Морфология глагола алеутского языка тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.02, кандидат филологических наук Головко, Евгений Васильевич

Диссертация и автореферат на тему «Морфология глагола алеутского языка». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 286941
Год: 
1984
Автор научной работы: 
Головко, Евгений Васильевич
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Ленинград
Код cпециальности ВАК: 
10.02.02
Специальность: 
Языки народов СССР
Количество cтраниц: 
153

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Головко, Евгений Васильевич

ПРЕДИСЛОВИЕ.

ВВЕДЕНИЕ.

O.I. Историческая справка об алеутах.

0.2. Диалектная ситуация.

0.3. Самоназвания алеутов.

0.4. Генетические связи алеутского языка

0.5. История изучения алеутского языка

0.6. Фонетика и транскрипция.

Глава I. МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ФИНИТНОГО ГЛАГОЛА

1.1. Теоретические и методические предпосылки исследования

1.2. Классификация корневых морфем.

1.3. Инвентарь суффиксальных морфем.

1.4. Минимальные структурные модели

1.5. Максимальная морфологическая модель.

1.6. Классификация суффиксальных морфем.

1.7. Сочетаемость суффиксальных морфем.

1.8. Порядки с относительно свободным заполнением

Глава 2. М0РФ0Л0ШЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ АЛЕУТСКОГО ФИНИТНОГО ГЛАГОЛА.

2.1. Теоретические основания выделения морфологических категорий.

2.2. Состав глагольных грамматических категорий

2.3. Классификация морфологических категорий

Глава 3. ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ АЛЕУТСКОГО ФИНИТНОГО ГЛАГОЛА.

3.1. Лицо-число субъекта и лицо-число объекта

3.2. Время и наклонение.

Глава 4. НЕОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ

АЛЕУТСКОГО ФИНИТНОГО ГЛАГОЛА.

4.1. Глаголообразование.

4.2. Квантитативность

4.3. Результативность

4.4. Каузативность.

4.5. Пассивный залог.

4.6. Косвенный залог.

4.7. Сходство.

4.8. Квалитативное.

4.9. Достоверность.

4.10. Фазовость.

4.11. Потенциальность.

4.12. Интенциальность.

4.13. Интенсивность.

4.14. Повторноеть.

4.15. Континуативность

4.16. Отдаленность во времени.

4.17. Завершенность.

4.18. Вероятность.

4.19. Итеративность.

4.20. Предсказательность

4.21. Отрицание.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Морфология глагола алеутского языка"

0.1. Историческая справка об алеутах и алеутском языке т

Первые сведения об алеутах относятся к 18 веку . Шесть-семь алеутских племен занимали всю гряду Алеутских островов от о.Атту на западе до о.Кадьяк и полуострова Аляска (включительно) на востоке. К началу 40-х гг. 18 в. общая численность алеутов составляла 15-16 тыс.чел. (Вениаминов 1840, ч.П, с.177; Ляпунова 1975, с.6).

Начиная с этого времени, коренные жители островов оказываются в полной зависимости от покоривших их европейцев. Первый период покорения алеутов был отмечен хищническим истреблением богатейших природных ресурсов, а нередко и истреблением коренного населения. В 1785 г. с образованием Российско-Американской компании, созданием ее резиденции на о.Кадьяк и усилением правительственного контроля стихийное опустошение островов сменилось организованным порабощением и эксплуатацией. В этот период алеуты переселялись (зачастую против своей воли) администрацией Компании с острова на остров для расширения районов добычи каланов (морских бобров), морских котиков, других ценных зверей. Условия жизни людей улучшились, однако этот период также не способствовал увеличению численности нат

Из работ по истории и этнографии алеутов мы опираемся в первую очередь на следующие: Вениаминов 1840; Файнберг 1964; Файнберг 1980; Ляпунова 1975; Ljapunova 1982; Dumond 1965; Hrdli£ka 1945; Laughlin 1962; Laughlin 1963; Laughlin 1963a; Black 1980; Bergsland 1959; Collins and o. 1945; Kpaycc 1981. селения, в первую очередь из-за эпидемий различных заболеваний, завезенных европейцами, высокой детской смертности. Кроме того, он дал толчок к исчезновению алеутского языка, что было естественным в условиях переселения с острова на остров и прогрессирующего алеутско -русского двуязычия. В последние сорок лет русского владения островами (до 1867 г.) положение коренного населения несколько улучшилось. Изменение обстановки в благоприятную сторону необходимо поставить в заслугу выдающемуся русскому миссионеру и просветителю И.Е.Ве-ниаминову. Этот период времени был, по словам'М.Краусса, "не только более благоприятным в истории языков и культур коренного населения Аляски, чем любой из предыдущих, но и более благоприятным, чем любой из последующих американских периодов" (Краусс 1981, с.156).

Большая заслуга И.Е.Вениаминова заключается в создании алеутской письменности, в основу которой он положил церковнославянский алфавит, дополнив его специальными надстрочными знаками. В сотрудничестве с алеутским вождем Иваном -Пеньковым и алеутом Степаном Крюковым И.Е.Вениаминов в 1826 г. составил алеутский букварь и перевел на алеутский язык катехизис. В период с 1840 по 1903 г. русской православной церковью было издано еще несколько переводных книг: "Указание пути в Царствие небесное", "Начатки христианского учения", "Евангелие от Матфея", "Евангелие от Луки", "Евангелие от Иоанна", сборники молитв и псалмов. Чрезвычайно ценно то, что некоторые переводы сделаны помощниками и учениками И.Е.Вениаминова. - коренными жителями священниками Л.Саломатовым и Я.Нецветовым. Наибольшую ценность из переводных книг с точки зрения качества перевода представляет, по мнению известного исследователя алеутского языка К.Бергсланда (Bergsland 1959, р.7), "Евангелие от Марка", переведенное Л.Салшатовым не позднее 1861г. и впервые опубликованное К.Бергсландом (Bergsland 1959, с.87-103). Доказательным выглядит утверждение К.Бергсланда о том, что при переводе Л.Саломатов использовал не только русский текст Евангелия, но и греческий оригинал (Bergsland 1959, р.7). Примечателен даже не столько сам факт издания книг на алеутском языке, сколько появление письменной традиции и широкое распространение грамотности, связанное прежде всего с деятельностью церковных школ. Расцвет письменной традиции цриходится на момент продажи Аляски и Алеутских островов США в 1867 г.

Наряду с развитием алеутской письменности не прекращалось повсеместное и с каждым годом усиливавшееся влияние русского языка на алеутский. В настоящее время в языке алеутов о.Атка насчитывается не менее 400 русских заимствований (Краусс 1981, с.157).

В первый период американского правления для сохранения алеутского языка практически не было серьезных препятствий. Однако с начала 90-х гг. 19 века, развитие рыбоконсервной промышленности, приток на Аляску тысяч авантюристов, привлеченных в основном открытиями месторождений золота, активизация миссионерской деятельности американской церкви, которая была, категорически против обучения на родном языке и употребления его в религиозных обрядах, подтолкнули языки коренного населения, в том числе алеутский, к исчезновению. Сокращалась и численность алеутов. Причины оставались те же - болезни и высокая детская смертность.

Вторая мировая война ускорила полное исчезновение одного из диалектов - аттуанского. Те немногие жители о.Атту, которым удалось вернуться из японского плена, после войны были поселены на о.Атка совместно с носителями местного диалекта. К настоящему времени аттуанский диалект полностью исчез.

С 10-х гг. нашего века в американских школах было строго запрещено пользоваться родным языком. За нарушение этого запрета детей даже подвергали телесному наказанию. Первая половина 20-го столетия была "временем гробового молчания для языков коренных жителей Аляски. Этот (.) период полного подавления оказался пагубным для многих языков коренного населения" (Краусс 1981, с.161).

После принятия в 1967 г. федерального закона о двуязычном обучении, который разрешил преподавание в американских школах на других языках, кроме английского, положение улучшилось. Созданный при университете штата Аляска (г.Фэрбэнкс) Центр языков коренного населения Аляски выпускает учебные пособия и другую литературу на алеутском языке. Составляются школьные программы, проводятся семинары по вопросам повышения грамотности, консультации с учителями. Создан архив, фонды которого содержат печатные и рукописные документы на всех языках коренного населения Аляски. Эта коллекция насчитывает в настоящее время более 5 тыс. единиц хранения (Краусс 1981, с.165).

Командорские о-ва, открытые Второй Камчатской экспедицией Витуса. Беринга в 1741 г., расположены приблизительно в 160 км к востоку от побережья Камчатки и включают, помимо двух мелких островков, два крупных острова: о.Беринга и о.Медный. В отличие от островов Алеутской гряды Командорские о-ва не имели коренного населения (по крайней мере, до сих пор не найдено доказательств существования древних обитателей).

Первая попытка колонизации островов была сделана осенью 1805 г., когда 13 русских промышленников были высажены на о. Медный (Хлебников 1979, c.I8I, 156-158). Начиная с этого времени, здесь образуются постоянные поселения. С 1826 г. Русско-Американская компания стала завозить на острова промысловых рабочих-алеутов с островов Атту и Атка., с Лисьих и Андреяновских островов, а также представителей других национальностей: кадьякских эскимосов, курильских айнов, тлингитов и др. (см. подробнее: Igapunova 1982, p.I90-I9I). К 1890 г. население обоих островов составляло 619 чел. С некоторыми оговорками можно сказать, что на о.Медном преобладали переселенцы с о.Атту, а на о.Беринга - переселенцы с о.Атка. В 1890 г. на о.Медном проживало 274 чел., на о.Беринга - 345 чел. (Суворов 1912, с.104).

С этого времени переселения на острова прекратились и численность командорского населения стала неуклонно уменьшаться, достигнув ко времени установления Советской власти (1920 г.) 377 чел. (206 - на о.Беринга и 171 - на о.Медном). В 19 -первой половине 20-го века на островах существовало два крупных поселка - с.Никольское на о.Беринга и с.Преображенское на о.Медном. В середине 50-х гг. 20 века из-за ускоряющихся темпов экономического развития островов, концентрации производства и населения в с.Никольском с.Преображенское стало быстро терять свое значение. К I960 г. в с.Преображенском оставалось всего несколько семей. 1969 год можно, видимо, считать последним годом существования поселка.

В настоящее время с.Никольское на о.Беринга является основным местом проживания алеутов на территории СССР. Население поселка - 1516 чел. (июнь 1982 г.), из них алеутов - 276 чел., или 18,2 % (данные похозяиственных книг). По данным переписи 1979 г. алеутов в СССР - 365 чел., из которых 300 чел. - сельские и 65 - городские жители (Итоги Всесоюзной переписи. 1981).

Подавляющее преобладание смешанных браков, проживание в поселке, для 82 % населения которого родным языком является русский, отсутствие школьного преподавания алеутского языка, сама малочисленность группы командорских алеутов неизбежно должны были привести к утере алеутами родного языка. В настоящее время алеуты молодого поколения практически не говорят и не понимают по-алеутски. Алеутский язык функционирует лишь как язык бытового общения представителей старшего поколения. Уже в 1963 г. Г.А.Меновщиков отмечал отход молодого поколения от пользования родным языком. В то время, по его данным, из старшего поколения владело родным языком не более 50 чел., причем из них хорошо - около 30 чел. (Меновщиков 1965, с.85). В экспедиции 1982 г. нам удалось установить, что полноценными информантами для лингвиста могут служить 13 носителей берин-говского диалекта и 15 - медновского.

0.2. Диалектная ситуация

До прихода европейцев на острова алеутский язык разделялся на два крупных диалекта - аттуанский и уналашкинский Мы именуем диалекты по названию самых крупных островов, на которых проживали их носители. Названия диалектов по сторонам света (западный, восточный и т.д.) не используются из

Может быть, правильнее было бы называть их не диалектами, а. языками, так как носители их не понимали друг друга из-за значительных фонетических, лексических и грамматических отличий (Эдельман 1980, с.129-130, 145-147). На аттуанском диалекте говорили алеуты островов Атту, Агатту, Крысьих о-вов; на уналашкинском - алеуты от Щумагинских о-вов до пролива Амчитка. В уналашкинском диалекте выделялся аткинский подци-алект. На нем говорили алеуты, живущие между проливами Амчитка и Амукта. Несмотря на некоторые отличия в фонетике,грамматике и лексике, уналашкинекий диалект и его аткинский под-диалект были в целом взаимопонятными.

Аттуанцы, переселенные на о.Атка после войны, ассимилировали, и в настоящее время аттуанский диалект исчез.

На территории США. живут представители двух диалектов. Аткинский диалект сохранился в большей степени, чем уналашкинекий (мы сознательно используем дермин "диалект", игнорируя тот факт, что аткинский фактически является подциалектом уналашкинского; такая терминологическая точность была, бы уместна при сравнительно-историческом исследовании, в то время как нашей задачей является синхронное описание одного из диалектов). Все дети о.Атка знают родной язык. Саше молодые носители уналашкинского диалекта старше 10 лет (Краусс 1981, с.171).

На территории СССР представлено два диалекта алеутского языка. Медновский диалект является потомком диалекта о.Атту, на который сильнейшее влияние оказал русский язык и соседний за неоднозначного понимания этих терминов в работах различных исследователей. беринговский диалект. Современный медновский диалект представляет собой в некотором смысле уникальное явление, честь первооткрывателя которого принадлежит Г.А.Меновщикову (Меновщиков 1964). Вся система глагольного лица, времени, некоторые падежные показатели, порядок слов в предложении в медновском диалекте - из русского языка. Однако замене на русские подверглись только словоизменительные суффиксы. Многочисленные суффиксы словообразования остались чисто алеутскими (см. подробнее: Бахтин 1984). Медновский диалект в его настоящем виде, возможно, сложился уже после переселения с о.Атту на о. Медный. Во всяком случае тексты и парадигмы спряжения, записанные В.И.Иохельсоном на о.Атту в начале 20 века, не дают ничего похожего на современное положение. Не исключено, однако, что этот язык, если он существовал в то время, мог быть воспринят исследователем как "ломаный" язык. Ha. возможность существования такого языка уже на. о.Атту косвенно указывает крайнее положение этого острова в Алеутской гряде, что предполагает скапливание на нем представителей различных групп и национальностей во время массовых переселений. Можно, конечно, считать медновский диалект "просто шагом вперед по пути полного исчезновения языка" (Bergsland 1979, р.13), однако этому мешает ряд соображений (см. подробнее: Бахтин 1984) и прежде всего то, что язык в данном виде существует уже как минимум два поколения: информанты утверждают, что их родители говорили точно так же. В любом случае это уникальное лингвистическое явление (аналогов ему на территории СССР, видимо, нет) заслуживает специального и пристального внимания.

На беринговском диалекте говорят алеуты-потомки выходцев с о.Атка. Современный беринговский диалект идентичен диалекту о.Атка с той оговоркой, что он представляет собой не современный аткинский, а находится гораздо ближе к тому языку, на котором говорили алеуты о.Атка 150 лет назад. Многие слова и грамматические формы, встречающиеся в переводах церковной литературы 19 века., для современных американских алеутов являются архаичными, неупотребительными ( Bergsland-Dirks 1981). Для беринговцев это живые слова, входящие в активный словарный запас. Например, слово киодух "дождь", отмеченное в саломатовском переводе "Евангелия от Дуки" и не опознавает мое современными аткинцами , употребляется на о.Беринга. В то же время аткинское чихтах "дождь" не опознается берингов-цами, а глагол чихтал I) "влажный", "сырой"; 2) "идет дождь" употребляется на о.Беринга., в отличие от аткинского диалекта, только в первом значении. Рефлексив тин да^тику:^ "прекращает", "останавливается", встречающийся в переводах и не опознаваемый на о.Атка, является высокочастотным в речи беринговцев и наряду с глагольным суффиксом -цада- употребляется для передачи значения фазы прекращения действия. Глагол малхунул на о.Атка не опознается в значении "быть лукавым", "хитрить", беринговское междометие та^аа " а ну, берись!", "ну, давай!" также незнакомо американским алеутам и др. Анализ случаев расхождения в лексике и грамматике позволяет предположить, что беринговский диалект представляет собой "законсервированный" аткинский диалект первой половины 19 века. Штерна л, содержащийся в публикациях К.Бергсланда и М.Диркса., а также некоторые фразы и словоформы из переводов Слова, не опознаваемые на о.Атка, имеют в словаре К. Бергеланда (Bergsland 1980) специальную помету. религиозных текстов были выборочно проверены во время экспедиции 1982 г. и использованы при написании диссертации. В работе комментируются некоторые грамматические отличия двух диалектов.

Иногда случаи расхождений между двумя диалектами нельзя объяснить чисто историческими причинами. Беринговский диалект испытывает на себе мощное влияние русского языка. При исследовании морфологии глагола выяснилось, что четыре ат-кинских суффикса не опознаются беринговцами, а словоформы с тремя другими суффиксами, легко полученные Г.А.Меновщиковым в 1963 г., спустя 20 лет не даются информантами "с ходу", хотя и опознаются. Следует заметить, что уже в 19 веке все командорские алеуты в той или иной степени знали русский язык и пользовались игл для межостровного общения (Суворов 1912, с.98-99).

0.3. Самоназвания алеутов

До прихода европейцев среди алеутов, видимо, тлело место отчетливое племенное разделение. У каждого племени было свое самоназвание, большинство из которых известны (Bergsland 1959; p.11-14; Black 1980, р.82). Термин унанган (ал. уна-ца^, мн.ч. атк.д. -уна^ас, мн.ч. ун.д. -уна^ан), использовавшийся в 30-х гг. в качестве соманазвания алеутов (Иохельсон 1934, с.129), не привился (по крайней мере, на Командорских о-вах). Этот термин цредставляет собой название одного из самых многочисленных алеутских племен. Впервые это название упоминается в рукописи Р.Раска, хранящейся в Королевской библиотеке г •Копенгагена (Thalbitzer 1916; Thalbitzer 1921; Bergsland 1959, p.II). Оно восходит к алеутскому корню унаf^a- "низкий берег моря", "пролив между маденькшл (низким) островом и островом, большим по размеру (более высоким)" (Berg-siand. 1959, p.II). Этот термин является в настоящее время самоназванием американских алеутов, независимо от диалекта. Утверждение Л.Блэк о том, что жители о.Атка называют себя ан-jjaajHHac "живущие", "люди" (Black 1980, р.82), видимо, недостоверно (ср. данные словаря: Bergsland 1980, р.22,154).

Носители беринговского диалекта осознают свою принадлежность к унадас, однако чаще используют это слово для называния американских алеутов. В сознании командорских алеутов алеуты, живущие на территории США, не являются представителями одной группы. Они выделяют алеутов канаа^ас, чей язык, по их представлениям, отличается от родного им (на о.Атка это слово обозначает эскимосов, живущих на тихоокеанском побережье Аляски).

Самоназванием носителей беринговского и медновского диалектов в настоящее время все-таки скорее является слово "алеуты" .

0 происхождении этнонима "алеут" писали многие исследователи истории алеутов (см. подробно: Вдовин 1968). Авторами наиболее известных гипотез о его языковой основе являются И.С.Вдовин и Г.А.Меновщиков.

И.С.Вдовин (Вдовин 1968) возводит этот этноним к чукотско-корякской основе элев/аляв (варианты э'чев/а'чав) со значением "обвязывать, обматывать что-л.". Слово аляв-выттэ, якобы принявшее в русском языке форму "алеут", имело значение "те, которые имеют на голове ободы с ветками".

Г.А.Меновщиков, отвергая это предположение, возводит термин "алеут" к слову алитху^, которое, по его мнению, в ранний период истории алеутов означало понятие "родственная община", "команда", "объединенная чем-л. группа людей", а позже получило ряд дополнительных значений: "команда судна", "отряд лодок", "военный отряд" (Меновщиков 1980).

Признавая право на существование обеих гипотез, следует подчеркнуть, что вопрос о происхождении этнонима "алеут" остается открытым и требует дальнейших исследований.

0.4. Генетические связи алеутского языка

Алеутский язык имеет отдаленное родство с эскимосскими языками. До сих пор невозможно с полной определенностью сказать, когда протоэскоалеуты разделились на две этнические общности. Этот вопрос может быть решен лишь на основе сравнительного анализа лингвистических и археологических данных.

Г.А.Меновщиков предполагает, что "в гипотетическое время языковой общности протоэскоалеуты вели континентальный образ жизни, занимаясь охотой на мелкого зверя, рыболовством и собирательством" (Меновщиков 1974, с.47). Эта гипотеза базируется на. сопоставлении названий предметов морской охоты и морских зверей, а также терминологии, связанной с сухопутной охотой и рыболовством. Однако анализ эскимосско-алеутских соответствий, приводимых Г.Маршем и М.Сводешем (Marsh swa -desh 1951), а также некоторые наблюдения К.Бергсланда (Bergsland 1979, с.16) оставляют возможности для иных предположений.

Пользуясь методом глоттохронологии, М.Сводеш и Д.Гирш приходят к выводу, что разделение эскимосского и алеутского языков произошло 2600-1000 лет до н.э. (Hirsch 1954; Swa desh 1956). Д.Дюмонд, учитывающий археологические данные, полагает, что разделение эскимосов и алеутов и их языков произошло не менее, чем за 4 тыс. лет до н.э., скорее всего в период между 6000 и 4000 лет до н.э. (Dumond 1965, р.1250). Такую же оценку дают уточнения, внесенные в методику лексикостатистической датировки К. Берге ланд ом (Bergsland 1958;Bergs-land-Vogt 1962). Советский этнограф Л.А.Файнберг считает, что разделение протоэскоалеутов произошло не менее 8-10 тыс. лет назад (Файнберг 1980, с.238). Таким образом, генетическое родство алеутского и эскимосских языков представляется очень отдаленным. Около 15 % (300 из 2000) алеутских слов восходят к общим с эскимосскими корням, из них около 30 - указательные и вопросительные местоимения, 10 - слова с локативной семантикой. Из числительных только два имеют соответствия в эскимосском. Из 30 терминов, обозначающих части тела, лишь 6-7 соотносятся с эскимосскими (Bergsland 1979, р.15).

Сопоставлению алеутского и эскимосского языков посвящен целый ряд работ (Thalbitzer 1921; Marsh-Swadesh 1951; Bergsland 1951; Bergsland 1953; Меновщиков I960). Практически все исследователи единодушны в том, что алеутский язык отражает более древнее языковое состояние, чем эскимосские языки. Следует, однако, заметить, что это предположение почти всегда основывается на сугубо экстралингвистическом факторе - островном положении алеутов.

Предпринимаются попытки реконструкции протоэскоалеутского языка (Bergsland 1951; Bergsland 1958; Bergsland 1964; Miller 1976;Fortescue1984). С другой стороны, некоторые исследователи пытаются установить родство эскимосско-алеутских языков с другими языковыми семьями (Sauvageot 1924; Thalbitzer

1935; Thalbitzer 1928; Hammerich 1951; Holmes 1969; Hamp 1976; Bonner;} ea 1971; Bonnerjea 1975; Bonne -njea 1978; Fortescue 1981; Bergsland 1956; Bergsland 1959; Bergsland 1978). Несмотря на обнаружение интересных типологических соответствий между языками различных групп (наиболее убедительным кажется сведение эскимосско-алеутских языков с уральскими через юкагирский как соединительное звено -см. Bergsland" 1978), в этой области нельзя пока сделать сколько-нибудь оцределенных выводов.

0.5. История изучения алеутского языка

Алеутский язык известен науке с конца 18 века. История его изучения достаточно полно отражена в научной литературе (Вдо-вин 1954; Вдовин-Терещенко 1959; Бломквист 1975; Bergsland 1959; Krauss 1973; Краусс 1981).

Первые сведения по языку алеутов связаны с работами Северо-Восточной экспедиции Сарычева-Биллингса (1785-1793) и прежде всего с именем штаб-лекаря экспедиции Михаила Робека, собравшего "Краткий словарь двенадцати наречий разных народов, обитающих в северо-восточной части Сибири и на Алеутских островах". Словарь был опубликовал Г.А.Сарычевым в качестве приложения к его сочинению (Сарычев 1952).

Изучением туземных языков в экспедиции Сарычева-Биллингса занимался также доктор медицины Карл Генрих Мерк. Лишь в 30-х гг. 20 в. в Германии была обнаружена рукопись Мерка на немецком языке и опубликована немецким исследователем А.Яко-би (Jacobi 19.37). Очерки К.Г.Мерка об этнографии алеутов насыщены терминами и местными названиями. В конце приводится образец немецко-алеутского словаря.

Секретарь и переводчик Беллингса Мартин Зауэр после путешествия обработал судовые журналы каштана и издал описание материалов всей экспедиции с приложением собственных записей по эскимосскому и алеутскому языкам (Sauer 1802). Эта работа сразу же была переведена на французски!!, немецкий и итальянский языки.

Первое кругосветное плавание русских кораблей под начальством И.Ф.Крузенштерна, и Ю.Ф.Лисянского (1803-1806) дало огромный и разнообразный научный материал, в том числе лингвистический. Данные по алеутскому, эскимосскому, некоторым индейским языкам приводятся Ю.Ф.Лисянским в описании его путешествия с примечаниями о произношении звуков в этих языках и транскрипции (Лисянский 197,7). В словаре даны имена существительные, образцы спряжения и числительные. Словарь включает довольно много простых предложений, дающих возможность судить о грамматическом строе языка.

Большой вклад в изучение языков народностей Русской Америки внес Н.П.Резанов, который в течение 1805-1806 гг. собрал большой словарь - около 1200 слов по языку каждой народности, в том числе по алеутскому языку.

Основным недостатком работы путешественников, посещавших Алеутские о-ва, было то, что они сталкивались с языком на короткое время, знакомились с ним через "толмачей", вследствие чего вся их лингвистическая работа сводилась к составлению кратких собраний слов, причем в эти собрания слов из-за поверхностного знания языка и слабой техники записи проникали многочисленные ошибки и искажения.

Совершенно иначе работал крупнейший исследователь быта и культуры коренных жителей Русской Америки священник и миссионер И.Е.Вениаминов. Он исследовал описываемые им народы и языки стационарно: алеутов - в течение 10 лет, тлингитов - 6 лет.

Самой крупной работой И.Е.Вениаминова, явилась его блестящая трехтомная монография об алеутах (Вениаминов 1840). Помимо богатейших этнографических данных, работа содержит обширный лингвистический материал: приводятся различные алеутские термины и выражения с русским переводом, названия народностей Русской Америки, самоназвания описываемых племен, термины зоологические, ботанические, календарные и др. В книге содержатся пять песен на уналашкинском диалекте, одна песня -на аткинском; кроме того, на аткинском диалекте - повесть и сказка. Впервые был определен состав диалектов алеутского языка.

Мировую известность доставила И.Е.Вениаминову научная грамматика, алеутского языка (на, базе уналашкинского диалекта), вышедшая в издании Академии наук в 1846 г. (Вениаминов 1846). Работа состоит из собственно грамматики, двух алеутских песен с русским переводом, "сочинения одного природного алеута с русским переводом", алеутских числительных, алеутт ско-русского словаря . В конце книги в качестве приложений

Б.Э.Бломквист допускает неточность, утверждая, что "Опыт грамматики" содержит "перечень русских слов, вошедших в алеутский язык" (Бломквист 1975). На самом деле И.Е.Вениаминов дает "перечень русских слов, находящихся в алеутском словаре" (Вениаминов 1846, с.79), который представляет собой индекс, "ключ" к алеутскому словарю и может быть использован при переводе с русского языка на алеутский. приводятся две таблицы спряжений алеутских глаголов. Грамматический очерк и алеутско-русский словарь были первой попыткой научного описания языка. Интерпретация грамматического строя исследуемого языка подчинена европейской грамматической традиции, поэтому автору не удалось избежать некоторых ошибок в понимании системы языка. Однако И.Е.Вениаминов сумел отметить и объяснить основные особенности, отличающие алеутский язык от иносистемных языков. Данью уважения к трудам И.Е.Вениаминова по алеутскому языку явились изданные в США в 1944 г. "Элементы алеутской грамматики", основанные на "Опыте грамматики алеутско-лисьевского языка" И.Е.Вениаминова (Geog-hegan 1944).

И.Е.Вениаминов постоянно стремился усовершенствовать созданную им письменность алеутского языка. Посылая Ф.Литке в 1837 году свою грамматику, он снабдил ее специальной запиской "Нечто об алеутско-лисьевском языке, и в особенности о буквах оного" (Барсуков 1887, с.244). Работе И.Е.Вениаминова над алеутским алфавитом посвящена статья акад. Бэра "Объяснение знаков, выбранных для алеутского алфавита" .

Опыт грамматики алеутско-лисьевского языка" обратил на себя особенное внимание западно-европейских ученых.

Теоретическую важность грамматики подчеркивал известный востоковед К.Габеленц (см. об этом: Барсуков 1883, с.247).

В 1780-1880 гг. над "Опытом грамматики" работало двое исследователей: французский лингвист В.Анри, автор "Очерка толковой грамматики алеутского языка по грамматике и словарю Ивана Вениаминова" (Henry 1878-1879), и немецкий ученый А.Пфицмайер, написавший на основе труда И.Е.Вениаминова "Язык: алеутов и Лисьих островов" (Pfizmaier 1883). Оба ученых оценивают работу И.Е.Вениаминова очень высоко.

В.Анри, будучи цредставителем школы младограмматиков и интересуясь языками гиперборейских (арктических) народностей, считает, что изучение книги И.Е.Вениаминова полезно с двух точек зрения: во-первых, она дает возможность узнать язык, не подвергавшийся сильному влиянию других языков и уже исчезающий, во-вторых, она может помочь решить проблему происхождения арктических народностей.

А.Пфицмайер ценит работу И.Е.Вениаминова в основном за точность и ясность изложегая, достоверность и тщательность подбора материала. Однако о глубоком проникновении рецензентов в материал говорить не приходится. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что в немецком переводе искажено даже название книги И.Е.Вениаминова.

Работая над грамматикой И.Е.Вениаминова, В.Анри и А.Щиц-майер, естественно, повторили ошибки автора. Кроме того, они по-своему трактовали некоторые положения грамматики, делали свои выводы и, по словам В.И.Иохельсона, "добавили новые ошибки,. особенно Анри" (Jochelson 1930, р.7).

В 1842 г. И.Е.Вениаминов навсегда докинул Америку. Работу над переводами книг продолжали его ученики. Один из них, священник Я. Нецветов, помимо переводческой деятельности, занимался составлением русско-алеутского словаря (алфавитного и тематического), копия которого (Нецветов 1840) в настоящее время хранится в Л0 ИЯ АН СССР.

Для исследователя алеутского языка представляет интерес небольшой словник, составленный русским ученым, географом и биологом, Н.В.Слюниным на о.Беринга с помощью священника Адриана Серикова. Словарь содержит около 230 слов с некоторыми словообразовательными и словоизменительными формами и 17 коротких фраз. Рукопись словаря хранится в архиве Географического общества в Ленинграде (на этот факт впервые указал И.С.Вдовин, см.: Вдовин 1954, с.164).

Изучение алеутского языка после И.Е.Вениаминова было возобновлено в начале 20 века известным русским этнографом В.И.Иохельсоном. Посвятив исследованию алеутов первые полтора года Камчатской экспедиции Рябушинского (I909-I9I0 гг.), он объехал все важнейшие острова Алеутской гряды.

В своих трудах по алеутскому языку В.И.Иохельсон уточнил и развил положения И.Е.Вениаминова о звуковом составе и особенностях грамматического строя. Многие наблюдения были сделаны впервые. В.И.Иохельсон отметил различия между диалектами, обратил внимание на возможность родства алеутского и эскимосского языков, хотя и не сделал попытки их сравнительного изучения.

В свое время по инициативе У.Талбицера был поднят вопрос о том, кто первым указал на родство алеутского и эскимосского языков. Действительно, первым это сделал Р.Раек (Wiaibi -tzer 1921). Такая же мысль содержится в работе В.Анри (Henry 1878-1879). Однако эти цредположения во многом имеют характер предчувствия. Утверждение Р.Джоэгана,сделанное в 1921 г., о том, что алеутский и эскимосский языки по степени близости родства соотносятся примерно так же, как ирландский и уэльский, базируется на надежном лингвистическом материале и

1 Правомерность подобных сопоставлений при оценке степени родства, подтверждают современные исследования, ср.: Яхонтов 1980. прекрасном знании алеутского и эскимосского (среди множества других) языков (Geoghegan 1921). Однако оно также не было подкреплено доказательствами. Очевидно, предположение о родстве алеутского и эскимосского языков превратилось в научный факт лишь после появления работ Г.Марша, М.Сводеша (Marsh -Swadesh 1951) и К.Бергсланда (Bergsland 1951).

3а. полтора года пребывания на Алеутских о-вах В.И.Иохель-сон собрал значительный лингвистический материал: 127 текстов, алеутско-русский словарь (около 3 тыс. карточек), русско-алеутский словарь (около 3 тыс. карточек). Как и большинство его предшественников (исключая Л.Саломатова. и Я.Не-цветова), В.И.Иохельсон работал в основном с уналашкинским диалектом, однако за время пятинедельного пребывания на о. Атка он записал также 6 текстов на местном диалекте и, кроме того, в Петропавловске - некоторое количество слов от жителя о.Беринга,. В.И.Иохельсон был единственным человеком, исследовавшим диалект о.Атту (ныне исчезнувший): записал 17 фольклорных текстов и получил перевод на аттуанский 13 текстов, записанных вначале на уналашкинском диалекте.

К сожалению, В.И.Иохельсону удалось опубликовать лишь незначительную часть своих алеутских материалов: краткий грамматический очерк (Иохельсон 1912), критический очерк грамматики И.Е.Вениаминова (Иохельсон 1919), пять уналашкинских текстов (Иохельсон 1923), небольшую статью (Jochelson 1927).

Последней по времени и самой обширной публикацией был очерк "Унанганский (алеутский) язык", появившийся в Советском Союзе в 1934 г. (Иохельсон 1934). Архивные материалы В.И.Ио-хельсона оказались очень раздробленными: часть из них находится в США., часть - в ленинградских архивах, некоторые записи вообще не обнаружены (Вдовин 1954, с.163),

Изучение алеутского языка после В.И.Иохельсона было проложено лишь после второй мировой войны.

Т.П.Бэнк, цроводивший археологические изыскания на о.Атка, составил небольшие словники (90 слов на аттуанском диалекте и 160 на аткинском), а также записал несколько текстов, которые были позже опубликованы К.Бергсландом (Bergsland 1959,р.126-128).

Крупнейшим исследователем алеутского языка является К.Бергеланд. Во время нескольких экспедиций к алеутам ему удалось записать значительное количество текстов на аткинском диалекте, часть которых вместе с текстами его предшественников (на разных диалектах) вошла в самую крупную до сих пор публикацию на алеутском языке. Помимо текстов, работа содержит очерк истории изучения алеутского языка, раздел "Иглена собственные", включающий личные имена, самоназвания племен, многочисленные топонимические названия (Bergsland 1959). Богатый материал, собранный К.Бергсландом, дал ему возможность опубликовать несколько статей, посвященных фонетике (Bergs -land 1956), синтаксису (Bergsland 1969; Bergsland 1976; Bergsland 1970; Bergsland 1978), дейксису (Bergsland 1973), а также несколько сопоставительных работ, упомянутых выше. Большой заслугой К.Бергсланда явилось составление словаря ат-кинского диалекта, вобравшего материал предшественников CBergsland 1980). Словарь содержит около 15 тыс. словоформ (примерно 2 тыс. корней). Совместно с М.Дирксом, носителем алеутского языка, К.Бергсланд издал "Школьную грамматику ат-кинского диалекта алеутского языка" ( Bergsland4)irks 1981), которая на сегодняшний день является самым полным описанием алеутского языка.

Б Советском Союзе первым исследователем алеутского языка стал Г.А.Меновщиков. Работы Г.А.Меновщикова основываются на материалах экспедиции 1963 г. на Командорские о-ва. Основным результатом экспедиции явилось создание краткого очерка грамматики для многотомной коллективной монографии "Языки народов СССР" (Меновщиков 1968) и алеутско-русского словаря (Меновщиков 1977). Г.А.Меновщиковым были опубликованы, помимо обзорных работ (Меновщиков 1959, Меновщиков 1980), несколько статей, в которых затрагиваются некоторые частные проблемы алеутской грамматики: способы выражения пространственных отношений (Меновщиков 1976), вопросы синтаксического строя (Меновщиков 1964, Меновщиков 1967).

До экспедиции Г.А.Меновщикова алеутский язык в Советском Союзе никем не исследовался. Существует лишь краткий рукописный букварь, составленный Е.П.Орловой (Орлова 1931) с помощью алеутов-студентов Дальневосточного техникума народов Севера.

Помимо упомянутых трудов, нам известны всего две работы, посвященные непосредственно алеутскому языку. Это небольшая статья Р.О.Якобсона (Jakobson 1944), представляющая собой попытку представления системы фонем уналашкинского диалекта на основе анализа материалов В.И.Иохельсона, а также заметки о категории определенности/неопределенности в алеутском языке ( Innocent 1976).

0.6. Фонетика и транскрипция

Звуковой строй алеутского языка до сих пор не получил сколько-нибудь удовлетворительного описания. Насущной необходимостью является исследование алеутского языка с привлечением экспериментально-фонетических методов.

Наши представления о звуковом строе беринговского диалекта основываются прежде всего на очерке Г.А.Меновщикова (Меновщиков 1968), а также на наших собственных экспедиционных наблюдениях. Учитывались и по возможности проверялись факты аткинского диалекта, приводимые К.Бергсландом (Bergsland 1956).

Состав гласных

По предварительному заключению Г.А.Меновщикова, долгота гласных в алеутском языке не имеет фонематического статуса (Меновщиков 1968, с.387). Основным критерием при решении этого вопроса служит, как известно, морфологический критерий (Зиндер 1979, с.189). В алеутском языке во многих случаях морфемная граница проходит внутри долгого гласного: ^ана-а^ал 1 "где он?" (ср. ^анан "который?"), ула-а "его дом" (ср. улах "дом"), суку-у "он его взял" (ср. суку^ "он взял что-л."). В пользу фонематического статуса долготы говорят случаи противопоставления гласных по долготе в корневых морфемах: хаа-щ "трудная работа", "трудное положение", "неприятность" -ха^у^ "родинка", "родимое пятно", аамги^ "кровь" - амги^ "ночь", аа^ал "пропустить", "сделать напрасно" - а^ал "появиться" и др. С другой стороны, необходимо помнить о том, что "в языках, в которых долгие гласные встречаются и на. сты В алеутских словах дефис обозначает границы морф. ке морфем, и в пределах одной морфемы, разложимость гласного, хотя бы б части слов, влечет за собой разложимость во всех остальных случаях" (Зиндер 1979, с.189). В нашей работе мы отражаем долгие гласные на письме, руководствуясь прежде всего соображениями максимальной точности фиксирования материала. Долгий гласный передается на письме удвоением буквы.

Алеутский вокализм передний ряд смешанный ряд задний ряд высокий краткие и У подъем долгие ии УУ низкий краткие а подъем долгие аа

Состав согласных

По сравнению с очерком Г.А.Меновщикова, (Меновщиков 1968, с.387) приводимая низке таблица согласных включает еще шесть символов: ч» й, м, н, ц, з.^ Если фонематический статус ч не вызывает сомнений, то остальные согласные звуки, введенные в таблицу, могут быть интерпретированы по-разному, и только специальное исследование может прояснить положение.

Наибольшую неуверенность вызывает статус согласного з. Этот согласный, помимо беринговского диалекта, представлен лишь в аткинском (Bergsland 1956, р.42). Возможно, этот звук является позиционным вариантом д и с. Однако каких-либо определенных закономерностей нам пока установить не удалось. Если

Все эти символы, кроме з, не введены в таблицу фонем, однако используются Г.А.Меновщиковым для передачи вариантов фонем.

Алеутский консонантизм

Переднеязычные Среднеязычные Заднеязычные г F^ CD >j s W И Лабио-велярные Губно-губные Фарин-гальные

Смычные звонкие 1 глухие т к n

Аффрикаты ч

Щелевые звонкие 3 о и г глухие С, д о и А X xl

Сонанты боковые звонкие л глухие л А носовые звонкие н ч м глухие н л а м А щелевые V/ У з действительно является позиционным вариантом, то его реализация скорее всего жестко связана с просодикой, которая в алеутском языке представляет собой область совершенно не исследованную. В пользу нефонематического статуса этого звука говорит тот факт, что он почти не встречается в корнях слов. С другой стороны, противопоставление д/з в некоторых случаях является смыслоразличительным: ауа-ду-ку-^ "он быстро работает" - ауа-зу-ку-^ "он хорошо работает", халу-ду-ку-^ "она

Знаком х, помимо заднеязычного, из соображений удобства оформления обозначается также фарингальный. Смешение этих двух звуков из-за условностей обозначения исключено: фарингальный, в отличие от заднеязычного, встречается только в начале слова. быстро шьет" - халу-зу-ку-зц "она хорошо шьет".

Вводя тот или иной символ в приведенную выше таблицу, мы не утвердцаем, что обозначаемый им звук является фонемой. Нашей целью в данном случае является максимально полное отобразке ни е языковых фактов. Применяемая транскрипция (за основу взята транскрипция Г.А.Меновщикова: Меновщиков 1968, с.387) является, таким образом, в значительной степени фонетической. Использование такого рода транскрипций естественно "при записях незнакомого или малознакомого языка (в данном случае записывающий не имеет никакого выбора)" (Зиндер 1979, с.291).

В таблицу не внесены нехарактерные для алеутского языка звуки, встречающиеся только в словах, заимствованных из русского языка.

Основные фонетические закономерности

Характеризуя фонетическую структуру слова, можно сформулировать следующие самые общие ее принципы:

1. Словесного ударения в алеутском языке, как и в некоторых других языках (см.: Щерба. 1948, с.82-83; Зиндер 1979, с.270), видимо, нет. Поток речи делится на определенные ритмические группы (синтагмы), на интонационный контур которых определенным образом накладывается ударение. Распределение ударения в пределах ритмической группы зависит, по мнению К.Бергсланда, помимо ритмических факторов, от долготы слога и сонорности согласного (Бергсланд 1956, с.39). Вопрос об ударении и интонации в алеутском языке следует, однако, признать практически не исследованным.

2. Согласные могут геминироваться в интервокальном положении. Степень геминации, очевидно, зависит от распределения ударения и долготы/краткости гласных. На. письме геминация не отражается.

3. Слово может начинаться с любого гласного звука: исха^ "место", умсу^ "язык", ана^ "мать" и в некоторых грамматических формах оканчиваться на любой долгий гласный или на краткий а : илгии "его запах", уку^такуу "он его видит", таа^а^аа "он это пил", лам уку^талка ии? "мальчик его видит?" (укуртажа "видит его" - зависимая форма глагола, -жа маркирует

3 л., ед.ч>. объекта).

4. В начале слова возможен любой согласный, кроме заднеязычного х, увулярных

5. В середине слова стечение двух согласных встречается часто и в свободных сочетаниях: ^ач^икуу "он его кормит", анш^цу^ "ребенок". Допускается стечение трех согласных: чахс-xai^ax, "поделенный". В конце слова возможны согласные х, с (если следующее слово начинается с гласного, иногда озвончаются соответственно до г, з), м, н, л, т.

6. Согласные й, и, у встречаются в начале слова, но й и и - не перед и, а у - не перед у.

7. Лабиовелярный у иногда заменяется губно-губным, который, видимо, является аллофоном. На письме это явление не отражается.

8. В алеутском языке нет дифтонгов.

Финали корневых морфем

Все корневые морфемы алеутского языка разделяются на I) морфемы, имеющие в исходе гласный, 2) морфемы, имеющие в исходе согласный.

Финаль корневой морфемы может быть представлена гласными а, у, и: са-з^ "птица", су-ку-^ "взял", хуси-ку-х "нагружает". Из согласных в исходе может встретиться ^ (озвончается в ij в интервокальных позициях и перед смычными сонантами) и х (озвончается в тех же позициях): айгаг-на-х "шел", киг-на-х о о укусил", та^-т-на^ "стемнело", (тидих) да^-т-на-^ "они двое остановились", ^улу^-на-:^ "скреб", "царапал", (тин) хата^-нику-^ "испугался".

В аткинском диалекте некоторые корни, оканчивавшиеся на согласные х, pj, развились в основы на гласный (всегда и): исуха - ису^и^ "нерпа", ^а^ла^ - i^appaijn-^ "ворон", кануу^ -канууг^-^ "сердце", 1^амих (^ами^) - ^амги-^ "дверь", аатах г аатааги-х "взрослый самец морского котика", уу1£учии^ - yyi^y-чии^и-^ "песец" (Bergsland-Dirks 1981i; р.2).

Вероятно, переселение с о.Атка на о.Беринга произошло в тот момент, когда этот процесс еще не был завершен, так как в речи беринговцев отражены оба варианта (исключение - основы на ij). В работе слова даются в том виде, в каком они получены от информантов.

Заключение диссертации по теме "Языки народов СССР", Головко, Евгений Васильевич

Результаты исследования могут быть использованы при работе над научной грамматикой и словарем алеутского языка, при разработке аналогичных проблем на материале других языков эскимосско-алеутской семьи, в работах, ставящих своей целью выявление генетических связей алеутского языка, в типологических исследованиях, в курсах по общему языкознанию и типологии морфологической структуры слова, в практике преподавания алеутского языка в ЛГПИ им. А.И.Герцена.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Автор не претендует на то, что проделанная им работа дает исчерпывающие ответы на все вопросы, касающиеся морфологии финитного глагола алеутского языка. Тем не менее цель, поставленную в начале работы, следует считать в пределах охваченного материала достигнутой.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Головко, Евгений Васильевич, 1984 год

1.AmtapoB Г.Об агглютинативной особенности татарского языка. - Вестник научного общества татароведения. 1927, № 7,с.II3-I32.

2. Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики. (Краткий очерк). М.: Просвещение, 1966. - 302 с.

3. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. М.: Наука, 1974. - 368 с.

4. Арутюнова Н.Д., Булыгина Т.В. Морфология. В кн.: Общее языкознание: Внутренняя структура языка./Отв.ред. Б.А.Серебренников. -М.: Наука, 1972, с.210-258.

5. Арутюнова Н.Д., Булыгина Т.В. Основные принципы и методы структурного анализа. В кн.: Общее языкознание: Методы лингвистических исследований./Отв.ред. Б.А.Серебренников. -М.: Наука, 1973, с.168-223.

6. Барсуков И. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М.: Б.И., 1883. - 769 с.

7. Барсуков И. (сост.) Творения Иннокентия, митрополита Московского, кн.2. М.: Б.И., 1887. - 494 с.

8. Барулин А.Н. Некоторые проблемы описания словоизменения турецкого существительного. В кн.: Проблемы языков Азии и Африки (фонетика, морфология, синтаксис, семантика). Сборник статей./Отв.ред. В.М.Алпатов. - М.: Наука, 1979, с.16-69.

9. Баскаков Н.А. Категория времени и наклонения в тюркских языках. В кн.: Вопросы категорий времени и наклонения глагола в тюркских языках (материалы совещания). - Баку: изд. ЭЛМ, 1968, с.9-15.

10. Бенвенист Э. Общая лингвистика: Пер. с франц./ Под ред., с вступит, статьей и коммент. Ю.С.Степанова. М: Прогресс, 1974. - 447 с.

11. Бломквист Е.А. История изучения в России языков севе-ро-американских индейцев (из архива МАЭ). Сборник Музея антропологии и этнографии, 1975, т.31, с.94-117.

12. Бодуэн де Куртенэ И.А. Некоторые отделы "сравнительной грамматики" славянских языков. Избр.тр. по общему языкознанию: В 2-х т. - М.: изд. АН СССР, 1963, :т.1, с.118-126.

13. Бондарко А.В. Теория морфологических категорий. Л.: Наука, 1976. - 255 с.

14. Булыгина Т.В. Проблемы теории морфологических моделей.- М.: Наука, 1977. 288с.

15. Бахтин Н.Б. "Свернутые" предложения в эскимосском языке. В кн.: Происхождение аборигенов Сибири и их языков: Материалы Всесоюзной конференции 3-5 июня 1976 г. - Томск: Б.и., 1976, с. 22-25.

16. Бахтин Н.Б. Некоторые особенности двуязычия на Командорских островах, 1984 (в печати).

17. Бахтин Н.Б., Володин А.П. Эргативность и механизм глагольного согласования (опыт типологии), 1984 (в печати).

18. Вдовин И.С. История изучения палеоазиатских языков. -М.;Л.: Изд. АН СССР, 1954. 166 с.

19. Вдовин И.С. К вопросу о цроисхоядении названия "алеут".- Страны и народы Востока, 1968, вып.6, с.101-105.

20. Вдовин И.С., Терещенко Н.М. Очерки истории изучения палеоазиатских и самодийских языков. Л.: Учпедгиз, 1959. -117 с.

21. Вениаминов И.Е. Записки об островах Уналашкинскогоотдела: 4.1-3. СПб.: Б.и., 1840. - 368 с. + 413 с. + 155 с.

22. Вениаминов И.Е. Опыт грамматики алеутско-лисьевского языка. СПб.: Тип. Академии Наук, 1846. - 120 с.

23. Володин А.П. Ительменский язык. Л.: Наука, 1976. -425 с.

24. Володин А.П., Храковский B.C. Типология морфологических категорий глагола (на материале агглютинативных языков). В кн.: Типология грамматических категорий: Мещаниновские чтения/ Отв.ред. В.Н.Ярцева. - М.: Наука, 1975, с.170-196.

25. Володин А.П., Храковский B.C. Об основаниях выделения грамматических категорий (время и наклонение). В кн.: Проблемы лингвистической типологии и структуры языка/ Отв.ред.

26. В.С.Храковский. Л.: Наука., 1977, с.42-54.

27. Володин А.П., Храковский B.C. Парадигма императивных форм (опыт исчисления). Уч. зап. Тартуского гос. ун-та. Грамматические и лексико-семантические проблемы описания языка: Труды по русской и славянской филологии, вып.651. - Тарту, 1983, с.3-20.

28. Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику: Пер.с англ./ Ред. и вступ.ст. В.А.Звегинцева. М.: Изд. иностр. ^ лит., 1959. - 486 с.

29. Дамения М.Е. Структурные модели глагольных морфем и теоретические основы их дефиниции (по материалам современного литературного грузинского языка): Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Тбилиси: 1975. - 39 с.

30. Джавадов A.M. оглы Поряцок языковых единиц (на. материале азербайджанского языка): Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Баку, 1975. - 66 с.

31. Джикия М.С. Морфологическая структура слова в турецком языке (ранговая структура аффиксальных морфем): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тбилиси, 1975. - 26 с.

32. Емельянова Н.М. К вопросу о конверсии в эскимосском языке. Изв. АН СССР, сер. лит. и яз., т.23, вып.1, 1964, с.36-43.

33. Зайцева Е.М. Соотношение морфологических и семантических свойств глагольных грамматических категорий (на материале кавказских языков): Автореф. дис. . канд. филол. наук. М.: изд. МГУ, 1983. - 29 с.

34. Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. М.: Наука, 1967. - 370 с.

35. Зиндер Л.Р. Общая фонетика. 2-е изд. - М.: Высшая школа, 1979. - 312 с.

36. Иохельсон В.И. Заметки о фонетических и структурных основах алеутского языка. Изв. АН, 1912, сер.6, J5 17,с.1031-1046.

37. Иохельсон В.И. Алеутский язык в освещении грамматики Вениаминова. Изв. АН, 1919, сер.6, II 2, с.133-154.

38. Иохельсон В.И. Материалы по изучению алеутского языка, и фольклора. Том I. Образцы народной словесности; вып.1. Тексты на уналашкинском наречии. Пг.: Б.и., 1923. - 28 с.

39. Иохельсон В.И. Унанганский (алеутский) язык. В кн.: Языки и письменность народов Севера/ Под общей ред. Я.П.Аль-кора. Ч.З: Языки и письменность палеоазиатских народов /Ред. Е.А.Крейнович. - М.;Л.: Гос. уч.-пед. изд., 1934, с.129-148.

40. Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 г. Национальный состав Камчатской области. Петропавловск-Камчатский, 1981.

41. Кибрик А.Е. Соотношение формы и значения в грамматическом описании. Предварительные публикации/ Ин-т рус.яз. АН СССР, Проблемная группа по эксперимент, и приклад, лингвистике, 1980а., вып. 132, с.3-10.

42. Кибрик А.Е. О семантической мотивированности рангового распределения морфем. В кн.: Тез. рабочего совещ. по морфеме (ноябрь 1980 г.). - М.: Наука, 1980, с.64-66.

43. Кубрякова Е.С. Основы морфологического анализа (на материале германских языков). М.: Наука, 1974. - 318 с.

44. Кузнецова А.И. Существуют ли в русском языке корневые морфемы, специфичные только для имени или для глагола? В кн.: Язык и человек. Сб. статей памяти проф. П.С.Кузнецова.-М.: изд. МГУ, 1970, с.157-163.

45. Кумахов М.А. Дистрибутивный анализ полисинтетического комплекса. Вопросы языкознания, 1965, 5, с.112-117.

46. Кумахов М.А. Словоизменение адыгских языков. М.: Наука, 1971. - 342 с.

47. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику: Пер. с англ./ Под ред. и с предисл. В.А.Звегинцева. М.: Прогресс, 1978. - 544 с.

48. Лисянский Ю.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 годах на. корабле "Нева" / Вступ.ст. и примеч. А.И. Алексеева. 3-е изд. - Владивосток: Дальневосточное кн. изд., 1977. - 232 с.

49. Ляпунова Р.Г. Очерки по этнографии алеутов (конец 18 первая половина 19 в.). - Л.: Наука, 1975. - 200 с.

50. Меновщиков Г.А. Эскимосско-алеутские языки. В кн.: Младописьменные языки народов СССР. - М.;Л.: изд. АН СССР,1959, с.300-317.

51. Меновщиков Г.А. Эскимосско-алеутские параллели. Уч. зап. Ленинградского гос. пед. ин-та им. А.И.Герцена, т.167,1960, с.171-192.

52. Меновщиков Г.А. Грамматика языка азиатских эскимосов,

53. Фонетика., морфология именных частей речи. М.;Л.: Изд. АН СССР, 1962. - 300 с.

54. Меновщиков Г.А. К вопросу о проницаемости грамматического строя языка. Вопросы языкознания, 1964, J£ 5, с.100-106.

55. Меновщиков Г.А. Новые данные о языке алеутов Командорских островов. Известия Сибирского отд. АН СССР, сер. общественных наук, $ I, вып.1, 1965, с.84-92.

56. Меновщиков Г.А. Грамматика языка азиатских эскимосов,

57. Глагол, причастие, наречие, служебные слова. Л.: Наука, 1967. - 288 с.

58. Меновщиков Г.А. Об основных конструкциях простого предложения в эскимосско-алеутских языках. В кн.: Эргативная конструкция предложения в языках различных типов. (Исследования и материалы). - Л.: Наука, 1967а, с.261-268.

59. Меновщиков Г.А. Алеутский язык. В кн.: Языки народов СССР, т.5: Монгольские, тунгусо-маньчжурские и палеоазиатские языки. - Л.: Наука, 1968, с.386-406.

60. Меновщиков Г.А., Храковский B.C. Каузативные глаголы и каузативные конструкции в эскимосском языке. Вопросы языкознания, 1970, № 4, с.102-110.

61. Меновщиков Г.А. Эскимосско-алеутские языки и их отношение к другим языковым семьям. Вопросы языкознания, 1974, II I, с.46-59.

62. Меновщиков Г.А. 0 двух аспектах выражения пространственных отношений в алеутском языке. В кн.: Языки и топонимия, вып.2. - Томск: изд. Томского университета, 1976, с. 513.

63. Меновщиков Г.А. Алеутско-русский словарь. В кн.: Языки и топонимия. - Томск: Б.и., 1977, с.137-198.

64. Меновщиков Г.А. Эскимосско-алеутские языки. В кн.: Языки Азии и Африки, т.З/ Отв.ред. Г.Д.Санжеев. - М.: Наука, 1979, с.264-294.

65. Меновщиков Г.А. 0 происхождении этнонима "алеут". -Советская этнография, 1980, $ I, с.109-116.

66. Мещанинов И.И. Глагол. Л.: Наука, 1982. - 272 с.

67. Миллер Дж.А. Магическое число семь плюс или минус два. Цит. по кн.: Инженерная психология / Отв. ред.

68. А.Н.Леонтьев. М.: изд. МГУ, 1964, с. 271-282.

69. Милославский И.Г. Вопросы словообразовательного синтеза. М.: изд. 1ЯУ, 1980. - 296 с.

70. Недялков В.П., Сильницкий Г.Г. Типология морфологического и лексического каузативов. В кн.: Типология каузативных конструкций: Морфологический каузатив/ Отв.ред. А.А.

71. Холодович. Л.: Наука, 1969, с.20-50.

72. Недялков В.П., Яхонтов С.Е. Типология результативных конструкций. В кн.: Типология результативных конструкций (результатив, статив, пассив, перфект)/ Отв.ред. В.П.Недялков. - Л.: Наука, 1983, с.5-40.

73. Нецветов Я. Русско-алеутский словарь: составлен в 1840 году на основе атхинского диалекта (копия; хранится в архиве сектора, палеоазиатских и самодийских языков Ленингр. отд. Института языкознания АН СССР).

74. Орлова Е.П. Солнца восход: Первый букварь на алеутском языке, 1931 (рукопись; копия хранится в архиве сектора палеоазиатских и самодийских языков Ленингр. отд. Института языкознания АН СССР).

75. Падучева. Е.В. ТОЖЕ и ТАКЖЕ: взаимоотношение актуального членения и ассоциативных связей. Предварительные публикации/ Ин-т рус.яз. АН СССР, Проблемная группа по эксперимент. и приклад, лингвистике, 1974, вып.55, с.1-14.

76. Пине с В.Я. Исчисление личных глагольных словоформ турецкого языка. В кн.: Проблемы грамматического моделирования/ Отв.ред. А.А.Зализняк. - М.: Наука, 1973, с.211-221.

77. Ревзин И.И., Юлдашева Г.Д. Грамматика порядков и ее использования. Вопросы языкознания, 1969, JS I, с.42-56.

78. Реформатский А.А. 0 реальности модели. В кн.: Проблемы лингвистической типологии и структуры языка/ Отв.ред. В.С.Храковский. Л.: Наука, 1977, с.3-10.

79. Сарычев Г.А. Путешествие по Северо-Восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану/ Под ред. и со вступ.ст. Н.Н.Зубова. М.: Гос.изд.географ.лит., 1952. -326 с.

80. Сильницкий Г.Г. Структура глагольного значения и ре-зультатив. В кн.: Типология результативных конструкций (результатив, статив, пассив, перфект)/ Отв.ред. В.П.Недял-ков. -Л.: Наука, 1983, с.54-66.

81. Скорик П.Я. Грамматика чукотского языка, ч.2. Глагол, наречия, служебные слова. Л.: Наука, 1977. - 376 с.

82. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. М.: Изд. лит. на иностр.яз., 1956. - 260 с.

83. Сорокина И.П. Морфология глагола энецкого языка: Ав-тореф.дис. . канд.филол.наук. Л., 1975. - 20 с.

84. Стегний В.А. Морфологическая структура глагола в языке кламат: Автореф.дис. . канд.филол.наук. М., 1983. -20 с.

85. Суворов Е.К. Командорские. острова и пушной цромысел на них. СПб.: Б.и., 1912. - 324 с.

86. Типология каузативных конструкций: Морфологический каузатив/ Отв.ред. А.А.Холодович. Л.: Наука, 1969. - 312 с.

87. Уорф Б.Л. Грамматические категории: Пер. с англ. -В кн.: Принципы типологического анализа языков различного строя/ Отв.ред. Б.А.Успенский. М.: Наука, 1972. - с.44-62.

88. Файнберг Л.А. Общественный строй у эскимосов и алеутов от материнского рода к соседской общине. М«: Наука, 1964. - 258 с.

89. Файнберг JI.А. Происхождение эскимосов и алеутов. -В кн.: Этногенез народов Севера. ГЛ.: Наука, с.227-241.

90. Хлебников К.Т. Русская Америка в неопубликованных записках К.Т.Хлебникова./ Сост., введение и комментарий Р.Г. Ляпуновой и С.Г.Федоровой. Л.: Наука, 1979, - 280 с.

91. Холодович А.А. Залог I: Определение. Исчисление. В кн.: Холодович А.А. Проблемы грамматической теории. - Л.: Наука, 1979, с.277-292.

92. Холодович А.А. К вопросу о доминанте предложения.

93. В КН.: Studies in General and Oriental Linguistics. Presen -ted to Shiro Hattori on the Occasion of His Sixtieth Birth -day.-Tokyo , 1970, p.318-324 (перепечатано в кн.: Холодович А.А. Проблемы грамматической теории. Л.: Наука, 1979, с.277-292).

94. Холодович A.A. Miscellanea Marginaliaque . В КН.:

95. Типология пассивных конструкций: Диатезы и залоги/ Отв.ред. А.А.Холодович. Л.: Наука, 1974, с.362-378.

96. Храковский B.C. Диатеза и референтность (К вопросу о соотношении активных, пассивных, рефлексивных и реципрокных конструкций). В кн.: Залоговые конструкции в разноструктур-ных языках/ Отв.ред. В.С.Храковский. - Л.: Наука, 1981, с.5-38.

97. Храковский B.C. Пассивные конструкции. В кн.: Типология пассивных конструкций: Диатезы и залоги / Отв.ред.

98. А.А.Холодович. Л.: Наука, 1974, с.5-45.

99. Черемисина М.И. Некоторые вопросы теории сложного предложения в языках разных систем: Учебное пособие. Новосибирск: Б.и., 1979. - 83 с.

100. Шадури И.И. Ранговая структура морфем абхазского литературного языка. (Система переходных глаголов): Автореф. дис. . канд.филол.наук. Тбилиси, 1976. - 25 с.

101. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. 2-е изд. -Л.: Учпедгиз наркомпроса РСФСР, 1941. - Гл.З. Синтаксис частей речи. Вводная часть, с.420-434.

102. Щерба. Л.В. Фонетика французского языка: Очерк французского произношения в сравнении с русским. 3-е изд. -М.: Изд. лит. на иностр.яз., 1948. - 288 с.

103. Щербак A.M. 0 методике морфологического описания языка. Вопросы языкознания, 1963, $ 5, с.31-38.

104. Щербак A.M. Последовательность морфем в словоформе как предают специального лингвистического исследования. -Воцросы языкознания, 1983, II 3, с.39-43.

105. Эдельман Д.И. К проблеме "язык или диалект" в условиях отсутствия письменности. В кн.: Теоретические основы классификации языков мира/ Отв.ред. В.Н.Ярцева. - М.: Наука, 1980, с.127-147.

106. Якобсон P.O. Шифтеры, глагольные категории и русский глагол: Пер. с англ. В кн.: Принципы типологического анализа. языков различного строя/ Отв.ред. Б.А.Успенский. - М.: Наука, 1972, с.95-113.

107. Яковлев Н.Ф., Ашхамаф Д.А. Грамматика, адыгейского литературного языка. М.;Л.: Изд. АН СССР, 1941. - 463 с.

108. Яхонтов С.Е. Оценка степени близости родственных языков. В кн.: Теоретические основы классификации языков мира/ Отв.ред. В.Н.Ярцева. - М.: Наука, 1980, с.148-157.

109. Bergsland K. Some Problems of Aleut Phonology. -In: For Roman Jakobson: Essays on the Occasion of His Sixtieth Birthday, 11 October 1956. The Hague: Mouton, 1956, p. 38-43.

110. Bergsland K. The Uralic "Half-Eye" in the light of Eskimo-Aleut. Ural-Altaische Jahrbucher/ Wiesbaden, 1956 a, vol. 28, p. 165-172.

111. Bergsland K. Aleut and Proto-Eskimo. Proceedings of the 32th International Congress of Americanists (Copenhagen 1956), 1958, p. 624-631.

112. Bergsland K. Aleut dialects of Atka and Attu. -Transactions of the American Philosophical Society, 1959, Few Series, vol. 49, pt. 3, Р» 3-128.

113. Bergsland K. Morphological analysis and syntactical reconstruction in Eskimo-Aleut. In: Proceedings of the 9th International Congress of Linguists (Cambridge, 1962). -The Hague; Paris: Mouton, 1964, p. 1009-1015.

114. Bergsland K. A problem of transformation in Aleut.- Word, 1969, vol. 25, Nos. 1-2-3, p. 24-38.

115. Bergsland K. An aspect of subordination in Aleut.- In: Studies in General and Oriental Linguistics. Presented to Shiro Hattori on the Occasion of His Sixtieth Birthday/ Ed. by R.Jakobson and Sh. Kawamoto. Tokyo: TEC Company,1.d., 1970, p. 10-20.

116. Bergsland K. Aleut deixis. Norwegian Journal of Linguistics/ Norsk Tidsskrift for Sprogvidenskap, 1973» vol. 27, No. 1, p. 7-14.

117. Bergsland K. Atkan Aleut-English Dictionary. -Anchorage: Univ. of Alaska National Bilingual Materials Development Center, 1980. 161 p.

118. Bergsland K., Vogt H. On the validity of glotto-chronology. Current Anthropology, 1962, vol. 3, No. 2, p. 115-153.

119. Bergsland K., Dirks M. Introduction to Atkan Grammar and Lexicon. Anchorage: Univ. of Alaska National Bilingual Materials Center, 1978. - 237 P«

120. Bergsland К., Dirks M. Atkan Aleut School Grammar. Anchorage: Univ. of Alaska National Bilingual Materials Development Center, 1961. - 166 p.

121. Black L. Early history. Alaska Geographic. The Aleutians, 1980, vol. 7, Ho. 3, p. 82-89, 92-105.

122. Bonnerjea R. Is there any relationship between Eskimo-Aleut and Uralo-Altaic ? Acta Linguistica Academiae Scientiarum Hungaricae, 1971, vol. 21, nos^ 3-4, p. 401-407.

123. Bonnerjea R. Some probable phonological connections between Uralo-Altaic and Eskimo-Aleut. Orbis, 1975, vol. 24, pt. 1, Ho. 2, p. 251-275.

124. Bonnerjea R. A comparison between Eskimo-Aleut and Uralo-Altaic demonstrative elements, numerals, and other related semantic problems. International Journal of American Linguistics, 1978, vol. 44, No. 1, p. 40-55.

125. Collins H.B., Clark A.H., Walker E.H. The Aleutian Islands: Their People and Natural History. Washington: Smithsonian Institution (War Background Studies No. 21), 1945. - 131 p.

126. Dumond D. On Eskaleutian Linguistics,Archeology, Prehistory. American Anthropologist,1965,vol.67,p.1231-57.

127. Fortescue M. Endoactive-Exoactive Markers in Eskimo-Aleut, Tungus and Japanese an investigation into common origins. - Etudes/Inuit/Studies, 1981, vol. 5, Suppl. Issue, 1981, p. 5-42.

128. Fortescue M. Reconstruction of Eskimo-Aleut Mood Markers. Copenhagen: Institut for Eskimologi, 1984. -117 p.

129. Jochelson W. The Aleut language and its Relation to the Eskimo dialects. Proceedings of the 18th International Congress of Americanists (London), 1912, pt. 1, p. 96-104.

130. Jochelson W. The instrumental and the comitative in the Aleut language. Language, 1927, No. 3» P• 9-11*

131. Jochelson W. Essay on the Grammar of the Aleut Language, 1930 (ms.).143» Jakobson E. A note on Aleut speech sounds. -Bulletin of the New York Public Library, No. 48, 1944, p. 677-680.

132. Krauss M.E. Eskimo-Aleut. Current Trends in Linguistics 3 The Hague: Mouton, 1973, vol. 10, No. 2, p. 796-902.

133. Laughlin W.C. Generic problems and new evidence in the anthropology of the Eskimo-Aleut Stock. Arctic Institute of North America. Technical paper No. 2, December 1962, p. 100-181.

134. Laughlin W.C. The earliest Aleuts. Anthropological Papers of the University of Alaska, 1963, vol. 10, No. 2, p. 73-91.

135. Laughlin W.C. Eskimos and Aleuts: their origins and evolution. Science, 1963 a, vol. 142, Ho. 3593, Nov.8, p. 633-645.

136. Igapunova E.G. Ethnohistoire des Aleoutes des iles du Commandeur. Inter-Nord, 1982, N. 6, p. 189-203.

137. Marsh G., Swadesh M. Kleinschmidt Centennial V: Eskimo Aleut correspondences. International journal of American Linguistics, 1951, vol. 17, No. 4, p. 209-216.

138. Miller D.G. Reconstruction in the Eskimo-Aleut verbal system. In: Papers on Eskimo and Aleut Linguistics3 /Ed. by E.P.Hamp. - Chicago: Chicago Linguistic Society, 1976, p. 179-201.

139. Motsch W. Zur Stellung der "Wortbildung" in einem formalen Sprachmodell. Studia Grammatics, I. /Berlin, 1962, S. 96-108.

140. Pfizmaier A. Die Sprache der Aleuten und Euchsin-seln. Sitzungsberichte der Eaiserlichen Akademie der Wis-senschaften. Philosophische-Historische Classe, 1884, Bd. CV, Hf. I, S. 105-106.

141. Sadock J.M. Noun incorporation in Greenlandic. -Language, 1980, vol. 56, No. 2, p. 300-319»

142. Sauer M. An Account of a Geographical and Astronomical Expedition to the Northern Parts of Russia. Perfomed by Commodore Joseph Billings In the Years 1785; etc. to 1794. London, 1802. - 332 p. + Appendix 58 p.

143. Swadesh M. Some new glottochronological dates for

144. Amerindian linguistic groups. Proceedings of the 32th International Congress of Americanists. (Copenhagen, 1956)» -Copenhagen, 1958, p. 671-674.

145. Thalbitzer W. Is there any connection between the Eskimo language and Uralien? Atti del 22 Congresso Internationale degli Americanisti (Roma, 1926), vol. 2. - Roma, 1928, p. 384-392.

146. Thalbitzer W. Uhlenbeck*s Eskimo-Indoeuropean hypothesis. A critical revision. Travaux du Cercle Linguis-tique de Copenhague, 1944, vol. 1, p. 66-96.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 286941