Немецкий язык в культурно-историческом контексте России I половины XX века тема диссертации и автореферата по ВАК 24.00.01, кандидат культурологии Малахова, Анастасия Михайловна

Диссертация и автореферат на тему «Немецкий язык в культурно-историческом контексте России I половины XX века». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 414435
Год: 
2010
Автор научной работы: 
Малахова, Анастасия Михайловна
Ученая cтепень: 
кандидат культурологии
Место защиты диссертации: 
Москва
Код cпециальности ВАК: 
24.00.01
Специальность: 
Теория и история культуры
Количество cтраниц: 
232

Оглавление диссертации кандидат культурологии Малахова, Анастасия Михайловна

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ РОССИИ 15 ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА

1.1. Обоснование понятия «культурно-исторический-контекст»

1.2. Духовная ситуация в России первой половины XX века

ГЛАВА 2. НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ 39 КОНТЕКСТЕ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ (начало XX века

1917 г.)

2.1. Система образования в дореволюционной России. Место 39 немецкого языка в дореволюционной системе российского образования (начало XX века - 1917 г.).

2.2. Политика царского правительства по отношению к немецкой 46 школе в России (на материале правительственных постановлений)

2.3. Учебники немецкого языка как отражение культурно- 52 исторических особенностей дореволюционной эпохи (начало XX века - 1917 г.)

2.4. Немецкоязычная драматургия в царской России (начало XX 75 века - 1917 г.)

ГЛАВА 3. СОВЕТСКАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ КАК 84 СОСТАВЛЯЮЩАЯ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОГО КОНТЕКСТА СОВЕТСКОЙ РОССИИ (1917 - конец 1940-х гг.)

3.1. Основные этапы становления и развития советской системы 84 образования (1917 - конец 1940-х гг.)

3.2. Задачи советского образования. Место немецкого языка в 88 советской системе образования. (1917 - конец 1940-х гг.)

ГЛАВА 4. НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫК В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ 117 -КОНТЕКСТЕСОВЕТСКОЙРОССИИ(1917— КОНЕЦГ940-Х-ГГ.)

4.1. Учебники немецкого языка как отражение культурно- 117 исторических особенностей советской эпохи (1917 - конец 1940х гг.)

4.2. Немецкоязычная драматургия в Советском Союзе (1917 - 165 конец 1940-х гг.)

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Немецкий язык в культурно-историческом контексте России I половины XX века"

Двадцатый век - это время радикальных перемен в судьбах многих - если не сказать всех - государств и народов. Он повлиял на все сферы жизни общества, включая политику, экономику, образование, искусство, культуру, философию, науку, социальную сферу и многое другое. Коснулось это и> России. Монархия, господствовавшая на протяжении столетий, была свержена, и начался совершенно новый, беспрецедентный этап российской истории, которому давались весьма неоднозначные оценки в историографии разных лет. Советское государство, которое хотя и во многом впитало наследие царской России, тем не менее, противопоставляло себя ей. Смена общественного строя всегда сопровождается ломкой коренных устоев общества. Для того чтобы установить свой авторитет, новая власть должна была зарекомендовать себя соответствующим образом, но в то же время и продемонстрировать свое превосходство над монархическим способом управления страной. Поэтому речь идет не только о свержении царской династии с престола и не только об образовании новых институтов управления государством, но в первую очередь - о духовной борьбе, борьбе идеалов. В представлении идеологов коммунизма идея государства была принципиально иной по сравнению с монархической идеологией, и эту идею предстояло воплотить в жизнь. Кроме всего прочего, задача осложнялась еще и тем, что монархия просуществовалавРоссии несколько столетий и буквально вошла в плоть и кровь русского народа. Соответственно, нужно было воспитать поколения и поколения людей, которые впитали бы в себя идею коммунизма и строительства общества нового типа — общества равных людей с равными возможностями - и составили бы надежную опору новой власти.

Достижению этой цели служат разнообразные методы, которые применялись и применяются правительственными верхушками разных стран испокон веков. Установлению авторитета власти служат и средства массовой информации, и политика, и экономика, и культура, и, безусловно, образование.

Несомненно, что образование - как школьное, так и профессиональное -играет огромную роль в формировании личности человека и гражданина. В процессе обучения школьники и студенты не только приобретают конкретные знания об окружающем мире, но и усваивают определенное мировоззрение. А так как система образования и содержание учебных программ определяется специальными правительственными органами, которые занимаются вопросами народного просвещения, можно говорить о прямой зависимости содержания образования от правительственного курса государства. Соответственно, и все учебные материалы, в первую очередь — учебники, появляются не случайно и являются отражением государственной идеологии и орудием воспитания человека и гражданина в определенном ключе.

Актуальность настоящего исследования определяется важностью изучаемой эпохи, во всех отношениях неоднозначной. А так как одной из доминант первой половины XX века были взаимоотношения между Россией и Германией, рассмотрение роли немецкого языка в- культурно-историческом контексте России представляется интересной и важной темой, особенно если учесть, что в настоящее время русско-немецкие политические, экономические и культурные связи развиваются весьма активно. Налицо разница в содержании* современных учебников, энциклопедий, справочников, словарей, театральных репертуаров и тех, которые существовали в первой половине XX века. Это свидетельствует о кардинальных изменениях в культурном поле государства. Анализ указанных источников поможет нам разобраться в том, как взаимосвязаны язык и культура, а эта проблема является в данный момент одной из ключевых в общественных дискуссиях.

Цель данного исследования заключается в том, чтобы определить роль и место немецкого языка в культурно-историческом контексте России первой половины XX века. Для достижения заявленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Обосновать понятие культурно-исторического контекста.

2. Охарактеризовать культурно-исторический контекст России первой половины XX века.

3. Определить роль и место немецкого языка в культурно-историческом контексте царской России начала XX века.

3.1. Охарактеризовать систему образования в 1900-1917 гг.

3.2. Охарактеризовать политику царского правительства по отношению к немецкой школе в России (на материале правительственных постановлений).

3.3. Проанализировать учебники немецкого языка царской России начала XX века с точки зрения их культурно-исторических особенностей.

3.4. Определить роль немецкоязычной драматургии в царской России в 1900-1917 гг.

4. Определить роль и место немецкого языка в культурно-историческом контексте советской России первой половины XX века.

4.1. Охарактеризовать основные этапы становления и развития советской системы образования (1917 - конец 1940-х гг.).

4.2. Описать задачи советского образования.

4.3. Проанализировать учебники немецкого языка с точки зрения их культурно-исторических особенностей (1917 - конец 1940-х гг.).

4.4. Определить роль немецкоязычной драматургии в Советском Союзе (1917 - конец 1940-х гг.).

5. Сопоставить и проанализировать результаты проведенного анализа.

Объектом данного исследования является немецкий язык и его функционирование в культурном поле России первой половины XX века. При этом автором учитывались различия культурного фона государства до и после 1917 года.

Предметом данного исследования является понятие культурно-исторического контекста, особенности культурно-исторического контекста

России первой половины XX века, место и роль немецкого языка в царской и советской системе образования в первой половине XX века, а также место и роль немецкоязычной драматургии в царских и советских театрах первой половины XX века.

Следует уточнить хронологические рамки исследования. Под первой половиной XX века подразумевается период с начала XX века по конец 1940-х годов. Начало XX века — это время первой русской революции, время, когда окончательно набрали силу и вылились в революцию идейные течения русской мысли, время постепенного угасания монархии. В то время немецкий язык еще функционировал на почве русско-немецких культурных связей, имевших многовековую традицию, однако все радикально изменилось с наступлением 1917 года. Рождение нового государства ознаменовало собой, в том числе, и новый этап в его взаимоотношениях с Германией и в восприятии немецкого языка как неотъемлемой составляющей немецкого культурного пространства. С приходом фашистов к власти вновь коренным образом изменилась роль немецкого языка в Советской России. Конец 1940-х годов - это послевоенный период. Свержение фашизма стало точкой отсчета новых, беспрецедентных взаимоотношений между СССР и Германией, которые представляется целесообразным рассматривать в виде самостоятельной исторической вехи, которая" достойна~отделнного-иеследования—Означенные-вехи-представляются-важными в рамках мировой истории, и в частности — в рамках истории взаимоотношений между Германией и нашей страной, поэтому они и были выбраны в качестве хронологических границ настоящего исследования.

Научная новизна диссертационной работы определяется выбором материала для анализа: учебники, разного рода учебные пособия и методические издания, постановления правительства в области образования, энциклопедии и справочники, посвященные преподаванию немецкого языка, содержат не только собственно языковые сведения, но и являются отражением государственной идеологии, способствуя воспитанию обучаемых в определенном ключе.

Теоретическая значимость данного исследования определяется возможностью его использования в таких сферах, как методология составления учебников, учебных программ и методик по иностранным языкам, методология составления лингвострановедческих учебников, а также практика преподавания иностранных языков.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования данного исследования в курсах по культурологии, страноведению Германии, истории взаимоотношений между Россией и Германией и др.

Для выполнения поставленных задач и достижения вышеозначенной цели требуется анализ практического материала. Источники, на анализе которых будет построено данное исследование, можно подразделить на несколько групп:

1. Учебники по немецкому языку. Учебник является продуктом своей эпохи, служит воспитанию личности и прививает ей определенную культуру. Во все времена содержание учебной литературы определялось правительственными министерствами и ведомствами, к

---компетенциикоторыхотносились вопросы образования.^Различия в содержании современных учебников (в том числе и по немецкому языку) и тех, которые были написаны в другие времена, свидетельствуют о кардинальных изменениях в культурном поле государства, поэтому учебники составляют значительную часть всего корпуса выбранных для анализа источников. В рамках данной работы будут проанализированы учебники по немецкому языку, изданные в России и СССР в первой половине XX века. Взаимоотношения Советского Союза и Германии в этот период, да и в течение всего XX века были весьма неоднозначны, и от этого во многом зависел статус немецкого языка в российской и позже советской системе образования. Данный практический материал весьма показателен в смысле культурного" наполнения, так как содержание учебников определялось «сверху». Исследование будет проводиться на материале учебников под авторством В. Дюшена и А. Пельтцера, Л.А. Эрасмус, О.М. Белостоцкой, Л.М. Ривкиной, К.Я. Белицкого, А. Кин, И.Ф. Вейерт и др.

2. Учебные программы по немецкому языку. С целью фактического и статистического подкрепления идей, которые будут изложены в данной работе, будет проведен анализ учебных программ трех ведущих университетов первой половины XX века - Московского, Петербургского и Казанского. Анализ будет проводиться с целью выявления количества аудиторных часов немецкого языка в учебных планах этих вузов. Вместе с тем эти учебные программы дадут нам информацию и о количестве аудиторных часов для других языков, что поможет нам составить более объективную картину и выявить место и роль немецкого языка в культурно-историческом контексте нашей страны по сравнению с другими языками.

3. Периодические издания, посвященные преподаванию иностранных языков. Сюда относятся такие журналы, как «Высшая школа»-«Вестник высшей школы», «Иностранный язык в средней школе», «Иностранный язык в школе» и «Иностранные языки в школе». В этих изданиях публиковались статьи преподавателей иностранных языков, в том числе и преподавателей немецкого языка. Они делились опытом, описывали свои уроки, приводили примеры работы с текстами, рассказывали об интересных материалах для занятий и многое другое. Все это поможет нам правильно истолковать содержание учебников и правильно проанализировать их как исторический источник.

4. Правительственные постановления в сфере образования, в частности - в области преподавания иностранных языков. Как уже говорилось выше, содержание образования практически полностью определялось соответствующими правительственными министерствами и ведомствами, поэтому эта группа источников особенно важна. Акты и постановления царского, а начиная с 1917 г. — советского правительства дадут нам информацию о задачах образования, в частности — о задачах преподавания немецкого языка, а также помогут составить представление о политике государства по отношению к немецкому языку.

5. Энциклопедии и словари-справочники. Данный вид источника будет привлечен нами к анализу, с тем чтобы составить представление об образе Германии каковой бытовал в царской России и в Советском Союзе. Энциклопедии и словари-справочники содержат не только фактический, но и оценочный материал. Если фактический материал не меняется от десятилетия к десятилетию, то об оценочных характеристиках тех или иных событий, явлений и фактов такого сказать нельзя. Они меняются в соответствии с тем, какого внутри- и внешнеполитического курса придерживается государство. Энциклопедии и словари-справочники станут для нас незаменимым ресурсом при описании образа Германии.

6. Периодические издания, посвященные театральной тематике. Немецкий язык являлся не только одним из широко преподаваемых предметов, но и проводником немецкоязычной культуры и посредником в диалоге между немецкой и российской, а позже -советской культурами. В журналах театральной тематики мы найдем театральные репертуары и критические обзоры пьес. Рассматривая эти материалы, мы сделаем выводы о количестве и содержании спектаклей, которые были написаны немецкоязычными драматургами и которые ставились на театральных сценах нашей страны в разные времена. Это поможет нам создать более целостное представление о роли и месте немецкого языка в культурно-историческом контексте России первой половины XX века.

Анализ источников будет сопровождаться анализом уже имеющейся библиографии по тематике данного исследования. Отдельные аспекты, тесно связанные с темой настоящего исследования, нашли отражение в историографической литературе, которая и составила теоретическую базу исследования. Но несмотря на наличие большого количества таких работ, роль немецкого языка в культурно-историческом контексте России первой половины XX века до настоящего момента не становилась отдельным объектом изучения исследователей-культурологов. В рамках данной работы заявленная тема впервые займет центральное место в специальном культурологическом исследовании.

Для формулировки определения понятия культурно-исторического контекста будут привлечены различные кандидатские диссертации, в которых употребляется этот термин. В частности, сюда могут быть отнесены

12 3 диссертации С.А. Саловой , И.В. Фадеевой , Ж.А. Лавелиной , Ю.Л. Ореханова4, H.A. Чухно3, Э.А. Шариповой6 и др. Не все упомянутые диссертации имеют культурологическую тематику, однако анализ контекстов употребления авторами понятия культурно-исторического контекста поможет сформулировать определение этого термина. Кроме того, в этой части работы

1 Салова С.А. Русская анакреонтика XVIII - начала XIX века: генезис, культурно-исторический контекст, поэтика: дисс. . докг. филол. наук. Уфа, 2006.

2 Фадеева И.В. Культурно-исторический контекст лирических поэм В.В. Маяковского: дисс. . канд. филол. наук. Астрахань, 2006.

3 Лавелина Ж.А. Музыкально-исторический контекст как фактор опенки художественной значимости инструментальных квартетов Иоганнеса Брамса: дисс. . канд. искусствоведения. Новосибирск, 2005.

4 Ореханов Ю.Л. Исторический контекст подготовки Поместного собора Русской Православной Церкви и генезис церковно-реформаторского движения: 1905-1906 гг.: дисс. . канд. ист. наук. М., 2005.

5 Чухно H.A. Генезис и структура юридического фрейма: Российский культурно-исторический контекст: дисс. . канд. соц. наук. Ростов-на-Дону, 2005.

6 Шарипова Э.А. Предпосылки возникновения русского формализма. Культурно-исторический контекст: дисс. . канд. филол. наук. Уфа, 2000. будут использованы монографии О.С. Ахмановой и И.В. Гюббенет1, работа

2 3 t

Л.В. Болдыревой , а также диссертации М.Ю. Прохоровой и Т.Л. ЧерезовоЙ. Эти авторы пользуются определением вертикального контекста, которое также поможет нам сформулировать определение культурно-исторического контекста.

Непосредственно при описании культурно-исторического контекста России первой половины XX века нами будут привлечены исследования Г.А. Куршевой5, В.Ю. Перова6, П.Б. Струве и С.Л. Франка7, Г.В. Плеханова8, A.A. Богданова9, Н.А.Бердяева10, П.II. Милюкова11 и других авторов. Все эти историографические материалы отражают те или иные аспекты жизни России в разные периоды. Духовные искания, философские течения, революционно настроенные массы и многое другое - обо всем этом мы составим себе представление, пользуясь монографиями и статьями вышеозначенных исследователей. Глубокое понимание особенностей культурно-исторического контекста страны необходимо для правильного толкования текстов источников.

Говоря об особенностях системы образования в царской и советской России, мы также будем во многом опираться на историографию, благо данному вопросу посвящено множество трудов. Сюда относятся .статьи и монографии A.B. Павловской12, Ш.И. Ганелина13, Н.В. Чехова1, А.Е. Иванова2,

1 Ахманова О.С., Гюббенет И.В. Вертикальный контекст как филологическая проблема. // В кн.: Вопросы языкознания. 1977. №3.

2 Болдырева Л.В. Социально-исторический вертикальный контекст (на материале английской художественной литерагуры). M., 1997.

3 Прохорова М.Ю. Вертикальный контекст в прагмалингвистическом освещении. Дисс. . канд. филол. наук. М„ 1989.

4 Черезова T.JI. О сопоставительном изучении вертикального контекста художественных произведений (на материале творчества Энтони Троллопа и Ч.Г1. Сноу), Дисс. . канд. филол. наук. М., 1985.

5 Куршева Г.А. Общество, власть и образование в условиях модернизации в СССР: конец 1920-х - 1930-е гг. Саранск, 2007.

Перов В.Ю. Религия и государство: этика власти. // В кн: Религия и нравственность в секулярном мире. Материалы научной конференции. 28-30 ноября 2001 года. Санкт-Петербург. СПб., Санкт-Петербургское философское общество. 2001.

7 Струве П. Б., Франк С. Л. Очерки философии культуры // В кн.: Полярная звезда. 1905, № 1,2.

8 Плеханов Г.В. Эстетика и социология искусства. Соч.: В 2 т. М., 1978.

9 Богданов A.A. Культурные задачи нашего времени. М.( 1911.

10 Бердяев H.A. Революция и культура. // В кн.: Полярная звезда. 1905, № 2. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: в 3 т. Т. 2. М., 1994.

12 Павловская A.B. Образование в России: история и традиции. M., 2003.

13 Ганелин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России второй половины XIX века. Л.-М., 1950.

C.B. Рождественского3, A.B. Ососкова4, A.A. Богданова5 и др. Истоки образования, его система, особенности преподавания, структура учебного процесса и многое другое - всю эту информацию мы почерпнем из перечисленных историографических исследований.

В процессе написания работы мы будем ориентироваться на сформулированную выше цель и придерживаться задач, которые необходимо выполнить для ее достижения. Задачи определяют структуру работы - каждой задаче будет посвящен отдельный параграф. После проведения полного анализа будут сформулированы выводы о роли и месте немецкого языка в культурно-историческом контексте России первой половины XX века.

В связи с междисциплинарным характером исследования методологической основой диссертации послужили культурно-лингвистический, историко-культурологический и сравнительно-исторический методы, подразумевающие комплексный подход к изучаемым явлениям. Культурно-лингвистический метод был использован автором при формулировке определения понятия «культурно-исторический контекст». С помощью историко-культурологического метода была дана характеристика культурно-исторического контекста России первой половины XX века. Сравнительно-исторический метод позволил путем сравнения особенностей культурного поля царской и советской России выявить общее и различия в месте и роли немецкого языка в культурно-историческом контексте России в разные периоды в рамках первой половины XX века. Положения, выносимые на защиту:

1. Культурно-исторический контекст представляет собой совокупность сведений о данной исторической эпохе и актуальных для нее культурных доминантах, объективно заложенных в порождаемых

1 Чехов Н.В. Народное образование в России с 1960-х годов. M., 1912.

2 Иванов А.Е. Высшая школа в России в конце XIX - начале XX вв. М., 1991.

3 Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения 1802-1902. СПб., 1902.

4 Ососков A.B. Начальное образование в дореволюционной России (1861-1917). М., 1982.

5 Богданов A.A. Указ. соч. данной эпохой текстах и раскрывающих перед исследователем картину мира человека данной эпохи. (Определение предложено автором.) Исходя из приведенного определения, культурно-исторический контекст России первой половины XX века характеризуется доминированием исторических событий общемировой важности, а также ломкой старых устоев, отрицанием старого, появлением нового и коренными изменениями в сознании людей. При этом взаимоотношения между Россией и Германией играли ключевую роль в формировании особенностей культурно-исторического контекста изучаемой эпохи.

2. Не только система образования, но и его содержание во все времена находилось под контролем правительства. С установлением советской власти содержание образования изменилось коренным образом.

3. Образование являлось важнейшим каналом распространения правительственной идеологии во все времена. Но если в дореволюционной России ключевым моментом была пропаганда монархии и православия, то в советской России на первый план выходит антимонархическая, антирелигиозная и антикапиталистическая пропаганда. Эти тенденции влияли, в частности, и на содержание учебников по немецкому языку, в которых, начиная с 1917 года, последовательно насаждаются идеи коммунизма.

4. Стабильность расписания и количество часов, превосходящее остальные языки свидетельствует о большей важности немецкого языка в до- и послереволюционной системе образования по сравнению с другими иностранными языками.

5. На страницах учебников по немецкому языку создавался определенный образ Германии, причем в дореволюционный период этот образ был крайне положительным, а в советское время - противоречивым.

6. В дореволюционный период на российских сценах ставилось огромное количество пьес немецких драматургов, причем не только в переводе на русский язык, но и в оригинале. Таким образом, немецкий язык являлся не только каналом распространения немецкой культуры в России, но и каналом ее восприятия. Однако с приходом советской власти немецкоязычная драматургия утратила свое былое значение и уступила место собственно советской драматургии.

7. В советский период немецкий язык утратил свое значение проводника немецкой культуры и превратился в первую очередь в источник дополнительной информации для профессиональной деятельности.

8. Немецкий язык являлся орудием распространения в Советском Союзе антифашистских идей, причем проводимая в Советском Союзе пропаганда не ставила своей задачей ущемление и уничижение немецкого народа, а была направлена исключительно против правительства Германии и против проповедуемой им идеологии.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в 5 публикациях по теме диссертации, в том числе — в рецензируемом журнале из перечня ВАК «Вестник Московского университета». Полученные результаты обсуждались на заседаниях кафедры региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова и были представлены в докладах на XIII Международной конференции «Россия и Запад: диалог культур» (кафедра региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения

МГУ имени М.В. Ломоносова), IX Международной научной конференции

Государство, общество, Церковь в истории России XX века» (кафедра новейшей отечественной истории исторического факультета Ивановского государственного университета), Международной научно-практической конференции «Запад и Восток в диалоге культур» (факультет лингвистики и межкультурной коммуникации ГОУ ВПО «Липецкий государственный педагогический университет»).

Заключение диссертации по теме "Теория и история культуры", Малахова, Анастасия Михайловна

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В рамках данного исследования была поставлена следующая цель: определить роль и место немецкого языка в культурно-историческом контексте России первой половины XX века. Задачи, которые нам предстояло решить на пути к достижению поставленной цели, включали в себя определение термина «культурно-исторический контекст», характеристику культурно-исторического контекста России первой половины XX века, описание особенностей царской и советской- систем образования, анализ учебников и программ по немецкому языку, равно как и энциклопедий, словарей-справочников, журналов и других источников, а также анализ роли немецкоязычной драматургии в культурно-историческом контексте царской и советской России. Также в ходе исследования нами была привлечена обширная историографическая литература, которая помогла нам составить более полное преставление об особенностях культурно-исторического контекста России^ первой половины XX века и о роли и месте немецкого языка в нем.

Прежде чем приступать к анализу источников, мы проанализировали значительный пласт литературы- по • тематике культурно-исторического контекста. Конечной, целью работы с этим пластом историографии являлась формулировка определения термина «культурно-исторический контекст». Необходимость введения? собственного определения1 этого термина была вызвана тем, что в проанализированных нами библиографических исследованиях, несмотря на их многочисленность, определения культурно-исторического контекста обнаружено не было. Нами был сделан вывод, что, вероятно, отсутствие четкого определения этого, без сомнения, важного культурологического термина, который все активнее входит в обиход современных исследователей, объясняется молодостью культурологии' как науки. Терминологический аппарат культурологии весьма обширен, так как культурология является наукой синтетической - в ней сливаются воедино многие другие науки, такие, как история, философия, культурная антропология, социология, теология, этнология, психология и многие другие. С одной стороны, это позволяет культурологии претендовать на глобальность выводов, но с другой - вызывает трудности при формулировке определений тех или иных понятий.

Анализ литературы по тематике культурно-исторического контекста проходил в два этапа. Сначала были проанализированы собственно культурологические работы, в которых часто употребляется термин «культурно-исторический контекст». Этот пласт работ помог нам понять сущность явления и глобально проникнуть в его суть. Однако что касается формулировки определения как такового, то в этом отношении собственно культурологические исследования принесли нам мало пользы, так как никаких подобных определений'в себе не содержали.

Решению этой; задачи- во многом способствовало изучение монографий филологической направленности; содержащих определения понятия «вертикальный' контекст», которое во' многом перекликается с понятием культурно-исторического контекста, и тесно связано с ним. Нами было проанализировано* и разобрано несколько определений i вертикального контекста, приводимых разными авторами. Содержание всех этих определений было тщательно проанализировано- на предмет его соответствия выявленной нами ранее сущности, культурно-исторического контекста. Впоследствии те элементы, которые отвечали поставленной' задаче, были видоизменены для приведения их в полное соответствие с тематикой и включены в итоговое определение.- Те элементы проанализированных нами определений вертикального контекста, которые являлись сугубо филологическими или которые по иным причинам не могли быть включены в итоговое определение, были элиминированы.

Итогом работы с указанным пластом, историографии стало следующее определение рассматриваемого термина: культурно-исторический контекст представляет собой совокупность сведений о данной исторической эпохе и актуальных для неё культурных доминантах, объективно заложенных в порождённых данной эпохой текстах и раскрывающих перед исследователем картину мира человека данной эпохи.

Обоснование понятия культурно-исторического контекста является одним из ключевых в рамках данного исследования. На его основании и было построено данное исследование. Внимание к культурно-историческому контексту эпохи способствовало более полному пониманию и адекватному толкованию текстов источников, так как каждый из них является отражением культуры, ведь в каждом источнике, и в первую очередь - в учебниках заложены разнообразные культурные, этнические, социальные, идеологические и иные доминанты эпохи.

Следующий этап исследования заключался-в том, чтобы дать подробную характеристику культурно-исторического контекста России первой половины XX века. Этот раздел был написан с привлечением обширной? историографической литературы. Сюда относится, литература по истории, культуре, философии и другим дисциплинам. Изучая библиографию, мы акцентировали свое внимание на нескольких важные моментах. Во-первых, мы тщательно изучили основные исторические вехи (рассматриваемого периода и их значение для истории России и других стран. Во-вторых, мы подробно рассмотрели особенности культуры данного1-периода. В-третьих, мы изучили философские течения, господствовавшие в общественной!мысли того времени. В-четвертых, мы уделили особенно большое внимание мировоззрению человека рассматриваемой эпохи, так как время накладывает сильный отпечаток на видение мира каждым отдельным индивидом и обществом в целом. Изучение всех этих важнейших, с нашей точки зрения, аспектов составило основу характеристики культурно-исторического контекста России первой половины XX века.

Анализ библиографии показал, что первая половина XX века была насыщена важнейшими историческими событиями, которые повлияли на дальнейшее развитие не только России, но и всего мира. Среди наиболее значительных событий того времени - две мировые войны, в которых Россия и Германия находились по разные стороны баррикад, революция, приведшая к коренным изменениям российского государства и общества, гражданская война и иностранная интервенция и масса других международных конфликтов. Следует подчеркнуть, что революция 1917 года повлияла не только на судьбу России, но и на многие годы предопределила развитие других стран, которые присоединились к социалистическому лагерю и выступали на его стороне в различных вопросах военного и невоенного характера.

Что касается таких областей, как культура и философия, то изученная нами библиография называет главной их особенностью ломку старых устоев. Появление новых течений в философии и искусстве свидетельствовало о том, что человек стал мыслить .иначе, чем раньше, иными словами - изменилось его мировоззрение. В ходе изучения-библиографии^ мы еще раз убедились в том, что революция сначала совершается в умах, и потом только на. деле. Идея» предшествует действию. Духовная, ситуация того времени характеризовалась отрицанием старого, уже изжитого, и появлением и осознанием новых идей. Переход от монархии к республике означал не только смену политических приоритетов и государственного устройства — он символизировал рождение нового человека и нового общества, непохожего на прежнее.

Так как такие важнейшие исторические события, как две мировые войны, были напрямую связаны с Германией, мы сделали вывод, что культурно-исторический контекст повлиял и на место и роль немецкого языка в России как компонента немецкой культуры. Для того чтобы выяснить, каким образом эта роль менялась со временем, мы проанализировали массу разнообразных источников. Сюда относятся и учебники немецкого языка, и энциклопедии, и словари-справочники, и учебные программы вузов, и другие материалы. Анализ'указанных источников составил основную практическую часть,работы. Проводя анализ источников, мы обращали внимание на то, что первая половина

XX века логически делится на дореволюционную и советскую эпохи, каждая из которых обладала своими культурно-историческими особенностями. Особенностями этими во многом определялась роль немецкого языка в культуре и образовании царской, а позже — советской России. В итоге мы сравнили, какую роль немецкий язык играл в культурно-историческом контексте каждой из эпох - царской и советской.

Анализ источников протекал в несколько этапов. Сначала была написана глава, посвященная источникам царского времени. В рамках этой главы был сделан вывод о том, что система образования и задачи правительства в области образования оказывали огромное влияние на содержание предлагаемой к использованию учебной литературы. Исходя^ из этого вывода, мы построили свою работу следующим образом: идя от общего к частному, мы охарактеризовали особенности системы образования при царе, а затем* приступили к анализу учебников,немецкого языка. Описание царской системы образования имело для нас первостепенную > значимость, так как она представляла собой" одну из важнейших граней культурно-исторического контекста России первой половины XX века. Знание системы образования и ее особенностей помогло нам в дальнейшем, сделать выводы относительно места № роли немецкого языка в образовании как части культуры России.

Изучение особенностей образования в царской России показало, что система образования начала XX века явилась итогом развития, российского образования. Она впитала в себя все лучшее, что было наработано за долгие века, и отринула ненужное. Система образования обрела четкую структуру, в которой были представлены все звенья от начального до высшего образования, причем правила перехода с одной ступени на другую были четко зафиксированы. Интерес населения к образованию неуклонно рос. Об этом свидетельствует и приводимая нами статистика, согласно которой постепенно сокращался^ процент неграмотных, и факт появления и динамичного развития женского образования, и расширение социального состава учащихся. Решение вопросов образования находилось в ведении Министерства Народного Просвещения. Из всего вышесказанного можно заключить, что при царе система образования была организована на очень высоком уровне.

Вместе с тем анализ источников показал, что образование находилось под контролем царского правительства. Нами был сделан вывод, что содержание образования зависело от политики правительства и определялось Министерством Народного Просвещения. Образование было важнейшим, хотя и далеко не единственным, каналом распространения правительственной идеологии. Этим и объясняются все те особенности учебников по немецкому языку, которые были выявлены нами в ходе работы с источниками.

Дальнейший анализ позволил выявить две тенденции. С одной стороны, в ходе изучения учебных программ Петербургского и Казанского университетов, которые были рассмотрены в рамках данной главы в качестве источников фактического количества аудиторных часов немецкого и других языков в вузах, выяснилось, что на немецкий язык выделялось большее количество часов, чем на другие языки. Кроме того, учебные планы и программы по-немецкому языку были более стабильными — как в Петербургском, так и в Казанском университетах количество часов немецкого языка в неделю практически не* менялось на протяжение всего периода с 1900 по 1917 гг. Стабильность расписания и количество часов, превосходящее остальные языки, позволяют сделать вывод, что немецкий язык играл важную роль в российском образовании.

С другой стороны, изучение правительственных постановлений, посвященных сфере образования, привело нас к выводу, что царское правительство стремилось ассимилировать существовавшие в России в большом количестве немецкие школы и медленно, но верно насаждало в них русский язык. Конечной целью царской политики по отношению к немецким школам было внедрение в среде немецкоязычного населения России русского языка как языка свободного общения, образования и богослужения. Со временем эта тенденция все усиливалась, и принимаемые меры и предлагаемые условия становились все более жесткими. Стремление ассимилировать иноязычные народы было тесно связано с борьбой против инакомыслия, которое ставило под угрозу авторитет и идеологию царского правительства.

Эти две тенденции, выявленные нами в ходе работы с практическим материалом, противоречат друг другу. Однако это противоречие, на наш взгляд, следует воспринимать как доказательство того, что культурно-исторический контекст России первой половины XX века не был статичен - напротив, ему была присуща внутренняя динамика. С одной стороны, немецкий язык все еще играл в России важнейшую роль, и это подтверждает анализ учебников и вузовских учебных программ. С другой стороны, царское правительство стало предпринимать попытки ограничить свободное функционирование немецкого языка в русскоязычной культурной среде. И это было знаком грядущих-перемен.

Знание особенностей системы образования и политики царского правительства по отношению к немецкому языку послужило основой анализа учебников немецкого языка. В ходе работы с практическим материалом были выявлены такие характерные для него тенденции, как явная или неявная* пропаганда правительственной идеологии и создание w подспудное насаждение определенного образа Германии.

Как уже было сказано ранее, пропаганда правительственной идеологии была одной из важнейших особенностей образования при царе. Это относится и к учебникам - носителям содержания образования. Через образование и учебники государство воспитывало- своих граждан в духе верноподданничества. Из историографии мы узнали, что каналом распространения правительственной идеологии были абсолютно все, и в первую очередь - гуманитарные дисциплины. Работа с источниками позволила нам сделать вывод, что и немецкий язык занимал определенное место в s ряду остальных предметов, также служа задачам царского правительства.

Все учебники немецкого языка имели печать, которая гласила, что они официально допущены к использованию в обучении. Эта мера объясняется вышеупомянутым стремлением царского правительства контролировать образование. Правительственный контроль во многом определял содержание учебников, и именно поэтому можно говорить о том, что в культурно-историческом контексте царской России немецкий язык играл роль не только компонента немецкоязычной культуры, но и инструмента распространения идеологии царского правительства и внедрения ее в сознание людей. Сюда относятся, в частности, промонархические идеи, которые звучат в учебных текстах, а также религиозная составляющая. Это1 объясняется тем, что русская православная церковь * всегда являлась оплотом самодержавия. В условиях динамично меняющегося,культурно-исторического контекста необходимо было поддерживать в сознании' масс идею о том, что' самодержавие и православие являлись основой российского государства и,общества. Инакомыслие, которое все шире распространялось в массах, несло в» себе угрозу авторитету царской* власти. Этим и объяснялось стремление царского правительства поставил» под контроль всю систему образования и* установить жесткую цензуру для учебной литературы.

Другой важнейшей, особенностью царских учебников по немецкому языку, а также разнообразных энциклопедий> и словарей-справочников было создание на их страницах определенного образа Германии. Это достигалось путем включениям них оценочной^ информации об этой стране. Такие аспекты, как высокий уровень развития промышленности, богатые природные ресурсы, хорошо организованные и благоустроенные курорты и туристическая привлекательность Германии предстают однозначно в положительном свете. Что касается науки и культуры, то немецкая система образования получала высокую оценку, а о немецких писателях, ученых и философах говорилось, что они внесли неоценимый вклад в сокровищницу мировой культуры. • Веяния времени и появление неофициальной печати привели к тому, что в энциклопедических справочниках стали появляться богатые сведения о развитии в Германии рабочего движения. Источники более позднего времени показали, как с приходом к власти большевиков эта тенденция расширилась, укрепилась и видоизменилась.

Создание и распространение среди населения определенного образа той или иной страны является важным аспектом политики государства. Особенности создаваемого образа красноречиво свидетельствуют об отношениях между двумя странами. Тот факт, что в царской России на страницах учебно-познавательной литературы создавался исключительно положительный образ Германии, имеет большое значение в рамках данной работы. Это означает, что взаимоотношения с Германией были весьма важны для царской России начала XX века. Имел место культурный диалог между этими двумя странами, и значение его было велико. Немецкий язык был для России и ее населения средством ведения диалога с немецкой культурой, а для знающих этот язык он являлся и каналом непосредственного восприятия! немецкой культуры.

Затем нами были проанализированы театральные репертуары царской России начала XX века. Анализ показал, что в тот период на российских сценах ставилось огромное количество пьес немецких драматургов, причем не только в переводе на русский язык, но и в оригинале. В проанализированных нами театральных репертуарах в основном встречаются либо классики немецкой литературы, либо писатели начала XX века. Таким образом, немецкий язык играл роль канала распространения немецкой.культуры в нашей,стране. Более того, в рамках гастролей немецкого театра он являлся еще и каналом восприятия немецкой культуры, так как русский зритель, владеющий немецким языком, входил в непосредственное соприкосновение с немецкоязычной культурой.

Работа с источниками царской эпохи позволяет сделать вывод, что в царской России начала XX века немецкий язык являлся средством ведения диалога между русской и немецкоязычной культурами. При этом диалог этот имел огромное значение для развития взаимоотношений между Россией и Германией. Немецкий язык не только механически обеспечивал возможность диалога, но был самоценен как важнейший компонент немецкоязычной культуры.

Рассмотрев дореволюционный период, мы обратились к периоду советскому. На основе проведенного анализа правительственных постановлений мы сделали вывод, что с приходом советской власти- в сфере образования произошли коренные изменения.

Во-первых, они коснулись структурьь образования. Произошло реструктурирование учебного процесса, началась подготовка новых квалифицированных кадров, проводилась.политехнизация!обучения, в учебный процесс внедрялись новые методы, проводились многочисленные эксперименты. Для успешного решения^ поставленных партией задач следовало решить проблемы школы (в широком! смысле этого слова), организовать строительство зданий, обеспечить учащихся и учителей учебниками и наглядными материалами и пр.

Однако - и это, на- наш взгляд, еще более важно - коренные изменения; произошли не только и не столько* в структуре образования, сколько в его содержании. Значение этого факта трудно переоценить. Произошедшие изменения свидетельствовали о динамичном развитии культурно-исторического контекста России и являлись его отражением.

При работе с источниками царской эпохи мы. пришли к выводу, что содержание образования и, соответственно, учебно-познавательной литературы определялось правительством страны и находилось под его контролем. При этом мы отметили как факт наличие в образовании идеологической составляющей и создание на страницах учебной литературы определенного образа Германии. Это характерное для s советского-периода, однако* в советское время эти тенденции были выражены в гораздо большей степени, чем во времена царской России. Это объясняется стремлением новой власти установить свой авторитет, что было гораздо более сложной задачей, чем поддержание своего авторитета, как это было в случае с царской властью. Советской власти необходимо было завоевать доверие народа, привлечь массы на свою сторону и заручиться их поддержкой - именно поэтому пропаганда новой идеологии и нового образа Германии становится все более активной и даже агрессивной, и это мы наблюдаем на страницах учебников немецкого языка.

Образ Германии, который создавался на страницах советских учебников, кардинально отличается от образа Германии, который создавался в царской России. Если при царе Германия рассматривалась как сокровищница немецкой культуры, а наследие немецкой литературы, философии и искусства стояло на первом месте в рамках диалога культур, то в советское время на первый план, выходят другие аспекты. По-прежнему признается великая роль Германии в мировом культурном наследии, однако-культурный диалог теряет свое былое значение, и ему на смену приходит общение ради выгоды. Теперь важно не общение двух культур, а соревнование в области высоких технологий. Если при царе конечной целью-изучения немецкого языка было знакомство с немецкой культурой;, то советская власть ставит перед преподавателями немецкого языка задачу обучения учеников и студентов^навыкам чтения и понимания текстов, и в первую очередь - технических. Немецкий язык, теряет свою значимость как компонент немецкоязычной культуры и превращается в канал получения технических знаний. Это было необходимо Советскому Союзу для развития своих собственных технологий и индустрии.

Кроме того, содержание источников позволило нам сделать вывод о том, что немецкий1 язык являлся орудием распространения в Советском Союзе антифашистских идей. Эта тенденция появляется в 1930-е годы и нарастает с приближением Великой Отечественной войны. Следует подчеркнуть, что проводимая в Советском Союзе пропаганда не ставила своей задачей ущемление и уничижение немецкого народа, а была направлена исключительно против правительства Германии и против проповедуемой им идеологии. Этот момент чрезвычайно важен в контексте разговора об образе Германии. Все отрицательные характеристики относились именно к фашистам и их деятельности, но ни в коем случае не к немецкому народу.

Как и в царское время, немецкий язык являлся не только орудием создания определенного образа Германии, но и инструментом масштабного насаждения правительственной идеологии. Содержание советских учебников во многом противоположно учебникам царского времени. Если при царе имела место пропаганда монархического строя и его оплота - православной церкви, то на страницах советских учебников проводится активная дискредитация монархии и религии. Это также объясняется необходимостью советской власти установить свой авторитет, разрушив старые устои.

Вместе с тем на страницах учебников звучат и совершенно новые идеи, которые просто не могли появиться* раньше в силу культурно-исторических особенностей царской эпохи. Речь идет ©'дискредитации идеи капитализма и о пропаганде коммунистической идеологии. Эти идеи активно поводились на страницах учебников немецкого языкаг и имели целью воспитание масс в определенном ключе. Изучая немецкий язык, школьники автоматически попадали под влияние государственной идеологии. Иными словами, в культурно-историческом контексте советской России немецкий язык, помимо всего прочего, выполнял функцию идеологического воспитания масс. Он органично вписывался в культурно-исторический контекст советской России и как элемент немецкой культуры, и как инструмент советской пропаганды.

Роль немецкого языка в советской системе образования была велика. Об этом свидетельствует не только содержание учебно-познавательной литературы, но и информация о почасовой организации занятий по немецкому языку, почерпнутая^ нами из университетских учебных программ. Изучению немецкого языка уделялось больше времени, чем другим языкам. Это характерно как для среднего, так и для средне-специального и вузовского образования.

Последним этапом на пути определения роли немецкого языка в культурно-историческом контексте России первой половины XX века был анализ театральных репертуаров советской эпохи. На практическом материале мы выявили динамику развития немецкоязычной драматургии в советском театре. В период с 1917 г. по конец 1920-х годов театральный репертуар мало чем отличался от репертуара царского времени. В это десятилетие собственно советский театр только зарождается, и немецкий язык служит целям диалога с немецкоязычным культурным пространством, причем отдается равное предпочтение как всем хорошо известным, пьесам прежних времен, так и спектаклям революционно настроенных немецких драматургов. В 1930-х и в начале 1940-х годов эти тенденции усилились. Переводные немецкоязычные спектакли нейтрального содержания постепенно исчезают из репертуаров, а на их место приходят пьесы революционной тематики. В этот период роль немецкого языка заключается в том, чтобы распространять в- массах революционные и антифашистские идеи. Одновременно с этим набирает силу молодой советский театр. Наконец, в послевоенный период, когда борьба против фашистской Германии перестала быть доминантой культурно-исторического контекста Советской' России, немецкоязычная драматургия утратила свое былое значение и уступила место1 собственно советской драматургии.

Время накладывает свой отпечаток на абсолютно все стороны жизни общества. Особенно подвержена этому сфера культуры и образования. Данное исследование позволило нам еще раз убедиться в том, что любой исторический источник является отражением породившей его эпохи. Быстрая смена событий, радикальные изменения общественного строя, приход новой, власти - все это очень» влияет на жизнь общества и индивида. Последний находится! под влиянием властных структур, которые распространяют определенную идеологию и даже мировоззрение через разные каналы, будь то СМИ, образование, культура.

В течение первой половины, да и всего XX века роль немецкого языка в культурно-историческом контексте России динамично менялась, но роль его всегда была велика. Обучение немецкому языку и в царской, и в советской России имело две основные цели - образовательную и воспитательную. Образовательная роль немецкого языка в царской России была связана в первую очередь с эффективным осуществлением диалога культур, с непосредственным общением с представителями немецкоязычной культуры, с расширением кругозора и т.д., а в СССР на первое место выходила возможность приобщиться с помощью немецкого языка к дополнительным источникам информации и использование его в профессиональной деятельности, причем большей частью рецептивно. Что касается воспитательной роли немецкого языка, то и она была неодинакова. Если при царе она заключалась в поддержании и укреплении межкультурных связей между Россией, и Германией, то при советской власти немецкий язык превратился в канал распространения новой идеологии. Эти различия свидетельствуют о тесной связи образования и культуры с развитием общества и о важности их роли в культурно-историческом контексте каждого государства.

Список литературы диссертационного исследования кандидат культурологии Малахова, Анастасия Михайловна, 2010 год

1. VIII-й съезд РКП (б). Москва. 18-23 марта 1919 г. Программа Российской Коммунистической Партии (большевики). // В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 2. 19171922. М.: Политиздат, 1983. 606 с.

2. Амбаш М. Воспитательная работа на уроках немецкого языка. // В кн.: Иностранный язык в школе. №5-6. М.: Учпедгиз, 1939. 145 с.

3. Ауэрбах Т.Д. «Лесной царь» Гете. // В кн.: Иностранные языки в школе. №6. М.: Просвещение, 1950.' 203 с.

4. Балезин С.А. Обеспечим вузы образцовыми учебниками. //В кн.: Вестник высшей школы. №3. М.: Высшаяшпсола, 1940. 214 с.

5. Бахарева М.А. Дополнительное чтение на иностранном языке и принципы отбора текстов для него. // В кн.: Иностранные языки в школе. №5. М.: Просвещение, 1948. 178 с.

6. Белицкий К.Я. Немецкая хрестоматия для средних классов средних учебных заведений. Одесса: Е.П. Распопов, 1903. 324 с.

7. Белостоцкая О.М. Немецкий язык. Фонетическое пособие. Руководство к грампластинкам. М.: Изд-во литературы на иностр.яз., Тип. «Искра революции», 1947. 340 с.

8. Бергман Н. Подача литературного текста на немецком языке в старших классах школы. // В кн.: Иностранный язык в школе. №6. М.: Учпедгиз, 1936.-256 с.

9. Ю.Бергман Н., Гольдштейн Г. Образец урока немецкого языка. // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический сборник. Вып. 1. М. : Учпедгиз, 1934. 240 с.

10. П.Берте H.A. Немецкая хрестоматия, выбор прозаических и стихотворных отрывков из сочинений немецких классиков всех столетий. Изд. 19. М.: Е.А. Терентьев, 1904. 356 с.

11. Библиотечка батрака. Словарь. Толкователь непонятных слов и выражений. М.: Батрак, 1929. 32 с.

12. Бобровникова В.К., Юдина Н.В. Из истории преподавания иностранных языков в России. // В кн.: Иностранные языки в школе. №4. М.: Просвещение, 1949. 169 с.

13. Богословский С.А., Шапиро Д.Ф., Рейберг С.А., Мовнин М.С. Как перестроить преподавание иностранных языков. // В кн.: Высшая школа. №6. М.: ОНТИ, 1937. 197 с.

14. Большая советская1 энциклопедия. 1-е издание (1926-1947). Гл.ред. О.Ю. Шмидт. Т. 16. М.: Советская энциклопедия, 1929. 615 с.

15. Большая советская энциклопедия. 1-е издание (1926-1947). Гл.ред. О.Ю; Шмидт. Т. 41. М.: Советская энциклопедия, 1939. — 639 с.

16. Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания. Ред. С.Н1 Южаков. Т. 6. СПб:: Просвещение, 1901. -794 с.

17. Большая энциклопедия. Словарь общедоступных сведений по всем отраслям знания. Ред. С.Н. Южаков. Т. 14. СПб.: Просвещение, 1904. -794 с.

18. Бунимович В.Е. Иностранные языки в вузах национальных республик. // В кн.: Вестник высшей школы. №7. М.: Высшая школа, 1941. 230 с.

19. Вейерт И.Ф. Немецкая хрестоматия. Для студентов-экономистов. Вып. 1. Кубуч-Ленинград, 1927. 188 с.

20. Вейрих В.Э. Немецкая техническая хрестоматия. Харьков, Укр. науч. изд-во «Киев-печать», 8-я тип., 1928. 72 с.

21. Веселов М. О преподавании иностранного языка в советской школе. // В кн.: Иностранный язык в школе. №3. М.: Учпедгиз, 1937. 185 с.

22. Витлин Ж.JI. Исторические ссылки на уроках немецкого языка в средней школе. // В кн.: Иностранные языки в школе. №4. М.: Просвещение, 1950. -210 с.

23. Воспитательная работа на уроках иностранного языка. (Обзор писем читателей). // В кн.: Иностранный язык в школе. №5-6. М.: Учпедгиз, 1939. 145 с.

24. Вульф Р.К. Немецкая грамматика в вопросах и ответах (краткий конспект). Астрахань, Типо-лит. т-ва «Печатное дело» Окур Апресянц и Винников, 1914.-290 с.

25. Гартен Г. Немецкая хрестоматия для средних учебных заведений. Вып. 13. СПб.: К.Л. Риккер, 1912. 189 с.

26. Гауф Л.А. Немецкая грамматика для школьного- преподавания и для самообучения. Гейдельберг: Ferlag des Herausgebers, 1916. 214 с.

27. Гессау Г. Немецкая грамматика. Часть 1. Этимология. M.: Е.А. Терентьев, 1909.-349 с.

28. Гессау Г. Немецкая грамматика. Часть 2. Синтаксис. M.: Е.А. Терентьев, 1912.-320 с.

29. Глезер П. Немецкая хрестоматия. 13 изд. Пбг.: К.Л. Риккер, 1917. 130 с.

30. Гольдштейн Г.В., Бергман H.A. Методическая разработка урока по объяснительному чтению для VI класса (немецкий язык). // В кн.:

31. Иностранный язык в средней школе. Методический сборник. №3. М.: Учпедгиз, 1934. 234 с.

32. Гомартели Н., Марков М. Словарь. (Политические и иностранные слова). М.: «Народная мысль» Е.Д. Мягкова, 1917. 323 с.

33. Гох К.А. Немецкая хрестоматия. Лодзь, Ferlag des Herausgebers, 1904. -20 с.

34. Декрет о немецких колониях Поволжья от 19 октября 1918 г. // В кн.: Декреты Советской власти. Т. 3 (11 июля 9 ноября 1918 г.). М.: Политиздат, 1964. - 654 с.

35. Доломанова Г., Михайлова С. Методическая разработка темы «Конституция, статьи 118, 119, 120, 121» для IX класса. // В кн.: Иностранный язык в школе. №1. М.: Учпедгиз, 1941. 184 с.

36. Дюшен В., Пельтцер А. Немецкий язык. Учебник для 7-летней политехнической школы. 5-й год обучения. Харьков, Харьков, Укр. науч. изд-во «Киев-печать», 8-я тип., 1932. 294 с.

37. Дюшен В., Пельтцер А. Немецкий язык. Учебник для 7-летней политехнической школы. 7-й год обучения. Харьков, Харьков, Укр. науч. изд-во «Киев-печать», 8-я тип., 1932. 263 с.

38. Ежегодник императорских театров. 1909. Вып. 3. Приложение: Репертуар сезона 1908-1909 гг. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 144 с.

39. Ежегодник императорских театров. 1910. Вып. 2. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 163 с.

40. Ежегодник императорских театров. 1910. Вып. 4. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 172 с.

41. Ежегодник императорских театров. 1910. Вып. 6. Приложение: Репертуар сезона 1909-1920 гг. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г.-201 с.

42. Ежегодник императорских театров. 1911. Вып. 4. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 174 с.

43. Ежегодник императорских театров. 1912. Вып. 1. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 123 с.

44. Ежегодник императорских театров. 1912. Вып. 4. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 185 с.

45. Ежегодник императорских театров. 1913. Вып. 4. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 168 с.

46. Ежегодник императорских театров. 1913. Приложение: Репертуар сезона 1911-1912 гг. СПб., Типография Дирекции императорских театров, 1913. 153 с.

47. Ежегодник императорских театров. Сезон 1903-1904 гг. Часть 2. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 153 с.

48. Ежегодник императорских театров. Сезон 1904-1905 гг. Часть 2. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 146 с.

49. Ежегодник императорских театров. Сезон 1905-1906 гг. Часть 2. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 168 с.

50. Ежегодник императорских театров. Сезон 1906-1907 гг. Часть 2. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 181 с.

51. Ежегодник императорских театров. Сезон 1907-1908 гг. Часть 2. СПб., Типография Дирекции императорских театров. Б.г. 192 с.

52. Есин Е. Самара хлебная: ретроспективный взгляд. // «АгроИнформ». №95. Самара, сентябрь 2006. 24 с.

53. Жизнь искусства. Л., 10 марта 1929 г. №11 (1331). Л.: Теа-кино-печать, 1929.-40 с.

54. Жизнь искусства. Л., 11 ноября 1928 г. №46 (1224). Л.: Теа-кино-печать, 1928.-39 с.

55. Жизнь искусства. Л., 13 августа 1928 г. №33 (1211). Л.: Теа-кино-печать,1928.-34 с.

56. Жизнь искусства. Л., 13 января 1929 г. №3 (1233). Л.: Теа-кино-печать,1929.-41 с.

57. Жизнь искусства. Л., 16 февраля 1926 г. №7 (1086). Л.: Теа-кино-печать, 1926.-40 с.

58. Жизнь искусства. Л., 18 августа 1929 г. №33 (1353). Л.: Теа-кино-печать, 1929.-37 с.

59. Жизнь искусства. Л., 19 января 1926 г. №3 (1082). Л.: Теа-кино-печать, 1926.-45 с.

60. Жизнь искусства. Л., 2 февраля 1926 г. №5 (1084). Л.: Теа-кино-печать, 1926.-44 с.

61. Жизнь искусства. Л., 22 июля 1928 г. №30 (1208). Л.: Теа-кино-печать, 1928.-47 с.

62. Жизнь искусства. Л., 23 ноября 1926 г. №47 (1126). Л.: Теа-кино-печать,1926.-36 с.

63. Жизнь искусства. Л., 25 января 1927 г. №4(1135). Л.: Теа-кино-печать,1927.-38 с.

64. Жизнь искусства. Л., 26 января 1926 г. №4 (1083). Л.: Теа-кино-печать, 1926.-37 с.

65. Жизнь искусства. Л., 27 марта 1928 г. №13 (1192). Л.: Теа-кино-печать,1928.-39 с.

66. Жизнь искусства. Л., 5 января 1926 г. №1 (1080). Л.: Теа-кино-печать, 1926.-41 с.

67. Жизнь искусства. Л., 9 февраля 1926 г. №6 (1085). Л.: Теа-кино-печать, 1926.-43 с.

68. Жизнь искусства. Пг., 1 ноября 1918 г. №4. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. -40 с.

69. Жизнь искусства. Пг., 10 декабря 1918 г. №33. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. -42 с.

70. Жизнь искусства. Пг., 11 декабря 1918 г. №34. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. -47 с.

71. Жизнь искусства. Пг., 11 февраля 1920 г. №368. Пг.: Теа-кино-печать, 1920.-45 с.

72. Жизнь искусства. Пг., 11-13 апреля 1920 г. №419-421. Пг.: Теа-кино-печать, 1920.-44 с.

73. Жизнь искусства. Пг., 12 октября 1919 г. №265-266. Пг.: Теа-кино-печать, 1919.-48 с.

74. Жизнь искусства. Пг., 12 сентября 1922 г. №36 (859). Пг.: Теа-кино-печать, 1922. 36 с.

75. Жизнь искусства. Пг., 13 февраля 1923 г. №6 (881). Пг.: Теа-кино-печать, 1923.-46 с.

76. Жизнь искусства. Пг., 14 декабря 1918 г. №37. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. -40 с.

77. Жизнь искусства. Пг., 14 марта 1922 г. №11 (833). Пг.: Теа-кино-печать, 1922.-41 с.

78. Жизнь искусства. Пг., 14 февраля 1922 г. №7 (930). Пг.: Теа-кино-печать, 1922.-46 с.

79. Жизнь искусства. Пг., 14 января 1919 г. №58. Пг.: Теа-кино-печать, 1919. -34 с.

80. Жизнь искусства. Пг., 15 января 1919 г. №59. Пг.: Теа-кино-печать, 1919. -40 с.

81. Жизнь искусства. Пг., 16 декабря 1918 г. №38. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. -41 с.

82. Жизнь искусства. Пг., 16 мая 1922 г. №19(842). Пг.: Теа-кино-печать, 1919.-49 с.

83. Жизнь искусства. Пг., 16 января 1919 г. №60. Пг.: Теа-кино-печать, 1919. -48 с.

84. Жизнь искусства. Пг., 16 января 1923 г. №2 (876). Пг.: Теа-кино-печать, 1923.-43 с.

85. Жизнь искусства. Пг., 1-7 августа 1922 г. №30(853). Пг.: Теа-кино-печать, 1922. 42 с.

86. Жизнь искусства. Пг., 17 декабря 1918 г. №39. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. -48 с.

87. Жизнь искусства. Пг., 17 января 1922 г. №3 (826). Пг.: Теа-кино-печать,1922.-42 с.

88. Жизнь искусства. Пг., 18 декабря 1919 г. №320. Пг.: Теа-кино-печать, 1919.-49 с.

89. Жизнь искусства. Пг., 19 июня 1923 г. №24(899). Пг.: Теа-кино-печать,1923.-43 с.

90. Жизнь искусства. Пг., 2 апреля 1920 г. №416. Пг.: Теа-кино-печать, 1920. -40 с.

91. Жизнь искусства. Пг., 24 июля 1923 г. №29 (902). Пг.: Теа-кино-печать, 1923.-43 с.

92. Жизнь искусства. Пг., 24-26 апреля 1920 г. №432-434. Пг.: Теа-кино-печать, 1920.-40 с.

93. Жизнь искусства. Пг., 26 февраля 1919 г. №86. Пг.: Теа-кино-печать, 1919.-49 с.

94. Жизнь искусства. Пг., 27-29 марта 1920 г. №410-412. Пг.: Теа-кино-печать, 1920. 40 с.

95. Жизнь искусства. Пг., 3 января 1919 г. №52. Пг.: Теа-кино-печать, 1919. -49 с.

96. Жизнь искусства. Пг., 3 января 1922 г. №1 (824). Пг.: Теа-кино-печать, 1922.-42 с.

97. Жизнь искусства. Пг., 3 января 1923 г. №1 (875). Пг.: Теа-кино-печать, 1923. 43 с.

98. Жизнь искусства. Пг., 31 октября 1918 г. №3. Пг.: Теа-кино-печать,1918.-48 с.

99. Жизнь искусства. Пг., 4 июля 1922 г. №26(849). Пг.: Теа-кино-печать, 1922. — 42 с.

100. Жизнь искусства. Пг., 4 марта 1920 г. №388. Пг.: Теа-кино-печать, 1920.-40 с.

101. Жизнь искусства. Пг., 4 января 1919 г. №53. Пг.: Теа-кино-печать,1919.-49 с.

102. Жизнь искусства. Пг., 5 декабря 1918 г. №31. Пг.: Теа-кино-печать, 1918.-48 с.

103. Жизнь искусства. Пг., 5 октября 1920 г. №574. Пг.: Теа-кино-печать,1920.-40 с.

104. Жизнь искусства. Пг., 6 марта 1923 г. №9 (884). Пг.: Теа-кино-печать, 1923.-43 с.

105. Жизнь искусства. Пг., 8 мая 1923 г. №18 (893). Пг.: Теа-кино-печать, 1923. 46 с.

106. Жизнь искусства. Пг., 8-9 мая 1920 г. №446-447. Пг.: Теа-кино-печать, 1920.-41 с.

107. Жизнь искусства. Пг., 9 декабря 1918 г. №32. Пг.: Теа-кино-печать, 1918.-46 с.

108. Жизнь искусства. Пг., 1918. № 1. Пг.: Теа-кино-печать, 1918. 43 с.

109. Запорожец В.К. Подготовка учебников в Машгизе. // В кн.: Вестник высшей школы. №10. М.: Высшая школа, 1941. 210 с.

110. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1900-1901 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1900. 20 с.

111. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1901-1902 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1901. 20 с.

112. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1902-1903 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1902. 22 с.

113. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1903-1904 учебном' году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография-Императорского Университета, 1903. 22"с.

114. Императорский, Казанский Университет. Обозрение преподавания в1909-1910 учебном году. Часть >1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1909. 16 с.

115. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1910-1911 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1910. 1"6 с.

116. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в 1913-1914 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1913. 21 с.

117. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1914-1915 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1914. 25 с.

118. Императорский Казанский Университет. Обозрение преподавания в1915-1916 учебном году. Часть 1. Историко-филологический факультет. Казань, Типо-литография Императорского Университета, 1915. —21 с.

119. Историческое постановление ЦК ВКП (б) о восстановлении в правах педагогики и педагогов от 4 июля 1936 г. //В кн.: Иностранный язык в школе. Методический журнал. №6. М.: Учпедгиз, 1936. 172 с.

120. Карпин Е.Б. Коллективное обсуждение учебника. // В кн.: Вестник высшей школы. №7. М.: Высшая школа, 1940. 184 с.

121. Кафтанов C.B. Ближайшие задачи высшей школы в послевоенный период. // В кн.:,Вестник высшей школы. №5-6. М.: Высшая школа, 1945'. 132 с.

122. Кафтанов C.B. Очередные задачи'высшей^школы. // В кн.: Вестник высшей школы. №1. М.: Высшая школа, 1940: 143 с.

123. Кин А. Немецкая книга для чтения со, статьями для перевода.6 изд. Лодзь Варшава; 19031 - 223 с.

124. Кирзнер В.М., Страхова Н.П. Методика анализа текстов' по немецкому языку в старших классах средней школы. // В кн.: Иностранные языки в школе. №11 М.: Просвещение, 1950. 142 с.

125. Коске Р., Гобзин Ю., Озолинг Хр., Залит П. Немецкая хрестоматия. М.: Buchdruck С. Seuberlich, 1912. 111 с.

126. Кох A.B. Немецкая хрестоматия для средних учебных заведений. Отдел для средних классов. СПб.: К.Л. Риккер, 1904. 142 с.

127. Крепких Н.И. Влияние русского \зыка на развитие общественно-политической терминологии демократической Германии. // В' кн.: Иностранные языки в школе. №6. М.: Просвещение, 1950. 203 с.

128. Курляндский М. Литература на иностранном языке. // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический сборник. №2. М.: Учпедгиз, 1935. 142 с.

129. Курляндский М. Передовая кафедра иностранных языков. // В кн.: Вестник высшей школы. №7. М.: Высшая школа, 1941. 230 с.

130. Курляндский М. Преподавание иностранных языков, в вузах. // В кн.: Вестник высшей школы. №1. М.: Высшая школа, 1941. 165 с.

131. Левитан Б.А. Повышение качества преподавания иностранного языка в средней школе. // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический журнал. №1. М.: Учпедгиз, 1936. 162 с.

132. Ленинградский государственный университет. Кафедра Романо-германской филологии. Программа по немецкому циклу на 1940-1941 учебный год. Л., Издание Ленинградского государственного, университета, 1940. 54 с.

133. Литовский О. Больше внимания, советской« пьесе, советской тематике. //В кн.: Театр и'драматургия. №4. М.: Журн.-газ: Объединение, 1935.-263 с.

134. ЛукачГ. О противоречиях шиллеровской драматургии. // В кн.: Театр и драматургия. №7. М.: Журн.-газ. Объединение, 1936. 253 с.

135. Любарская A.A. Как разучивать стихотворения в средней школе? // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический журнал. №1. М.: Учпедгиз, 1935. 162 с.

136. Маму на Н. Иностранный язык в средней школе. // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический сборник. Вып. Г. М.: Учпедгиз, 1934. 240 с.

137. Манифест императрицы Екатерины II от 22 июля 1763 г. «О дозволении всем иностранцам; в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованным им правах». // http://wolgadeutsche.net/history/manifest.htm

138. Манифест императрицы Екатерины II от 4 декабря 1762 г. «О позволении иностранцам селиться в России и свободном возвращении русских людей, бежавших за границу». // http://wolgadeutsche.net/history/manifest-1762.htm

139. Маркушевич Н. Опыт проведения вводного курса по немецкому языку в IV классе. // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический журнал. Вып. 2. М.: Учпедгиз, 1934. 142 с.

140. Миловидов Г.А. Толковый и словопроизводный словарь русского языка для школы и самообразования. М.: «Сотрудник школ» А.К. Залесской, 1913. 174 с.

141. Мирный договор между Советской Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, с другой стороны («Брестский мир») от 3 марта 1918 г. // В кн.: Документы внешней' политики СССР. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1957.-771 с.

142. Москальская О.И. План работы первого полугодия по немецкому языку в IV классе. // В кн.: Иностранный язык в средней- школе. Методический сборник. Вып. 1. М.: Учпедгиз, 1934. 240 с.

143. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Программа по немецкому языку. М., «Гудок», 1949. 6 с.

144. Мюллер Л.Ю. Немецко-русский толмач для командира и разведчика, пособие для разговора на немецком языке во время производства разведки и при опросе пленных. Л.: Благо, 1924. 69 с.

145. Немецкий военный учебник. Часть 1. Орджоникидзе: Радуга, 1935. -49 с.

146. Немецкий факультет. Задание по практике для III курса №3. М.: Управление подготовки учителей НКП РСФСР, 1940. 20 с.

147. Немецкий язык. Курсы заочной подготовки военных переводчиков. Военный сектор. М.: Лит. Центр, тип. Н.К.В.М., 1930. 56 с.

148. Немецкий язык. Курсы заочной подготовки военных переводчиков. Сектор подготовки кадров и военно-научной работы. М.: Лит. Центр, тип. Н.К.В.М., 1931.-54 с.

149. Немецкий язык. Ленинградский электро-механический учебный комбинат железно-дорожного транспорта. Заочный сектор. Л.: Наука и образование, 1932. 34 с.

150. Немецкий язык. Методические письма №№3, 4 и 5. Ленинградский государственный» университет им. А.С.Бубнова. Заочный сектор. Биологический факультет. III курс. Л.: Наука и образование, 1936. 62 с.

151. О методической работе с преподавателями иностранных языков в Москве. // В кн.: Иностранный язык в средней школе. Методический сборник. Вып. 1. М.: Учпедгиз, 1934. 240 с.

152. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом, факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в-осеннем полугодии 1900 года и весеннем полугодии 1901 года; СПб:, Типо-литография Б.М. Вольфа, 1900. 33 е.

153. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии' 1902 года и весеннем полугодии 1903 года. СПб., Типо-литография Б.М. Вольфа, 1902. 35 с.

154. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии 1903 года и весеннем полугодии 1904 года; СПб., Типо-литография Б.М. Вольфа, 1903. 36 с.

155. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии 1908 года и весеннем полугодии 1909 года. СПб., Типо-литографияБ.М. Вольфа, 1908. 39 с.

156. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии 1909 года и весеннем полугодии 1910 года. СПб., Типо-литография Б.М. Вольфа, 1909. 34 с.

157. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии 1910 года и весеннем полугодии 1911 года. СПб., Типо-литография Б.М. Вольфа, 1910. 43 с.

158. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии 1911 года и-весеннем полугодии 1912 года. СПб., Типография Б.М. ВЬльфа, 1911. 43 с.

159. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского. Университета в осеннем полугодии 1912 года и весеннем полугодии 1913 года. СПб., Типография Б.М. Вольфа, 1912. 40 с.

160. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского Университета в осеннем полугодии 1913 года и весеннем! полугодии 1914 года. СПб., Садовая Типо-литография, 1913. — 37 с.

161. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Петроградского Университета в осеннем полугодии 1914 года и весеннем полугодии 1915> года. Пг., Типография Б.М. Вольфа, 1914.-41 с.

162. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Петроградского Университета в осеннем полугодии 1915 года и весеннем полугодии'1916 года. Пг., Типография Б.М. Вольфа, 1915. 45 с.

163. Обозрение преподавания наук на историко-филологическом факультете Императорского Петроградского Университета в осеннем полугодии 1916 года и весеннем полугодии 1917 года. Пг., Типография Б.М. Вольфа, 1916. 58 с.

164. Павленков Ф. Энциклопедический словарь. 4-е издание. СПб.: Сойкин, 1910.-724 с.

165. Паронян Э.И. Неразрешенные вопросы преподавания иностранных языков. //В кн.: Высшая школа. №4. М.: ОНТИ, 1937. 145 с.

166. Письмо ЦК РКП (б) все комитетам партии «О работе среди работников просвещения» от 18 сентября 1921 г. // В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898; 1986). Т. 2. 1917-1922. М.: Политиздат, 1983. 606 с.

167. Письмо ЦК РКП (б) всем комитетам партии «Об усилении политико- просветительной работы»от 16 ноября 1921 г. // В кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (18981986). Т. 2. 1917-1922. М.: Политиздат, 1983. 606 с.

168. Пише А.Ю. Немецкая хрестоматия для русских технических училищ. M.-JL, 1927. 142 с.

169. Пише А.Ю. Немецкая хрестоматия для сельскохозяйственных учебных заведений. M.-JL, 1930. 134 с.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 414435