Мотивы художественной прозы и драматургии Леонида Андреева тема диссертации и автореферата по ВАК 10.01.01, кандидат филологических наук Корнеева, Елена Валерьевна

Диссертация и автореферат на тему «Мотивы художественной прозы и драматургии Леонида Андреева». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 84128
Год: 
2000
Автор научной работы: 
Корнеева, Елена Валерьевна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Елец
Код cпециальности ВАК: 
10.01.01
Специальность: 
Русская литература
Количество cтраниц: 
171

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Корнеева, Елена Валерьевна

Введение.

Глава I Формирование философских и художнических взглядов

Леонида Андреева.

Глава II Особенности функционирования инвариантных мотивов-символов в художественной системе Леонида Андреева (на примере мотивов тьмы, танца, тайны, игры).

§ 1 Мотив тьмы в художественной системе Леонида Андреева

§ 2 Мотив танца в художественной системе Л.Н.Андреева

§ 3 Мотив тайны в повести Леонида Андреева "Жизнь Василия Фивейского".

§ 4 Мотив игры в произведениях Л. Андреева.

§ 5 Контаминация мотивов-символов в повести 1913 года

Он. Рассказ неизвестного".

Глава 3 Особенности функционирования библейских мотивов в произведениях Леонида Андреева.

§ 1 Ветхозаветные мотивы в произведениях Леонида Андреева.

§ 2 Евангельские мотивы в произведениях Леонида Андреева

§ 3 Образ дьявола в произведениях Леонида Андреева

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Мотивы художественной прозы и драматургии Леонида Андреева"

Леонид Андреев относится к той группе писателей рубежа Х1Х-ХХ веков, чье творческое наследие в полном объеме только сейчас становится доступным для широкого круга исследователей. Поэтому именно теперь, в сходной ситуации конца века и начала нового тысячелетия, изучение его творчества, ставшего сгустком многих литературных течений XX столетия, весьма актуально.

Творчество Леонида Андреева - яркая страница в истории русской литературы. Этот оригинальный художник занимал особое место среди русских писателей начала века. Необычайная популярность при вступлении на литературное поприще сменялась периодами охлаждения к нему читателей, но на протяжении первых десятилетий XX века его творчество продолжало волновать современников, вызывая то восторг, то негодование. Показательно, что в "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона (1911-1916 гг.) Леониду Андрееву посвящена довольно объемная статья С. Венгерова, в которой он назван "даровитым писателем" (24, 310). Многие современники признавали в нем талант, но пытались "втиснуть" в прокрустово ложе официальных литературно-художественных течений. После событий 1917 года очутившийся в вынужденной эмиграции в Финляндии, писатель тяжело переносил разлуку с Россией. Он оказался в ситуации "меж двух огней": эмиграция не принимала его, возврат на Родину оказался невозможен. В 1919 году Андреев умер, "счастливо" избежав судьбы многих неординарных писателей России.

Произведения этого яркого художника слова всегда вызывали пристальный интерес критиков и исследователей: дореволюционная литература об Андрееве - это сотни статей, рецензии, книги. Среди своих современников он был заметной фигурой, практически каждое его новое произведение сразу же становилось предметом дискуссий критиков разных направлений, причем чаще его упрекали и те, и другие. Марксистская критика обращала внимание прежде всего на социальную проблематику его сочинений, поддерживая молодого писателя. Однако вскоре эта критика стала обвинять автора в "предательстве" и "мародерстве", не сумев оценить и понять его поисков в сфере художественной формы, необычных экспрессивных образов, отход от реалистических принципов изображения. По мнению В. Воровского, мысль Андреева, пораженная ужасом, поработила его художественное творчество, что и привело к отходу от реализма.

В работах М. Волошина, А. Блока, М. Горького, К. Чуковского раскрывалось своеобразие его художественной манеры, особенности мировоззрения, определялось место писателя в русской литературе.

Критики и литераторы религиозно-философского направления возмущенно отмечали в произведениях Андреева вольное изложение библейских историй. Однако, резко высказываясь по поводу "кощунственного" обращения писателя с образами и сюжетами Книги Книг, Д. С. Мережковский отмечал, что Андреев интуитивно почувствовал важность постановки проблемы отношений Бога и человека.

Многие были едины в оценке художественности произведений писателя, они отмечали контрастность и гиперболичность образов, дисгармонию, присутствовавшую в сочинениях Андреева. Показательна небольшая книга Т. Я. Ткачева "Патологическое творчество (Леонид Андреев)", в которой автор дал резко отрицательную оценку произведениям, затрагивающим философские аспекты и основы христианства. Т. Я. Ткачев утверждал, что мотивы творчества Андреева "питаются патологией, они не художественны, а патологичны" (243, 25). И тем не менее исключительную популярность этого автора, его влияние на современников признавали все.

В первые послеоктябрьские десятилетия было опубликовано много документов, биографических и библиографических материалов, воспоминаний, среди которых "Книга о Леониде Андрееве" (1922) и "Реквием. Сборник памяти Л. Андреева" (1930). В конце 20-х годов появляются работы, в которых писатель рассматривается как предтеча экспрессионизма: И. Иоффе "Культура и стиль" (1927), К. Дрягин "Экспрессионизм в России: (Драматургия Леонида Андреева)" (1928). "Анализируя его драматургию, ученые сумели увидеть в ее гиперболичности, гротесковости, контрастности, схематичности и т. п. не художественный изъян или отсутствие вкуса, а новаторство творческого метода писателя." (202, 5).

В 30-е и 40-е годы ".Андреев, как и многие другие русские писатели: И Бунин, С. Есенин, Б. Зайцев, Е. Замятин - был отлучен от русского читателя, и редкие высказывания о нем в критике носили только негативный характер" (195, 3). Новое обращение к наследию художника приходится на конец 50-х годов: в 1959 году выходит книга Л. Н. Афонина "Леонид Андреев", в которой творчество писателя рассматривается в хронологическом порядке с учетом биографических фактов.

Перед исследователями наследия Андреева во второй половине XX века стояла задача реабилитации писателя-эмигранта, поэтому естественно их внимание к определенным аспектам его наследия: к социальной проблематике его произведений, что имеет место в содержательной монографии Ю. В. Бабичевой "Драматургия Л. Н. Андреева эпохи первой русской революции"; в 80-е годы сопоставление художественного наследия автора с произведениями его предшественников и современников предпринял в объемной работе "Леонид Андреев и традиции русского реализма" В. И. Беззубов, обративший внимание на созвучия в творчестве писателя с наследием Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Чехова, А. Блока, М. Горького. Показательно, что ученые вынуждены были фиксировать внимание на демократической, гуманистической и реалистической сторонах творчества Андреева. В различных учебниках и коллективных трудах по истории русской литературы наследие этого оригинального художника рассматривалось в разделе "Реализм", тем самым упрощалось и схематизировалось сугубо авторское видение мира.

Попытку преодолеть односторонний подход к творчеству Андреева предпринял в 70-е годы В. А. Келдыш в работе "Русский реализм начала XX века". Он рассматривает художественную систему писателя как промежуточное явление "двойной эстетической природы" (142, 211), в которой синтезировались реалистические, символистские и экспрессионистические принципы изображения жизни: ". Андреев всегда оставался "пестрым" художником. И "пестрота" эта - не только индивидуальный казус, но явление интересное с точки зрения типологии литературного процесса в XX веке, причем на всем протяжении деятельности писателя" (142, 215). В. А. Келдыш в монографии рассматривает в основном произведения Андреева 1890-1910 годов, поздняя проза и драматургия анализируются недостаточно подробно. Подобный подход к рассмотрению творчества художника был продолжен в работе Л. А. Иезуитовой, которая в 70-е годы предприняла комплексный анализ произведений писателя в монографии "Творчество Леонида Андреева (1892-1906)"; исследователь акцентировал внимание на проблеме экспрессионизма в наследии автора. Несомненным достоинством работы является рассмотрение корпуса его публицистических и художественных текстов в совокупности.

Современных исследователей привлекают разные аспекты изучения творческого наследия писателя: в учебном пособии И. И. Московкиной "Проза Леонида Андреева. Жанровая система, поэтика, художественный метод" (1994) произведения писателя рассматриваются с учетом своеобразия жанровой системы, поэтики и художественного метода в контексте предшествующей реалистической и современной Андрееву символистской литературы. Вышедшая в том же году монография Е. А. Михеичевой "О психологизме Леонида Андреева" посвящена исследованию приемов и средств психологического анализа, при этом уясняется их зависимость от типа мышления писателя, его художнических поисков, концепции личности. На основе сравнительного анализа текстов выявляется углубление и усложнение психологизма по мере жанровой эволюции творчества писателя. В работе преобладает целостный анализ художественных текстов.

Дополнительным стимулом к всестороннему исследованию произведений Л. Н. Андреева послужили проведенные в 70-80-х годах Андреевские конференции и издание материалов этих научных форумов. В 1996 году в нашей стране были проведены две юбилейные конференции: в Орле и Санкт-Петербурге. Материалы Орловской конференции составили сборник "Эстетика диссонансов". Вероятно, актуализацию интереса к творчеству Андреева можно объяснить как сходной ситуацией рубежа веков, некоего перелома, распада, так и выявлением в творчестве современных авторов тех тенденций, которые имели место в произведениях Андреева, созданных в начале нынешнего столетия. В какой-то мере наследие художника является частью "возвращенной" литературы, в последние десятилетия активно включается в вузовскую и школьную программы.

Среди множества работ, посвященных исследованию творчества Л. Н. Андреева как в начале века, так и в наше время, встречаются указания на присутствие в художественной системе автора отдельных символических образов, использование библейских сюжетов. Однако работ, в которых бы во главу ставилась задача исследования функционирования устойчивых мотивов в произведениях художника, до настоящего времени не было. Данное диссертационное исследование - попытка восполнить этот пробел.

Текст позволяет реконструировать не только художественный мир автора, но и ту действительность, в которой он ощущал себя", - утверждает И. В. Фоменко, который считает, что "создание художественного произведения и есть, по сути, стремление к адекватному воплощению мироощущения через комбинацию слов, закрепляющих авторское ощущение мира" (250, 38-39). Поэтому выявление ведущих мотивов и особенностей их функционирования в различных текстах Леонида Андреева позволит нам прояснить вопрос об особенностях мировоззрения писателя и его художественном мире.

Философское содержание произведений Л. Н. Андреева включает проблемы отчуждения и одиночества человека, смысла жизни, борьбы Добра и Зла, хаоса и гармонии. Эти проблемы так или иначе присутствуют в каждом сочинении писателя, определяя особенности его поэтики, влияя на выбор тем и мотивов. Исследователи выделяют в наследии прозаика и драматурга произведения реалистические и модернистские, однако присутствие в них устойчивых мотивов позволяет рассматривать сочинения художника как единую структурно-смысловую систему, что позволяет по-новому раскрыть смысловой потенциал отдельных произведений и всего творчества.

Проблема мотива является одной из чрезвычайно значимых в современном литературоведении, так как подобный подход в исследованиях дает возможность по-новому интерпретировать художественный текст, рассматривая его как элемент системы текстов конкретного автора, литературно-художественного направления или литературной эпохи. Если анализировать тексты отдельного писателя как единый метатекст, порожденный определенной индивидуальностью, то при этом в нем естественно обнаруживаются устойчивые мотивы, иллюстрирующие авторскую модель бытия. "Мотив более прямо, чем другие компоненты художественной формы, соотносится с миром авторских мыслей и чувств, но в отличие от них Лишен относительно "самостоятельной" образности, эстетической завершенности" (33, 230). Таким образом, мотив является одной из форм проявления авторского сознания, способствует созданию авторской модели мира. "Мотив может быть выделен как в пределах одного или нескольких произведений писателя (например, определенного цикла), так и в контексте всего его творчества, а также какого-либо литературного направления или литературы целой эпохи" (33, 230). Сам термин "мотив" имеет множество вариаций истолкования, современные исследователи используют его в разных значениях.

Этот термин генетически восходит к музыке, где понимается как "мельчайшая часть мелодии, гармонического последования, которая обладает смысловой цельностью и может быть узнана среди множества других аналогичных построений. Мотив представляет и определенную конструктивную единицу. Как правило, мотив заключает в себе одну сильную долю и поэтому часто равен одному такту" (38, 695). Из музыки понятие "мотив" пришло и в науку о литературе. Его стали связывать с личностью и мировоззрением автора, с анализом целостной структуры произведения. Как уже было сказано, мотив в отличие от других компонентов художественной формы тесно связан с миром авторских мыслей и чувств. А будучи лишенным "самостоятельной" образности, он "только в процессе конкретного анализа "движения" мотива, в выявлении устойчивости и индивидуальности его смыслового наполнения. обретает свое художественное значение и ценность" (33, 230).

В современном литературоведении существуют разные точки зрения, связанные с термином "мотив", порой они совершенно противоречивы. Но этот термин активно используется исследователями, причем в неодинаковых своих значениях. Первым обратился к проблеме мотива основоположник исторической поэтики А. Н. Веселовский, который определял мотив как неразлагаемую далее единицу сказочного повествования, повторяющуюся схематическую формулу, ложащуюся в основу сюжетов. По мнению исследователя, "такого рода мотивы могли зарождаться самостоятельно в разноплеменных средах; их однородность или их сходство нельзя объяснить заимствованием, а однородностью бытовых условий и отложившихся в них психологических процессов" (87, 301).

Таким образом, по Веселовскому, мотив - "простейшая повествовательная единица, образно ответившая на разные запросы первобытного ума и бытового наблюдения" (87, 305). Особенность толкования им термина заключается в том, что мотив рассматривается в тесной связи с понятием сюжет, который представляет собой комплекс мотивов.

Представители исторической поэтики под мотивом разумеют простейшую содержательную (смысловую) единицу художественного текста в мифе и сказке, некую основу, из которой путем развития одного из членов мотива или комбинации нескольких мотивов вырастает сюжет.

Б. В. Томашевский определил мотив иначе: "Тема неразложимой части произведения. В сущности - каждое предложение обладает своим мотивом" (244, 182). Уточняя, исследователь отмечает: "Если . мотив повторяется более или менее часто, и особенно если он является свободным, т. е. не вплетенным в фабулу, то его называют лейт-мотивом" (244, 187). В. Я. Пропп указал на то, что в предложении может быть несколько мотивов, потому что мотив - мельчайшая семантически значимая единица литературного произведения.

Общепризнанным показателем мотива является его повторяемость. "Реальная критика" середины XIX века выделяла мотив как элемент содержания с его главным признаком - повторяемостью. В новейших исследованиях учитываются концепции и Томашевского, и Проппа. Без учета изменяемости мотив определяется в "Литературном энциклопедическом словаре": это "устойчивый формально-содержательный компонент литературного текста" (33, 230), который содержит элементы символизации и имеет словесную (и предметную) закрепленность в самом тексте. А авторы "Лермонтовской энциклопедии" делают уточнения: "Мотив - устойчивый смысловой элемент литературного текста, повторяющийся в пределах ряда фольклорных (где мотив означает минимальную единицу сюжетосложе-ния) и литературно-художественных произведений" (32, 290). Они отмечают, что "мотив может быть рассмотрен в контексте всего творчества одного или нескольких писателей, какого-либо литературного направления или литературы целой эпохи, а также отдельного произведения" (32, 290).

Н. Д. Тамарченко, Л. Е. Стрельцова рассматривают мотив как "элемент сюжета словесного художественного произведения, т. е. событие или ситуация, рассмотренные с точки зрения их повторяемости или традиционности" (240, 228). Исследователи подчеркивают, что мотив - "не особая единица сюжета, а особая характеристика двух его элементов - события и ситуации, сочетание которых обеспечивает единство прерывности и непрерывности в развертывании действия" (240, 228-229).

Ян ван дер Энг определяет мотив как "изменяющуюся повествовательную единицу, которая различным образом выражает свою семантическую функциональность по отношению к явлениям изображаемого мира (деталям действия, персонажам, среде)" (82, 205). Он подчеркивает, что "семантика мотива довольно часто зависит не только от его положения в предложении, но и от его связей с другими мотивами предыдущего или последующего текста, объединенными в вариационные сети. При этом связь мотива с рядом варьированных значащих комплексов вносит в него новые нюансы и может вызвать ориентировку на другую тематическую функцию" (82, 205).

По мнению современных исследователей В. И. Тюпы и Е. К. Ромодановской, "мотив - это прежде всего повтор. Но повтор не лексический, а функционально-семантический." (249, 6). По определению В. И. Тюпы, мотив - "единица художественной семантики, органическая клеточка художественного смысла" (249, 13). "Мотив, при его огромной эстетической и семантической значимости в художественном тексте, не имеет. собственной очерченной телесной оболочки. Он являет собой нечто вроде души, которая в конкретном тексте может обретать сюжетное, временное, пространственное или какое-то иное воплощение, не замыкая себя при этом в жестко обозначенных границах" (184, 79), - подчеркивает Н. Е. Меднис. Нам эта мысль представляется весьма значимой при анализе произведений Л. Андреева. Очень широкое определение термину дает Б. М. Гаспаров: ". в роли мотива может выступать любой феномен, любое смысловое "пятно" - событие, черта характера, элемент ландшафта, любой предмет, произнесенное слово, краска, звук и т. д.; единственное, что определяет мотив, - это его репродукция в тексте." (93, 30). Ученый подчеркивает, что мотив — это "подвижный компонент, вплетающийся в ткань текста и существующий только в процессе слияния с другими компонентами (.), его свойства вырастают каждый раз заново, в процессе самого анализа, и меняются с каждым новым шагом, с каждым изменением общей смысловой ткани" (95, 301).

В. Е. Хализев отмечает: "Этому слову, одному из опорных в музыковедении, принадлежит ответственное место и в науке о литературе. Оно укоренилось едва ли не во всех новоевропейских языках, восходит к латинскому глаголу тоуео (двигаю) и ныне имеет весьма широкий диапазон смыслов" (255, 266). В его понимании мотив -— это "компонент произведений, обладающий повышенной значимостью (семантической насыщенностью). Мотив так или иначе локализован в произведении, но при этом присутствует в формах самых разных. Он может являть собой отдельное слово или словосочетание, повторяемое и варьируемое, или представать как нечто обозначаемое посредством различных лексических единиц, или выступать в виде заглавия либо эпиграфа, или оставаться лишь угадываемым, ушедшим в подтекст" (255, 266).

В современном литературоведении наряду с термином "мотив" часто используется понятие "лейтмотив". Н. И. Колодина отмечает: "Лейтмотивом может быть не только отдельная деталь - лексическая единица, но и целое текстовое построение - высказывание, которое образует органичное единство со всем текстом и является средством опредмечивания художественной идеи. Лейтмотив примечателен тем, что повторяется в художественном произведении или отрезке произведения несколько раз в своем первозданном или измененном виде, т. е. лейтмотив приобретает варья-тивность" (156, 141). Под лейтмотивом понимается повтор в рамках одного произведения, служащий для усиления того или иного компонента текста.

Суммируя известные нам определения мотива, можно выделить основные направления интерпретации термина:

1) под мотивом понимается элемент сюжета или какой-либо определенный сюжет (легко узнаваемый, закрепленный литературной традицией);

2) мотив предметный или отвлеченный, выраженный в отдельном слове, чаще всего имеющий символическое значение, включающий в себя архетипические, культурологические и авторские семы;

3) лейтмотив — повтор семантически значимого элемента в рамках одного текста.

Примечательно появление в последние годы работ, в которых исследуется мотивная структура произведений отдельных авторов (Б. М. Гаспаров "Литературные лейтмотивы". - М., 1994; Е. А. Яблоков "Мотивы прозы М. А. Булгакова". - М., 1997; В. Ш. Кривонос "Мотивы художественной прозы Гоголя". - С-Пб., 1999; диссертация Ю. В. Доманского, посвященная архетипическим мотивам в произведениях писателей XIX века: А. С. Пушкина, Д. В. Григоровича, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого); с 1994 года на базе Новосибирского университета проводятся конференции, посвященные проблеме литературной традиции, мотивам, ведется работа по составлению "Словаря сюжетов и мотивов русской литературы".

Мы в работе будем опираться на определение мотива, данное В. И. Тюпой, учитывая при этом мнение Б. М. Гаспарова. В сфере нашего внимания находятся мотивы-символы и мотивы, связанные с библейскими сюжетами. Критерием отбора художественных текстов для анализа функционирования определенного мотива является степень значимости. Мы привлекаем те произведения, в которых определенный мотив представляется нам доминантным. В связи с этим мы не ограничиваемся определенными хронологическими рамками творчества и произведениями одного рода литературы. Объектом нашего исследования являются как эпические, так и драматические произведения. Мы не ставили задачу рассмотрения максимального количества мотивов, актуализирующихся в произведениях Л. Н. Андреева, для анализа были выбраны те из них, которые способствуют выражению авторского трагического взгляда на мир и при этом ин-версируются, приобретая необычные значения.

Наша цель - детальное выяснение и демонстрация того, как функционируют некоторые важнейшие мотивы в художественной системе Л. Андреева, как они участвуют в воплощении его поэтической мысли и в создании авторской модели бытия, что позволит осмыслить особенности оригинальной поэтики писателя, сочетающего элементы реалистической и модернистской эстетики, архетипические значения отдельных мотивов и их инверсию.

В связи с этим необходимо решить следующие задачи:

1) определить смыслообразующие роли отдельных мотивов художественной системы Л. Андреева;

2) исследовать принципы и приемы реализации рассматриваемых мотивов в произведениях разных лет;

3) выявить случаи инверсии архетипического и культурологического значений мотивов в произведениях писателя и ее назначение.

Научная новизна исследования заключается в самой постановке проблемы мотива применительно к творчеству Л. Андреева, которое рассматривается как единый метатекст. Предпринимается анализ андреевских текстов с учетом функционирования в них весьма значимого в поэтике автора мотива танца, что позволяет соотнести андреевскую модель мира с моделью мифопоэтической и обозначить связи с произведениями современников-символистов.

Методологической основой диссертационного исследования послужил комплекс литературоведческих принципов, разработанных отечественными и зарубежными учеными: М. М. Бахтиным, Ю. М. Лотманом, Е. М. Мелетинским, В. Н. Топоровым, А. К. Жолковским,

Ю. К. Щегловым, Б. М. Гаспаровым и другими, а также отдельные положения работ отечественных андрееведов: Л. Н. Афонина, А. В. Богданова, Н. П. Генераловой, Л. А. Иезуитовой, Л. Н. Кен, Е. А. Михеичевой и др. При поиске подходов к исследованию особенностей функционирования отдельных мотивов в произведениях Леонида Андреева мы учитывали результаты работ Ю. В. Доманского и Е. А. Яблокова. Механизм исследования включает в себя следующие этапы: установление символического значения мотива с учетом мифологических представлений; выявление разнообразных воплощений мотива в произведениях Л. Н. Андреева; вычленение авторских значений мотива.

16

Цели и задачи диссертации определили структуру работы: она состоит из введения, трех глав и заключения. Стоит отметить, что первая глава носит реферативный обзорный характер, чем объясняется ее краткость. Но мы посчитали необходимым ввести в работу сообщения о факторах, повлиявших на специфику творчества Л. Н. Андреева, указать на причины внимания художника к тем или иным мотивам. Исходя из двух основных направлений толкования термина "мотив", мы для удобства изучения разделили материал на две части: исследование мотивов-символов и мотивов, связанных с библейскими сюжетами.

Заключение диссертации по теме "Русская литература", Корнеева, Елена Валерьевна

Заключение

Художественное наследие Леонида Андреева вызывает в последние годы пристальный интерес исследователей. Интерпретация его произведений ведется по многим направлениям. Творческие искания этого оригинального прозаика и драматурга являются отражением сложного литературного процесса рубежа веков, связаны с определенными тенденциями в литературе того времени: поиском новых форм выразительности, вниманием к "закоулкам" подсознания личности, синтезом разнородных художественных методов.

Специфику творчества Андреева обусловили его философские и эстетические взгляды, которые сформировались в условиях кризиса религиозного сознания, вызванного социальными катастрофами начала XX века: революционными событиями, русско-японской войной 1905-1907 гг., I мировой войной, событиями 1917 года. Большое влияние на его мировоззрение оказали индивидуалистические концепции А. Шопенгауэра, Ф. Ницше. Произведения этих авторов усугубили природную предрасположенность Л. Н. Андреева к трагическому мироощущению. Важным фактором, определившим специфику восприятия мира художником, были события его личной жизни: ранняя смерть отца и необходимость взять на себя груз забот о близких, неожиданная смерть первой жены А. М. Велигорской.

Воспринявший критику христианства Шопенгауэра, идеи Ницше о сверхчеловеке, отрицание официальной церкви Толстым, Андреев часто обращался к библейским мифам, используя их для иллюстрации собственной концепции бытия. Многим произведениям художника присущ богоборческий пафос, однако несомненно, что все его творчество проникнуто страстной жаждой идеала, которого он не находил ни в жизни, ни в христианском вероучении.

Время, в которое Л. Н. Андреев вступил на литературное поприще, было периодом переоценки ценностей, отказа от традиций, идеалов. Процесс разрушения идеала часто изображался писателем в трагическом преломлении. Однако сомнения художника свидетельствуют о поиске им путей преодоления собственного трагического восприятия жизни, о поиске непреходящих ценностей.

Философские и эстетические позиции писателя обусловили выбор круга тем и мотивов его произведений, среди которых выделяются мотивы, выражающие трагическое. Основным в его художественном творчестве стала разработка моральной темы, внимание к проблемам одиночества и отчуждения личности, что нашло воплощение в оригинальной поэтике художника, синтезировавшей в себе разнородные начала, наполненной устойчивыми мотивами, которые обусловили своеобразие стиля Л. Н. Андреева.

Поскольку Л. Н. Андреев является автором, в чьем творчестве поразительным образом сочетаются следование традициям и борьба с ними, работа была посвящена исследованию особенностей функционирования в его произведениях ряда мотивов, среди которых мы выделили инвариантные мотивы-символы (тьмы, танца, тайны, игры) и сюжетные мотивы, связанные с библейскими мифами.

В произведениях Л. Н. Андреева, созданных в начале XX века, когда интерес общества к идеям христианства был чрезвычайно велик, активно использовались библейские мотивы, которые получали оригинальную интерпретацию, чаще всего резко противоречащую традиционной. Тайны человеческой жизни, загадочность судьбы, обусловленность страданий - эти проблемы волновали писателя на протяжении всей жизни. Он признавался, что в центре его внимания всегда находились вечные "проклятые" вопросы: о смысле человеческого бытия, о соотношении вины и страданий в жизни людей, о законах мира, согласно которым человек обречен на одиночество. Эти вопросы легче всего было рассматривать на знакомом всем материале, которым в начале XX века была Библия.

В результате анализа художественных текстов, в которых, на наш взгляд, мотивы-символы и библейские мотивы получили наиболее яркое воплощение, мы обнаружили следующее:

- в произведениях Л. Н. Андреева имеет место ряд мотивов символического характера, которые служат цели создания оригинальной авторской модели мира; среди них выделяются мотивы тьмы, танца, тайны, игры;

- на протяжении творческого пути писателя актуализировались те или иные семы рассмотренных мотивов-символов, подчас соединяясь в рамках одного произведения;

- в произведениях Андреева актуализировались архетипические значения мотивов, что позволяет говорить о присутствии традиции в его поэтике, но наряду с этим наблюдается и инверсия, вероятно, сознательная, служащая выражением художнической субъективности автора;

- использование писателем символических мотивов способствует суггестивности его текстов, отличающихся особой смысловой насыщенностью, при этом возникают и собственно андреевские значения, например, танец-жизнь, подчиненная страшному закону;

- мотивы-символы складываются в систему; реализуясь в произведениях разных годов, они создают своеобразный стержень, объединяющий разнородные творения автора идеей трагизма бытия и абсурдности современного мира;

- часто имеет место усиление одних мотивов другими, что и создает особую поэтику произведений писателя, для которой характерны экспрессия, передающая трагизм мировосприятия самого автора, и синтетизм, способствующий приобретению произведением искусства принципиально нового качества в результате соединения разнородных начал;

- совмещение в рамках одного произведения противоположных значений мотива способствовало созданию особой системы смыслов, выражению трагического настроения повествования (мотив танца в пьесе

Анатэма");

- большинство мотивов, соотносимых с мифологическими и архетипическими представлениями, в художественной системе Л. Андреева инверсируется, что служит выражением его мировосприятия, демонстрирует перевернутое, разрушенное состояние мира; отклонения от традиционных значений служат цели проиллюстрировать особую позицию героя и помогают воплотить в художественном тексте авторскую концепцию мира как враждебного человеку и загадочного начала;

- писателя привлекали образы персонажей одиноких, таинственных: Иуда, Самсон, Елеазар, Сатана; авторское осмысление их было связано с разрушением христианского взгляда на них; художник обращался к библейским мотивам для иллюстрации собственных сложных взглядов на мир, человека, который в произведениях прозаика и драматурга часто представал как существо аморальное, лишенное четких нравственных принципов;

146

- мотивы Ветхого и Нового Заветов Л. Н. Андреев использовал при рассмотрении проблем одиночества и отчуждения личности, которая утрачивает нравственный стержень в эпоху разрушения идеалов;

- порой в произведениях Леонида Андреева мотивы-символы дополняют мотивы-сюжеты, способствуя усилению ощущения таинственности, неоднозначности мира и человека (например, мотив танца Саломеи в пьесах "Екатерина Ивановна" и "Не убий", где происходит объединение евангельского сюжета и мотива-символа, или использование мотива танца при создании образа дьявола).

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что функционирование ряда мотивов является характерной особенностью оригинальной поэтики Леонида Андреева, который не только использовал традиционные символические и библейские мотивы, но и творчески перерабатывал их в духе собственных трагических представлений о мире и человеке. Совмещение разных значений мотива, контаминация разных сем одного мотива в произведениях прозаика и драматурга способствовали созданию особой андреевской картины мира.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Корнеева, Елена Валерьевна, 2000 год

1. Андреев Л. И. Собр. соч.: В 6 т. М.: Художественная литература, 19901996. - Т. 1-6.

2. Андреев Л. И. Дневник за 1897 г. Копия. Орловский государственный литературный музей Тургенева (ОГЛМТ), 27062 оф., ф. 12, оп. 1, № 15.

3. Андреев Л. Н. Из глубины веков (Царь). Публикация и вступительная статья Л. Н. Афонина и Л. А. Иезуитовой // Творчество Леонида Андреева. Исследования и материалы. Курск, 1983. - С. 99-130.

4. Андреев Л. Н. Письма к А. А. Измайлову (Публикация В. Гречнева) // Рус. лит. 1962. - № 3. - С. 193-201.

5. Андреев Л. Н. Письма к Вл. И. Немировичу-Данченко и К. С. Станиславскому (1913-1917) // Уч. зап. Тартуского гос. ун-та. Тр. по рус. и слав, филологии. Тарту, 1971. - Вып. 266. - С. 231-312.

6. Андреев Л. Н. Письмо к Тухиной Л. Н. ОГЛМТ, Ф. № 12, оп. 1, № 45, кп. 2634 оф.

7. Андреев Л. Н. (Планы, наброски, заметки из "Клеенчатой тетради") // Филологические записки. Воронеж, 1995. - Вып. 5. - С. 195-199.

8. Андреев В. Детство. М., 1963.

9. Андреев П. Н. Воспоминания о Леониде Андрееве // Литературная мысль. Альманах III. Л., 1925.

10. Андреева В. Дом на Черной речке. М., 1980. - 183 с.

11. Андреева В. Л. Эхо прошедшего. М., 1986.

12. Блок А. А. Собр. Соч.: В 6 т. М., 1971. - Т. 3.

13. Брусянин В. В. Леонидъ Андреевъ. Жизнь и творчество. М., 1912. -112 с.

14. Брюсов В. Я. Пляска смерти. Немецкая гравюра XV в. // Брюсов В. Я. Собрание сочинений в 7 т. М., 1974. - Т. 2. - С. 356-357.

15. Бунин И. А. Белая лошадь // Бунин И. А. Собр. соч.: В 6 т. М.: Сан-такс, 1994. - С. 279-295.

16. Горький и Леонид Андреев: Неизданная переписка // Литературное наследство. Т. 72. - М.: Наука, 1965. - 630 с.

17. Леонид Андреев в воспоминаниях Анны Ивановны Андреевой (публикация Л. Н. Кен) // Рус. лит. 1997. - № 2. - С. 77-87.

18. Ренан Э. Жизнь Иисуса. Перевод с франц. Е. Святловского. М.: Издательское предприятие "Обновление", 1991. - 336 с.

19. Телешов Н. Д. Леонид Андреев // Записки писателя. М., 1980. -С. 107-116.

20. Телешов Н. Д. "Среда". Литературный кружок // Записки писателя. -М., 1980. С. 35-65.

21. Уайльд О. Саломея // Уайльд О. Пьесы. М.: Искусство, 1960. - С. 259294.1. Справочная литература

22. Бауэр В., Дюмотц И., Головин С. Энциклопедия символов (Пер. с немецкого Г. И. Гаева. М.: КРОН-ПРЕСС, 1995. - 512 с.

23. Библейская энциклопедия. Изд. Свято-Троице-Сергиевой Лавры, 1990. - 904 с.

24. Венгеров С. А. Андреев // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (в 12 томах). Биографии. М.: Сов. Энциклопедия, 1991. Т. 1. -С. 310-317.

25. Гече Г. Библейские истории. М.: Политиздат, 1988. - 367 с.

26. История искусства зарубежных стран: Средние века и Возрождение/Под ред. Ц. Г. Нессельштраус. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Изобраз. искусство, 1982. - 664 с.

27. Квятковский А. П. Поэтический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1966. - 376 с.

28. Керлот X. Э. Словарь символов. М.: "ЯЕЕЬ-Ьоок", 1994. - 608 с.

29. Косидовский 3. Библейские сказания. Пер. с польского. Изд. 2-е. М.: Политиздат, 1968. - 456 с. с илл.

30. Косидовский 3. Сказания евангелистов. Пер. с польск. / Послесл. и примеч. И. С. Свенцицкой. 2-е изд. - М.: Политиздат. 1979. - 262 с.

31. Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. / Гл. ред. А. А. Сурков. -М.: Сов. Энциклопедия, 1967. Т. 4.

32. Лермонтовская энциклопедия / Гл. ред. В. А. Мануйлов. М.: Сов. эн-циклоп., 1981.-784 с.

33. Литературный энциклопедический словарь / Под общ. ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. М.: Сов. энциклопедия, 1987. - 752 с.

34. Миркина 3., Померанц Г. Великие религии мира. М.: "РИПОЛ", 1995.-416 с.

35. Мифологический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1991. -736 с.

36. Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. Гл. ред. С. А. Токарев. М., Сов. энциклопедия, 1987. Т. 1. - 671 с.

37. Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. Гл. ред. С. А. Токарев. М., Сов. энциклопедия, 1988. Т. 2. - 719 с.

38. Музыкальная энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1976. -Т. 3. - 1104 стб. с илл.

39. Персонажи славянской мифологии (Сост. : А. А. Кононенко, С. А. Ко-ноненко). Киев. : Корсар, 1993. - 224 с.

40. Современное зарубежное литературоведение (Страны Западной Европы и США): концепции, школы, термины. Энциклопедический справочник. М., 1996.

41. Фоли Д. Энциклопедия знаков и символов. М.: Вече, ACT, 1996. -432 с.

42. Научно-теоретическая литература

43. Амфитеатров А. Дьявол в быте, легенде и в литературе средних веков // Амфитеатров А. Дьявол. Жар-Цвет. Ташкент, 1993. - С. 4-264.

44. Арнольд И. В. Читательское восприятие интертекстуальности и герменевтика // Интертекстуальные связи в художественном тексте. Межвуз. сб. научн. трудов. СПб: Образование, 1993. - С. 4-12.

45. Арсентьева Н. Н. Леонид Андреев на пороге XX века // Вешние воды. 1996. - № 49 (сентябрь). - С. 7.

46. Арсентьева Н. Н. О природе образа Иуды Искариота // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. -С. 63-75.

47. Арсентьева Н. Н. Становление антиутопического жанра в русской литературе. М.: Изд. МПГУ им. В. И. Ленина, 1993. - 355 с.

48. Арсентьева П. Н. Творчество Л. Андреева в контексте христианской антропологии (проблема добра и зла) // Эстетика диссонансов. О творчестве Л. Н. Андреева. Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 79-86.

49. Афонин Л. Н. "Исповедь" А. Аполлова как один из источников повести Леонида Андреева "Жизнь Василия Фивейского" // Андреевский сборник: Исследования и материалы. Курск, 1975. - С. 90-101.

50. Афонин Л. Леонид Андреев. Орел: Книж. изд-во, 1959. - 224 с.

51. Бабичева Ю. В. "Дневник Сатаны" Л. Андреева как антиимпериалистический памфлет // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. - С. 75-86.

52. Бабичева Ю. В. Драматургия Л. Н. Андреева эпохи первой русской революции. Вологда: Изд-во Вологод. пединститута, 1971. - 184 с.

53. Бабичева Ю. В. Леонид Андреев толкует Библию // Наука и религия. -1969. -№ 1.-С. 38-42.

54. Бабичева Ю. В. Эволюция жанров русской драмы XIX нач. XX в. -Вологда, 1982. - 128 с.

55. Бальбуров Э. Я. Мотив и канон // Материалы к Словарю сюжетов и мотивов русской литературы: Сюжет и мотив в контексте традиции. Под ред. Е. К. Ромодановской. Новосибирск: Институт филологии СО РАН, 1998. - Вып. 2. - С. 6-20.

56. Басинский П. Русский реализм на рубеже веков // Литература. -1996. -№27.-С. 5-12.

57. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Худож. лит., 1990. - 543 с.

58. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. 2-е изд. - М.: Искусство, 1986. - 445 с.

59. Беззубов В. И. Леонид Андреев и традиции русского реализма. Таллин: Ээсти раамат, 1984. - 336 с.

60. Беззубов В. И. Смех Леонида Андреева // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. - С. 13-25.

61. Беззубов В. И., Карлик Л. С. Художественное пространство в прозе Л. Андреева 1898-1904 гг. // Уч. зап. Тартус. ун-та. Труды по рус. и слав, филологии. Тарту, 1979. - Вып. 491. - С. 59-83.

62. Белый А. Л. Н. Андреев // Белый А. Начало века. Воспоминания. В 3-х кн. Кн. 2.-М.: Худож. лит., 1990. С. 402-410.

63. Бердяев Н. А. Русская идея // Вопросы философии. 1990. - № 2. - С. 87-154.

64. Блок А. А. Безвременье // Блок А. А. Собр. соч. : В 6 т. М., 1971. -Т. 5. - С. 60-75.

65. Блок А. А. Литературные итоги 1907 года // Блок А. А. Собр. соч.: В 6 т.- М, 1971. -Т. 5. -С. 189-211.

66. Блок А. А. Памяти Леонида Андреева // Блок А. А. Собр. соч. : В 6 т. -М., 1971.-Т. 5.-С. 485-491.

67. Блок А. А. О реалистах // Блок А. А. Собр. соч. : В 6 т. М., 1971. -Т. 5.-С. 88-116.

68. Блок А. А. О современной критике // Блок А. А. Собр. соч. : В 6 т. -М., 1971. -Т. 5. -С. 179-184.

69. Богданов А. В. "Безумное одиночество" героев Леонида Андреева с точки зрения литературной преемственности // Связь времен. Проблемы преемственности в русской литературе конца Х1Х-начала XX в. М.: "Наследие", 1992. - С. 188-204.

70. Богданов А. В. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М., 1990.-Т. 2.-С. 503-558.

71. Богданов А. В. Между стеной и бездной. Леонид Андреев и его творчество // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М., 1990. - Т. 1. - С. 5-40.

72. Боева Г. Н. Идея синтеза в творческих исканиях Л. Н. Андреева: Ав-тореф. дис. . канд. филол. наук. Воронеж, 1996. - 18 с.

73. Боева Г. Н. Идея синтеза в творческих исканиях Л. Н. Андреева: Дисс. . канд. филол. наук. Воронеж, 1996. - 145 с.

74. Боева Г. Н. Идея синтетизма в эстетических исканиях первых десятилетий 20 века (Е. И. Замятин и Л. Н. Андреев) // Кредо: Ежемесячн. научн.-популярн. и литерат.-худож. обл. независимый журнал. Тамбов, 1995.-№ 10-11.-С. 40-48.

75. Боева Г. Образы "морского комплекса" // Литература. 1997. - № 7. -С. 9-10.

76. Боева Г. Н. Синтетизм в творчестве Л. Андреева: роман "Дневник Сатаны" // Филологич. записки. Вып. 9. -Воронеж, 1997. - С. 38-47.

77. Боева Г. Н. Сквозь годы молчания. Леонид Андреев. Б. О. Б. : Дневник (1914-1919); Письма (1917-1919); Статьи и интервью (1919); Воспоминания современников (1918-1919). М., СПб., 1994. 598 с. // Филологич. записки. Вып. 6. - Воронеж, 1996. - С. 212-215.

78. Боева Г. Н. Трансформация традиционной календарной символики в святочных и пасхальных рассказах Л. Н. Андреева // Символ в культуре: Материалы регион, науч. конф. Воронеж, 1996. - С. 67-68.

79. Борисов С. "Он" и мы // Новая жизнь. 1913. - № 3 (декабрь).

80. Бугров Б. Мятежная душа // Андреев Л. Н. Пьесы. М., 1991. - С 3-38.

81. Бугров Б. С. Философские трагедии Л. Андреева 1910-х годов и Московский художественный театр // Русская литература XX века (дооктябрьский период). Сборник седьмой. Тула, 1975. - С. 111-131.

82. Валери П. Об искусстве. М.: Искусство, 1976. - 622 с.

83. Ван дер Энг Ян. Искусство новеллы. Образование вариационных рядов мотивов как фундаментальный принцип повествовательного построения // Русская новелла. Проблемы теории и истории. Сб. статей. -СПб.: Изд. С-Пб. ун-та, 1993. С. 195-209.

84. Ванюков А. И. О синтетизме Евгения Замятина // Творческое наследие Евгения Замятина: Взгляд из сегодня: Научные доклады, статьи, очерки, заметки, тезисы. Тамбов, 1994. - Ч. 2. - С. 140-142.

85. Вересаев В. В. Собр. соч.: В 4 т. М., 1985. - Т. 3.

86. Веселова Н. А. Заглавие-антропоним и понимание художественного текста // Литературный текст: проблемы и методы исследования. -Тверь, 1994.-С. 153-157.

87. Веселова Н. А. Заглавие литературно-художественного текста: онтология и поэтика: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Тверь, 1998. -24 с.

88. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. М., 1989.

89. Волошин М. "Елеазар", рассказ Леонида Андреева // Волошин М. Лики творчества. Л., 1988. - С. 450-456.

90. Волошин М. Леонид Андреев и Федор Сологуб // Волошин М. Лики творчества. Л., 1988. - С. 443-449.

91. Волошин М. Некто в сером // Волошин М. Лики творчества. Л., 1988. - С. 457-463.

92. Гальцева Л. А. Революция 1905 года в изображении Леонида Андреева (Проза 1905-1907 годов) // Русская литература XX века (дооктябрьский период). Сборник седьмой. Тула, 1975. - С. 83-94.

93. Гаспаров Б. М. Из наблюдений над мотивной структурой романа М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" // Гаспаров Б. М. Литературные лейтмотивы. Очерки по русской литературе XX века. М.: Наука. Изд. фирма "Восточная литература", 1993. - С. 28-82.

94. Гаспаров Б. М. Новый завет в произведениях М. А. Булгакова // Гаспаров Б. М. Литературные лейтмотивы. Очерки по русской литературе XX века. М.: Наука. Изд. фирма "Восточная литература", 1993. -С. 83-123.

95. Гаспаров Б. М. Послесловие. Структура текста и культурный контекст // Гаспаров Б. М. Литературные лейтмотивы. Очерки по русской литературе XX века. М.: Наука. Изд. фирма "Восточная литература", 1993. - С. 274-303.

96. Генералова Н. П. Леонид Андреев и Николай Бердяев (к истории русского персонализма) // Рус. лит. 1997. - № 2. - С. 40-54.

97. Генералова Н. П. "Мои записки" Леонида Андреева (К вопросу об идейной проблематике повести) // Рус. лит. 1986. - № 4. - С. 172-185.

98. Генералова Н. П. Статья. Публикация // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского Дома на 1991 год. Гуманитарное Агентство "Академический проект". - С-Пб, 1994. - С. 81-141.

99. Гольд Р. Роковой жребий нашего столетия // Литература. 1998. -№ 16. - С. 10-11.

100. Гречнев В. Я. Рассказ Л. Андреева "Призраки" // Рус. лит. 1997. -№ 2. - С. 67-77.

101. Григорьев А. Л. Леонид Андреев в мировом литературном процессе // Рус. лит. 1972. - № 3. - С. 190-205.

102. Гус М. С. Модернизм без маски. М.: Сов. писатель, 1966. - 307 с.

103. Доманский Ю. В. Архитепические мотивы в "Деревне" Д. В. Григоровича // Проблемы и методы исследования литературного текста. Сб. научн. трудов. К шестидесятилетию профессора И. В. Фоменко. -Тверь, 1997. С. 34-49.

104. Доманский Ю. В. Архетипические мотивы в русской прозе XIX века: Автореф. дис. канд. филол. наук. Тверь, 1998. - 20 с.

105. Доманский Ю. В. Архетипические мотивы в русской прозе XIX века: Дис. . канд. филол. наук. Тверь, 1998. - 169 с.

106. Доманский Ю. В. Архетипический мотив бороды в прозе А. С. Пушкина // Литературный текст: Проблемы и методы исследования (III). Сб. научн. трудов. Тверь, 1997. - С. 14-24

107. Доманский Ю. В. Архетипический мотив зимней вьюги в прозе А. С. Пушкина и рассказе А. П. Чехова "Ведьма" // Материалы международной Пушкинской конференции. Псков, 1996. - С. 200-205.

108. Доманский Ю. В. Архетипический мотив леса в "Хаджи-Мурате" Л. Н. Толстого // Языковая семантика и образ мира. Тезисы междунар. научн. конф., посвященной 200-летию Казанского университета. -Изд. Казанского университета, 1997. С. 157-159.

109. Доманский Ю. В. Архетипический мотив сиротства в "Деревне" Д. В. Григоровича // Актуальные проблемы филологии в вузе и школе. Материалы 11 Тверской межвузовской конференции ученых-филологов и школьных учителей. Тверь, 1997. - С. 189-191.

110. Доманский Ю. В. Мифологическое начало в повести А. С. Пушкина "Метель" // Культура и творчество. Сборник научных трудов. Тверь, 1995.-С. 83-88.

111. Доманский Ю. В. Типология архетипических мотивов в русской прозе 19 века (Пушкин, Григорович, Чехов) // Художественный текст и культура. Тезисы докладов на международной конференции 23-25 сентября 1997. Владимир: ВГПУ, 1997. - С. 84-86.

112. Дрягин К. Экспрессионизм в России: (Драматургия Леонида Андреева). Вятка: Пединститут, 1928. - 84 с.

113. Дымшиц А. О пьесах Леонида Андреева: Предисловие // Андреев Л. Пьесы.-М., 1959.-С. 5-21.

114. Дэвис Р. Леонид Андреев // История русской литературы: 20 век: Серебряный век. М., 1995. - С. 379-389.

115. Ермакова И. Я. Роль традиций Достоевского в творческом развитии Л. Андреева // Ермакова И. Я. Романы Достоевского и творческие искания в русской литературе XX века. Горький: Волго-Вятское книжное изд., 1973. - С. 170-256.

116. Жаров С. Н. Судьба символа в эпоху цивилизации // Символ в культуре: Материалы регион, научн. конф. Воронеж, 1996. - С. 19-21.

117. Жегалов Н. Книга о Леониде Андрееве // Рус. лит. 1961. - № 2. -С. 257-261.

118. Жолковский А. К. Блуждающие сны: Из истории русского модернизма: Сб. статей. М.: Сов. Писатель, 1992. - 432 с.

119. Жолковский А. К., Щеглов Ю. К. Работы по поэтике выразительности: Инварианты Тема - Приемы - Текст. - М.: АО Издательская группа "Прогресс", 1996. - 344 с.

120. Захариева И. П. Образ пространства в прозе Леонида Андреева // Русская литература XX века. Направления и течения: Ежегодник. Вып. 2. Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т, 1995. - С. 40-46.

121. Захаров В. Н. Русская литература и христианство // Евангельский текст в русской литературе ХУШ-ХХ веков. Цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр. Сборник научных трудов. Петрозаводск: Изд. Петрозаводского университета, 1994. - С. 5-11.

122. Иванова Л. Н. Иванов-Разумник и Леонид Андреев // Иванов-Разумник. Личность. Творчество. Роль в культуре: Публикации и исследования. Вып. II С-Пб., 1998. С. 123-135.

123. Иваныпина Е. А. Пушкинские мотивы в романе М. Булгакова "Мастер и Маргарита" // Филологич. записки. Воронеж, 1995. - Вып. 4. -С. 110-115.

124. Иванюшина И. Ю. Утопическое сознание в русской литературе первой трети XX века. Саратов: Изд. Сарат. ун-та, 1966. - 16 с.

125. Иезуитова Л. А. Л. Н. Андреев в оценке дооктябрьской социал-демократической критики // Уч. зап. Ленинградского университета, 1971. № 355, серия филологич. наук. - Вып. 76. Русская литература Х1Х-ХХ веков. - С. 134-159.

126. Иезуитова Л. А. Леонид Андреев и лубок // Филологич. записки. -Вып. 9. Воронеж, 1997. - С. 5-21.

127. Иезуитова Л. А. Неизвестные тексты. Перепечатки забытого. Библиографические материалы: Примечание // Филологич. записки. Воронеж, 1995. - Вып. 5. - С. 199-201.

128. Иезуитова Л. А. Примечание // Волошин М. Лики творчества. Л., 1988.-С. 732-738.

129. Иезуитова Л. А. Рассказы Л. Андреева конца XIX- начала 1900-х годов (у истоков его творческого метода) // Уч. зап. ЛГУ. № 339, серия филологич. наук. - Вып. 72. Русская литература, 1968. - С. 147-170.

130. Иезуитова Л. А. "Собачий вальс" Леонида Андреева. Опыт анализа драмы "панпсихе" // Андреевский сборник. Исследования и материалы. Курск, 1975. - С. 67-89.

131. Иезуитова Л. А. Творчество Леонида Андреева: 1892- 1906. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1976. - 240 с.

132. Ильев С. П. Проза Леонида Андреева (Проблематика рассказов "Губернатор" и "Так было") // Русская литература XX века (дооктябрьский период). Сборник седьмой. Тула, 1975. - С. 95-110.

133. Ильев С. П. Русский символистский роман: Аспекты поэтики. Киев: Лыбидь, 1991. - 172 с.

134. Иоффе И. Культура и стиль. Л., 1927. - 112 с.

135. Казакова Н. А. "Савва" Л. Андреева: контуры театра "ретушированного реализма" // Филологич. записки. Вып. 9. - Воронеж, 1997.-С. 21-29.

136. Казакова Н. Н. Коммуникативно-прагматические функции эгоцентра "я" в художественном тексте // Интертекстуальные связи в художественном тексте. Межвуз. сб. научн. трудов. С-Пб: Образование, 1993. -С. 138-145.

137. Кандыбина Е. В. Мотив "другого" в творчестве И. Бунина и А. Блока // И. А. Бунин и русская культура Х1Х-ХХ веков. Тезисы междунар. научн. конф. Воронеж: Квадрат, 1995. - С. 25-27.

138. Карпенко Г. Ю. Библия и Бунин // И. А. Бунин и русская культура. Тезисы межвузовской научной конф. Елец, 1990. - С. 10-12.

139. Карпенко Г. Ю. Образ "сотворенного мира" в творчестве И. А. Бунина и ветхозаветная традиция // Царственная свобода. О творчестве И. А. Бунина. Воронеж, 1995. - С. 35-45.

140. Келдыш В. А. Русский реализм начала 20 века. М.: Наука, 1975. -280 с.

141. Кен J1. Н. Леонид Андреев и немецкий экспрессионизм // Андреевский сборник: Исследования и материалы. Курск, 1975. - С. 44-66.

142. Кен Л. Н. "Поэма одиночества" Леонида Андреева (К истории прочтения пьесы "Собачий вальс") // Рус. лит. 1991. - № 2. - С. 190-197.

143. Кириллова И. Литературное воплощение образа Христа // Вопросы литературы, 1991. № 8. - С. 60-74.

144. Кирсис С. С. Леонид Андреев и некоторые проблемы французского экзистенциализма // Уч. зап. Тартус. ун-та. Труды по русской и славянской филологии. Тарту, 1985. - Вып. 645. - С. 122-132.

145. Клейнборт Л. Встречи. Леонид Андреев. Былое, 1924, № 24.

146. Климова И. В. Мотив "Пляски смерти" и образ черта в мистериях позднего средневековья. // Культура Искусство - Образование: Актуальные проблемы. Материалы научно-практической конференции. -М., МГОПУ, 1996. - С. 39-41.

147. Кожевникова Н. А. О языке Л. Андреева // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. - С. 86- 99.

148. Козицкая Е. А. Цитата в структуре поэтического текста: Автореф. дис. канд. филол. наук. Тверь, 1998. - 24 с.

149. Козьменко М. В. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М.,1994.-Т. 4. С. 602-638.

150. Козьменко М. В. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч. : В 6 т. М.,1995.-Т. 5.-С. 477-510.

151. Колобаева Л. А. Личность в художественном мире Л. Андреева // Ко-лобаева Л. А. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX-XX в.в. М.: Изд-во МГУ, 1990. - С. 114-147.

152. Колобаева Л. А. "Никакой психологии", или Фантастика психологии? (О перспективах психологизма в русской литературе нашего века) // Вопросы литературы, 1999. № 2. - С. 3-20.

153. Колодина Н. И. Лейтмотив как средство опредмечивания художественной идеи // Понимание и интерпретация текста. Сб. научн. трудов. Тверь, 1994. - С. 140-144.

154. Колодина Н. И. Символ в художественных произведениях // Понимание как усмотрение и построение смыслов. Сб. научн. трудов. I часть. Тверь, 1996. С. 40-45.

155. Корман Б. О. Изучение текста художественного произведения. М.: Просвещение, 1972. - 112 с.

156. Краснов Г. В. Мотив в структуре прозаического произведения. К постановке вопроса // Вопросы сюжета и композиции. Межвуз. сб. -Горький.: Изд. ГГУ, 1980. С. 69-81.

157. Кривина Т. М. "Каинова печать" Л. Андреева в контексте зарубежных литературных явлений // Эстетика диссонансов. О творчестве Л. Н. Андреева. Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 46-49.

158. Кривонос В. Ш. Мотивы художественной прозы Гоголя: Монография. С-Пб., Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 1999. - 251 с.

159. Криничная Н. А. Указатель типов, мотивов и основных элементов преданий. Петрозаводск, 1990. - 28 с.

160. Кулова Т. К. Творческие искания Леонида Андреева // Критический реализм XX века и модернизм. М., 1967. - С. 254-285.

161. Курляндская Г. Б. Рассказ Андреева "Тьма" и "Записки из подполья" Достоевского // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. - С. 25-35.

162. Лихачев Д. С. Из комментария к стихотворению А. Блока "Ночь, улица, фонарь, аптека." // Лихачев Д. С. Избранные работы: В 3 т. Л.: Худож. лит., 1987. - Т. 3. - С. 338-342.

163. Лосев А. Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. М.: Политиздат, 1991. - С.21-186.

164. Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М.: Искусство, 1976. 367 с.

165. Лосиевский И. Я. Символическое у Чехова в контексте исканий русской философской мысли начала XX века // Чеховина: Чехов в культуре XX века: Статьи, публикации, эссе. М.: Наука. II полугодие 1993.-С. 32-40.

166. Лосская-Семон М. В. Несколько замечаний по поводу религиозного призвания русской литературы // Рус. лит., 1995. № 1. - С. 27-34.

167. Лосский Н. О. Бог и мировое зло. М., 1994.

168. Лотман Ю. М. "Договор" и "вручение себя" как архетипические модели культуры // Лотман Ю. М. Избр. статьи: В 3 т. Таллинн, 1993. -Т. 3. - С. 345-355.

169. Лотман Ю М. Беседы о русской культуре: быт и традиции русского дворянства (ХУШ-начало XIX века). СПб.: Искусство, 1994. - 399 с.

170. Лотман Ю. М. Заметки о художественном пространстве // Лотман Ю. М. Избр. статьи: В 3 т. Таллинн, 1992. - Т. 1. - С. 448-463.

171. Лотман Ю. М. Куклы в системе культуры // Лотман Ю. М. Избр. статьи: В 3 т. Таллинн, 1992. - Т. 1. - С. 377-380.

172. Лотман Ю. М. О редукции и развертывании знаковых систем (К проблеме "фрейдизм и семиотическая культурология") // Лотман Ю. М. Избр. статьи: В 3 т. Таллинн, 1992. - Т. 1. - С. 381-385.

173. Лотман Ю. М. Символ в системе культуры // Лотман Ю. М. Избр. статьи: В 3 т. Таллинн, 1992. - Т. 1. - С. 191-199.

174. Лотман Ю. М. Символика Петербурга и проблемы семиотики города // Уч. зап. Тартус. ун-та. Труды по знак. сист. Семиотика города и городской культуры. Петербург. Тарту, 1984. - Вып. 664. - С. 30-45.

175. Лотман Ю. М. Структура художественного текста. М.: Искусство, 1990. -384 с.

176. Лотман Ю. М. Минц 3. Г. Литература и мифология // Уч. зап. Тартус. ун-та. Труды по знак. сист. Тарту, 1981. - Вып. 546. - С. 35-55.

177. Лотман Ю. М. Успенский Б. А. Условность в искусстве // Лотман Ю. М. Избр. статьи: В 3 т. Таллинн, 1993. - Т. 3. - С. 376-379.

178. Львов-Рогачевский В. Две правды: Книга о Леониде Андрееве. СПб.: Прометей, 1914.-232 с.

179. Львов-Рогачевский В. Леонид Андреев. Критический очерк с приложением хронологической канвы и библиографического указателя. -М., 1923. 89 с.

180. Мароши В. В. Текст танца в прозе Андрея Белого // Русская литература XX века: Направления и течения: Ежегодник. Вып. 2. Екатеринбург: Уральский гос. пед. ун-т, 1995. - С. 46-53.

181. Меднис Н. Е. Мотив воды в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание" // Роль традиции в литературной жизни эпохи. Сюжеты и мотивы. Новосибирск, 1995. - С.79-88.

182. Мелетинский Е. М. О литературных архетипах. М.: РГГУ, 1994. -136 с.

183. Мелетинский Е. M. Поэтика мифа. М.: Изд-ская фирма "Восточная литература" РАН, 1995. - 408 с.

184. Мень А. В поисках подлинного Христа. Евангельские мотивы в западной литературе // Иностранная литература. 1991. - № 3. - С. 238247.

185. Мережковский Д. С. В обезьяньих лапах (о Леониде Андрееве) // Мережковский Д. С. В тихом омуте: Статьи и исследования разных лет. -М.: Советский писатель, 1991. С. 12-39.

186. Мережковский Д. С. Сошествие в ад // Мережковский Д. С. В тихом омуте: Статьи и исследования разных лет. М.: Советский писатель, 1991. - С. 40-48.

187. Мескин В. А. Поиск истины: (о творчестве Л. Андреева) // Русская словесность. 1993. - № 1. - С. 43-47.

188. Мескин В. А. Типы характеров и средства их создания в прозе Л. Андреева: Автореф. дис. канд. филол. наук. М., 1984. - 19 с.

189. Минералова И. Г. Русская литература серебряного века (поэтика символизма). М., Изд-во Литературного института им. А. М. Горького, 1999. -226 с.

190. Михайловский Б. В. Путь Леонида Андреева // Михайловский Б. В. Избр. статьи о литературе и искусстве. М., 1968. - С. 353-388.

191. Михеичева Е. А. Мотив и поступок в рассказах И. А. Бунина и Л. Н. Андреева ("Петлистые уши" и "В тумане") // Царственная свобода. О творчестве И. А. Бунина. Межвуз. сб. научн. трудов. Воронеж. "Квадрат", 1995. - С. 148-154.

192. Михеичева Е. А. О психологизме Леонида Андреева. М.: МПУ, 1994. - 188 с.

193. Михеичева Е. А. Ранняя проза Бунина и Андреева // Тезисы докладов на межвуз. научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения И. А. Бунина. Орел, 1991. - С. 46-50.

194. Модзолевская Н. Д. Авторская позиция в рассказе Л. Андреева "Вор" // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. -Курск, 1983. С. 44-53.

195. Мосиенко М. В. Традиции древнерусской агиографии в прозе русского литературного модерна начала 20 в. (Л. Андреев, В. Брюсов, Д. Мережковский): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Киев, 1991. -16 с.

196. Московкина И. И. Бунинские мотивы в "Дневнике Сатаны" Андреева // Тезисы докладов на межвуз. научн. конференции, посвященной 120-летию со дня рождения И. А. Бунина. Орел, 1991. - С. 51-54.

197. Московкина И. И. "Дневник Сатаны" Л. Андреева и мифотворчество XX века // Филологич. записки. Вып. 9. Воронеж, 1997. - С. 29-38.

198. Московкина И. И. Образы-символы в рассказах и повестях Л. Андреева // Вопросы русской литературы. Львов, 1987. Вып. I (49). - С. 107114.

199. Московкина И. И. Проза Леонида Андреева. Жанровая система, поэтика, художественный метод: Уч. пособие. Харьков: ХГУ, 1994. -152 с.

200. Муратова К. Д. Андреев Л. Н. // Русские писатели. Биобиблиографический словарь (В 2 ч.). Ч. I. М.: Просвещение, 1990. - С. 32-36.

201. Муратова К. Д. Л. Андреев в полемике с М. Горьким (отношение к мысли) // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. -Курск, 1983. С. 3-13.

202. Муратова К. Д. Леонид Андреев драматург // История русской драматургии. Вторая половина XIX- начало XX века (до 1917). - Л., 1987.-С. 511-551.

203. Муратова К. Д. Рассказ Леонида Андреева "Полет" // Рус. лит. -1997,-№2.-С. 63-67.

204. Мущенко Е. Г. "Живая жизнь" как эстетическая универсалия серебряного века // Филологич. записки. Воронеж, 1993. - Вып. 1. - С. 41-49.

205. Мущенко Е. Г. Функция стилизации в русской литературе конца 19 -начала 20 века // Филологич. записки. Воронеж, 1996. - Вып. 6. -С. 67-76.

206. Нарский И. С. Артур Шопенгауэр теоретик вселенского пессимизма// Шопенгауэр А. Избранные произведения. - М.: Просвещение, 1993. - С. 3-40.

207. Нива Ж. Статус писателя в России в начале 20 века // История русской литературы: 20 век: Серебряный век. М., 1995. - С. 609-614.

208. Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки. Предисловие к Рихарду Вагнеру // Ницше Ф. Сочинения в 2 томах. Литературные памятники. -М.: Мысль, 1990. С. 57-157.

209. Нямцу Е. А. Новый завет и мировая литература Черновцы: Черновицкий госуниверситет, 1993. - 243 с.

210. Ортега-и-Гассет X. Дегуманизация искусства // Ортега-и-Гассет X. "Дегуманизация искусства" и другие работы. Эссе о литературе и искусстве. Сборник. М.: Радуга, 1991. - С. 500-517.

211. Печерская Т. И. Историко-культурные истоки мотива маскарада // Материалы к Словарю сюжетов и мотивов русской литературы: Сюжет и мотив в контексте традиции. Новосибирск, 1998. - Вып. 2. -С. 27-37.

212. Попова И. М. "Чужое слово" в творчестве Е. И. Замятина (Н. В. Гоголь, М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. М. Достоевский): Автореф. дис. . докт. филол. наук. — Москва, 1997. 35 с.

213. Приходько И. С. Александр Блок и русский символизм: мифопоэтиче-ский аспект. Владимир: изд-во ВГПУ, 1999. - 80 с.

214. Приходько И. С. Мифопоэтика Блока. Историко-культурный и мифологический комментарий к драмам и поэмам: Монография. Владимир: ВГПУ, 1994. - 134 с.

215. Приходько И. С. "Эльдорадо" Эдгара По в переводе В. Брюсова (к проблеме метода) // Метод, стиль, поэтика русской литературы XX века. Вып. 11. Владимир, 1997. - С. 83-99.

216. Прокофьева В. Ю. Символ "Ночь" в поэзии Вяч. Иванова: мифопо-этическая интерпретация // Художественный текст и культура. Тезисы докладов. Владимир: ВГПУ, 1997. - С. 91-92.

217. Пропп В. Я. Проблемы смеха и комизма // Уч. зап. ЛГУ № 355. Серия филологич. наук. Вып. 76, 1971. - 208 с.

218. Розанов В. В. Л. Андреев и его "Тьма" // Розанов В. В. Собрание сочинений. О писательстве и писателях / Под общ. ред. А. Н. Николаки-на. М.: Республика, 1995. - С. 255-261.

219. Руднев А. П. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М., 1994. - Т. 3. - С. 619-634, 639-654.

220. Самсонова Н. В. К "портретистике" святочного черта // Филологич. записки. Вып. 9. - Воронеж, 1997. - С. 120-130.

221. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм это гуманизм // Сумерки богов. - М.: Политиздат, 1989. - С. 319-344.

222. Сивриев Сава Стоянов. Стиль прозы Л. Н. Андреева и стилевые искания в русской литературе конца XIX начала XX века: Автореф. дис. . канд. филол. наук. - М., 1986. - 22 с.

223. Смирнов В. В. Проблема экспрессионизма в России: Андреев и Маяковский // Рус. лит. 1997. - № 2. - С. 55-63.

224. Смирнов И. П. Психодиахронологика: Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней. М.: Новое Литературное Обозрение, 1994. - 352 с.

225. Смирнова Л. А. Русская литература конца XIX начала XX века. - М.: Просвещение, 1993. - 383 с.

226. Смирнова Л. А. Творчество Л. Н. Андреева. Проблемы художественного метода и стиля: Уч. пособие. М., 1986. - 94 с.

227. Созина Е. К. Мотив зеркала в прозе И. Бунина: Рассказ "У истока дней" // Литературный текст. Проблемы и методы исследования (IV). Сб. научн. трудов. Тверь, 1998. - С. 59-74.

228. Созина Е. К. Об одном символе в прозе А. П. Чехова // Филологич. записки. Воронеж, 1996. - Вып. 6. - С. 198-205.

229. Соловьев В. С. Идея сверхчеловека // Соловьев В. С. Соч.: В 2 т. М., 1990.-Т. 2.-С. 626-634.

230. Соловьев В. С. Оправдание добра // Соловьев В. С. Соч.: В 2 т. М., 1988.-Т. 1.-С. 47-548.

231. Соловьев В. С. Смысл любви // Соловьев В. С. Соч.: В 2 т. М., 1990. -Т. 2. - С. 493-547.

232. Сон Ч. Р. "Пасха праздник всех обремененных и трудящихся!" // Литература. - 1997. - № 7. - С. 7-8.

233. Сон Ч. Р. Тема совести в повестях Л. Н. Андреева "Красный смех" и "Иго войны" // Эстетика диссонансов. О творчестве Л. Н. Андреева. Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. -Орел, 1996.- С. 98-102.

234. Старый. Литературные очерки // Русское слово. 1904. - № 186 (6 июля).

235. Стеблин-Каменский М. И. Миф. Л. : Наука, 1976. - 104 с.

236. Сухих И. Н. Повторяющиеся мотивы в творчестве Чехова // Чеховина: Чехов в культуре XX века: Статьи, публикации, эссе. М.: Наука. II полугодие 1993. - С. 26-32.

237. Тамарченко Н. Д., Стрельцова Л. Е. Мотив // Тамарченко Н. Д., Стрельцова Л. Е. Путешествие в "чужую" страну. М., - 1995. -С. 228-230.

238. Татаринов А. В. Формирование мифологического реализма в творчестве Леонида Андреева (1898-1911 годы): Автореф. . канд. филол. наук. Уфа, 1996. - 25 с.

239. Татаринов А. В. Художественная демонология в прозе Леонида Андреева 1900-1903 годов // Эстетика диссонансов. О творчестве Л. Н. Андреева. Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 87-89.

240. Ткачев Т. Я. Патологическое творчество (Леонид Андреев). Харьков, 1913.-32 с.

241. Томашевский Б. В. Теория литературы. Поэтика: Уч. пособие / Вступит. статья Н. Д. Тамарченко; комм. С. Н. Бройтмана при участии Н. Д. Тамарченко. М.: Аспект Пресс, 1996. - 334 с.

242. Топорков В. Н. Из мифологии русского символизма. Городское освещение// Уч. зап. Тартус. ун-та. Мир А. А. Блока: Блоковский сборник. -Тарту, 1985.-Вып. 657.-С. 101-113.

243. Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. М.: Издат. группа "Прогресс" -"Культура", 1995. - 624 с.

244. Тюпа В. И. Тезисы к проекту словаря мотивов // Дискурс, № 2. Новосибирск, 1996.

245. Тюпа В. И. Художественность литературного произведения. Вопросы типологии. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1987. - 224 с.

246. Тюпа В. И., Ромодановская Е. К. Словарь мотивов как научная проблема // Материалы к "Словарю сюжетов и мотивов русской литературы": От сюжета к мотиву. Под ред. В. И. Тюпы. Новосибирск: Институт филологии СО РАН, 1996. - С. 3-15.

247. Фоменко И. В. Мир, в котором живет автор // Взаимодействие литератур в мировом литературном процессе (проблемы теоретической и исторической поэтики): материалы международной конф. Под ред. Т. Е. Автухович. В 2 ч. Ч. 1. - Гродно ГрГУ, 1998. - С. 38-43.

248. Фоменко И. В., Фоменко Л. П. Художественный мир и мир, в котором живет автор // Литературный текст: Проблемы и методы исследования (IV). Сб. науч. трудов. Тверь, 1998. - С. 3-9.

249. Фоменко И. В. Цикл стихотворений А. Блока "Пляски смерти". Заметки к интерпретации // Вопросы романтического миропонимания, метода, жанра и стиля. Межвуз. тематич. сб. научн. трудов. Калинин, 1986. - С. 57-71.

250. Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // Сумерки богов. М.: Политиздат, 1989.-С. 94-142.

251. Хализев В. Е. Сюжет // Русская словесность, 1994. № 5. - С. 64-71.

252. Хализев В. Е. Теория литературы. Учеб. М.: Высшая школа, 1999. -398 с.

253. Хелман Б. Маленький человек и великая война: повесть Л. Н. Андреева "Иго войны" // "Свое" и "чужое" в литературе и культуре. (БйкНа ЯшБюа НеЫг^1еп81а е! Тайиегша IV). Тарту, 1995. - С. 206-219.

254. Чирва Ю. Н. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М., 1996.-Т. 6.-С. 593-646.

255. Чирва Ю. Н. О пьесах Леонида Андреева // Андреев Л. Н. Драматические произведения. В 2-х томах. Л.: Искусство, 1989. - Т. 1. - С. 3-43.

256. Чирва Ю. Н. Примечания // Андреев Л. Н. Драматические произведения. В 2-х томах. Л.: Искусство, 1989. - Т. 1. - С. 473-525.

257. Чирва Ю. Н. Примечания // Андреев Л. Н. Драматические произведения. В 2-х томах. Л.: Искусство, 1989. - Т. 2. - С. 487-549.

258. Чирва Ю. Н. Социально-философская драматургия Леонида Андреева 1905-1909 годов и проблемы развития русской драматургии конца XIX- начала XX веков: Автореф. канд. искусствоведения. Л., 1973. -26 с.

259. Чуваков В. Н. Андреев // Русские писатели. 1800-1917: Биографический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1989. - С. 64-70.

260. Чуваков В. Н. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М., 1990. - Т. 1.-С. 581-637.

261. Чуваков В. Н. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М.,1994.-Т. 3,-С. 635-639.

262. Чуваков В. Н. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М.,1995.-Т. 4. С. 612-622.

263. Чуваков В. Н. Комментарии // Андреев Л. Н. Собр. соч.: В 6 т. М.,1996.-Т. 6.-С. 646-714.

264. Чуковский К. И. Леонид Андреев // Чуковский К. И. Собр. соч.: В 6 т. -М., 1965. Т. 2. - С. 211-241.

265. Шамаева С. Е. Библия и преподавание литературы. Воронеж: "Транспорт". 1996. - 298 с.

266. Шатин Ю. В. Мотив и контекст // Роль традиции в литературной жизни эпохи. Сюжеты и мотивы. Под ред. Е. К. Ромодановской, Ю. В. Шатина. Новосибирск: Институт филологии СО РАН, 1995. -С. 5-16.

267. Шеллинг Ф. В. Й. Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с нею предметах // Шеллинг Ф. В. Й. Сочинения в 2-х томах. М.: Мысль, 1989. - Т. 2. - С. 86-158.171

268. Шопенгауэр А. Избранные произведения. М.: Просвещение, 1993. -479 с.

269. Щербина В. Р. Пути искусства. М.: Худож. лит., 1970. - 416 с.

270. Эртнер Е. Н. Поэтика "игры" в пьесе JL Андреева "Реквием" // Эстетика диссонансов. О творчестве JI.H. Андреева. Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 102104.

271. Яблоков Е. А. Андреевские мотивы в творчестве М. Булгакова // Эстетика диссонансов. О творчестве JI. Н. Андреева. Межвуз. сб. научн. трудов к 125-летию со дня рождения писателя. Орел, 1996. - С. 3136.

272. Яблоков Е. А. Мотивы прозы Михаила Булгакова. М.: РГГУ, 1997. -199 с.

273. Яблоков Е. А. Художественный текст и интертекст: Мотивы JI. Андреева в произведениях М. Булгакова // Литературный текст: проблемы и методы исследования (III). Сб. науч. трудов. Тверь, 1997. - С. 30-45.

274. Ясенский С. Ю. Особенности психологизма в прозе Л. Андреева 19071911 годов // Творчество Леонида Андреева: Исследования и материалы. Курск, 1983. - С. 35-44.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 84128