Образ человека в культуре тоталитарного общества тема диссертации и автореферата по ВАК 09.00.13, кандидат философских наук Михайличенко, Андрей Юрьевич

Диссертация и автореферат на тему «Образ человека в культуре тоталитарного общества». disserCat — научная электронная библиотека.
Автореферат
Диссертация
Артикул: 137867
Год: 
2001
Автор научной работы: 
Михайличенко, Андрей Юрьевич
Ученая cтепень: 
кандидат философских наук
Место защиты диссертации: 
Томск
Код cпециальности ВАК: 
09.00.13
Специальность: 
Религиоведение, философская антропология, и философия культуры
Количество cтраниц: 
142

Оглавление диссертации кандидат философских наук Михайличенко, Андрей Юрьевич

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ТЕОРИЙ ТОТАЛИТАРИЗМА И ИХ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ.

1.1. ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ.

1.2. ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА В ТЕОРИЯХ ТОТАЛИТАРИЗМА.

ГЛАВА II. ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО КОНТИНУУМА ТОТАЛИТАРНОГО ОБЩЕСТВА.

2.1. Детерминирующие факторы становления тоталитарной культуры и тоталитарного человека

2.2. Социально-культурная структура тоталитарного общества.

ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ В КУЛЬТУРЕ ТОТАЛИТАРНОГО ОБЩЕСТВА.

3.1. Особенности положения человека в культуре тоталитарного общества.

3.2. Основные характеристики тоталитарной личности в социокультурных структурах идеологизированного общества.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Образ человека в культуре тоталитарного общества"

Актуальность исследования. В настоящее время в связи с изменением общей философской проблематики с особенной четкостью обострился интерес к проблеме человека. Осознание ограниченности естественнонаучного подхода к изучению человеческого мира привели к переориентированию философии с науки на культуру в целом. Вследствие этого перед философской и культурологической мыслью стоит насущная потребность осмыслить образ человека в контексте феномена тоталитаризма, который особенно ощутимо принес нам XX век, а также углубить смысловую сущность и диалектику культурной парадигмы столетия, которая выразилась, в частности, в особенностях и императивах социокультурной реальности тоталитаризма.

Рассмотрение проблемы человека в парадигме культуры тоталитарного общества продиктовано необходимостью определить проблему его экзистенции в этом мире с учетом исторического контекста. Осмысление феномена человека, ворвавшегося в XX век иррациональным существом, способным создавать тенденции к ослаблению или разрушению своего целостного облика, выразившегося в создании антигуманных тоталитарных сообществ, должно происходить в отличие от фрагментарных исследований в целом с социокультурной позиции.

Исследования вышеозначенных проблем представляются чрезвычайно важными для понимания механизма функционирования современной модели общественного бытия и для предвидения тех или иных социально-политических и культурно-исторических последствий с учетом накопленного объема теоретических знаний. Демократические завоевания последнего времени еще не прочны и значительно зависят от недавнего тоталитарного прошлого нашей страны. Представляется, что такое понятие, как иммунитет, вряд ли применимо к социальным системам, потому что, чем чаще ранее система выбирала сценарий тоталитаризма, тем выше вероятность его повторения, в котором формы и приемы тоталитарного (или авторитарного) социально-культурного построения общественной жизни могут, конечно, приобретать более цивилизованный вид, но остаются по своей природе механизмами подавления человеческой спонтанности и принуждения личности к деструктивным формам существования. Не исчезнет фактическая основа конфликта между тоталитарными или авторитарными импульсами властного сообщества (бюрократии) и демократическими устремлениями общества, так как в нашем обществе еще не произошло становления естественного социокультурного феномена, позволяющего в гарантиях прав и свобод гражданина, в подотчетности власти обществу видеть абсолютную, самостоятельную и самодостаточную ценность.

Актуальность исследования определяется еще и тем, что на современном философском уровне рассмотрение антропологической проблематики невозможно без тщательного осмысления всего комплекса наиболее значимых социально-культурных процессов, без выявления системообразующего механизма формирования социально-культурного континуума тоталитарного государства и общества, тоталитарного сознания и его субъектно-объектного носителя - человека «массы». При этом целостный анализ как индивидуальной, так и коллективной ментальности дает основание полагать, что в них интегрируются целый ряд элементов, наиболее существенными из которых можно считать: философское, нравственное, религиозное, эстетическое сознание в их идеологических формах и утопической сущности.

В периоды возникновения феномена тоталитаризма и в последующем были предприняты многочисленные попытки осмыслить и определить основные черты этого явления. Предлагалось значительное количество дефиниций тоталитаризма, его типов и разновидностей, что в известной степени свидетельствует о значении этой проблемы. Социальное конструирование теории тоталитаризма вызывало активные споры, так как слабостью классической теории тоталитаризма являлась ее неспособность обосновать свой главный тезис, а именно: что тоталитарная система была тотальной, т.е. она охватывала и контролировала все сферы общества и человека. Представляется важным и актуальным рассмотреть теоретические концепции тоталитаризма, выработанные в свое время на Западе и в последнее время у нас в стране для понимания природы тоталитаризма, культуры тоталитарного общества и государства, тоталитарного сознания и тоталитарной личности, подвергнуть философско-культурологическому анализу и более общее понятие - социально-культурный континуум тоталитарного общества как феномена XX века.

Особую остроту исследованию образа человека в культуре тоталитаризма придает и то, что в философии и культурологии существует множество определений культуры, десятки подходов к ее изучению, что зачастую приводит и к отказу от идеи поиска и утверждения какого-либо осмысления как наиболее верного, и к отказу от выделения и систематизации наиболее распространенных и перспективных в научном и практическом отношениях точек зрения на культуру, которые бы формировали наиболее целостное понимание культуры, отождествленной с формами духовного, политического и экономического саморазвития человека и общества, исходя из признания множества типов и форм культуры, располагающихся в определенной исторической последовательности и цикличности и в итоге образующих единую парадигму социокультурной эволюции человека.

По-видимому, можно выдвинуть гипотезу о том, что потенциал тоталитаризма или некоторая совокупность его элементов в той или иной степени присутствует во всех современных странах, во всех культурах и в мире в целом. Ведь сущность тоталитаризма в какой-то степени имеет естественную природу, как естественно всякое желание выразить интересы субъекта во властной форме. Предпосылки тоталитаризма коренятся в естественной природе человека, который выражает их во властной форме.

Таким образом, предлагается изучить и определить образ человека в культуре тоталитарного общества не как особый объект, подлежащий исследованию наряду с природой или обществом, а как культуру, в которой выражается стремление к безграничности и универсальности человеческого развития, так как культура есть весь мир, в котором человек находит себя и выражает свою родовую природу, свою сущность.

Степень теоретической разработки темы. Сама доктрина тоталитаризма (тоталитарного общества) как определенная модель общества прошла ряд этапов: от выдвижения идей в 20-х гг. её апологетами (Д. Джентиле и Б. Муссолини), через философско-художественные осмысления практики нацизма и сталинизма европейскими писателями (Ф. Боркенау, А. Кёстлером, А. Мальро, Дж. Оруэллом и И. Силоне), к созданию К. Фридрихом и 3. Бжезинским в 50-е гг. политологической модели тоталитаризма и последующей разработке шести, нами выявленных, относительно независимых, концепций тоталитаризма как определенного типа общества.

Проблема человека в тоталитарном обществе, как достаточно целостная и значимая, представлена только в двух из этих концепций тоталитаризма: первая из них, которая увязывает тоталитаризм с эмансипацией «массового человека» и выходом его на политическую сцену и образует сумму идей, высказанных Ф. Ницше, О. Шпенглером, X. Ортегой-и-Гассетом, Н. Бердяевым и К. Ясперсом; вторая из них, которая ставит проблему человека как проблему адаптации внутреннего психологического мира отдельного человека с окружающими и усложняемыми социальными условиями, была связана с Франкфуртской школой социальной философии, с именами Т. Адорно, Г. Маркузе и, особенно, Э. Фромма.

Анализ широкого спектра современных российских источников дает основание считать, что осмысление отечественными авторами (за редким исключением) проблемы тоталитаризма находится на западном уровне исследований 50-60-х гг. и охватывается только политологической парадигмой, в рамках которой собственно проблема человека в культуре тоталитарного общества не ставилась и соответственно не решалась и, следовательно, нуждается в постановке, рассмотрении и в раскрытии. Вместе с тем, ряд авторов (Абалкина М., Оболонский А. В., Ципко А., Шубкин В., Якимович А.), используя оценочно-описательный метод обращаются к проблемам человека в эпоху торжества сталинизма. Другие же авторы (Акиндин Ю., Бирюкова Е. А., Гаджиев К. С., Гуревич П. С., Иванов А. В., Кара-Мурза А. А., Молчанов М. А., Хмылев В. JI.) косвенно затрагивают проблему человека в тоталитарном обществе в контексте самостоятельных работ, где зачастую несовпадающие явления описываются при помощи схожей терминологии, что служит исходным пунктом последующих теоретических затруднений и ошибок. Вместе с тем, некоторые авторы (Ильин В. В., Кантор В. К., Сендеров В. А.) при анализе природы тоталитаризма, пытаются связать его с проблемой «личность и политика». И только Почепцов Г. Г., рассматривая мифологическое и символическое пространства тоталитаризма, выходит, на наш взгляд, на концептуальную высоту в определении ритуального пространственно-временного топоса человеческого существования в тоталитарном обществе. Таким образом, рассмотрение образа человека и его культуры в тоталитарном обществе как целостного социокультурного феномена XX века, имеющего только ему присущие черты и свойства, не нашло своего адекватного выявления и осмысления, что в значительной степени затрудняет решение самой проблемы рационального осмысления феномена тоталитаризма и всего комплекса вытекающих из него чудовищных метаморфоз человека, которые были связаны с актуализацией в нем иррационального, деструктивного и неадекватного построения личностной парадигмы в пространстве культуры. Представляется, что попытки разрешения общей проблематики тоталитаризма невозможны в сферах, обходящих вниманием человеческое бытие в культуре.

Цели и задачи исследования. Основной целью диссертационного исследования является формирование репрезентативного образа человека в контексте генезиса, развития и становления социально-культурного континуума тоталитарного общества с учетом влияния детерминирующих основ человеческой природы и его культуры, которые характеризуются единством модусов социального и культурного бытия человека. Для реализации данной цели предлагается поэтапно решить следующие задачи.

1. Используя имеющийся эмпирический и теоретический базис, провести целостный анализ различных теорий тоталитаризма. Выявить основные подходы к исследованию феномена тоталитаризма, провести разграничение научной терминологии, связанной с различным смысловым наполнением понятий «тоталитаризм», «тоталитарное общество», «тоталитарное сознание», с целью обнаружить подходы к решению антропологической проблематики.

2. Сформировать целостную экспликацию социально-культурного универсума, демонстрируя сущностные черты культуры тоталитарного общества.

3. Определить место человека в культуре тоталитарного общества, выявляя его социокультурный статус.

4. Выявить механизм формирования социально-антропологического континуума тоталитарной личности.

5. Исследовать сущностные основы тоталитарной десублимации в контексте реконструирования социально-культурной основы родовой природы человека.

Методологические основы исследования. В процесс формирования методологической программы исследования, которая была бы адекватной изучению проблемы человека в культуре тоталитарного общества, автор исходил из представлений о том, что системное и целостное научное знание о человеке и его культуре, включая определение самой предметной области исследования, находится в настоящий момент в рамках междисциплинарного исследования и изучается в рамках философии, культурологии, социальной психологии, политологии и других дисциплин. В этой ситуации именно обобщающий философский анализ позволит выявить специфику исследования и достичь интеграции частнонаучных знаний, которые бы дали возможность сформировать системное научное знание и выйти на определенную высоту в исследовании предмета диссертации. Поиск методологии явился значительной составной частью настоящего исследования.

В качестве его теоретико-методологической основы используется сложившаяся методология изучения сложноорганизованных объектов, в которой целостный подход сочетается с деятельностным подходом и теорией социального характера. При сочетании данных методологий культура выступает специфическим способом человеческой жизнедеятельности и рассматривается как реализующийся процесс в единстве его объективных и субъективных моментов, предпосылок и результатов.

Основу общего мировоззрения данного исследования составили идеи тех философов, которые обращались к наиболее глубинным культурно-социальным и антропологическим проблемам ХХ-го века. Это, в первую очередь, культурно-антропологически ориентированная философия, наука о человеке в том ее направлении, которая выявляет культуру как конкретно социальный и ментальный облик эпохи: историческая школа «Анналов», в поле зрения которой общая методология ментальности; философское направление, связанное с разработкой доктрины «массового общества и человека» (Освальд Шпенглер, Хосе Ортега-и-Гассет, Карл Ясперс, Ханна Арендт); представители Франкфуртской школы социальной философии (Теодор Адорно, Герберт Маркузе, Эрих Фромм).

С целью выявления психологических истоков тоталитаризма и демонстрации антропологических механизмов становления культуры тоталитарного общества используются труды фрейдистского и неофрейдистского направлений философского сознания, основывающиеся на психоаналитических принципах исследования человека, его места и роли в структурах общественных институтов, а также идеи философов экзистенциализма - Н. И. Бердяева, К. Ясперса и др., которые обращаются к экзистенциально-онтологическим противоречиям индустриальной эпохи. В эмпирическом базисе исследования используются исторические события и факты ХХ-го века.

Научная новизна и основные положения, выносимые на защиту.

Научная новизна исследования определяется постановкой актуальных и практически значимых задач по выявлению, разграничению и уяснению культурных основ тоталитаризма и тоталитарного общества. Практически впервые на основе целостного рассмотрения системообразующих элементов духовного мира человека, которые теснейшим образом увязаны с социальными структурами, предпринимается попытка создания образа человека в контексте тоталитарной культуры и жизнеустройства общественного континуума тоталитарного общества. При этом в процессе исследования:

1. Дается целостный философско-культурологический анализ теорий тоталитаризма и вычленяется их антропологическая проблематика.

2. Впервые предпринята попытка реализации целостной экспликации социально-культурного универсума тоталитаризма и демонстрации выстраивания особой антропологии как основы сущностных черт культуры тоталитарного общества.

3. Определяется смысловое место человека в социально-культурном континууме тоталитарного общества как субъекта и объекта смыслополагания, безусловно теряющего свою экзистенцию или трансформирующего свое бытийствование.

4. Выявляются сублимирующие и десублимирующие механизмы формирования социально-антропологического континуума тоталитарной личности.

5. На этой базе обращено исследовательское внимание на сущностные основы тоталитарной десублимации и показывается её противоположность родовой природе человека.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты исследования позволяют в значительной степени расширить научные представления о сущности явлений, обозначаемых терминами «тоталитаризм», «тоталитарное общество и государство», «тоталитарное сознание», укрепить их научный статус. Вследствие чего уточняются и расширяются представления о структурных социально-культурных компонентах личности, находящейся в тоталитарном обществе, а также деятельностных и системообразующих механизмах становления определенных социально-культурных типов реализаций бытия человека.

Материалы диссертации выстраиваются в спецкурсы «Культура тоталитарного общества», «Образ человека в культуре тоталитарного общества», предлагаемые к чтению по кафедре «Культурологии и истории» ТГПУ. Проблема тоталитарного государства и общества может составить целый раздел в курсе политологии, а в курсе философии тема «Тоталитаризм» могла бы быть основной для анализа типа тоталитарной личности в разделе «Личность. Типология личности», что до настоящего времени отсутствует или очень слабо представлено в читаемых курсах лекций и учебниках по философии, философской антропологии.

Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на теоретических семинарах аспирантов ТГПУ «Сибирская школа молодого ученого»; на всероссийском семинаре молодых ученых «Дефиниции культуры», проходившего в 1998 и 1999 гг. в ТГУ; на международном конгрессе «Наука, образование, культура на рубеже тысячелетий» в 1999 г.; на региональных научно-практических конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Сибирская школа молодого ученого» (Томск, 1998, 1999 2000 годах); на конференциях «Молодежь и наука: проблемы и перспективы» организованных педагогическим университетом в 1998 и 1999 гг. Отдельные материалы исследования были использованы автором для подготовки к семинарским занятиям педагогической практики и чтения пробных лекций в курсе культурологии и мировой художественной культуры.

Основные положения диссертационного исследования представлены в 9-ти публикациях автора.

Структура диссертации определяется целью исследования, его внутренней логикой и отражает последовательность решения поставленных задач. Работа состоит из введения, трех глав (главы состоят из двух параграфов), заключения и списка использованной литературы.

Заключение диссертации по теме "Религиоведение, философская антропология, и философия культуры", Михайличенко, Андрей Юрьевич

заключение

Детерминирующими факторами становления тоталитарного общества является формирование в самом обществе монистических социально-культурных систем, которые смогли утвердить свое господство. Данное господство, таким образом, характеризуется как дополнительное (помимо исторического, цивилизационного) подавление, налагаемое на человека при социализации его как личности, что вынуждает его формировать пространство своей культуры через два, одновременно взаимосвязанных и взаимоисключающих механизма: через сублимированное и десублимированное построение культуры. Эти методы характеризуются либо как процесс, при котором индивид вынужден сдерживать и(или) переключать свою естественную природу, отказываясь от органической реализации своего человеческого измерения в пользу реализации приемлемых целей в рамках определенно заданной системы общества, либо как процесс, при котором индивид формирует свою культуру на основе общего понижения и упрощения человеческой социальности до уровня архаического, где только и могут быть реализованы социокультурно предлагаемые цели тоталитарного общества. Определяется, что процесс сублимированного построения культуры является характерным для индустриального общества, а процесс десублимированного построения культуры является характерным для тоталитарного общества, где происходит замещение человеческого «Я-идеала» объектом. Таким образом, делается вывод о артефактовом характере культуры тоталитарного общества, так как она заставляет индивида подчиняться внешним целям и ослабляет проявление его деятельностно-родовой сущности, т.е. усиливает отчуждение.

Антропологически культура тоталитарного общества характеризуется тем, что одновременно ассоциированная человеческая практика и переживания индивида детерминируются акцентированной целостностью (тотальностью) идеи. Здесь воочию вскрылась противоречивость социальной практики тоталитарного общества, которое выходит за пределы понятия онтологического смысла бытия человека, потому что пространственно-временной топос тоталитаризма обладает совершенно иными чертами, чем экзистенциально-онтологическая сущность человека, что ведет к редуцированию сущностных и смыслообразующих проявлений человеческого в человеке.

В рамках социокультурной парадигмы тоталитарного общества выявлены и определены механизмы «воспитания нового человека», которые характеризуются как, соответственно, репрессивная сублимация и тоталитарная десублимация, способные деформировать и сознание человека, и спонтанные проявления его биологической природы. Было выявлено, что формы тоталитаризма как монополии неестественных и деструктивных форм социокультурного существования человека, натолкнулись на сопротивление альтернативных форм существования, содержащихся в жизненном мире и опыте человека. Тоталитарная социально-культурная парадигма наткнулась на невозможность прожить человеку все варианты своего трансцендирования в конкретно пространственно-временном топосе тоталитарной культуры. Человек в пространстве антикультуры тоталитарного общества лишен своей личностной индивидуальности, так как вынужден жить в отведенном ему способе существования. Тоталитаризм отчуждал бытие человека в свою пользу, так как человеческая телесность была помещена в желоб его витальных потребностей, сведенных до минимума, а человеческое сознание было доведено до абсурдного ориентирования на будущее. Разделение между «истинным» и реальным бытием человека стало неизбежным, свобода превратилась в проблему управления и выполнения приказов. Таким образом, тоталитаризм лишил человека возможности прожить свой настоящий момент в рамках своего жизненного (т.е. естественного и органического) мира.

Общим для оценки индустриальной эпохи, в которой, собственно, и произошло становление тоталитаризма, в его разных формах, является, на наш взгляд, осознание того, что индустриальное общество порождает разнообразные силы, враждебные прежде всего человеку как духовному существу. Становление тоталитарных моделей социокультурного жизнеустройства человека, именно в XX веке показало, что человеческая цивилизация иногда теряет способность подпитываться от плюралистических источников своего существования и развития. Пока проявлялись плюралистические начала существования, человек удерживался во времени, в истории, в своей самобытийности. Создав же сверхмощные средства контроля над природой и превратив ее в поставщика материалов и энергии, человек автоматически перенес эти сверхмощные средства в свой личностный мир, тем самым замкнул на себя все методы и приемы организованного единообразия. «Структура эксплуатации объективированной и поставленной в распоряжение природы повторяется внутри общества как в межличностных отношениях, ознаменованных через угнетение социальных классов, так и во внутрипсихических отношениях, ознаменованных репрессией против инстинктивной природы» [198, с. 56].

В качестве выводов следует, что утверждая себя субъектом нового и единообразного социокультурного проекта, человек сформировал особое представление о пространстве, создал феномен техники, секуляризировал мир как картину, проявил эдиполизированную психику (комплекс вины).

Если уничтожить у человека пространство для осуществления личности, то он окажется лицом к лицу только с опытом своей смерти, с опытом небытия. Именно тоталитарное государство это и есть, собственно, реализация этой возможности, уничтожение пространства для реализации человека, так как именно при тоталитаризме человек живет в особом пространстве, где осуществляется контроль над его жизнью. Данное социокультурное пространство характеризуется расчлененным состоянием, так как власть, определяя себя всеобщим эквивалентом как социальных методов и приемов, так и ценностей, растворяет себя в регуляторах и императивах организации индивидом границ для своего существования и осуществления.

В развитом индустриальном обществе скорость коммуникационных процессов значительно превосходит мощность и скорость жизненных процессов в физиологическом теле человека, что ведёт к разрушению телесности, к сдвиганию ее в формы небытия. В культуре тоталитарного общества пространство небытия, пространство смерти субъекта организовывается сугубо рационально-техническими способами, теми же средствами, какими конструируется пространство жизни субъекта.

Секуляризация мира человеком массы происходит на фоне общей утопической направленности мысли. Поскольку структурированная мысль и координированное действие находятся в решающей зависимости друг от друга, общая направленность мысли не может взять настоящее, принять его таким, каково оно есть и укоренить себя в нем со своими идеями.

Тоталитарные общества формируются особыми интеллектуальными методами, на основе которых деформируется психика человека в сторону комплекса вины, ощущающего ущербность человеческого рода. Такой комплекс делает человека абсолютно беззащитным перед любым властным «обвинителем». В идеальных моделях тоталитарного общества концентрационных лагерях методы деформации психики имеют радикальный характер. Они уничтожают в индивиде проявления человеческого, и именно поэтому уничтожают его индивидуальность и понижают его социальность, что является проявлением десублимации социального мира человека.

В диссертации представлено особое редуцирование (сублимированное становление) человеческого «Эго» развитого индустриального общества, даже имеющего некоторые демократические институты. Здесь не происходит радикализма коллективизма, как, например, при сталинизме, или радикализма индивидуализма, как при германском нацизме, а наблюдается процесс восхождения к повышающемуся стандарту жизни, т.е. восхождения к целям овеществленным (внеличностным), что в итоге превращает их из методов сублимированных в методы десублимированные, из методов, повышающих социальность человека, в методы, эту социальность резко понижающие. Это вызвано тем, что пытаясь сохранить общество за счет личности, жертвуя личностью «во имя общества» или формируя личностный универсум внеличностными (вещественными) средствами, общество ликвидирует себя в том своем качестве, в каком оно является обществом, в котором сосредоточивается социальность человека.

При становлении посттоталитарного общества, которым в данный период времени является наше общество, да и многие другие, на первое место выступает потребность в утверждении таких социально-культурных систем и феноменов, которые бы не несли в себе монистической сущности, причем, как показывает история, сущностное наполнение этих социально-культурных систем не имеет уж очень большого значения. Так получилось, что с начала Нового времени человечество отдавало предпочтение индивидуально ориентированной модели своего жизнеустройства и упорно экспериментировало только с нею. Глубинный кризис европейских индивидуально ориентированных социально-культурных систем на рубеже XIX - начала ХХ-го веков (неспособность к целостному снятию проблем циклических кризисов в процессе развития экономики, возникновение базисного противоречия между либерализмом и «технической реальностью», становление имущественной дистанционности между личностью и массами, усиление массовой отверженности аксиологических ориентиров идеологии предпринимательства) привел к радикальной переориентации на социально ориентированную систему и к радикальному экспериментированию только с нею. Монизм как способ жизнедеятельности индивидуально ориентированной системы, так и социально ориентированной системы и есть главный дефект тоталитарных культур.

Исследование позволяет делать выводы, что культура не является некой совокупностью определенных (высоких или низких) явлений, механизмов и ценностей, которые бы гарантировали человеку способность оставаться в своем антропологическом измерении, способность не сорваться в пределы его небытия. Сама культура есть явление, позволяющее человеку ощутить грань между своим человеческим бытием и небытием. Поэтому «вопрос не просто о культуре, не о культурно-исторических реалиях, а о реальных духовных наших запросах, или о человеке в культуре» [107, с. 78], позволяющих состояться и остаться человеком в культуре. Каждый человек, это прежде всего - проявление своего «Я», которое обладает определенной долей независимости от внешнего мира, природного и социального. Именно поэтому человек имеет свою собственную «лестницу развития», открывающую пространство, в плюралистических горизонтах которого личность реализует свои онтологические условия возможного, посредством обретения своего пути.

В ходе своего становления тоталитарное общество обнаружило формы подавления человеческой спонтанности и механизмы принуждения к деструктивным формам человеческого существования. Эти механизмы, сковывающие человека, формировались в общей парадигме индустриального общества и были социально-культурным продуктом именно данной эпохи. Представляется, что при переходе человека и общества к новым формам цивилизации (постиндустриальное и информационные общества) эти механизмы изменят свой облик, но, по сути дела, останутся формами подавления человеческой спонтанности и механизмами принуждения к деструктивным формам человеческого существования. Из этого следует, что перспективы дальнейшего исследования проблем свободы человека и его бытийных возможностей в мире лежат в плоскости изучения становления постиндустриальных и информационных обществ, где человек, освободившись от одних господствующих сил, может попасть под зависимость от других. Создавая для себя новые потребности и приобретая новые способности человек реализует их средствами, которые перечеркивают их свободный потенциал, потому что, как правило, инструменты технической производительности и рационализированного прогресса организуются в тоталитарную систему.

Такие новые проблемы возникнут при изучении антропологической проблематики в постиндустриальном и информационном обществах, при исследовании становления их производительности и продуктивности. В связи с этим исследование человеческого «Я», которое имеет конкретно исторический характер, проходит испытание временем через подробную детализацию и конкретизацию социокультурной парадигмой развития новых обществ.

Список литературы диссертационного исследования кандидат философских наук Михайличенко, Андрей Юрьевич, 2001 год

1. Абалкина М., Агеев В., Мак-Фарланд С. Авторитарная личность в СССР и США // Человек. 1990. №6. С. 110-118.

2. Аббаньяно Н. Мудрость философии и проблемы нашей жизни / Пер. с ит. -СПб.: Изд-во «Алетейя», 1998. 312 с.

3. Аббаньяно Н. Экзистенция как совесть // Вопросы философии. 1992. №8. С. 146-157.

4. Агурскуй М. Идеология национал-большевизма. Paris, 1980. 321 с.

5. Адорно Т. Типы и синдромы. Методологический подход // Социс. 1993. №3. С. 75-85.

6. Акиндин Ю. Подобие или пародия?: О свободе личности. // Философские исследования. 1995. №3. С. 277-303.

7. Арендт X. Истоки тоталитаризма / Пер. с англ. М.: ЦентрКом, 1996. 672 с.

8. Арендт X. Трагедия и современная эпоха // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1992. №1. С. 80-95.

9. Аристотель. Политика // Соч. В 4-х т. М.: Мысль, 1983. Т. 4. С. 375-644.

10. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993. 304 с.

11. Арон Р. Мнимый марксизм. М.: Прогресс, 1993. 384 с.

12. Баллестрем К. Г. Апории теории тоталитаризма // Вопросы философии. 1992. №5. С. 16-28.

13. Баллестрем К. Власть и мораль // Философские науки. 1992. №5. С. 16-28.

14. Барг М. Эпохи и идеи: Становление историзма. М.: Мысль, 1987. 342 с.

15. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. Избранные эссе. М.: Медиум, 1996. 240 с.

16. Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990. 224 с.

17. Бердяев Н. А. Судьба человека в современном мире // Новый мир. 1990. №1. С. 207-232.

18. Бердяев Н. А. Философия неравенства. М.: ИМА-пресс, 1990. 286 с.

19. Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989. 607 с.

20. Бжезинский 3. О природе и сущности тоталитаризма (материалы к курсу политологии) Составитель: В. JI. Хмылев, Изд-во ТГУ: Томск. 1995. 19 с.

21. Бирюкова Е. А. Личность в структуре власти (социально-философский анализ). Автореферат дисс. . канд. филос. наук. 09.00.11. М.: 1998. 16 с.

22. Бланшо Морис. Последний человек. СПб., 1997. 287 с.

23. Боббио Н. Интеллектуалы и власть // ВФ. 1992. №8. С. 162-171.

24. Больнов О. Ф. Философия экзистенциализма. СПб.: «Лань», 1999. 224 с.

25. Бофф Л. Теология несвободы и освобождения // Религия в изменяющемся мире. М. 1994. С. 207-223.

26. Бочаров В. К вопросу о культурно-психологических истоках русского тоталитаризма. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1992. Ч. 2. - вып. 1. С. 41-67.

27. Брахер К. Д. Актуальность понятия тоталитаризм // Тоталитаризм: что это было? М.: ИНИОН РАН, 1993. Ч. 2. С. 138-145.

28. Бурдерон Р. Фашизм: идеология и практика. М.: Прогресс, 1983. 165 с.

29. Бухарин Н. Будущему поколению руководителей партии // Реабилитирован посмертно. Вып. 1,2.- 2-е изд. М.: Юрид. литература, 1989. С. 168-169.

30. Вайнштейн О. Деррида и Платон: деконструкция логоса // Мировое древо. 1992. С. 50-72.

31. Ваксберг А. И. Нераскрытые тайны. М.: Изд-во «Новости», 1993. 304 с.

32. Василенко И. Политические процессы на рубеже культур. М.: «Эдиториал YPCC», 1998. 224 с.

33. Васильев В. А. Плюрализм и диалектическо-материалистический монизм // Философские науки. 1989. №11. С. 98-101.

34. Введение в психологию / Под ред. проф. А. В. Петровского. М.: Академия, 1996. 496 с.

35. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. 808 с.

36. Викторов Б. А. Без грифа «Секретно»: Записки военного прокурора. М.: Юридическая литература, 1990. 336 с.

37. Войнович В. Н. Москва 2042. М.: «Вся Москва», 1990. 350 с.

38. Восленский М. С. Номенклатура // Новый мир. 1990. №6. С. 205-230.

39. Восленский М. Феодальный социализм // Новый мир. 1991. №9. С. 184201.

40. Выготский JI. С. Фашизм в психоневрологии. М.: Биомедгиз, 1934. 28 с.

41. Гаджиев К. Политическая наука. М.: Междунар. отношения, 1996. 397 с.

42. Гаджиев К. С. Тоталитаризм как феномен XX века // Вопросы философии.1992. №2. С. 3-25.

43. Гаджиев К. Фашизм и большевизм: облики тоталитаризма // Тоталитаризм: что это такое? М.: ИНИОН, 1993. - Ч. 2. С. 156-184.

44. Галкин А. А. Германский фашизм. М.: Наука, 1989. 352 с.

45. Герасименко А. П. Очерки дихотомной типологии политических явлений. -Благовещенск: АмГУ, 1997. 205 с.

46. Гимпельсон Е. Г. «Военный коммунизм»: политика, практика, идеология. -М.: «Мысль», 1973. 296 с.

47. Гинцберг J1. И. Московские процессы 1936-1938 гг. Позиция деятелей международного коммунистического движения // Новая и Новейшая история. 1991. №6. С. 10-23.

48. Гозман JL, Эткинд А. Культ власти. Структура тоталитарного сознания // Осмыслить культ Сталина.- М.: Прогресс, 1989. С. 337-371.

49. Гозман J1. Я., Эткинд А. М. Метафоры или реальность? Психологический анализ советской истории // Вопросы философии. 1991. №3. С. 164-172.

50. Голомшток И. Н. Тоталитарное искусство. М.: Галарт, 1994. 296 с.

51. Гройс Б. Поиск русской национальной идентичности // Вопросы философии. 1992. №1. С. 52-60.

52. Гроссман В. Все течет // Октябрь. 1989. №6. С. 30-108.

53. Гуревич А. Я. Исторический синтез и школа «Анналов». М.: «Индрик»,1993. 328 с.

54. Гуревич П. Авторитарное сознание // Наука и религия. 1990. №7. С. 22-23.

55. Гуревич П. С. Философская антропология М.: Вестник, 1997. 448 с.

56. Гуревич П. С. Человек как объект социально-философского анализа // Философские науки. 1989. №11. С. 118-124.

57. Гусейнов А. Моральная демагогия как форма апологии насилия // Вопросы философии. 1995. №5. С. 5-12.

58. Давыдов Ю. Н. Тоталитаризм и тоталитарная бюрократия // Тоталитаризм и посттоталитаризм (статьи и подготовительные материалы) Кн. 1. М.: РАНИС, 1994. С. 8-127.

59. Джилас М. Лицо тоталитаризма. М.: Изд-во «Новости», 1992. 544 с.

60. Драганов М. XX век: волны диктатур // Философские науки. 1991. №2. С. 38-48.

61. Духовно-ценностные ориентиры массовых действий людей. Гродно, 1992. Ч. 1. 270 с.

62. Заводская И. Н. Эрих Фромм как историк тоталитаризма. Дисс. . канд. исторических наук. 07.00.09. Томск, 1997. 130 с.

63. Загладин Н. В. Тоталитаризм и демократия: конфликт века .// Кентавр. 1992. №3-5. С. 3-18.

64. Залыгин С. Культура, демократия и тоталитаризм // Новый мир. 1997. №8. С. 157-175.

65. Замятин Е. М. Мы. М.: Современник, 1989. 560 с.

66. Зиновьев А. Запад. Феномен западнизма. М.: Центрполиграф, 1995. 461 с.

67. Зиновьев А. Коммунизм как реальность. М.: Центрполиграф, 1994. 495 с.

68. Зыкова А.Б. Учение о человеке в философии Ортеги-и-Гассета. Крит, очерк. М.: Наука, 1978. 160 с.

69. Желев Ж. Авторитарный образ мышления и культ национального вождя // Диалог. 1991. №6. С. 56-66.

70. Желев Ж. Фашизм: Тоталитарное государство. М.: Новости, 1991. 336 с.

71. Жукоцкая А. В. Проблемы идеологии (социально-философский анализ). Автореферат дисс. . доктора филос. наук. 09.00.11. М.: 1998. 42 с.

72. Иванов А. В. Мифы и метаморфозы тоталитарного рассудка // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1993. №1. С. 24-40.

73. Игрицкий Ю. И. Концепция тоталитаризма: уроки многолетних дискуссий на Западе //История СССР. 1990. №6. С. 172-190.

74. Игрицкий Ю. И. Снова о тоталитаризме // Отечественная история. 1993. №1. С. 3-13.

75. Идеал, утопия и критическая рефлексия. М.: РОССПЕН, 1996. 302 с.

76. Ильин В. В. Человек в тоталитарном обществе // Социально-политический журнал. 1992. №6-7. С. 3-13.

77. Инкельс А. Личность и социальная структура // Социология сегодня. Проблемы и перспективы. М.: Прогресс, 1965. С. 271-301.

78. История и сталинизм. М.: Политиздат, 1991. 446 с.

79. История Советской Конституции в декретах и постановлениях Советского правительства 1917-1936. М.: «Советское законодательство», 1936. 408 с.

80. Кайзеров И. Доктрина персонализации власти // Социс. 1990. № 3. С. 7987.

81. Кайзеров И. Природа тоталитарной власти // Социс. 1989. №5. С. 42-52.82. 82.Кампанелла Ф. Город Солнца. M.-JL: Academia, 1934. 184 с.

82. Канетти Э. Масса и власть. М., 1997. 527 с.

83. Кантор В. К. Личность и власть в России: сотворения катастрофы // Вопросы философии. 1998. №7. С. 14-22.

84. Капустин М. П. От какого наследства мы отказались? // Октябрь. 1988. №5. С. 149-175.

85. Капустин М. П. Камо грядеши? // Октябрь. 1989. №8. С. 151-175.

86. Кара-Мурза А. А. Либерализм против хаоса // Полис. 1994. №3. С. 118-124.

87. Кёстлер А. Слепящая тьма: Политический роман М.: ДЭМ, 1989. 208 с.

88. Кириллов Н. П. Массовое сознание как объект социологического анализа (Вопросы теории и методологии). Дисс. . доктора филос. наук. 09.00.11. Томск, 1995. 325 с.

89. Киселев Г. С. «Кризис нашего времени» как проблема человека // Вопросы философии. 1999. №1. С. 40-50.

90. Клямкин И. Почему трудно говорить правду // Новый мир. 1989. №2. С. 204-238.

91. Кожаров А. Монизм и плюрализм в идеологии и политике. М.: Прогресс, 1976. 303 с.

92. Козловски П. Культура постмодернизма. М.: Республика, 1997. 240 с.

93. Козловски П. Общество и государство: неизбежный дуализм: Пер. с нем. -М.: Республика, 1998. 368 с.

94. Кон И. Психология социальной инерции // Коммунист. 1988. №1. С. 64-75.

95. Косич И. В., Миткинене Ю. В. Ханна Арендт. Философия и политика // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1991. №6. С. 79-92.

96. К пониманию социального отчуждения личности. Томск, 1989. 18 с.

97. Крэстава А. Власть и элита в обществе без гражданского общества // Социс. 1996. №4. С. 19-29.

98. Лебедев А. «Последняя религия» // ВФ. 1989. №1. С. 35-55.

99. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995. 313 с.

100. Лейбин В. «Модели мира» и образ человека М.: Политиздат, 1982. 255 с.

101. Ленин В. И. Государство и революция // Полн. собр. соч. Т. 33. С. 1-120.

102. Ленин В. И. Письмо к съезду // Полн. собр. соч. Т. 45. С. 343-348.

103. Ленин В. И. Победа кадетов и задачи рабочей партии // Полн. собр. соч. Т. 12. С. 271-352.

104. Мазуров И. Фашизм как форма тоталитаризма // Общественные науки и современность. 1993. №5. С. 39-52.

105. Макиавелли Н. Государь / Пер. с ит. М.: Планета, 1990. 84 с.

106. Мамардашвили М. К. Мысль в культуре // Философские науки. 1989. №11. С. 75-81.

107. Мамут Л. С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. М.: Наука, 1989. 233 с.

108. Мангейм К. Идеология и утопия. М.: Наука, 1976. 289 с.

109. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 41-174.

110. Марксизм: pro и contra. М.: Республика, 1992. 334 с.

111. Маркузе Г. Одномерный человек. М.: «REFL - book», 1994. 368 с.

112. Маркузе Г. Разум и революция. Гегель и становление социальной теории. -СПб.: «Владимир Даль», 2000. 342 с.

113. Маркузе Г. Эрос и цивилизация / Пер. с англ. Киев: «ИСА», 1995. 352 с.

114. Маслов Н. П. Идеология сталинизма: история утверждения и сущность (1929-1956). М.: Знание, 1990. 64 с.

115. Маслов Н. Н., Чистяков Н. Ф. Сталинские репрессии и советская юстиция //Коммунист. 1990. №10. С. 102-112.

116. Медведев Р. А. О Сталине и сталинизме. М.: Прогресс, 1990. 483 с.

117. Медведев Р. А. Они окружали Сталина. Томское изд-во, 1990. 288 с.

118. Медушевский А. И. Демократия и тирания в новое и новейшее время // Вопросы философии. 1993. №10. С. 3-23.

119. Менегетти А. Система и личность. М.: Серебряные нити, 1996. 128 с.

120. Миллс Р. Властвующая элита. М.: Изд. иностр. лит., 1959. 543 с.

121. Молчанов М. А. О национальных истоках тоталитаризма в СССР // Философская и социологическая мысль. 1991. №11. С. 32-37.

122. Мор Т. Утопия. М.-Л.: Academia, 1935. 237 с.

123. Нажмудинов Г. М. Проблема человека в немарксистской философии США XX века. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та. 1989. 164 с.

124. Неомарксизм и проблемы социологии культуры. М.: Наука, 1980. 352 с.

125. Никитин А. Г. Структура «Я» и «фундаментальная политическая альтернатива» // Вопросы философии. 1999. №12. С. 22-31.

126. Николаевский Б. И. Тайные страницы истории. М.: Изд-во гуманитарной литературы, 1995. 512 с.

127. Нольте Г. Сомнения в тоталитаризме // Век XX и мир. 1995. №5-6. С. 110115.

128. Нольте Г. Г. Фашизм и его эпоха // Тоталитаризм: что это такое? М.: ИНИОН, 1993. Ч. 1. С. 185-202.

129. О единстве партии (резолюция X съезда РКП(б) 8-16 марта 1921г.) // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференциях и пленумах ЦК. Т. 2. 9-е изд., доп. и испр. М.: Политиздат, 1983. С. 334-337.

130. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. М.: «Автор», 1991. 352 с.

131. Ортега-и-Гассет X. Восстание масс // Избранные труды. М.: Изд-во «Весь Мир», 1997. С. 43-163.

132. Ортега-и-Гассет X. Дегуманизация искусства и другие работы. М.: Радуга, 1991. 638 с.

133. Ортега-и-Гассет X. Размышления о технике // Вопросы философии. 1993. №10. С. 32-67.

134. Оруэлл Дж. 1984. Роман. Скотный двор. Сказка. Пермь: «КАПИК», 1992. 304 с.

135. Оруэлл Дж. Эссе. Статьи. Рецензии. Пермь: «КАПИК», 1992. 320 с.

136. Панарин П. С. Сентиментальность тоталитаризма и жестокосердие демократии // Вестник АН СССР. 1990. №11. С. 56-72.

137. Панина JI. Н., Кочетков В. В. Типы господства и развития демократии // Вестник МГУ. Философия. Сер. 7. 1993. №1. С. 57-67.

138. Петров Ю. В. Антропологический образ философии. Томск, 1997. 448 с.

139. Платон. Государство // Соб. соч. В 4-х т. М.: Мысль, 1994. Т. 1. С. 79-420.

140. Платонов А. П. Котлован: Избранная проза. М.: Кн. палата, 1988. 320 с.

141. Померанц Г. С. Иррациональное в политике // Вопросы философии. 1992. №4. С. 16-21.

142. Поппер К. Нищета историзма: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1993. 187 с.

143. Поппер К. Открытое общество и его враги. М.: Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. Т. 1- 448 е.; Т. 2. 526 с.

144. Почепцов Г. Г. Метафорическое пространство тоталитаризма // Философская и социологическая мысль. 1993. №11-12. С. 99-112

145. Почепцов Г. Г. Тоталитарный человек: Очерки тоталитарного символизма и мифологии. Киев: Глобус, 1994. 152 с.

146. Природа тоталитарной власти // Социс. 1989. №5. С. 42-52.

147. Приходько Д. Н. Отчуждение и пути его преодоления. Дисс. . доктора филос. наук. 09.00.11. Томск. 1995. 71с.

148. Райх В. Психология масс и фашизм. СПб.: Университетская книга, 1997. 381 с.

149. Райх В. Сексуальная революция. СПб.-М.: «Университетская книга», ACT, 1997. 352 с.

150. Ремизов В. А. Духовность как культурная ценность личности // Философские науки. 1997. №2. С. 158-161.

151. Рорти Р. Случайность, ирония и солидарность. М.: Русское феноменологическое общество, 1996. 280 с.

152. Рорти Р. Философия и зеркало природы. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1997. 320 с.

153. Рютин М. Н. Сталин и кризис пролетарской диктатуры // На колени не встану. М.: Политиздат, 1992. С. 113-252.

154. Салахов Э. X. Характер и судьба человека в философии Платона // Вопросы философии. 2000. №2. С. 101-114.

155. Сахаров А. Революционный тоталитаризм в нашей истории // Коммунист. 1991. №5. С. 60-71.

156. Сборник материалов по истории социалистического уголовного законодательства (1917-1937г). М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1938. 372 с.

157. Свинцов В. И. Коллективизация совести // Вопросы философии. 1992. №3. С. 10-17.

158. Сендеров В. А. Унижение и достоинство человека // Вопросы философии. 1998. №7. С. 31-38.

159. Смирнов И. П. Демократия в теории, тоталитаризм - на практике // Социально-политический журнал. 1992. №10. С. 3-14.

160. Смирнова Н. М. Интеллигентское сознание как предтеча тоталитарного менталитета//Полис. 1993. №4. С. 121-133.

161. Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ // Малое собрание сочинений. М.: Инком ИВ, 1991. Т. 5. 432 е.; Т. 6. 432 е.; Т. 7. 525 с.

162. Солженицын А. И. В круге первом. Омск: Книжное изд-во, 1991. 720 с.

163. Соловьева Г. Г. Негативная диалектика: (Два образа критической теории Т. В. Адорно). Алма-Ата: «Гызым», 1990. 192 с.

164. Социальная философия Франкфуртской школы (Критические очерки). Изд. 2-е доп. М.: «Мысль»; Прага, «Свобода», 1978. 359 с.

165. Сталин И. В. О правом уклоне в ВКП(б). Речь на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б). апрель 1929г. (стенограмма) // Сочинения. Т. 12. М.: Гос. изд-во полит, литература, 1949. С. 1-107.

166. Стариков Е. Н. Общество-казарма от фараонов до наших дней. -Новосибирск: Сибирский хронограф, 1996. 420 с.

167. Степун Ф. Борьба либеральной и тоталитарной демократии вокруг понятия истины //Вопросы философии. 1999. №3. С. 137-144.

168. Степун Ф. А. Мысли о России // Новый мир. 1991. №6. С. 201 239.

169. Сумбатян Ю. Г. Тоталитаризм как категория политической социологии // Социс. 1994. № i.e. 13-16.

170. Сушко С. А. Человек и ценности в философии Н. А. Бердяева и Ф. Ницше // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1991. №6. С. 61-70.

171. Сысоева Л. С. Историческая ограниченность философии марксизма // Философия: Учебное пособие для студентов. Томск, 1992. С. 102-109.

172. Сысоева Л. С. Новые смыслообразующие ориентиры массового сознания // Проблемы формирования общественного сознания в современных условиях. Томск, 1990. С. 6-7.

173. Тоталитаризм в Европе XX века. Из истории идеологий, движений, режимов. М.: Памятники исторической мысли. 1996. 540 с.

174. Тоталитаризм и посттоталитаризм: Статьи и подг. материалы. М.: 1994. Кн. 1. 174 е.; Кн. 2. 178-283 с.

175. Тоталитаризм и тоталитарное сознание. Вып. 2. Томск: Томский областной антифашистский комитет, 1998. 128 с.

176. Тоталитаризм и тоталитарное сознание. Вып. 3. Томск: Томский областной антифашистский комитет, 2000. 128 с.

177. Тоталитаризм как исторический феномен. М.: Философ, о-во СССР. 1989. 396 с.

178. Тоталитаризм: что это такое? Исследования зарубежных политологов. ИНИОН, 1993. Ч. 1. 214 е.; Ч. 2. 275 с.

179. Троцкий Л. К истории русской революции. М.: Политиздат, 1990. 447 с.

180. Трубецкой Е. П. Социальная утопия Платона. М. 1908. 111 с.

181. Умер ли марксизм? //Вопросы философии. 1990. №10. С. 19-51.

182. Федотов Г. П. Судьба и грехи России. В 2-х тт. СПб.: София, 1991. 352 с.

183. Фейербах Л. Основы философии будущего. М.: Гос. изд-во, 1936. 192 с.

184. Фоменко JI. П. Человек в философской прозе А. П. Платонова. Калинин: КГУ, 1985. 71 с.

185. Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // Я и Оно: Сочинения. М.: «ЭКСМО Пресс»; Харьков: «Фолио», 1999. С. 861-914.

186. Фрейд 3. Очерки по психологии сексуальности //Я и Оно. С. 529-708.

187. Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого «Я» // Я и Оно. С. 769838.

188. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: «ACT-ЛТД», 1998. 672 с.

189. Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. / Пер. с англ. Минск: «Попурри», 1998. 672 с.

190. Фромм Э. Душа человека. М.: ACT-ЛТД, 1998. 662 с.

191. Фромм Э. Мужчина и женщина М.: ACT, 1998. 510 с.

192. Фуко М. Слово и вещи. Археология гуманитарных наук. М.: Прогресс, 1977. 488 с.

193. Фуре В. Н. Философия незавершенного модерна Юргена Хабермаса. -Минск: ЗАО «Экономпресс», 2000. 224 с.

194. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М.: Academia, 1995. 245 с.

195. Хабермас Ю. Модерн незавершенный проект // ВФ. 1991. №4. С. 40-52.

196. Хабермас Ю. Теория коммуникативного действия // Вестник МГУ. Сер. 7. 1993. №4. С. 43-63.

197. Хайдеггер М. Бытие и время. М.: Ad Marginem, 1997. 452 с.

198. Хайек Ф.А. Дорога к рабству. М.: Экономика. МП Эконом, 1992. 176 с.

199. Хайек Ф. Пагубная самонадеянность: Ошибки социализма. М.: Новости, 1992. 304 с.

200. Хевеши М. А. Политика и психология масс // Вопросы философии. 1999. №12. С. 32-43.

201. Хлевнюк О. В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М.: Республика, 1992. 270 с.

202. Хмылев В. Л. Феномен тоталитаризма: генезис, сущность, формы (социально-философский анализ): Автореферат дисс. . канд. филос. наук. 09.00.11. Томск, 1998. 17 с.

203. Хюбшер А. Мыслители нашего времени (62 портрета). Справочник по философии Запада XX века. М.: Изд-во ЦТР МГП ВОС, 1994. 312 с.

204. Ципко А. Истоки сталинизма // Наука и жизнь. 1988. №11. С. 40-48; 1989. №1. С. 46-56; №2. С. 53-61.

205. Ципко А. С. Насилие лжи или как заблудился призрак. М.: Молодая гвардия, 1990. 271 с.

206. Ципко А. Хороши ли наши принципы? // Новый мир. 1990. №4. С. 173-204.

207. Чалидзе В. Иерархический человек. М.: «Терра», 1991. 204 с.

208. Чаликова В. Тоталитарная личность: судьба символа // Знание сила. 1992. №10. С. 113-118.

209. Человек в мире интеллектуальных систем. Новосибирск: Б. и., 1990. 209 с.

210. Человек и его бытие как проблема современной философии: Крит, анализ некоторых буржуазных концепций сб. статей. М.: Наука, 1978. 278 с.

211. Человек и его символы. М.: Серебряные нити, 1996. 367 с.

212. Человек и его ценности. М.: ИФАН, 1988. Ч. 1. 139 е.; Ч. 2. 145 с.

213. Человек и культура: индивидуальность в истории культуры: Сб. ст.. М.: Наука, 238 с.

214. Человек. Культура. История: Сб. статей. Саратов, 1993. 141 с.

215. Человек: Мыслители прошлого и настоящего о его жизни и бессмертии. -М.: Республика, 1995. 528 с.

216. Человек: Образ и сущность (Гуманистические аспекты). Человек и власть. Ежегодник 3. М.: ИНИОН РАН, 1992. 236 с.

217. Чернов Г. Ю. Социально-массовые явления: исследовательский подход. Автореферат дисс. . канд. филос. наук. 09.00.11. М.: 1998. 16 с.

218. Шаламов В. Несколько моих жизней: Проза. Поэзия. Эссе. М.: Республика, 1996. 479 с.

219. Шелер М. Избранные произведения / Пер. с нем. М.: Гнозис, 1994. 413 с.

220. Щербинин А. И., Щербинина Н. Г. Политический мир России. Томск: Изд-во «Водолей», 1996. 256 с.

221. Щербинина Н. Г. Героический миф тоталитарной России. Томск: КЦ «Позитив», 1998. 104 с.

222. Шефер М. Социальная философия и философия истории К. Поппера // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1994. №3. С. 29-51.

223. Ширер У. Взлет и падение третьего рейха: В 2-х т. Пер. с англ. М.: Воениздат, 1991. Т. 1. 651 е.; Т. 2. 526 с.

224. Шпенглер О. Закат Европы. Новосибирск: ВО Наука. 1993. 592 с.

225. Шубкин В. Грустная правда // Новый мир. 1991. №6. С. 174-200.

226. Эннкер Б. Советский культ вождей: между мифом, харизмой, общественным мнением // Вестник МГУ. Сер. 12. 1994. №5. С. 13-24.

227. Эфиров С. А. Итальянская буржуазная философия XX века М.: Мысль, 1968. 268 с.

228. Якимович А. К. Тоталитаризм и независимая культура // Вопросы философии. 1991. №11. С. 16-25.

229. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994. 528 с.

230. Adorno Т. Asthetische Theorie. Frankfurt-am-Main: Suhrkamp, 1970. 575 S.

231. Adorno T. W. and others. The Authoritarian Personality. N. Y.: W. W. Norton and Company. 1969. 990 p.

232. Meverhoft H. Freud and Ambiguity of Culture // Psychoanalysis and History. N. Y.: Grosset and Dunpal, 1971. P. 56-68.

233. Sorokin P. The crisis of age: The social and cultural outlook. New York: Dutton, 1941. 338 p.

234. Totalitarismus im 20. Yahrhundert. Eine Bilanz der internationalen Forschung Hrsg. Echhard Yesse. Bonn. 1966.

235. Totalitarismus und Faschismus: Eine wissenschaftliche und politische Begriffskontroverse. Kolloquiwum im Institut fur Zeitgeschichte am 24. November 1978. Munchen und Wien: Oldenbourg Verl., 1980. 89 S.

Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций (OCR). В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания.
В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Автореферат
200 руб.
Диссертация
500 руб.
Артикул: 137867