Молодежный жаргон в лингвокультурологическом освещении тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, кандидат филологических наук Иванова, Наталья Сергеевна

Диссертация и автореферат на тему «Молодежный жаргон в лингвокультурологическом освещении». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 273525
Год: 
2007
Автор научной работы: 
Иванова, Наталья Сергеевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Екатеринбург
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
369

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Иванова, Наталья Сергеевна

Введение

Глава 1. Особенности речевых кодов представителей молодежной субкультуры и специфика «неформальных» объединений

1.1. Представители молодежной субкультуры, их взаимоотношения и используемые речевые коды

1.2. Современная молодежь: мифы и реальность на примере данных психолого-языкового обследования)

Выводы к 1 главе

Глава 2. Молодежный жаргон как форма существования русского языка

2.1. Источники пополнения молодежного жаргона и связи с другими языками

2.2. Динамика лексического состава жаргона молодежи различных поколений (на примере лексикона студентов 80-х и

2000-х годов)

2.3. Территориальные различия в молодежном жаргоне 2000-х годов на примере УрГУ и УГТУ-УПИ)

2.4. Фиксация молодежного жаргона: анализ лексикографического материала

Выводы ко 2 главе

Глава 3. Пути репрезентации молодежного жаргона

3.1. Молодежный жаргон в общеполитической и развлекательной прессе 1981 и 2001 гг.: сходство и различия

3.2. Жаргонная лексика в речи героев кинофильмов

3.3. Молодежный жаргон и новые PR-технологии 178 Выводы к 3 главе

Глава 4. Реакция молодежной аудитории на проявления жаргонной лексики: экспериментальные наблюдения

4.1. Жаргонизмы в прессе и лексикон современной молодежи.

4.2. Жаргонизмы в кинематографе в восприятии молодого зрителя: экспериментальные наблюдения

4.3. Жаргон в рекламных технологиях и реакция молодежной аудитории

Выводы к 4 главе

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Молодежный жаргон в лингвокультурологическом освещении"

Многоаспектность и многогранность феномена культуры определяет приоритетный интерес изучения его особенностей представителями разных направлений: истории, культурологии, социологии, философии, психологии и лингвистики. Общее определение культуры - «совокупность достижений человечества в производственном, общественном и умственном отношении» [Ожегов, 1961, 304] - является достаточно широким и в науке каждым ученым трактуется в зависимости от направления его исследований.

Несмотря на то, что в различных областях научной деятельности существует более 250 определений культуры, в которых авторы пытаются охватить все доминанты этого феномена, можно говорить об их смысловом тождестве. Любое культурное явление, независимо от того, материально оно или нет, представляет собой опыт, накопленный человечеством на протяжении некоторого времени. Каждая культура имеет определенный набор общепринятых норм, которые являются обязательными и обладают устойчивостью. Например, нормами речевой культуры является общепринятое употребление языковых средств: звуков, ударения, интонации, слов, их форм, синтаксических конструкций.

Каждое общество обладает нормативной культурой с тщательно разработанной системой стандартизованных правил, что характерно для сфер общения и поведения. Однако устойчивость норм не абсолютна. В языке литературная норма постепенно меняется под непрерывным воздействием разговорной речи, различных подъязыков социальных и профессиональных групп населения, других языков.

Кроме того, «любая культура демонстрирует сложный спектр субкультурных элементов» [Гуревич, 2000,152] и, следовательно, официальная культура никогда не является в развитом обществе единственной, на ее фоне всегда существуют различные суб- и контркультуры, которые отгораживаются от магистрального направления развития или противопоставляют себя ему, приводя тем самым в движение механизм социодинамики. В языковой культуре современности с нормативным литературным языком сосуществуют и развиваются такие подъязыки, как жаргоны, арго, диалекты, сленги.

Таким образом, нужно рассматривать культуру как симбиоз национальной традиции и субкультурных явлений, в исторической динамике которого роль каждого элемента одинаково важна и в равной мере первостепенна Система коммуникации представляет собой такой же симбиоз нормативного литературного языка и субъязыков, доля которых в последнее время значительно повышается.

Наиболее самобытной и неординарной представляется молодежная субкультура: именно она выбирается для исследования, так как является менее изученной на фоне криминальной, уголовной, блатной субкультур и ряда узкопрофессиональных образований и обладает языковым материалом, представляющим поле для социолингвистического анализа.

Молодежь характеризуется стремлением к самоаюуализации и выделению своей субкультуры. При этом главным является выбор стиля общения, который относится к числу вербальных социально-символических средств. Молодые люди, используя определенные вербальные средства, могут способствовать формированию своего образа в глазах других.

Речь является одним из доминирующих средств самоутверждения в глазах молодежи, создавая внешние признаки субкультурной идентичности и отражая внутренний мир носителей, поэтому молодежный жаргон, выполняя особые функции и формируя специфический образ говорящего, весьма распространен в данной возрастной среде.

Социолингвисты отмечают, что «.для большинства современных индустриальных обществ нехарактерна "жесткая" дифференциация языка на более или менее замкнутые, самодостаточные подсистемы: социально и культурно обусловленные разновидности единого национального языка постоянно влияют друг на друга, в связи с чем явления, присущие одной разновидности языка, могут "перетекать" в другую (или другие).» [Быков, 1994, 55]. В настоящее время наблюдается активное использование в устной речи слов, словосочетаний и устойчивых выражений из сферы субстандарта1, главным образом из сферы просторечия и жаргона. Молодежный жаргон, постоянно взаимодействуя с другими подсистемами языка, может пополнять их, при этом отдельные лексемы теряют свою связь с первоисточником.

Неоднозначно решается вопрос об ограничении рамок бытования молодежного жаргона и самого понятия молодежный жаргон. Исследователи употребляют по отношению к этому языковому образованию различные термины: молодежный жаргон, молодежный сленг, молодежное арго.

Некоторые ученые-лингвисты видят в них синонимические дефиниции. В частности, создатель отечественной лексикографической и социолингвистической школы Б. А. Ларин говорил: «Я употребляю термины "арго" и "жаргон" как синонимы» [Ларин, 1931,114\. Другие, не разводя этих понятий, пытаются дополнить их маркированными внешними характеристиками. Так, например, в «Словаре лингвистических терминов» О. С. Ахмановой сообщается, что арго -это «то же, что жаргон» [Ахматова, 2005,53]. Автор делает пояснение: «термин арго [в отличие от жаргона] лишен пейоративного, уничижительного значения». При этом, по мнению О. С. Ахмановой, жаргон используется «отдельной социальной группой с целью языкового обособления, отделения от остальной части данной языковой общности, иногда в криптолалических целях» [Там же, 148]. Наиболее обоснованным представляется разведение этих понятий.

Прежде всего, нецелесообразно вводить термин молодежное арго. Ср.: «Арго - социальная разновидность речи, характеризующаяся узкопрофессиональной лексикой, нередко с элементами условности, искусственности и "тайности"» [Филин, 1979,23]. Однако язык молодежи используется представителями достаточно открытых социальных и профессионально ориентированных групп лю

1 Жаргон и просторечие относят к субстандарту [см., например: Быков, 1994, 89] или нонстандарту [Кёс-тер-Тома, 1993]. «Нонстандарт включает языковые формации, не представляющие систему и распространенные на лексико-фразеологическом уровне (напр., жаргон, мат). А к субстандарту можно отнести языковые разновидности, обладающие системой на всех языковых уровнях (напр., диалект, язык фольклора)» [Там же]. дей2, при этом еще В. М. Жирмунский отмечал у арго специфическую функцию - профессиональную, разводя тем самым понятия арго и жаргон. В. В. Химик же называет арготизмами «рациональные номинации-терминоиды» [Химик, 2000,12]. Поэтому считать термины арго и жаргон однозначными, как это делается, в частности, у А. В. Дудникова [Дудников, 1975], представляется некорректным. Стоит рассмотреть и термин тайный язык, который создается «с целью замкнутого общения в пределах данной группы» [Филин, 1979, 346]. Но и он ориентирован только на кодирование информации, что противоречит установкам языка молодежи.

Профессионализмы - «просторечные эквиваленты соответствующих по значению терминов» [Там же, 240] - представляют собой часть жаргона, поскольку, хоть и разнонаправленная, профессиональная деятельность является неотъемлемым элементом жизни молодежного сообщества.

Термин молодежный сленг более широк в языковом аспекте. По мнению многих исследователей, сленг как «надсоциальный "общий" жаргон» [Химик, 2000,14], является вторичным образованием по сравнению с жаргонами и арго, адаптирующим к своим нуждам заимствованные единицы. А. Т. Липатов считает, что «всякий речевой экспрессив, оказавшись в сленге, нейтрализуется» [Липатов, 1994, 304], приспосабливаясь к новой семантической специфике. Можно согласиться и с тем, что «slang покрывает тем самым целиком русские термины жаргон и арго, а отчасти и грубое просторечие» [Там же, 305], поскольку в английском языке, откуда термин пришел в отечественную лингвистику, он характеризует всю нестандартную лексику, за исключением диалектов. Под сленгом исследователи понимают разновидности всей разговорной речи, используя при этом синонимический ряд: городской жаргон - общий жаргон [Ермакова, 1999, Ш-Щ.

Некоторые ученые говорят об интержаргонности ряда слов или называют их разговорно-литературными образованиями. В частности, В. В. Химик приводит

2 По подобным критериям J1. И. Скворцовым характеризуются жаргонные лексемы и фраземы, а отнюдь не арготические образования. [Скворцов, 1997,129] способ расширения лексического состава русского языка за счет его низких сфер, когда слова из криминальных субкультур и их специфических подъязыков, пройдя через жаргон отдельных молодежных группировок, молодежный интержаргон, затем массовое просторечие, через сферу «третьей» культуры, закрепляются в разговорном литературном языке [Химик, 2000,17 и след.]. Однако такие утверждения представляются несколько поспешными. Во-первых, примеры, которые приводятся в подтверждение этих теорий, не являются в полном смысле слова общеупотребительными, они известны широкому кругу носителей только в одном значении, другие же значения этих слов, используемые в корпоративных жаргонах, остаются известны только узкому кругу говорящих. Так, например, слово беспредел, рассматриваемое в работе В. В. Химика, нельзя считать полностью интержаргонным, вопреки автору, поскольку в каждой субкультуре, равно как и в официальной культуре, оно имеет свое значение, и использующие его люди употребляют его применительно к разным явлениям. Поэтому следует говорить об интержаргонных значениях слов, а не обо всем слове в целом. Таким образом, если речь идет о слове, которое можно отнести к интержаргону, то далее должно быть приведено его конкретное значение. И, во-вторых, как совершенно правильно замечают JI. А. Кудрявцева и В. А. Гордиенко, появление подобных слов в текстах, рассчитанных на массового читателя им слушателя, еще не является «бесспорным маркером общего сленга» [Кудрявцева, 2005,280].

Поэтому в данной работе признается наличие языка молодежи как особой формы существования языка, и наиболее корректным по отношению к этому феномену представляется употребление термина молодежный жаргон. В последнее время достаточно широко распространен термин корпоративный язык и при рассмотрении конкретного языкового пласта - лексики учащейся молодежи - согласно условиям, выделенным JI. 3. Подберезкиной [Подберезкина, 2005, 139-150], наличие объединения, территориальная локализация совместной деятельности (в данном случае профессиональной) и общения, данный термин может быть применен к языку молодежи, но в качестве дополнительного по отношению к основному термину (.молодежный жаргон).

В разных странах наступление жаргонов на общенациональное языковое пространство проходило по-разному и с разной скоростью. В России трансформация языковой системы произошла в конце 1980-х - начале 1990-х гг., о чем свидетельствуют многочисленные голоса защитников чистоты языка, указывающих на чрезмерное насыщение жаргонизмами эфира, печатных изданий, речей политиков, устной речи всех слоев общества, но тем не менее, жаргон из диалекта определенных социальных групп постепенно превращается в разновидность разговорного стиля, что можно проследить, рассмотрев определения, данные этому явлению на различных этапах его развития:

В «Толковом словаре русского языка» Д. Ушакова (1934) дается следующее определение: «1. Жаргон - то же, что арго. Школьный жаргон. 2. Ходячее название какого-нибудь местного наречия, представляющегося говорящему на литературном языке испорченным».

В «Советском энциклопедическом словаре» (1987): «жаргон - это социальная разновидность речи, отличающаяся от общенародной специфической лексикой и фразеологией».

В «Словаре современного русского языка» (1994) жаргон определяется как «речь какой-либо социальной или профессиональной группы, содержащая большое количество свойственных только этой группе слов и выражений, в том числе искусственных, иногда условных».

Наконец, «Толковый словарь русского языка» С. Ожегова и Н. Шведовой (1999) говорит, что это - «речь какой-нибудь социальной или иной объединенной общими интересами группы, содержащая много слов и выражений, отличных от общего языка, в том числе искусственных, иногда условных. Жаргон торговцев. Воровской жаргон».

Все приведенные выше определения не дают представления о характере рассматриваемого феномена, его функциональной направленности, а главное - о механизме его распространения в среде национального языка. Скорее, это такое понимание языкового образования, когда за отдельными социальными группами закрепляются авторские права на производство жаргона. Поэтому хотелось бы выделить основные признаки жаргонизмов для того, чтобы в дальнейшем можно было говорить о принципах распространения жаргона в языковой среде и о влиянии данного явления на нее.

Прежде всего, «жаргон - это стилевая разновидность устной и письменной речи, он занимает периферийное место по отношению к устоявшемуся отвердевшему нормативному ядру языка» [Шляхов, эл. ресурс]. Анализ позволяет выделить наиболее характерные для жаргона признаки:

1) нарушение языковых барьеров и табу, характерных для литературного языка, и образование новых кодировок, свойственных социуму-носителю;

2) употребление в качестве словесного оружия и орудия самовыражения в игровых коммуникативных ситуациях;

3) обновление лексического состава локально близких социолектов и языка в целом;

4) инструмент идентификации и самоидентификации, средство интеграции и капсуляции участников социума;

5) достижение речевых целей (выражение эмоций, отношения к собеседнику и к предмету речи) наиболее однозначным способом с использованием емких образов.

Жаргон отличается от нормативного ядра подвижностью, способностью изменяться в краткие по историческим меркам периоды, не обладает автономным набором фонетических, морфологических и синтаксических показателей и выявляется в основном на лексико-фразеологическом уровне. Жаргон - антипод торжественности и патетики, сфера его словоупотребления не кодифицирована, не нормативна, хотя по мере использования создается ситуативный код, который диктует возможности словоупотребления.

Из всех современных разновидностей языка молодежный жаргон наиболее значим социально: им пользуются достаточно многочисленные группы носителей языка, элементы его во множестве проникают в литературную речь. Молодежь (студенты, школьники, рабочая молодежь) принимает активное участие в жизни нашего общества и выражает свое отношение к окружающей действительности и к событиям, происходящим в современной жизни, посредством образной лексики и фразеологии. В молодежном жаргоне варьирование общенародной языковой картины мира проявляется на уровне ее семантической организации. Лингвистическая сущность заключается в основном в игре со словом и в слово, метафорическом переосмыслении наиболее употребительных слов и выражений, придании им образного смысла.

Так как социально ограниченная сфера языковой картины мира выделяется с учетом группы носителей языка и отличительных особенностей их речи, то, основываясь на мнениях Э. М. Береговской [Береговская, 1996], Е. Г. Борисовой [Борисова, 1987] и М. Г. Чабаненко [Чабаненко, эл. ресурс], рамки молодежного жаргона можно определить следующим образом:

Молодежный жаргон - это особый подъязык в составе общенационального языка, используемый людьми в возрасте от 13 до 25 лет3 в рамках непринужденного общения со сверстниками или лицами, имеющими идентичные взгляды, мировоззрение и мироощущение. Носители - это социально-демографическая группа, основным критерием объединения в которую выступает возраст: с 13 лет, так как это возраст, когда подростки заявляют свое право на самостоятельную субкультуру; до 25 лет, так как именно в этом возрасте молодые люди определяются профессионально. В роли дополнительного критерия привлекается сходство в жизненных позициях и формировании ценностных ориентиров при наличии возрастной разницы, что позволяет отнести к категории носителей лиц

3 Некоторые ученые выделяют несколько иные возрастные рамки носителей молодежного жаргона. В частности, в работах М. О. Копыленко [1976], Е.В. Уздинской [1991] верхний порог в 25 лет сохраняется, разногласия, в основном, касаются нижней границы. К данной категории молодых людей относят с 14 лет (М. О. Копыленко предлагает даже с 15), хотя это не представляется обоснованным в связи с тем, что в 13-14 лет школьники при переходе в восьмой класс, где идет деление на специализацию, осваивают новые ролевые и профессиональные обязанности. других возрастных категорий. По остальным социальным показателям (место рождения, специальность, уровень образования) носители молодежного жаргона демонстрируют неоднородность, что вызывает некоторые затруднения в разграничении данной подсистемы языка и других социолектов.

Исходя из того, что язык молодежи представляет собой весьма обширный пласт языковой системы и не обладает четкими границами, можно, на наш взгляд, выделить ряд критериев, по которым слово относится к молодежному жаргону:

- по функционированию: данное слово циркулирует в молодежной среде; не исключается возможность его употребление другими социальными группами;

- по тематике: данное слово определяет реалии, существующие в молодежной среде;

- по наличию приблизительного семантического аналога в литературном языке: данное слово не содержит полной аналогии, и жаргонизм при этом имеет смысловой или эмоциональный оттенок.

Слово можно включить в молодежный жаргон при условии его соответствия всем трем критериям. При возникновении спорных случаев, когда слово широко распространено в речи людей старшего возраста или вообще является малоизвестным, что затрудняет отнесение лексической единицы к той или иной группе, в данной работе применяется факультативный критерий - фиксация слова в газетах, журналах, фильмах или рекламных роликах, созданных молодежью или ориентированных на нее.

Учитывая языковые функции жаргонной лексики, мобильность контингента носителей, можно определить сферу ее распространения - это массовая культура, имеющая четко очерченные временные границы и активно использующая словесное оружие. Можно выявить ряд отраслей, где массовая культура представлена наиболее ярко и предоставляет для изучения широкий материал - это СМИ, кинопродукция и реклама, которые ориентированы создателями на молодежную аудиторию. Поэтому именно эти явления будут рассмотрены в данной работе.

Несмотря на то, что в области изучения различных субкультур наблюдается некоторый подъем, на первое место выходит отнюдь не молодежная культура, а более закрытые образования, которые, как кажется исследователям, обладают особой романтикой и энергетикой. Достаточно разносторонне изучается криминальная, тюремная культура с подробным рассмотрением иерархии ее представителей, языковых проявлений и социальной деятельности. Подробному изучению арготической лексики посвящены труды Д. С. Лихачева [1964], В. А. Саляева [1996], В. Быкова [1991,1994], В. С. Елистратова [1993,1994] и мн. др.

Работы, в которых рассматривается несколько субкультурных явлений, на данном этапе научных исследований тяготеют в сторону криминальных образований. В частности, приоритет в изучении языка криминального мира над языком молодежи явно прослеживается у В. В. Химика [2000].

Молодежная субкультура и ее языковые проявления современными учеными рассматривается редко. Исследователей в основном интересуют только отдельные составные части молодежного жаргона, и именно они становятся объектом изучения. Проблема же взаимосвязей этих пластов и их взаимопроникновения остается в стороне, хотя при теоретически слабой разработанности она представляет большой интерес.

В последнее время лингвисты обратили внимание на проблему студенческого жаргона, но рассмотрение чаще всего сводится к группировке самих жаргонизмов и словарных значений. Такая тенденция отражена в работах А. И. Ма-рочкина [1998], К. Н. Дубровиной [1980], Ф. Рожанского [1992], В. А. Саляева [1996] и др. Примером этому могут служить и словари сленга хиппи, компьютерного жаргона [Никитина, 1998; Садошенко, 1995].

Наиболее структурированными и системными с точки зрения подхода видятся работа Э. М. Береговской [1996], где автор рассматривает не только историческую часть проблемы, но и обращается к современному состоянию молодежного сленга (в работе использован данный термин), приводя результаты лингвистического анкотирования, и работа К. Н. Дубровиной [1980], в которой подробно и доказательно рассматриваются пути и способы образования жаргонной лексики.

При достаточно разнообразных способах анализа и точек зрения рассмотрения феномена молодежного жаргона в исследованиях, посвященных этой теме, остаются лакуны. Подходы в основном не учитывают связи молодежного жаргона и мышления его носителей; жаргона молодежи и культуры, политики, идеологии общества, в котором они живут; влияние различных факторов на формирование, функционирование, распространение жаргона; отсутствует сочетание ретроспекции и современного состояния, вследствие чего не создается представления о молодежной языковой культуре в целом.

Таким образом, учитывая довольно широкий интерес к современной молодежи среди исследователей, журналистов, аналитиков, психологов и отдельные мнения о том, что юноши и девушки видят в криминальной культуре образцы для подражания, важно обозначить границы молодежного жаргона и молодежной субкультуры, определить место этих явлений среди других образований.

В связи с тем, что в последнее время проблемы молодежи интересуют не только исследователей-специалистов, но и людей, не имеющих углубленных знаний в этой области, появляется много работ [Крупнова, 2004; Иванов, эл. ресурс; Никольский, 1998], посвященных молодежным жаргонам. Однако такие работы чаще всего не претендуют на научность и ставят своей целью не столько просветить читателя по данному вопросу, сколько развлечь его, при этом они достаточно часто оторваны от реальной ситуации.

Аюуальность данного исследования определяется рядом факторов: - вследствие того, что на данном этапе развития общества повысилась социальная активность молодежи в различных сферах деятельности и возникла необходимость исключения элемента стихийности действий молодого поколения и целенаправленного формирования современной молодежной культуры, появилась потребность представить реальную картину категориальных и речевых предпочтений современной молодежи, которая и создается в работе;

- в связи с тем, что в обществе размываются границы социально-культурных слоев и средствами манипуляции сознанием молодежи служат телевидение, газеты, кинофильмы и т. д., целесообразно рассмотрение различных аспектов связи с другими языковыми пластами и воздействия на молодежный жаргон многообразных явлений окружающей среды;

- поскольку жаргонная лексика в последнее время активно употребляется не только молодежью, но и бизнесменами, политиками, вплоть до президента, важно проследить динамику развития жаргона в течение определенного периода и определить тенденции развития молодежного жаргона.

Объект исследования - молодежный жаргон.

Предмет исследования - молодежная субкультура в зеркале жаргона.

Цель исследования заключается в определении значимости молодежного жаргона как явления молодежной субкультуры второй половины XX - начала XXI вв. на синхронном и диахронном уровнях.

В этой связи актуализируется решение следующих задач:

1) проанализировать специфику современной молодежной субкультуры и особенности речевых кодов ее представителей;

2) охарактеризовать источники пополнения молодежного жаргона и его взаимосвязи с литературным языком;

3) выделить основные составляющие молодежного жаргона, сопоставить тематические группы лексики и определить их взаимосвязи;

4) выявить качественный и количественный состав жаргонной лексики 1980-х и 2000-х гг. по материалам печати, в кинофильмах, на основе проведенных опросов, экспериментов, личного общения и проследить изменения в нем;

5) в процессе экспериментальной работы рассмотреть взаимосвязь отдельных единиц печатной лексики и лексики, зафиксированной на телевизионном экране, с живым языком;

6) определить роль СМИ, кинофильмов, рекламы в фиксации жаргонизмов, их распространении и образовании;

7) установить функции жаргонной лексики в прессе, кинофильмах, рекламе в разные периоды и на основе эксперимента определить успешность языковой ориентации на молодежную целевую аудиторию;

8) проанализировать уровень речевой культуры и массовости сознания современной молодежи на основе проведенных анкетных опросов и экспериментов.

Цель и задачи исследования обусловили использование комплексной методики анализа с применением ряда способов (наблюдение, интерпретация, моделирование) и методов исследования (описательный, сопоставительный, анкетирование, интервьюирование, включенное наблюдение, социолингвистический эксперимент, метод корреляционного анализа и моделирования социально детерминированной речевой деятельности).

Материалом исследования послужила лексика, которая бытует в молодежной среде, то есть употребляется при неофициальном общении между молодыми людьми от 13 до 25 лет или используется в кино-, рекламной продукции, ориентированной на людей этого возраста. Источниками являются тематически разнонаправленные молодежные газеты и журналы различных годов изданий; молодежные фильмы советского и постсоветского периода; тексты рекламной продукции последних лет; результаты социолингвистических опросов, проведенных среди представителей различных молодежных субкультур. Собранный в ходе исследования жаргонный лексический материал с толкованиями приведен в словаре, помещенном в приложении.

Научная новизна данной работы заключается в рассмотрении разнонаправленных составляющих молодежной субкультуры как взаимопроникающих и взаимовлияющих компонентов, составляющих единое целое, на основе теоретического и эмпирического анализа; в диахронном подходе к составу молодежного жаргона; в цикличном отборе материала, который представляет собой анализ параллельных явлений в разное время их существования; в многоаспектно-сти анализа молодежной субкультуры, что позволяет сформировать наиболее полное представление об этом явлении; во введении в научный оборот новых языковых фактов.

Практическое значение работы. Результаты проведенных исследований могут найти применение в дальнейшем изучении как жаргонной лексики, так и молодежных субкультур в целом, при разработке теоретических курсов по социолингвистике и психолингвистике; отдельные материалы могут быть использованы при чтении спецкурсов по лексике, фразеологии, стилистике и культуре речи. Представленные наблюдения и зафиксированные лексемы и фраземы со словарными дефинициями могут быть полезны при составлении и дополнении словарей социолектов.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы представлены в докладах на научных конференциях и семинарах: Всероссийская конференция Уральского государственного технического университета - УПИ (4-6 мая 2005 г.), научная конференция молодых ученых в Уральском государственном педагогическом университете (28 октября 2005 г.), научно-теоретическая конференция в Уральском институте коммерции и права (ноябрь 2005 г.), Международная научная конференция аспирантов, студентов, преподавателей в Уральском государственном университете им. А.М.Горького (15 декабря 2005 г.), Межвузовская научно-практическая конференция Уральской государственной юридической академии (6 октября 2006 г.). Результаты работы отражены в 11 публикациях, среди которых 1 статья опубликована в журнале «Известия Уральского государственного университета. Серия 1. Проблемы образования, науки и культуры», входящем в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Молодежный жаргон - один из символов молодежной субкультуры, который может рассматриваться только в общем контексте всей системы культуры.

2. Наиболее распространенными источниками пополнения словарного состава жаргона являются заимствования из других социальных жаргонов и арго, профессиональной лексики и иных подсистем языка, что обуславливается много-уровневостью самой молодежной субкультуры. При этом заимствования подвергаются переосмыслению и получают новые дефиниции и нюансы в значениях.

3. В жаргоне учащейся молодежи можно выделить две группы лексики: учебную и досуговую, которая преобладает как в речи отдельного индивида, так и в общем объеме номинаций.

4. Молодежный жаргон необходимо изучать на синхронном и диахронном уровнях: на синхронном уровне существенные различия наблюдаются в профессиональной учебной лексике, которая зависит от выбора специализации, а на диахронном уровне - в области досуговой, что связано с объективными (изменение в структуре молодежных субкультур, смена приоритетов, появление новых реалий и интересов) и субъективными (влияние СМИ, отдельных видов искусства) причинами.

5. Молодежный жаргон воспринимается носителями не как единственно возможная языковая система, позволяющая добиться социальной изоляции, а как средство выражения эмоционального состояния говорящего, возможность передать свои эмоции максимально лаконично, как некий речевой код, который может быть изменен в зависимости от коммуникативной ситуации.

6. Молодежный жаргон дает возможность реализовать креативную, рекреативную, идентифицирующую, коммуникативную функции, поэтому в общем тезаурусе преобладают эмотивы, лексемы и фраземы с ярким характерологическим смыслом.

7. Четкое значение жаргонизмов не всегда могут сформулировать даже носители данного языка, что свидетельствует о том, что заимствование жаргонизмов происходит на формальном уровне, чему в значительной мере способствует использование социолектов в печати, кинофильмах, рекламной продукции, закрепляющими за лексемами определенный смысл и оценку, известные автору текста.

8. Молодежный социум - это мультикультурное образование с четкими паролями и определенным функциональным устройством, лексические нововведения в котором бытуют на разных уровнях и носители, используя жаргон в речи, преследуют конкретные цели: номинирование реалий, экспрессивная окраска речи, креативность в образовании, языковая игра. Молодежная субкультура - это своего рода игра, которая представляет собой одну из ступеней социализации, без нее невозможен дальнейший переход молодых людей во взрослую жизнь.

Структура диссертации:

Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и трех приложений - словаря, включающего перечень и толкование анализируемых в работе жаргонизмов (всего 1578 единиц); обобщающих сравнительных таблиц; опросных листов и тестовых заданий, исследование результатов которых дается в основной части работы. Общий объем аналитического текста - 231 страница.

Заключение диссертации по теме "Русский язык", Иванова, Наталья Сергеевна

Выводы по четвертой главе

При исследовании феноменов, подобных молодежному жаргону, т. е. обладающих быстрой изменчивостью и устойчивой ориентированностью на субъект, необходимо использование эмпирических данных. Только с помощью экспериментальных наблюдений имеется возможность установить правомерность сделанных в теоретической части работы выводов и определить реальные условия бытования тех или иных речевых кодов в молодежной среде. Обследования, эксперименты, опросы позволяют уловить семантические нюансы в использовании лексем, уяснить зависимость между сознанием молодых людей и используемых ими лексических единиц.

Можно утверждать, что для большинства молодежи жаргон является дополнительной языковой системой по отношению к литературному языку и используется именно в непринужденной речи между сверстниками как особый статусный маркер. Стоит обратить внимание на то, что большинство молодых людей разграничивает личную и деловую языковые интеракции, учитывая при этом культуру социальных отношений разных уровней при общении. Молодежь видит в своем языке, пользуясь терминологией Р. Якобсона, две основные функ

220 ции: эмотивную (экспрессивную, аффективную) и функцию ведения интеракции (регулятивная, фатическая). Для людей, у которых жаргонизмы находятся в области пассивного словарного запаса, - это именно вторая функция, поскольку их речевые предпочтения остаются в рамках нейтральной лексики, а язык молодежи используется в качестве подчеркивания своего равного статуса с теми, кто на нем говорит. Те же, у кого жаргонные слова достаточно широко представлены в речи и их употребление не связано со специальным усилием при переключении кодов, стремятся с помощью экспрессивной лексики выразить свое видение мира, дать ему оценку.

Словарный состав жаргонной лексики в речи одного молодого человека может значительно колебаться от десяти-двадцати общеизвестных вариантов до весьма объемного словаря, включающего ограниченные термины. Наиболее распространенными являются единицы «общего сленга», затем идут криминоиды, куда включается жаргон наркоманов, специфические субкультурные единицы. Разительно меняется лексика людей разных поколений, которые, даже зная современные молодежные слова, все равно предпочитают лексику своей молодости.

Разнообразный характер лексики, зафиксированной в результате опросов, показывает принадлежность молодых людей, находящихся в одних и тех же «общих» местах, к разным молодежным объединениям и индивидуальный характер использования субкультурно маркированного словарного запаса. Более того, наблюдается частое заимствование молодежью семантически не освоенных ею единиц и активное использование в речи на формальном уровне, без четкого понимания кода, который заложен в ней. Соответственно и при расшифровке текстового материала, ориентированного на молодежь как пользователя, большинство предпочитает традиционные средства выражения смыслов, а не те, которые могут быть истолкованы двояко.

Большинство молодых людей видит в использовании жаргонной лексики художественную функцию, особенно при функционировании жаргона в каких-либо искусственных ситуациях (кино, текст), но не всегда разделяет уверенность авторов в необходимости внедрения таких специфических слов в широкий контекст. В случае же удачного использования фразы из кинофильмов и рекламных роликов активно заимствуются молодежью с меной семантики или ее дополнением новыми нюансами, что формирует в молодежном жаргоне поле кинемало-госа и логоса рекламного.

Молодежь открыта всем новым веяниям, в том числе и в языке, поэтому легко усваивает нововведения и быстро забывает устаревшие взгляды, понятия, лексику.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенных исследований, анализ опросов, классификация собранного материала и наблюдения за изменениями состава жаргонной лексики за период с 70 - 80-х гт. XX в. по сегодняшний день позволяют сделать следующие выводы.

Молодежный жаргон сочетает в себе достаточно разнородные лексические группы, которые характеризуют не только речевую деятельность представителей различных молодежных субкультур, но и типы их мышления. Каждый индивид входит в несколько типов различных групп, где обладает статусом [Белл, Роджер Т., 1980, 137], который наделен степенью престижности, имеет определенный набор ролей и норм, ему присуще использование четких кодов, в том числе и речевых, наиболее важных для самоопределения и сепарации.

Среди всего собранного материала можно выделить по сфере употребления две основные группы лексики, которые присутствуют в речи любого представителя учащейся молодежи, независимо от рода занятий или увлечений -учебную и досуговую. Соотношение этих частей в речи отдельно взятого индивида может колебаться, но преимущественно имеет небольшой перевес в сторону досушвой лексики. В лексическом составе жаргона в целом наблюдается значительное преобладание досуговой лексики, так как представители различных молодежных социумов номинируют одни и те же явления действительности в области досуга различными жаргонизмами (колбаситься, рубиться, дэнс), в то время как учебная атмосфера ограничивает возможность номинаций общим кругом интересов и изначальной заданностью вариантов (старосте все студенты будут называть именно так, ведь сам предмет имеет название 'старославянский язык').

На синхронном уровне существенны различия в тех словах и понятиях, которые относятся к профессиональной учебной лексике и учебному процессу по принципу «наличие - отсутствие» реалии (недопуск, общага), то есть наиболее ярко выражены территориальные особенности. На диахронном уровне характерны изменения в области досуговой лексики, так как меняются не только словарный запас, но и общественные приоритеты.

Жаргон, связанный с учебным процессом, обладает большей стабильностью, реже подвергается изменениям, которые, как правило, вызваны объективными причинами (например, исключением из учебных курсов некоторых дисциплин -диамуть, дикая литература). Для пополнения этого вида лексики наиболее продуктивны способы аффиксации (ботанировать, хвостовка, омик), метонимическое и метафорическое переосмысление слов литературного языка (хвост, поплавок, крокодилъчик). Для слов этой группы характерны также заимствования, в основном из английского языка, которые преимущественно относятся к оснащению и работе компьютера. На основе имеющихся данных можно заметить, что пласт этой лексики в жаргоне учащихся по техническим специальностям шире.

Досуговая лексика более подвижна, активнее откликается на любые изменения жизненных реалий. Лексика именно этой группы характеризуется разнородным составом в силу преобладания в ней единиц различных социолектов, что тоже позволяет выявить определенные территориальные границы бытования, хотя первостепенным основанием для создания отдельных субкультур является различие в идеологии и приоритетах (скинхэды, пацифисты, мажоры и т.д.) или в круге интересов (хакеры, рокеры, хиппи и пр.).

Анализ жаргонизмов, номинирующих сферу досуга, на диахронном уровне позволяет выявить различия между молодежью разных поколений и их приоритетами. Примером может служить слою попсовый, которое изменило свою окраску в сознании молодежи с одобрительной на резко негативную. Учебная лексика студентов филологического факультета УрГУ с 70-х по 2000-е гг. изменилась менее чем на 25 %, а досуговая сменилась почти полностью. Этот факт свидетельствует о том, что общественные процессы и культурные доминанты в значительной степени влияют на молодежь, ее поведение и язык, что характеризует реакцию, а не деградацию.

Смена досуговой лексики определяется не только объективными (исчезновение молодежных политических организаций, широко распространенных в 80-х гг., и замена их неформальными и религиозными объединениями), но и субъективными причинами - влиянием СМИ, отдельных видов искусства. Для этой группы жаргонизмов характерно заимствование лексических единиц, чаще с последующим развитием значения или даже его изменением, из других условных или корпоративных языков: пиплы, гнать, железо, бодяга, ручник и др.

Все языковые процессы происходят в жаргоне быстрее, чем в литературном языке, что в значительной степени отражается на словах, связанных с проведением досуга. Достоинством такого изменения лексического состава можно считать быстрое развитие и обогащение словаря. Жаргон, в отличие от литературного языка, не только называет новое явление, но и дает ему оценку, выражая к нему отношение носителя. Например, прикольный, крутой, кайф и им подобные. Большинство интержаргонных молодежных лексем образует целый ряд одноко-ренных жаргонизмов: прикол - приколист - прикалываться - прикольный -прикалывать. Наличие таких разветвленных словообразовательных гнезд жаргонизмов говорит об их ассимиляции в языке и предполагает постепенный переход отдельных из них в общелитературный язык.

В связи с тем, что жаргон существует преимущественно в устной форме, происходит быстрое устаревание и исчезновение отдельных слов не только из активного словаря, но и из памяти молодых людей. Поэтому при сборе информации встает проблема восстановления на диахронном уровне вышедших из обихода слов и понятий. Словари, которые призваны, в первую очередь, толковать лексический материал или объяснять его этимологию, выполняют и фиксирующую функцию, что позволяет представить весь объем лексики за отдельно взятые периоды конкретных групп носителей. Лексикографические материалы (печатные и электронные ресурсы), посвященные жаргонной лексике, имеют свои недостатки в силу субъективной позиции автора, недостаточного количества иллюстративного материала, неиспользования всего объема значений конкретных единиц и др., хотя, безусловно, являются необходимым источником при формировании теоретических постулатов. Каждое исследование базируется на эмпирических данных, которые необходимы и определяются целеполагающим принципом, поэтому лексические материалы данной работы представлены в словаре жаргона учащейся молодежи города Екатеринбурга, который вошел в приложение к работе и насчитывает 1578 единиц.

При изучении жаргона важную роль играет не только толкование жаргонизмов, уже зафиксированных в лексикографических изданиях, но и их самостоятельная фиксация в разнообразных источниках в пределах определенных временных границ, поскольку не весь объем материала может быть отражен в опубликованных изданиях. Такую функцию фиксации реального состояния современного языка выполняют печатные издания и телевидение.

Жаргонная лексика в прессе, претерпевая изменения в качественном и количественном составе на протяжении времени, отражает реалии молодежной жизни с разных позиций.

Количественный состав жаргонной лексики в прессе значительно увеличился в период с 1981 по 2000 г., что произошло под влиянием социальных, политических и культурных изменений в стране. В 1981 г. газета «На смену!» не отражала в полной мере состояние молодежного языка и искусственно сокращала количество жаргонизмов. Но и в 2001 г. значительное использование такой лексики тоже является искусственным и обусловлено не столько желанием молодежи видеть жаргонные образования, сколько целями редакции. В СМИ стала проникать лексика корпоративных молодежных групп, что приводит к смешению ограниченно употребительных и общеупотребительных слов. Таким образом, пресса расширяет границы функционирования жаргона и сводит на нет одну из его главных задач - установку на социальную изоляцию.

В качественном отношении основные изменения произошли в сфере периферийной лексики: из печати исчезли жаргонизмы, связанные с учебой и общественной работой, однако увеличилось количество досуговых.

Существенно расширилось использование в прессе жаргонизмов различных функциональных сфер социолекта: помимо тех, которые были в 80-е гг. (студенческий, воровской, музыкальный), появились и другие (например, байкерский, компьютерный и пр.).

Но изменения произошли и в собственно молодежной лексике: на первый план выходит не номинация объекта, а выражение эмоционального отношения к нему. Происходит сращивание литературного языка и жаргона: в тексте газетной статьи предмет обозначается литературным языком, а отношение к нему или его свойствам - жаргонизмом.

Рассматривая лексику общеполитических и развлекательных изданий, можно проследить определенную тенденцию: в первом случае жаргонизмы несут оценочную функцию, и их употребляют чаще для акцентировки главной мысли статьи, а во втором доминирует эмоциональная окраска, и их исключительность уходит на второй план. В развлекательных изданиях жаргонная лексика используется активнее, чем в общественно-политических.

Средствам массовой информации, в первую очередь изданиям с развлекательной тематикой, принадлежит ведущая роль в распространении лексики молодежного жаргона, утверждении ее в качестве общеупотребительной.

Взаимоотношения СМИ и реальной действительности амбивалентны. Публицистическая картина мира строится на основании уже имеющихся явлений, фактов и исследований, но при этом оказывает влияние на них и конструирует новые. Дня части молодежи использование жаргона становится одним из критериев авторитетности издания и образцом для подражания.

Словообразования журналистов, попавшие в уже знакомый ряд жаргонизмов, становятся в свою очередь общеупотребительными. Это может иметь как положительный, так и отрицательный результат, потому что возрастает роль личности автора. Хороший журналист, образованный и с чувством юмора, создает слова или выражения, которые украшают речь и приближают жаргон к нормам литературного языка.

При выявлении количественного и качественного состава жаргонной лексики в кинофильмах 80-х, 90-х и 2000-х гг. можно отметить, что некодифицированная лексика преобладает в фильмах постсоветского периода российского производства. Можно заметить, что за последние годы увеличивается процент заимствования жаргонизмов из корпоративных жаргонов, входящих в состав молодежного языка. Увеличивается количество слов, обозначающих состояние и отношение человека к окружающей действительности, вследствие чего речь героев насыщается наречиями и существительными, обозначающими абстрактные и отвлеченные понятия. Большинство молодых людей вполне спокойно относится к использованию жаргонных элементов в речи киногероев.

Резко возрастает количество переводных фильмов, но жаргонная лексика в них имеет, по сравнению с российскими фильмами, меньший процент употребления. При переводе в основном употребляются жаргонные слова, выражающие эмоции и отношения к чему-либо. Увеличение доли иностранных кинофильмов, особенно американских, ведет к росту англицизмов в речи молодежи. По сравнению с российскими фильмами последних лет, за редким исключением, для передачи содержания иностранных фильмов используется ограниченный набор слов. Количество жаргонных слов в оригинале и переводе не всегда соответствует. Несмотря на то, что современная российская молодежь не очень высоко, а порой и низко оценивает фильмы американского кинопроката, из-за отсутствия выбора смотрит в основном их. Надо отметить, что большинство рекламируемых американских комедий с особым чувством юмора, хотя и просмотрены нашим зрителем, не имеют высокой оценки. Современной молодежной публике нравятся преимущественно американские триллеры, мюзиклы и фильмы ужасов. С одной стороны, использование лексики из переводных фильмов обогащает наш словарный запас, с другой стороны - засоряет. Уместное употребление нормативных английских цитат показывает высокий уровень образования цитирующего, использование же в речи не совсем цензурных выражений, хоть и на чужом языке, не делает ее более красивой.

Жаргон в кинофильмах в основном употребляется в комедиях или в фильмах других жанров для создания комедийных ситуаций или образов. Преобладает художественная функция, создающая яркие образы и более правдивые картины мира в кино. По мнению значительного числа молодых людей, жаргон позволяет вжиться в атмосферу происходящего. Важной является и педагогическая функция, которая, к сожалению, в последнее время не занимает ведущего места. Жаргонные образования в речи героев создают ориентацию на ненавязчивое, как бы дружеское, разъяснение нравственных ориентиров. Жаргон в молодежных кинофильмах также служит знаковой функцией для отбора подходящего по возрасту и интересам контингента.

При этом широкое использование жаргона в прессе или на телевидении не всегда является оправданным и может привести к обратным результатам, что подтверждается проведенным экспериментом. Фраза, перегруженная жаргонными образованиями, вызывает у молодого человека неприятие, затруднение в объяснении ее смысла. Так же и в рекламе: создание перегруженного образа, рассчитанного на восприятие молодежной аудитории, оказывает обратное действие -рекламное сообщение не воспринимается в силу непонимания и неотождествления с таким лжеидеальным персонажем.

Распространение жаргона, которое идет с помощью газет, журналов, телевидения, рекламных щитов, проходит скорее формально, на знаковом уровне, часто с искажением первоначального значения или устранением его. Например, слово кайфовать один и тот же респондент использовал в значении 'любить' и'проводить время'.

Другой аспект проблемы - влияние контекста на восприятие, внедрение и актуализацию жаргонных слов и выражений в речь индивида Примером этому могут служить данные эксперимента, когда респонденты использовали при ответе на третий вопрос слова из второго. Например, «Мы с нашим тусняком клево позависалш).

Таким образом, именно созданный идеальный образ представителя современного молодого поколения, который строится на мифах общественного сознания, навязывает эти стереотипы самой молодежи, которая чаще бессознательно начинает подражать своим поведением, речью, стилем общения выбранным за нее героям. Важным является то, насколько безобидны появляющиеся в кино и рекламе образы, ведь создатели преследуют свои личные цели - популярность фильма, спрос на товар. При этом надо отметить, что осознанно молодые люди не стремятся к унификации своего поведения, и вопрос массовости сознания современной молодежи представляется не настолько острым, как утверждают некоторые ученые.

Уровень речевой культуры современной молодежи, выявленный на основе проведенных анкетных опросов и экспериментов, представляется достаточно высоким.

Хотя исследование базируется на определенном круге учащейся молодежи, что уже говорит о ее достаточном не только образовательном, но и культурном уровне, можно утверждать, что именно эта группа оказывает влияние на развитие языковой системы, а не отдельные бескультурные элементы, пусть даже и в большом количестве. Если с определенной долей условности использовать термин билингвизм по отношению к двум языковым системам, в которых находятся молодые люди (нормативный литературный язык и жаргон), то для большинства носителей жаргона это смешанный билингвизм. У тех же, кому присущ координативный билингвизм, жаргон остается в роли второго языка и преимущественно сохраняется в пассивном фонде.

Нельзя забывать, что «язык, который существует в меняющемся мире и не меняется сам, перестает выполнять свою функцию» [Кронгауз, 2005, эл. ресурс], поэтому задача лингвиста не препятствовать развитию языка путем жестких законодательных кодифицирующих мер, а изучать новые явления и прогнозировать дальнейшие изменения в языковой системе с целью использования превентивных мер для поддержания высокой речевой культуры, не нарушая при этом постепенного развития языка. Ведь использование жаргона в обычной речи создает особый эффект, делая ее более выразительной, более эмоционально насыщенной по сравнению с литературной речью. Молодежный жаргон не только украшает речь, он имеет и функциональное назначение - заполнение лакун, созданных литературным языком, т. е. этот особый язык выражает некую важную идею, для которой либо вообще не было лексем, либо в нормированном языке для обозначения некоторой реалии служит целое словосочетание. Стоит отметить и еще один аспект, на который обращает внимание М. А. Кронгауз, «говорить по-русски значит не только "говорить правильно", как время от времени требует канал "Культура", но и с удовольствием, а стало быть эмоционально и творчески» [Кронгауз, 2005, эл. ресурс]. Креативные возможности жаргона позволяют его носителям не только использовать уже существующие элементы, но и создавать новые по своему желанию, с использованием своей картины мира и речетворческих возможностей, для своего социума, который воспримет код.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что молодежный жаргон, независимо от времени и места его бытования, представляет собой знаковое явление молодежной субкультуры. Наряду со стилем поведения и одежды, стиль общения молодых людей характеризует не столько их причастность к определенным неформальным группам, сколько тип мышления молодежи, который с течением времени преобразуется во взрослый. Жаргон отражает характерную склонность молодых людей к гиперболизированным универсальным оценочным средствам. В отличие от профессионального жаргона молодежный обусловлен эмоционально-психологическим запросом, поскольку выражает эмоциональную избыточность, максимализм, особое представление о жизненных ценностях, особый стиль и манеры поведения, свойственные молодым людям.

При рассмотрении феномена молодежного жаргона нужно помнить, что правильной речью называется не только та, в которой соблюдаются нормы современного литературного языка. Культура речи заключается еще и в умении найти не только точное средство для выражения своей мысли, но и наиболее доходчивое (т. е. наиболее выразительное), и наиболее уместное (т. е. самое подходящее для данного случая), и, следовательно, стилистически оправданное.

Молодежная субкультура - это отражение социализации индивида, что совершенно естественно, закономерно и невозможно без прохождения определенных стадий в развитии сознания. Словесная игра и речевые стилизации позволяют безболезненно проходить ступени социализации методом речевого поиска, а не личного участия. Данная ступень - переходная стадия становления личности, утрачивающая свое значение по мере адаптации к миру взрослых, поэтому она не несет в себе губительных последствий, если не переходит в разряд патологий. Молодежная субкультура не являлась бы отдельным пластом культурного пространства, не имея речевого проявления - молодежного жаргона, так как именно наличие особых языков и способов общения позволяет говорить о выделении отдельных объединений людей в культуру.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Иванова, Наталья Сергеевна, 2007 год

1. Александрова 3. Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: Ок. 11000 синонимических рядов. -11-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. яз., 2001. 568 с. (Библиотека словарей русского языка)

2. Алиева Т. С. Словарь синонимов русского языка. М.: ЮНВЕС, 2001.480 с.

3. Анищенко О. А. Студенческий жаргон в России XIX века (на материале мемуарной литературы) // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 166-171.

4. Арбатский JI. А. Толковый словарь русской брани. 2-е изд., перераб. и дополн. М.: ООО Издательство Яуза, 2000.448 с.

5. Ахматова О. С. Словарь лингвистических терминов. Изд. 3-е, стереотипное. М.: КомКнига, 2005.576 с.

6. Бабина А. Жаргон наркоманов и молодежный сленг. Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://araiababina.narod.ru/slovarikl.html

7. Беглова Е. И. Омонимия узуальной и жаргонной лексики как проблема смысловой интерпретации текста (на материале языка газет) // Слово в словаре и дискурсе.//Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 172-177.

8. Беликов В. И. Национальная идея и культура речи // Отечественные записки. 2005. №2.

9. Белл, Роджер Т. Социолингвистика: Пер. с англ. / Под ред. доктора филологических наук проф. А. Д. Швейцера. М.: Междунар. отношения, 1980.320 с.

10. Беловинский Л. В. Российский историко-бытовой словарь. М.: Студия «ТРИТЭ» -«Российский Архив», 1999.528 с.

11. Белянин В. П. Введение в психолингвистику. М.: ЧеРо, 1999.128 с.

12. Белянин В. П. Психолингвистика: Учебник / В. П. Белянин. 2-е изд. - М.: Флинта: Московский психолого-социальный институт, 2004.232 с.

13. Береговская Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопр. языкознания. М., 1996. № 3.

14. Берзина И. М. Употребление англоамериканизмов в молодежном жаргоне. Якутск: Якутский государственный университет // Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://konf-csu.narod.ru/2003/200305.htm

15. Бондалетов В. Д. Молодежный жаргон. Что это? // Слово в словаре и дискурсе // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 46-50.

16. Бондалетов В. Д. Условные языки русских ремесленников и торговцев. Рязань, 1974.

17. Борисова Е. Г. О некоторых особенностях современного жаргона молодежи // Русский язык в школе. М., 1987. № 3.

18. Бумагин Р.Е. Тендерные детерминанты речевого поведения // Проблемы речевого воздействия: Сб. науч. тр. М., 2000. С. 122-124.

19. Быков В. Жаргоноиды и жаргонизмы в речи русскоязычного населения («Новые» слова и значения в современном русском языке) // Русистика. Берлин, 1994. № 1-2.

20. Быков В. История и современность русского арго // Русистика. Берлин, 1991. № 2. С. 50-59

21. Быков В. Русская феня. Смоленск, Траст-ИМАКОМ, 1994.222 с.

22. Вакуров В. Н. Фразеологический каламбур в современной публицистике // Русская речь. № 6.1994.

23. Вальтер X. Толковый словарь русского школьного и студенческого жаргон: ок. 5000 слов и выражений / X. Вальтер, В. М. Мокиенко, Т. Г. Никитина. М.: Астрель: ACT: Транзиткнига, 2005.360, 8. с.

24. Вовк О. Пути обогащения и способы образования жаргонной лексики студентов // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 189 -194.

25. Гайдамак Н.А., Имедадзе Н.А., Осипов Б.И. Словарь современного русского городаМ: Русские словари: Астрель: ACT: Транзиткнига, 2003. 576 с.

26. Герасименко С., Кафтан JI. Как отрывается «золотая молодежь» // Комсомольская правда. 26 марта, 2004.

27. Герд А. С. О лингвистическом подходе к понятию «жаргон» // Слово в словаре и дискурсе.//Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 201 -207.

28. Голокова М. Уместен ли жаргон в прессе? // Якутский университет // Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://www.ysu.ru/gazeta/133

29. Горбачевич К. С. Русский язык. Прошлое. Настоящее. Будущее. М., Просвещение, 1984.

30. Горошко Е. И. Особенности мужского и женского вербального поведения (психолингвистический анализ). Дисс. канд. филолог. наук.М., 1996, 158 с.

31. Горошко Е. И. Функциональная асимметрия мозга, язык, пол: Аналитический обзор. Москва; Харьков: ИД «ИНЖЭК», 2005.

32. Грачев М. А. Третья волна//Русская речь. 1992. № 4. С. 61 -64.

33. Грачев М. А. Откуда слова тусовка и тусоваться? // Русский язык в школе. М., 1995. №3.

34. Грачев М. А. Словарь русского молодежного жаргона. М.: Изд-во Эксмо, 2006. 672 с. (Школьные словари).

35. Грачев М. А. Словарь тысячелетнего русского арго: 27000 слов и выражений. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003.1120 с.

36. Гридина Т. А. Языковая игра: стереотип и творчество: Монография / Урал. гос. пед. ун-т. Екб., 1996.214 с.

37. Гуревич П. С. Культурология: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Гардарики, 2000.280 с.

38. Гуц Е. Н. Ассоциативный словарь подростка. Омск: «Вариант-Сибирь», 2004.156 с.

39. Демьянков В. 3. Понимание как интерпретирующая деятельность // Вопросы языкознания. М., 1983. № 6. С. 58-67.

40. Демьянков В. 3. Семиотика событийности в СМИ // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования: Учебное пособие. Часть 2. Отв. редактор М. Н. Володина. М.: Изд-во Московского университета, 2004. С. 68-83.

41. Денисов П. Н. Лексика русского языка и принципы ее описания. М.: Русский язык, 1980.253 с.

42. Дубровина К. Н. Студенческий жаргон // Филологические науки. 1980. № 1.

43. Дудников А.В. Русский язык. М., 1975.

44. Дубягина О. П., Смирнов Г. Ф. Современный русский жаргон уголовного мира: Словарь-справочник. М.: Юриспруденция, 2001.352 с.

45. Елистратов В. Арго и культура // Словарь московского арго: Материалы 1984 -1990гг. М., 1994.

46. Елистратов В. Жаргон, миф и смех (размышления к проблеме) // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 225.-226.

47. Елистратов В. С. Наблюдения над современным городским арго // Вестник Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. М., 1993. № 1.

48. Елистратов В. С. Словарь русского арго: Материалы 1980-1990 гг. Около 9000 слов, 3 000 идиоматических выражений. М.: Русские словари, 2000.694 с.

49. Елистратов В. С. Толковый словарь русского сленга. М.: АСТ-ПРЕСС КНТГА, 2005.672 с. (Словари русского языка).

50. Ермакова О. П., Земская Е. А., Розина Р. И. Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона: ок. 450 слов / под общим руководством Р. И. Розиной. -М.: Азбуковник, 1999.-320 с.

51. Захаров В. С. Неологизмы типа «хакер» как альтернативные обозначения непрофессионналов в компьютерной субкультуре // Слово в словаре и дискурсе.//Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С.237 243.

52. Земская Е. А. Активные процессы в русском языке последнего десятилетия XX века //Русская речь 1998, №7

53. Земская Е. А. О некоторых новых явлениях в жаргоне рубежа XX XXI веков (на материале русского языка) // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 244-248.

54. Земская Е. А. Словообразование как деятельность / Ин-т рус. языка РАН. М.: Наука, 1992.221 с.

55. Земская Е. А. Современный русский язык. Словообразование. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по специальности № 2101 «Рус. яз. и литература». М., «Просвещение», 1973.304 с.

56. Зиновьев Д. В. Социокультурная толерантность ее сущностные характеристики // Парадигма. № 1.1998.С.50-61.

57. Иванов С. «Публичное пространство»: К кому обращаются отечественные масс-медиа // Новое литературное обозрение, 2000. №41. С. 314-318.

58. Иллюстрированный словарь забытых и трудных слов из произведений русской литературы XVIII-XIX веков. Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 1998.280 с.

59. Квеселевич Д. И. Толковый словарь ненормативной лексики русского языка. М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство ACT», 2003.1021, 3. с.

60. Квеселевич Д. И. Русско-английский словарь ненормативной лексики. М.: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство ACT», 2002.1120 с.

61. Квятковский Г. Ю. Рок-культура как объект социологического анализа. Челябинск: Издательский центр «Уральская Академия», 2003.148 с.

62. Кёстер-Тома 3. Стандарт, субстандарт, нонстандарт // Русистика. Берлин, 1993. № 2.

63. Кёстер-Тома 3. Сферы бытования русского социолекта (Социологический аспект) // Русистика. Берлин, 1994, № 1-2. С. 18 28.

64. Кирилина А. В Тендер: лингвистические аспекты, М.: Институт социологии РАН, 1999,200с.

65. Кириллова Н. Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну. М.: Академический Проект, 2005.448 с.

66. Князькова Г. П. К вопросу о народной разговорной речи как источнике русского литературного языка// Восточнославянское и общее языкознание. М., 1978

67. Колесников Н. П. Толковый словарь названий женщин: более 7000 единиц. М.: ООО «Издательство ACT»: ООО «Издательство Астрель», 2002.608 с.

68. Кононенко Б. И. Большой толковый словарь по культурологии. М.: ООО «Издательство "Вече 2000"», ООО «Издательство ACT», 2003.512 с.

69. Копыленко М. О. семантической природе молодежного жаргона // Социально-лингвистические исследования. М., 1976

70. Кохтев Н. Н. Десять эффектов рекламы // Русская речь. № 8.1991. Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://www.gramota.ru/rusrech.html?id==356

71. Кравченко А.И. Культурология: словарь. М.: Академический Проект, 2000.671 с.

72. Кронгауз М. А. Спасатели слов // Отечественные записки, 2005. Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://magazines.russ.ru/oz/2005/2/20052l Lhtml

73. Крупнова Т. Как компьютер стал компиком // Аргументы и факты. Урал. 2004. № 11.

74. Кудрявцева JL А., Гордиенко В. А. Общий сленг в русском языке и критерии его выделения // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 278-285.

75. Культура русской речи: Учебник для вузов / Отв. ред. JI. К. Граудина и Е. Н. Ширяев. М.: Норма, 2004.560 с.

76. Ларин Б.А. Западноевропейские элементы русского воровского арго // Язык и литература. Л., 1931. Т. 7.

77. Левикова С. И. Большой толковый словарь молодежного сленга. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003.928 с.

78. Левикова С. И. Феномен молодежной субкультуры (социально-философский аспект). Дисс. докт. фил ос. наук. М.: МПГУ, 2002.

79. Левяш И. Я. Культурология: Учеб. пособие для студентов вузов. 3-е изд. стереотип.-Мн,: ТетраСистемс, 2000.496 с.

80. Леонтьев А. А. Основы психолингвистики. М.: Смысл, 1997.287 с.

81. Липатов А.Т. Русский сленг и его соотнесенность с жаргоном и арго. // Семантика и уровни ее реализации. Краснодар, 1994.

82. Липатов А. Т. Русский сленг в его соотнесенности с семантико-понятийной дихотомией «арго жаргон» // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис, 2006. 836 стр. С. 300-317.

83. Лисовский В. Т. Советское студенчество: Социологические очерки: Науч-попул. М.: Высшая школа, 1990.304 с.

84. Лихачев Д. С. Арготические слова в профессиональной речи // Развитие грамматики и лексики современного русского языка. М., 1964.

85. Лихолитов П. В. Компьютерный жаргон // Русская речь. № 3. М., 1997.

86. Лукашанец Е. Г. Мифы жаргона // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.:

87. Марочкин А.И. Эмоциональная лексика молодежного жаргона // Язык и эмоции.

88. Волгоград, «Перемена», 1995. С. 69-75. Матезиус В. Общие принципы культуры языка // Пражский лингвистический кружок. Сборник статей. М.: Издательство «Прогресс», 1967. 560 с. С. 394 -405.

89. Мокиенко В. М. Русская бранная лексика: цензурное и нецензурное / Русистика.

90. Берлин, 1994. №1/2. С. 50 73. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русского жаргона. СПб.:

91. Норинт», 2001.720 с. Нефедова Е. А. Экспрессивный словарь диалектной личности. М.: Изд-во

92. Московского ун-та, 2001.114 с. Никитина Т. Г. Словарь молодежного сленга: (Материалы 1980 2000 гг.). - 3-е изд., испр. и доп. СПб.: Фолио-Пресс, 2003.704 с.

93. Норлусенян В. С. Т. Г. Никитина. Так говорит молодежь // Русская речь. М., 1999. №4.

94. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1961.

95. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. РАН; Российский фонд культуры; 2-е изд., испр. и доп. М.: АЗЪ, 1994.

96. Пирожков В.Ф. Способы тайного общения в криминальной субкультуре // Законы преступного мира молодежи (криминальная субкультура). http://yurpsy.by.ru/bibIio/pirojkov/18.htm

97. Плуцкер-Сарно А. Большой словарь мата. Т. 1. СПб: Мембус Пресс, 2001.392 с.

98. Подберезкина JI. 3. «Корпоративный язык» в аспекте социальной дифференциации языка (к вопросу о термине) // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 139-150.

99. Померанцев И. Стиляги // Урал. №11. Ноябрь, 1999.

100. Пономарев В. Т. Бизнес-сленг для «новых русских». Д.: Сталкер, 1996.368 с.

101. Портнов А. Н. Язык, мышление, сознание. Психолингвистические аспекты. Учебное пособие. Иваново, 1988.92 с.

102. Рогов М. Мы с тобой говорим на одном языке: Интервью с Кирой Анатольевной Роговой // Санкт-петербургский университет. № 2 (3557) январь 2001.

103. Розина Р. Русский язык на рубеже веков Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://chat.ortv.ru/ (Служба Web-pecypcoB ОРТ: (сокращенный вариант)

104. Розина Р. И. Семантическое развитие слова в русском литературном языке и современном сленге: глагол. М.: Издательский центр «Азбуковник», 2005.302 с.

105. Русская разговорная речь. Тексты. М.: Изд-во «Наука», 1978.308 с.

106. Рут М. Э. А. С. Пушкин и языковая игра // Языковая игра. Детская речь: Материалы Всероссийской научной конференции «Язык. Система. Личность». Екб., 2006. С. 162.

107. Саляев В. А. Об основных этапах эволюции арготического слова // Русский язык в школе М., 1996. № 5.

108. Саляев В. А. О социальных диалектах русского языка

109. Серебренников Б. А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышление. М.: Наука, 1988. С. 198-212.

110. Сидоренко К. П. Интернет в жаршнографии // Слово в словаре и дискурсе. // Сб. науч. ст. М.: Элпис 2006. 836 стр. С. 580-583.

111. Сикевич 3. В. Молодежная культура «за» и «против»: Заметки социолога. JL: Лениздат, 1990.206 с.

112. Скворцов Л.И. Об оценках языка молодежи (жаргон и языковая политика) // Вопросы культуры речи. Вып. 5. М., 1964. С. 45 70.

113. Словарь русских народных говоров. Вып. 27. Печечки Поделывать. Спб., «Наука», 1992.400 с.

114. Словарь русских народных говоров. Вып. 29. Покорочеть Попритчиться. Спб., «Наука», 1995.348 с.

115. Словарь русских народных говоров. Вып. 31. Почестно Присуть. Спб., «Наука», 1997.432 с.

116. Словарь русского языка: В 4 т. 2-е издание, испр. и доп. М., 1981 -1984.

117. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы) / Авторы-составители Д. С. Балдаев, В. К. Белко, И. М. Исупов. М.: Края Москвы, 1992.526 е., ил.

118. Солганик Г. Я. О новых аспектах изучения языка СМИ // Вестник московского университета. Сер. 10 Журналистика, 2000. № 3.

119. Степанов С. Язык внешности. М.: Изд-во Эксмо, 2005.416 с.

120. Толковый словарь уголовных жаргонов / под общей редакцией Ю. П. Дубягина и А. Г. Бронникова. М.: СП «Интре-ОМНИС»: СП «РОМОС», 1991.206, 1. с.

121. Томская М. В. Тендерный аспект социального рекламного дискурса //

122. Тендер: язык, культура, коммуникация: Доклады Первой Международной конференции. М., 2001. С. 328-333.

123. Тутынина JI. В. Из наблюдений над функционированием жаргонного слова в речи молодежи // Изменяющийся языковой мир. Пермь, Пермский университет, ноябрь, 2001.

124. Уздинская Е.В. Семантическое своеобразие современного молодежного жаргона. // Активные процессы в языке и речи. Саратов, 1991.

125. Филин Ф. П. Русский язык. Энциклопедия. Москва, Советская энциклопедия: 1979. 432 с.

126. Фрумкина Р. М. Психолингвистика: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2003.320 с.

127. Химик В. В. Поэтика низкого, или просторечие как культурный феномен. Спб.: Филологический факультет СпбГУ, 2000.272 с.

128. Чабаненко М. Г. Специфика языковой картины мира в социолекте (на примере ненормативной лексики молодежи) // Кемеровский государственный университет. Электрон. ресурс. Адрес доступа: http://beIovo.kemsu.ru/conferens/conferens03/Sek3/15 .html

129. Шабатура Л. К Отногенез традиции. Монографии. Екатеринбург, Изд-во Урал. Унта: 2002. 264 с.

130. Шанский Н. М. Лексикология современного русского языка. Пособие для студентов пед. ин-тов. Изд. 2-е, испр. М.: «Просвещение», 1972.368 с.

131. Шаповал В. В. Словари как слепок эпохи // Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://www.gmner.info/bibliotekBuks/Culture/Schap/index.php

132. Шатин Ю. В. Построение рекламного текста, 2-е изд. М.: Баратон-Пресс, 2003.264 с.

133. Шемякина О. Эмоциональные преграды во взаимопонимании культурных общностей (заметки историка о межгрупповой враждебности) // Общественные науки и современность. № 4.1994. С. 104 -114.

134. Шестикрылов П. Словарь новейшего американского сленга / П. Шестикрылов М.: ACT: Астрель: Транзиткнига, 2006.288 с.

135. Шляхов В. И. О языковой революции // Языковая революция и жаргон // Электрон, ресурс. Адрес доступа: http://www.russianedu.ru/magazine/archive

136. ОГИ, 2004.286, 2. е.: ил. Юганов И., Юганова Ф. Словарь русского сленга (сленговые слова и выражения 60 90-х годов) / Под редакцией А. Н. Баранова. М.: Метатекст, 1997.304 е.: ил.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 273525