Мюхрекский диалект рутульского языка тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.02, кандидат филологических наук Ибрагимова, Лейла Магомедовна

Диссертация и автореферат на тему «Мюхрекский диалект рутульского языка». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 362022
Год: 
2009
Автор научной работы: 
Ибрагимова, Лейла Магомедовна
Ученая cтепень: 
кандидат филологических наук
Место защиты диссертации: 
Махачкала
Код cпециальности ВАК: 
10.02.02
Специальность: 
Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)
Количество cтраниц: 
133

Оглавление диссертации кандидат филологических наук Ибрагимова, Лейла Магомедовна

Введение.

Глава I. Фонетика мюхрекского диалекта рутульского языка. I > • I

1.1. Общие сведения.

1.2. Гласные мюхрекского диалекта рутульского языка.

1.3. Фарингализация как фонологическое явление.

1.4. Консонантизм мюхрекского диалекта.

1.5. Звуковые процессы.

1.6. Структура слога и слогораздел.

1.7. Ударение.

Глава П. Морфология мюхрекского диалекта рутульского языка.

2.1. Общая характеристика.

2.2. Категория класса.

2.3. Имя существительное.

2.3.1. Категория числа.

2.3.2. Категория падежа.

2.3.3. Типы склонения.

2.4. Имя прилагательное

2.5. Имя числительное

2.6. Местоимение.

2.7. Глагол.

2.7.1. Общие сведения.

2.7.2. Особенности глагольного корня.

2.7.3. Категория класса в структуре глагольного слова в мюхрекском диалекте.

2.7.4. Категория аспекта.

2.7.5. Префиксальные элементы.

2.7.6. Категория времени глагола.

2.7.7. Спряжение.

2.7.8. Основные признаки глаголов первого спряжения.

2.7.9. Второй тип спряжения.

2.7.10. Третий тип спряжения.

2.7.11. В опро сительные частицы.

2.8. Наречие.

2.9. Служебные слова.

2.10. Союзы.

2.11. Междометие.

Глава III. Лексика мюхрекского диалекта рутульского языка.

3.1. Общие положения.

3.2. К истории изучения лексики рутульского языка.

3.3. Лексика мюхрекского диалекта.

3.4. Общая лексика по семантике и звучанию в мухадском и мюхрекском диалектах.

3.5. Общая лексика по семантике с мухадским диалектом с фонетическими отличиями.

3.6. Разные лексемы с единой семантикой в мюхрекском и мухадском диалектах.

3.7. Лексемы с единым фонетическим звучанием, но с разной семантикой в мюхрекском и мухадском диалектах.

3.8. Лексемы мюхрекского диалекта, отсутствующие в мухадском диалекте.

3.9. Заимствованная лексика.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Мюхрекский диалект рутульского языка"

В научной литературе местные разновидности общенационального (народного) языка квалифицируются как диалекты. В свою очередь местные разновидности языка по степени расхождений имеют терминологическую градацию: наречие, диалект, говор, подговор.

Ареальная лингвистика (диалектология) — раздел лингвистики, изучающий местные, территориальные разновидности языка, терминологически квалифицируемые как наречия, диалекты, говоры. Единого принципа в разграничении этих единиц в лингвистике не существует. В дагестанской диалектологии терминалогия, отражающая ареальную разновидность языка, представлена шире. Так, например, близкие диалекты, объединяясь, образуют наречие, диалект может состояться из ряда говоров, в структуре говора могут усмотреть подговоры и т.д. Для диалектологии существенным является описание территориальной разновидности языка.

Диалектное членение языка связано с процессом дивергенции, появлением расхождений, отдалением друг от друга двух и более языковых составляющих. Эта особенность заложена в самом процессе развития языка. Она включает два аспекта - глоттогонический (происхождение, образование языка) и структурно-диахронический (увеличение локальных расхождений в системе самого языка как результат социально-исторических условий), обуславливающий инвариантные единицы тех составляющих, которые были вариантами одной единицы. Оба аспекта дивергенции также взаимосвязаны, в итоге они обеспечивают расщепление целого на множество единиц, так, например, от пралезгинского языка изначально отпочковался арчинский, потом хиналугский (существует и другое мнение, что хиналугский в системе дагестанских языков стоит обособленно), в последующем удинский; обозначились восточная и юго-западная группы языков. В свою очередь в восточной группе выделились собственно лезгинский (кюринский), агульский и табасаранский языки, в юго-западной группе - будухский, крызский, рутульский и цахурский языки.

Актуальность темы. Изучение диалектной системы на фонетическом, морфологическом и лексических уровнях остается самой важной задачей не только в рутульском языке, но и в дагестанском языкознании в целом.

Актуальность данного диссертационного исследования заключается в том, что впервые дается синхронное, монографическое описание территориальной разновидности рутульского языка мюхрекского диалекта. Естественно, исследование включает и экскурсы в историю языка, дающие возможность проследить динамику языка, характерные процессы в фонетике, морфологии, лексике. Особую актуальность приобретают структурно-системные общности и расхождения в исследуемом диалекте в сравнении с литературным языком и другими ареальными единицами, причинность описанных явлений. Изучение каждой территориальной разновидности языка создаёт реальную базу для восстановления праформы языка, для точного определения генеалогии языка.

Объект исследования — мюхрекский диалект рутульского языка.

Предметом исследования являются фонетические, морфологические и лексические особенности мюхрекского диалекта рутульского языка. Исследование охватывает и вопрос выявления места мюхрекского диалекта в системе ареальных единиц рутульского языка.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является описание и системный анализ фонетических, морфологических и лексических особенностей мюхрекского диалекта рутульского языка на синхронном уровне.

Исходя из цели исследования ставятся и решаются следующие задачи:

- выявить связи между мюхрекским диалектом и другими диалектами в области фонетики, морфологии и лексики;

- всесторонне исследовать фонетическую систему мюхрекского диалекта рутульского языка; рассмотреть отличительные черты, которые выявляются в мюхрекском диалекте в сравнении с другими диалектами в области фонетики, морфологии и лексики;

- на базе сравнительного анализа трех языковых уровней определить место мюхрекского диалекта в системе других ареальных единиц рутульского языка;

- выявить инновационные и архаичные черты, характеризующие описываемый диалект.

Научная новизна исследования. Настоящая работа представляет собой монографическое исследование мюхрекского диалекта, который имеет расхождения на фонетическом, морфологическом и лексическом уровнях, в единстве с другими территориальными единицами. Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что все процессы, протекающие в области фонетики, морфологии и лексики мюхрекского диалекта, даны во взаимной связи не только с отдельными диалектами, но и в связи с общей системой рутульского языка в целом. В данной работе впервые в монографическом плане дан анализ языковых явлений мюхрекского диалекта, в соответствии с ' которым в научный оборот вводится значительный материал мюхрекского диалекта рутульского языка.

Теоретическая значимость исследования. Исследование отдельно взятого диалекта путем выявления всех языковых его связей с общей диалектной системой рутульского языка, вносит определенный вклад в изучение не только рутульских диалектов, но и в изучение диалектов других дагестанских языков. Полученные результаты диссертационного исследования и значительный языковой материал, вводимый в научный обиход, создают прочную базу для дальнейших глубоких разработок вопросов сравнительно-исторической грамматики дагестанских языков.

Практическая ценность исследования состоит в том, что результаты ее могут быть использованы при составлении учебников для школ и вузов, а также при написании спецкурса по сравнительно-историческому изучению диалектов дагестанских языков, историко-этимологических и диалектологических словарей.

Научно-теоретической базой исследования послужили научные труды в области рутульского и других дагестанских языков, а также общепризнанные работы в области русистики и кавказоведения отечественных и зарубежных ученых-лингвистов: A.M. Дирра, Е.Ф. Джейранишвили, П.К. Услара, М.Е. Алексеева, А.Н. Генко, Г.А. Климова, А.Е. Кибрика, Г.Х. Ибрагимова, А.А. Магометова, С.М Махмудовой, Р.И. Гайдарова и др.

Методы и приёмы исследования. При исследовании мюхрекского диалекта рутульского языка применялся метод синхронного анализа, как наиболее соответствующего решению поставленных задач. При необходимости он дополнялся сравнительно-историческим методом. Приемы сравнительной лингвистики в сочетании с ареальной позволили нам выделить наиболее яркие особенности данного говора, а также определить общие признаки, сближающие мюхрекский диалект с отдельными диалектами и говорами.

Источники исследования. В основе исследования лежит полевой материал, собранный автором непосредственно на месте его распространения — в селах Мюхрек, Джилихур и Цудик. Записывались связанные тексты, пословицы и поговороки, легенды и предания, полученные в результате бесед с различными социальными и возрастными группами, проживающих в этих селах. Другими источиками служат материалы, которые извлечены нами из монографических исследований, непосредственно посвященных рутульскому языку и его диалектам. Таковыми являются работы A.M. Дирра, Е.Ф. Джейранишвили, Г.Х. Ибрагимова, С.М. Махмудовой, Ф.И. Гусейновой, К.Э. Джамалова, М.О. Таировой и др.

На обсуяадение и защиту вносятся следующие положения: Проведенное исследование показывает, что мюхрекский диалект рутульского языка обладает рядом черт, отличающих его от литературного языка, а также от других диалектов рутульского языка. К ним относятся: в области фонетики; - фонетическая система мюхрекского диалекта, ее отличительные особенности от мухадского и других диалектов, функционирование глухих и звонких преруптивов типа гг//кк, дд//тт и т.д; в области морфологии;

- морфологические особенности мюхрекского диалекта в функционировании категорий класса, числа, падежа, своеобразие формирования косвенной основы в частях речи, местоименные отличия;

- структура глагольного слова: иерархия функциональных морфем по отношению к корневой морфеме: аспекта; класса; отрицательной и запретительной частиц; показателей времени и наклонения; упрощение морфологической структуры глагольных лексем типа сирес "двигаться", ср. запр. форму си-ме-ри-ъ<сгшерикъ "не двигаться";

- маркированные и не маркированные исконные наречия, их функционирование; в области лексики;

- лексико-семантические особенности мюхрекского диалекта, собственные неологизмы.

История изучения вопроса. В плане истории вопроса интересными окажутся некоторые сведения о структуре рутульского языка, высказанные прежними исследователями, в частности A.M. Дирром, Н. Трубецким, Е.Ф. Джейранишвили, А.Е. Кибриком, С.В. Кодзасовым, Г.Х. Ибрагимовым, М.Е. Алексеевым, Ф.И. Гусейновой, К.Э. Джамаловым, С.М. Махмудовой и др.

Относительно диалектного членения рутульского языка в литературе существуют разные мнения. А. Дирр в своей работе Рутульский язык [Тифлис, 1912] ограничился описанием говора с. Мухад (Рутул), дополнительно приведены некоторые сведения, связанные с лексикой глагола из говора с. Шиназ. Е.Ф. Джейранишвили говорил о четырёх диалектах в рутульском языке: собственно мухадском, шиназском, мюхрекско-ихрекском и борчинско-хиновском. Однако исследования самих диалектов не проводилось. Все его работы базируются на говорах с. Мухад и частично — Хин. [Джейранишвили 1967: 580].

Полное описание диалектов и смешанных говоров рутульского языка представлено в капитальных работах Г.Х. Ибрагимова [Рутульский язык. 1978; Рутульский язык. 2004]. В его квалификации представлены пять диалектов: мухадский (с говорами Хунюх, Киче), шиназский (с говором Уна), мюхрек-ский (с говорами Джилихур, Цюдикде), ихрекский, борчинско-хиновский (с говорами Шин, Къайнар). Мухадский, шиназский и мюхрекский диалекты объединены в восточное наречие, ихрекский и борчинско-хиновский — в западное наречие рутульского языка [Ибрагимов 1978: 252 — 269].

Апробация и публикации. Работа выполнена на кафедре дагестанских языков Дагестанского государственного педагогического университета. Результаты диссертационного исследования по главам обсуждались на заседаниях кафедры дагестанских языков факультета дагестанской филологии ДГПУ, а также представлены в докладах на внутривузовских и межвузовских научных конференциях. Результаты исследования нашли отражение в восьми публикациях автора.

Структура диссертации. Композиционно работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной научной литературы. Данное диссертационное исследование построено согласно общим требованиям к оформлению и обусловлено целями и задачами квалификационной работы.

Заключение диссертации по теме "Языки народов Российской Федерации (с указанием конкретного языка или языковой семьи)", Ибрагимова, Лейла Магомедовна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мюхрекский диалект рутульского языка монографически описывается впервые и с учетом данных других диалектов (мухадского, шиназского, ихрек-ского, борчинско-хиновского) позволяет определить место рутульского языка в юго-западной подгруппе лезгинских языков — будухском, крызском, рутульском и цахурском. Общепризнанно, что в этой группе цахурско-рутульский (по терминологии Е.Ф. Джеранишвили "цахско-мухадский") и будухско-крызский языки генетически составляют более близкие ареальные единицы. Ныне рутульский язык территориально с будухским и крызским языками не контактирует. Однако в прошлом, до XI — XIII вв., рутульский, цахурский, крызский и будухский языки имели общую территорию и она представляла собою метрополию Кавказской Албании [Ибрагимов 2007: 56].

Историческое развитие рутульского языка, формирование его диалектов, территориальные отличия, присущие им, показывают, что, с одной стороны, рутульский язык, особенно его восточное наречие (мух., шиназ., мюхр. диалекты) обнаруживает много общего с будухским и крызским языками, с другой стороны, юго-западное наречие (ихр. и борч.-хин. диалекты) ближе стоит к цахурскому, одновременно с элементами из крызского [Ибрагимов 2004: 252 - 288]. Рутульский язык непосредственно с северо-востока контактировал с будухским, с запада - с цахурским и, возможно, в сторону юго-запада - частично с крызским. Плавный переход от будухского к рутульскому (через формирования мухадского диалекта), а от рутульского к цахурскому материально наблюдается в мюхрекском (территориально представленном на западе восточного наречия), борчинско-хиновском и ихрекском диалектах рутульского и гельмецком диалекте цахурского языков. В свою очередь цахурский до XIII в. непосредственно контактировал с крызским. Заметим, что формирование рутульского языка началось с локальных отличий в говорах селений Мухад, Шиназ, Мюхрек и др., относящихся к восточному наречию. В раскладке диалектных данных особое место занимает мюхрекский диалект, представляющий мост между восточным и западным наречиями рутульского языка.

В сумме общностей и расхождений на всех системных уровнях рутульский язык (особенно юго-западное наречие) относительно ближе к цахурско-му. Исторические территориальные контакты между рутульским и цахурским языками сохраняются, а с будухским и крызским языками они утрачены. Естественно, территориальная общность способствовала сохранению исторической общности между цахурским (цахско-мухадским), с одной стороны, и будух-ско-крызским, с другой.

Возраст села Мюхрек трудно определить без археологических раскопок. Расположение села (на гребне горы, образуя крепость с единственным входом, у подножия гребня) явно указывает на глубокую древность его. И ещё: вокруг села и в самом селе сохранились материальные ценности, связанные с зороастризмом, иудаизмом и христианством. Носители мюхрекского диалекта (жители Мюхрекской долины) исповедуют ислам, однако соседи (жители других рутульских сёл) их называют джухудами (т.е. евреями). В стенах мечети и минарета, построенном в XVI в., сохранились камни с символами солнца и его лучей, звезды Давида, христианских крестов, луны с пятиконечной звездой.

Мюхрекская долина в силу своей уникальности (автономной замкнутости) представляет интерес для истории рутульцев, как возможное место обитания человека ещё в далёком прошлом: 10 — 12 тысячелетие до н.э. Для обитания человека Мюхрекская долина представляла собою уникальное место: мягкий климат, богатые природные ресурсы, собирательская деятельность человека, обилие лесов и плодоносных деревьев, дичи для охоты, рыбной ловли, да многое другое. И ныне Мюхрекская долина богата. Человек, обитавший в Мюхрекской долине, вполне мог быть предком (одним из предков) восточно-кавказских народов.

Описание ареальных особенностей языка даёт полноту картины системных особенностей его развития, определяет взаимосвязь с родственными и пограничными языками. Диалектология важна и нужна как для изучения истории развития отдельно взятого языка, так и для познания богатейшего языкового мира человечества. Для науки описание мюхрекского диалекта также важно, как и описание любого известного и не известного языка. Более того рутульский язык в территориальных различиях имеет сильные расхождения, а некоторые из них сохраняют древние реликты общедагестанского уровня. В этом плане дагестанская диалектология уникальна: что ни аул, то и говор, а многие диалекты в ряде языков квалифицируются как самостоятельные языки. В рутульском языке таким статусом обладает борч.-хин. диалект.

Уникальность Мюхрекской долины, её территориальная автономность, естественно, отразились в системно-структурных особенностях мюхрекского диалекта. В системе гласных, как и в общерутульском, выделяются обычные, фарингализованные и долгие. Гласный о для мюхрекского, как и мухадского и шиназского диалектов, не типичен. Однако в двух лексемах К1олоц1ады "название пастбища", йогъц1ур "сорок" засвидетельствован гласный о. К1олоц1ада восходит к форме К1валац1ада. Здесь появление о мотивировано: к1ва>к1о. Утрата лабиализации консонантами в ряде дагестанских языков компенсируется-появлением гласного о. Это - универсальный закон. Ср. в цах.: гел. диалект джвал', цах. диалект джол' "сноп".

В слове йогъц1ур<йугъц1ур "сорок" для перехода у>о мотивации нет. Тем не менее эти случаи дают основания полагать, что в мюхрекском диалекте существует база для появления гласного о как внутриязыковыми, так и внешними факторами.

Итак, в мюхрекском диалекте функционируют пять обычных гласных: а, э//аъ, и, ы, у. У каждого гласного своя нагрузка. О, как самостоятельная фонема, не функционирует. Гласный звук аъ как фонема в мюхрекском диалекте не сложился, однако как аллафона других фонем {а, э) имеет употребление. Вторична фонема ы. Имеет широкое употребление (ср. оппозицию: дид "отец" - дыд "муха"), в тоже время сохранились случаи, когда ы выступает как вариант другой полноценной фонемы: сув>сыв "гора", т1улбыр>т1ылбыр "привычки", "капризы".

В мюхрекском диалекте долгота гласных вторична, к тому же она функциональна. Долгими бывают: аа, уу, ыы,ии, аъаъ: Лизаады < Лиза ады "название местности", Хынгшыыды <Хынимы ады "название местности", уула саъ < угъла саъ "сверху вниз", паак1ыб < быга//бага к1ыб "спозаранку", "рано утром" (букв, "завтра утром"). В формантах местных падежей долгота гласных выступает на уровне фонем, ср.: хал-а "дома", хал-аа "из дома". Долгота в акцентуации играет важную роль, она придаёт речи эмоциональную окраску: дид "отец", диид "о отец'У'милый отец" и т.д.

В мюхрекском диалекте фарингализация и гласных, и согласных функциональна — является признаком слога или слова. Среди гласных наибольшее употребление имеют al, yl, ы1. Редко встречаются фарингализованные ul, el, причём они, как правило, совмещаются с al, ы1:

Это явление типично для всего рутульского языка.

В мюхрекском диалекте фарингализация представлена умеренно. Функ- ; циональная роль фарингальных консонантов сильнее, чем фарингальных гласных. Долгие фарингализованные гласные для мюхрекского диалекта не типичны, в редких случаях они встречаются в падежных морфемах.

Согласные в мюхрекском диалекте намного богаче, чем в мухадском и шиназском диалектах. Синхронно в мюхрекском диалекте функционирует четверичная система привативных противопоставлений смычных, см.: г, к, гг, к1; д, т, дд, ml; къ, хъ, къкъ, кь; къ', хъ', къкъ', кь'. Ряд сильных является дефектным: отсутствуют сильные бб, дждж, дздз). Сильные смычные в мюхрекском диалекте имеют природу звонких. Это явление типично и ряду дагестанских языков, в частности отдельным диалектам даргинского языка (ниж-немулебгинскому говору). В этом явлении отражена исключительная особенность консонантизма мюхрекского диалекта. Сильные консонанты, как и в ца-хурском языке, функционируют в интервокальной позиции.

Фрикативные в мюхрекском диалекте, как в мухадском и шиназском диалектах, имеют два привативных ряда: з ~ с, эю ~ ш, г ~ хъ; гъ ~ х; гъ'~ х'; гь~ гъ

Сонорные (л, м, н, р) и глайды (в, й) те же, что и в других диалектах рутульского языка.

Лабиализованные консонанты в мюхрекском сохраняют функциональность, ср.: як "мясо" — яке "рассвет", "утро". Имеет сравнительно большее употребление, чем в других диалектах; представлены во всех позициях в структуре слова.

И ещё одна фонетическая особенность мюхрекского диалекта: сохраняет более интенсивное употребление спиранта г*. Многими дагестанскими языками спирант г утрачен, а там, где он сохранился, имеет редкое употребление.

В мюхрекском диалекте переднеязычный шипящий звонкий спирант ж является самостоятельной фонемой. Ср. минимальные пары: выж "сам" — выш "кто?", маж "астрагал" —маш "гной".

Весьма сложна проблема корреляции консонантов по твёрдости и мягкости в рутульском, да и в мюхрекском диалекте. Не всегда она обусловлена по- , ■ зицией. Тем не менее в мюхрекском (как и- в общерутульском) твёрдость и мягкость консонантов не фонематичны.

Мюхрекский диалект имеет отличительные особенности и в звуковых процессах (более подробно в разделе "Звуковые процессы").

Слогообразующими в мюхрекском диалекте, как и в дагестанских языках, являются гласные. Глайды в, й и сонорные л, м, н, р оказывают влияние на предшествующий слабый гласный, который при изменении слова редуци

Г г руется. Это явление — общерутульское, ср.: убул "волк", ноублаь "волки".

Фонетическая структура слова в рутульском идентична: в начале стечение согласных не типично, на исходе в исконных словах при стечении согласных предыдущий согласный бывает сонорный и глайд, например, къарг "баран", гандз "силок", къамк "название растения", гъы/лд "лето", гъийс "отчего?". Инлаутные звукокомплексы также в основном формируются посредством сонорных и глайд (подробно в работе, раздел "Фонетика").

Ударение в мюхрекском диалекте, как и в общерутульском, определяется высотою голосового тона и реализуется несколькими восходящими и нисходящими разновидностями. В принципе ударение в рутульском оценивается как тональное. В мюхрекском присутствует элемент длительности, связанный с эмоциональностью (эта особенность присуща сувангильскому диалекту ца-хурского языка). Долгие гласные оцениваются как ударные.

Морфологические отличия мюхрекского диалекта отражены во всех категориях, однако они не затрагивают общие системные положения рутульского языка. Так, в мюхрекском, как и в остальных диалектах рутульского языка функционируют четыре именных (семантических) класса: I кл. мужчин, II кл. женщин, III кл. животных и активных вещей, IV кл. вещей (инактивных) и некоторых насекомых, например, хашамкал "паук", ныц! "кузнечик". Именные классы как в единственном, так и в множественном числах имеют грамматическое оформление, передаваемое специальными морфемами. Однако в их реализации в мюхрекском наблюдаются некоторые различия: Во множественном числе именные классы при грамматическом оформлении по составу морфем противопоставляются по признаку разумности и неразумности. Как правило, разумные существа классное оформление получают морфемой -д-, неразумные существа - морфемой -й-. В ряде случаев морфема -д- охватывает все четыре класса — разумных и неразумных. В единичных случаях в такой же функции выступает морфема -й-. Такое явление ведёт к нейтрализации именных классов (примером служат агульский, лезгинский и удинский языки). Различия в категории класса в мюхрекском более ярко выражены в местоимениях (подробно в разделе "Категория класса"). Отличительные особенности территориальных расхождений составляют базу формирования именного класса, его динамики в рутульском языке.

Суффиксальное классное согласование генитива в мюхрекском, как и в мухадском и шиназском диалектах, нейтрализовалось. В нём содержится ключ к разгадке категории класса в его историческом развитии в восточнокавказских языках (вопрос подробно освещён в работах проф. Ибрагимова Г.Х.).

Категория числа тесно связана с категорией класса. Все морфемы множественности материально идентичны с морфемами класса, ср.: -б>-м, -р>-й, и т.д. Категория числа в мюхрекском имеет те же особенности, что и другие диалекты с определёнными различиями. Так, например, морфема множественности —иб (рыш-иб "дочери") в мухадском диалекте отсутствует. По семантике морфема — иб связана с ограниченным множественным числом — рыш-иб "дочери по крови", т.е. одного отца и одной матери. В мюхрекском диалекте следы ограниченности множественного числа лучше сохранились, чем в мухадском. В мюхрекском морфемы множественности —мар, -й-мар имеют час. тое употребление в сравнении с другими диалектами, ср.: мух. дай-аьр, мюхр. дай-мар "жеребята", мух. бичил-аър, мюхр. бичаъл-мар "ласточки".

Обилие морфем множественности в рутульском, соответсвенно в мюхрекском диалекте (здесь приведены морфемы именной основы в мюхрекском диалекте, косвенная основа имеет свои особенности), -аб-ар, -бы-р, -бу-р, - м-ар, -м-аър, й-ар, й-ер, -ба, -баъ, -ар, -аър, -ер, -ра, -раъ, -ьгр, -а, -аъ, -е, обусловлено полисемантичностью категории числа в своей исторической основе [Ибрагимов 1974].

Падежная система рутульского языка идентична дагестанским языкам. Мюхрекский диалект различает 4 грамматических падежа: именительный (абсолютов), эргативный, родительный, дательный; местных падежей — 10 (в мухадском - 11). В мюхрекском парадигма местных падежей является самой упрощенной и примыкает к парадигме местных падежей будухского языка. Упрощенность обусловлена нарушением серийности местных падежей со значением приближения к чему-то, нахождения под чем-то, а также сравнения.

Типы склонения обусловлены оформлением косвенной основы. Их четыре: именной, эргативный, генитивный на -г), детерминативный на —р.

Имя прилагательное как часть речи слабо развито, материально (морфемное оформление) совпадает с генитивом. Диалектные различия незначительны. Они в основном связаны с косвенной основой.

Имя числительное в рутульском языке — самостоятельная часть речи.

Термин "число" и "числительное" в рутульском, как и во многих языках мира, не дифференцированы. "Число" включает семантику и числа, и числительного. Собственно термин "числительное" вторичен, его появление обусловлено письменными традициями как инструмента исследования числа. Исконное слово для числа в рутульском (видимо, кьылеый < къыле гъакъый) не сохранилось, функционирует заимствованное слово из тюрки "сай". В рутульском числительные 1-10 простые, 11-19 составные (по системе 10+1, 2 и далее), 20 (къа-д, -р, -б) по структуре является простым, 21 — 29, состоят из двух компонентов: 21+1, 2, 3., 30 — 90 составные числительные по модели 3x10, 4x10, 5x10 и т.д, 31-39, 41— 49 . сложные числительные, образованные по модели 3x10 + 1, 2 . - 9x10 +1,2. Числительное 100 веш > ваъш — простое. В мюхрекском, как и в общерутульском, действует десятичная система счета. 1000 передаётся заимствованием из персидского агъзыр.

Остальные все числа (они бесконечны) базируются на указанных числах. Все числительные имеют классное оформление, кроме 1 (са), ср.: са гада II хыных "один мальчик", са риш "одна дочь", са йиван "одна лошадь", са хал "один дом", но къва1-р II хыных "два мальчика" (I кл.), къва1-р риш "две дочери", кьва1-б йиван "две лошади", къва1-д хал "два дома". В мюхрекском, в отличие от остальных диалектов, на исходе с показателем IV кл. -д', -vd' палатализуется, например, хъиб-ыд' хал "три дома", хьу-д' йигъ "пять дней" и т.д. Имеют место и морфологические отличия (подробно в разделе "Имя числительное).

Рутульский язык, кроме борч.-хин. диалекта, утратил разграничения инклюзива и эксклюзива в системе личных местоимений во множественном числе. Однако в диалектах сохранились их разновидности, так, например, в мухадском диалекте личное местоимение 1-го лица множественного числа передаётся лексемой йе, в мюхрекском диалекте — лексемой жи. В косвенных падежах ядерный консонант ж переходит в ш, ср.: Мюхрекский Мухадский

Им. жа йе "мы"

Эрг. жаъ-д Род. иги-ды Дат. жаь-с ее йихъ-ды ие-с

Родительный падеж в мухадском имеет иную основу, не связанную с лексемой йе, в структуре которой ядерной морфемой выступает консонант -хь1-. В мюхрекском ж- в родительном даёт -ш. Исторически динамика этих консонантов такова: хь'>ш>ж. В цахурском языке ядерной морфемой выступает консонант ш- (< хь') — гии, ср. его реализацию в падежах: им. иш, эрг. ши (в гел. диалекте - шва-ссе), род. йиш-да (I, II, III кл.), йиш-ин (IV кл.).

В мухадском функционирует неоформленный эргатив, в мюхрекском эр-гатив оформлен морфемой — д (жаь-д).

В морфологическом плане мюхрекский диалект по сравнению с мухад-ским относительно к местоимениям заметно богаче.

Глагол в рутульском языке занимает важное место: оформление субъ-ектно-объектных отношений полностью зависит от семантики глагола, в словообразовании заметное место занимают превербы, развита категориальная система, каждое глагольное слово дифференцируется на его составляющие морфемы с иерархическим местом. Глагол в рутульском, соответственно и в мюхрекском диалекте, имеет следующие морфологические категории: грамматического класса, числа, времени, наклонения, аспекта и др. В структуре глагольного слова представлены следующие значимые элементы: корень, показатель класса и числа, морфема времени и наклонения, морфема (показатель) аспекта, преверб и основообразующий префикс (детерминант), отрицательная частица, запретительная частица. Глагольный корень состоит из ядерного консонанта, сонорные и глайды в значении корневой морфемы не выступают, они в сочетании с корневой морфемой образуют семантическую основу глагольной лексемы. Имеют место случаи выпадения корневого консонанта. В мюхрекском диалекте это явление часто наблюдается. Возможны параллельное употребление глагольной лексемы с корневым консонантом и без него, см.: I кл. гьы-ъ-ыр, II кл.ры-ъ-ыр//гьа-р-ыр<гьа-ры-ъ-ыр, III кл. вы-ъ-ыр//гьа-п1-ыр<гъа-б-ъ-ыр "сделал". Корневым консонантом здесь является ъ, классный показатель б+ корневая морфема ъ дают nl. В свою очередь ъ восходит к къ, ср.: гъа-ъ-ас, в ихрекском диалекте гъа-къ-ас "сделать//делать". С выпадением корневого согласного связано упрощение структуры глагольного слова, так, например, в парадигме глагола сирес "двигаться" корневой согласный сохранился только в запретительной форме — си-ме-ри-ъ.

Мюхрекский диалект имеет свои особенности в реализации грамматических категорий класса, аспекта и др. (более подробно в разделе "Категория аспекта"). Префиксальные элементы. следует квалифицировать как особую грамматическую категорию. Флективность рутульского языка в большей степени обеспечивается морфологической системой глагола, в определённой степени и превербами, являющимися частью аффиксации. Морфологический тип рутульского языка характеризуется как флективно-агглютинативный //агглютинативно-флективный.

Глагол в рутульском языке различает три времени: настоящее, совпадающее с моментом речи, прошедшее, предшествующее моменту речи, и будущее, последующее моменту речи. Временные отношения образуются двумя способами — аналитическим и синтетическим, наиболее действующим является аналитический, образующий посредством вспомогательных глаголов "есть", "быть", "делать".

Спряжение глагола неоднородно: одни из них имеют полную форму парадигмы спряжения, другие - ограниченную. Их в литературе называют "недостаточными" (термин принадлежит А. Дирру). Недостаточность в парадигме спряжения семантически восполняется вспомогательным глаголом гъаъас "делать". Различают три типа спряжения. Первый тип представляют глаголы, обладающие всеми формами в парадигме.

Классическим примером первого типа спряжения служит лексема сат-ас "оставить" (форма масдара сат-ын ): сат-а (пов. н.), сат-ухъ (сослаг. н.), сат-ухъна (условно-сослагат. н.), сат-ар (деепричастие настоящего времени, недлительное), салт-ар (деепричастие настоящего времени, длительное), пе-редкорневой -л- является морфемой аспекта, сат-ыр (деепричастие прошедшего времени, недлительное), салт-ыр (деепричастие прошедшего времени, длительное).

Второй тип спряжения включает глаголы недостаточной основы, неполной редупликации и недостаточной сложной основы в парадигме. Ср.: вын "дать" (масдар), выс (инф.), вылц!ар (деепричастие настоящего времени), выр (деепричастие прошедшего времени), выд (причастие прошедшего времени), высды (причастие будущего времени) и т.д.

Третий. тип спряжения охватывает те глаголы, которые в парадигме ущербны. Недостаточность парадигматического ряда компенсируется вспомогательным глаголом гъа-ъ-ас "делать". В описательных формах спрягается вторая лексема, например, суг-ун "пропадать" (масдар); суга-гъаъара (наст, вр.), суга-гьаъыра (прош. вр.) и т.д.

Наречие - сложнейшая часть речи, оно имеет свои особенности и, пожалуй, в нём прослеживается что-то общее с послелогами." Здесь следует учесть, что наречие обладает номинативностью, лексической и синтаксической, самостоятельностью, в линейном порядке занимает препозицию по отношению к глаголу, выступает как член предложения. Послелог лишен этих особенностей. И всё же встречаются случаи, когда послелоги совпадают с наречиями. Эта особенность типична и цахурскому языку [ЭЦЯТО 1999: 122, 194 — 198].

Наречие имеет многоаспектное употребление, по семантике смыкается с послелогами, местоимениями, пожалуй, и другими частями речи. В разграничении наречий, наряду с семантикой, необходимо учесть морфологические и синтаксические особенности.

К служебным словам в мюхрекском диалекте, как и в общерутульском, относятся частицы и союзы. По семантике различают формообразующие и словообразующие частицы. К формообразующим частицам относятся: запретительная частица mv- (рых "иди", ма-рых "не иди") и отрицательная частица дэ/cv- (гьаъас "делать", джа-ъас "не делать"). Словообразующие частицы образует различные временные формы (сатас "оставить", сатас-на-кун "если оставит"). Наиболее употребительные частицы маа "ещё, опять", кал "подобно", "подобный", гъа "же", ву "для" и др.

Союзных слов также немного. Функционируют сочинительные (дид-на нин "отец и мать" и подчинительные (хъели дид хъир-кьыр "потом отец пришел") союзы. Подробно в работе.

Семантика как частиц, так и союзов связана с контекстом, речью.

Междометие — особый класс неизменяемых слов. Мюхрекский диалект как единица языка богат междометными словами. Ни одна речь (общение в широком плане) без эмоций, эмоциональных оттенков и этикета не обходится. Часто обычное обращение превращается в междометное слово: джан "душа", "дух", "тело"; джаан "любимый", "желанный", "душенька" и т.д. Особенно эмоциональна речь женщин, носителей мюхрекского диалекта: при первой встрече или в гостях, торжествах женщины ласково обнимаются и говорят: у1ху!ма "привет", "здравствуй" (букв, означает "обнимаю") и далее "Пусть тепло солнца согревает твоё сердце! Мир и тепло твоему дому!" и т.д.

Язык надёжное хранилище истории, культуры, традиций народа с древнейших времён. Культ приветствия мюхрекских женщин — тому яркое свидетельство.

Лексика в мюхрекском диалекте, как и в общерутульском состоит из двух пластов: исконной и заимствованной. Исконная лексика в мюхрекском в сравнении с мухадским лучше сохранилась. Этому способствовала автономность (территориальная замкнутость) мюхрекского диалекта.

Древние заимствования в мюхрекском, как и в языках Южного Дагестана, связаны с языками Ближнего и Среднего Востока. С вхождением Дагестана в состав России усилилось влияние русского языка на дагестанские. Ныне русский язык в РД является одним из государственных языков, он выполняет функции языка межнационального общения, образования, научных исследований, пожалуй, и культуры. Билингвизм стал социальной базой в Дагестане.

Лексика рутульского языка изучена в ряде работ, но главным образом по мухадскому диалекту. Положительным является издание рутульско-русского словаря по говору ихрекского диалекта.

В работе анализирована исконная лексика, идентичная по звучанию с мухадским диалектом, обнаруживающая фонетические расхождения без ущерба общей семантики, общая семантика, но разная по фонетическому составу (звучанию), например, мух. къаш-къарад ук1быр ~ мюхр. кьырт! "веснушки", омонимичная лексика (мух. седуван ~ мюхр. содеван "шурин"), собственно мюхрекская лексика, отсутствующая в мухадском (хилакв "локоть", хъыдылды mliuiu "указательный палец", ц1уд "чучело").

Самостоятельно рассмотрена заимствованная лексика. И здесь мюхрекский диалект имеет свои особенности.

Заимствования - большая научная проблема; она требует от исследователя пристального внимания. Заимствования — это часть истории народа, более того — одна из форм развития и обогащения языка.

Сокращения

З.ч. — Запретительная частица

Мух. - Мухадский диалект.

Шиназ. - Шиназский диалект

Мюхр. — Мюхрекский диалект.

Ихр. - Ихрекский диалект.

Борч.-хин. - Борчинско-хиновский

Рут. — Рутульский язык

Цах. - Цахурский язык

Крыз. - Крызский язык.

Буд. -- Будухский язык.

Агул. - Агульский язык.

Хин. — Хнов.

СИЛДЯ - Сравнительно-историческая лексика дагестанских языков.

ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь.

ЭЦЯТО -' Элементы цахурского языка в типологическом освещении.

ЦЯ - Цахурский язык.

РЯ - Рутульский язык.

ВЯ - Вопросы языкознания.

ИСИ ИКЯ - Историко-сравнительное изучение иберийско-кавказских языков.

АКД - Автореферат кандидатской диссертации.

СМОМПК - Сборник материалов описания местных племён Кавказа.

РНС - Региональная научная сессия.

СПб - Санкт Петербург.

ГНИИ - Государственный научно-исследовательский институт.

КЭС - Кавказский этнографический сборник.

ПЭ - Префиксальный элемент

Н - Наклонение

Кл. - Класс

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Ибрагимова, Лейла Магомедовна, 2009 год

1. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. М.; Л.: 1958. Т. 1.

2. Абаев В.И. Значение ареальных контактов в истории языка // Материалы V РНС по ИСИИКЯ. Орджоникидзе, 1973.

3. Абдоков А.И. Введение в сравнительно-историческую морфологию абхазо-адыгских и нахско-дагестанских языков. Нальчик, 1981.

4. Абдуллаев С. Грамматика даргинского языка. Махачкала, 1954.

5. Абдуллаев З.Г. Этимоны пространства и времени в словообразовании даргинского языка // Выражение пространственных отношений в языках Дагестана. Махачкала, 1990.

6. Ал-Алкадари Г. Асари Дагестан. Баку, 1903 (перевод на русский язык: История Дагестана, Махачкала, 1929).

7. Алексеев М.Е. Палатализация согласных в рутульском языке // Фонетическая система дагестанских языков. Махачкала, 1981.

8. Алексеев М.Е. Превербы в крызском и будухском языках // Система пре-вербов и послелогов в иборийско-кавказских языках. Черкесск, 1983.

9. Асланов A.M. Взаимодействие азербайджанского и цахурского языков (на материале закатальско-кахских говоров): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Баку, 1965.

10. Асланов A.M. Термины овцеводства у цахур // III РНС по ИСИ ИКЯ: Вопросы отраслевой лексики: Тез. докл., Грозный, 1969.

11. Асланов A.M. О цахурских иранизмах // Грозный, РНС по ИСИ ИКЯ (Проблемы языковых контактов на Кавказе): Тез. докл., Орджоникидзе, 1973.

12. Асланов A.M. Взаимодействие азербайджанского языка с другими языками на территории Азербайджанской ССР: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Баку, 1992.

13. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.

14. Бокарев Е.Ф. К реконструкции падежной системы пралезгинского языка //

15. Вопросы грамматики. М.: Л., 1960.

16. Бокарев Е.Ф. Введение в сравнительно-историческое изучение дагестанских языков. Махачкала, 1961.

17. Бопп Ф. О системе спряжения санкритского языка в сравнении с таковою в греческом, латинском, персидском и германском языках. 1816.

18. Булатова А.Г. Рутульцы в XIX начале XX вв. Историко-этнографическое исследование. М., 2003.

19. Гаджиев М.Г. и др. История Дагестана. Махачкала, Изд. ДНЦ РАН, 1996.

20. Гайдаров Р.И. Ахтынский диалект лезгинского языка. Махачкала, 1961.

21. Гайдаров Р.И. Лезги ч1алан диалектология. Махачкала, 1963.

22. Гайдаров Р.И. Морфология лезгинского языка. Махачкала, 1987.

23. Гайдаров Р.И. Основы словообразования и словоизменения в лезгинском языке. Махачкала, Дагучпедгиз, 1991.

24. Гайдаров Р.И. Наречие в лезгинском языке. Махачкала, 1999.

25. Гамзатов Г.Г. Дагестан: духовное и художественное наследие. Махачкала, • 2004.

26. Генко А.Н. Цахурский (цахский) алфавит. Баку, изд. "Азернешр", 1934.

27. Генко А.Н. Арабский язык и кавказоведение //Труды Второй сессии ассоциации арабистов. М.: Л., 1941.

28. Гигинейшвили Б.К. Сравнительная фонетика дагестанских языков. Тбилиси, 1977.

29. Гудава Т.Е. Консонантизм андийских языков. Тбилиси, 1962.

30. Гукасян В.Л. Взаимоотношения азербайджанского и удинского языков. Автореф. дис. . д-ра филол. наук, Баку, 1973.

31. Гусейнова Ф.И. Лексика рутульского языка. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала, 1988.

32. Гюльмагомедов А.Г. Основы лезгинской фразеологии. Махачкала, 1978.

33. Гюльмагомедов А.Г., Гюльмагомедов Г.А. Толковый словарь русизмов в лезгинском языке. М., 2007.

34. Джамалов К.Э. Основные особенности развития русской речи учащихся —рутульцев в условиях рутульско-русского двуязычия. Автореф. дис. . канд. педагог, наук. М., 1975.

35. Джамалов К.Э. Семедов С.А. Рутульско-русский словарь (Ихрекский диалект). М., 2006.

36. Джейранишвили Е.Ф. Грамматические классы в цахурском и рутульском языках // ИКЯ, Тбилиси, 1953. Т. 5.

37. Джейранишвили Е.Ф. Фарингализованные гласные в цахурско-рутульском и удинском языках // ИКЯ, Тбилиси, 1959. Т. 11.

38. Джейранишвили Е.Ф. Ударение и связанные с ней некоторые фонетико-морфологические процессы в цахурском и рутульском языках // ИКЯ, Тбилиси, 1964. Т. 14.

39. Джейранишвили Е.Ф. Основные вопросы фонетики и морфологии цахско-го и мухадского (рутульского) языков. Автореф. дис. . д-ра. филол. наук. Тбилиси, 1966.

40. Джейранишвили Е.Ф. Рутульский язык // Языки народов СССР. РИСЯ, М., 1967.

41. Джейранишвили Е.Ф. Цахский и мухадский языки. 1. Фонетика. 2. Морфология. Тбилиси, 1984.

42. Дибиров И.А. Аварско-цахурские языковые контакты (на материале ала-занских говоров) // Всесоюзная научная конференция. Проблемы языкового контактирования в конкретных полиэтнических регионах СССР. Махачкала, 1991.

43. Дибиров И.А. Кавказские языки Алазанской долины // Труды географического общества Дагестана. Махачкала, 1994.

44. Дибиров И.А. Лексические и морфологические особенности дагестанскихязыков Алазанской долины. Махачкала, 2001.

45. Дибиров И.А. Лексические и морфологические особенности дагестанских языков Алазанской долины: Автореф. дис. . д-ра филол. наук, Махачкала, 2002.

46. Дирр A.M. Рутульский язык. Тифлис, 1911.

47. Дирр A.M. Цахурский язык. Тифлис, 1913.

48. Жирков Л.И. Табасаранский язык. М.: Л., 1948.

49. Жирков Л.И. Законы лезгинского ударения. Язык и мышление. М.: Л., 1970. Т. 10.

50. Загиров В.М. Сравнительная лексика лезгинских языков. Махачкала, 1987.

51. Ибрагимов Г.Х. Об ударении и структуре слога и слогоразделе в цахур-ском языке // Учен. зап. ИИЯЛ Даг. ФАН СССР. Сер. филол. 1964. Т. 13.

52. Ибрагимов Г.Х. Фонетика цахурского языка. Махачкала, 1968.

53. Ибрагимов Г.Х. и др. Сравнительно-историческая лексика дагестанских языков. Изд. "Наука", М., 1971.

54. Ибрагимов Г.Х. Цахурско-грузинские лексические параллели // Материалы 5-ой регион, научн. сес. По ИСИ ИКЯ. Орджоникидзе, 1973.

55. Ибрагимов Г.Х. Рутульский язык в сравнении с цахурским, крызским и будухским языками. М., 1974.

56. Ибрагимов Г.Х. Фарингализованные звуки в цахурском и рутульском языках // Ежегодник ИКЯ. Тбилиси, 1974. Т. 1.

57. Ибрагимов Г.Х. О многоформатности множественного числа имён существительных в восточнокавказских языках // ВЯ. 1974. № 3.

58. Ибрагимов Г.Х. Изучение фонетики дагестанских языков // Языки Дагестана. Махачкала, 1976. Вып. 3.

59. Ибрагимов Г.Х. Рутульский язык. Изд. "Наука", М., 1978.

60. Ибрагимов Г.Х. Общности в склонении имён существительных в цахурском, рутульском, крызском и будухском языках // Падежный состав и система склонении в кавказских языках. Махачкала, 1987.

61. Ибрагимов Г.Х. Категория аспекта в дагестанских языках//ВЯ. 1998. №

62. Ибрагимов Г.Х. Рутульский язык. Синхрония и диахрония. Махачкала,2004.

63. Ибрагимов Г.Х. Историческая этнокультурная общность народов Дагестана и Азербайджана // Историко-культурные и экономические связи народов Дагестана и Азербайджана. Махачкала, 2007.

64. Ибрагимов Г.Х., Алисултанов А.С., Султанаева Г.А. Словообразование в рутульском языке. Махачкала, 2007.

65. Исаев Н.Г. Некоторые вопросы консонантизма рутульского языка.// Исто-рико-типологические и синхронно-типологические исследования. М., 1972.

66. Исаев Н.Г. Фонетика рутульского языка. Автореф. дис. . канд. филол. наук, М., 1974.

67. Исмаилова A.M. Способы выражения второстепенных членов предложения в рутульском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук, Махачкала,2005.68. История Дагестана с древнейших времён до наших дней. Т. 1. М., "Наука",2004.

68. Кацнельсон С.Д. Фонемы, синдемы и "промежуточные" образования // Фонетика, Фонология, Грамматика. Изд. "Наука", М., 1971.

69. Кибрик А.Е. Методика полевых исследований. Изд. МГУ, 1972.

70. Кибрик А.Е., Кодзасов С.В., и др. Опыт структурного описания арчинского языка. М., 1977. Т. 1. Лексика, фонетика.

71. Кибрик А.Е., Кодзасов С.В., Старостин С.А. О просодической структуре слов в дагестанских языках // Предварительные публикации. Пробл. группа по эксперим. и прикл. Лингвистике Ин-та рус. яз. АН СССР. М., 1978. Вып. 115.

72. Кибрик А.Е., Кодзасов С.В. Фонетические общности // Структурные общности кавказских языков. М., 1978.

73. Кибрик А.Е. Материалы к типологии эргативности: рутульский язык. М., 1980.

74. Кибрик А.Е., Кодзасов С.В. Сопоставительное изучение дагестанских языков. Глагол.М., Изд-во МГУ,1988. (Язык и говоры).

75. Кибрик А.Е., Кодзасов С.В. Сопоставительное изучение дагестанских языков. Имя. Фонетика: М;, МГУ, 1990:

76. Кибрик А.Е. и др. Элементы цахурского языка в типологическом освещении. М., 1999.

77. Климов Г.А. Кавказские языки. М., 1965.

78. Климов Г.А. Фридрих Энгельс о критериях языковой*идентификации диалекта. ВЯ; 1974, № 4;

79. Климов Г.А. Комментарий // Тайны древних письмен. .М;, "Прогресс" 1979.

80. Климов Г.А. Введение в кавказское языковедение. Изд. "Наука". М., 1986.

81. Климов Г.А., Халилов М:ЫГ Словарь кавказских языков. М., 2003.83; Кодзасов С.В. Модель фонетической системы: (на материале арчинского языка) // Предварительные публикации: Ин-т рус. яз. АН СССР. М.,, 1976. Выш 81.

82. Кодзасов С.В. Акустическая графика // Элементы цахурского языка в типологическом освещении. М., "Наследие". 1999.85: Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960:

83. Кубрякова Е.С. Аффикс // ЛЭС, М., 1990.

84. Кузнецов П.С. Русская диалектология. Изд. 3-е. М., 1960.88; Кузнецов С.В. Слог и ритмика слова в алюторском языке. В кн.: Публикации отделения структурной и прикладной лингвистики МГУ. Филол. фак-т. Вып. 9. М. 1980.

85. Лавров Л.И. Рутульцы в прошлом и настоящем. КЭС, М. — Л., 1962.

86. Лавров Л.И. Эпиграфические памятники Северного Кавказа X — XVII вв. М., 1966.

87. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику (Перевод с английского языка). М., "Прогресс", 1978.

88. Ломтев Т.П. Причинность и вероятность развития языка // Филол. науки. 1966. № 3.

89. ЛЭС. М., "Советская энциклопедия", 1990.

90. Магометов А.А. Кубачинский язык. Тбилиси, 1963.

91. Магометов А.А. Табасаранский язык. Тбилиси, 1965.

92. Магометов А.А. Агульский язык. Тбилиси, 1970.

93. Магомедов А.Г. Очерки фонетики чеченского языка. Махачкала, 2005.

94. Махмудова С.М. Способы выражения субъектно-объектных отношений в рутульском языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. 1995.

95. Махмудова С.М. К истории образования эргатива // Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Вып. 2. Махачкала, ДГУ, 2000.

96. Махмудова С.М. Морфология рутульского языка. М. 2001.

97. Мейланова У.А. Очерки лезгинской диалектологии. М., 1964.

98. Мельников Г.П., Курбанов А.И. Логические основы именной классификации в цахурском языке // Вопросы структуры языка. М., 1964.

99. Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи. Л., 1978.

100. Микаилов Ш.И. Очерки аварской диалектологии. М. -Л., 1959.

101. Микаилов К.Ш. Арчинский язык. Махачкала, 1967.

102. Мусаев Г. Культура и быт рутулов второй половины XIX — начало XX вв. Автореф. дис. . канд. ист. наук. 1980.

103. Мусаев М.-С.М. Словоизменительные категории даргинского языка. Махачкала, 1990.

104. Насруллаева Г.С. Фонетико-морфологические и лексические особенностимискинджинского говора лезгинского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук, Махачкала, 2005.

105. Нурмамедов Ю.М. Лексика цахурского языка. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала, 2000.

106. Очерки истории Дагестана. Махачкала, 1957.

107. Рашидов А.А. Обстоятельственные формы глагола в ихрекском диалекте рутульского языка // Морфемный строй дагестанских языков. Махачкала, 1988.

108. Рашидов А.А. Глагол рутульского языка. Автореф. дис. . канд. филол. наук. 1993.

109. ПЗ.Саидова Я.С. Служебные слова в рутульском языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала, 2003.

110. Саидова Я.С. Функционально-семантическая характеристика послелогов: Махачкала, 2003.

111. Селимов А.А. Словарь ориентализмов лезгинского языка. Махачкала, 2001.

112. Таирова М.О. О типах склонения в рутульском языке // Вопросы кавказского языкознания. Махачкала, 1997.

113. Таирова М.О. Морфолого-синтаксическая характеристика падежей рутульского языка. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала. 1998.

114. Талибов Б.Б. К истории изучения вопросов морфологии дагестанских языков//Языки Дагестана. Вып. 3. Махачкала, 1976.

115. Тестелец Я.Г. Бессоюзное сочинение в цахурском языке // Вопросы кавказского языкознания. Махачкала, 1977.

116. Фортунатов Ф.Ф. Избранные труды. Т. 1-2, М., 1956 1957.

117. Хайдаков С.М. Очерки по лакской диалектологии. М., 1966.

118. Хайдаков С.М. Сравнительно-сопоставительный словарь дагестанских языков. М., 1973.

119. Хайдаков С.М. Система глагола в дагестанских языках. М., 1975.

120. Хайдаков С.М. Принципы именной классификации в дагестанских языках. Изд. "Наука", М., 1980.

121. Хидиров B.C. Типы Глагольных основ в крызском языке // Учен. зап. АЛИЯ им. М.Ф. Ахундова. Баку, 1963. Вып. 3. Язык и литература.

122. Шаумян Р. Грамматический очерк агульского языка. М.: JL, 1941.

123. Шихалиева С.Х. Грамматические категории глагола табасаранского языка. Изд. "Юпитер", Махачкала, 2004.

124. Чамсаева Б.Т. Лексика традиционных промыслов даргинского языка: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Махачкала. 1998.

125. Чеерчиев М.Ч. Теоретическое обоснование сравнительно-исторических экстрополяций. Махачкала, 2006.

126. Чикобава Арн. С. О позднем образовании эрг. падежа собственно-личных местоимений. Из истории образования эргативного (активного) падежа в аварском языке // Языки Дагестана. Вып. 1. Махачкала 1948.

127. Чикобава А.С. Проблема эргативной конструкции (основные вопросы её истории и описательного анализа) // Эргативная конструкция предложения различных типов. Тезисы докладов. Л., 1964.

128. Чикобава Арн. Превербы и послелоги в истории грузинского языка. Тбилиси, 1983.

129. Erkert R. Die Sprachen des Kaukasischen Stammes. Wien, 1896.

130. Ibrahimov H. Die Kategorie Aspekt in den daghestanischen Sprachen // Geor-qica. UVK. Universitatsverlag Konstanz. Heft 22. 1999.

131. Trubetzkoy N. Die Konsonantensysteme der ostkaukasischen Sprachen: Caucasika. Leipzig, 1931. Fasz. 8.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 362022