Научный текст как система субтекстов тема диссертации и автореферата по ВАК 10.02.01, доктор филологических наук Баженова, Елена Александровна

Диссертация и автореферат на тему «Научный текст как система субтекстов». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 132782
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Баженова, Елена Александровна
Ученая cтепень: 
доктор филологических наук
Место защиты диссертации: 
Екатеринбург
Код cпециальности ВАК: 
10.02.01
Специальность: 
Русский язык
Количество cтраниц: 
366

Оглавление диссертации доктор филологических наук Баженова, Елена Александровна

Введение.

Часть первая. НАУЧНЫЙ ТЕКСТ В СИСТЕМНОМ ОСВЕЩЕНИИ.

Глава 1. ТЕКСТ КАК ОБЪЕКТ СИСТЕМНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

1.1. Структура текста.

1.2. Единицы текста.

1.3. Категории текста.

1. 4. Текст и среда.

Выводы.

Глава 2. ПОЛИТЕКСТУАЛЬНОСТЬ НАУЧНОГО ТЕКСТА.

2. 1. Эпистемическая ситуация как экстралингвистическая основа политекстуальности.

2. 1. 1. Когниоцентрические аспекты эпистемической ситуации.

2. 1.2. Антропоцентрические аспекты эпистемической ситуации.

2.2. Функционально-стилистическая модель политекстуальной структуры научного текста.

2. 2. 1. Проблема моделирования смысловой структуры текста.

2. 2. 2. Субтекст как единица смысловой структуры текста.

2. 2. 3. Типология субтекстов научного произведения.

2. 2. 4. Лингвостилистические параметры субтекстов.

Выводы.

Часть вторая. СУБТЕКСТЫ В АСПЕКТЕ ИХ КОММУНИКАТИВНОЙ ЗНАЧИМОСТИ.

Глава 1. ОСНОВНЫЕ СУБТЕКСТЫ.

1.1. Субтекст нового знания (<СТнз).

1. 1. 1. Структура и состав микросубтекстов СТнз.

1.1.2. Текстообразовательные функции и типы композиции

СТнз.

1. 1.3. Речевая реализация СТнз (опыт субтекстового анализа).

1. 2. Методологический субтекст (СТметод).

1.2. 1. Идентифицирующий микросубтекст.

1. 2. 2. Инструментальный микросубтекст.

1. 2. 3. Операциональный микросубтекст.

Выводы.

Глава 2. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СУБТЕКСТЫ.

2. 1. Иносубъектные субтексты.

2. 1. 1. Субтекст старого знания (СТсз).

2. 1.2. Прецедентный субтекст (СТпрец).

2. 2. Рефлективные субтексты.

2. 2. 1. Субтекст оценки (СТоц).

2. 2. 2. Субтекст авторизации (СТавтор).

2. 3. Прагматические субтексты.

2. 3. 1. Субтекст адресации (СТадрес).

2. 3. 2. Периферийный субтекст (СТпериф).

Выводы.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Научный текст как система субтекстов"

Диссертация посвящена комплексному исследованию научного текста в направлении от установления экстралингвистических факторов к выявлению его собственно лингвистической специфики.

Актуальность исследования. Изучение смысловой структуры текста в единстве поверхностной (собственно языковой) и содержательно-коммуникативной сторон остается важнейшей задачей лингвистической науки, так как текст представляет собой настолько сложный и многоаспектный объект исследования, что его лингвистическая характеристика не может быть ограничена рамками одного подхода. Как явление одновременно языковое и экстралингвистическое, текст оказывается способом реализации языковой системы, средством коммуникации, формой хранения и передачи информации, способом отражения интеллектуальной и психической жизни индивида, наконец, формой существования культуры. Ср.: "Текст - это событие и семиотическое, и лингвистическое, и коммуникативное, и культурологическое, и когнитивное, и т.д." [Кубрякова 1994: 23].

Сегодня очевидно, что изучение в рамках только внутрисистемного описания языка не отражает коммуникативной природы текста и не может дать адекватного представления об устройстве его смысловой структуры. С развитием коммуникативных направлений языкознания все более актуальным становится переход от собственно лингвистической парадигмы, когда текст описывается лишь как источник выводного знания о языке и материал для извлечения грамматических единиц, к междисциплинарному исследованию и пониманию текста как "кумулирующего компонента определенных состояний социокультурной системы" [Никифоров 1993: 1].

Развитие функционального направления в языкознании стимулирует стремление "не замыкаться в сфере изучения изолированных единиц независимо от того, будет ли этой единицей слово или даже целый абзац" [Колшанский 1980: 4]. При исследовании функциональной стороны языка, с одной стороны, неизбежен выход за пределы имманентно понимаемой системы языка в область ширококонтекстного изучения проблемы употребления, реального функционирования языка в различных сферах и ситуациях общения, с другой стороны, неизбежно обращение к тексту как глобальной единице анализа. Осознание этого позволяет подойти к решению одной из актуальных проблем функциональной стилистики - опреде-1 лению принципов интерпретации смысловой структуры научного текста исходя из его экстралингвистических оснований.

Изменение в парадигме языкознания, выразившееся в усилении функционального подхода к языковым явлениям и отсюда в укрупнении единицы лингвистического анализа, связано с активным развитием функционально-коммуникативного, психолингвистического и прагматического направлений лингвистики, а также формированием ряда новых дисциплин с их интересом к взаимодействию разноуровневых языковых единиц, т.е. к речи, тексту. Ср.: "Элементаризм начинает осмысляться как недостаточный для объяснения закономерностей речевого целого" [Матвеева 1997: 186].

Несмотря на активизацию исследований письменной научной речи [см., напр.: Аликаев 1999; Бедрина 1993; Данилевская 1992; Иванов 1991; Котюрова 1999, 2000; Красильникова 1999; Крижановская 2000; Лапп 1993; Очерки. 1996, 1998; Рябцева 1996; Салимовский 1998, 1999; Трошева 1999; Чернявская 1999; Чиговская 2001 и др.], нельзя считать окончательно решенными многие вопросы, касающиеся лингвостилистической специфики научного текста и обусловленности его смысловой структуры экстралингвистическими факторами. В частности, открытым остается вопрос о разработке функциональной модели целого научного текста, которая ^ отражала бы его многоуровневую организацию в единстве поверхностно-речевой и глубинно-смысловой сторон, способность текста передавать нюансы научной мысли, быть хранителем и транслятором научного знания, а также удовлетворять запросы социума в получении информации в условиях усложнения и расширения научной коммуникации.

Актуальность темы в практическом плане определяется потребностями научной коммуникации, связанными с познанием одного из важнейших компонентов текста как средства общения - его смысловой стороны. Эти потребности вызывают необходимость разработки легко обозримой, доступной для восприятия модели смысловой структуры научного текста; модели, которая может быть применена не только к конкретным научным текстам для объяснения их специфики, но и к текстам, создаваемым в процессе изложения нового знания, полученного автором, с целью их редактирования.

Предметом исследования в данной работе является смысловая структура целого научного текста (произведения) как типовая текстовая структура, обусловленная комплексом экстралингвистических факторов, связанных со спецификой научного мышления, познавательной деятельности и функционирования вербализованного знания в научной коммуникации. В связи с этим в диссертации осуществляется исследование закономерностей и структур познавательной деятельности, данных в интерсубъективных и наблюдаемых речевых формах, а также определение основных единиц интерпретационной модели текста, конституирующих ее структурный инвариант.

Важно, что текст целого произведения, выступающий не как материал, а как предмет исследования, представляет собой весьма сложное образование, что обусловливает многообразие подходов к его пониманию и множественность интерпретаций. Поэтому при обращении к изучению целого научного текста определим основные методологические установки.

1. Вслед за И.Р.Гальпериным мы определяем текст как "сообщение, объективированное в виде письменного документа, состоящее из ряда высказываний, объединенных разными типами лексической, грамматической и логической связи, имеющее определенный модальный характер, прагматическую установку и соответственно литературно обработанное" [Гальперин 1974: 67]. Подчеркнем, что текст является единицей коммуникации и обладает свойствами цельности, связности и завершенности, обеспечивающими реализацию авторского замысла; предстает как иерархия взаимосвязанных коммуникативных программ; обладает многомерной смысловой структурой, обусловленной комплексом экстралингвистических факторов; характеризуется целостным и относительно законченным системным единством формы и содержания; совмещает в себе свойства линейной организации языковых единиц (формальный аспект) и объемной организации смысла (содержательный аспект).

2. В диссертации исходным принципом изучения целого научного текста является движение от экстралингвистической основы к ее воплощению в речевом произведении. При этом понятие экстралингвистической основы конкретизируется в понятии эпистемической ситуации как целостного комплекса внешних по отношению к тексту экстралингвистических факторов познавательно-речевой деятельности, которые в соответствии с законами текстообразования "превращаются" во внутренние, собственно речевые, текстообразующие. Определение характера и степени воздействия тех или иных аспектов эпистемической ситуации на смысловую структуру и конкретно-речевую ткань научного произведения будет способствовать увеличению объяснительной силы стилистической теории.

3. К решению проблемы смысловой структуры текста необходим комплексный подход, который позволяет более глубоко и объективно обосновать действительные экстралингвистические основы речи и установить их роль в формировании текста.

Необходимость комплексного изучения текста давно осознана и заявлена в функциональной стилистике, в рамках которой собственно лингвистическая онтология текста всегда рассматривалась как производная от широкого круга экстралингвистических факторов, т.е. социальных и культурных условий его функционирования (А.Н.Васильева, М.Н.Кожина, М.П.Котюрова, Н.А.Купина, Т.В.Матвеева, В.В.Одинцов, Н.М.Разинкина, О.Б.Сиротинина, Л.В.Славгородская, Г.Я.Солганик, Е.С.Троянская и др.). Своеобразие стилистики как синтетической науки состоит в "принципиальной многоаспектности анализа изучаемого объекта, выходящего за «рамки» строя языка в широкий контекст его реального использования" [Кожина 1995: 51].

В данном исследовании мы опираемся на положение о том, что "необходимость комплексного изучения текста не есть лишь методическое требование, оно есть выражение существа самого объекта, содержащего в себе неразрывное единство мыслительной и языковой субстанций" [Кол-шанский 1984 :126]. Комплексный подход к объекту исследования (научному тексту), предпринятый в диссертации, обусловил необходимость учета достижений в области теории познания, психологии, науковедения, социологии (И.Д.Андреев, В.Ф.Берков, В.С.Библер, В.В.Ильин, А.Т.Калинкин, Я.А.Пономарев, А.И.Ракитов, В.С.Швырев и др.), что - наряду с анализом научных текстов - позволило квалифицировать эпистемическую ситуацию в качестве объективного экстралингвистического основания научного текста.

Мы исходим из того, что в научном тексте получают отражение сам принцип познавательной деятельности и ее особенности, обусловленные сознательным отношением субъекта не только к объекту, но и к самому себе, к своей деятельности. Под объектом познания понимается фрагмент действительности, преобразованный в научное знание. При этом даже при ориентации автора на изложение информации, относящейся непосредственно к объекту познания, неизменно происходит самораскрытие автора как субъекта познания. Субъект речи проявляется действительно как фактор, оказывающий влияние на отбор и употребление языковых единиц, построение текста и характер научной речи.

4. При исследовании глубинной и поверхностной организации текста не могут не учитываться достижения лингвистики текста (А.Г.Баранов, С.А.Васильев, А.А.Вейзе, И.Р.Гальперин, И.В.Дмитриевская, О.Л.Каменская, О.И.Москальская, Л.Н.Мурзин, А.И.Новиков, В.Я.Шабес и др.). В связи с этим предлагаемый в диссертации подход к моделированию смысловой структуры научного текста относится к области взаимодействия функциональной стилистики и лингвистики текста. Оценка такого взаимодействия как продуктивного нашла выражение в следующем утверждении: "Лингвистика текста все более сближается с функциональной стилистикой, и обе науки получают возможность дополнять друг друга, преодолевая свою ограниченность, уже осознанную в той и другой сфере" [Матвеева 1990: 10].

Цели и задачи работы. Основная цель состоит в разработке функционально-стилистической интерпретационной модели смысловой структуры научного текста как системного образования, детерминированного экстралингвистическими факторами научно-познавательной деятельности, а также в обосновании понятия политекстуальности как важнейшего принципа смысловой и структурной организации научного текста. Достижение этой цели предполагает решение ряда задач, в частности:

1) развивая и уточняя концепцию экстралингвистических оснований научного текста (М.Н. Кожина, М.П.Котюрова), обосновать понятие эпи-стемической ситуации в качестве универсальной экстралингвистической метамодели научного текста, отражающей комплекс взаимосвязанных экстралингвистических факторов, оказывающих систематическое влияние на текстообразование в научной сфере и лингвостилистическую специфику текста;

2) обосновать понятие субтекста как собственно текстовой, функционально обусловленной смысловой единицы, посредством которой осуществляется речевая реализация онтологического, методологического, рефлективного и коммуникативно-прагматического аспектов "затекстовой" эпистемической ситуации;

3) выявить субтексты, формирующие инвариантную смысловую структуру и типовую композицию научных текстов академических жанров (статей и монографий);

4) рассмотреть типологические признаки субтекстов с учетом специфики их содержания, внутреннего устройства, способов организации субтекстового пространства, состава функционально типизированных речевых единиц (субтекстовых операторов), эксплицирующих содержание каждого из субтекстов;

5) выявить функциональную значимость субтекстов в выражении смысла целого произведения, а также в текстообразовании с учетом степени их коммуникативной "ответственности" за представление адресату полученного автором знания.

Методологическая основа и методы исследования. Основная методологическая установка исследования - интерпретация смысловой структуры научного текста как политекстуальной системы, обусловленной экстралингвистической основой - эпистемической ситуацией в единстве составляющих ее онтологического, методологического, рефлективного и коммуникативно-прагматического аспектов.

Изучение функционально-стилистической специфики глубинной (смысловой) и поверхностной (конкретно-речевой) сторон текста в их взаимосвязи осуществляется в диссертации под влиянием традиций коммуникативно ориентированных исследований языка и текста (М.М.Бахтин,

А.Вежбицка, Т.А. ван Дейк, Т.М.Дридзе, М.Н.Кожина, Г.В.Колшанский, М.П.Котюрова, Н.А.Купина, А.А.Леонтьев, Ю.М.Лотман, Т.В.Матвеева, Е.В.Сидоров, Ю.А.Сорокин и др.).

Функционально-стилистический анализ научного текста, осуществляемый в данной работе, базируется, во-первых, на теории деятельности, главным принципом которой является идея творческой активности человека (субъекта познания по отношению к изучаемому объекту), во-вторых, на принципах системного исследования. Под системой в диссертации понимается целостное в структурном и функциональном отношении образование, совокупность взаимосвязанных элементов, взаимодействие которых ведет к появлению новых, интегративных свойств, не присущих отдельно взятым образующим систему элементам [Садовский 1974; Уемов 1978; Солнцев 1977; Степанов 1975 и др.]. Системность является онтологическим свойством текста и обеспечивается совокупностью признаков, среди которых важнейшими являются смысловая и формальная целостность, структурность, иерархичность, связь со средой.

В соответствии с принципами системного исследования в диссертации подвергаются анализу содержательная и поверхностно-речевая стороны текста в их взаимообусловленности и единстве; определяются единицы смысловой структуры (субтексты) и изучается их интеграция; рассматриваются коммуникативно-прагматические свойства текста, связанные с его "вхождением" в научный социум и общий континуум науки.

Научное знание, выраженное в тексте, рассматривается в аспекте единства субъектно-объектных отношений, присущих познавательно-речевой деятельности, и представлено в метамодели эпистемической ситуации, включающей когниоцентрические (онтологический и методологический) и антропоцентрические (рефлективный и коммуникативно-прагматический) аспекты, рассматриваемые как базовые текстообразующие факторы научного текста. Решение названной проблемы осуществляется комплексно, т.е. учитываются достижения не только в области лингвистики, в частности лингвистики текста и функциональной стилистики, но и в области смежных наук - гносеологии, науковедения, психологии, психолингвистики, лингвосоциопсихологии, теории речевой коммуникации и др.

Методологические установки исследования реализуются при решении проблемы смысловой структуры научного текста посредством применения следующих методов: моделирования, то есть разрабатывается функционально-стилистическая модель смысловой организации научного текста как полиструктурного (политекстуального) целого, обусловленного аспектами эпи-стемической ситуации, получающими речевую реализацию посредством особых текстовых единиц - субтекстов. Эта модель включает основные и дополнительные субтексты, каждый из которых выполняет определенные функции в формировании смысловой и структурной целостности текста. В результате "проекции" эпистемической ситуации на смысл текста формируется политекстуальная смысловая структура научного произведения; посредством функционально-семантического анализа текста выявляются способы языковой реализации содержания субтекстов: предметного, связанного с онтологическим аспектом знания {субтексты нового знания, старого знания, прецедентный субтекст)', методологического, связанного с приемами получения нового знания {методологический субтекст); рефлективного, связанного с самоотображением субъекта и его ценностной ориентацией в старом и новом знании {субтексты авторизации и оценки), а также прагматического, связанного с текстообразовательной деятельностью субъекта и направленностью текста на адресата {субтекст адресации и периферийный субтекст). Выявленные языковые средства подвергаются обобщению и классификации на функционально-семантической основе; разрабатывается метод субтекстового анализа научного произведения, предполагающий изучение речевой реализации субтекстов в конкретном научном произведении с учетом их взаимодействия и интеграции в целостную политекстуальную смысловую структуру; поскольку объектом изучения являлись научные произведения разных авторов и разных жанров, в качестве дополнительного метода исследования использовался стилистико-сопоставительный анализ текстов.

Материал исследования. Анализ конкретных текстов проводился на материале современных монографий и статей по лингвистике, психологии, физике, химии, математике, геологии, философии (70 текстов). Выбор жанров продиктован тем, что статьи и монографии составляют "ядро стиля, определяющее его специфику и достаточно четко отграниченное от других стилей. Именно в этих ядерных жанрах стандарт стиля нашел свое наиболее яркое выражение. Именно эти жанры позволили выявить определенные правила построения научного коммуниката и основные качественные и лингвистические характеристики научного текста" [Троянская 1985: 67]. Важно и то, что в академических жанрах научной речи (статьях и монографиях) содержится новое (полученное лично автором) знание, в то время как, например, в учебниках "излагаются устоявшиеся основы науки, и авторские концепции занимают в них незначительное место" [Лариохина 1979: 20].

Теоретическая значимость и научная новизна исследования. В диссертации предпринята попытка осуществить комплексный системный подход к изучению научного текста в единстве с его экстралингвистической основой. Такой подход позволяет осознать механизмы перехода экстралингвистического, внешнего по отношению к тексту, в собственно лингвистическое, вскрыть их глубинные причинно-следственные отношения, аргументировать функционально-стилистические особенности научных текстов, обусловленные единством субъективного и объективного в научно-речевой деятельности.

Теоретическая (в том числе методологическая) новизна работы заключается в том, что в ней представлен механизм исследования научного текста как в статическом, так и в динамическом аспектах, предлагаются решения ряда спорных проблем мышления и речи, вопроса о системности научного текста.

Разработанная функционально-типологическая модель политекстуальности является не только моделью анализа текста, но и моделью объяснительной - в пределах функционально-стилистической теории. Данная модель характеризуется стилистической инвариантностью, так как обобщенно отражает типологические черты стандартного научного текста, репрезентирующего новое знание. Выявленные закономерности политекстуальной структуры присущи всем рассмотренным монографиям и статьям, поэтому могут интерпретироваться как универсальные. Понятие политекстуальности позволяет углубить представление о композиционно-смысловом устройстве научного произведения в аспекте его детерминированности важнейшими экстралингвистическими факторами и объяснить лингвистическую - точнее, лингвостилистическую - природу структурной и смысловой многомерности научного текста.

Проведенное исследование углубляет теоретическую разработанность проблемы функционирования языка, в частности, в процессе формирования и выражения знания в познавательно-коммуникативной деятельности в сфере науки. Последовательно выдержанный функционально-стилистический ракурс исследования, а именно учет сущностных компонентов познавательно-речевой деятельности в научной сфере общения, позволил определить общий, специфический для научных текстов принцип их композиционно-смысловой организации.

Смысловая структура научного текста исследуется в диссертации в двух планах: статическом и динамическом. В статике членение смысла текста на отдельные субтексты, соотносимые с онтологическим, методологическим, рефлективным и коммуникативно-прагматическим аспектами научной деятельности, осуществляется посредством функционально-семантического анализа языковых средств в соответствии с системным подходом к тексту. В динамике членение смысла текста на субтексты соотносится с этапами развития знания, переходом от незнания к знанию, от известного к неизвестному.

Исследование политекстуальной смысловой структуры в статике и динамике позволяет дать более полное представление о ее составляющих, обусловливающих отбор ресурсов языка, о принципе организации, стабильности и одновременно гибкости, связанной с перестройкой, переосмыслением этих составляющих в реальном процессе получения и вербализации нового научного знания. В процессе формирования смысловой структуры научного текста проявляются закономерности, связанные с системным характером научной речи в целом.

Проведенное исследование демонстрирует значимость комплексного подхода для действительно объективного определения экстралингвистических факторов научного функционального стиля и дальнейшего изучения вопросов его специфики, механизмов текстообразования в научной речи и принципов интерпретации научного текста. Оно показывает также степень связи языка / речи и мышления, в особенности в аспекте зависимости текстообразования от закономерностей познавательно-речевой деятельности ученого, что играет немаловажную роль и для теории языка, и для лингвистического подтверждения и конкретизации многих внелингвистических (гносеологических, психологических, социальных) объяснений специфики познания.

На защиту выносятся следующие положения, определяющие новизну диссертации:

1. Научный текст является сложно организованной политекстуальной системой, которая соотносится с экстралингвистическим контекстом, конкретизированным в понятии эпистемической (познавательно-речевой) ситуации - совокупности взаимосвязанных признаков коммуникативно-познавательной деятельности в единстве составляющих ее онтологического, методологического, рефлективного и коммуникативно-прагматического аспектов, оказывающих систематическое влияние на формирование научной речи, реализованных в научном тексте и определяющих его композиционно-смысловую и стилистико-речевую структуру. Онтологический аспект связан с предметной стороной знания, методологический - с технологиями получения и обоснования нового знания, рефлективный - с личност-но-психологическими факторами познавательной деятельности, коммуникативно-прагматический - с вербализацией нового знания и его представлением адресату.

2. Каждый аспект эпистемической ситуации репрезентируется в поверхностной стороне речевого сообщения посредством особых формально-смысловых (собственно текстовых) единиц текста - субтекстов, реализующих когнитивные, аксиологические, рефлективные, прагматические и другие смыслы научного произведения, соотносящиеся с целевой установкой автора и имеющие определенную коммуникативную "нагруженность" в рамках целого текста. В отличие от "традиционных" единиц (сверхфразовых единств, абзацев, микротекстов и др.), относящихся к области грамматики текста и не объясняющих стилистической специфики последнего, субтексты непосредственно соотносятся с важнейшими экстралингвистическими параметрами познавательной деятельности, выражают типовое содержание научного произведения, формируют его стандартизованную композицию и позволяют понять принципы текстообразования в научной сфере.

3. Взаимодействуя на общетекстовом пространстве и вступая друг с другом в иерархические, синтагматические и парадигматические отношения, субтексты интегрируются в единую политекстуальную систему, обеспечивая смысловую целостность и композиционную упорядоченность научного произведения. В связи с этим смысловая структура научного текста представляет собой систему взаимосвязанных и объединенных на основе авторского замысла субтекстов, в совокупности отражающих содержание эпистемической ситуации и примененных в едином коммуникативном акте.

4. В рамках предлагаемой концепции композицию научного текста можно определить как последовательность, соотношение и взаимное расположение субтекстов, с помощью которых автор управляет вниманием адресата таким образом, что произведение воспринимается как единое целое, или, точнее, как иерархия, где каждому субтексту уделяется внимание, соответствующее его значимости в рамках целого текста.

5. Носителями стандартных смыслов в научных произведениях ядерных жанров являются восемь типов субтекстов, формирующих инвариантную политекстуальную смысловую структуру: субтекст нового знания, методологический субтекст, субтекст старого знания, прецедентный субтекст, субтекст оценки, субтекст авторизации, субтекст адресации и периферийный субтекст. Каждый из них характеризуется рядом специфических признаков: типом денотата; определенным текстообразующим потенциалом, обусловливающим коммуникативную значимость того или иного субтекста в политекстуальной системе; реализованными прагматическими установками; континуальным или дискретным способом организации субтекстового пространства; механизмами взаимодействия с другими субтекстами, а также средствами конкретно-языкового выражения.

5. В основе текстообразования в научной сфере лежит механизм взаимодействия между основными субтекстами - субтекстом нового знания и методологическим субтекстом, объективирующими предметное и методологическое содержание полученного автором знания, и подчиненными им дополнительными субтекстами, каждый из которых выполняет свою, только ему присущую функцию в формировании эпистемического контекста. Дополнительные субтексты обеспечивают "аранжировку" нового знания: субтекст старого знания и прецедентный субтекст формируют когнитивный фон авторской концепции; субтекст оценки выражает аксиологическую квалификацию собственно научной информации; субтекст авторизации - ее модальную квалификацию; субтекст адресации и периферийный субтекст оформляют новое знание в виде композиционно упорядоченного речевого сообщения.

6. Каждый субтекст имеет типизированный характер речевой реализации и эксплицируется функционально ориентированными языковыми (дотекстовыми и текстовыми) единицами: словами, словосочетаниями, предложениями, сверхфразовыми единствами, а также отдельными, относительно самостоятельными текстами (заголовок, аннотация, предисловие, заключение, библиографический список, оглавление). В процессе развития научного стиля данные единицы приобретают устойчивость и превращаются в стереотипные субтекстовые формулы, регулярно воспроизводимые в научных текстах. Вместе с тем субтексты, строясь по определенным моделям, допускают достаточно широкий спектр варьирования речевых средств.

Взаимодействие глубинной (содержательно-смысловой) и поверхностной (формально-языковой) сторон текста проявляется в стилистическом согласовании содержания и формы произведения.

Практическую значимость исследования мы видим в возможности использования его результатов в преподавании курсов стилистики и культуры речи, при составлении по ним учебных пособий, в практике редактирования научной литературы, а также при разработке целенаправленной системы обучения научной речи студентов и начинающих научных работников. Необходимость создания такой системы становится особенно очевидной, если учесть, что среди функциональных стилей научный стиль выделяется высокой степенью внутристилевой нормативности, причем в ходе его развития эта нормативность возрастает. Модель политекстуальности позволяет выделить актуальные для научной коммуникации смыслы, обусловленные многоаспектностью научной информации. Ознакомление с субтекстами как "носителями" актуальных смыслов существенно для экономной и эффективной организации обучения речевому общению в любой сфере научной деятельности.

Кроме того, результаты исследования могут быть внедрены в создание автоматизированных систем анализа текстовой информации (машинного перевода, информационного поиска, автоматического редактирования), а также в разработку учебных текстов для дистанционного обучения.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования прошли апробацию на следующих международных, всероссийских и региональных научных конференциях: "Статус стилистики в современном языкознании" (Пермь, ПТУ, 1990); "Систематизация понятий в стилистике" (Опольский университет - Институт польской филологии, Ополе, Польша, 1992); "Динамическая лингвистика - 95" (Краснодар, КГУ, 1995); на юбилейной сессии, посвященной 100-летию со дня рождения В.В.Виноградова (Москва, МГУ, 1995); "Стилистика и прагматика" (Пермь, ПГУ, 1997); "Русский язык в контексте современной культуры" (Екатеринбург, УрГУ, 1998); "Научный дискурс: традиции и изменения" (Опольский университет - Институт польской филологии, Ополе, Польша, 1998); "Университеты в формировании специалиста XXI века" (Пермь, ПГУ, 1999); "Культурно-речевая ситуация в современной России: вопросы теории и образовательных технологий" (Екатеринбург, УрГУ, 2000); "Лингвистический и эстетический аспекты анализа текста" (Соликамск, СГПИ, 2000); "Межкультурная коммуникация на рубеже веков" (Пермь, ПГТУ, 2000); "Культура: эпохи и ритмы" (Пермь, ПГТУ, 2000); "Система языка и проблемы его функционирования" (Екатеринбург, УрГПУ, 2000).

Результаты исследования внедрены в учебную практику: ведется спецсеминар "Принципы интерпретации научного текста", читаются курсы

Функциональная стилистика", "Основы культуры речи", "Культура письменной научной речи" и спецкурс "Стилистика научного текста", в которые включены вопросы, связанные с проблемой смысловой структуры научного текста в ее экстралингвистической обусловленности.

Основные положения диссертации нашли отражение в монографии, главах коллективной трехтомной монографии по стилистике научной речи под ред. проф. М.Н.Кожиной, учебных пособиях, статьях, тезисах докладов и сообщений.

Диссертация обсуждалась на кафедре риторики и стилистики русского языка Уральского университета и была рекомендована к защите.

Структура диссертации. Текст диссертационного исследования состоит из Введения, двух частей и Заключения. В первой части - "Научный текст в системном освещении" - рассматриваются вопросы системного исследования текста (глава 1), обосновывается понятие субтекста как структурно-смысловой единицы научного произведения; разрабатывается типологическая модель политекстуальной смысловой структуры (глава 2). Вторая часть - "Субтексты в аспекте их коммуникативной значимости" - посвящена описанию основных (глава 1) и дополнительных (глава 2) субтекстов с учетом их когнитивных, текстообразовательных и прагматических функций, а также способов речевой реализации. В Заключении подводятся основные итоги проведенного исследования.

Заключение диссертации по теме "Русский язык", Баженова, Елена Александровна

Выводы

1. Содержание эпистемичеекой ситуации не исчерпывается лишь онтологическим и методологическим аспектами познавательной деятельности, реализованными в тексте посредством важнейших составляющих его политекстуальной структуры - субтекста нового знания и методологического субтекста. Реальный процесс познания включает, помимо поиска новых свойств изучаемого объекта, также установление преемственной связи с предшествующим знанием; рефлексию субъекта, связанную с рациональным и эмоциональным отношением к процессу научного познания и его результату; речевую деятельность автора, нацеленную на создание такого текста, который бы в адекватной и доступной форме транслировал содержание полученного знания.

Перечисленные аспекты эпистемической ситуации также находят отражение в глубинной и поверхностно-речевой сторонах научного произведения, обогащая его смысл и усложняя политекстуальную структуру. Информация когнитивного, рефлективного, оценочного и прагматического характера, сопутствующая онтологическому и методологическому содержанию нового знания, получает выражение посредством дополнительных субтекстов, к которым относятся СТ старого знания, прецедентный СТ, СТ оценки, СТ авторизации, СТ адресации и периферийный СТ.

2. Иносубъектные компоненты смысловой структуры - СТсз и СТпрец - репрезентируют преемственность, диалогичность и интертекстуальность познавательной деятельности. Эксплицируя актуальное для автора старое знание, они формируют когнитивный фон излагаемой концепции, устанавливают парадигматическую соотнесенность создаваемого текста с другими текстами, "встраивают" новое знание в общую систему научного знания.

Предпосылочное знание может репрезентироваться как эксплицитно - субтекстом старого знания, так и имплицитно - прецедентным субтекстом. Эксплицитный способ связан с цитированием или пересказом научных положений предшественников. В этом случае чужая речь семантически и структурно адаптируется к новому контексту и маркируется ксенопоказа-телями (операторами ввода, кавычками, сносками). Имплицитный ввод старого знания предопределен его известностью и общностью пресуппозиции автора и читателя. Прецеденты маркируются терминированными понятиями - непредикативными именными знаками, указывающими на принадлежность теории, закона, метода и др. конкретному ученому, имя и идея которого вошли в дисциплинарный фонд науки. Поскольку содержание старого знания остается "в подтексте", понимание СТпрец зависит от фоновых знаний и профессиональной компетенции адресата.

Интеграция иносубъектных смысловых элементов в политекстуальную систему является универсальным принципом построения научных текстов. В содержательном плане этот принцип детерминируется непрерывностью познавательного процесса и творческим переосмыслением прошлого научного опыта, в структурном плане - чередованием старого и нового знания как важнейшим механизмом развертывания научного текста.

3. Субъективно-личностное начало познавательной деятельности, -связанное, во-первых, с оценкой старого и получаемого нового знания; во-вторых, с контролем над логикой развития научной мысли и способом ее речевого воплощения; в-третьих, с рациональными и чувственными реакциями, сопровождающими поиск и обоснование нового знания, -"опредмечивается" в СТ оценки и СТ авторизации.

СТоц, представленный многочисленными языковыми единицами, обладающими способностью передавать различные типы аксиологических значений, репрезентирует широкий план оценочной информации текста. Универсальными аксиологическими смыслами научного произведения яв 331 — ляются оценка новизны, значимости и достоверности знания. Максимальная концентрация оценочных операторов наблюдается во введениях, про-блемнопостановочных разделах, при изложении истории вопроса, а также в полемических фрагментах текста.

Выполняя текстообразующую функцию, СТ оценки обеспечивает проспекцию научного изложения. Прагматическая функция данного субтекста определяется его направленностью на формирование у читателя ценностной ориентации в научном содержании конкретного текста, а также в общем фонде старого, наличного и прогнозируемого знания.

СТ авторизации репрезентирует психическую сторону коммуникативно-познавательной деятельности, связанную с интеллектуальными и эмоциональными переживаниями ученого по поводу развития научной мысли и ее адекватного представления адресату. Данный субтекст формирует план личностной информации текста, включающей выражение авторского "Я", экспликацию ментальных и эмоциональных состояний (сомнения, уверенности, интереса, радости, удивления, огорчения и др.), сопровождающих процесс получения и вербализации нового знания, а также речевую рефлексию автора. Важнейшими функциями СТ автор являются членение научной мысли и акцентирование логико-семантических связей между ее отдельными звеньями, "синхронизация" мыслительного процесса автора и адресата и создание психологического контакта между ними, а также демонстрация индивидуальной стилевой манеры автора.

В рамках политекстуальной системы рефлективные субтексты формируют модальную рамку для когнитивно нагруженных субтекстов - СТнз, СТметод, СТсз, придавая собственно научному содержанию характер личностного знания.

4. Смысловая структура текста представляет собой единство двух сторон: во-первых, глубинной, собственно содержательной, во-вторых, поверхностной, логико-композиционной, соотносящейся с последовательно— 332 — стью представления элементов содержания адресату. Логико-композиционная сторона текста обеспечивается СТ адресации и периферийным СТ, функционирующими в качестве содержательной формы для реализации авторского замысла и создающими прагматическую рамку текста.

Важнейшими функциями СТадрес являются следующие: маркирование тематического развертывания текста посредством сигналов проспекции и ретроспекции; управление вниманием адресата за счет фиксации логических этапов развития научной мысли; акцентирование наиболее значимых, с точки зрения автора, смысловых фрагментов; разъяснение связей между различными частями текста и объединение элементов композиции в пространственно-временной континуум.

СТпериф, включающий относительно самостоятельные тексты - заголовок, аннотацию, введение, заключение, библиографический список и оглавление, - целостно отражает реализованную в основном тексте эписте-мическую ситуацию и выявляет стандартизованную композицию произведения. В краткой и обобщенной форме дублируя содержание основного текста, периферийный СТ репрезентирует важнейшие, по мнению автора, онтологические, методологические и аксиологические признаки полученного знания, программируя тематическое развертывание основного текста и в то же время удовлетворяя информационные потребности адресата. Несмотря на эпистемическую избыточность, СТпериф оказывается необходимым компонентом политекстуальной структуры текста в связи с необходимостью представления полученного знания читателю в условиях расширения объема интеллектуальной информации и усложнения коммуникации в науке.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Реализованный в работе функционально-стилистический подход к изучению смысловой структуры текста, опирающийся на принципы системности и функциональности, позволил выявить механизм перехода экстралингвистического, внешнего по отношению к речевому произведению, в собственно лингвистическое и тем самым объяснить стилистико-речевую природу смысловой структуры научного текста и особенности его композиции.

На основе комплексного анализа целого произведения, с учетом достижений смежных с языкознанием наук - прежде всего гносеологии, психологии и науковедения, - разработано понятие политекстуальности и описана функционально-типологическая модель смысловой структуры научного текста. Смысловая структура соотносится со структурой эпистемической ситуации, характеризующейся единством взаимосвязанных аспектов как познавательной деятельности, так и ее результата - нового научного знания и оказывающей систематическое влияние на формирование научного текста.

Онтологический, методологический, рефлективный и коммуникативно-прагматический аспекты эпистемической ситуации, отраженные в сознании субъекта и преобразованные в соответствии с принципами порождения текста, представляют собой семантическую основу специфических структурно-смысловых единиц целого текста - субтекстов. Данные единицы репрезентируют типовое содержание научного произведения, формируют стандартизованную композицию текстов академических жанров (монографий и статей) и получают выражение средствами функционирующей языковой системы.

Исходя из этого, смысловая организация текста интерпретируется как система субтекстов, в совокупности отражающих эпистемическую ситуацию и реализованных в едином коммуникативном акте. Субтекст рассматривается как двусторонняя, структурно-смысловая единица научного текста, "опредмечивающая" содержание онтологического, методологического, рефлективного или коммуникативно-прагматического аспекта познавательно-речевой деятельности субъекта (автора) и тем самым участвующая в текстообразовании.

Разделение смысла научного произведения на субтексты обусловлено применением системного анализа, в то время как в реальной коммуникации содержание текста представляет собой монолитное единство. Предпринятое разграничение субтекстов как типов содержания свидетельствует о проекции на текст различных аспектов коммуникативно-познавательной деятельности, что еще раз доказывает экстралингвистическую обусловленность смысловой и структурной организации текста. Несмотря на то что выявленные типы содержания представлены в научном произведении синкретично, в ходе исследования было установлено, что каждый из них выражается особыми текстовыми компонентами (субтекстами).

В диссертации рассмотрено восемь типов субтекстов, формирующих инвариантную политекстуальную модель научного произведения: СТ нового знания и методологический СТ, репрезентирующие собственно информационную сторону текста и эксплицирующие предметное (онтологическое и методологическое) ядро нового знания; СТ старого знания и прецедентный СТ, демонстрирующие когнитивный фон авторской концепции и реализующие преемственность познавательной деятельности; СТ оценки и СТ авторизации, воплощающие рефлективную, в том числе ак-сиологичекую, деятельность субъекта, связанную с самоконтролем познающей личности и вхождением новой научной информации в общий фонд знания; СТ адресаг^ии и периферийный СТ, обеспечивающие последовательное представление элементов содержания в виде линейного, композиционно упорядоченного, стилистически корректного речевого сообщения.

Подходя к политекстуальности обобщенно, мы подчеркиваем, что ее важнейшей семантической функцией является эпистемическая, т.е. выражение научного знания посредством всех выявленных субтекстов в их системности. Рассматривая политекстуальность аналитически, отмечаем, что коммуникативная значимость субтекстов в рамках целого произведения различна: одни из них оказываются основными, другие - дополнительными. Основные субтексты (СТ нового знания и методологический СТ) выражают предметное (тематическое) содержание нового знания и способы его получения. Дополнительные субтексты (СТ старого знания, прецедентный СТ, СТ оценки, СТ авторизации, СТ адресации, периферийный СТ) обеспечивают разноаспектную квалификацию полученного знания.

Установлено, что в современных научных текстах академических жанров субтексты характеризуются регулярностью воспроизведения и достаточно однотипным функционированием. Это объясняется тем, что они закономерно обусловлены универсальными экстралингвистическими факторами, сопряженными с познавательной деятельностью, а также специфической нормативностью научного стиля речи.

В ходе исследования было определено, что каждый субтекст имеет типизированный характер речевой реализации и эксплицируется функционально ориентированными языковыми (дотекстовыми и текстовыми) единицами: словами, словосочетаниями, предложениями, сверхфразовыми единствами, коммуникативными блоками, а также отдельными, относительно самостоятельными текстами. Взаимодействие глубинной (содержательно-смысловой) и поверхностной (формально-языковой) сторон текста проявляется в стилистическом согласовании содержания и формы произведения.

Представленная в диссертации модель политекстуальности имеет предельно обобщенный характер. Рассмотренные типы субтекстов, безусловно, не исчерпывают смысловой глубины и многомерности научного текста. В рамках одного исследования не представляется возможным всесторонне описать такое сложное и многоаспектное явление, как смысловое содержание научного текста, варьирующееся за счет экспликации (или неэкспликации) отдельных коммуникативно-познавательных действий. Однако мы попытались выявить некую инвариантную модель реализованных в произведении смыслов (когнитивных, аксиологических, прагматических и др.), которые позволяют читателю воспринимать и адекватно понимать информацию, заложенную автором. В связи с этим идея политекстуальности, не отменяя альтернативные концепции, позволяет точнее определить сти-листико-речевую природу системности научного текста в аспекте его обусловленности экстралингвистическими факторами научной речи.

Разработка и лингвостилистическая интерпретация смысловой структуры научного текста как политекстуальной системы уточняет представления о процессах порождения и восприятия целого текста, так как дает возможность глубже осмыслить взаимодействие экстралингвистического и собственно лингвистического на качественно ином уровне - уровне действительно текстовых единиц, являющихся "носителями" смыслов.

Описание политекстуальной смысловой структуры научного текста может служить основой для исследования речевых закономерностей на более широком материале - текстов других функциональных стилей и жанровых разновидностей. Дальнейшее изучение проблемы политекстуальности может быть ориентировано на поиск таких экстралингвистических факторов, воздействие которых еще не изучалось, однако может быть интерпретировано в плане формирования специфических смыслов научного текста, с которыми соотносились бы еще не описанные субтексты.

СПИСОК ИССЛЕДОВАННЫХ ТЕКСТОВ С ПРИНЯТЫМИ СОКРАЩЕНИЯМИ

Абр. — Абрамов Б. А. О функциях, изофункциях, функциональном подходе и функциональной грамматике // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 77-87.

Адм. — Адмони В.Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики. JL: Наука, 1988.

Ann. — Алпатов В.М.О способах построения функциональной грамматики // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 49-55.

Ар. — Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка. Т. 40, № 4. 1981. С. 356-367.

Бар. — Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. Ростов н / Д: Изд-во Рост, ун-та, 1993.

Бел. — Беляев Ю.К., Замятин A.A. Множительная оценка функции распределения длительности жизни частицы в процессе Беллмана - Харриса // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. № 2. С. 15-23.

Бонд. I— Бондарко A.B. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984.

Бонд. II— Бондарко A.B. К теории функциональной грамматики // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 16-30.

Бр. — Брату хин Ю.К., Макаров С.О. Межфазная конвекция. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1994.

Буд. — Бу даго в P.A. Язык-реальность-язык. М.: Наука, 1983.

Бул. — Булинская Е.В., Молчанов С.А. Об оценке параметров сложных случайных множеств // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. № 2. С. 7-12.

Вас. — Васильев С.А. Синтез смысла при создании и понимании текста. Киев: Наукова думка, 1988.

Вольф — Вольф Е.М. О соотношении квалификативной и дескриптивной структур в семантике слова и высказывания // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка. 1981. Т. 40, №4. С. 391-397.

Гальп. — Гальперин И.Р.Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.

Герш. — Гершуни Г.З., Жуховицкий Е.М., Непомнящий A.A. Устойчивость конвективных течений. М.: Наука, 1989.

Гип. — Гипотеза в современной лингвистике / Под ред. Ю.С.Степанова. М.: Наука, 1980.

Гол. — Голякова J1.A. Подтекст как полидетерминированное явление. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1999.

Дол. — Долинина И.Б. Функциональная грамматика и содержательная классификация грамматических категорий // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 132-142.

Др. — Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М.: Высшая школа, 1980.

Дячк. — Дячкин О. Д. Об одной гармонической мере //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. № 2. С. 46-49.

Звег. — Звегинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. М.: Изд-во МГУ, 1976.

Зельд. I— Зельдович Я.Б., Новиков И.Д. Строение и эволюция вселенной. М.: Наука, 1975.

Зельд. II— Зельдович Я.Б., Блинников С.И., Шакура Н.И.

Физические основы строения и эволюции звезд. М.: Изд-во МГУ, 1981.

30Л i ЗолотоваГ.А.О конститутивной синтаксической единице Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка. 1981. Т. 40, № 6. С. 496-507.

Зол. II — Золотова Г.А. К построению функционального синтаксиса русского языка // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 87-93.

Иоффе— Иоффе А.Ф. Некристаллические, аморфные и жидкие электронные полупроводники // Избр. труды. Л.: Наука, 1975. Т. 2. С. 411-463.

Кад. — Кадомцев Б.Б. Коллективные явления в плазме. М.: Наука, 1976.

Кап. — Капица П.Л. О природе шаровой молнии // Капица П.Л. Эксперимент. Теория. Практика. М.: Наука, 1977. С. 55-60.

Кв. — Квашнина С.С., Пилипенко В.Н. Движение границы раздела фаз при растворении набухающих покрытий в потоке жидкости // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. №2. С. 23-26.

Келд. — Келдыш М.В. Вибрация крыла с элероном // Избр. труды: Механика. М.: Наука, 1985. С. 224-304.

Кирко — Кир к о И.М. Жидкий металл в электромагнитном поле. М.; Л.: Наука, 1964.

Колш.1— Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М.: Наука, 1975.

Колш. II — Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. М.: Наука, 1984.

Копт. — Коптюг В.А. Изомеризация ароматических соединений. Новосибирск: АН СССР, 1981.

Кузьм.— Кузьмина Н.А. Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та; Омск: Омск. гос. ун-т, 1999.

Лар. — Лариохина Н.М. Вопросы синтаксиса научного стиля речи. М.: Русский язык, 1979.

Л. — Леонтьев A.A. Психология общения / Тарт. ун-т. Тарту, 1974.

Мак. — Макаров И.Г. Расчет отрывных течений в прямоугольной выемке // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. №2. С. 85-87.

Мал. — Малышев В.А., Игнатюк И.А. Локально взаимодействующие процессы с некомпактным множеством значений // Там же. С. 3-7.

Март. — Мартынов В.В. Функциональная грамматика и категории языка // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985.С. 155-162.

Мельч. — Мельчук И.А. Русский язык в модели "смысл текст". М.; Вена: Языки русской культуры, 1995.

Моск. — Москальская О.И. Текст - два понимания и два подхода // Русский язык: функционирование грамматических категорий. Текст и контекст. М.: Наука, 1984. С. 154-162.

Нас. — Насилов Д.М. Уровни семантической абстракции и соотношение языковой и внеязыковой семантики в функциональной грамматике // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 120-131.

Никит.— Никитина С.Е. Семантический анализ языка науки. М.: Наука, 1987.

Никиф. — Никифоров В.М. О квадратичных интегралах задачи Суслова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. №2. С. 87-91.

Ник. — Николаева Т.М. Семантика акцентного выделения. М.: Наука, 1982.

Овч. I — Овчинников Ю.А. Исследование путей синтеза тетрацик-линов // Овчинников Ю.А. Избр. труды: Химия жизни. М.: Наука, 1990. С. 53-63.

Овч. II — Овчинников Ю.А. Рациональные пути синтеза депсипеп-тидов с целью изучения зависимости между их структурой и функцией // Там же. С. 97-126.

Овч. III — Овчинников Ю.А. Связь между структурой и биологической функцией в пептидных системах // Там же. С. 83-91.

Од. — Одинцов В.В. Стилистика текста. М.: Наука, 1980.

Панф. — Панфилов В.З. Взаимоотношение языка и мышления. М.: Наука, 1971.

Пор. — Поручиков В.Б., Присмакова Т.М. Дифракция акустической волны на бесконечном круговом цилиндре // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 1. Математика. Механика. 1987. №2. С. 4045.

Пробл. — Проблема поиска жизни во Вселенной. М.: Наука, 1986.

Резн. — Резницкий Л.А. Химическая связь и превращения оксидов. М.: Изд-во МГУ, 1991.

Рог. — Рогожникова Р.П. Составные наречные образования и их функционирование // Русский язык: функционирование грамматических категорий. Текст и контекст. М.: Наука, 1984. С. 96-111.

Сер. — Серебренников Б.А. О материалистическом подходе к явлениям языка. М.: Наука, 1983.

Слюс. — Слюсарева H.A. Функциональная грамматика и когни-тивность морфологии // Проблемы функциональной грамматики. М.: Наука, 1985. С. 56-65.

Солг.1 — Солганик Г.Я. К проблеме модальности текста//Русский язык: Функционирование грамматических категорий. Текст и контекст. М.: Наука, 1984. С. 173-186.

Солг. II — Солганик Г.Я. О связи звука и значения // Разновидности текста в функционально-стилевом аспекте. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1994. С. 52-70.

Сонг. — Сонгина O.A. Редкие металлы. М.: Наука, 1951.

Таль-В.— Таль-Вирский Б.Б. Геофизические поля и тектоника Средней Азии. М.: Недра, 1982.

Талъв. — Тальвирский Д.Б. Тектоника Енисей-Хатангской нефтегазоносной области и сопредельных территорий по геофизическим данным. М.: Недра, 1976.

Фр. — Фрумкина P.M. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология? // Язык и наука конца 20 века. М.: Изд-во РГГУ, 1995. С. 74-117.

Хр. — Храковский B.C. Типы грамматических описаний и некоторые особенности функциональной грамматики // Проблемы функциональной грамматики. М: Наука, 1985. С. 65-77.

Шал. — Шаляпина З.М. Три функции языкового знака и проблемы их отражения в лингвистическом описании // Там же. С. 103120.

Шее. — Шевякова В.Е. Некоторые аспекты функционального синтаксиса // Там же. С. 93-102.

Шел. — ШелякинМ.А.О единстве функционального и системного описания грамматических форм в функциональной грамматике // Там же. С. 37-49.

Шм. — Шмелев Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. М.: Наука, 1977.

Щур — ЩУР Г. С. Теории поля в лингвистике. М.: Наука, 1974.

Яр. — Ярошевский М.Г. На путях к общей теории творчества // Художественное и научное творчество. Л.: Наука, 1972. С. 19-37.

Список литературы диссертационного исследования доктор филологических наук Баженова, Елена Александровна, 2001 год

1. Адмони В.Г. Грамматика и текст // Вопросы языкознания. 1985.№ 1. С. 63-69.

2. Алексеев Н.Г., Ладенко И. С. Проблемы рефлексии: современное комплексное исследование. Новосибирск: Наука, 1987.

3. Алефиренко Н. Ф. Смысловая структура текста // Текст как объект многоаспектного исследования: Сб. науч.-метод. семинара "TEXTUS". СПб.; Ставрополь: Изд-во Ставроп. ун-та, 1998. Вып. 3, ч. 1. С. 35-39.

4. Аликаев P.C. Стилистическая парадигма языка науки: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. Краснодар, 1999.

5. Амвросова C.B. Многоголосое слово в научном тексте // Вопросы стилистики. Вып. 24. Текст и его компоненты / Саратов, ун-т. Саратов, 1992. С. 103-110.

6. Андреев ИД. Теория как форма организации научного знания. М.: Наука, 1979.

7. Апресян ЮД. Прагматическая информация для толкового словаря // Прагматика и проблемы интенсиональности. М.: Изд-во Ин-та яз-я АН СССР, 1988. С. 7-44.

8. Аристотель. Сочинения: В 4-х т. М.: Мысль, 1976. Т.2.

9. Арсенъев A.C., Библер B.C., Кедров Б.М. Анализ развивающегося понятия. М.: Наука, 1967.

10. Арутюнова H Д. Аспекты семантических исследований. М.: Наука, 1980.

11. Арутюнова НД. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка. Т. 40, №4. 1981. С. 356-367.

12. Арутюнова НД. Диалогическая цитация (к проблеме чужой речи) // Вопросы языкознания. 1986. № 1. С. 50-64.

13. Арутюнова H Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1999.

14. Архангельская А. С. К проблеме индивидуального стиля в научных исследованиях // НТР и развитие художественного творчества. Л.: Наука, 1980. С. 62-75.

15. Аспекты общей и частной лингвистической теории текста / Под ред. Н.А.Слюсаревой. М.: Наука, 1982.

16. Бабайлова А.Э. Текст как продукт, средство и объект коммуникации при обучении неродному языку / Саратов, ун-т. Саратов, 1987.

17. Баженов Л. Б. Строение и функции естественнонаучной теории // Синтез современного научного знания. М.: Наука, 1973. С. 390-421.

18. Баженова Е.А. Способы экспликации и функции чужой речи в научном тексте // Функциональные разновидности речи в коммуникативном аспекте/Перм.ун-т. Пермь, 1988. С. 124-166.

19. Баженова Е.А. Прием аналогии как способ обоснования нового знания в научном тексте // Функционально-стилистический аспект различных типов текста / Перм. ун-т. Пермь, 1990. С. 29-33.

20. Баженова Е.А. Научный текст как отражение динамики познания // Статус стилистики в современном языкознании: Тез. докл. междунар. коорд. совещ. 13-17 ноября 1990 г. / Перм. ун-т. Пермь, 1990. С. 11-12.

21. Баженова Е.А. Специфика смысловой структуры научного текста и его композиции // Очерки истории научного стиля русского литературного языка XVIII XX вв. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1996. Т. II, ч. 1. С. 158-235.

22. Баженова Е.А. Интертекстуальность научного текста // Текст. Узоры ковра: Сб. статей науч.-метод. семинара "ТЕХТШ". Общие проблемы исследования текста. СПб.; Ставрополь: Изд-во Ставроп. ун-та, 1999. Вып. 4, ч. 1.С. 83-90.

23. Баженова Е.А. Политекстуальность научного текста // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 19992. С. 66-91.

24. Поэтика. М.: Прогресс, 1994. С. 413-423. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет.

25. Бондарко A.B. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984. Борн М. Эксперимент и теория в физике // Успехи физических наук. 1958. Т. LXVI, вып. 3. С. 373-386.

26. Бочарова Т. Г. Потенциально автономные высказывания // Структурно-семантические единицы текста (на сопоставительной основе французского и русского языков): Сб. науч. тр. МГПИИЯ им М. Тореза. М., 1986. Вып. 267. С. 61-80.

27. Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. М.: Высшая школа, 1990.

28. Брудный A.A. К проблеме понимания текста // Исследование речемысли-тельной деятельности / Казах, пед. ин-т. Алма-Ата, 1974. Вып. III. С. 80-86.

29. Брудный A.A. Понимание как философско-психологическая проблема // Вопросы философии. 1975. № 10. С. 109-117.

30. Брутян Г.А. Языковая картина мира и ее роль в познании // Методологические приемы анализа языка / Ерев. ун-т. Ереван, 1976. С. 57-64.

31. Бурвикова Н.Д., Костомаров В. Г. Прецедентный текст как единица нелинейного понимания // Лексика, грамматика, текст в свете антропологической лингвистики: Тез. докл. и сообщ. междунар. науч. конф. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1995. С. 4.

32. Вайнрих X. Текстовая функция французского артикля // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1978. Вып. VIII. С. 370-387.

33. Ван Дейк Т. А. Вопросы прагматики текста // Там же. С. 259-336.

34. Ван Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. М.: Прогресс, 1989.

35. Ванников Ю.В. К обоснованию общей типологии текстов, функционирующих в сфере научно-технического перевода // Текст как объект лингвистического анализа и перевода. М.: Изд-во Ин-та яз-я АН СССР, 1984. С. 15-26.

36. Васильев С.А. Синтез смысла при создании и понимании текста. Киев: Наукова думка, 1988.

37. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка: Научный стиль речи. М.: Русский язык, 1976.

38. Вежбицка А. Метатекст в тексте // Новое в зарубежной лингвистике. М.:

39. B.И.Вернадский как историк науки // Вопросы истории естествознания и техники. 1980. Вып. 3).

40. Вилюнас В. К. Перспективы развития психологии эмоций // Тенденции развития психологической науки. М.: Наука, 1989. С. 46-60. Виноградов В.В. Русский язык: грамматическое учение о слове. М.: Высшая школа, 1986.

41. Воробьева О.П. Текстовые категории и фактор адресата. Киев: Вища школа, 1993.

42. Выготский JI.C. Мышление и речь. М.; Л.: Соцэкгиз, 1934. Выготский JI.C. Избранные психологические исследования. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1956.

43. Гадамер Г.-Г. Философия и литература. М.: Искусство, 1991.

44. Гак В.Г. О моделях языкового синтеза // Иностранные языки в школе. 1969. №4. С. 15-22.

45. Гак В.Г. Высказывание и ситуация // Проблемы структурной лингвистики -1972. М.: Наука, 1973. С. 349-372.

46. Гальперин И.Р. О понятии "текст" // Лингвистика текста: Материалы науч. конф. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1974. С. 45-38.

47. Гальперин И.Р. Интеграция и завершенность текста // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка. 1980. Т. 39, № 6. С. 512-521.

48. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.

49. Гасшов В.В. Восприятие и оценка научных достижений // Социально-психологические проблемы науки. М.: Наука, 1973. С. 59-95.

50. Гипотеза в современной лингвистике / Под ред. Ю.С.Степанова. М.: Наука, 1980.

51. Глазман М.С. Научное и художественное мышление: Лекции по спец. курсу. М.: Изд-во МОПИ, 1973.

52. Глушко М.М. Синтактика, семантика и прагматика научного текста. М.: Изд-во МГУ, 1977.

53. Гнатюк Н.К. Предисловие как тип текста в сфере научной коммуникации // Текст и его категориальные признаки: Сб. науч. тр. / КГПИИЯ. Киев, 1989. С. 47-51.

54. Гордон Д., Лакофф Дж. Постулаты речевого общения // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985. Вып. XVI. С. 276-302.

55. Горшкова ИМ. Дискуссионные вопросы организации текста в чехословацкой лингвистике // Синтаксис текста. М.: Наука, 1979. С. 341-358.

56. Готт B.C., Землянский Ф.М. Диалектика развития понятийной формы мышления. М.: Высшая школа, 1981.

57. Грайс Г.П. Логика и речевое поведение // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985. Вып. XVI. С. 217-237.

58. Даирова КН. Структурно-семантические особенности цитаты и ее функционирование в тексте (на материале английской научной лингвистической литературы): Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1983.

59. Девкин А.П. Определение и объяснение как композиционно-речевые формы в английских научно-популярных текстах: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Минск, 1984.

60. Дресслер В. Синтаксис текста // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1978. Вып. VIII. С. 111-137.

61. Дмитриевская И.В. Методологические аспекты исследования текста как системы: Автореф. дис. . д-ра филос. наук. Куйбышев, 1989.

62. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М.: Высшая школа, 1980.

63. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. М.: Наука, 1984.

64. Жданова JI.M. Комму никат как единица текста // Структурно-семантические единицы текста (на сопоставительной основе французского и русского языков): Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1986. Вып. 267. С. 23-32.

65. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. М.: Наука, 1982.

66. Жоль КК Мысль. Слово. Метафора: Проблемы семантики в философском освещении. Киев: Hayкова думка, 1984.

67. Заде Л.А. Основы нового подхода к анализу сложных систем и процессов принятия решений // Математика сегодня. М.: Знание, 1974. С. 5-49.

68. Залевская А.А. Индивидуальное знание: специфика и принципы функционирования / Твер. ун-т. Тверь, 1992.

69. Звегинцев В.А. Предложение и его отношение к языку и речи. М.: Изд-во МГУ, 1976.

70. Золотова Г.А. Говорящее лицо и структура текста // Язык система. Язык -текст. Язык - способность. М.: Изд-во Ин-та рус. языка РАН, 1995. С. 120-132.

71. Зотов А. Ф. Структура научного мышления. М.: Политиздат, 1973.

72. Иванов Л.Ю. Семантико-прагматические характеристики научного дискурса: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1991.

73. ИвинА.А. Основания логики оценок. М.: Наука, 1970.

74. Ильин В.В. Критерии научности знания. М.: Высшая школа, 1989.

75. Ильин В.В., Калинкин А.Т. Природа науки: гносеологический анализ. М.: Высшая школа, 1985.

76. Ильин И.П. Стилистика интертекстуальности: теоретические аспекты // Проблемы современной стилистики: Сб. науч.-аналит. обзоров. М.: Изд-во ИНИОН, 1989. С. 186-207.

77. Калошина И.П. Структура и механизмы творческой деятельности. М.: Изд-во МГУ, 1983.

78. Каменская О.Л. Смысловые категории и текст // Проблемы коммуникативной лингвистики: Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1982. Вып. 186. С. 61-77.

79. Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М.: Высшая школа, 1990.

80. Канонич С.И. Проблемы перевода метатекста // Общие и частные проблемы теории перевода: Сб. науч. тр. МГИИЯ им. М.Тореза. М., 1989. Вып. 342. С. 3-8.

81. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987.

82. Карцев В.П. Социальная психология науки и проблемы историко-научных исследований. М.: Наука, 1984.

83. Кацнельсон С.Д. Предисловие // История лингвистических учений: Древний мир. Л.: Наука, 1980. С. 3-6.

84. Кедров Б.М. Научное открытие и информация о нем // Научное открытие и его восприятие. М.: Наука, 1971. С. 21-58.

85. Клеменцова H.H. Смысловая структура текста и его понимание // Текст в речевой деятельности (перевод и лингвистический анализ). М.: Изд-во Ин-та яз-я АН СССР, 1988. С. 34-39.

86. Кожина М.Н. О специфике художественной и научной речи в аспекте функциональной стилистики /Перм. ун-т. Пермь, 1968.

87. Кожина М.Н. О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими / Перм. ун-т. Пермь, 1972.

88. Кожина М.Н. Соотношение стилистики и лингвистики текста // Филологические науки. 1979. № 5. С. 62-68.

89. Кожина М.Н. Актуальные проблемы стилистики текста в аспекте современной теории языка // Теоретические проблемы стилистики текста: Тез. докл. / Казан, ун-т. Казань, 1985. С. 5-7.

90. Кожина М.Н. О диалогичности письменной научной речи / Перм. ун-т. Пермь, 1986.

91. Кожина М.Н. Целый текст как объект стилистики текста // Stylistyka. Опо-ле, 1995. № IV. С. 33-54.

92. Кожина М.Н. Соотношение стилистики текста со смежными дисциплинами // Очерки истории научного стиля русского литературного языка XVIII XX вв. Т. II, ч. 1. Стилистика научного текста (общие параметры). Пермь: Изд-во Перм. ун-та. 1996. С. 11-29.

93. Кожина М.Н. Общая характеристика текстовых категорий в функционально-стилевом аспекте // Там же. 19982. С. 3-15.

94. Колшанский Г.В. Паралингвистика. М.: Наука, 1974.

95. Колшанский Г.В. Проблемы коммуникативной лингвистики // Вопросы языкознания. 1979. № 6. С. 51-62.

96. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. М.: Наука, 1980.

97. Колшанский Г.В. Коммуникативная функция и структура языка. М.: Наука, 1984.

98. Кон КС. Проблемы человеческого "я" в психологии и литературе // НТР и развитие художественного творчества. Л.: Наука, 1980. С. 30-39.

99. Кондаков Н.И. Введение в логику. М.: Наука, 1967.

100. Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания. М.: Наука, 1978.

101. Кораблева Е.В. О специфике рефлексивной деятельности в теоретическом мышлении // Рефлексивные процессы и творчество: Тез. докл. и со-общ. к Всесоюз. конф. 3-5 апреля 1990 г. Новосибирск: Наука, 1990. Ч. I. С. 44-45.

102. Котюрова МП. О выражении рациональной оценки в современной научной речи // Проблемы функционирования языка в его разновидностях / Пепм^н-т ТТепмт. 10Я1 С 10-17.

103. Котюрова М.П., Колесникова Г. Б. О выражении рациональной оценки в научном стиле XVIII и XX веков // Основные понятия и категории лингвостилистики / Перм. ун-т. Пермь, 1982. С. 135-139.

104. Котюрова М.П. К вопросу об отражении смысловой структуры научного текста в его заглавии // Принципы функционирования языка в его речевых разновидностях: Межвуз. сб. науч. тр. / Перм. ун-т. Пермь, 1984. С. 131-144.

105. Котюрова М.П. Об экстралингвистических основаниях смысловой структуры научного текста. Красноярск: Изд-во Красноярск, ун-та, 1988.

106. Котюрова М.П. Некоторые функционально-семантические категории научного текста // Разновидности текста в функционально-стилевом аспекте. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1994. С. 35-41.

107. Котюрова М.П. Актуализация преемственности знания в научном тексте // Там же. 19962. С. 143-158.

108. Котюрова М.П. О некоторых особенностях смысловой структуры теоретического текста // Там же. 19963. С. 235-263.

109. Котюрова М.П. Научный текст и стиль мышления ученого // Вестник Пермского университета. Вып. 2. Лингвистика. Пермь, 19964. С. 32-48.

110. Красилъникова Л.В. Жанр научной рецензии: семантика и прагматика. М.: Диалог-МГУ, 1999.

111. Красных В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? М.: Диалог-МГУ, 1998.

112. Крижановская Е.М. Коммуникативно-прагматическая структура научного текста: Дис. . канд. филол наук. Пермь, 2000.

113. Крымский С.Б. Интертеория и научная картина мира // Актуальные проблемы логики и методологии науки. Киев: Наукова думка, 1980. С. 68-82.

114. Кубрякова Е.С. Текст и его понимание // Русский текст: Российско-американский журнал по русской филологии. СПб.; Лоуренс; Дэ-рем, 1994. №2. С. 18-26.

115. Кузьмина H.A. Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка. Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та; Омск: Омск, ун-т, 1999i.

116. Кузьмина H.A. Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка: Автореф. дис. . д-рафилол. наук. Екатеринбург, 19992.

117. Купина H.A. Смысл художественного текста и аспекты лингво-смыслового анализа. Красноярск: Изд-во Красноярск, ун-та, 1983.

118. Купина H.A. Модель целостного лингвистического анализа художественного текста // Структура и семантика текста / Воронеж, ун-т. Воронеж, 1988. С. 5-12.

119. Купина H.A. Текстовая фоновая информация и ее компоненты // Вопросы стилистики. Вып. 24. Текст и его компоненты. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1992. С. 17-26.

120. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. Л.: Просвещение, 1979.

121. Кучинский Г.М. Мышление и диалог. Минск: Изд-во Белорус, ун-та, 1983.

122. Кучинский Г.М. Психология внутреннего диалога. Минск: Изд-во Белорус, ун-та, 1988.

123. JJann Л.М. Интерпретация научного текста в аспекте фактора "субъект речи". Иркутск: Изд-во Иркутск, ун-та, 1993.

124. Лариохина Н.М. Вопросы синтаксиса научного стиля речи. М.: Русский язык, 1979.

125. Tan-rv. 1981, . Вып 14 С 3-18г , — х-------. — —

126. Лотман Ю.М. Семиотика культуры и понятие текста // Структура и семиотика художественного текста: Тр. по знаковым системам. Тарту, 19812. Вып. 12. С. 3-5. Лотман Ю.М. Динамическая модель семиотической системы // Лотман

127. Ляпон М.В. Смысловая структура сложного предложения и текст: к типологии внутритекстовых отношений. М.: Наука, 1986.

128. Максимов В.В. О социально-психологическом анализе научных текстов // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов / Ин-т истории естеств-я и техники АН СССР. Л., 1971. С. 350-357.

129. Максимов В. В. Анализ системы научных отношений ученых по текстам их публикаций // Социально-психологические проблемы науки. М.: Наука, 1973. С. 59-95.

130. Максимов В.В. Социометрия "цитат-поведения" ученого // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов / Ин-т истории естест-я и техники АН СССР. Л., 1973. Вып. V. С. 327-334.

131. Матвеева Т.В. Стилистика текстовых категорий // Stylistyka. Ополе, 1997. № VII. С. 185-195.

132. Матвеева Т.В. Функциональные стили в аспекте текстовых категорий. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1990.

133. Мельников Г.П. Системология и языковые аспекты кибернетики. М.: Сов. радио, 1978.

134. Мельчук И.А. Опыт теории лингвистических моделей "Смысл -текст". М.: Наука, 1974.

135. Метод II Философская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1964. Т. 3. С. 409-416.

136. Мецлер А.А. Структурные связи в тексте (парентезные конструкции). Кишинев: Штиинца, 1987.

137. Мецлер А.А. Понятие текстового блока // Филологические науки. 1984. № 6. С. 48-53.

138. Микешина Л.А. "Неявное знание" как методологическая проблема // Философские основания науки. Вильнюс: Изд-во Ин-та философии, социологии и права АН Лит. ССР, 1982. С. 52-60.

139. Мурзин Л.Н. Язык, текст и культура // Человек текст - культугчс» Тн ь-спчаглтлп^ллмг" Т/Тттт.пп Vnun лга.то 1 QQz) Р 1 ¿\Г\ 1 6QfMt . Х1ЭД UV J рШ1< ^ 11 1U} L S V I . 1 UV 1

140. Тбилиси: Изд-во Тбилис. ун-та, 1978. Налимов В.В. Спонтанность сознания. М.: Прометей, 1989.

141. Никитина С.Е. Семантический анализ языка науки: На материале лингвистики. М.: Наука, 1987.

142. Никифоров C.B. Проблема интерпретации письменного текста: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1993.

143. Николаева Т.М. Лингвистика текста: Современное состояние и перспективы // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1978. Вып. VIII. С. 5-39.

144. Новиков А.И. Семантика текста и ее формализация. М.: Наука, 1983.

145. Новиков А.И. Знание в системах общения // Лингвистическая прагматика и общение с ЭВМ. М.: Наука, 1989. С. 58-103.

146. Новиков В.М. К проблеме самосознания // НДВШ. Философские науки. 1976. № 5. С. 144-148.

147. Огурцов А.П. Дисциплинарное знание и научные коммуникации // Системные исследования: Ежегодник. 1979. М.: Наука, 1980. С. 299-325.

148. Одинцов В.В. Стилистика текста. М.: Наука, 1980.

149. Падучева Е.В. Говорящий: субъект речи и субъект сознания // Логический анализ языка: Культурные концепты. М.: Наука, 1991. С. 164-168.

150. Панфилов В.З. Марксизм-ленинизм как философская основа языкознания // Вопросы языкознания. 1979. № 4. С. 3-18.

151. Парахонский Б.А. Понимание текста и эвристические функции слова // Понимание как логико-гносеологическая проблема. Киев: Наукова думка, 1982. С. 122-143.

152. Петрова Е.В. Цитация в письменном научном произведении: Дис. . канд. филол. наук. М., 1987.

153. Пеилель М. Моделирование сигналов и систем. М.: Мир, 1981.

154. Погудияа Э.Б. Экстралингвистические основы выражения авторского "я" в научной речи // Основные понятия и категории лингвостилистики / Перм. ун-т. Пермь, 1982. С. 15-154.

155. Погудина Э.Б. Выражение авторского "Я" в немецкой научной речи (диахронический аспект): Дис. . канд. филол. наук. Пермь, 1983.

156. Пономарев Я.А. Психология творческого мышления. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960.

157. Пономарев Я.А. Фазы творческого процесса // Исследование проблем психологии творчества. М.: Наука, 1983. С. 3-26.

158. Попович М.В. О философском анализе языка науки. Киев: Наукова думка, 1966.

159. Попович М.В. Философские вопросы семантики. Киев: Наукова думка, 1975.

160. Постовалова В.И. Язык как деятельность: Опыт интерпретации концепции В.Гумбольдта. М.: Наука, 1982.

161. Протопопова Е.А. Виды предтекстов и их структурно-семантические характеристики // Научная литература: язык, стиль, жанры. М.: Наука, 1985. С. 259-272.

162. Разинкина Н.М. Стилистика английской научной речи; Элементы эмоционально-субъективной оценки. М.: Наука, 1972.

163. Разинкина Н.М. Библиографические ссылки и их роль в организации научного текста (на материале английского языка) // Общие и частные проблемы функциональных стилей. М.: Наука, 1986. С. 115-129.

164. Ракитов А.И. Курс лекций по логике науки. М.: Наука, 1971.

165. Ракитов А.И. Философские проблемы науки. М.: Наука, 1977.

166. Ревзина О.Г. Язык и дискурс // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9. Филология. 1999. № i.e. 25-34.

167. Реферовская Е.А. Коммуникативная структура текста в лексико-грамматическом аспекте. Л.: Наука, 1989.360 —

168. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М.: Учпедгиз, 1940.

169. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР, 1957.

170. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2-х т. М.: Высшая школа, 1989. Т. 1.

171. Рябцееа Н.К. Противопоставления в классе когнитивов // Прагматика и проблемы интенсиональности. М.: Изд-во Ин-та яз-я АН СССР, 1988. С. 225-243.

172. Рябцееа Н.К. Ментальные перформативы в научном дискурсе // Вопросы языкознания. 1992. № 4. С. 12-27.

173. Рябцееа Н.К. Теоретическое и лексикографическое описание научного изложения: межъязыковой аспект: Науч. доклад . д-ра филол. наук. М., 1996.

174. Садовский В.Н. Основания общей теории систем: логико-методологический анализ. М.: Наука, 1974.

175. Салимовский В.А. Речевые жанры научного эмпирического текста (статья первая) // Текст: стереотип и творчество. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1998. С. 50-75.

176. Салимовский В.А. Речевые жанры научного эмпирического текста (статья вторая) // Стереотипность и творчество в тексте. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1999. С. 40-66.

177. Салова Г. С. Информативные потенции цитаты в литературно-критическом тексте // Разновидности и жанры научной прозы. М.: Наука, 1989. С. 106-120.

178. Сергеев В.М. Когнитивные модели в исследовании мышления: структура и онтология знания // Интеллектуальные процессы и их моделирование. М.: Изд-во Ин-та проблем передачи информации АН СССР, 1987. С. 179-195.

179. Серио П. В поисках четвертой парадигмы // Философия языка: в границах и вне границ. Харьков: Око, 1993. Ч. 1. С. 37-52.

180. Сидоров Е.В. Системность речевой семантики // Система языка и перевод. М.: Изд-во МГУ, 1983. С. 99-114.

181. Сидоров Е.В. Основы системной концепции текста: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. М., 1986.

182. Сидоров Е.В. Коммуникативный принцип организации текста (применительно к переводу научно-технической литературы) // Совершенствование перевода научно-технической литературы и документов: Тез. докл. и сообщ. М.: Изд-во ВЦП, 1988. С. 49-50.

183. Система II Большая советская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1976. Т. 23. С. 463-464.

184. Системный подход II Там же. С. 476-477.

185. Славгородская JI.B. Научный диалог. JL: Наука, 1986.

186. Слюсарева H.A. Проблемы функционального синтаксиса современного английского языка. М.: Наука, 1981.

187. Содержание и форма II Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1983. С. 620-622.

188. Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. М.: Высшая школа, 1991.

189. Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. М.: Наука, 1977.

190. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М.: Наука, 1985.

191. Степанов Ю.С. Методы и принципы современной лингвистики. М.: Наука, 1975.

192. Степанов Ю.С. Имена. Предикаты. Предложения: Семиологическая грамматика. М.: Наука, 1981.

193. Стриженко A.A., Кручинина Л.И. Об особенностях организации текстов, относящихся к разным функциональным стилям. Иркутск: Изд-во Иркутск, ун-та, 1985.

194. Структура и смысл: формальные методы анализа в современной науке. Киев: Наукова думка, 1989.

195. Супрун А.Е. Текстовые реминисценции как языковое явление // Вопросы языкознания. 1995. № 6. С. 17-29.

196. Сухотин А.К. Современная наука и научное познание / Томск, ун-т. Томск, 1979.

197. Текст как явление культуры. Новосибирск: Наука, 1989.

198. Тороп П.Х Проблема интекста // Текст в тексте: Тр. по знаковым системам. Тарту, 1981. Вып. 14. С. 33- 44.

199. Торсуева КГ. Текст как система // Структурно-семантические единицы текста (на сопоставительной основе французского и русского языков): Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1986ьВып.267.С.7-23.

200. Торсуева КГ. Высказывание как единица текста // Там же. 19862. С. 32-45.

201. Трошева Т.Е. Формирование рассуждения в процессе развития научного стиля русского литературного языка XVIII XX вв. (сопоставительно с другими функциональными разновидностями). Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1999.

202. Троянская Е.С. Некоторые особенности функционирования грамматических моделей в стиле научной речи (на материале немецкого языка) // Стилистико-грамматические черты языка научной литературы. М.: Наука, 1970, С. 55-76.

203. Троянская Е. С. Лингвостилистическое исследование немецкой научной литературы. М.: Наука, 1982.

204. Троянская Е. С. Научное произведение в оценке автора рецензии (к вопросу о специфике жанров научной литературы) // Научная литература: язык, стиль, жанры. М.: Наука, 1985. С. 67-81.

205. Тураева З.Я. Лингвистика текста и категория модальности // Вопросы языкознания. 1994. № 3. С. 105-114.

206. УемовА.И. Системный подход и общая теория систем. М.: Мысль, 1978.

207. Файнбург З.И. Внутренние противоречия творческой деятельности // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. Д.: Наука, 1971. С. 55-60.

208. Факторович A.JI. Философия языка: к рефлексии над границами (в качестве введения) // Философия языка: в границах и вне границ. Харьков: Око, 1993. Ч. 1.С. 3-10.

209. Фатеева Н.А. Интертекстуальность и ее функции в художественном дискурсе // Stylistyka. Ополе, 1998. № VII. С. 159-178.

210. Фейнман Р. Характер физических законов. М.: Мир, 1968.

211. Фридман Л.Г. Границы абзацев и их маркеры // Лингвистика текста: Меж-вуз. сб. науч. тр. Пятигорск: Изд-во Пятигорск, пед. ин-та иностр. яз., 1993. С. 5-15.

212. Фрумкина P.M. Есть ли у лингвистики своя эпистемология // Язык и наука конца 20 века. М.: Изд-во РГГУ, 1995. С. 74-117.

213. Фуко М. Воля к истине. М.: Магистериум, 1996.

214. Хазагеров Т.Г., Ширина Л. С. Общая риторика: Курс лекций и словарь риторических фигур. Ростов н / Д: Изд-во Рост, ун-та, 1994.

215. Хэллидей М.А. Место "функциональной перспективы предложения" в системе лингвистического описания // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1978. Вып. VIII. С. 138-148.

216. Чернявская В.Е. Интертекстуальность как текстообразующая категория вторичного текста в научной коммуникации (на материале немецкоязычных научно-критических текстов рецензий). Ульяновск: Изд-во СВНЦ, 1996.

217. Чернявская В.Е. Интертекстуальное взаимодействие как основа научной коммуникации. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1999.

218. Черняховская Л.А. Информационный инвариант смысла текста и вариативность его языкового выражения: Автореф. дис. . д-ра филол. наук. М., 1983.

219. Чиговская Я.А. Стереотипность в средствах выражения категорий ретроспекции и проспекции в научных текстах // Текст: стереотип и творчество: Межвуз. сб. науч. тр. Пермь: Изд-во Перм.ун-та, 1998. С. 151-166.

220. Чиговская Я.А. Категории ретроспекции и проспекции в русских научных текстах: Дис. . канд. филол. наук. Пермь, 2001.

221. Чикваишвилли К. С. Структура семантической организации текста: Дис. . канд. филол. наук. М., 1980.

222. Чудинов Э.М. Строительные леса научной теории и проблема рациональности // Идеалы и нормы научного исследования. Минск: Изд-во Белорус, ун-та, 1981. С. 361-380.

223. Шабес В.Я. Событие и текст. М.: Высшая школа, 1989.

224. Шварцкопф Б. С. Оценки говорящим фактов речи. М.: Наука, 1971.

225. Швырев B.C. Научное познание как деятельность. М.: Изд-во полит, лит., 1984.

226. Шиукаева Я.В. Отбор и функции языковых средств модуса рациональной оценки в научной речи // Основные понятия и категории лингвостилистики / Перм. ун-т. Пермь, 1982i. С. 143-147.

227. Шиукаева Л. В. Функционирование эксплицитно выраженного модуса в современных научных текстах (сопоставительно с художественными): Дис. . канд. филол. наук. Пермь, 19822.

228. Шмелева Т.В. Кодекс речевого поведения // Русский язык за рубежом. 1983. № 1.С. 72-77.

229. Шмелева Т. В. Системный анализ значимых единиц русского языка: Парадигматика в лексике и словообразовании. Красноярск: Изд-во Красноярск. ун-та, 1987.

230. Шмелева Т.В. Текст сквозь призму метафоры тканья // Человек и текст: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1998. Вып. 27. С. 68-74.

231. Штофф В.А. Моделирование и философия. М.; JL: Наука, 1966.

232. Щедровицкий Г.П. Коммуникация, деятельность, рефлексия // Исследования речемыслительной деятельности / Казах, пед. ин-т. Алма-Ата, 1974. Вып. III. С. 12-28.

233. Щур Г. С. Теории поля в лингвистике. М.: Наука, 1974.

234. Энгельс Ф. Наброски к критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Гос. изд-во полит, лит., 1955. Т. I. С. 554-571.

235. Юганов В.И. Прагматические особенности микротекста заголовка // Текст: Структура и анализ: Сб. науч. тр. Ин-та яз-я АН СССР. М., 1989. С. 187-190.

236. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности: методологические проблемы современной науки. М.: Наука, 1978.

237. Agrícola Е. Semantische Relationen im Text und im System. Halle: Niemeyer, 1975.

238. Barthes R. Le plaisir du texte. Seuil; Paris, 1973.

239. Danes F. Functional sentence perspective and the organization of the text // Papers on Functional Sentence Perspective. 1974.

240. Day RA. How to write and publish a scientific paper. Philadelphia: ISI Press, 1979.

241. Jakobson R. Implications of language universals for linguistics // Universals of language. Cambrige (Mass.), 1966. P. 263-278.

242. Halliday M.A.K., Hasan R, Cogesion in English. London: Longman, 1976.

243. KristevaJ. Semiotike: Recherches pour une semanalyse. Paris, 1969.

244. Ryan M.-L. On the window structure of narrative discourse // Semiótica. Amsterdam, 1978. Vol. 64. № 1-2. P. 69-81.

245. Van Dijk T.A. Some Aspects of Text Grammars: A Study in Theoretical Linguistics and Poetics. Mouton, The Hague; Paris, 1972.

246. Van Dijk T.A. Text and Context: Exploration in the Semantics and Pragmatics of Discourse. Amsterdam, 1976.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 132782