитивных аттракторов развития региона: национальной идеи и туризма.

Развитие данных аттракторов может вывести Ставропольский край на уровень сильнейших регионов, наряду с крупными регионами нефтяными экспортерами с опережающим ростом доходов населения. Сверхприбыли отрасли направятся на социальное развитие через возросшие доходы региональных и местных бюджетов, в результате улучшится доступ к высшему образованию, расширились возможности рекреации здравоохранения. Изменения условий и образа жизни очевидны.

В целом опасность дальнейшей поляризации социального развития существует, но она не фатальна благодаря двум «скрепляющим» факторам: разным территориальным градиентам отдельных социальных параметров и, как следствие, несбалансированности компонентов социального развития в регионе (регионов, где «все плохо», немного), а также не региональному, а иерархическому характеру диффузии социальных инноваций по системе городских центров разного уровня, причем диффузия разных инноваций идет с разной скоростью- «Скреп» снизу — сохранение патриархальных стратегий адаптации в некоторых локальных территориальных общностях (чаще всего в этнических и южных русских), что также снижает вероятность дальнейшей социальной деградации, Еще один вывод не отличается оригинальностью, но представляется необходимым. Усложнение и противоречивость современных социальных процессов вынуждают отказываться от одномерных линейных оценок, простой шкалы «хорошо - плохо», «развитие - деградация». Устаревшая для многих диалектика или современная амбивалентность оценок более адекватно описывают социальные процессы переходного периода. Социальные преимущества повсеместно сочетаются с социальными издержками, и черно-белая картина линейного развития не способна объяснить происходя* щее.

Список литературы диссертационного исследования доктор социологических наук Бондарев, Александр Алексеевич, 2004 год

1. Меяедународные нормативные акты

2. Декларация по регионализму в Европе. Принята Ассамблеей Регионов Европы. Базель, 4 декабря 1996 г. — М.: Международные отношения. 1997. -96 с.

3. Международный туризм, правовые акты. М.: РОССПЭН. 2000г. - 688 с.

4. Материалы совещания Представителей Государств Участников СБСЕ.: Вена 1986 г. -М.: Московский центр Карнеги. 1999. - 458 с.

5. Материалы Манильской Декларации по мировому туризму. Декларация А. М.: Международные отношения. 1983г. - 256 с.

6. Материалы Гаагской Декларации по туризму. М.: Международные отношения. 1990г.- 128 с.

7. Хартия Туризма и Кодекс Туриста: София, 1985. М.: Международные отношения. 1996. — 1621 с.

8. Официальные государственные документы

9. Федеральный Закон № 9-ФЗ от 01.07.94 г. «О федеральном бюджете на 1994 год» // Российская газета, от 03.07. 1994 г.

10. Федеральный Закон от 31.03.1995 № 39-Ф3 «О федеральном бюджете на 1995 год» // Российская газета от 2.04.1995 г.

11. Федеральный закон от 26.03.1998 № 42-ФЗ «О Федеральном бюджете на 1998 год» // Российская газета, 1998, 31 марта.

12. Федеральный Закон от 22.02.99 № Зб-ФЗ (ред. от 17.07.99) «О федеральном бюджете на 1999 год» // Российская газета, № 36, 25.02.1999 г.

13. Федеральный закон № 194-ФЗ от 30.12.2001 г. О федеральном бюджете на 2002 год // Российская газета от 31.12.2001 г.

14. Федеральный закон о Федеральном Бюджете на 2003 год // «Собрание законодательства», №52, 29.12.2003.

15. Указ Президента РФ от 13 мая 2000 г. № 849 «О полномочных представителях Президента Российской Федерации в федеральном округе» / Российская газета от 15.05.2000.

16. Нормативно-инструктивные, справочные и статистические документы

17. Демографический ежегодник России: Стат. сб. М.: Госкомстат России. 2001.-244 с.

18. Демографический ежегодник России: Стат. сб. М.: Госкомстат России. 1997.-561 с.

19. Регионы России. Социально-экономические показатели, 2003. М.: Госкомстат России. 2003. - 900 с.

20. Регионы России: финансовые аспекты развития. М.: Инфомарт. 1997. - 223 с.

21. Российский статистический ежегодник, 2000: Стат. Сб. — М.: Госкомстат России. 2001. 679 с.

22. Российский статистический ежегодник, 2003: Стат. Сб. — М.: Госкомстат России. 2003. 705 с.

23. Россия в цифрах, 2003. М.: Госкомстат России. 2003. - 64 с.

24. Социальное положение и уровень жизни населения России, 2003. М.: Госкомстат России. 2003. — 71 с.

25. Социальное положение и уровень жизни населения Ставропольского края за 1995-2б03г.г. Ставрополь: Крайкомстат, 2004. - 208 с. Ставропольский край в цифрах: статистический сборник. - Ставрополь: Крайкомстат, 2003. - 268 с.

26. Монографические издания, книги

27. Абдулатипов Р.Г. Природа и пародоксы национального «Я». М.: Культура. 1994.-54 с.

28. Аганесова Е., Зубаревич Н. Проблемы здравоохранения в Краснодарском крае — регионе массового миграционного притока // География на рубеже проблемы регионального развития. Курск: Изд-во КГУ. 1999. - 123 с.

29. Адамов А. К. Ноосферология. Саратов: Изд-во Лотос. 1999. 222 с.

30. Адамов А.К. Основы философии ноосферы. Саратов: Изд-во Саратовского гос. Социально-экономического университета «Летопись». 1996. 148 с.

31. Айвазян С. А. Интегральные показатели качества жизни населения: их строение и использование в социально-экономическом управлении и межрегиональных сопоставлениях. М.: ЦЭМИ РАН, 2000. - 412с.

32. Алексеев А. И. Многоликая деревня: (население и территория). — М.: Мысль. 1990. 275с.

33. Алексеев А. И., Симагин Ю. А. Аграрный характер российского менталитета и реформы в сельской местности России // Российские регионы в новых экономических условиях I Под ред. Ю. Г. Липеца. М.: ИГ РАН. 1996. - 143с.

34. Альтернативные пути к цивилизации / Под ред. В.П. Бранского. М.: Прогресс. 2000. - 326 с.24.

35. Аперьян В.Е. и др. Экономика. Демография. Статистика. М.: ЗАО «Финстатинформ». 1990. - 320 с.

36. Бабурин B.JI. Эволюция Российских пространств: от Большого взрыва до наших дней (инновационно-синергетический подход). М.: Эдито-риал УРСС. 2002. - 272 с.

37. Байдалова О.В. Развитие региона как социальной системы: Социальные показатели и индикаторы. Волгоград: Издательство ВАГС, 2002. — 277 с.

38. Барбаш Я Б. Методика изучения территориальной дифференциации городской среды. М.: ИГАН. 1986. - 126 с.

39. Баскаков В. H Баскакова M. Е. О пенсиях для мужчин и женщин: социальные аспекты пенсионной реформы. М.: Московский философский фонд. 1998. -321 с.

40. Баскакова M. Е. Экономическая эффективность инвестиций в высшее образование: тендерный аспект. М.: Гелиос АРВ. 2002. - 342 с.

41. Бауман 3. Глобализация. Последствия для человека и общества / Пер. с англ. М.: Весь мир. 2004. - 188 с.

42. Бедность в России: государственная политика и реакция населения / Под ред. Дж. Клугман. Вашингтон: Всемирный банк. 1998. - 137 с.

43. Бестужев-Лада Я В. Поисковое социальное прогнозирование: перспективные проблемы общества. М.: Наука. 1984. - 144 с.

44. Богданов И.Я. Экономическая безопасность России. Теория и практика. М.: Эдиториал УРСС. 2001. - 348 с.

45. Бодрова В. В. Работа или семья: что важнее для современной женщины? Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. М.: ВЦИОМ. 1995. № 3. - 290 с.

46. Бондарев A.A., Шляпникова М.Н. региональный статус Ставропольского края в геополитической системе России / Северокавказский региональный центр социологических исследований. Выпуск 2. Пятигорск: Изд-во «Спецпечать». 2003. - 132 с.

47. Бондарев А.А., Шляпникова М.Н. Социально-культурный облик населения Ставропольского края (минтервью). Пятигорск: Издательство РИА - КМВ. 2001 г. - 84 с.

48. Бороноев А.О. Основы этнической психологии. СПб. М.: Наука. 1991. — 213 с.

49. Бочаров В. В, Антроподогия возраста. СПб.: Изд-во С.-ПГУ. 2001. -110 с.

50. Браде Н., Перцик Е. Н., Питерский Д. С., Шуянц Е. П. Региональное развитие и сдвиги в системе городского расселения России после распада СССР // Новые факторы регионального развития / Под ред. Ю. Г. Липеца. М.: ИГ РАН. 1999. - 210 с.

51. Бромлей Ю. Этнос и этнография. М.: Наука, 1973. С. 548 с.

52. Бромлей Ю., Пучков П. Этносы и этнические процессы в современном мире. М.: Наука. 2002. - 712 с.

53. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука. 1983. - 312 с.

54. Буреш О.В., Раимова А.Т. Совершенствование регионального управления в условиях рынка. М.: Эдиториал УРСС. 2003. - 240 с.

55. Бутов В. И. Демография. Учебное пособие. М.: ИКЦ «МарТ», Ростов-н/Д, Издательский центр «МарТ». 2003. - 592 с.

56. Бутов В.И. Игнатов В.Г. Кетова Н.П. Основы региональной экономики. Учеб. пособие для студ.вузов. Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ», 2001.-448 с.

57. Вардомский Л. В. Проблемы регионального развития России в условиях глобализации // Российские регионы и Центр; взаимодействие в экономике пространстве / Под ред. Ю. Г. Липеца. М.: ИГ РАН. 2000. -341 с.

58. Васильев В.Ф. Политические аспекты экономического развития стран Юго-Восточной Азии // Экономические реформы в Азии в переходный период. М.: Ин-т востоковедения РАН. 1996. - 72 с.57.58,59

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 202915