Монгольская революция 1921 года в советской и российской историографии тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.09, кандидат исторических наук Михалёв, Алексей Викторович

Диссертация и автореферат на тему «Монгольская революция 1921 года в советской и российской историографии». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 205110
Год: 
2005
Автор научной работы: 
Михалёв, Алексей Викторович
Ученая cтепень: 
кандидат исторических наук
Место защиты диссертации: 
Улан-Удэ
Код cпециальности ВАК: 
07.00.09
Специальность: 
Историография, источниковедение и методы исторического исследования
Количество cтраниц: 
154

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Михалёв, Алексей Викторович

Введение

Глава 1 Изучение монгольской революции

1921 года в 1920-1930-е годы

1.1. Представители бурятской национальной интеллигенции о революции 1921 года в Монголии (1920-е -1934 г.)

1.2. Советское монголоведение и деятели русской эмиграции 1920-х - 1930-х годов о монгольской революции

Глава 2 Изучение монгольской революции во второй половине

XX - в начале XXI веков

2.1. Исследование советской наукой 1940-1980-х годов монгольской революции 1921 года

2.2. Российское монголоведение о монгольской революции 1921 года (1990-е -2004 г.) 107 Заключение 135 Библиографический список

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Монгольская революция 1921 года в советской и российской историографии"

XX век вошел в историю как век революций и социальных катаклизмов, потрясших не только страны Европы, но и Азии. Монголия в данном ряду не является исключением. Включившись в революционный процесс при содействии лидеров Коминтерна и Советской России, она на длительный период в истории стала плацдармом, с которого шло распространение марксизма в странах Азии. Монгольская национально-демократическая революция 1921 года положила начало новому этапу в истории этой страны, в ходе которого существенно изменился ее облик, социальная структура, возникли новые политические институты, а также была предпринята попытка модернизации по советскому образцу.

Революция как историческое явление всегда подразумевает коренные преобразования в жизни общества. Еще недавно она рассматривалась в монгольской и в советской исторической науке как явление прогрессивное и носящее закономерный характер, но в начале 1990-х годов ситуация изменилась. Данные изменения были обусловлены сменой общественного и политического устройства. Этот процесс затронул не только СССР, но и страны бывшего социалистического лагеря.

На современном этапе развития исторической науки в России в отношении к революции, равно как и ко многим другим историческим явлениям, историческая наука сталкивается с процессом переоценки их значения, роли и места в историческом процессе. Революция 1921 года в Монголии представляет собой такое историческое явление, которое не во всем укладывается в марксистские закономерности общественного развития, например: отсутствие пролетариата, классов и собственности на средства производства. Таким образом, изначально обнаруживаются серьезные противоречия при оценке революционных событий в Монголии. В этой связи, большой интерес представляет изучение развития отечественного монголоведения на разных этапах его становления.

Не менее важным для нас является анализ методов и теоретических подходов, которые применялись в советской и современной российской историографии.

Наличие противоречивых оценок при изучении рассматриваемого нами исторического явления и необходимость компаративного анализа работ, посвященных заявленной проблематике, обусловило выбор темы нашего исследования: «Монгольская революция 1921 года в советской и российской историографии».

Актуальность диссертационной работы обусловлена современным состоянием отечественного монголоведения. В условиях научного плюрализма историография представляет собой важную отрасль истории, обобщающую накопленный исследователями опыт.

Отечественная историческая наука в XX веке претерпела серьезные методологические изменения в процессе своего развития, как минимум дважды. Первые коренные изменения затронули историческую науку в 1920-1930-е годы и были связаны с процессом становления советской исторической школы, основанной на концепции, выдвинутой К.Марксом, о материалистическом понимании истории. Во второй раз изменения в исторической науке произошли в 1990-е годы и привели к пересмотру основных теоретических положений предыдущего периода. Все это, в конечном итоге, сказалось и на процессе изучения нашей проблемы.

Кроме того, к 2004 году было опубликовано значительное количество работ, посвященных как отдельным проблемам Монгольской революции, так и общим, рассматривающим весь послереволюционный и социалистический период в истории этой страны. Изучение революции 1921 года представляет большой интерес для исторической науки. Создание специального труда требует рассмотрения историографии проблемы, что является необходимостью в изучении любого исторического явления. Историографическое обобщение, о котором идет речь, должно выявить специфику и общие тенденции в развитии отечественного монголоведения в процессе изучения событий 1921 года в Монголии.

Поэтому, в связи с отсутствием специального монографического исследования по историографии монгольской революции 1921 года, мы остановились на данной теме и решили подготовить диссертацию.

Говоря о специфике этого исследования, подразумевается его методологическое значение, так как историография, изучая развитие исторической науки, также рассматривает теории и методы, применявшиеся историками в различное время.

Изучение историографии необходимо потому, что оно позволяет отделить историю от политических оценок. Это особенно важно, так как в XX веке в СССР проблема политизации исторической науки стояла очень остро: происходившие в стране перемены накладывали отпечаток и на социальные науки. Поэтому изучение историографии позволяет показать преемственность в развитии науки, ее объективные стороны при анализе того или иного исторического события.

История изучения вопроса. Вопросы историографии монгольской революции затрагиваются в некоторых работах по истории Монголии или в историографических обзорах, касающихся развития монголоведения в целом.

Одной из первых историографических работ по истории МНР была статья Н.П. Шастиной «История изучения МНР», представляющая собой обзор советской и монгольской литературы по истории, культуре и экономике Монголии, которая была опубликована в 1952 году [165].

Из тех немногих работ, в которых рассматривалась проблема историографии, необходимо обратить внимание на статью JI.M. Гатауллиной, посвященную исследованию проблем новейшей истории Монгольской Народной Республики (МНР), опубликованную в сборнике «Общественные науки в МНР» в 1972 году [111]. В работе рассматривается развитие монгольской исторической науки в изучении революции 1921 года и дается анализ основных трудов по рассматриваемой проблеме, в частности, книги

Краткая история монгольской народной национальной революции», вышедшей в 1934 году, авторами которой были X. Чойбалсан, Г. Дэмид и Д. Лосол.

JI.M. Гатауллина анализирует исследования Б. Ширендыба, Д. Даша и С. Норовсамбуу, достаточно высоко оценив их вклад в изучении событий 1921 года в Монголии [111; с. 107-108].

В своем монографическом исследовании «Проблемы некапиталистического развития. Монгольская Народная Республика», JI. М. Гатауллина также рассмотрела проблемы историографии. В данном труде она критикует западных историков-монголоведов: Р. Рупена, Д. Мерфи и Г. Солсбери за то, что они считают революцию 1921 года, навязанной Монголии Советской Россией и отрицают её закономерный характер. JI.M. Гатауллина отмечает, что указанные западные исследователи несправедливо отрицают факт подъема национально-освободительного движения в Халхе в начале XX века [31; с. 103].

Рассматривая историографические исследования, посвященные революции 1921 года, нужно упомянуть работы иркутского монголоведа Ю.В.Кузьмина. В его исследованиях, так или иначе, затрагиваются вопросы историографии. В 1983 году в вестнике Ленинградского университета была напечатана его статья «Монгольские историки об антифеодальных преобразованиях в МНР на демократическом этапе революции 1921-1940 г.». В этой публикации был дан весьма подробный анализ монгольской историографии революции 1921 года и этапов ее становления и развития. На данный момент мы уже имеем новые материалы 1990-х-2000-х годов, которые не могли войти в данную статью по причине того, что она была опубликована в 1983 году [130; с.25-30].

Говоря об исторических исследованиях, в которых дается обзор историографии монгольской революции 1921 года, нужно упомянуть работу «Революционный переход Монголии к социализму», написанную коллективом авторов в 1984 году (Редкол.: Ганин Н.И., Лхамсурэн Б и др.) [76]. В данной книге мы сталкиваемся с критикой работ Р. Рупена, Дж. Мерфи, Ч.Боудена,

Т.Кента. Эти западные историки, по мнению авторов, существенно преувеличивали роль Коминтерна и Советской России в Монгольской революции 1921 года. Продолжая историографический анализ, ученые подвергли критике общетеоретические проблемы революционного процесса в исследованиях Ш. Эйзеншдтадта, Р. Арона, Т. Хартнер. Ограничиваясь критикой работ западных исследователей, авторский коллектив почти не затрагивает отечественную историографию проблемы [76; с.48].

Обширный материал по монгольской историографии революции 1921 года мы можем встретить в монографии Д.Б. Улымжиева «Путь монгольского аратства к социализму», Новосибирск, 1987 год. [83; с. 10].

В 1986 году была защищена Кузьминым Ю.В. кандидатская диссертация «Современная общественная мысль об основных проблемах некапиталистического развития Монголии в 1921 - 1940-х годах». В диссертации были рассмотрены основные теоретические положения, касающиеся теории некапиталистического развития [175].

Нужно отметить кандидатскую диссертацию В.Д. Дугарова, посвященную историографии содружества между КПСС и МНРП, защищенную в Иркутске в 1986 году [174]. В ней дан сравнительный анализ монгольской и советской историографии второй половины XX века (до середины 1980-х годов). Нужно отметить, что, несмотря на весьма подробный обзор историографических материалов, эту работу необходимо рассматривать, учитывая идеологические установки советского периода. [174; с. 16-17]

В 1987 году в сборнике «Советское монголоведение» была опубликована статья Е.В. Бойковой, посвященная изучению истории Монголии в СССР и дающая обзор исследований по данной тематике [106; с. 74-86].

Региональные аспекты развития советского востоковедения нашли свое отражение в статье Ш.Б. Чимитдоржиева «Становление и развитие востоковедения в Бурятии» [164; с. 109-123].

Что касается монгольской историографии советского востоковедения, она представлена, прежде всего, в книге Б. Ширендыба «История Монгольской

Народной революции 1921 года» [93], изданной в Москве в 1971 году. Автор данной монографии подробно рассмотрел ряд работ отечественных монголоведов, посвященных революции 1921 года, в частности, книги И.Я. Златкина, А.Д.Каллиникова, М.С.Капицы, С.К.Рощина, Б.Д. Цибикова и

B.И.Юдина. [93; 14].

Большое внимание вопросам отечественной историографии новейшей истории Монголии и революции 1921 года стало уделяться российскими учеными в 1990-е годы. Во многом это было обусловлено необходимостью пересмотра многих ключевых проблем в монголоведении в связи со сменой научной методологии и процессом деидеологизации общества.

Например, в трудах В.Ц. Ганжурова, при рассмотрении исследований советского периода отмечается: «Бесспорно, что литература, издававшаяся в тот период, несла на себе печать того времени, опиралась на марксистко-ленинскую методологию, рассматривала взаимоотношения двух стран через призму классового подхода, союзнических интересов, социалистического интернационализма и братского сотрудничества» [29; с. 7]. В числе работ по новейшей истории Монголии В.Ц. Ганжуров называет работы С.К. Рощина,

C.Г. Лузянина и других, [29; с. 8] хотя, ограничивается общим историографическим обзором, не затрагивая частных проблем, таких как революция 1921 года, период некапиталистического развития и строительства социализма.

Историография монгольской революции 1921 года представлена в работе С.К. Рощина «Политическая история Монголии» (1921-1940). В числе авторов, изучавших данную проблему, С.К. Рощин называет: Х.Чойбалсана, Ц.Дамбадоржа, Б.З. Шумяцкого, И.А. Сороковикова, В.И. Юдина, А.В. Бурдукова и Б. Ширендыба [77; с.7].

Проблема историографии монгольской революции 1921 года затрагивается и в трудах по истории политических взаимоотношений между Россией и Монголией. В частности, историографический анализ представлен в книге С.Г. Лузянина «Россия-Монголия-Китай в первой половине ,ХХ века.

Политические взаимоотношения», изданной в Москве институтом Дальнего Востока РАН в 2000 году [165]. Характеризуя советскую историографию, он отмечает, что «в ней не был прояснен вопрос о том, как реально происходила эволюция советской и монгольской политики в 1920-1930-е годы. А также, какие причины революционного, идеологического, геополитического или же дипломатического свойства, определяли решения советского руководства по таким вопросам, как ввод частей V армии в июле 1921 года в Ургу и подписание соглашений 5 ноября 1921 года и многим другим». [165; с.14]

Другой работой, содержащей достаточно интересный материал по историографии, является статья В.В. Грайворонского [117], посвященная новым подходам в изучении российско-монгольских отношений. Он рассмотрел основные тенденции в развитии отечественного и зарубежного монголоведения. Автор подчеркивает, что монгольские политологи и историки еще не пришли к единому мнению в оценке роли многих политических и религиозных деятелей Монголии XX века, в том числе Богдо-гэгэна, Б. Цэрэндоржа, Д.Бодо, С. Данзана, Д. Сухэ-Батора, X. Чойбалсана. Также он отмечает тот факт, что в современных условиях в коррекции нуждаются основные труды по истории Монголии «История Монгольской Народной Республики», «История советско-монгольских отношений». [117; с. 8-17]

Одну из периодизаций историографии новейшей истории Монголии предложил Е.И. Лиштованный в докторской диссертации «Россия и Монголия в XX веке региональный опыт взаимоотношений (на материалах Восточной Сибири)» [176]. Он разделил ее на четыре этапа. Во-первых, это дореволюционный этап, традиционно выделяющийся отечественными историками. Во-вторых, это 1920-1930-е годы, когда основное внимание в исследованиях уделялось проблематике мировой революции и Монголии как плацдарму в продвижении революции на Восток. Третий этап приходится на 1950-1980-е годы, когда основной тематикой исследований были вопросы идеологической общности СССР и МНР, социалистического интернационализма и социалистического строительства. Четвертый этап - это

1980-1990-е годы, являющиеся временем новых оценок и постановки новых проблем [176].

Рассматривая степень изученности выбранной нами проблемы необходимо упомянуть еще одну историографическую работу Ю.В. Кузьмина, опубликованную в рамках материалов VI международного конгресса монголоведов, «Некоторые вопросы историографии российского монголоведения». В ней дается весьма подробный историографический обзор работ отечественных исследователей, посвященных истории Монголии. Но нужно отметить, что в данной статье не затрагивается интересующая нас проблема [131; 119-126].

В числе значительных историографических работ начала XXI века можно назвать монографию В.Д. Дугарова «Взаимоотношения России и Монголии в XVII - XIX вв.: Вопросы историографии» [36], в которой дан весьма подробный обзор российской исторической литературы, посвященной взаимоотношениям России и Монголии, начиная с XVII века и заканчивая началом XX века. В данной книге подробно рассмотрено развитие российского монголоведения в таких крупных научных центрах, как Казанский и Санкт-Петербургский университеты; изучена роль иностранных ученых: Г.Ф. Миллера, И.Е. Фишера, П.С. Палласа и других в развитии монголоведных исследований. Отдельный параграф в работе В.Д. Дугарова посвящен ученым Восточной Сибири, изучавшим Монголию. В этом исследовании весьма детально рассматривается российское монголоведение дореволюционного периода [36].

Изучению революции 1921 года посвящена статья В.Д. Дугарова «Народная революция 1921 года в Монголии (Историография вопроса)» [121; с.33-42]. Автор предложил свою периодизацию изучения монгольских событий 1921 года в России и СССР. Так, первый этап он обозначил 1920-1930-ми, второй - 1930-1950-ми, третий этап - 1950-1980 -ми и четвертый - 1990-ми годами. Такая периодизация приемлема при изучении национально-освободительного движения монгольских народов. Но, что касается революции

1921 года, выделенный В.Д. Дугаровым второй период 1930-1950-х в большей степени соответствует проблематике истории Бурятии, нежели истории Монголии, так как большинство упоминаемых автором работ являются исследованиями по истории Бурятии. Во всем остальном мы разделяем предлагаемую периодизацию [121; с.36-37].

Отечественная историография рассматриваемой проблемы на протяжении длительного времени была вынуждена ограничиваться критикой западных исследователей, рассмотрением работ монгольских историков, а также перечислением трудов классиков марксизма. В 1990-е годы ситуация серьезно изменилась.

Характеризуя степень изученности вопроса, мы можем говорить о том, что в 1920-1930-е годы историографии монгольской революции практически не уделялось внимания. Историографический анализ в этот период заменялся политической полемикой [41; с.14]. Хотя, говоря современным языком, это событие было предметом скорее политических, нежели исторических исследований [более подробно см. 11, 122, 119].

В 1940-1980-е годы историография встречается в основном в специальных исторических исследованиях. На наш взгляд, это обстоятельство в некоторой степени объясняется тем, что все работы того периода были написаны в одном теоретико-методологическом русле, основой которого служил исторический материализм. Находясь под влиянием идеологических установок КПСС, советское монголоведение не имело возможности отклоняться от намеченного партией курса по политическим причинам. Это связано с тем, что проблема монгольской революции 1921 года имела особое значение для марксизма не только как для науки, но и как для идеологии. Поэтому очень часто это явление объективировалось с целью его включения во всемирно-исторический процесс. Это выражалось в том, что в некоторых общих исследованиях по теории революции события 1921 года в Монголии рассматривались по аналогии с Китаем и СССР без учета особенностей страны - кочевого образа жизни народа [в качестве примера см. 53].

Критика советской исторической школы велась в основном западными «буржуазными» историками, на что советская историография отвечала тем же. Основные направления критики советской исторической школы в работах Р.Рупена, Ч. Боудена сводились фактически к отрицанию закономерности революции, а главный акцент делался на ее экспорте из Советской России. Время показало несостоятельность этих утверждений, так как опубликованные российскими учеными в 1990-е годы материалы доказали самостоятельность революции в Монголии (См. работы С.Г. Лузянина, С.К. Рощина, Ш.Б. Чимитдоржиева). j

Несколько особняком в этом ряду западных монголоведов стоит О. Латтимор, занимавший более сдержанную позицию в вопросе о революции, дававший более позитивную оценку революции 1921 года и считавший ее результатом деятельности монгольских революционеров. Оуэн Латтимор (Owen Lattimore) посетил МНР 1961 году, где познакомился с жизнью страны и успехами МНР. Это помогло ему понять многие стороны жизни современной Монголии, в частности историю Народной революции. Его книга «Кочевники и комиссары» (Nomads and commissars) [188] является одной из самых объективных книг по истории Монголии в западной историографии. [См. 188]

В свою очередь советская историография стремилась продемонстрировать единство взглядов советских и монгольских ученых в вопросе о революции, поэтому монгольской историографии проблемы уделялось такое большое внимание. В то же время монгольские ученые не менее активно критиковали «западных» исследователей. При этом в основе описываемой полемики лежали не методологические расхождения, а идеологическая борьба, которая на протяжении всего периода «холодной войны» накладывала отпечаток на все общественные науки, как в СССР, так и за его пределами.

Крупными специальными историографическими исследованиями, освещающими развитие монголоведения в США и странах Западной Европы были труды М.И. Гольмана «Изучение истории Монголии на Западе XIII середина XX веков» и «Проблемы новейшей истории МНР в буржуазной историографии США» [32 и 33]. При рассмотрении американской историографии автор выделил в ней два течения: объективистское и пропагандистско-клеветническое. К объективистскому направлению он относит классиков американского монголоведения А. Мостаерта, Ф.Клиффса, Г. Серройса и О. Латтимора, все их исследования основаны на аутентичных источниках, для изучения которых требуется знание монгольского языка. Но, большинство из них (за исключением О. Латтимора), не знали русского языка и не могли читать работ советских ученых [33; С. 17].

Второе течение представлено именами таких исследователей как: У. Баллис, Дж. Мэрфи, Р. Рупен. Данные ученые выступали с критикой советского присутствия в МНР и революции 1921 года. Особое внимание, например, в трудах Р.Рупена, уделялось развитию национальной идеи объединения монгольских народов. По мнению М.И. Гольмана, эти работы отражают политический заказ, направленный на дискредитацию советского строя [33; С. 3- 13].

В следующий период, в 1990-е годы, историография перестает быть инструментом идеологической борьбы и перед ней возникают новые задачи. Они были продиктованы в ходе деидеологизации общественных наук и в связи с введением в оборот новых исторических источников. Открытие архивов, реабилитация репрессированных в 1930-е годы политических деятелей и снятие запрета с некоторых тем заставили по-новому посмотреть на революцию 1921 года в Монголии и на многие другие сложные проблемы в монголоведении. В первую очередь это касается истории национально-освободительного движения, панмонголизма, борьбы за суверенитет внешней Монголии.

Подчеркивая радикальный характер перемен в отечественном монголоведении, мы должны отметить то, что в нем изменилась не только интерпретация отдельных событий, но и методология исследований. В то же время растет количество книг, статей и диссертационных исследований, затрагивающих отдельные аспекты революции в Монголии, следовательно, возникает потребность в историографическом обобщении.

Учитывая актуальность поставленной проблемы и её научно-теоретическое значение, целью данной работы является рассмотрение основных этапов формирования и развития советской и современной российской историографии революции 1921 года в Монголии. Исходя из указанной цели, нами поставлены следующие задачи:

1. Рассмотреть взгляды бурятской национальной интеллигенции в 1920-е годы в оценке монгольской революции.

2. Рассмотреть изучение монгольской революции 1921 года советской исторической наукой на начальном этапе в 1920-30-е годы.

3. Выявить основные тенденции в развитии советской историографии 194080-х годов.

4. Проанализировать основные тенденции в развитии современной российской исторической науки (1990-е - 2004) в изучении данной проблемы.

Объект исследования: история монгольской революции 1921 года. Предмет исследования: процесс становления и развития отечественной исторической науки в изучении монгольской революции 1921 года.

Хронологические рамки. Хронологические рамки нашего исследования локализуются временем с 1921 года до современности (2004 год). Хронологию исследования целесообразно разделить еще на ряд периодов в соответствии с общепринятой периодизацией отечественной историографии XX века.

1. Первый период изучения начинается с 1921 года, то есть со времени революции и встречи монгольской делегации с В.И. Лениным 5 ноября 1921 года, когда Ленин дал оценку монгольской революции, как народной и поставил вопрос о некапиталистическом пути развития. [134; с. 232-233] Кроме того, ведется активная полемика о характере и последствиях революции. Этот период заканчивается в 1930-е годы [72; с. 110-123].

В середине 1930-х годов заканчивается внутрипартийная борьба в ВКП (б), поэтому к 1934 году прекращаются все политические дискуссии в бурятской партийной ячейке ВКП (б) по вопросу о перспективах монгольской революции в контексте дальнейшего развития национально-освободительного движения монгольских народов. Победа «линии Коминтерна», которую представляли такие деятели, как: Б.З. Шумяцкий, Т.Рыскулов, С. Нацов, ориентировавшиеся на классовую борьбу в Монголии, привела к ликвидации оппозиции в МНРП. 1934 год - это рубежная дата, потому что в это время в Москве состоялся XVII съезд ВКП (б) - «съезд победителей». В ходе этого съезда было заявлено о победе над оппозицией в партии [72; 29-32].

Утверждение сталинской линии окончательно было закреплено в 1937 году выходом «Краткого курса истории ВКП (б)» и политическими репрессиями. В результате, «Краткий курс» определил дальнейшее развитие исторической науки, а в ходе репрессий погибли многие деятели Коминтерна и революции: Ц.Жамцарано, Э-Д. Ринчино, С.Нацов и многие другие.

Именно тогда, по мнению Г.Е. Маркова [138], назревает политическая необходимость в качественно новом подходе в освещении вопроса об общественных отношениях у кочевников Азии. Данный процесс совпадает со свертыванием НЭПа и началом радикальных преобразований в советской деревне. Возникает политическая необходимость в обосновании классовых противоречий в кочевом обществе. Именно поэтому в конце 1920-х годов отмечается повышенный интерес к проблеме классов и феодализма у номадов. Выходят в свет фундаментальные труды Б.Я. Владимирцова, С.П. Толстова, Л.П. Потапова. Таким образом, последующие работы по истории Монголии, начиная с указанного времени, основываются на тщательно разработанной концепции общественно-политических формаций у кочевых народов. Это положило начало новому периоду историографии [138; с. 110-115].

2. Второй период, начавшийся в 1940-е годов и закончившийся в конце 1980-х годов, характеризуется господством одной идеологии и методологии -марксизма.

Выделение данного этапа обусловлено политическими событиями 1940-х годов, во-первых, окончанием второй мировой войны и признанием Китаем суверенитета Монголии. Новые исследования, так или иначе затрагивающие Монгольскую революцию, появились в 1940-е годы [86 и 60]. Рамки данного периода весьма спорны, так как решения XX съезда КПСС считаются отправной точкой для начала еще одного периода, связанного с осуждением культа личности И.В. Сталина. Однако, эта периодизация в большей степени соответствует проблематике истории СССР, но в нашем случае подобное деление нецелесообразно в силу ряда причин.

Во-первых, методология, на основе которой создавались научные труды по истории, в СССР оставалась прежней - «материалистическое понимание истории». Хотя после XX съезда были опубликованы некоторые новые материалы и работы, ранее не публиковавшиеся по каким-либо причинам. Но эти материалы в не противоречили господствовавшей тогда концепции исторического процесса.

Во-вторых, количество специальных работ по рассматриваемому вопросу было сравнительно невелико, а разница между ними, в силу вышеуказанной причины, не принципиальна, хотя недостатка в общих работах по новейшей истории Монголии не было. Этот период заканчивается в начале 1990-х годов, в связи с распадом СССР и так называемого «Варшавского договора», исчезновением господствовавшей идеологии, а также связанным с этими процессами отходом от прежних концептуальных установок в общественных науках.

3. Современный период в историографии приходится на начало 1990-х годов и продолжается по сей день. Начало 1990-х годов это период, когда начинаются радикальные перемены в теоретических подходах в социальных науках. Хотя этот процесс наметился еще в конце 1980-х, но в это время марксистская методология оставалась по-прежнему преобладающей. Поэтому, именно с 1990-х годов, т.е. с начала процесса деидеологизации и с введения в широкий научный оборот новых источников мы выделили современный период в историографии.

Этот временной отрезок характеризуется возникновением новых подходов к изучению теории революционного процесса. Кроме того, это время пересмотра в отечественной историографии оценок некоторых работ западных исследователей, посвященных теории революции. Появляются издания работ отечественных историков, находившихся в эмиграции, посвященные революции 1921 года в Монголии. Публикуются работы исследователей, которые были репрессированы, труды видных деятелей революции, продолжается процесс накопления материала источникового характера. Пересмотр некоторых положений формационной концепции весьма остро ставит вопрос о роли монгольской революции в истории этой страны в частности, и во всемирно-историческом контексте в целом.

На современном этапе можно отметить появление весьма интересных, проблемных работ по отдельным аспектам, затрагивающим революцию 1921 года в Монголии. Это работы: С.Г. Лузянина, С.К. Рощина, Ш.Б. Чимитдоржиева и многих других, но обобщающего труда по истории данной революции в России еще нет.

Методология и методика исследования. Методологической основой данного исследования являются принципы историзма и объективности. Принцип историзма дает возможность изучать историографию монгольской революции 1921 года на фоне исторических событий и явлений, которые происходили в государстве и обществе. Принцип объективности предполагает непредвзятое, объективное отношение к историческому прошлому при его использовании в изучении развития монголоведения, проявляется в стремлении к наиболее достоверному освещению исторического процесса. Кроме того, в диссертационной работе используется совокупность методов исторического исследования. Наиболее важными из них являются: сравнительно-исторический, системно-исторический, хронологический, метод периодизации и ретроспективный метод.

Сравнительно-исторический метод позволяет находить общие и отличительные черты изменений в процессе исследования монгольской революции 1921 года в отечественной исторической науке на различных этапах его развития.

Системно-исторический метод необходим для воссоздания целостной картины развития монголоведения в XX веке.

Хронологический метод ориентирует на анализ движения научной мысли, смены концепций, взглядов и идей в хронологической последовательности, что позволяет вскрыть закономерность накопления и углубления историографических знаний.

Метод периодизации направлен на выделение отдельных этапов в развитии исторической науки с целью обнаружения ведущих направлений научной мысли, выявление новых элементов в ее структуре.

Для выявления причинно-следственных связей между теми или иными событиями, а также для их анализа, применялся ретроспективный метод. Данный метод позволяет изучить процесс движения мысли историков от современности к прошлому с целью выявления элементов старого, сохранившегося в наши дни знания, проверить выводы прежних исторических исследований данными современной науки [42; с.21-22].

Исторические источники. К ним относятся работы классиков марксисткой теории революции, в частности В.И.Ленина [134; с. 232-233]. . Эти труды на протяжении всего советского периода являлись основой методологии любого исторического исследования, посвященного революции.

Среди использованных нами опубликованных исторических источников по истории революции 1921 года необходимо назвать:

1) «ВКП (б), Коминтерн и национально-освободительное движение в Китае. Документы», «Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания, конгрессы Коминтерна и пленумы ИККИ. 1919 -1932», «Неизвестные страницы истории Бурятии (Из архивов КГБ)», «Революционные мероприятия народного правительства Монголии в 19211924», «Системная история международных отношений в четырех томах 19182000 г. События и документы. Отв. ред. А.Д. Богатуров. - Т.2- Документы

1910-1940-х годов», «Советско-монгольские отношения. Документы и материалы 1921 -1974».

Важным историческим источником является сборник документов «Коминтерн ба Монгол. Баримтын эмхэтгэл» (Коминтерн и Монголия). В этой книге подробно освещена деятельность Коминтерна в Монголии, процесс взаимодействия его представителей и монгольского руководства по проблемам национально-освободительного движения, национально-государственного строительства.

2) Воспоминания участников событий 1921 года, а именно: Бурдуков А.В. «В старой и новой Монголии», Есаул А.С. Макеев «Бог войны - барон Унгерн. Воспоминания бывшего адъютанта начальника Азиатской Конной дивизии», Оссендовский Ф. «И люди, и боги, и звери», Першин Д.П. «Барон Унгерн, Урга и Алтан-Булак», Чойбалсан X. «Краткий очерк истории монгольской революции», «Элбек-Доржи Ринчино о Монголии: Избранные труды».

3) Материалы периодической печати начала 1920-х годов, в частности, журнала «Народы Дальнего Востока», органа Дальневосточного секретариата Коминтерна, выходившего в Иркутске на русском и английском языках. В 1921 году в Иркутске выходили «Бюллетени Дальневосточного секретариата Коминтерна», на страницах которых публиковались обзоры и статьи, анализирующие библиографию по революционному Востоку.

4) Научная периодика: «Восток», «Новый Восток», «Революционный Восток», «Коммунистический Интернационал», «Советское Востоковедение» и другие. На страницах этих журналов можно найти полемику, касающуюся перспектив развития отечественного востоковедения.

Рассматривая исторические источники, необходимо отметить работу Г.Н. Заятуева «Первые газеты революционной Монголии» [109]. Это основательное источниковедческое исследование. В нем рассмотрено развитие газеты «Монголын Унэн» - главного печатного органа МНРП. Именно «Монголын Унэн» освещала революционные события 1921 года.

В качестве материалов справочного характера нами использовались отдельные библиографические работы: P.JL Балдаева и Н.Н. Васильева «Указатель библиографий по монголоведению на русском языке» (1951-1961) [12], Н. Куликаускенса и B.J1. Кензиной «Монголия в трудах ученых Восточной Сибири» (1946-1973) а также Бойкова Е.В. «Библиография по советскому монголоведению (1987 - 1991)», «Библиография по российскому монголоведению (1992 - 1997)» [14, 15].

Научная новизна и практическое значение диссертации состоит в том, что здесь предпринята одна из первых попыток, рассмотреть процесс развития отечественного монголоведения по проблеме монгольской революции с учетом ряда политических и идеологических факторов. Фактически, речь идет об обобщении накопленного монголоведной наукой материала (за последние 83 года) в области изучения революции 1921 года.

В диссертационном исследовании затрагивается ряд проблем, носящих методологический характер, в частности, вопрос о том, как рассматривалась монгольская революция в рамках марксистской методологии и на основе каких теорий она изучается сегодня.

Не менее важен и интерпретационный аспект, т.е. то, каким образом менялся характер революции от национально-освободительной к антифеодальной и народно-демократической и от народно-демократической к национально-демократической. Таким образом, предполагается изучение эволюции взглядов советских и российских монголоведов, на протяжении XX века в оценке монгольской революции 1921 года.

В данной работе дается обзор развития отечественного монголоведения во взаимосвязи с историей советского общества и государства.

Что касается материалов, представляющих основные тенденции в современной российской историографии, то они впервые систематизированы в рамках этого диссертационного исследования.

При написании работы диссертантом учитывались последние разработки отечественных исследователей, освещающие ранее не затрагивавшиеся по политическим и идеологическим причинам проблемы. Например, вопросы, касающиеся взглядов бурятских национальных деятелей на революционные события в Монголии и влияние политических репрессий 1930-х годов на развитие востоковедения в целом и монголоведения в частности.

Рассмотрение новых концептуальных подходов к изучению монгольской народной революции и сравнительный анализ их с работами предыдущего периода предоставляет возможность для выявления общих и специфических черт, что важно для создания работ непосредственно по истории революции 1921 года.

Практическое значение этой работы заключается в том, что подробный историографический анализ трудов по истории Монгольской революции, их источниковой базы, конкретных исторических условий, в которых они создавались, позволит сформировать основу для дальнейших обобщающих работ, посвященных истории Центральной Азии в целом и Монголии в частности.

Основные положения, выносимые на защиту. Во-первых, 1920-е годы XX века в оценке революции отличаются существенным плюрализмом при рассмотрении монгольских событий 1921 года. Это обусловлено тем, что эти годы характеризуются борьбой между национальной интеллигенцией, ставившей главный акцент в революции на национальном вопросе, и линией Коминтерна, выдвигавшей на первый план теорию классовой борьбы. [См. 18; 16-26]. От исхода этой борьбы зависело то, как будет интерпретироваться национально-освободительное движение монгольских народов.

Во-вторых, советское монголоведение основывалось на историческом материализме, что подразумевало приоритет классовой борьбы над национальным вопросом. Советская историческая школа, в силу политических причин, не затрагивала при изучении революции 1921 года вопрос о роли бурятских национальных деятелей в революционных событиях в Монголии. Изучение революции велось иногда в ущерб национальным и внешнеполитическим аспектам.

В - третьих, с 1990-х годов российская историография развивается на основе принципа научного плюрализма и многофакторного подхода, что явилось причиной дискуссий вокруг революции 1921 года. В это время в научный оборот вводятся новые исторические источники, посвященные деятельности ранее репрессированных национальных деятелей и взаимоотношениям между Коминтерном и МНРП, что приводит к формированию нового взгляда на революцию.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли свое отражение в докладах, заявленных на следующих научно-практических конференциях: «Улымжиевские чтения-2002», проходившей в 2002 году в городе Улан-Удэ, «Чингисхан и судьбы народов Евразии» (Улан-Удэ,2003), а также на двух научно-практических конференциях преподавателей, сотрудников и аспирантов Бурятского Государственного Университета (секция "Актуальные проблемы стран Востока") в 2003 и 2004 годах в Улан-Удэ.

Некоторые теоретические положения диссертации были представлены в качестве доклада на конференции, посвященной памяти «Э.Батухана- видного просветителя и государственного деятеля Монголии, активного участника становления дружественных отношений между Монголией и Россией» - БГУ -24 марта 2004 года, город Улан-Удэ.

Отдельные аспекты диссертационного исследования были озвучены в выступлении, посвященном эволюции геополитики Монголии в XX веке, на IV региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Научный и инновационный потенциал Байкальского региона глазами молодежи» - Улан-Удэ - 2004.

Кроме того, диссертантом был представлен доклад, посвященный деятельности С. Нацова в период монгольской революции на региональной конференции «Егуновские чтения», проходившей 3 июня 2004 года в городе Улан-Удэ.

Структура работы. Данная диссертация состоит из введения, 2-х глав, 4-х параграфов, заключения и библиографического списка.

Заключение диссертации по теме "Историография, источниковедение и методы исторического исследования", Михалёв, Алексей Викторович

Заключение

В данном диссертационном исследовании были рассмотрены основные этапы формирования и развития советской и современной российской историографии в изучении революции 1921 года в Монголии. Судьба отечественной исторической науки в XX веке оказалось тесно связанной с историей нашего государства, и многие из сложных процессов, протекавших в нашем обществе, так или иначе, оказывали влияние на развитие исторической науки в целом, и востоковедения в частности. В ходе изучения этого процесса мы пришли к следующим выводам.

Во-первых, в начальный период изучения (1920-1930-е годы) революции 1921 года, основной акцент делался на противостояние между учеными национал - демократами и большевиками-марксистами. При этом и те, и другие внесли значительный вклад в развитие отечественного монголоведения в 19201930-е годы. На материалах полемики того времени можно проследить то, каким образом складывалась оценочная сторона монголоведной науки при рассмотрении событий 1921 года.

При этом в рассматриваемый период отчетливо прослеживается влияние национальной политики советского государства на развитие востоковедения. Правительство акцентировало внимание на национальном и революционном движении в странах Востока, а также на изучении проблем колониализма. В результате этого, во многих национальных окраинах бывшей российской империи под влиянием большевистской политики, декларировавшей «право наций на самоопределение» стали формироваться национальные исторические школы.

Изучение национальной историографии велось в рамках политических процессов, протекавших в то время в СССР. К концу 1930-х годов сталинская политика унификации в исторической науке привела к тому, что по всему СССР фактически были ликвидированы, сформировавшиеся после объявленного большевиками «права наций на самоопределение», национальные исторические школы. Именно эти процессы и предопределили судьбы национальных исторических школ в Советском Союзе [72; с. 29].

1930-е годы закончились политическими репрессиями, в ходе которых погибло большое количество монголоведов, которые являлись элитой отечественного монголоведения, это: Э. Батухан, Ц. Жамцарано, Э-Д. Ринчино и многие другие выдающиеся востоковеды.

Во-вторых, в начальный период изучения монгольской революции шел процесс формирования советской школы востоковедения, ориентированной на изучение революционной проблематики. В рамках этого процесса шло становление и советского исторического монголоведения, основателями которого принято считать И.М. Майского и А.Д. Каллиникова. Для этих исследователей был характерен марксистский подход классового анализа событий 1921 года.

В это же время шла борьба двух направлений в изучении революции -советского и эмигрантского. В результате этого, многие научные исследования увидели свет лишь в 1990-е годы, в равной мере, как и некоторые источники, например, книги Д.П. Першина, Ф. Оссендовского, А.С.Макеева [87, 85]. Именно с 1990-х годов эти книги стали широко использоваться историками, то есть в это время произошло объединение двух ранее противоборствующих историографических традиций.

В-третьих, советское монголоведение в 1940-1980-е годы рассматривало революцию 1921 года и весь новейший период в истории МНР в ракурсе некапиталистического развития. Характеризуя исследования периода в целом, М.И. Гольман отметил: «Что касается монголоведения, то оно, как известно, не выработало единого подхода и единой концепции, сущности, содержания и хронологических рамок некапиталистического развития Монголии, а также единой трактовки таких узловых вопросов этого развития, как характер революции 1921 года, характер государственной власти, характер правящей партии на первых порах деятельности и т.п. И это при том, что почти вся советская и монгольская историография новейшей истории Монголии рассматривала данные вопросы» [113; с. 42].

Иллюстрацией к этому утверждению могут служить слова В.Ц. Ганжурова, который при рассмотрении работ советского периода отметил: «Бесспорно, что литература, издававшаяся в тот период, несла на себе печать того времени, опиралась на марксистко-ленинскую методологию, рассматривала взаимоотношение двух стран через призму классового подхода, союзнических интересов, социалистического интернационализма и братского сотрудничества» [30; с. 8].

В-четвертых, в период с 1990-х по 2004 год, появилось большое количество работ, основанных на источниках, ранее не доступных широкому кругу исследователей. Благодаря этому, удалось воссоздать более полную картину событий, происходивших в 1921 году в Монголии.

В это время учеными - монголоведами подробно были изучены все стороны деятельности таких видных деятелей революции 1921 года как: А.Амар, Э. Батухан, Д. Бодо, С. Данзан, Ц. Жамцарано, С. Нацов, Э-Д. Ринчино и многих других. В 1990-е же годы вновь стали публиковаться работы крупнейших отечественных теоретиков социализма и революции, таких как JI. Троцкий, Н. Бухарин (советская историография на всем протяжении своего существования почти не обращалась к их работам). Но, именно они определяли революционный курс Коминтерна в начале 1920-х годов и принимали политические решения, определявшие судьбу национального и революционного движения в странах Азии, в том числе и в Монголии. К сожалению, их имена надолго были изъяты из истории, а их роль еще предстоит изучить.

Проблема изучения монгольской революции носит комплексный характер, например, в советский период она затрагивала вопрос о способе производства и некапиталистическом развитии. А на современном этапе она касается вопросов о происхождении панмонголизма, развитии национального движения всех монгольских народов, борьбы за суверенитет монгольского государства, а также проблем геополитического характера.

Таким образом, рассмотрев процесс изучения революции 1921 года, мы можем говорить о том, что изучение этого исторического явления на протяжении длительного времени находилось под влиянием политической конъюнктуры. Но, к началу 2000-х годов исторической науке удалось накопить достаточно большой эмпирический материал для создания обобщающего труда по истории революции 1921 года.

В теоретическом плане еще предстоит большая работа по поиску концепции монгольской революции, но шаги в этом направлении уже делаются. Например, в 1999 году в Улан-Баторе вышло переработанное издание фундаментального труда академика Б. Ширендыба «История монгольской народной революции» (Монгол ардын хувьсгалын туух) [182], где на основе большого фактического материала представлен новый взгляд на события 1921 года в Монголии. Отечественной историографии подобный труд предстоит еще создать.

Итак, совокупность данных факторов определила специфику изучения монгольской революции 1921 года в отечественной исторической науке. Данное явление подлежит дальнейшему исследованию с учетом опыта зарубежных (западных и монгольских) ученых. Собственно изучение историографии позволяет лишь наметить контуры некоторых проблем. Их сущность заключается в том, что историографическая критика позволяет рассматривать те или иные работы по указанной проблеме с учетом конкретных исторических условий, в которых они создавались, будь то 1930-е или 1990-е годы. Каждый период в историографии оставляет свои специфические черты в исторических исследованиях. Но, как уже говорилось ранее, не нужно недооценивать роль работ того или иного отрезка времени, положения которых впоследствии были поставлены под сомнение. Все эти труды характеризуют разные уровни развития исторической науки и накопления исторических фактов.

Сложность в изучении отечественной историографии XX века заключается в том, что именно в двадцатом веке дважды менялась методология: в 1920-е и в 1990-е годы. Проблема перехода от одних теоретических положений к другим очевидна, но в данной ситуации необходимо избежать дискретности, так как процесс развития отечественной историографии видится как непрерывное целое. Так или иначе, но преемственность между различными периодами прослеживается. Таким образом, складывается целостная картина развития исторической науки, на фоне которой видны процессы, описанные в ходе нашего диссертационного исследования.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Михалёв, Алексей Викторович, 2005 год

1. Бурдуков А.В. В старой и новой Монголии. М.: Наука, 1969

2. ВКП (б), Коминтерн и национально-освободительное движение в Китае. Документы -Т.1, 1920-1925.-М.: 1994

3. Есаул А.С. Макеев. Бог войны барон Унгерн. Воспоминания бывшего адъютанта начальника Азиатской Конной дивизии. - Шанхай, 1934

4. Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания, конгрессы Коминтерна и пленумы ИККИ. 1919 1932 - М., 1933

5. Оссендовский Ф. И люди, и боги, и звери. М.:1994

6. Першин Д.П. Барон Унгерн, Урга и Алтан-Булак. Самара: «Агни», 1999

7. Революционные мероприятия народного правительства Монголии в 19211924 г. Документы. - М.: Наука, 1960

8. Системная история международных отношений в четырех томах 19182000 г. События и документы. Отв. ред. А.Д. Богатуров. Т.2- Документы 1910-1940-х годов. - М.: «Московский рабочий», 2000

9. Советско-монгольские отношения. Документы и материалы 1921 1974 гг. — Т. 1. - М.: Международные отношения, 1975

10. Ю.Чойбалсан X. Краткий очерк истории монгольской революции. /Перевод с монгольского. М.: Иностранная литература .1952

11. Элбек-Доржи Ринчино о Монголии: Избранные труды. Улан-Удэ. 1998 Библиографические указатели и справочники

12. Балдаев P.JL, Васильев Н.Н. Библиография МНР, книги и статьи на русском языке (1951 -1961)-М.: 1961

13. Балдаев Р.Д., Васильев Н.Н. Указатель библиографии по монголоведению на русском языке 1824 1960 - JL: 1962

14. М.Бойкова Е.В. Библиография по российскому монголоведению (1992 -1997) — М.: Институт востоковедения РАН, 1992.

15. Бойкова Е.В. Библиография по советскому монголоведению (1987 1991) - М.: Институт востоковедения РАН, 1992.

16. Милибанд С.Д. Библиографический словарь советских востоковедов — Т. I -II. -М.: 19951. Монографии

17. Багаев Б.Ф. Борис Шумяцкий Красноярск, 1974.

18. Базаров Б.В. Генерал-лейтенант Маньчжоу-Го Уржин Гармаев. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2001

19. Базаров Б.В. Общественно политическая жизнь 1920-1950-х годов и развитие литературы и искусства Бурятии - Улан-Удэ, 1995

20. Базаров Б.В. Неизвестное из истории панмонголизма. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2002

21. Батуев Б.Б. Мария Михайловна Сахьянова. Страницы политической биографии. Улан-Удэ: Изд-во ОНЦ «Сибирь» - 1993

22. Батбаяр Ц. Монголия и Япония в первой половине XX века. Улан-Удэ: Изд-во ВСГАКИ, 2002.

23. Белов Е.А. Барон Унгерн фон Штернберг: Биография. Идеология. Военные походы. 1920-1921 гг. -М.: Аграф, 2003.

24. Белов Е.А. Россия и Монголия в начале XX века (1911-1919 г.). М.: Институт востоковедения РАН, 1997

25. Бира Ш., Ишжамц Н. Национально-освободительное движение в Монголии в конце XIX начале XX века - У-Б.: Госиздат МНР. 1975

26. Ваксберг М.А. Конституция революционной Монголии Иркутск, 1925

27. Ватлин А.Ю. Коминтерн первые десять лет. М.: Россия молодая, 1993.

28. Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм.- JL: Востоклитиздат, 1934 .

29. Ганжуров В.Ц. Россия-Монголия (История, проблемы, современность) -Улан-Удэ: изд-во. БНЦ, СО РАН. 1997

30. ЗО.Ганжуров В.Ц. Россия-Монголия (На трудном пути реформ) Улан-Удэ: изд-во. БНЦ, СО РАН. 199731 .Гатауллина JI.M. Проблемы некапиталистического развития. Монгольская Народная Республика. М.: Наука. 1978

31. Гольман М.И. Изучение истории Монголии на Западе XIII середина XX века - М. Главная редакция восточной литературы, 1988

32. Гольман М.И. Проблемы новейшей истории МНР в буржуазной историографии США М.: Главная редакция восточной литературы, 1970

33. Далин С. Молодежь в революционном движении Монголии — М.: Издательство «Новая Москва», 1924.

34. Даревская Е.М. Сибирь и Монголия. Очерки истории Русско-Монгольских связей к. XIX н. XX вв. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1994

35. Дугаров В.Д. Взаимоотношения России и Монголии в XVII XIX вв.: Вопросы историографии / Отв. ред. Б.В. Базаров. - Улан - Удэ: Изд-во Бурятского Госуниверситета, 2004.

36. Златкин И.Я. Очерки новой и новейшей истории Монголии. — М.: Востлит. 1957

37. Историография истории России до 1917 г.: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений: В 2 т. / Под ред. М.Ю. Лачаевой М.:. Гуманит. изд центр ВЛАДОС, 2003 - Т. 1.

38. Исторический опыт братского содружества КПСС и МНРП в борьбе за социализм. М.: Политиздат, 1971

39. История Монгольской Народной Республики. М.: Наука, 1954

40. История Монгольской Народной Республики. Изд. - 3-е. М.: Наука, 1967

41. История Монгольской Народной Республики. Изд. 3-е. - М.: Наука, 1983

42. История народов Восточной и Центральной Азии. М.: Институт востоковедения АН СССР, 1986

43. История советско-монгольских отношений. -М.: Наука, 1981.

44. Калинников А.Д. Национально-революционное движение в Монголии -М.- JL: Московский рабочий, 1926

45. Калинников А.Д. Революционная Монголия. М.: Госиздат, 1926

46. Капица М.С., Иваненко В.И. Дружба, завоеванная в борьбе. М.: Международные отношения. 1965

47. Кива А.В. Социальные революции на исходе века. М.: Наука, 1992

48. Кислов А.Н. Разгром Унгерна. -М.: Воениздат, 1964

49. Коваль Б.И. Революционный опыт XX века. М.: Мысль.1987

50. Колесников М. Сухэ-Батор. Биография. М.:1956

51. Коминтерн и Восток М.: Наука, 1969

52. Крадин Н.Н. Кочевые общества. Владивосток: Дальнаука. 1992

53. Крадин Н.Н. Политическая антропология. -М.: Ладомир. 2001

54. Кузьмин Ю.В. История сибирского монголоведения. Иркутск: Изд-во БГУЭП. 2002 .

55. Кузьмин Ю.В. Монголия и "Монгольский вопрос" в общественно-политической мысли России. (Конец XIX 30-е гг. XX века). - Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1997.

56. Кунгуров Г.Ф., Сороковиков И.А. Аратская революция: исторический очерк. Иркутск: Иркутское книжное изд-во., 1957.

57. Лиштованный Е.И. Исторические взаимоотношения Сибири и Монголии: культура и общество (XIX в. 30-е гг. XX в.) - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1998.

58. Лиштованный Е.И. Монголия в истории Восточной Сибири (XVII-XX в.)-Иркутск: ИГУ, 2001.

59. Ломакина И.И. Голова Чжа-ламы. СПб. Агентство Экоарт,1993.

60. Ломакина И.И. Грозные Махакалы Востока М.: Изд-во Яуза, Изд-во Эксмо, 2003

61. Лузянин С.Г. Россия-Монголия-Китай в первой половине XX века. Политические взаимоотношения. М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2000

62. Майский И.М. Монголия накануне революции. -М.: Востлит., 1960

63. Майский И.М. Современная Монголия. Иркутск, 1921

64. Матвеева Г.С. Монгольский Революционный Союз Молодежи: история и современность М.: Наука

65. Минис А. Монгольская народно-революционная партия во главе экономических преобразований в МНР.- Улан-Батор. Госиздательство, 1976

66. Монгольская Народная Республика. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1986

67. Мурзаев Э.М. Монгольская народная республика. -М.:1952.

68. Национальные истории в советском и постсоветских государствах / под ред. Аймермахера К., Бордюгова Г. М.: «АИРО - XX», 1999

69. Осипов А.А. Внешняя политика Монгольской Народной республики -М.: Изд-во ИМО, 1963

70. Очерки истории Монгольской народно-революционной партии. — М.: Политиздат. 1971.

71. Попова Л.П. Общественная мысль Монголии в эпоху "пробуждения Азии". -М.: Наука. 1987.

72. Революционный переход Монголии к социализму. М.: Мысль, 1984

73. Рощин С.К. Политическая история Монголии (1921-1940 г.) М: Институт востоковедения РАН, 1999.

74. Скрынникова Т.Д. Ламаистская церковь и государство. Внешняя Монголия XVI нач. XX вв. - Новосибирск: Наука, 1988

75. Тригубенко М.Е. Азиатский "синдром" социализма. -М.: Наука, 1991.

76. Убушаев В. С интернациональной миссией. Воспоминания участников монгольской народной революции. Элиста, 1970

77. Улымжиев Д. Б. Монгольская Народная Республика строит социализм -Улан-Удэ: Буриздат, 1959

78. Улымжиев Д.Б. Нерушимая братская дружба советского и монгольского народов. Улан-Удэ: БГПИ им. Д. Банзарова,1961

79. Улымжиев Д.Б. Путь монгольского аратства к социализму. -Новосибирск: Наука. Сибирское отделение. 1987

80. Улымжиев Д.Б., Цэцэгма Ж. Цыбен Жамцарано: научная, просветительская и общественно-политическая деятельность в Монголии. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 1999.

81. Цибиков Б.Д. Бурятские ученые национал-демократы. Улан — Удэ: Изд -во БНЦ СО РАН, 2004

82. Цибиков Б.Д. Разгром Унгернвщины. Улан-Удэ: Бурмонгиз. 1947.

83. Цибиков Б.Д., Чимитдоржиев Ш.Б. Цыбен Жамцарано. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН , 1997

84. Цэцэгма Ж. Научная, просветительская и общественно-политическая деятельность Цыбена Жамцарано в Монголии (1911 — 1931 гг.). -Автореф. канд. дисс. Улан - Удэ. Изд-во БГУ, 1999

85. Чимитдоржиев Ш.Б. Национально-освободительное движение монгольского народа в XVII- XVIII вв. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН. 2002

86. Чимитдоржиев Ш.Б. Российские монголоведы (XVII начало XX в.) -Улан-Удэ, 1997

87. Чимитдоржиев Ш.Б. Россия и Монголия. М.:Наука.1987

88. Шагдурова И.Н. Очерки из истории развития общественно-политической мысли бурят в первой четверти XX века Улан-Удэ, Изд-во БГУ, 1999

89. Ширендыб Б. История монгольской народной революции. / перевод с монгольского. -М.: Востлит. 1978.

90. Юзефович JI. Самодержец пустыни. Феномен судьбы барона Унгерна. -М.: Эллислак.1993

91. Юдин В.И. У истоков монгольской народной революции. М.: Востлит. 1931

92. Яскина Г.С. Монголия и внешний мир М.: Институт востоковедения РАН, 20021. Статьи и сборники статей

93. Адибеков Г.М. Исполком Коминтерна и МНРП // РЦХИДНИ. Научно-информационный бюллетень. М.:1996. выпуск №8 (специальный). - С. 16-26.

94. Амагаев М.И. Монголия на путях реформ // Жизнь Бурятии — 1925 № 912 - С. 4 - 11

95. Базар Барадин: жизнь и деятельность. Доклады и тезисы научной конференции — Улан-Удэ, 1993

96. Базаров Б.В. Панмонгольский фактор в истории Бурятии в 20-30-е гг. // The 7th. International Congress. Улан-Батор. 1997

97. Батуев Б.Б. Базар Барадин // Неизвестные страницы истории Бурятии (Из архивов КГБ). Выпуск 1. - Улан-Удэ: ОНЦ «Сибирь», 1992 -С 3-6.

98. Белов Е.А. Загадка Джаламы.// Азия и Африка сегодня-1995-№6 -С. 68-71

99. Белов Е.А. Последний живой бог монголов. //Азия и Африка сегодня 1996-№3 - С. 73-77.

100. Белов Е.А., Лузянин С.Г. О концепции "монгольского вопроса" в "Истории Монгольской Народной Республики"// Восток 2000-№1 - С. 40-51.

101. Бойкова Е.В. Изучение новейшей истории Монголии (индивидуальные работы) // Советское монголоведение (1917 1987) -М.:1987 - С. 74-86.

102. Бураев И.Д. Рукописный фонд Цыбена Жамцарано в архиве востоковедов ЛО ИВ РАН // Цыбен Жамцарано: жизнь и научная деятельность — Улан-Удэ, 1991

103. Выдающиеся бурятские деятели. Вып. 5. Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 2004. - 186 с.

104. Выдающиеся бурятские деятели XVII XX в. - Вып 1. - Улан-Удэ, 1989

105. Выдающиеся бурятские деятели (XVII нач. XX века) - Ч. 1-2 /Сост. Ш.Б. Чимитдоржиев, Т.М. Михайлов, Д.Б. Улымжиев. Серия: Известные люди Бурятии. - Улан-Удэ: Изд-во Бурятского Госуниверситета, 2001. Вып. 2.

106. Гатауллина Л.М. Исследование проблем новейшей истории МНР // Общественные науки в МНР. Сборник статей. Изд-во института востоковедения АН СССР, 1972 -с. 107-108.

107. Гольман М.И. Конференция «70 лет народной революции в Монголии» Восток - 1991 - №6 - С. 145-146

108. Гольман М.И. К вопросу о теории некапиталистического развития// VI Международный конгресс монголоведов (Улан-Батор, август 1992) доклады российской делегации. История. Источниковедение. Экономика. Археология. Этнография. М.: 1992 - 37-46

109. Гольман М.И. К оценке роли Коминтерна в Монголии //Научно-информационный бюллетень РЦХИДНИ Выпуск №8 -М.:1996 - С. 5962.

110. Гольман М.И. Международная ассоциация монголоведения // Восток 1991 - №3 - 126 - 129

111. Грайворонский В.В. Исторический выбор. // Азия и Африка сегодня-1996-№7-с. 32-43

112. Грайворонский В.В. О новых подходах в изучении российско-монгольских отношений в XX веке. // Россия и Монголия: новый взгляд на историю взаимоотношений в XX веке. Сборник статей. М.: Институт востоковедения РАН, 2001 - с. 8-17

113. Даревская Е.М. Анализ материалов А.В. Бурдукова о происхождении и подданстве Дамби Джанзана //Mongolica Ulaanbaatar -Vol. 2 (23), 3 (24). - 1991, 1992

114. Дашидондобэ О. Об одной вреднейшей антимарксистской теории (панмонголизме) //Вестник института культуры Бургоиздат - 1931 - №1

115. Доржиев А.Ц., Чимитдоржиев Ш.Б. Соглашение об установлении дружественных отношений (1921 г.) и российско-монгольские отношения на рубеже XX XXI вв.// Монголоведные исследования. Выпуск 4. Сборник научных статей. - Улан-Удэ, 2003 - С. 6-16.

116. Жамбалон Д. Как не следует ставить вопрос о национальном самоопределении Монголии в связи с задачами китайской революции // Революционный Восток №3 - 1928 - С. 235-240.

117. Жамцарано Ц. Народническое движение бурят и его критика //Сибирские вопросы 1907 - №21, 22, 24, 25

118. Железняков А.С. Монгольский коммунизм: внутренние факторы. //VII международный конгресс монголоведов. М.: 1997 - с. 26-30

119. Железняков А.С. Новые условия развития российского монголоведения //Российское монголоведение. Бюллетень V. М.: Институт востоковедения РАН, 2001 - С.374-384.

120. Железняков А.С. Об истоках народной революции 1921 года в Монголии // 70 Монгольской народной революции. Мат-лы межд. науч. конф.-М.: 1992-С. 24-28

121. Кичиков Л.Б. Путь монгольской революции // Современная Монголия.- 1926 №4(17).

122. Кожинов И.П. (Ивин) Борьба за Советскую власть у ворот Монголии // Пролетарская революция и Октябрь 1926 - №10 (57) - С. 156-157.

123. Кузнецов С.И. Востоковедная периодика Восточной Сибири (20-е годы) // Страны и народы Востока: пути развития Иркутск, 1990

124. Кузьмин Ю.В. Монгольские историки об антифеодальных преобразованиях в МНР на демократическом этапе революции 1921-1940 г. // Вестник Ленинградского Университета, История, языкознание, литература, вып.4 -№20 С. 25-30

125. Кузьмин Ю.В. Некоторые вопросы историографии российского монголоведения//VI Международный конгресс монголоведов. М.: 1992 -Т. 1.- С. 119-126.

126. Курас Л.В. Панмонголизм в годы революции и гражданской войны//Октябрь 1917 года и современность. Материалы науч. конф. 30 окт. 1997 г. Кемерово, 1997 - С. 61-63

127. Курас Л.В. Панмонголизм и атаман Семенов //Владимирцовские чтения IV: Доклады и сообщения Всерос. науч. конф. (Москва, 15 февраля 2000 г.) М.: 2000 - С. 68-74

128. Ленин В.И. Беседа с делегацией Монгольской Народной Республики, 5 ноября 1921 года. Полное собрание сочинений. Т. 44 - с. 232-233

129. Ломакина И. Джа-лама и Коминтерн. // VIII Международный конгресс монголоведов (Улан-Батор, 5-12 августа 2002 г.) доклады российской делегации. М.: «Гуманитарий» Академия гуманитарных исследований, 2002 - с. 84-90.

130. Лузянин С.Г Коминтерн, Монголия и китайская революция. // Восток 1996 - №1 - с. 65-76.

131. Лузянин С.Г. Монголия между Китаем и Советской Россией. // Проблемы Дальнего Востока 1995 - №2 - с. 71-85.

132. Марков Г.Е. Из истории изучения номадизма в отечественной литературе: вопросы теории. // Восток 1998 - №6 - С. 110-123.

133. Маркс Карл Предисловие к критике политической экономии // К.Маркс, Ф. Энгельс Сочинения - 2-е издание - Т. 13.

134. Михалев А.В. Революция 1921 года в Монголии в современной отечественной историографии // Чингисхан и судьбы народов Евразии: Материалы междунар. науч. конф. (3-5 октября 2002 г.). Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверитета, 2003.- С. 179-185.

135. Монголоведные исследования Вып 1. Сборник научных статей — Улан-Удэ, 1996

136. Монголоведные исследования Вып И. Сборник научных статей -Улан-Удэ, 1998

137. Монголоведные исследования Вып III. Сборник научных статей -Улан-Удэ, 2000

138. Монголоведные исследования Вып 4. Сборник научных статей -Улан-Удэ, 2003

139. Нацов С. Монголия и японский империализм // Жизнь Бурятии -1927-№7-9-С.26-32

140. Нацов С. Правая опасность в Монгольской народно-революционной партии // Жизнь Бурятии 1929 - №3-4 - С.97 - 104

141. Нацов С. Социальные корни правой опасности в Монгольской народно-революционной партии // Жизнь Бурятии 1929 - №6 - С.71 — 76

142. Неизвестные страницы истории Бурятии (Из архивов КГБ). -Выпуск 1. Улан-Удэ: ОНЦ «Сибирь», 1992 - 53 с.

143. Новичев А., Конин М., Смирнов А., Против реакционного востоковедения// Проблемы марксизма 1931 - №8-9 - С. 217 - 230

144. Ринчино Э-Д. К вопросу о национальном самоопределении Монголии в связи с задачами китайской революции //Революционный Восток 1927 - №2 - С. 65 - 68

145. Рощин С.К. Они возглавляли революцию. (О руководителях монгольской национальной революции 1921 г.).// Азия и Африка сегодня 1995 - №9- с. 63-68.

146. Рощин С.К. О российско-монгольском соглашении 1921 г.// Россия и Монголия: новый взгляд на историю взаимоотношений в XX веке. Сборник статей. М.: Институт востоковедения РАН, 2001 - с.76-82.

147. Рощин С.К. Революция 1921 года и проблема суверенитета Монголии. // VI Международный конгресс монголоведов. Т. 1 - М.: 1992 - с. 121-125.

148. Рощин С.К Унгерн в Монголии // Восток 1998 - №6 - с. 8-26.

149. Сороковиков И.А. На заре советско-монгольской дружбы. // Материалы по истории и филологии Центральной Азии. Улан-Удэ, 1965 -Выпуск2.-с. 117-125.

150. Цеденбал Ю. Избранные статьи и речи М.: Изд-во полит, лит-ры, 1983

151. Цибиков Б.Д. Элбек-Доржи Ринчино участник Монгольской народной революции. // Международная научно-теоретическая конференция. Доклады, тезисы, сообщения. - Улан-Удэ: ИМБИТ -1998 — с.51-60.

152. Цыбен Жамцарано: жизнь и деятельность. Доклады и тезисы научной конференции Улан-Удэ, 1991

153. Чимитдоржиев Ш.Б. Бурятские деятели в Монголии накануне и в годы народной революции. // Национально-освободительное движение бурятского народа. — Улан-Удэ: БИОН , 1989 с. 99-105.

154. Чимитдоржиев Ш.Б. Становление и развитие востоковедения в Бурятии // Востоковедные центры СССР вып. 2 - М., 1989 - С. 109 — 123

155. Шастина Н.П. История изучения МНР. //Монгольская Народная Республика. М.: Изд-во АН СССР. 1952.

156. Шишкин В.М. Сибирь как плацдарм для мировой социалистической революции // Восток и Россия: взгляд из Сибири. Иркутск. 1996.

157. Шойжелов С. Переломный момент в истории национально-освободительного движения в Монголии. // Жизнь Бурятии 1925-№3-4 -С. 4-11.

158. Юзефович JI. Начало панмонгольского движения // Гуманитарная наука в России: Соросовские лауреаты. (История. Археология. Культура. Антропология и этнография). -М.: 1996 С. 179-182

159. Яскина Г.С. К проблеме переходного периода от феодализма к социализму. // Цыбиковские чтения. Улан-Удэ, 1989 - с. 51-65.1. Авторефераты диссертаций

160. Басаев Г.Д. Политическая история Бурятии в 20-30-е годы и роль в ней М.Н. Ербанова Автореф. докт. дисс. - Иркутск, 1998

161. Дамдинов А.В. Агван Доржиев: политический, общественный и религиозный деятель Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук Иркутск, 1996

162. Дашдулам Д. Деятельность и концепции левых сил в Монголии (1928-1932 г.г.) Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук - Улан-Удэ, 1997 .

163. Дугаров В.Д. Взаимоотношения России и Монголии в XVII XIX вв.: (историография вопроса) - Автореферат на соискание ученой степени доктора исторических наук - Улан - Удэ: Изд-во Бурятского Госуниверситета, 2004

164. Дугаров В.Д, Современная историография братского содружества КПСС и МНРП в период строительства социализма в МНР (1960 1980 г.г.). - Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук - Иркутск, 1987

165. Кузьмин Ю.В. Современная общественная мысль об основных проблемах некапиталистического развития Монголии в 1921 1940-х годах - автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук - Л.: 1986

166. Лиштованный Е.И. Россия и Монголия в XX веке региональный опыт взаимоотношений (на материалах Восточной Сибири) -Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Иркутск - 19981. На монгольском языке

167. Баабар Б. Буу март! /Мартвал сонене/ УБ., 1990

168. Болдбаатар Ж. Амар сайд Арвайхээр, 1993

169. Жамсраны Цэвэн. Туувэр зохиолууд. Боть 1. УБ, 1997

170. Коминтерн ба Монгол. Баримтын эмхэтгэл. /Эрдэм шинжилгээний удирагч: Ч. Дашдаваа, В.П. Козлов, Эмхэтгэчид, Г.М. Адибеков, С. Дамдисурэн, А.С. Железняков ба бусад -УБ, 1996

171. Лхамсурэн Б. Монголын гадаад орчин, торийн тусгаар тогтнол -УБ., 1998

172. Ширэндэв Б. Монгол ардын хувьсгалын туух УБ., 19991. На европейских языках

173. Batsaikhan О. Mongolian independence and Kiakhta agreement of 1915 between China, Russia and Mongolia (1911-1916): Synopsis for the Scientific Doctor degree in History. Ulanbaatar, 2002

174. Dash D. Soliin Danzan. U-B. 1990

175. Dashpurev D. Mongolia: Revolution and independence 1911 1992. New Deli. 1993

176. Kaplonski C. Truth, history and politics in Mongolia. The memory of heroes. London and New York, 2004

177. Knutsen N. Outer Mongolian Study in Soviet colonialism. Hong Kong, 1959

178. Lattimore О Nomads and commissars. Mongolia Revisited-New-York: Oxford Univ. Press, 1962

179. Moses L., Halcovic Stephen A. Introduction to Mongolian history and Culture Indiana. 1985

180. Rupen R. The Mongolian People Republic-Standford: Cal. Univ. Press, 1966

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 205110